Летопись самовидца о войнах Богдана Хмельницкого/1846 (ДО)/Летописец в Малой России прежде Хмельницкого бывших гетманов и при них действия

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Лѣтопись Самовидца о войнахъ Богдана Хмельницкаго и о междоусобіяхъ, бывшихъ въ Малой Россіи по его смерти
Лѣтописецъ въ Малой Россіи прежде Хмелницкаго бывшихъ гетмановъ и при нихъ дѣйствія

авторъ неизвѣстенъ, переводчикъ неизвѣстенъ
Языкъ оригинала: украинскій. Названіе въ оригиналѣ: Літопис Самовидця про війни Б. Хмельницького і про міжусобиці, які сталися в Малій Росії по його смерті. — Опубл.: 1846. Источникъ: Commons-logo.svg Лѣтопись Самовидца о войнахъ Богдана Хмельницкаго. — М.: Университетская Типографія, 1846. — С. 1—6.

Редакціи


[1]

ЛѢТОПИСЕЦЪ
ВЪ МАЛОЙ РОССІИ
ПРЕЖДЕ ХМЕЛНИЦКАГО БЫВШИХЪ ГЕТМАНОВЪ
и при нихъ дѣйствія.

Когда послѣ самодержавія великаго князя Владиміра и междуусобнаго сыновъ его убійства, такожъ послѣ великаго разоренія, Батыемъ нанесеннаго, нескоро Гедымъ[1], великій князь литовскій, пришедши на Кіевъ, побилъ надъ рѣкою Ирпенемъ князей рускихъ и прилучилъ къ своей землѣ княженіе Кіевское, постановивши въ немъ намѣстника Миндона князя Олшанскаго, то съ тѣхъ поръ Литва обладала Кіевомъ ажъ до смерти князя Симеона Олельковича, который церковь Печерскую, чрезъ 230 лѣтъ по Батыи пустовавшую, обновилъ.

Въ 1340 року, по смерти князя Олельковича, король польскій Казимиръ I княженіе Кіевское на воеводство перемѣнилъ и всю Малую Россію на повѣты роздѣлилъ; изъ Русиновъ постановилъ воеводы, каштеляны, старосты, судіи и протчіи урядники и многихъ рускихъ людей честію и волностію польскимъ чиновникамъ и шляхтѣ соравнилъ и наслѣдниками своими присягою утвердилъ. И потомъ король 1 Яггелонъ[2], 2 Владиславъ Яггеловичъ, 3 Александръ Казимировичъ, ажъ до 1410 року, тіе жъ права, отъ I Казимира Руси наданные, при коронаціяхъ своихъ присягою подтверждали и держали ненарушимо, а Жикгимонтъ I[3] и по немъ другіе короли польскіе въ подтвержденіе давнихъ правъ ихъ козацкихъ и привилегіи свои давали имъ.

И въ 1506 року первый былъ гетманъ войскъ запорожскихъ изъ фамиліи сенаторской именуемый Прецславъ[4] Лянцкронскій. Сей многократно землю Турецкую съ козаками щастливо воевалъ. За сего гетмана и за короля полскаго Жикгимонта I козакамъ за службы ихъ давано волности и привернено землю, которую король полскій Казимиръ I, въ року 1340, заобладавши, изъ княженія Кіевскаго воеводство учинилъ, выше и низше пороговъ по обоихъ сторонахъ Днѣпра во владѣніе вѣчное, дабы Туркамъ и Татарамъ на Рускую землю козаки нападать не допускали.

Послѣ того былъ гетманъ запорожскій князь Димитрій Вишневецкій.

А того послѣ былъ же гетманъ запорожскій князь Евстафій Ружинскій. [2]

По доволномъ же времени Ляхи, владѣящія Кіевомъ и Малою Россіею, усовѣтовали въ работѣ и подданствѣ людей Малоросійскихъ Украинскихъ держать. Но которыи не пріобыкли невольничей службѣ, обрали собѣ мѣсто пустое около Днѣпра низше пороговъ днѣпровскихъ на житло, где въ дикихъ поляхъ упражняяся звирными ловлями, также и рыбными, при томъ и безсурманъ на морѣ розбивали, называяся козаками отъ древнихъ Козаровъ, рода того жъ Руского, при Какганѣ еще бывшихъ.

