Макбет (Шекспир; Кронеберг)/ПСС 1902 (ДО)/2

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Макбетъ
авторъ Шекспиръ (1564—1616), пер. А. Кронебергъ (1814—1855)
Языкъ оригинала: англійскій. Названіе въ оригиналѣ: The Tragedy of Macbeth. — Источникъ: Commons-logo.svg Шекспиръ. Полное собраніе сочиненій. — Санктъ-Петербургъ: Брокгаузъ-Ефронъ, 1902. — Т. 3. — С. 457—502.

Редакціи



[466]
ДѢЙСТВІЕ ВТОРОЕ.

СЦЕНА I.
Инвернесъ. Дворъ внутри замка.
Ночь. Входятъ Банко и Флинсъ; передъ ними слуга съ факеломъ.
Банко.

Который часъ?

Флинсъ.

Луна уже зашла;
Я не слыхалъ, который часъ пробило.

Банко.

Она заходитъ въ полночь.

Флинсъ.

Нѣтъ, позднѣе.

Банко.

Возьми-ка мечъ мой, Флинсъ. На небесахъ
Живутъ разсчетливо — всѣ свѣчи погасили.
Меня гнететъ тяжелая дремота,
Но я бы не желалъ уснуть. О, Боже,
Избавь меня отъ грѣшныхъ помышленій,

[468]

Невольныхъ замысловъ во время сна!
Подай мнѣ мечъ.

Входятъ Макбетъ и слуга съ факеломъ.

Банко.

Подай мнѣ мечъ.Кто это?

Макбетъ.

Другъ.

Банко.

Какъ? ты еще не спишь? Король ужъ легъ.
Онъ былъ сегодня чрезвычайно веселъ:
Всѣхъ слугъ твоихъ онъ одарилъ по-царски,
А вотъ алмазъ, добрѣйшей изъ хозяекъ,
Твоей женѣ. Какъ былъ онъ всѣмъ доволенъ,
И что за день прекрасный онъ провелъ!

Макбетъ.

Мы угощали, чѣмъ пришлось: во многомъ
Былъ недостатокъ — насъ не предварили.

Банко.

Все было хорошо. Прошедшей ночью
Во снѣ я видѣлъ трехъ сестеръ. Тебѣ
Онѣ отчасти предсказали правду.

Макбетъ.

А я о нихъ и позабылъ; однако жъ,
Въ свободный часъ, когда тебѣ угодно,
Поговоримъ объ этомъ.

Банко.

Я готовъ.

Макбетъ.

Настанетъ день — ты согласись со мной —
И онъ тебѣ доставитъ много чести.

Банко.

Лишь изъ-за чести бъ не нажить безчестья;
А то, изволь, на все, что не противно
Ни совѣсти, ни долгу — я согласенъ.

Макбетъ.

Итакъ, спокойной ночи!

Банко.

До свиданья.

(Уходитъ съ Флинсомъ и слугой).

Макбетъ (своему слугѣ).

Скажи женѣ, чтобъ тотчасъ позвонила,
Когда питье мое готово будетъ.
Ты жъ спать иди. (Слуга уходитъ).
Ты жъ спать иди.Га! это что? Кинжалъ —
И рукояткою ко мнѣ… Возьму.
Ты не даешься и не исчезаешь
Такъ ты неуловимъ? Такъ ты доступенъ
Однимъ глазамъ, видѣнье роковое?
Кинжалъ — мечта, дитя воображенья,
Горячкой жгущій угнетенный мозгъ.
Но нѣтъ: ты здѣсь; твой образъ осязаемъ
Не меньше этого въ моей рукѣ.
Ты въ путь задуманный меня ведешь:
Такой клинокъ хотѣлъ употребить я.
Мой глазъ безумствуетъ, иль онъ скорѣе
Всѣхъ прочихъ чувствъ. Ты здѣсь еще!
Вотъ капли крови на твоемъ клинкѣ!
Ихъ прежде не было. Нѣтъ, это призракъ:
Кровавый замыселъ морочитъ зрѣнье.
Полміра спитъ теперь; но сонъ тревоженъ, —
Его видѣнья посѣтили злыя.
Теперь слетаются на праздникъ вѣдьмы;
Убійца всталъ, услыша волчій вой,
И къ жертвѣ крадется, какъ привидѣнье,
Шагами осквернителя Тарквинья.
Не вслушивайся, прочная земля,
Куда сведутъ шаги мои меня,
Не то — и камень, завопивъ, прогонитъ
Безмолвный ужасъ темноты; а онъ
Мнѣ добрый другъ теперь. Я угрожаю,
А онъ живетъ. Съ словами исчезаетъ
Весь страсти пылъ — и дѣло умираетъ.
(Слышенъ звонокъ).
Иду — и кончено. Чу! колоколъ зоветъ.
Не вслушивайся въ звонъ его, Дунканъ:
Онъ въ небо или въ адъ тебя зоветъ.
(Уходить).


