ПБЭ/ДО/Абиссиния

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< ПБЭ
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Абиссинія
Православная богословская энциклопедія
Brockhaus Lexikon.jpg Словникъ: А — Архелая. Источникъ: т. 1: А — Архелая, стлб. 19—82 ( сканъ · индексъ ) • Другіе источники: БЭАН : ЕЭБЕ : МЭСБЕ : ЭСБЕПБЭ/ДО/Абиссиния въ новой орѳографіи


[19-20]

Абиссинія

1. Физическія условія. При взглядѣ на карту Африки бросается въ глаза противоположность южной узкой части и сѣверной. Первая —высокое плоскогоріе, вторая — б. ч. низменная; звено между ними — Нилъ и вдающаяся длинная коса высотъ между нимъ и Чермнымъ моремъ. Между 18°—6° ш. и 35°—40° в. д. (Гринв.) эта коса переходитъ въ высокую горную страну, называемую по имени своего главнаго народа Абиссинскимъ плоскогоріемъ. На с. оно примыкаетъ къ Чермному морю между областью Суакина и бухтой Зула (древ. Адулисъ), на ю. почти доходитъ до области великихъ озеръ, на в. спускается къ Данакильской пустынѣ, къ з. круто обрывается. Такимъ образомъ оно выдѣляется подобно острову изъ окружающихъ странъ и походитъ на высокій замокъ, укрѣпленный природою. По мнѣнію спеціалистовъ (Цандера, Федорова) оно вулканическаго происхожденія и вулканическимъ переворотамъ обязано своею разорванностью. Вся страна изрѣзана глубокими долинами, перерѣзана горными цѣпями и расчленена теченіями рѣкъ. На с. р. Маребъ отдѣляетъ плато Хамасенъ; между ней и горами по ту [21-22] сторону Такацы лежитъ область Тигре; далѣе къ ю. — Амхара и Годжамъ, отдѣляемыя Голубымъ Ниломъ и горами отъ самой южной области Шавы (Шоа). Каждая изъ этихъ областей дѣлится на множество болѣе мелкихъ: Шире, Вальдеба, Сараве, Агаме, Вагара, Саменъ (самая высокая съ вершиной Расъ-Даджанъ зъ 14,409 ф.), Тамбенъ, Эндерта, Ласта, Вожератъ, Бегемедеръ, Анготъ, Дамотъ, Фогара и др. Каждая ізъ этихъ областей заключаетъ въ себѣ группу высокихъ многогранныхъ призмъ, раздѣленныхъ пропастями. Эти столы («амба») иногда обширны и помѣщаютъ цѣлые города, иногда это — просто столбы въ нѣсколько сотъ метровъ вышины, на которыхъ находятъ пріютъ монастыри, замки, тюрьмы и т. п. — Кромѣ Голубаго Нила, берущаго здѣсь начало и протекающаго чрезъ оз. Цана или Дембея, лежащее среди котловины на высотѣ 7 т. фут., его притоковъ Хаваша, Мареба, Такацы и Барака, средствами орошенія служатъ многія другія рѣки, рѣчки и озера (Хайкъ на в.), а также періодическіе дожди (съ конца іюня по октябрь). Но рѣки здѣсь не служатъ въ то же время средствами сообщенія, а еще болѣе разъединяютъ области; это трудно проходимые рвы съ удушливой атмосферой, приносящіе въ бурное время огромные камни, которые запираютъ дороги и задерживаютъ караваны. Климатъ этихъ долинъ («куалла») тропическій; здѣсь растутъ баобабы, смоковницы, оливки, мимозы, имбирь, коркорумъ (прянное растеніе). Огромные лѣса и прекрасные луга даютъ пріютъ слонамъ, носорогамъ, бегемотамъ, буйволамъ, антилопамъ, ядовитымъ змѣямъ. На высотѣ 4800 ф. куалла переходить въ болѣе умѣренный поясъ «страна винограда» (wajna daga), гдѣ при 11°—21° кромѣ винограда растутъ фруктовыя деревья и кофейные кусты, хлѣбныя растенія (пшеница, сорго, тефъ, элевзина, роды гороха и бобовъ), произрастаетъ хвойный лѣсъ, дающій притонъ различнымъ породамъ обезьянъ, звѣрямъ кошачей породы, гіенамъ, шакаламъ. Наконецъ мѣстности выше 9000 ф. называются «дага»; здѣсь при 7°—10° (ночью иногда ниже 0°) растутъ чибарра, листогонное куссо и ячмень. Населеніе группируется въ средней полосѣ съ ея близкимъ къ европейскому благораствореннымъ климатомъ. Почва вездѣ отличается необыкновеннымъ плодородіемъ; красоты природы имѣютъ немного себѣ равныхъ въ мірѣ. Вліяніе этихъ физическихъ условій на судьбу страны очевидно. Разорванность ея и въ вертикальномъ и въ горизонтальномъ направленіи обусловила государственную разобщенность, междоусобія. Плодородіе, не требовавшее тяжелаго труда, не воспитало земледѣльцевъ, а постоянная и всеобщая война и нашествія сдѣлали изъ жителей воиновъ. Съ другой стороны красоты природы и одинокія «амбы» располагали къ созерцательной жизни и пустынножительству. Представляя малодоступную крѣпость съ европейскимъ климатомъ, будучи населена воинами и монахами, Аб. была въ состояніи отстоять свою національность, самостоятельность и свѣтъ Христовой вѣры отъ внѣшнихъ нашествій и внутреннихъ нестроеній. Физическія условія могутъ объяснить и то, какимъ образомъ эта подтропическая страна еще въ древности вошла въ область міровой культуры и озарилась свѣтомъ христіанства. Принадлежа обѣимъ половинамъ Африки, приближаясь по климату къ Европѣ, находясь въ области рѣки, создавшей одну изъ древнѣйшихъ цивилизацій, гранича съ подчиненными этой хамитской цивилизаціи странами (Напата и Мэроэ), будучи въ древности сама населена хамитами (Бега, Агау, Фалаша), она въ то же время представляетъ звено между Африкой и Азіей. Географы и геологи пришли къ убѣжденію, что область между Ниломъ и Тигромъ представляетъ какъ бы одно цѣлое, что Аравія по физическимъ условіямъ весьма близко подходить къ противолежащему берегу, а бассейнъ Нила съ большимъ правомъ можно назвать азіатскою областью. Абиссинское плоскогоріе идетъ параллельно Аравіи и находитъ себѣ продолженіе въ Іеменѣ, который своею ю. з. оконечностью почти соприкасается [23-24] съ Африкой. Этимъ путемъ съ глубокой древности и шли переселенія изъ Аравіи семитовъ, осѣдавшихъ на абиссинской горной странѣ. Послѣдняя т. обр. лежала на пунктѣ встрѣчи вліяній, шедшихъ съ культур, сѣв. и востока въ почти одинаковомъ разстояніи отъ хамитской, семит. и арійской (Индія, Персія) цивилизацій, и получила семитскихъ переселенцевъ, уже подвергшихся вліянію древне-восточной культуры. Это новое населеніе и было закваской, сдѣлавшей Аб. самой южной областью древней культуры и давшей толчекъ ея исторіи. — Три главныхъ языка Аб. семитическаго корня: т. наз. эѳіопскій или геезъ (gēēz, plur. agazjan „ii qui migraverunt et liberi facti sunt“ Dillmann), тиграйскій (тигре́ и тигринья) и амхарскій (амхаринья) указываютъ, что переселенія семитовъ происходили постепенно, начиная съ глубокой древности, что переселенцы смѣшивались съ туземцами — хамитами, которые оказали вліяніе и на языкъ, выработавшійся постепенно въ самостоятельную вѣтвь семитическихъ нарѣчій. Отцомъ его былъ, вѣроятно, южно-арабскій діалектъ, близкій къ савейскому и особенно къ языку Махры и Сокоторы, причемъ въ Тигре былъ занесенъ діалектъ нѣсколько отличный отъ проникшаго въ болѣе южныя области. Первый былъ оффиціальнымъ въ т. наз. аксумскій періодъ аб. исторіи, въ настоящее время онъ уже, какъ мертвый, остается богослужебнымъ, ученымъ и до извѣстной степени литературными тогда какъ разговорнымъ на с. являются происшедшіе отъ него, но подъ хамитскимъ вліяніемъ тигре и тигринья; начиная съ XIV в. оффиціальнымъ дѣлается языкъ династіи, пребывавшей на югѣ — амхарскій, происшедшій отъ діалекта, близкаго къ геезъ, но подвергшійся такому сильному хамитскому вліянію, что его фонетика и синтаксисъ почти потеряли семитическое подобіе. Этотъ языкъ мало по малу дѣлается и литературнымъ. Изъ южной Аравіи семиты занесли и савейскій шрифтъ, которымъ долго писали и на новой родинѣ, пока не подвергли его преобразованію, превративъ его изъ обще-семитскаго согласнаго (не обозначавшаго гласныхъ) въ силлабическій и идущій слѣва направо. Эта реформа произошла въ IV в. по P. X. и состояла въ томъ, что основные типы савейскихъ буквъ, взятые по древнимъ образцамъ, получили легкое видоизмѣненіе сообразно тому, какая гласная за ними слѣдовала, и т. обр. каждая буква стала имѣть 7 различныхъ видоизмѣненій. Т. обр. получился наиболѣе удобный и ясный изъ семитическихъ шрифтовъ. Для выраженія новыхъ не семитическихъ звуковъ, вошедшихъ въ амхарскій языкъ, взяты болѣе близкія къ нимъ эѳіопскія буквы, получившія новые отличительные придатки. — Наконецъ южной Аравіи аб. обязаны и именемъ, которымъ ихъ називають арабы и европейцы. Стефанъ Византійскій говорить объ Ἀβασηνοὶ ἔθνος Ἀραβίας; Ураній: μετὰ τοὺς Σαβαίους Χατραμῶτας καὶ Ἀβασηνοί, а Глазеръ находитъ Хабашатъ въ южно-арабскихъ надписяхъ, какъ мѣстный, по его мнѣнію, географическій терминъ. Этимъ именемъ аб. себя называютъ рѣдко, едва-ли, какъ это думали, въ виду его якобы уничижительности (по-арабски «сбродъ»): оно у нихъ замѣнилось по принятіи христіанства вычитаннымъ изъ Библіи Itjopja-Ἀιθιοπία — Эѳіопія, которымъ передано еврейское Кушъ. Новопросвѣщенные, желая найти себя въ Св. Писаніи, ухватились за этотъ неопредѣленный терминъ, обозначавшій южныя страны вообще, и сдѣлали изъ него свое національное и государственное имя.

Пособія по географіи. Bitter Allgem. Erdkunde. Africa 1837. Univers Pittoresque, Abyssinie, par N. Desvergers. Par. 1847. E. Reclus, Geogr. Universelle X (русскій переводъ изд. Ильина 1876—93). Andree Abessinien, das Alpenland Leipz. 1869 и мн. др. По языку. Dillmann, Aethiopische Grammatik. Leipz. 1857. Lexicon linguae aethiop. 1865. Chrestomatia aethiop. 1866. Praetorius, Aethiop. Grammatik. Karlsruhe 1866. Die amharische Sprache. Halle 1879. Gram. der Tigrinasprache 1871. Guidi, Grammatica element. della lingua amarina. Roma 1892. Abbadie. Dictionnaire de la langue Amarinna. Paris 1881. Nöldeke. Die Semitischen Sprachen (2 изданіе Lpz. 1899).