1516 року, за отшествіемъ вышпомянутаго короля Жикгмонта I, въ Москву великаго государя россійскаго воевать, ханъ татарскій Мелинъ Гирей, напавши на Рускую землю, огнемъ, мечемъ и плѣненіемъ многіе мѣста разорилъ. Тогда возвратясь изъ походу, король собралъ охотные войска, якъ Поляковъ, такъ и козаковъ, которые, повоевавши Бѣлгородъ, и воротяся съ добычами, какъ на нихъ напали Турки и Татаре, хотячи отнять корысти, такъ еще и тѣхъ нападшихъ Турковъ и Татаръ побѣдили. И зъ того времени нетокмо козаки козаками, и Поляки названы были козаками, акибы волными безплатными жолнѣрами. Да съ того жъ времени козаки въ храбрость и силу произойшли, воюя часто на Турковъ, и въ тѣхъ войнахъ жаждѣ и алчбѣ, морозу и зною приобыкли, а жилище свое прозвали Ко́шемъ или Сѣчею. Какимъ же порядкомъ жили и нынѣ еще живутъ и какое у нихъ оружіе и пища, о семъ всякому извѣстно можетъ быть. Да они жъ въ покои жити никогда не любятъ, но и для малой корысти великую нужду подымаютъ и море, было, преплавати отважуются и, суднами подъѣздя подъ турецкія городы и разоряя оные, съ корыстьми до Коша возвращаются. И для такихъ воинскихъ дѣлъ ихъ не возгнушалися изъ высокихъ фамилій персоны быть у нихъ гетманами, какъ выше описано.

Послѣ того былъ гетманомъ запорожскимъ козакъ Венжикъ Хмелницкій и побилъ великую Орду подъ Заславемъ на Волыню [5], 1534 году.

Опослѣ же, при королѣ полскомъ Генгрѣки Французѣ, былъ гетманъ запорожскій Свѣрговскій [6], который съ Иваніемъ, господаремъ волоскимъ по 14 щасливыхъ имъ на обѣихъ войнахъ на Турковъ, наостатокъ отъ Турковъ въ Волохахъ убитъ зосталъ съ всѣмъ войскомъ.

1576 року былъ гетманъ Богданко. Сей повоевалъ Крымъ.

При Стефанѣ же Баторіи, королѣ польскомъ, въ томъ же 1576 годѣ, козаки въ лутшій порядокъ устроены, который, ради ихъ мужества, поставилъ самъ имъ гетмана, давъ ему хоруговъ, бунчукъ, булаву и печать съ гербомъ, то есть рыцеръ съ самопаломъ, на головѣ колпакъ перекривленный и рогъ при боку, а арматъ и военныхъ припасовъ, воюя Турковъ, сами добули себѣ. Да тотъ же король Баторій и старшину войсковую въ нихъ учредилъ: обозныхъ, судей, писарей, асауловъ, полковниковъ, сотниковъ и атамановъ, и еще, опрочъ ихъ же стариннаго [3]синодоваго[7] города Чигирина, далъ Терехтемировъ съ монастыремъ для зимовыхъ квартиръ, а платилъ всякому въ годъ по червонцу золотому и по кожуху.

Въ то время козаки, напавши на Азію, на 1000 миль повоевали, Трапезонтъ взяли и изсѣкли, Синопъ до фундаменту опровергли и подъ Константинополемъ корысти побрали. Видячи же король Баторій, началъ и самъ опасоватися ихъ и хотѣлъ всѣхъ выгубити. Но козаки, познавши королевскій замыселъ, первые отъ кочевискъ своихъ пошли къ Донскимъ и тѣмъ самимъ болшій еще Полякамъ страхъ задали, а потомъ знову въ луги днѣпровскіе прійшли и войною противъ Татаръ забавлялися попрежнему.

1577 року гетманъ былъ козакъ славный Подкова. Произведенъ на господство волоское съ помочю Шаха гетмана, изгнавшаго съ господарства Петра воеводу. Но и сего Подкову, когда по двукратной его съ козаками надъ Волохами побѣдѣ, не похотѣлъ самъ волоскимъ воеводою быть, не повѣрась Волохамъ, и пришелъ на Подоле, где Ляхи, лестно поймавши, отослали до короля, который повелѣлъ ему Подковѣ голову отсѣкти въ Львовѣ. Тѣло же его козаки въ Каневскомъ монастырѣ погребли.

Да въ томъ же 1577 годѣ былъ гетманъ запорожскій помянутый Шахъ, при которомъ козаки, мстячися за Подкову, многіе бѣды Волохамъ нападками дѣлали.

Опослѣ былъ гетманъ Скалозубъ. Сей отъ Турковъ на морѣ пропалъ.