СЦЕНА II.
Тамъ же. Комната въ замкѣ.
Входить лэди Макбетъ.
Лэди Макбетъ.

Вино лишило ихъ ума и силы,
А мнѣ дало и смѣлость, и огонь.
Чу, шумъ! Нѣтъ, то сова, — зловѣщій сторожъ,
Желающій такъ зло покойной ночи.
Онъ тамъ за дѣломъ. Дверь раскрыта: слышно,
Какъ стражи пьяные храпятъ. Теперь
И долгъ, и честь имъ ни по чемъ. Удачно
Я угостила ихъ виномъ. Надъ ними
И смерть, и жизнь: пусть спорятъ за добычу!

Макбетъ (за сценой).

Кто здѣсь? А? кто?

Лэди Макбетъ.

О, ежели они проснулись,
А онъ живетъ еще! Для насъ опасна
Не смерть, а умыселъ на жизнь. Послушай,
Я подготовила кинжалы спящихъ:

[469]

Онъ ихъ не можетъ не найти. Не будь онъ
Во снѣ такъ рѣзко на отца похожъ,
Я поразила бы его сама.

Входитъ Макбетъ.

Лэди Макбетъ.

Ну что?

Макбетъ.

Ну что?Окончено. Не слышала ты шума?

Лэди Макбетъ.

Сова провыла да трещалъ сверчокъ.
Ты что-то говорилъ?

Макбетъ.

Ты что-то говорилъ?Когда?

Лэди Макбетъ.

Теперь

Макбетъ.

Когда я шелъ назадъ?

Лэди Макбетъ.

Когда я шелъ назадъ?Да.

Макбетъ.

Тише. Слышишь?
Кто спитъ въ той комнатѣ?

[470]
Лэди Макбетъ.

Тамъ Дональбайнъ.

Макбетъ (оглядывая свои руки).

Взгляни, мой другъ, какой печальный видъ!

Лэди Макбетъ.

Я ничего печальнаго не вижу.

Макбетъ.

Одинъ захохоталъ во снѣ, другой
Вскричалъ: „убійца!“ — и они проснулись.
Я притаился и внималъ: они,
Молитву сотворивъ, опять уснули.

Лэди Макбетъ.

Тамъ двое вмѣстѣ спятъ.

Макбетъ.

Одинъ сказалъ:
„Помилуй, Господи!“ другой — „аминь“!
Какъ-будто видѣли, какъ притаился
Во тьмѣ, палачъ. А я — я былъ не въ силахъ
Сказать „аминь“, когда они молились:
„Помилуй, Господи!“

Лэди Макбетъ.

Къ чему такъ мрачно?

Макбетъ.

Зачѣмъ не могъ я произнести: „аминь“?
Я такъ нуждался въ милосердьи Бога,
„Аминь“ же замеръ на моихъ губахъ.

Лэди Макбетъ.

На это нечего смотрѣть; пожалуй,
Не долго и съ ума сойти.

Макбетъ.

Я слышалъ —
Раздался страшный вопль: „не спите больше!
Макбетъ зарѣзалъ сонъ, невинный сонъ,
Зарѣзалъ искупителя заботъ,
Бальзамъ цѣлебный для больной души,
Великаго союзника природы,
Хозяина на жизненномъ пиру!“

Лэди Макбетъ.