2. Источниками нашихъ свѣдѣній объ Аб. служатъ: 1) туземная литература 2) извѣстія иностранцевъ. Первая дошла до насъ въ видѣ немногихъ эпиграфическихъ памятниковъ древняго періода [25-26] исторіи и многочисленныхъ пергаментныхъ рукописей, не древнѣе XIV в., имѣющихся въ европейскихъ библіотекахъ. Изъ нихъ въ этомъ отношеніи самая богатая — Лондонская при Британскомъ Музеѣ, четыре сотни эѳіопскихъ рукописей которой своей громадной частью представляютъ добычу, взятую англичанами въ крѣпости Магдалѣ 1868 г. Далѣе слѣдуютъ: Парижская Національная библіотека съ ея 170 рукоп., пожертвованными различными французскими путешественниками, Ватиканъ (71 рук.), Берлинская Королевская библіотека и др. Въ Императ. Публичной библіотекѣ въ Петербургѣ имѣется до 30 рукоп., происходящихъ изъ коллекцій Дубровскаго, преосв. Порфирія, Тишендорфа; кромѣ того въ другихъ петербургскихъ общественныхъ и частныхъ библіотекахъ наберется еще такое же число; наконецъ двѣ рукописи есть въ кіевскомъ церковно-арх. музеѣ. Къ сожалѣнію въ Россіи не имѣется ни одной исторической рукописи. Послѣднихъ довольно много въ западно-европейскихъ собраніяхъ; это б. ч. копіи и различныя редакціи т. наз. „Аксумской хроники“, которая велась при дворѣ начиная съ конца XIII в. подъ наблюденіемъ особыхъ секретарей и хранителей печати съ титуломъ Азаи. Имена ихъ съ конца XVII в. намъ извѣстны: Хаварія-Кесосъ, За-валдъ, Акаи, Акаси, Арее, Синода, Кенфа-Микаэль. Въ 1786 г. дадъязмачъ (генералъ) Хайлу поручилъ скомпилировать для себя лѣтопись эѳіопскихъ царей и рукописи этой редакціи довольно пространной имѣются также въ Европѣ. Наконецъ въ 1833 г. одинъ изъ абисс. вельможъ Ликъ-Аткумъ изъ Гондара составилъ для Рюппеля опытъ исторіи своей родины по разнымъ матеріаламъ, которые онъ разыскивалъ въ монастыряхъ и частныхъ домахъ. Рукопись эта находится во Франкфуртѣ на Майнѣ въ городской библіотекѣ, куда поступили собранія Людольфа и Рюппеля, и считается лучшимъ памятникомъ абис. исторической литературы. Къ сожалѣнію болѣе или менѣе связный матеріалъ всѣ эти историческіе труды даютъ лишь съ XIV и даже XV в.; для болѣе ранняго времени они сообщаютъ только различные, не всегда тожественные и выдающіе свое книжное происхожденіе списки царей, начиная то отъ легендарнаго „змія“ и умертвившаго его человѣка Ангабо, то отъ Адама и Соломона — легендарнаго родоначальника эѳіопскихъ царей. Изрѣдка при именахъ царей стоять помѣтки о выдающихся событіяхъ (напр, о Рождествѣ Христовомъ, о принятіи христіанства, о химьяритской войнѣ и т. п.). — Другимъ туземнымъ, довольно мутнымъ источникомъ служатъ житія абисс. святыхъ.

Каталоги рукописныхъ собраній Wright, Catalogue of the Ethiopic Manuscripts in the Britisch Museum. 1877. H. Zotenberg, Catalogue des Manuscr. Ethiopiens de la Bibliot. Nationale. 1877, — прекрасный трудъ, замѣняющій пока пособія для знакомства съ эѳіопской литературой. Dillmann, Verzeichniss der abyssinischen Handschriften d. Königl. Bibl. zu Berlin 1878. Его-же, Catalogue codd. bibl. Bodleianae Oxoniensis (VII) 1848. L. Goldschmidt d. Abessinischen Handschr. d. Stadtbiblioth. zu Frankfurt am Main. 1397. П. К. Коковцовъ, Замѣтка объ эѳіопскихъ рукоп. И. Публ. СПБ. Библіот. (Зап. Вост. Отдѣл. И. Русс. Арх. Обш. III, 106). В. В. Болотовъ, Описаніе двухъ эѳіопскихъ рукописей, пожертвованныхъ въ библіотеку СПБ. Дух. Акад. преосв. Анатоліемъ («Христ. Чт.» 1887, II) и Описаніе 4-й эѳ. рук. СПБ. Дух. Акад. (Цѣлыя монографіи по исторіи эѳіоп. письменности). Тураевъ, Опись (эѳіоп.) рукоп. А. И. Попадопуло-Керамевса, пріобрѣтенныхъ Азіатскимъ. музеемъ И. Акад. Наукъ. Эѳіопскія рукописи церковно-археол. музея при Кіевской Дух. Акад. (Зап. Вост. Отд. Арх. Общ. XII). Описаніе эѳіоп. ркп. И. Общ. любителей древ. письменности.

Краткая редакція эѳіоп. лѣтописи, половины XVIII в. изд., переведена и снабжена цѣнными примѣчаніями изъ параллельныхъ и иностранныхъ источниковъ R. Basset въ его «Etudes sur l’histoire d’Ethiopie» (Journal Asiatique 1881 и отдѣльно) по рукп. парижской библ. Отдѣльныя части другихъ, болѣе пространныхъ хроникъ и нѣк. житія св. изд. Perruchon (въ Revue Semitique), Guidi, Conti Rossini (Reale Accad. [27-28] dei Lincei), Pereira и др. Исторію Лик-Аткума собирается издать нашъ соотечественникъ Лазарь Гольдшмидтъ.

При краткости, а для древняго періода и отсутствіи туземныхъ лѣтописей, иностранные источники для изученія исторіи Аб. особенно важны. Для перваго періода цѣнныя свѣдѣнія сообщаютъ классики, византійцы и сирійскіе писатели, затѣмъ на темное время VII—XIII в. проливаетъ нѣкоторый свѣтъ копто-арабская исторія александрійскихъ монофизитскихъ патріарховъ, наконецъ арабы, особенно Макризи и Эд-динъ Ахмедъ (Араб-Факихъ) доводятъ насъ до времени, для котораго, кромѣ уже болѣе обстоятельныхъ туземныхъ хроникъ, важнымъ источникомъ являются сообщенія западно-европейцевъ и вообще документы сношеній Аб. съ Европой. Начавшаяся съ крестовыхъ походовъ истребительная война Рима съ восточнымъ христіанствомъ, интересъ къ таинственному царству пресвитера Іоанна и португальскія открытія, познакомивъ Европу съ Абиссиніей, обусловили цѣлую огромную литературу объ этой странѣ, которая имѣетъ для ея изученія еще большее значеніе, чѣмъ иностранныя извѣстія о Россіи. Первый добросовѣстный трудъ принадлежать португальскому ксендзу Франциску Альварецу, участвовавшему въ посольствѣ короля Эммануила и прожившему въ Аб. 1520—6 г. Появившись въ неумѣлыхъ извлеченіяхъ въ 1540 г. («Verdadeira informasam do preste Joao» — «Достовѣрное извѣстіе о пр. Іоаннѣ»), онъ пріобрѣлъ большое распространеніе и переведенъ на многіе языки. Хуже трактатъ (Breve relaçao do embaixada do emperador Ethiopia. Lis в. 1565) бездарнаго латинскаго эксъ-патріарха Эѳіопіи Іоанна Бермудеца, нелишенный однако интереса благодаря важности описываемаго имъ времени. Записки дѣйствовавшаго въ Аб. въ началѣ XVII в. іезуита Альмейды издалъ въ сокращеніи въ 1658 г. Бальтазаръ Теллецъ (Tellez, Historia geral de Ethiopia), который воспользовался также записками латинскаго патріарха Альфонса Мендеца и далъ лучшій для своего времени трудъ объ Аб. Гоненія на папизмъ въ А. заставили бѣжать изъ родины нѣкоторыхъ особенно ярыхъ прозелитовъ, которые находили себѣ пріютъ въ Римѣ, въ Ватиканскомъ эѳіопскомъ подворьѣ св. Стефана и здѣсь писали эѳ. рукописи, ожидая лучшихъ дней. Чрезъ нихъ европейцы могли на мѣстѣ получать свѣдѣнія объ Аб. Въ числѣ ихъ былъ авва Григорій, пользуясь разсказами котораго и всей доступной тогда литературой, нѣмецкій оріенталистъ Леутхольфъ (Ludolf) написалъ свой знаменитый, впервые строго научный трудъ, не потерявшій до сихъ поръ значенія: «Historia Aethiopica» (Francof. ad M. 1681) съ двумя огромными комментаріями, заключающими массу свѣдѣній и далее изданныхъ текстовъ. Съ этихъ поръ изученіе Эѳіопіи пустило въ нѣмецкой наукѣ корни и принесло обильные плоды. Изъ другихъ нѣмецкихъ изслѣдователей назовемъ Рюппеля (Reise nach АЪ. Francof а. М. 1838), Heuglin’а (Reise in Nordostafrica, Gotha 1857; Reise nach Ab. Iena 1868), Rohlfs’a (Meine Mission nach Abess. Lpz. 1883). Затѣянная въ тридцатыхъ годахъ протестантская пропаганда въ Аб. также не была безплодна для знакомства съ этой страной; труды ея дѣятелей Гобата (Journal of а 3 years resid. in Abyss. Lond. 1834), Изенберга (Abess. und die evangel. Mission. Bonn 1844), Фляда (12 Jahre in Ab. Basel 1689) снабжаютъ цѣнными свѣдѣніями. — Въ концѣ прошлаго вѣка путешествовалъ къ истокамъ Нила шотландецъ Брюсъ, собравшій богатый матеріалъ и по исторіи Аб., онъ даетъ пересказъ тогда еще неизвѣстныхъ хроникъ. Но плохое знаніе языка и отсутствіе исторической подготовки было причиной многихъ промаховъ въ его Travels into Ab. 5 т. 1790. Edinburg. Его путешествіе заставило англійское правительство обратить вниманіе на Аб.; былъ отправленъ туда лордъ Валенсіа съ ученымъ секретаремъ Сольтомъ (Salt). Съ этого времени начинаются постоянныя путешествія англичанъ въ Аб. Кромѣ самого Сольта (Account of a voyage to Ab. 1814) назовемъ Гарриса (Clympes [29-30] of Ab. 1846), путешествовавшаго въ Шоа, и Бента, посѣтившаго въ 1893 г. Аксумъ и собравшаго важный эпиграфическій, археологическій и этнологическій матеріалъ (The sacred city of Ethiopians. Lond. 1893). — Французы проникли въ Аб. столѣтіемъ раньше. Въ концѣ XVII в. здѣсь былъ при дворѣ врачъ Понсѐ (Poncet, Relation d’un voyage en Ethiopie. Par. 1704); въ 1835 г. была неудачная миссія Комба и Тамисье (Combes et Tamisier. Voyage en Egypt etc. Par. 1846), зато путешествіе въ 1837 г. братьевъ Аббади (d’Abbadie 12 ans dans la Haute Ethiopie. Par. 1868) было весьма богато результатами. Была собрана огромная коллекція рукописей, записано много легендъ, составлены лучшіе въ настоящее время грамматики и словарь амхарскаго языка. Путешествіе имѣло важное значеніе и для возстановленія римской пропаганды: въ немъ участвовалъ итальянскій лазаристъ Канемо, трудъ котораго Viaggio missione cattolica (Roma 1857) также представляетъ научный интересъ. Другимъ представителемъ итальянской науки и пропаганды былъ кардиналъ Массайя, дѣйствовавшій въ Шавѣ 35 лѣтъ (съ 1846) и оставившій 8 томовъ in folio своихъ записокъ: I miei 35 anni in missione nella alta Etiopia.