А въ 1593 року былъ соборъ нѣкоторыхъ архіереовъ рускихъ, именно: митрополита Михайла Ракозы[8] и другихъ епископовъ, въ Брестѣ Литовскомъ для уніи съ римскою вѣрою, которую и постановили, поклонившись папѣ, а благословеніе цареградскаго патріархи оставили. За что шляхтичъ Косѣнскій[9], когда по благочестію возревновалъ и, козацкимъ гетманомъ учинившися, сталъ воевать Ляховъ, тогда онаго подъ Пяткою Ляхи убили 1594 года.

1597 року, за тую жъ Унію взявшися потомъ противъ Ляховъ Гетманъ Запорожскій Наливайко, съ козаками Слуцкъ и Могилевъ спаливъ и Ляховъ многихъ побилъ. Но онаго гетмана[10] коронный Жолковскій подъ Лубнями, на урочищѣ Солоницѣ, поймавъ и съ нимъ полковника Лободу и Мазепу якогось отослалъ въ Аршаву[11], где его на мѣдномъ волу спалено. И зъ тѣхъ поръ война межъ козаками и Ляхами начиналась.

Петръ Конашевичъ Сагайдачный гетманомъ озвался, который съ козаками Кафу, турецкій городъ, надъ моремъ звоевалъ и, многихъ христіанъ оттуду освободивши, съ богатыми корыстьми вернулся.

Въ 1620 року, за Жикмонта III, короля полскаго, гетманъ Жолковскій ходилъ съ козаками украинскими на Цоцору противъТурковъ, где и Михайло Хмелницкій былъ надъ козаками сотникомъ, который прежде сего, при нѣкоторомъ Иванѣ Даниловичѣ, старостѣ чигиринскомъ, писаремъ былъ зборовъ податей и [4]оженился и родилъ сына Зѣновія, послѣ названнаго Богданомъ, котораго отецъ измолоду въ наученіе руское, потомъ и въ латынское отдалъ а во время помянутаго походу туда жъ на Цоцору и сынъ Хмелницкаго пойшолъ съ отцемъ на войну. Между симъ были гетманы запорожскіе Самойло Кушка, котораго Турки живаго въ полонъ взяли, а по немъ Бородавка. На Цоцорѣ же, когда Османъ, царь турецкій, избилъ Ляховъ, то и Михайла Хмелницкаго убито тамъ, а сына его Зѣновія въ полонъ взято, откуду по двохъ годахъ выкупленъ ясыромъ татарскимъ.

1621 року Сагайдачный паки учиненъ гетманомъ, который, убивши гетмана Бородавку и собравши 6000 реестровыхъ козаковъ (бо уже такому только числу козаковъ опредѣлено быть, а протчіихъ всѣхъ въ подданство повертано), ходилъ съ Ляхами подъ Хотѣнь[12] на Турка, котораго тамъ и побѣдили. Помянутый Петръ Сагайдачный гетманъ, ктиторъ Кіево-Братскаго монастыра и школъ[13], умеръ же тамъ въ Братствѣ и погребенъ, 1622 года.

Около сихъ годовъ князь Острогскій Константинъ Ивановичъ, котораго статуя въ Печорскомъ монастырѣ имѣется мраморная, за общенародные обиды рускіе супликовалъ до всего сенату, такожде и король шведскій, а полскій королевичь, Владиславъ до трибуналу.

1628 року, ради великихъ тягостей и озлобленій, нетокмо козакамъ, но и церквамъ рускимъ, отъ Поляковъ творимыхъ, повставши козаки на ихъ, обрали гетмана Тараса, и, учинивши съ Ляхами баталію подъ Переясловлемъ, множество Ляховъ побили и примирилися.

Року 1629, Зѣновій Михайловъ сынъ Хмелницкій, при другихъ вѣрныхъ службахъ своихъ въ королевствѣ Полскомъ, двохъ Кантимировъ живо до короля привелъ, за что имѣлъ у короля особливую милость, ибо изъ природы былъ разуменъ и полатынѣ изученъ. Общенародное о Русѣ челобите, а паче отъ козаковъ, зъ великимъ жалемъ въ крывдахъ и утѣсненіяхъ, Ляхами дѣючихся, посылано на енералный сеймъ въ Варшаву, но ничего по тому облегченія не получено.

1632 года еще былъ гетманъ нѣкоторый Семенъ Перевязка.