Что хочешь ты сказать?

Макбетъ.

По сводамъ замка
Неумолкаемый носился вопль:
„Гламисъ зарѣзалъ сонъ: за то отнынѣ
Не будетъ спать его убійца, Кавдоръ,
Не будетъ спать его убійца, Макбетъ.“

Лэди Макбетъ.

Гм! Кто же тамъ кричалъ? Ты уничтожишь
Всю крѣпость духа, благородный танъ,
Такъ лихорадочно глядя на вещи.
Ступай, возьми воды и смой скорѣе
Кровавую улику съ рукъ своихъ.
Зачѣмъ кинжалы ты принесъ сюда?
Ихъ мѣсто тамъ: снеси же ихъ назадъ
И спящихъ сторожей запачкай кровью.

Макбетъ.

Я не пойду туда опять: мнѣ страшно,
Когда подумаю, что сдѣлалъ я.
Иди сама: я не могу.

Лэди Макбетъ.

Бездушный!
Подай кинжалы. Спящій и мертвецъ —
Не больше, какъ картины; только дѣти
Боятся нарисованнаго чорта.
Я имъ обрызжу и лицо, и руки,
Чтобъ всѣмъ казалось, что работа ихъ.

(Уходитъ. Снаружи стучатъ).

Макбетъ.

Откуда этотъ стукъ? О, что со мною,
Что каждый шумъ меня пугаетъ? Га!
Какія руки! О, онѣ готовы
Мнѣ вырвать зрѣніе! А эту кровь
Не смоетъ съ рукъ весь океанъ Нептуна.
Нѣтъ! нѣтъ! скорѣй отъ этихъ рукъ
Въ моряхъ безчисленныхъ заплещутъ волны
Какъ кровь багровыя!

Лэди Макбетъ возвращается.

Леди Макбетъ.

Моя рука
Красна, какъ и твоя, но я стыжусь,
Что сердце у меня такъ бѣло. (Стучатъ).
Что сердце у меня такъ бѣло.Слышишь?
Стучатъ! Пойдемъ скорѣе въ нашу спальню
Стаканъ воды — и дѣло наше смыто.
И что жъ тутъ важнаго? Ты потерялъ
Всю твердость духа.
(Стучатъ).
Чу! опять стучатъ!
Ступай, раздѣнься, а не то замѣтятъ,
Что мы не спали. Перестань такъ жалко
Теряться въ мысляхъ.

Макбетъ.

Сознавать убійство —
Мнѣ легче бы не сознавать себя!
(Опятъ стучатъ).
Когда бъ ты могъ Дункана пробудить.

(Уходятъ).

[471]
СЦЕНА III.
Тамъ же. Дворъ внутри замка.
Стукъ въ ворота. Входитъ привратникъ.

Привратникъ. Вотъ что воистину можно назвать стукомъ. Будь привратникъ въ аду, только и было-бы дѣла что двери отворять. (Стучатъ). Тукъ! тукъ! тукъ! Кто тамъ, во имя Вельзевула? А, почтенный фермеръ! Ждалъ, ждалъ урожая, да и повѣсился. Милости просимъ! Платковъ съ вами довольно? Тутъ придется попотѣть. (Стучатъ). Тукъ! тукъ! Кто тамъ, во имя другого чорта? Лжесвидѣтель противъ кого и за кого угодно. Вѣдь, вотъ лжесвидѣтельствовалъ во имя Господне, а въ небеса не пустили. (Стучатъ). Тукъ! тукъ! Кто тамъ? Портной-англичанинъ имѣетъ честь быть впущенъ сюда за умѣнье украсть лоскутъ матеріи отъ французскихъ штановъ. Пожалуйте: тутъ и утюгъ вашъ можно изжарить. (Стучатъ).(Стучатъ). Опять! Вотъ не дадутъ покоя! Кто тамъ? Однако, для преисподней тутъ, чортъ возьми, холодно. Не хочу быть адскимъ привратникомъ. А думалъ-было впустить всякаго званія по штучкѣ: сами же бѣгутъ по гладкой дорожкѣ на потѣшный огонь. (Стучатъ). Сейчасъ! сейчасъ! (Отворяетъ ворота).