Въ половинѣ истекшаго XIX столѣтія на Аб. обратили вниманіе и русскіе. 21 ноября 1847 года изъ Одессы отплылъ горный инженеръ полковникъ Ковалевскій, приглашенный египетскимъ пашей отыскивать золото въ Нубіи и Абиссиніи. Сопровождаемый 2,000 солдатъ, онъ доплылъ до 7 нильскаго катаракта и проникъ въ неизвѣстныя тогда области. Послѣдствіемъ была его книга: «Путешествіе во внутреннюю Африку» и поданная императору Николаю I записка о желательности учрежденія консульства въ Массовѣ для сношенія съ Абиссиніею. Въ это же время въ Іерусалимѣ горѣлъ любовью къ возсоединенію восточныхъ христіанъ великій православный іерархъ, тогда еще архимандритъ Порфирій (Успенскій), извѣстный дѣеписатель «Христіанскаго Востока». Живо интересуясь Абиссиніею, онъ сошелся съ іерусалимскими абиссинскими монахами, мирилъ ихъ съ армянами, собиралъ у нихъ объ ихъ родинѣ свѣдѣнія, которыя вошли вмѣстѣ съ почерпнутымъ изъ литературы въ его статьи объ Абиссиніи, печатавшіяся въ «Трудахъ Кіевской Дух. Академіи» (1866), бывшія въ свое время единственными на русскомъ языкѣ, и до сихъ поръ не потерявшими интереса. Желанія посѣтить лично Абиссинію ему не удалось осуществить, но по порученію Св. Синода онъ вступилъ въ переговоры съ коптскимъ патріархомъ Кирилломъ, бесѣдовалъ съ нимъ объ абиссинскихъ дѣлахъ и получилъ отъ него въ подарокъ абиссинскія вещи, хранящіяся въ музеѣ Кіевск. Дух. Академіи. Ему же принадлежитъ и записка «объ участіи Россіи въ судьбахъ Абиссиніи» и желательности сношеній съ нею. Въ 1879 царь Іоаннъ IV переслалъ чрезъ русскаго консула въ Іерусалимѣ императору Александру II письмо и крестъ художественной работы. Отвѣта не послѣдовало, а крестъ пожертвованъ въ Ливадійскую церковь. Вообще въ это время на абиссинскія письма не отвѣчали за неимѣніемъ знатоковъ амхарскаго языка: потомъ ихъ стали отправлять для перевода въ Египетъ или Іерусалимъ и такъ было до послѣдняго времени, пока мы не пріобрѣли первокласснаго знатока Эѳіопіи въ лицѣ проф. В. В. Болотова. — Извѣстенъ печальный исходъ первой русской экспедиціи въ Абиссинію въ 1888 подъ начальствомъ Ашинова, проникшаго туда гораздо раньше и архим. Паисія. Она имѣла значеніе для оживленія интересса нашего общества. Послѣднее десятилѣтіе было богато плодотворными проявленіями этого интереса. Упомянемъ путешествіе Машкова 1889—92 г., Леонтьева съ Елисѣевымъ, Звягинымъ и іером. Ефремомъ. Результатомъ его было отправленіе въ 1895 г. абиссинскаго посольства въ Россію, въ составъ котораго входилъ м. пр. іеродіаконъ Христодулъ, еще раньше прибывшій въ Россію и принявшій православіе. Если бы преждевременная смерть не похитила этого энергичнаго и ревностнаго служителя церкви, [31-32] русская наука могла бы быть ему столь же обязана, какъ нѣмецкая — Людольфову Григорію. На основаніи его разсказовъ написаны неподготовленными къ дѣлу людьми статьи: свящ. Вуколова „разсказы Абиссинца“ въ „Трудахъ Кіев. Дух. Акад.“ (1893, 1) и книга Долганева: „Страна Эѳіоповъ“ (СПБ. 1896). Послѣдняя, не смотря на всѣ свои недостатки и совершенную негодность исторической части, содержитъ въ себѣ свѣдѣнія, которыхъ не найти въ другихъ трудахъ. Важное значеніе и для науки имѣла экспедиція Краснаго Креста въ славную войну 1895 г. и учрежденіе въ Абиссиніи русской миссіи 1897. Участники производили разнаго рода наблюденія, изслѣдованія, собирали коллекціи. О. Александръ Головинъ, духовникъ первой экспедиціи, пріобрѣлъ значительное собраніе эѳіопскихъ богослужебныхъ и др. рукописей; Звягинъ и штабсъ-капитанъ А. Н. Гудзенко — прекрасныя коллекціи, изъ которыхъ первая вмѣстѣ съ рукописями о. Александра была выставлена въ Петербургѣ и другихъ городахъ Россіи, вторая — принесена просвѣщеннымъ собирателемъ въ даръ Академіи Наукъ, въ этнографическомъ музеѣ которой она доступна для ученыхъ и публики. О. Александру удалось даже пріобрѣсти такъ назыв. таботъ (см. ниже). Этотъ священный предметъ такимъ образомъ впервые попалъ въ Европу и хранится въ музеѣ СПБ. Дух. Академіи. — Наблюденія и изслѣдованія членовъ экспедиціи и миссіи выразились въ рефератахъ, статьяхъ, книгахъ. Какъ и слѣдовало ожидать они касаются главнымъ образомъ южныхъ областей. Поручикъ А. К. Булатовичъ совершилъ путешествіе въ малоизвѣстныя западныя и южныя провинціи, только что присоединенныя къ Абиссиніи и населенныя большею частью галласами; онъ дошелъ до рѣки Баро на з. и чрезъ страну Каффа до впаденія р. Омо въ озеро Рудольфа на югъ («Отъ Энтото до р. Баро». СПБ. 1897. «Изъ Абиссиніи на оз. Рудольфа»: Извѣстія Императорск. Рус. Географ. Общ. XXXV, 1899, 3: не смотря на неподготовленность автора и промахи, въ нихъ много важнаго матеріала). Полков. Л. К. Артамонову выпало на долю въ 1898 г., участвуя въ походѣ дадьязмача Тасамы для расширенія эѳіопскихъ владѣній, изслѣдовать уголокъ на правомъ берегу Бѣлаго Нила отъ Адидсъ-Абебы до бассейна Джуббы и Фашоды съ интересными племенами Мотча и Ямбо. Со временемъ обширные и разносторонніе результаты путешествія будутъ сдѣланы достояніемъ науки, а пока имѣются въ печати конспекты двухъ рефератовъ, прочтенныхъ изслѣдователей въ Географ. Общ. («Въ сердцѣ Африки», см. «Новое Время» 1-го мая 99 г.) и въ Обществѣ ревнителей военныхъ знаній („Русскіе въ Абиссиніи“). Изъ другихъ русскихъ путешественниковъ Федоровъ докладывалъ въ Географ. Общ. о своихъ наблюденіяхъ въ Шавѣ (Извѣстія XXXIII, 1897, 43), Д-ръ Щусевъ (тамъ же, стр. 449—52) о результатахъ своихъ наблюденій надъ почвами и земледѣліемъ этой области, а затѣмъ (13 окт. 99 г. см. „Новое Время“) о своемъ путешествіи въ Годжамъ, къ истокамъ Голубаго Нила, на о—ва оз. Цана (здѣсь въ одной церкви ему показывали крестъ и икону, полученные изъ Россіи) и въ разоренный Гондаръ; Пацукевичъ дѣлалъ въ томъ же Общ. докладъ о своей поѣздкѣ въ Харраръ и этнографическихъ наблюденіяхъ надъ галласами и сомалійцами (Извѣстія XXXIII 455). Наконецъ Ѳ. Криндачъ въ своей брошюрѣ „Очеркъ промышленности и торговли Абиссиніи“ (СПБ. 1899) проводитъ трезвый взглядъ на эту сторону возможныхъ сношеній и предостерегаетъ отъ увлеченій.