Между тѣмъ въ року 1634 король подъ Смоленскомъ взялъ Шеина съ войскомъ великороссійскимъ и донскимъ, и съ арматами и съ обозомъ, и нѣмецкую пѣхоту съ командиромъ Александромъ Аеславусемъ[14], где при войску полскомъ и козацкое, въ томъ числѣ помянутый Зѣновій Хмелницкій найдовался. Да тогда жъ Поляки, пошедши далѣе въ Москву, облегли городъ Беліовъ[15] и тамо миръ, своей сторонѣ полезный, съ великимъ государемъ россійскимъ здѣлали.

Когда же Ляхи, мстячися на козаковъ, изнову начали ихъ зѣло озлоблять и хватая явно вбивать, тогда козаки, паки збунтовавшись, выбрали себѣ гетмана Павлюка и здѣлали войну подъ Кумейками, где отъ гетмана короннаго [5]Конецполскаго побѣждены, а протчіи подъ Боровицею примирилися, 1637 году, декабря 6 дня.

1638 року вскорѣ Поляки, гетмана Павлюка поймавъ, въ Варшавѣ голову отксѣкли и на палю взбили. Видя же козаки; что Ляхи умыслили ихъ всѣхъ выгубить, знову поставили межъ собою гетмана Острани́цю, придавши къ въ нему помощь козака Гу́ню, и въ степу, надъ рѣкою Старицею, войною Ляховъ побѣдили, где уже Ляхи, миръ учинивши съ козаками, присягли, что не будутъ волностей ихъ нарушать и не мститимутся. Но потомъ, присягу зломивши, Острани́цю и Гуню убили въ Варшавѣ, а Кизима[16] сотника кіевскаго съ сыномъ его на пали взбили и многихъ знатныхъ четвертовали, а иннихъ на гака́хъ вѣшали. И зъ того времени всякую свободу козакамъ отняли и тяжкіе и вымыслные подати наложили необычно, церкви и обряды церковные жидамъ запродали, дѣтей козачихъ въ котлахъ варили, жонка́мъ перси деревомъ вытискали, и протчая, и протчая.

Въ томъ же року 1638 собралися были козаки съ Полторакожу́хомъ гетма́номъ на Ме́рлѣ, но тамъ разбѣглися, послышавши о приходѣ князя Вышневецкаго. Однакожъ тогда и безъ войны Поляковъ многое число погибло отъ жестокихъ морозовъ.

Гетма́нъ коронный Конецполскій, опасаючися, чтобы козаки не собралися на Запорожьѣ для по́мсты, устроилъ надъ порогомъ городъ Кодакъ и осадилъ Нѣмцами полскими для поскромленія козаковъ. При которомъ гетманѣ Конецполскомъ, подъ бытность его само́го въ Кодаку́, и Зѣновій Михайловъ сынъ Хмелницкій съ протчими козаками найдовался, и на вопросъ гетманскій: „Угоденъ ли же вамъ, козакамъ, Кодакъ сей?“ отвѣтствовалъ полатынѣ, что ничего рукою человѣческою сотвореннаго нѣтъ, жебы не могло быть разорено.

1640 року былъ еще гетма́нъ козацкій Булю́къ, на которомъ Ляхи гетманство запорожское окончивши, наслали козакамъ, вмѣсто гетмана, комисаровъ и вождовъ своея лядскія державы, породы и вѣры, которые, для своего зыску и прихотей, такъ были козаковъ утѣснили, яко ле́дво кто имѣлъ что либо свое собственное въ дому, опрочъ жены, якъ и сами описали.

Между симъ имѣлъ Зѣновій Хмелницкій землю Суботовъ, отцу его Михайлѣ отъ вышпомянутого Даниловича, старосты чигиринскаго, наданную, и за поворотомъ отъ короля, въ надѣю службы отческой, въ которой на войнѣ отъ Турковъ и убитъ, также и для своихъ услугъ, на означенной землѣ поселилъ людей, чему подстаростій чаплинскій позавидѣвши, обнесъ старостѣ чигиринскому, „недостоитъ де простому козаку въ слободѣ селитися“,[17] и потому староста оную слободу отнялъ у Хмелницкого и далъ Чаплинскому во владѣніе 1647 року. И за тое Хмелницкій, оскорбився зѣло, сказалъ: „Еще де козацкая мати не уме́рла; не все и Чаплинскій забралъ, когда еще есть шабля въ рукахъ“. А Чаплинскій, сіе послышавши, [6]Хмелницкого въ турму велѣлъ вкинуть, сына же его Тимоша́ въ два кія посередъ города бити; и зале́дво по прошенію жены Чаплинскаго изъ турмы Хмелницкаго выпущено.