Входятъ Макдуффъ и Леноксъ.

Привратникъ. Пожалуйте на водку.

Макдуффъ.

Должно быть, ты поздненько легъ, пріятель,
Что не добудишься тебя.

Привратникъ. Гуляли до вторыхъ пѣтуховъ: ну, а напьешься, такъ ужъ извѣстно, что бываетъ.

Макдуффъ. Что?

Привратникъ. Покраснѣетъ носъ, уснешь и — захочется на дворъ. Оно и еще кое-чего захочется, да ужъ зубъ нейметъ. Можно сказать, что хмѣль двуличенъ относительно плоти: онъ ее вызываетъ и убираетъ, возбуждаетъ и обезкураживаетъ, подзадариваетъ и угомониваетъ; въ концѣ концовъ онъ опрокидываетъ ее и надувъ такимъ образомъ оставляетъ спящимъ.

Макдуффъ. Кажется, вчера вечеромъ хмѣль одолѣлъ тебя своимъ обманомъ и повалилъ тебя спящимъ.

Привратникъ. Да, сэръ, но я расквитался съ нимъ и оказался сильнѣе его: хоть онъ временами и старался потянуть меня за ноги, но мнѣ удалось стряхнуть его.

Макдуффъ. Всталъ твой господинъ?

Входитъ Макбетъ.
Макдуффъ.

Стукъ разбудилъ его; вотъ самъ онъ здѣсь.

Леноксъ.

Здорово, танъ!

Макбетъ.

Друзья, здорово.

[472]
Макдуффъ.

Что,
Его величество проснулся?

Макбетъ.

Нѣтъ.

Макдуффъ.

Онъ приказалъ притти къ нему пораньше;
Я чуть не опоздалъ.

Макбетъ.

Я провожу.

Макдуффъ.

Я знаю, этотъ трудъ тебѣ пріятенъ,
Но все жъ онъ трудъ.

Макбетъ.

Пріятная забота
Для насъ сладка. Вотъ дверь.

Макдуффъ.

Я позову.
Мнѣ такъ приказано. (Макдуффъ уходить).

Леноксъ.

Король сегодня
Оставитъ насъ?

Макбетъ.

Да… то-есть, онъ хотѣлъ.

Леноксъ.

Ночь бурная была: надъ нашей спальней
Снесло трубу. По воздуху носились
Унылый вопль и смертное хрипѣнье;
Ужасный голосъ предрекалъ войну,
Пожаръ и смуты. Филинъ, вѣрный спутникъ
Временъ злосчастныхъ, прокричалъ всю ночь.
Земля, какъ говорятъ, дрожала.

Макбетъ.

Да,
Ночь бурная была.

Леноксъ.

Я не припомню
Подобной ей,

Макдуффъ возвращается.

Макдуффъ.

О, сердцу не постичь,
Словамъ не выразить!

Макбетъ и Леноксъ.

Что? что такое?

Макдуффъ.

Злодѣйства образецъ! Убійца-тать
Вломился въ храмъ и изъ священныхъ сводовъ
Похитилъ жизнь.

Макбетъ.

Похитилъ жизнь.Что говоришь ты — жизнь?

Леноксъ.

Ты разумѣешь короля?

Макдуффъ.

Ты разумѣешь короля?Идите:
Тамъ Горго новая васъ ослѣпитъ.
Нѣтъ, я не выскажу; взгляните сами —
У васъ отнимется языкъ. Вставайте!
(Макбетъ и Леноксъ уходятъ).
Ударьте въ колоколъ! Измѣна! Банко,
Малькольмъ и Дональбайнтъ, проснитесь,
Покиньте сонъ: къ чему эмблема смерти?
Здѣсь на-лицо она сама. Вставайте!
Вотъ образъ страшнаго суда! Малькольмъ,
Сюда! Какъ тѣнь, возникшая изъ гроба,
Приди, взгляни на ужасъ гробовой!
(Бьютъ въ набатъ).