3. Очеркъ церковной исторіи Абиссиніи. Исторія Абиссиніи начинается съ сѣвера. Древнѣйшими культурными центрами были сначала Іеха, потомъ Аксумъ. Въ нихъ найдены остатки глубокой старины: попадающіяся въ Іехѣ краткія надписи др.-савейскаго письма относятся спеціалистами къ VIII—VII в. до Р. Х. Къ I в. по Р. Х. относятъ такъ назыв. „периплъ Эриѳрейскаго моря“, въ которомъ уже есть „столица Аксумитовъ“, [33-34] какъ складочное мѣсто отправляемой въ гавань Адулисъ (у Массовы) слоновой кости. Говорится, что надъ всѣмъ берегомъ царствуетъ Зоскалъ „расчетливый и корыстолюбивый, но честный и не чуждый греческой образованности“. Государство было торговымъ; Адулисъ былъ пунктомъ обмѣна египетскихъ и эѳіопскихъ произведеній на аравійскія, индійскія и европейскія; здѣсь шла оживленная торговля золотымъ пескомъ, слоновой костью, кожами, мѣхами и благовоніями. Предпріимчивые южно-аравійцы не даромъ облюбовали эти мѣста, но такое положеніе ихъ открыло доступъ и греческому вліянію; возникшее здѣсь царство вошло въ его сферу и причисляло себя не къ восточному, а къ классическому міру. Списанная Космой Индоплавателемъ и найденная Сольтомъ адулитанская надпись составлена на греческомъ языкѣ неизвѣстнымъ царемъ (имя отбито), повѣствующимъ о покореніи имъ множества странъ и племенъ (м. пр. Γάζη = геезъ, Σαμίνη — Сименъ) по обѣ стороны Чермнаго моря и объ образованіи т. обр. могущественнаго морскаго и торговаго государства „отъ Египта до собирателей ладона“. Монеты аксумскихъ царей этого времени также съ греческими надписями; существованіе въ числѣ ихъ золотыхъ указываетъ на полную самостоятельность государства. Націонализація его культуры идетъ быстрыми шагами. Отъ царя Аизаны (полов. IV в.) сохранилась въ Аксумѣ уже двуязычная греко-савейская надпись, отъ Эла-Амиды — уже на одномъ савейскомъ яз., отъ его сына — двѣ длинныхъ надписи на эѳіопскомъ геезъ. Дѣло идетъ о побѣдахъ царя надъ врагами, убившими его купцовъ и о покореніи южныхъ областей Нубіи и Алоа. Въ благодарность царь воздвигаетъ тронъ своимъ богамъ Астару, Баррацу и Медрѣ — тріадѣ боговъ неба, воды и земли, себя же величаетъ „сыномъ Махрема, непобѣдимаго врагами“, что въ греческихъ надписяхъ его предшественниковъ звучитъ „сынъ непобѣдимаго Арея“. Ясно, что цари были еще язычники, но несомнѣнно и то, что въ ихъ царствѣ уже готовился религіозный переворотъ. Въ эти бойкіе центры продолжали стекаться и греки и по прежнему жители южной Аравіи. И тамъ и тамъ христіанство уже въ это время было господствующимъ; въ Іеменѣ кромѣ того было много іудеевъ и жидовствующихъ. Проповѣдь христіанства и іудейства началась въ аксумскомъ царствѣ вѣроятно давно; обѣ религіи конкурировали; іудеямъ удалось обратить хамитское племя фалаша, обитавшее на высотахъ Самена, христіанство быстро распространилось среди господствующей расы. При Аизанѣ, авторѣ двуязычной надписи, у эѳіопскихъ христіанъ былъ уже свой епископъ, по крайней мѣрѣ Аѳанасій Великій приводитъ въ своей апологіи къ Константію письмо этого послѣдняго къ царямъ Аизанѣ и Сазанѣ, ἀδελφοί τιμιώτατοι, съ предупрежденіемъ ихъ противъ рукоположеннаго Аѳанасіемъ епископа Фрументія, неаріанскія убѣжденія котораго опасны-де для единства вѣры и спокойствія государства, и съ совѣтомъ отправить его на испытаніе къ аріанскому еп. Григорію. Свв. Фрументій и Эдессій у Руфина называются просвѣтителями Эѳіопіи, но сами абис. имѣютъ о нихъ только переведенное съ греческаго сказаніе въ синаксарѣ, называютъ перваго Фроменатосъ и авва Салама и относятъ его дѣятельность не къ Аизанѣ, котораго не помнятъ, а къ Абреха и Ацбеха, царствовавшимъ позже. Это первое православное христіанство Абиссинія вѣроятно получила отъ грековъ, селившихся въ приморскихъ торговыхъ городахъ, окончательное же обращеніе всего народа, послѣдовавшее не ранѣе конца V в., идетъ не отъ нихъ. Преданіе говоритъ о прибытіи въ Абиссинію изъ римской имперіи девяти преподобныхъ, которые „утвердили православную вѣру“, т. е положили начало монофизитству. Зависимость эѳіопской церкви отъ коптской указываетъ, что эти монахи или вообще просвѣтители Абиссиніи пришли изъ монофизитскаго Египта, а церковная терминологія заставляетъ предполагать участіе въ этомъ [35-36] дѣлѣ и монофизитовъ Сиріи. — Христіанство, какъ мы видѣли, содѣйствовало укорененію за Абиссиніею имени «Эѳіопія»; знакомство со Св. Писаніемъ вѣроятно обусловило созданіе извѣстной династической легенды о происхожденіи царей отъ Соломона, Савской царицы Македы и сына ихъ Менилька или Ибнъ-Хакима. Легенда эта была извѣстна въ южной Аравіи еще повидимому до ислама и могла быть занесена въ Африку переселенцами христианами или іудеями; но и помимо того, аксумскіе цари, владычествовавшіе на обоихъ берегахъ и носившіе титулъ царей Хомера и Райдана и Савы, имѣли данныя пріурочить ее къ себѣ и дать поводъ къ образованію цикла сказаній и чаяній, составляющихъ содержаніе династическаго романа «Кебра-нагастъ» = «Слава царей», окончательная редакція котораго, кажется, относится лишь къ XIV в. — Крещеніе Абиссиніи окончательно указало ей мѣсто въ группировкѣ державъ. Она была рядомъ съ Римской и Персидской третьей равноправной великой державой; симпатіи ея еще раньше были на сторонѣ первой, теперь религіозныя связи скрѣпили культурныя. Монофизитство не было препятствіемъ: оно по временамъ бывало сильно и при византійскомъ дворѣ. Цари Аксума и (новаго) Рима, связанные общимъ происхожденіемъ отъ Соломона и единой вѣрой во Христа, по сказанію «Кебра-нагастъ», подѣлили между собой владычество надъ міромъ. Какъ защитники церкви и союзники Римской имперіи эѳіопскіе цари выступаютъ уже въ началѣ VI в. (525), когда Эла-Ацбега=Калебъ (Ἐλεσβάας) далъ этому доказательство, наказавъ южно-арабскихъ жидовствующихъ гонителей христіанъ и выместивъ на Ду-навашѣ смерть св. мучениковъ наджранскихъ. Такой подвигъ стяжалъ ему славу: онъ почитается въ православной церкви (Елезвой 24 окт.), а абис. по недоразумѣнію пріурочили къ его времени свое крещеніе и жизнь св. Фрументія, различая Эла-Ацбеха отъ Калеба и считая героемъ войны царя съ послѣднимъ именемъ. Недоразумѣніе можетъ быть объясняется и этимологіей Абреха — «освѣтилъ» и Ацбеха=«просвѣтилъ» (Абреха можетъ быть=Авраамъ, вассальный царекъ тафарскій у Калеба). При преемникѣ Калеба, отказавшагося отъ престола и постригшагося въ монахи, Габра-Маскалѣ (=Рабъ Креста) по сказанію лѣтописи, эѳіопск. церковь получила пѣснописца и сладкопѣвца въ лицѣ Яреда, творца церковнаго пѣнія. Затѣмъ начинаются для нея трудныя времена. Сначала отсутствіе въ Александріи послѣ 538 г. монофизитскаго патріарха и православная политика Юстиніана не лишили ее благодати священства только благодаря хитрости Ѳеодоры, затѣмъ водворившійся въ Египтѣ исламъ и упадокъ коптской церкви, закоснѣвшей въ своемъ отпаденіи отъ вселенскаго единства, отрѣзали Эѳіопію отъ культурнаго христіанскаго міра. Сношенія съ патріаршимъ престоломъ затруднились, въ замѣщеніи абис. каѳедры играли роль и калифы, государи патріарха. Присылавшіеся митрополиты не всегда бывали на высотѣ положенія, но и своеобразной иноязычной епархіей то же было не легко управлять, особенно при разнаго рода интригахъ, и нѣкоторые изъ нихъ сами удалялись. Абиссинія иногда вовсе оставалась безъ іерарха; бывали случаи, что на митрополичьемъ престолѣ сидѣли непосвященные. Наконецъ въ странѣ наступили смуты, угрожавшія самому существованію церкви. Произошло возстаніе полунезависимыхъ іудействующихъ фалаша. Какая-то нечестивая царица, по одному преданію Эсатъ-Гудитъ, по другому — Тердаэ-Гобацъ, завладѣла страной, разрушала церкви, перебила царскій „Соломоновъ“ родъ, кромѣ одного члена, спасеннаго въ Шаву. Въ это время погибло множество памятниковъ церковной древности. Пять коптскихъ патріарховъ конца X в. не посылали въ Абиссинію митрополитовъ и только Филоѳей (981—1002) получилъ отъ Георгія, царя Нубіи, письмо съ извѣстіемъ о посольствѣ къ нему абиссин. царя относительно содѣйствія для полученія митрополита, такъ какъ въ странѣ уже почти не осталось священниковъ. [37-38] Филоѳей, рукоположившій на аб. каѳедру Даніила, ублажается какъ возстановитель церкви. Царь, озаботившійся этимъ дѣломъ, былъ вѣроятно родоначальникомъ новой династіи, изгнавшей нечестивую царицу. Лѣтописи называютъ эту династію Загве и отмѣчаютъ ее, какъ не Соломонову. Наиболѣе извѣстенъ въ ней Лалибала, причисленный за свое усердіе въ дѣлѣ созиданія храмовъ къ лику святыхъ. Къ нему возводятъ монолитныя церкви въ г. Роха (въ Ласта), построенныя по сознанію самихъ абиссин. иноземными мастерами, можетъ быть спасавшимися отъ гнета ислама изъ Египта или Сиріи. — Вскорѣ послѣ смерти Лалибалы наступаетъ новый переворотъ и эпоха, въ которую Абиссинія мало по малу принимаетъ свой современный обликъ. Вѣка XIII—XV были временемъ выработки тѣхъ условій, которыя господствуютъ въ Абиссиніи и понынѣ. Аксумскій періодъ кончился. Престолъ переходитъ, по убѣжденію абис., опять къ потомку старой династіи Іекунъ-Амлаку (1270), будучи якобы добровольно уступленъ Загвеями, склоненными авторитетомъ митрополита Кирилла, игумена хайкскаго Іасусъ-Моа и дабралибанскаго Такла-Хайманотъ, наиболѣе чтимаго святаго эѳіопской церкви. Легенда повѣствуетъ далѣе о «завѣтѣ» между этими дѣятелями, по которому потомки великодушной династіи получили въ наслѣдственное владѣніе Ласту, митрополитомъ не можетъ сдѣлаться ни одинъ туземецъ, а долженъ на вѣчныя времена присылаться коптъ, настоятели хайкскаго монастыря должны быть всегда «акабэ-саатаами» (см. ниже), а дабралибаносскіе преемники Такла-Хайманотъ — занимать вторую по митрополитѣ должность «эчеге» (см. ниже); кромѣ того духовенство получаетъ на свое содержаніе треть земли. Такъ объясняютъ абис. свой своеобразный церковный порядокъ. Они думаютъ, что узаконеніе іерархической зависимости отъ коптовъ идетъ отъ Такла-Хайманотъ, желавшаго этимъ обезопасить церковь при ея изолированности отъ одичанія; на самомъ же дѣлѣ это едва ли не было дѣломъ коптовъ, которые именно въ это время стали прилагать усилія къ закрѣпленію за собой эѳіопской церкви, наученные примѣромъ одного царя, который въ первой половинѣ XII в. пытался добиться автокефальности и едва не достигъ ея, а также и самого Іекунъ-Амлака, пригласившаго митрополита изъ Сиріи, который сталъ сѣять несторіанство и производить смуты. Кромѣ того угроза развивающагося ислама заставила стремиться коптовъ къ тѣснѣйшему единенію и нивеллировкѣ. Митрополитъ Салама III сдѣлалъ въ концѣ XIII в. съ арабскаго новый переводъ Св. Писанія, его сподвижникъ Григорій перевелъ Копто-арабскій часословъ вмѣсто употреблявшагося до тѣхъ поръ туземнаго. — Новой династіи, пребывавшей теперь уже на югѣ, въ Тагвельтѣ шаванскомъ, пришлось прежде всего сводить счеты съ іудеями и впавшими во время ихъ господства въ іудейство областями но гораздо опаснѣе для церкви былъ исламъ. Во время смутъ государство и народъ перестали быть торговыми, войны поглощали всѣ интересы; мусульманская эра поставила точку абис. господству на обоихъ берегахъ моря, а перенесеніе центра въ Шаву отдалило отъ моря. Между тѣмъ переселенія изъ Аравіи продолжались, но теперь шелъ магометанскій элементъ, осѣвшій въ юго-вост. прибрежныхъ областяхъ (Зейла, Ифатъ, Дауаро, Бали, Фатагаръ и др.). Захвативъ въ свои руки торговлю и пользуясь смутами и слабостью новой династіи, онъ сдѣлался независимымъ. Благодаря матеріальному и культурному превосходству магометанамъ даже удалось найти доступъ ко двору, захватывать должности и даже породниться съ царями. Наконецъ при царѣ Амда-Сіонѣ («Столпъ Сіона» 1312—1342) возстаніе Сабръ-Эддина, вассальнаго князя Ифата, было началомъ вѣковой борьбы абиссин. христіанства съ напоромъ ислама. Сабръ-Эддинъ пошелъ на страну, жегъ церкви, избивалъ или совращалъ въ исламъ христіанъ. На его сторону стали всѣ магометанскіе вассалы Аб. и они уже помышляли [39-40] объ истребленіи Христовой вѣры въ ней. Но грозный Амда-Сіонъ нанесъ имъ уничтожающее пораженіе, взялъ въ плѣнъ и казнилъ многихъ изъ нихъ, а страну ихъ подвергъ разоренію. При его преемникахъ снова начались бунты, борьба шла съ перемѣннымъ счастьемъ, пока Зара-Якобъ („Сѣмя Іаковлево“ 1414—68) и Баэда Марьямъ (1468—78) новыми побѣдами не обусловили временныхъ передышекъ, необходимыхъ для внутреннихъ дѣлъ. Зара-Якобъ (или Константинъ) былъ однимъ изъ выдающихся дѣятелей своего вѣка. Онъ отличался рѣдкими богословскими знаніями и энергіей. Дѣятельность его была направлена прежде всего на усиленіе царской власти, къ обузданію вассаловъ, которыхъ онъ старался замѣнять чиновниками, къ окруженію личности носителя идеи верховной власти ореоломъ блеска и величія, для чего былъ заведенъ придворный этикетъ, и особа царя сделалась почти недоступной и невидимой. И въ церковныхъ дѣлахъ Зара-Якобъ велъ себя, какъ полный хозяинъ: созывалъ соборы, рѣшалъ богословскіе споры, и произвелъ рядъ предписаній и мѣръ для поднятія церковнаго благочинія и набожности. Источниками для него служили Библія и сборникъ (апокрифическихъ) апостольскихъ и соборныхъ (признававшихся монофизитами) постановленій, переведенный съ арабскаго и извѣстный у эѳіоповъ подъ именемъ „Синодосъ“. Царь старался распространять эту книгу и даже послалъ ее для руководства къ абис. іерусалимскимъ монахамъ вмѣстѣ съ письмомъ, въ которомъ просилъ молиться за себя и праздновать установленные имъ праздники. Руководствуясь гл. обр. этими источниками, царь написалъ свою „Книгу свѣта“ (Мацхафа Берханъ), въ которой борется съ суевѣріями, остатками язычества, ересями, дѣлаетъ предписанія на счетъ отправленія ежедневныхъ рядовыхъ службъ, таинствъ, убѣждаетъ духовенство обращать больше вниманія на поученіе народа и на собственное назиданіе частымъ чтеніемъ Св. Писанія. Своеобразно толкуя свои руководства, онъ предписалъ празднованіе субботы („да не прейдетъ іота едина“) наравнѣ съ воскресеньемъ („двѣ субботы“) и этимъ прекратилъ расколъ, такъ к. монахи устава св. Евстаѳія раньше строго субботствовали и укоряли церковь въ небреженіи къ этому дню, ввелъ 33 праздника въ честь Божіей Матери, руководствуясь вздорной книгой „Знаменія Маріи“, которую приказалъ перевести съ арабскаго для назидательнаго чтенія своихъ подданныхъ. Кромѣ того онъ установилъ строгое празднованіе дважды въ мѣсяцъ праздника въ честь Безплотныхъ: разъ вмѣстѣ съ коптами въ честь арханг. Михаила и разъ въ честь другихъ архангеловъ поочереди; къ нему же восходитъ установленіе и другихъ ежемѣсячныхъ праздниковъ. Боролся царь и съ еретиками. Въ 1439 г. онъ созвалъ соборъ по поводу анти-церковнаго ученія священника За-Микаэля, соблазнявшагося антропоморфизмомъ и дошедшаго такимъ путемъ до отрицанія Троичности. Царь, при отсутствіи тогда митрополита, самъ убѣдилъ еретиковъ, доказавъ имъ несовместимость ихъ ученія съ монофизитствомъ. Съ упорными царь былъ неумолимо строгъ и велѣлъ побить камнями какихъ-то „стефанитовъ“, не покланявшихся кресту и Божіей Матери и не убѣдившихся царскимъ диспутомъ. Мѣсто казни, прославленное какими-то явленіями, было выбрано царемъ для новой резиденціи „Дабра-Берханъ“ („Гора свѣта“), которую В. В. Болотовъ остроумно сравниваетъ съ Эскуріаломъ и ея грознаго основателя, царя—богослова, фанатически казнившаго даже собственныхъ сыновей, увлекавшихся вмѣстѣ со многими изъ народа культомъ какихъ-то языческихъ божествъ Даска и Дино, — съ Филиппомъ II. При такихъ условіяхъ дики попытки папистовъ представить его уніатомъ, продавшимъ свою церковь на пресловутомъ Флорентійскомъ соборѣ. Аб. монахи, подписавшіе декретъ послѣдняго, были посланы изъ Іерусалимскаго монастыря безъ вѣдома царя, столь ревностнаго монофизита, что для него само ученіе о Св. Троицѣ [илл.] [41-42] имѣло силу въ связи съ этимъ представленіемъ. — Церковно-законодательная дѣятельность Зара-Якоба при всѣхъ своихъ крайностяхъ и утрировкѣ, при всей даже непослѣдовательности (напр, борьба съ суевѣріями и распространеніе книги «Знаменія Маріи») имѣла тотъ хорошій результатъ, что действительно подняла въ Аб. церковность, которая явилась оплотомъ противъ пропаганды и вынесла на плечахъ эѳіоп. церковь въ слѣдующіе два вѣка тяжелыхъ испытаній. Распространенный Зара-Якобомъ „Синодосъ“ и его обрядовыя нововведенія по свидѣтельству самихъ же іезуитовъ оказались такими забралами, о которыя разбились все стрѣлы папскаго воинства.