Того жъ року король Владиславъ, по плачевному козацкому челобитю въ обѣдахъ несказанныхъ, написалъ листъ, за своею королевскою печатю до Барабаша́, асаула войскового, въ тѣ слова: „Ежели де жолнѣры есте добрые, шаблю и силу имѣете, и что вамъ за себе стать воспящаетъ?“ Какій королевскій листъ Зиновій, да онъ же и Богда́нъ, Хмелницкій досталъ фортелно у Барабаша́, во время дытыны его воспріемникомъ бывшаго, и вычитавъ предъ козаками и усовѣтовалъ ступать на Запорожже, и рушилъ декабра 7 дня, 1647 года, первѣе въ островъ Бу́чный[18], потомъ въ Рогъ Мики́тинъ, где найшолъ козаковъ съ 300 человѣка, съ которыми въ Сѣчи жолнѣровъ полскихъ всѣхъ выколовъ, послалъ до Исламъ Гирея хана помочи просить на Ляховъ, и выпросилъ.

По веснѣ гетма́нъ коронный и каштелянъ Павелъ Потоцкій комендировалъ сына своего Стефана въ 6-ти тысячахъ Ляховъ полемъ, а Барабаша́, учинивши за присягою гетма́номъ запорожскимъ, въ 6-ти тысячахъ реестровыхъ козаковъ водою Днѣпровою, при жолнѣрахъ нѣмецкихъ, зовемыхъ гусарія, на Запороже выправилъ ловить тамъ и разгромить Хмелницкаго; ибо знову для збунтовавшагося Хмелницкого козакамъ гетма́нство привернено въ концу 1647 року. Но Хмелницкій выйшолъ съ луговъ въ поле на Жовтые Воды, первые послалъ Дандру[19] до реестровыхъ козаковъ къ Днѣпру перемовлять ихъ на свою сторону, и перемолвилъ. Где заразъ Барабаша́ Фило́нъ Джеджелій скололъ сонного, а потомъ и всю старшину ихъ и полковниковъ лядскихъ то побили, то потопили ихъ драгуніею нѣмецкою, Ляхамъ измѣнившею, до Хмелницкого прійшли[20]. И тамъ когда генералъ, сынъ Потоцкого наспѣлъ съ войскомъ своимъ до Жолтыхъ Водъ, тотъ часъ баталія здѣлалась, и прогнали Ляховъ къ Княжимъ байра́камъ, где Потоцкій убитъ зосталъ, а съ нимъ и комисаръ козацкій, и войско его иное въ полонъ взято, въ томъ числѣ и Шемберка и Сапѣгу съ протчіими козаками и полковниками, а иныхъ посѣчено съ помочію Татаръ, туда до Хмелницкаго прибувшихъ съ Тугабе́емъ мурзою. Тамъ же и Ивана Виго́вскаго Хмелницкій въ полонъ взялъ, что сталося въ року 1648, мая 2 дня.

Послѣ же того что происходило, нижей сего въ лѣтописцѣ Хмелницкого пространно и ясно и удивително показанно и явствуетъ всіо[21].

Примѣчанія[править]

  1. Въ Великорусскомъ переводѣ Годиманъ.
  2. ВР. п. Ягело.
  3. ВР. п. Жикгмонтъ I.
  4. ВР. п. Прѣцловъ.
  5. ВР. п. на Волынѣ.
  6. ВР. п. Саерговскій.
  7. Въ ВР. п. переведено „окладнаго.“
  8. ВР. п. Рогозы.
  9. ВР. п. Косинскій.
  10. ВР. п. Гетманъ.
  11. ВР. п. Варшаву.
  12. ВР. п. Хотинъ.
  13. ВР. п. и притомъ монастырѣ основатель школъ Латинскихъ.
  14. ВР. п. Лесліемъ Англичаниномъ.
  15. ВР. п. Белѣвъ.
  16. ВР. п. Казимера.
  17. ВР. п. Не надлежитъ, де, простому козаку населять слободы.
  18. ВР. п. Бучки.
  19. ВР. п. Ганжу.
  20. ВР. п. Драгунія Нѣмецкая, Полякамъ измѣнивши къ Хмельницкому пришла.
  21. До сихъ поръ лѣтопись писана кѣмъ-то другимъ; это видно и по особенности языка, и потому, что описанное здѣсь начало войны Хмельницкаго, повторяется далѣе, съ большими только подробностями. Примѣч. П. Кулѣша.