Входитъ лэди Макбетъ.

Леди Макбетъ.

Что за тревога? Что за звонъ зловѣщій
Всѣхъ спящихъ въ замкѣ разбудилъ, скажите?

Макдуффъ.

Не вамъ внимать моимъ словамъ, о лэди!
Для слуха женскаго ихъ звуки — смерть.

Входитъ Банко.

Макдуффъ.

О, Банко, Банко, нашъ король убитъ!

Лэди Макбетъ.

О, Боже, въ нашемъ домѣ!

Банко.

О, Боже, въ нашемъ домѣ!Все равно,
Гдѣ бъ ни было, жестоко слишкомъ, Макдуффъ,
Любезный Дуффъ, скажи, что ты ошибся!

Входятъ Макбетъ и Леноксъ.

Макбетъ.

Умри я часъ тому назадъ — не дальше,
Я жилъ бы счастливо. Теперь вся смертность
Игрушка, вздоръ: скончались честь и милость,
Елей пролитъ, разбита чаша жизни,
Намъ черепки презрѣнные остались —
Для хвастовства!

Входятъ Малькольмъ и Дональбайнъ.
[473]
Дональбайнъ.

Для хвастовства!Что здѣсь случилось? съ кѣмъ?

Макбетъ.

Съ тобой — и ты не знаешь! Высохъ ключъ
Твоей крови и высохъ въ самыхъ нѣдрахъ.

Макдуффъ.

Отецъ твой, Дональбайнъ, убитъ.

Малькольмъ.

Отецъ твой, Дональбайнъ, убитъ.Но кѣмъ?

Леноксъ.

Придворными, должно быть, что съ нимъ спали.
Лицо и руки ихъ въ крови; при нихъ
Лежали неотертые кинжалы;
Ихъ взоръ былъ дикъ и изступленъ; никто
Имъ не рѣшился бы довѣрить жизни.

Макбетъ.

Теперь досадно мнѣ, что я убилъ ихъ
Въ порывѣ ярости.

Макдуффъ.

Въ порывѣ ярости.Зачѣмъ вы ихъ убили?

Макбетъ.

Кто можетъ быть горячъ и хладнокровенъ,
Уменъ и глупъ въ одно и то же время?
Никто. Любовь во мнѣ заговорила,
И разсуждать я опоздалъ. Предъ нами
Лежалъ Дунканъ; на серебристомъ тѣлѣ
Струилась лентой золотая кровь;
Изъ ранъ какъ-будто порывался демонъ
Разрушить міръ, чтобъ онъ погибъ съ Дунканомъ.
Вдали — убійцы, и на нихъ алѣла
Ихъ обличительница-кровь. О, кто же,
Въ чьемъ сердцѣ есть отвага и любовь.
Своей любви не доказалъ бы дѣломъ?

[474]
Лэди Макбетъ (падая въ обморокъ).

Ахъ, помогите!

Макдуффъ.

Поддержите лэди.

Малькольмъ (тихо Дональбайиу).

Что жъ мы молчимъ, кому всѣхъ горе ближе?

Дональбайнъ (тихо Малькольму).

Что говорить, когда судьба въ засадѣ,
Готова выскочить и насъ убить?
Пойдемъ скорѣй: слезамъ еще не время.

Малькольмъ (тихо).

Да, горько на душѣ, а словъ не сыщешь.

Банко (слугамъ).

Возьмите лэди и снесите въ спальню.
(Лэди Макбетъ уносятъ).
Здѣсь холодно: пойдемъ набросимъ платье
На нашу бренность и сойдемся вновь.
Такой кровавый, безпримѣрный случай
Мы постараемся разоблачить.
На сердцѣ страхъ, догадки насъ тревожатъ:
Но длань Всевидящаго надо мной —
И я клянусь: цареубійца подлый
И черный замыселъ его найдутъ
Во мнѣ жестокаго врага!

Макдуффъ.

Во мнѣ жестокаго врага!Я тоже!

Всѣ.

Мы всѣ!

Макбетъ.