XVI вѣкъ былъ временемъ особаго напряженія борьбы африканскаго христіанства съ исламомъ. Подъ его ударами оно наконецъ пало въ Нубіи, и Аб. оставалась единственнымъ маякомъ света Христова, который не разъ былъ здѣсь близокъ къ угасанію. Въ 1529 г. въ Зейлѣ появляется султанъ Ахмедъ-бенъ-Ибрагимъ по прозванію Грань („Лѣвша“). Въ союзе съ египетскими турками и съ ихъ артиллеріей, онъ рѣшилъ покорить Аб., колонизировать ее магометанами-сомалійцами и истребить христіанство. Царь Лебна-Денгель или Давидъ II (1508—40) терпѣлъ отъ него пораженія и терялъ области. Грань овладѣлъ Амхарой, Тигрэ, сжегъ Аксумъ съ его святынями. Несчастный царь умеръ, спасаясь по пустынямъ. Сыну его Клавдію (Галавдевосъ 1540—59) съ помощью португальцевъ удалось отвоевать царство. Грань былъ убитъ, но и самъ царь погибъ при вторженіи его преемника Нура. Окончательно сломилъ могущество ислама Сарца-Денгель (1563—94), который спасъ также Аб. отъ турокъ, отрѣзавшихъ ее отъ моря на с. после того, какъ неинтересовавшіеся болѣе торговыми предпріятіями абиссинцы пустили ихъ въ Массову на вассальныхъ правахъ, отдавъ исполу торговыя выгоды. Усилившись и заведя артиллерію, турки вышли изъ повиновенія и даже стали покорять аб. области. После перваго бегства своего войска, испугавшагося турецкаго военнаго искусства, Сарца Денгель разбилъ всетаки турокъ, прогналъ ихъ съ занятой территоріи въ Массаву, которая, хотя и на вассальныхъ правахъ, все же осталась въ ихъ рукахъ и уже больше не возвращалась аб. Отбитыя орудія были началомъ аб. артиллеріи. Сарца-Денгель разбилъ также новаго врага Аб. — галласовъ. Этотъ воинственный и способный хамитскій народъ появляется около 1542 у южныхъ границъ, переселяясь изъ экваторіальной области великихъ озеръ, упорно надвигаясь на плодородныя страны, подавляя, подобно германцамъ, массой и истребляя все на пути. Только соперничество отдѣльныхъ племенъ ихъ спасло Аб. отъ гибели. Галласы заняли нѣкоторыя изъ восточныхъ областей, нѣкогда подвластныхъ магометанамъ, осѣли въ Шавѣ и даже Годжамѣ, Дамотѣ и Бегамедрѣ и, заселивъ горы, отдѣляющія Шаву отъ Амхары, разрѣзали Аб. на две части. Начались взаимныя войны, культурныя вліянія и мало по малу галласскій элементъ сталъ играть не последнюю роль въ государственной и экономической жизни страны. — Въ это же время эѳіопскую церковь посетило новое испытаніе въ лицѣ римской пропаганды. Стремленіе отыскать невѣдомое царство пресвитера Іоанна привело Іоанна II португальскаго къ снаряженію посольства. Послѣ долгихъ поисковъ посолъ Covilhao добрался до резиденціи царя Александра (Эскендеръ 1478—95), былъ ласково принятъ, но задержанъ, какъ культурная сила. По его совѣту царица Елена, управлявшая за малолѣтствомъ Лебно-Денгель, въ виду угрожающей силы ислама отправила въ Лиссабонъ армянина Матѳея съ предложеніемъ союза противъ невѣрныхъ. Отвѣтное посольство короля Эммануила застало уже Лебно-Денгеля правящимъ и одержавшимъ временную побѣду. Онъ принялъ его сухо, но после появленія Граня сталъ заискивать сочувствіемъ къ латинству. По смерти митрополита Марка онъ даже порвалъ съ коптской церковью и послалъ состоявшаго при посольствѣ [43-44] ксендза Бермудеца въ Европу для поставленія въ патріархи съ просьбой о помощи. Папа Павелъ III сдѣлалъ его „патріархомъ Эѳіопіи и Александріи и моря“; въ Римѣ онъ нашелъ цѣлую общину аб., бѣжавшихъ отъ магометанъ и издавшихъ по повелѣнію папы Новый Завѣтъ и эѳіоп. литургію. Подворье св. Стефана для эѳіоповъ-уніатовъ вѣроятно существовало еще съ Флорентійскаго собора. Изъ Лиссабона послали Христофора-де-Гама (родственника знаменитаго Васко) съ 400 воиновъ, которые и оказали помощь царю Клавдію въ отвоеваніи государства. Грань палъ отъ руки португальца, а де-Гама самъ погибъ, сражаясь за Аб. Но «патріархъ» Бермудецъ скоро потерялъ кредитъ. Не отличаясь высокими нравственными качествами, онъ не блисталъ и ученостью. Царь, разбивъ его въ богословскому спорѣ, опять послалъ въ Каиръ за митрополитомъ. Сосланный Бермудецъ даже едва не былъ казненъ за неблаговидные поступки и только по заступничеству преданныхъ царю португальцевъ былъ высланъ въ португ. владѣнія въ Индіи (Гоа). Неудачей кончилась и попытка папы Юлія III послать въ Аб. новорожденныхъ іезуитовъ (Лойола самъ не прочь былъ ѣхать) въ лицѣ Нунеца Баррето какъ «патріарха» (1554), Андрея Овіедо и Мельхіора Канейро, какъ епископовъ. Мудрый Клавдій созналъ политическую опасность іезуитской пропаганды и велъ себя крайне сдержанно, чѣмъ озлобилъ Овіедо, посланнаго впередъ «патріархомъ» изъ Индіи для подготовки почвы. Тогда Баррето не явился въ страну, а Овіедо уѣхалъ въ основанный папистами монастырь Фремону (въ честь св. Фрументія), откуда громилъ и клялъ эѳіопскую церковь, а въ Европу писалъ о необходимости подчинить ее военной силой. Умеръ онъ здѣсь въ 1577 г., числясь «патріархомъ». Его іезуитская свита была частью перебита, но орденъ не оставилъ видовъ на Аб. Въ 1603 удалось проникнуть туда Петру Паэзу — наиболѣе свѣтлой личности въ этомъ темномъ дѣлѣ. Усвоивъ эѳіоп. яз., онъ началъ проповѣдь не съ царя, а съ бѣдныхъ и устроилъ миссіонерскую школу. Слава о его жизни, учености и дѣятельности скоро привела его ко двору. Царь За-Денгель (1604—7) удивился его богословскимъ познаніямъ и успѣхамъ его учениковъ, которые безъ труда на его глазахъ разбивали монофизитское духовенство. Онъ запретилъ праздновать субботу, написалъ Клименту VIII и Филиппу III исп. письмо съ просьбой прислать ему мастеровыхъ, солдатъ и миссіонеровъ, и проектировалъ, изгнавъ турокъ изъ Массавы, отдать ее испанцамъ для постоянной связи Аб. съ Европой. Но возсталъ правовѣрный Годжамъ, митрополитъ Петръ отлучилъ царя отъ церкви, и онъ погибъ въ борьбѣ съ собственными подданными. Еще болѣе ревности къ папизму проявилъ ц. Сисинній (Суснейосъ 1607—32), распространявшій его даже среди язычниковъ своего государства. Григорій XV отправилъ «патріархомъ» Альфонса Мендеца съ двумя епископами и іезуитской свитой, которые опять стали дѣйствовать круто и неумѣло, вводя римскій обрядъ, перерукополагая священниковъ. Царя, и безъ того склоннаго къ папизму и торжественно совратившагося въ февралѣ 1526 г., они еще болѣе привязали къ себѣ, выстроивъ великолѣпный каменный дворецъ въ Гондарѣ («гембъ») и въ др. мѣстахъ, нафанатизировали его до того, что онъ воздвигъ настоящее гоненіе на приверженцевъ родной вѣры. Въ странѣ водворился терроръ. Не былъ пощаженъ и митрополитъ Симеонъ и много знати и простыхъ людей, «сдѣлавшихся мучениками за вѣру и умершихъ изъ-за франковъ», по выраженію лѣтописи. Тогда стали возставать цѣлыя провинціи, появляться неразлучные спутники іезуитовъ самозванцы, смутами пользовались внѣшніе враги. Наконецъ наслѣдникъ престола Василидъ сказалъ отцу: «всѣ возстаютъ изъ-за этой франкской вѣры, о которой мы ничего не слыхали и которой нѣтъ въ книгахъ нашихъ отцовъ… Дай обѣтъ вернуться къ Александрійской вѣрѣ, если она даруетъ тебѣ побѣду надъ врагами». [45-46] Солдаты, воодушевленные обѣщаніемъ царя вернуть имъ родную вѣру, храбро разбили враговъ. Царь объявилъ свободу религій и отказался отъ престола въ пользу Василида (Фасиладасъ 1632—67), который тотчасъ же изгналъ іезуитовъ и подъ страхомъ казни запретилъ появляться новымъ. Безъ крайностей реакціи дѣло, конечно, не обошлось. Послѣдніе «франки» были выгнаны при царѣ Іоаннѣ I (1667—82) и дальнѣйшія попытки пропаганды (со стороны уже капуциновъ) долго кончались или казнью назойливыхъ монаховъ, или, въ лучшемъ случаѣ, платоническимъ сочувствіемъ нѣкоторыхъ царей. Народъ ликовалъ и сложилъ пѣснь: «Спаслись овцы эѳіопскія отъ западныхъ гіэнъ… Ликуйте, ликуйте и пойте Аллилуіа»…, хотя отдѣльныя личности, особенно Паэзъ, оставили по себѣ свѣтлыя воспоминанія и еще въ этомъ столѣтіи про нихъ ходили легенды. — Полемика, возбужденная пропагандой, расшевелила богословскіе умы главнымъ образомъ по роковому вопросу о двухъ естествахъ. Немедленно по изгнаніи іезуитовъ въ исторіи аб. церкви начинается продолжающійся до сихъ поръ періодъ богословскихъ распрей, приведшихъ къ расколу. Въ ревностномъ Годжамѣ возникаетъ среди монаховъ устава св. Евстаѳія реакція противъ діофизитства въ видѣ строго монофизитскаго ученія о „помазаніи“ (кебатъ), чрезъ которое Богъ—Слово неизреченно соединился съ человѣчествомъ во едину ѵпостась, въ краткой формулѣ: «помазаніемъ Онъ Сынъ существа». Противниками выступили «духовныя чада» Такла-Хайманота въ Дабра Либаносѣ, говоря болѣе умѣренно, что «Единымъ естествомъ содѣлался Богъ Слово не чрезъ помазаніе, а чрезъ соединеніе (товахдо) и пребылъ Сыномъ существеннымъ», что проявленія «помазанія» были послѣ «соединенія» въ земной жизни Спасителя и что оно обозначаетъ Его «мессіанское служеніе». Они право вѣрили, что Сынъ существенный есть Христосъ по человѣчеству, и въ признаніи различія этой человѣческой стороны заходили дальше всѣхъ монофизитовъ. Въ связи съ этимъ они говорятъ о трехъ рожденіяхъ Спасителя: предвѣчномъ (отъ Отца), во времени (отъ Матери), и отъ Св. Духа; второе есть соединеніе, третье — помазаніе («помазаніемъ Сынъ благодати»). Оно совершено Отцомъ въ моментъ соединенія, т. е. воплощенія, но явлено міру во Іорданѣ. Какъ прямая противоположность этому близкому къ православію ученію выдѣлилась въ Тигрэ изъ «кебатъ» наиболѣе крайняя монофизитская доктрина, заслонившая годжамскую. Она учитъ, что Христосъ помазалъ Самъ Себя Самимъ Собою, что человѣчество Его поглощено Божествомъ, что при вознесеніи Онъ совлекъ съ Себя даже плоть. Этотъ толкъ, называемый «вѣрой ножа», приближается къ юліанизму и доходитъ до докетическихъ положеній. Въ связи съ этими крупными вопросами стоятъ еще другіе, волнующіе абис.: 1) о природѣ человѣка новорожденнаго и 2) о почитаніи Божіей Матери. Держась пелагіанскаго воззрѣнія о возможности грѣха лишь при сознаніи, одна партія утверждаетъ, что младенцы раждаются безгрѣшными; но другая, къ которой примыкаетъ и партія «соединенія», считая сознательное съ перваго мгновенія существованіе человѣческой души единственно достойнымъ Богочеловѣка, говоритъ о сознательности утробной жизни, а слѣдовательно и о возможности грѣха до рожденія. Съ другой стороны, послѣдователи «вѣры ножа» боятся неумѣреннымъ чествованіемъ Богоматери напоминать о единосущіи намъ Спасителя по человѣчеству, тогда какъ дабралибаносцы стараются ревностью въ этомъ отношеніи очистить себя отъ подозрѣнія въ діофизитствѣ и латинствѣ (папистовъ считаютъ «врагами Маріи!») и говорятъ неправославно, что Божіей Матери подобаетъ вмѣстѣ съ Ея Сыномъ божеское поклоненіе. Борьба толковъ происходила и на соборахъ, и при дворѣ, и отражалась въ политикѣ. На соборѣ 1681 г. годжамцы были преданы анаѳемѣ и изгнаны; при царѣ Іясу I (1682—1706) было три собора, окончившихся также въ пользу партіи «соединенія». Недовольные годжамцы приняли участіе въ [47-48] заговорѣ противъ царя, который былъ свергнутъ, а потомъ и убитъ. Но и сынъ его Такла-Хайманотъ I (1706—8) не оказался сговорчивѣе. И онъ былъ убитъ не безъ участія годжамцевъ, взявшихъ на этотъ разъ на себя роль мстителей за царя-мученика (Іясу). Слѣдующіе цари Ѳеофилъ (Тевофлосъ 1708—11) и Давидъ III (1716—1721) были на сторонѣ «помазанія». Митрополитъ Христодулъ, желая примирить противниковъ послѣ собора 1721 г., предложилъ формулу: «соединеніемъ Сынъ Единый, и помазаніемъ бысть Христосъ», но этимъ не достигъ ничего: на улицахъ Гондара произошли демонстраціи и смуты съ человѣческими жертвами, а царь издалъ указъ: „помазаніемъ Сынъ существа“ и гналъ дабра-либаносскихъ монаховъ. Слѣдовавшіе за Христодуломъ митрополиты, какъ копты, еще опредѣленнѣе стали на сторону крайняго толка «вѣры ножа», что даже сообщило ей названіе партій «абунистовъ». Фанатизмъ обострялся, и къ 1830 между толками произошелъ формальный расколъ, выразившійся въ прекращеніи церковнаго общенія и взаимномъ анаѳематствованіи.

