Морской призрак (Гейне; Михайлов)/ДО

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< Морской призрак (Гейне; Михайлов)
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Морской призракъ
авторъ Генрихъ Гейне (1797—1856), пер. М. Л. Михайловъ (1829—1865)
Языкъ оригинала: нѣмецкій. Названіе въ оригиналѣ: Seegespenst («Ich aber lag am Rande des Schiffes…»). — Изъ цикла «Сѣверное море», сб. «Книга пѣсенъ». Опубл.: 1859[1]. Источникъ: «Русское слово», 1859, № 11, отд. I, с. 121—123. Морской призрак (Гейне; Михайлов)/ДО въ новой орѳографіи


Морской призракъ.


[121]

А я лежалъ на краю корабля и смотрѣлъ
Дремотнымъ окомъ
Въ зеркально-прозрачную воду,
Все глубже и глубже
Взглядомъ въ нее проникая…
И вотъ въ глубинѣ, на самомъ днѣ моря,
Сначала какъ будто въ туманѣ,
Потомъ все яснѣй и яснѣй,
Показались церковныя главы и башни,
10 И наконецъ, весь въ сіяніи солнца,
Цѣлый городъ,
Старобытно-фламандскій,
Съ живою толпою народной.
Важные граждане въ черныхъ плащахъ,
15 Въ бѣлыхъ фрезахъ, въ почётныхъ цепяхъ,
Съ длинными шпагами, съ длинными лицами
Проходятъ по рыночной площади,
Народом кипящей,
Къ ратушѣ
20 Съ высокимъ крыльцомъ,

[122]

Гдѣ каменной стражей
Стоятъ императоровъ ста́туи
Съ мечами и скиптрами.
Неподалеку, вдоль длиннаго ряда домовъ,
25 Гдѣ окна такъ ярко блестятъ,
Гдѣ пирамидами липы подстрижены,
Гуляютъ, шелкомъ платьевъ шумя,
Стройныя дѣвушки,
И ихъ цвѣтущія лица
30 Скромно глядятъ изъ-подъ шапочекъ черныхъ
И изъ-подъ золота пышныхъ волосъ.
Мимо гордо проходятъ,
Имъ головою кивая,
Пестрые франты въ испанскомъ нарядѣ.
35 Старыя женщины въ желтыхъ
Полинявшихъ платьяхъ,
Со святцами, съ четками
Мелкими идутъ шажками къ собору…
Ужъ съ башенъ благовѣстъ льется,
40 А въ церкви органъ загудѣлъ.

И меня самого эти дальніе звуки
Охватили таинственнымъ трепетомъ…
Безконечная, страстная грусть
И глубокая скорбь
45 Тихо крадутся въ сердце ко мнѣ —
Едва исцѣленное сердце…
И кажется, будто сердечныя раны мои
Уста любимые
Лобзаньями вновь открываютъ,
50 И снова кровь изъ нихъ льется —
Горячими, красными каплями,
И капли тѣ падаютъ тихо,
Тихо, одна за другой,
На старый домъ, въ томъ глубокомъ,
50 Подводномъ городѣ,
На старый, съ высокою кровлею домъ,
Унылый, пустой и безлюдный…
Только внизу, подъ окномъ,
Сидитъ пригорюнясь тамъ дѣвушка —
55 Словно бѣдный, забытый ребёнокъ…

[123]

И я знаю тебя, мое бѣдное
Дитя позабытое!

Так вотъ куда,
Въ какую глубокую глубь
60 Отъ меня ты скрылась
Изъ дѣтской прихоти,
И выйти ужъ больше на свѣтъ не могла,
И сидѣла одна, какъ чужая,
Средь чуждыхъ людей,
65 Межъ темъ какъ, скорбный душою,
По цѣлой землѣ я искалъ тебя —
Все только искалъ тебя,
Вѣчно-любимая,
Давно-утраченная,
70 Наконец-обрѣтенная!
Да, я нашелъ тебя — и опять
Вижу прекрасное
Лицо твое, вижу глаза,
Умные, преданно-добрые,
75 Милую вижу улыбку…
И ужъ теперь не расстанусь с тобой,
И къ тебѣ низойду,
И, раскрывши объятья,
Припаду на се́рдце къ тебѣ!

80 Но вовремя тутъ капитанъ
Схватилъ меня за ногу,
И дальше отъ края меня оттащилъ,
И молвилъ, сердито смѣясь:
«Въ умѣ ли вы, докторъ!»




Примѣчанія.

См. также переводъ Вейнберга.

  1. Впервые — въ журналѣ «Русское слово», 1859, № 11, отд. I, с. 121—123.