Рѣшимся же на что-нибудь
И соберемся въ залу.

Всѣ.

И соберемся въ залу.Мы согласны.

(Всѣ, кромѣ Малькольма и Дональбайна, уходятъ).

Малькольмъ.

Что будемъ дѣлать, братъ? Оставимъ ихъ:
Выказывать притворную печаль
Измѣнникамъ легко. Я ѣду въ Лондонъ.

Дональбайнъ.

А я въ Ирландію. Раздѣлимъ участь —
Оно вѣрнѣй. А здѣсь изъ-за улыбки
Сверкаетъ ножъ, и чѣмъ кто однокровнѣй,
Тѣмъ кровожаднѣе.

Малькольмъ.

Стрѣла убійцы
Еще летитъ — такъ отойдемъ отъ цѣли,
Не станемъ тратить на прощанье время.
Скорѣе въ путь! скорѣе на коня!
Уйдемъ тайкомъ: себя украсть не стыдно,
Когда не вѣрится въ чужую честь. (Уходятъ).


СЦЕНА IV.
Внѣ замка.
Входятъ Россе и старикъ.
Старикъ.

Мнѣ восемьдесятъ лѣтъ; за это время
Я много страшныхъ пережилъ минутъ.
И видѣлъ много чудъ; но это все
Пустякъ предъ тѣмъ, что было въ эту ночь!

Россе.

Взгляни-ка, дѣдушка: и небеса
Какъ-будто хмурятся на долъ кровавый,
Гдѣ оскорбилъ ихъ человѣкъ. Теперь
Давно ужъ день, а надъ лампадой неба
Витаетъ ночь. Не царство ль тьмы настало?
Иль стыдно дню лобзаніемъ обычнымъ
Лицо земное озарить?

Старикъ.

Лицо земное озарить?Да, эта тьма,
Какъ этотъ грѣхъ, съ природой несогласна.
Прошедшій вторникъ видѣлъ я, какъ соколъ,
Парившій гордо въ высотѣ, внезапно
Былъ схваченъ и убитъ совой.

Россе.

Какъ странно!
А между тѣмъ не подлежитъ сомнѣнью,
Что лошади Дункана одичали,
Сломали стойла и умчались въ поле,
Какъ-будто въ бой съ людьми вступить хотѣли.

Старикъ.

Онѣ пожрали, говорятъ, другъ друга.

Россе.

Въ моихъ глазахъ. Дивился я немало.

Входитъ Макдуффъ.

Россе.

Что въ свѣтѣ новаго, мой добрый Макдуффъ?

Макдуффъ.

Какъ? развѣ ты не видишь?

Россе.

Что узнали?
Кто грѣхъ неслыханный свершилъ?

Макдуффъ.

Тѣ двое,
Которыхъ Макбетъ закололъ.

Россе.

О, Боже!
Что пользы было имъ?

[475]
Макдуффъ.

Ихъ подкупили:
Малькольмъ и Дональбайнъ бѣжали тайно,
И подозрѣнье падаетъ на нихъ.

Россе.

И все на зло естественнымъ законамъ!
О, честолюбіе! какъ безразсудно,
Какъ слѣпо льешь ты собственную кровь!
Такъ вѣрно тронъ достанется Макбету.

Макдуффъ.

Онъ избранъ и уже поѣхалъ въ Сконъ
Короноваться.

Россе.

Короноваться.Гдѣ жъ Дункана тѣло?

Макдуффъ.

Его отправили на Кольмескилль —
Въ священную отцовъ его гробницу,
Обитель ихъ костей.

Россе.

Обитель ихъ костей.Ты ѣдешь въ Сконъ?

Макдуффъ.

Нѣтъ, въ Файфъ.

Россе.

Такъ я поѣду въ Сконъ.

Макдуффъ.

Ступай.
Дай Богъ, чтобъ было чѣмъ повеселиться
И въ новомъ платьѣ не тужить по старомъ.

Россе.

Прощай, старикъ.

Старикъ.

Прощай, старикъ.Благослови васъ Богъ
И всѣхъ, готовыхъ на добро и миръ!

(Уходятъ).