Параллельно съ упадкомъ церковнаго единства происходилъ и упадокъ государственной цѣлости. Весь конецъ XVIII и первая половина XIX в. прошли въ непрерывныхъ междоусобіяхъ изъ-за престола, чѣмъ пользовались правители областей — расы (сб. «главы»), добившіеся почти полной самостоятельности. Отъ царской власти осталась тѣнь; престоломъ распоряжались расы—визири, возводя и низводя царей; областные расы вели между собой постоянныя войны. Этимъ пользуются сосѣди, особенно галласы, разселяясь больше и больше по Аб. и проникая во всѣ сферы государственной жизни. Наконецъ знаменитому Касѣ дамбьянскому, не происходившему изъ царскаго рода, удалось объединить имперію и при содѣйствіи митрополита Саламы короноваться подъ именемъ Ѳеодора II (1855—68). Въ благодарность за это царь объявилъ крайнее монофизитство, котораго держался митрополитъ, господствующимъ; пользуясь этимъ, подъ видомъ религіозной ревности, покорилъ дабралибаносскую Шаву и устроилъ комедію собора съ поставленнымъ за дверями палачомъ. Но дружба была непродолжительна. Саламѣ, человѣку самостоятельнаго характера и уважавшему свой санъ, трудно было ужиться съ энергичнымъ деспотомъ, повернувшимъ ходъ исторіи; кромѣ того царь посягалъ на церковныя имущества, необходимыя въ это трудное время для государственныхъ потребностей, а также требовалъ, чтобы духовенство являлось къ нему, какъ помазаннику, съ непокрытой головой, какъ предъ кивотъ Господень. Дѣло наконецъ дошло до того, что Ѳеодоръ превратился въ гонителя церкви: жегъ храмы, ломалъ таботы, разрушилъ Гондаръ, какъ „поповскій городъ“, посадилъ на цѣпь митрополита, глумился надъ нимъ, приказывалъ солдатамъ не соблюдать постовъ и пр. Но этимъ онъ потерялъ всякую популярность и поддержку въ народѣ. Вступившій на престолъ послѣ его трагической смерти Іоаннъ IV, также происходившій не изъ царскаго рода (1868—89), былъ образцомъ благочестиваго эѳіопскаго царя; строгость его жизни дала поводъ многимъ даже считать его монахомъ. Къ сожалѣнію этотъ тиграецъ былъ фанатикомъ «вѣры ножа» и подавлялъ всѣми мѣрами умѣренное ученіе, не останавливаясь предъ жестокостями. Неумолимъ также онъ былъ и къ западнымъ пропагандистамъ, которые, пользуясь смутами, опять успѣли появиться уже въ двухъ видахъ, какъ паписты и какъ протестанты. Въ 1838 въ Тигрэ проникъ лазаристъ Сапето ко двору раса Убіэ, который принялъ его радушно. Вскорѣ папа поручилъ лазаристамъ возобновленіе пропаганды и поставилъ во главѣ ея Юстина де Якобисъ, который по прибытіи въ Адую повелъ дѣло осторожно, привлекая строгостью жизни, бесѣдуя о вѣрѣ и посѣщая туземные храмы. Расъ къ нему благоволилъ и даже довѣрилъ посольство въ Египетъ къ коптскому патріарху за митрополитомъ. Онъ воспользовался этимъ случаемъ для поѣздки въ Римъ, чтобы показать его уловленнымъ неофитамъ и [49-50] обратить вниманіе папы на эѳіопскія дѣла. По возвращеніи онъ основалъ на с. Аб. семинарію, а папа выдѣлилъ въ апостольскую префектуру Шаву и область галласовъ, назначивъ туда епископомъ итал. капуцина Массайю (1846), который первымъ дѣломъ посвятилъ де-Якобиса въ епископы и велъ довольно удачно дѣло въ своей епархіи, пріобрѣтя уваженіе туземцевъ. Однако со времени возстановленія единодержавія положеніе сильно пошатнулось. Какъ Ѳеодоръ, такъ и Іоаннъ, такъ и нынѣ царствующій Менеликъ II отлично понимаютъ опасность пропаганды не только для родной церкви, но и для государственности. На миссіи неоднократно воздвигалось гоненіе и отъ подавленія ихъ спасло лишь временное занятіе сѣв. областей съ очагомъ папизма — Кереномъ египтянами. Появленіе у Массовы, перешедшей въ 1866 отъ турокъ къ египтянамъ и занятой итальянцами по предложенію Англіи, въ 1885, Эритрейской колоній, беззаконное присоединеніе къ ней чисто абис. областей: Керена, Асмары и др. и гнусный Учалійскій договоръ, обманувшій всю Европу, кромѣ Россіи, открыли римской пропагандѣ новые пути. Нечего и говорить, что Эритрея сдѣлалась ея очагомъ. При существованіи старыхъ учрежденій лазаристовъ, которыхъ итальянское правительство не долюбливаетъ, какъ французовъ, было открыто много новыхъ школъ (патера Бономи въ Асмарѣ, сестеръ св. Анны въ Ассабѣ), костеловъ, филантропическихъ учрежденій. Учалійскій обманъ далъ итальянцамъ поводъ преждевременно строить на счетъ Аб. слишкомъ широкіе планы, въ случаѣ осуществленія которыхъ эѳіопская церковь подвергалась бы такой опасности, преодолѣть которую ей было бы едва ли по силамъ. Но славная побѣда при Адуѣ сдѣлала эти посягательства папизма тщетными. Помимо многихъ другихъ своихъ послѣдствій римская пропаганда не мало содѣйствовала господству крайняго монофизитства и большему отдѣленію Аб. отъ православія. Объявивъ дабралибаносское ученіе наиболѣе близкимъ къ своему, паписты тѣмъ самымъ навлекли на него подозрѣніе въ латиномудрствованіи и сдѣлали его непопулярнымъ, а послѣдователей его вовлекли въ совершенно неправославное обожаніе Богоматери изъ-за боязни уподобиться латинянамъ — «врагамъ Маріи.» — Вредное вліяніе на умы имѣетъ и соперничество папизма съ протестантствомъ. Послѣднее дѣйствуетъ въ Аб. съ 1830, но къ счастью — безъ особеннаго успѣха. Гобатъ, начавшій дѣло, говоритъ, что на него смотрѣли какъ на магометанина. Крапфъ и Фладъ были терпимы Ѳеодоромъ, какъ искусные мастера. Совращать христіанъ имъ было запрещено, когда же они, при содѣйствіи Кришонской миссіи въ Базелѣ, обратили проповѣдь къ евреямъ фалаша, имъ было дозволено только учить, крестить же митрополитъ объявилъ привилегіей государственной церкви. Въ Шавѣ пытался сѣять школьнымъ путемъ протестантизмъ кромѣ Крапфа еще Изенбергъ (съ 1839), прикрываясь вѣротерпимостью и даже лицемѣря относительно усердія къ абис. церкви. Но онъ былъ изгнанъ, успѣвъ распространить 8,000 печатныхъ амхарскихъ библій. Протестанты напечатали также на амхар. яз. англиканскій „Обществ. молитвенникъ“ и много другихъ изданій, которыя имѣли результатомъ только недовѣріе правительства, духовенства и народа къ печатной книгѣ. Въ настоящее время при нѣкоторомъ успѣхѣ римской пропаганды (руководимой въ Харрарѣ самоотверженнымъ епископомъ Торрень-да-Каганъ и дѣйствующей почти исключительно среди галласовъ), протестантская сводится на нуль: отсутствіе праздниковъ, постовъ, почитанія Божіей Матери и святыхъ лишаютъ ее въ глазахъ ревностныхъ въ этомъ отношеніи абис. всякаго значенія. — Время для православной миссіи еще не назрѣло, какъ вслѣдствіе отсутствія подготовленныхъ дѣятелей, такъ и въ силу современнаго религіознаго состоянія страны. Кромѣ того несомнѣнно, что абис., ближе познакомившись съ православіемъ, найдутъ въ немъ такой же для себя камень преткновенія, какъ и въ латинствѣ, гдѣ имъ былъ для непривыкшихъ къ [51-52] автокефальности не папизмъ и не Filioque, a «четверящее Св. Троицу» діофизитство, раззореніе субботы и отсутствіе обожанія Богородицы. — Съ православіемъ абиссинцы имѣли случай познакомиться, помимо Іерусалима, у себя дома въ концѣ XVIII в., когда въ Гондарѣ была греческая община, переселившаяся для торговыхъ цѣлей со своимъ священникомъ. Послѣ его смерти преемника найти ему не удалось. Около 1820 отправили въ лавру преп. Саввы Освященнаго четырехъ абисс. монаховъ для принятія православія и подготовки къ св. сану, но они умерли въ обители. Преосв. Порфирій подавалъ записку синайскому архіепископу Константію о необходимости обратить вниманіе на абиссинскихъ православныхъ, писалъ и русскому посланнику Озерову, наконецъ самъ взялся приготовить будущаго священника въ лицѣ купленнаго и воспитаннаго имъ абисс. мальчика Фрументія, который, къ несчастно, не оправдалъ его заботъ. Преосв. Порфирій составилъ так-же особую замѣчательную записку о способахъ и задачахъ православной миссіи въ Аб. — Онъ узналъ, наконецъ, что въ 1870 грековъ въ Гондарѣ почти уже нѣтъ. Греки оказали Аб. не малыя услуги. Одинъ изъ нихъ былъ инструкторомъ войскъ въ Шавѣ и сдѣланъ правителемъ области, другой — архитекторомъ, третій — художникомъ, т. е. они несли въ страну то, чего тамъ желали, тогда какъ западные люди, отъ которыхъ добивались техническихъ знаній, навязывали свою культуру и свои лжеученія. Русскіе въ этомъ отношеніи дѣйствовали подобно грекамъ. Ставя вопросъ о миссіонерствѣ пока на задній планъ, они проникнуты желаніемъ помочь Аб. въ ея нуждахъ. Не одна абиссин. церковь обогатилась русской утварью; славная побѣда надъ итальянцами одержана, благодаря военному плану русскихъ совѣтниковъ Менелика; въ настоящее время абиссин. войска вооружены русскими ружьями. Всѣмъ памятна русская всенародная помощь восточно-христіанскому народу, выразившаяся въ отправленіи отряда Краснаго Креста, при которомъ была и походная церковь, усердно посѣщавшаяся абис., знакомившимися съ русскимъ церковнымъ благолѣпіемъ (упомянемъ еще объ участіи абисс. духовенства въ празднованіи 900-лѣтія крещенія Руси въ Кіевѣ). Одинъ изъ членовъ отряда, врачъ П. А. Щусевъ составилъ на амхарскомъ языкѣ краткій лѣчебникъ, который, будучи отлитографированъ, распространяется между абиссинцами. Наконецъ, въ самое недавнее время границы Аб. раздвинуты на небывалое разстояніе на ю. и з. не безъ участія русскихъ. Во время поѣздки пор. А. К. Булатовича въ 1897 г. былъ водруженъ абисс. флагъ у впаденія р. Омо въ оз. Рудольфа; губернаторомъ этой новой экваторіальной провинціи назначенъ въ званіи даджача (генерала) Н. С. Леонтьевъ, а полковникъ Артамоновъ въ 1898 г. поставилъ абисс. флагъ на берегу Бѣлаго Нила противъ Фашоды. Въ этихъ областяхъ эѳіопская церковь пріобрѣла новую ниву, и она ревностно выполняетъ свою задачу. Уже послѣ присоединенія мусульманскаго Харрара, тамъ стараніями его губернатора Расъ-Макуанена возникла большая церковь; церкви воздвигаются всюду на пути слѣдованія абисс. государства. Возстановленіе христіанства въ области Каффа только вопросъ времени. Миссія среди язычниковъ-галласовъ идетъ весьма успѣшно. А. К. Булатовичъ, во время своего пребыванія въ Лекамтѣ, видѣлъ въ церкви „массу причащавшихся вновь крещенныхъ галласовъ. Христіанство дѣлаетъ здѣсь громадные успѣхи и каждое воскресенье число вновь обращенныхъ считается десятками“.

Критическая разработка абис. исторіи, начатая германской наукой въ лицѣ Лейтгольфа-Людольфа еще при ничтожномъ количествѣ матеріала, возобновилась также въ Германіи и послѣ обогащенія науки обильными туземными источниками. Родоначальникомъ этого рода занятій былъ пок. проф. Берлинскаго унив. Августъ Дилльманнъ, поставившій на научную ногу изученіе эѳіопскаго яз. и положившій начало критической разработкѣ историческаго матеріала. Его статьи въ Abhandlungen Берлинской Акад. Наукъ до сихъ [илл.] [илл.] [илл.] [53-54] поръ остаются настольными пособіями. Изъ другихъ работъ назовемъ: D. Müller, Epigraphische Denkmäler aus Abessinien. Wien 1894. (Denkschr. Вѣнской Акад. Н.); Glaser, Die Abessinier in Arabien und Africa. München 1895. М. Соловъевъ, Священный городъ Эѳіопіи (Русскій ВЬстникъ 1894, VI — рефератъ о книгѣ Бента). M. Sanciano, Abyssinie dans la 2 moitié du XVI. Leipz.-Bucarest 1892. В. В. Болотовъ, Нѣсколько страницъ изъ церковной исторіи Эѳіопіи. I. Къ вопросу о соединеніи абиссинъ съ православною церковію. II. Богословскіе споры въ эѳіопской церкви (Христ. Чтеніе 1888). Часословъ эѳіопской церкви (тамъ же 1898 — цѣнныя историч. примѣчанія). Троянскій, Эритрейская колонія Италіи. Спб. 1893 (Зап. И. Р. Геогр. Общ. VII, II). Пр. Порфирій. Востокъ христіанскій. Абиссинія (Труды Кіев. Дух. Акад. 1866). Ю. Елецъ, Императоръ Менеликъ и война его съ Италіей. По докум. и дневн. Леонтьева, Спб. 1898. С. В. Козловъ, Замѣчаніе на нѣкоторыя части соч. поруч. Булатовича. Спб. 1898. Абиссинія въ русской литературѣ (Петерб. Вѣд. 1897, 189), П. И. Красновъ, Казаки въ Абиссиніи. Дневникъ начальника конвоя Росс. Имп. миссіи въ 1897—8 г. Спб. 1900.

4. Церковное устройство имѣетъ характерныя особенности. Прежде всего Абиссин. церковь не пользуется автокефальностью, а представляетъ послѣднюю по счету епархію коптскаго Александрійскаго патріархата. Сообразно этому въ ней дѣйствуютъ тѣ же руководящія книги, тѣ же догматическіе сборники, тотъ же обрядъ. Правила благочинія содержатся: въ а) Сборникѣ „Синодосъ“, переведенномъ съ коптскаго и заключающемъ въ себѣ такъ наз. апостольскія постановленія, посланія ап. Петра къ Клименту, каноны соборовъ: Анкирскаго, Неокесарійскаго, 1-го вселенскаго, Гангрскаго, Сардикскаго, Антіохійскаго, Лаодикійскаго и различные богословскіе трактаты, апокрифически приписываемые разнымъ авторитетамъ. б) Церковный и гражданскій кодексъ наз. «Право Царей» (Fetha Nagast), представляющій посредственный переводъ номоканона, составленнаго при патріархѣ Кириллѣ III (1235—1243) коптомъ Ал-Асадомъ ибнъ Ал-Ассаль на арабскомъ яз. на основаніи Св. Писанія, тѣхъ же мнимо-апостольскихъ и соборныхъ (до Сардикскаго) постановленій, каноновъ, приписываемыхъ св. Ипполиту, Василію В., такъ наз. «законовъ царей» (римско-визант. императоровъ) и руководства мусульманскаго права tanbih Абу Исаака аш-Ширази (1061 г.). Книга эта пользуется еще большимъ значеніемъ, чѣмъ въ Египтѣ и, несмотря на свое назначеніе для страны, находящейся въ другихъ политическихъ и культурныхъ условіяхъ, служитъ источникомъ права. в) Присоединяемый иногда къ ней сводъ дисциплинарныхъ постановленій, составленный по-арабски Михаиломъ, еписк. атрибскимъ, т. н. «врачевство духовное» (Faws manfasāwi) и раздѣленный на 35 рубрикъ соответственно грѣхамъ и различнымъ сторонамъ церковной жизни. Символической книгой служитъ сборникъ «Вѣра отцевъ» (Hamānota Abau), переведенный съ коптскаго чрезъ арабскій и содержащій тенденціозный сводъ свидѣтельствъ въ пользу монофизитства, якобы отъ апостоловъ до патріарха Христодула (1050—78), съ анаѳемами якобы отцевъ противъ иномудрствующихъ. Свидѣтельства эти изъ древняго времени б. ч. подложны. Учебными катихизисами служатъ маленькія книжки на амхарскомъ яз.: «Объясненіе вѣры» (Nagara Haimānot), «Слово вѣры» (Qāla H.), «Пять столповъ таинствъ» (Hamestu Aemāda Mestir) и др., состоящія б. ч. изъ пяти отдѣловъ: «тайна Св. Троицы», «тайна воплощенія», «тайна Евхаристіи», «тайна крещенія», «тайна воскресенія» и излагающія монофизитское ученіе въ формѣ вопросовъ и отвѣтовъ. — Въ «правѣ царей» въ IV гл. («о патріархахъ») приводится 42 постановленіе Никейскаго собора, предписывающее «людямъ эѳіопскимъ» получать отъ Александрійскаго патріарха не изъ своей среды, а изъ египтянъ епископа, который долженъ, пользуясь самъ почетнымъ титуломъ патріарха, не имѣть его власти и подчиняться Александрійскому. Этотъ порядокъ, не смотря на многовѣковую политическую самостоятельность, держится нерушимо до сихъ [55-56] поръ и невозможность для абисс. достигать епископства составляетъ вторую особенность эѳіоп. церкви. Митрополитъ («папасъ» или «абуна» = «отецъ нашъ») посвящается по просьбѣ царя въ Каирѣ монофиз. патріархомъ, который получаетъ при этомъ въ даръ значительную сумму (5—10 т. талеровъ). Неудобства такого порядка очевидны. Для бѣдной деньгами страны «покупать абуну» желательно возможно рѣже, что ведетъ если не къ частому вдовству каѳедры, то непремѣнно къ полученію чрезмѣрно молодыхъ іерарховъ (напр. Салама IV прибылъ 1841 г. 22 лѣтъ), къ превращенію ихъ въ родъ купленныхъ невольниковъ и почетныхъ плѣнниковъ, которымъ нѣтъ возврата на родину. Послѣднее дѣлаетъ абисс. каѳедру своего рода ссылкой, на которую соглашаются далеко не лучшіе члены коптскаго клира, продолжающіе и на митрополичьемъ престолѣ вести жизнь, не всегда соотвѣтствующую святости сана. Къ этому еще присоединяется отсутствіе какихъ бы то ни было связей съ паствой и даже незнаніе на первыхъ порахъ не только народнаго, но даже богослужебнаго языка. При всемъ этомъ вліяніе митрополитовъ велико и уваженіе народа къ ихъ сану побѣждаетъ личныя и національныя антипатіи. Не безъ вліянія въ этомъ отношеніи были смуты XVIII—XIX в., когда абуны были единственными представителями государственной цѣлости. Митрополитъ въ Аб. изстари былъ почти всегда единственнымъ представителемъ высшей іерархій; при ревностномъ Зара-Якобѣ встрѣчаемся съ попыткой раздѣленія епархіи: упоминаются два митрополита и одинъ епископъ; наконецъ Іоаннъ IV добился 4 отдѣльныхъ епископовъ (для Аксума, Тигрэ, Годжама и Шавы), изъ которыхъ теперь въ живыхъ трое; митрополитомъ считается епископъ той области, въ которой политическая столица (при Іоаннѣ — Петръ тигрейскій, теперь Матѳей шаванскій); здѣсь, при царѣ онъ и имѣетъ свою резиденцію; рядомъ съ царемъ (по правую руку) онъ слушаетъ службу, стоя противъ царскихъ вратъ. Такой вѣковой порядокъ, выгодный для коптовъ и подкрѣпляемый ссылками на авторитетъ соборовъ, абисс. однако возведенъ къ своему наиболѣе чтимому преподобному — Такла Хаймоноту, который въ немъ видѣлъ залогъ постоянной связи Абиссиніи съ христіанскимъ міромъ и средство противъ одичанія церкви. По «завѣту» 1270 г. преемники Такла-Хаймонота по игуменству въ Дабра-Либаносѣ получили санъ „эчегге“ — втораго церковнаго сановника послѣ митрополита, а настоятели хайкскіе — „акабе-саата“ — третьяго (проф. В. В. Болотовъ полагаетъ, что первоначально эти должности шли въ обратномъ порядкѣ). Эчегге — это архимандритъ-благочинный всѣхъ монастырей устава Такла-Хаймонотъ, представитель нравственнаго вліянія церкви, высшій членъ туземнаго духовенства, котораго иностранцы даже иногда называютъ министромъ исповѣданій. Онъ же, кажется, теперь состоитъ царскимъ духовникомъ. Акабе-саатъ («блюститель часа») былъ чѣмъ то въ родѣ „ближняго священника“ и совѣтника царя въ свѣтскихъ дѣлахъ. Впослѣдствіи цари нашли стѣснительной связь этого вліятельнаго поста съ опредѣленнымъ монастыремъ и, «разоряя завѣтъ», отняли отъ хайкской обители привилегію ставить акабе-саатовъ; теперь этого сана, кажется, нѣтъ въ старомъ смыслѣ. Далѣе характерна для абисс. церкви видная роль нерукоположеннаго элемента. Всякій, получившій богословское образованіе и происходящій изъ духовнаго званія (ликавентъ — потомки первыхъ въ Аб. священниковъ и азажочь — діаконовъ), считается церковникомъ, носитъ духовное платье и можетъ принадлежать къ клиру. Прежде всего самъ царь (полный титулъ: негусъ нагастъ за Итйопія = «царь царей Эѳіопіи») уже, какъ помазанникъ, считается не просто міряниномъ, какъ это было и въ Византіи. Образованіе, получаемое царями и ихъ интересъ къ церковнымъ дѣламъ содѣйствуютъ выполненію ими задачи покровителей и защитниковъ церкви. Цари заботятся не только о защитѣ ея отъ внѣшнихъ враговъ, но нерѣдко посягаютъ и на обладаніе мечемъ духовнымъ; исторія [57-58] Абиссиніи даетъ намъ множество примѣровъ участія ихъ въ борьбѣ съ ересями, богословскихъ спорахъ, рѣшеніи догматическихъ вопросовъ, ихъ давленія на соборныя рѣшенія, направленія ими литературной дѣятельности богослововъ въ ту или другую сторону. Этимъ же объясняется стремленіе царей распространить вѣру по всему пространству имперіи, насильственныя крещенія евреевъ и магометанъ (при Іоаннѣ), преслѣдованія, пытки и казни еретиковъ, борьба свѣтской власти съ иновѣрной пропагандой. Наконецъ сами цари выступаютъ богословами-писателями, церковными законодателями (Зара-Якобъ) и проповѣдниками (Іоаннъ IV), даже монахами (Гигаръ 1826—30, м. б. Іоаннъ IV). Соборныя рѣшенія провозглашаются съ дворцовой площади, какъ царскій приказъ (аваджъ) при звукѣ литавровъ; царь нерѣдко испытывалъ новоприсланныхъ митрополитовъ въ вѣрѣ и признавалъ только при ихъ согласіи съ его догматикой. Трудно, однако, сказать что-либо точное относительно взаимнаго отношенія этихъ двухъ главъ Абиссиніи; требуется, конечно, большой тактъ для каждаго изъ нихъ для избѣжанія столкновеній, и случаи послѣднихъ, доходившихъ даже до отлученій царей абунами, встрѣчаются на страницахъ абисс. исторіи. Вступленіе царя на престолъ сопровождается священнодѣйствіемъ, соотвѣтствуюшимъ коронаціи и наз. „постриженіемъ“. Оно совершается митрополитомъ въ Аксумскомъ Сіонскомъ соборѣ въ присутствіи 12 „законовѣдовъ“, возводящихъ свой родъ къ спутникамъ савской царицы и состоитъ гл. обр. изъ помазанія головы царя, окропленія іорданской водой и постриженія „сообразно предписанію для священниковъ“. Кромѣ того царь принимаетъ другое тронное имя, вслѣдствіе чего у аб. монарховъ бываетъ по два и болѣе имени (напр. Амда-Сіонъ и Габра-Маскаль, т. е. «Рабъ Креста»; Зара-Якобъ и Константин; Василидъ и Селтанъ-Сагадъ и Аламъ-Сагадъ и т. д.).

Далѣе въ церковномъ управленіи также замѣчается участіе лицъ, не имѣющихъ священнаго сана. Вся Абиссинія дѣлится на благочиническіе округа (guilt), во главѣ которыхъ стоятъ такъ назыв. „архипресвитеры“ (лика-кахнатъ), далеко не всегда посвященные въ санъ. Они также являются администраторами огромныхъ церковныхъ имѣній, совершенно независимыхъ отъ свѣтской юрисдикціи. При отдѣльныхъ церквахъ, особенно соборныхъ, состоятъ многочисленныя коллегіи такъ назыв. добтара («палата» т. е. ума), т. е. лицъ, получившихъ богословское образованіе, составляющихъ пѣвческіе хоры и занимающихся преподаваніемъ, веденіемъ дѣлъ и тому под. Во главѣ ихъ стоитъ такъ назыв. алака, играющій роль регента, церковнаго старосты и даже чего-то въ родѣ настоятеля собора. Не имѣя самъ священнаго сана, онъ завѣдуетъ даже чредой священниковъ и не допускаетъ до служенія недостойныхъ. Онъ же управляетъ церковнымъ недвижимымъ имуществомъ. Доходами съ этихъ имѣній и царскими приношеніями содержатся церкви и духовенство; что касается митрополита и эчегге, то и они обладаютъ громадными имѣніями, доставляющими имъ сотни тысячъ, которыхъ, впрочемъ, едва хватаетъ, такъ какъ огромная свита, большіе расходы и обильная милостыня являются необходимыми условіями ихъ престижа. — При церквахъ состоитъ всегда многочисленный классъ служащаго духовенства, иногда доходящій до нѣсколькихъ десятковъ. Священники (кесъ, кахнъ) и діаконы (діако́нъ) должны быть въ церковномъ единственномъ бракѣ до рукоположенія; діаконами впрочемъ иногда бываютъ мальчики 10—12 лѣтъ. — Монашество представляется въ Аб. современнымъ появленію христіанства и возводится къ тѣмъ-же девяти преподобнымъ: За-Макаэль Арагави („старецъ“), Панталеону, Исааку Гарима, Афсе, Гиба, Алефъ, Іамата, Ликаносу, Сехма. Каждый изъ нихъ подвизался на какой-либо амбѣ и основалъ монастырь („дабра“ сб. гора). Арагави положилъ начало по нитрійскому уставу обители Дамба Дамо въ Тигрэ на [59-60] неприступной амбѣ, которая служитъ въ то же время мѣстомъ ссылки опасныхъ членовъ царскаго дома, закованныхъ въ золотыя цѣпи. Изъ нея въ XIII в. вышелъ уроженецъ Шавы наиболѣе чтимый аб. святой Такла Хайманотъ («отрасль вѣры»), котораго аб. производятъ отъ первосвященника Садока; это единственный абисс. святой, котораго не только чтутъ копты, но и терпятъ римскіе миссіонеры. Онъ основалъ по возвращеніи на родину обитель Дабра-Либаносъ, сдѣлавшуюся потомъ матерью многихъ другихъ монастырей общежительнаго типа. Особенно много ихъ было основано при Амда-Сіонѣ, когда гоненіе, воздвигнутое этимъ царемъ по личнымъ причинамъ на монаховъ Дабра-Либаноса, разсѣяло многихъ изъ нихъ по странѣ. Преемникъ Такла-Хайманота Мадханина-Эгзіэ основалъ Банкуальскій м-рь и постригъ 12 преподобныхъ, изъ которыхъ особенно знаменитъ Самуилъ, основавшій обитель въ дикой лѣсистой области Вальдебѣ, гдѣ потомъ выросло до 40 монастырей. Того же типа монастырь св. Апостоловъ на горѣ Квесквамѣ близъ Гондара, подворьями котораго являются абис. м-рь Хара-Завила въ Каирѣ и іерусалимскій. При Амда-Сіонѣ жилъ также (ок. 1333) преподобный Евстаѳій, отъ котораго ведетъ начало монашество скитскаго типа и котораго возводятъ не къ девяти преподобнымъ, а къ ихъ современнику Ликаносу, также подвизавшемуся въ Тигрэ на амбѣ, носящей его имя. Монаховъ Евстаѳіева устава было особенно много въ Годжамѣ; они соперничали съ дабра-либанцами и, отличаясь крайнимъ фанатизмомъ, были причиной спасенія Аб. отъ папизма, но въ то же время заслонили ее отъ православія своей крайней монофизитской доктриной. Они далеко не всегда живутъ въ монастыряхъ, часто скитаются по міру и даже занимаются мірскими дѣлами; въ монастыряхъ живутъ особнякомъ, сохраняя даже матеріальныя преимущества своей прежней жизни. — Изъ другихъ м-рей упомянемъ Д. Бизенъ близъ Асмары на территоріи теперь занятой итальянцами, которые секуляризировали его богатыя владѣнія, доходившія до самой Массавы, замѣнивъ большіе доходы ничтожной субсидией. Въ Шавѣ на г. Заккала есть извѣстный и чтимый м-рь преподобпаго Габра Манфасъ Кеддуса («рабъ Св. Духа»); есть обители на о—вахъ оз. Цана. Настоятели м-рей (комосъ - архимандритъ, мамхеръ = игуменъ или набр-эдъ = намѣстникъ; послѣдній титулъ особенно въ обителяхъ устава Такла-Хайманотъ, настоятелемъ которыхъ считается эчегге) управляютъ при участіи соборныхъ старцевъ (ликавента губаэ). Высшіе представители бѣлаго и монашествующаго духовенства составляютъ родъ синода — „ликавента бета Крестьянъ“ = «старѣйшинъ церковныхъ». Въ числѣ этихъ высшихъ сановниковъ есть и такіе, которые, имѣя священный санъ, пользуются и свѣтскою властью. Не говоря уже объ абунѣ, эчегге, которые имѣютъ всѣ права князей на своихъ земляхъ, два священныхъ города Абиссиніи управляются, судя по разсказамъ путешественниковъ, духовными лицами. Въ Аксумѣ сидитъ такъ наз. набр-эдъ («намѣстникъ»), облачающійся въ драгоцѣнныя священническія одежды и носящій золотую діадиму и имѣющій, повидимому, санъ въ родѣ протоіерейскаго; по нѣкоторымъ онъ ведетъ свой родъ отъ первосвященника Азаріи, спутника Менилька и перваго эѳіопскаго первосвященника. Считаясь настоятелемъ Сіонскаго собора, онъ въ это же время пользуется правами свѣтскаго владыки надъ городомъ и огромными владѣніями собора. Въ Лалибалѣ правитъ архимандритъ мемхеръ-манбаръ. — Если эти высшіе представители церкви пользуются властью, почестью, вліяніемъ и большими матеріальными средствами, то положеніе приходскаго духовенства довольно плачевно: крайняя бѣдность и политическое состояніе страны ставятъ ихъ въ большую зависимость отъ областныхъ князей и знати, которые съ ними не церемонятся, особенно въ случаѣ какихъ-либо обличеній или попытокъ нравственныхъ воздѣйствій. Только право печаловаться широко [61-62] практикуется абиссин. духовенствомъ и это составляетъ свѣтлую сторону его дѣятельности. Слово абуны и другихъ церковныхъ сановниковъ имѣетъ въ этомъ отношеніи огромное значеніе. Свѣтская власть признаетъ также за многими соборами, монастырями и кварталами абуны и эчегге право убѣжищъ даже для государственныхъ преступниковъ. Только для мести и жестокости Ѳеодора II врата этихъ святынь не служили преградой, равнымъ образомъ не уважилъ онъ и сана своего архипастыря — коптскаго патріарха, видѣть котораго удостоилась Аб. въ своихъ предѣлахъ за все время своей исторической жизни только именно въ его царствованіе. Іерархъ пріѣхалъ съ дипломатическимъ порученіемъ отъ своего государя Саидъ-паши, въ то самое время, когда Ѳеодоръ началъ свирѣпствовать противъ церкви. Въ отвѣтъ на произнесенное патріархомъ отлученіе, царь съ заряженнымъ пистолетомъ потребовалъ отъ него благословенія. — Какъ епархія монофизитскаго патріархата, Аб. находится въ общеніи съ другими единовѣрными церквами: сирійской и армянской. Первое доказывается вліяніемъ сирійскаго христіанства на аб. во все время его исторіи, второе — постоянными сношеніями, появленіями въ Аб. дѣятелей — армянъ въ церковной и общественной жизни, наконецъ выражается въ подчиненіи абис. іерусалимскаго м-ря армянскому іерусалимскому патріарху.

Описаніе каноническихъ и догматическихъ книгъ см. въ каталогахъ рукописей. Апостольскія постановленія изъ Sinodos изд. у Людольфа и у Fell, Canones Apostolorum Aethiopice. Lips. 1871. „Право царей“ (Fetha-nagast) изд. и переведено на итал. яз. проф. I. Guidi: Roma 1896—9. (Publicazioni del R. Istituto Orientale in Napoli T. II—III). Выдержку изъ катихизиса „Пять столповъ таинъ“ см. у Булатовича. (Отъ Энтото до р. Баро 161—167). О монастыряхъ см. Е. Долганевъ, Современная Абиссинія. Важнѣйшіе монастыри. Сергіевъ Посадъ, 1897.

5. Богослуженіе. Аб. храмы по устройству дѣлятся на три категоріи: а) четырехугольные съ плоской крышей; б) выдолбленные въ скалахъ и в) круглые съ конической крышей. Первые попадаются на с., восходя еще ко временамъ Аксумскаго періода и коптскаго и греческаго вліянія. Сюда относится напр, церковь въ Асмарѣ, и особенно, главная святыня Эѳіопіи — Аксумскій Сіонскій соборъ, мѣсто помазанія царей. Хотя по разрушеніи Гранемъ онъ былъ реставрированъ подъ португальскимъ вліяніемъ, но и до этого, по описанію Альвареца, имѣлъ видъ базилики въ пять сводчатыхъ нефовъ. Храмъ стоитъ на высокой древней платформѣ: на широкомъ дворѣ въ тѣни деревьевъ много другихъ небольшихъ церквей. По аб. преданію въ храмѣ хранился ковчегъ завѣта, похищенный изъ Іерусалима Менилькомъ, и въ ковчежцѣ находится мраморная доска вѣка XIII, выдаваемая за скрижаль. — Храмовъ выдолбленныхъ въ скалахъ насчитываютъ до 200. Это прежде всего храмъ въ монастырѣ Дабра-Сина («гора Синай») на с. на итальянской территоріи и знаменитыя 11 церквей въ г. Лалибалѣ-Рохѣ въ провинціи Ласта, сооруженіе которыхъ приписывается святому царю Лалибалѣ: Эммануила, Креста, Виѳлеемская, Спасителя, св. Георгія, св. Меркурія, Лалибалы, Божіей Матери, Голгоѳская, Мучениковъ. Царь, по аб. преданію, воздвигъ эти храмы по образцу видѣнныхъ имъ на небесахъ, куда онъ былъ восхищенъ, и они до сихъ поръ поражаютъ путешественниковъ. Каждая изъ нихъ представляетъ скалу, превращенную въ храмъ; стѣны, колонны, украшенія, барельефы высѣчены изъ одного камня, что даетъ церквамъ право называться монолитными. Они имѣютъ форму прямоугольниковъ и крестовъ, и по сказанію построены мастерами, выписанными изъ Іерусалима и Египта, но имѣютъ признаки арабскаго вліянія XI—XII в. По образцу ихъ построены и остальные пещерные храмы, расположенные б. частью въ ближайшихъ къ Лалибалѣ мѣстностяхъ и уступающіе имъ по древности и художественности. Расположеніе ихъ, равно какъ и первыхъ — близко къ коптскому и православному, чѣмъ они отличаются отъ третьяго типа, сдѣлавшагося во [63-64] время южнаго періода исторіи Аб. господствующимъ. Церкви этого типа отличаются отъ обыкновенныхъ зданій только размѣрами и убранствомъ. Это небольшія цилиндрическія деревянныя, рѣдко каменныя зданія съ конической тростниковой, изрѣдка металлической крышей, увѣнчанной крестомъ съ подвѣшанными или надѣтыми на его концы страусовыми яйцами. Снаружи иногда бываетъ колоннада, чаще же она идетъ внутри вокругъ стѣны. Алтарь устраивается посрединѣ въ видѣ квадратной комнаты съ вратами на четыре страны свѣта, причемъ восточныя всегда заперты. Сверху свѣшивается неугасимая лампада. Стѣны расписываются иконами неблагообразной, наивной и яркой живописи, отличающейся своеобразными пріемами (напр, святые непремѣнно изображаются en face, демоны, мучители и невѣрные въ профиль). На внѣшней стѣнѣ иногда изображаются картины свѣтскаго сюжета: военные подвиги вождей-ктиторовъ и т. п. (иногда они заходятъ и внутрь). Алтарь также расписанъ иконами; на престолѣ лежитъ завернутый въ шелковые платы таботъ (сб. „ковчегъ“) — деревянная доска съ изображеніемъ по угламъ евангелистовъ и крестомъ посрединѣ; она соотвѣтствуетъ антиминсу, на нее ставятся св. дары и она является необходимымъ условіемъ совершенія литургіи. Въ алтарѣ, а иногда въ самой церкви или въ особыхъ хранилищахъ при ней, бываютъ мощи, чудотворныя иконы и др. чтимыя народомъ святыни. Колокольни имѣются при немногихъ церквахъ (напр, соборъ Св. Троицы близъ Гондара, куда колокола пожертвованы голландцами въ 1693 г.; звонъ ихъ слышенъ отъ оз. Цана до границы обл. Вогара; въ соборѣ въ Адуа и т. д.); обыкновенно же въ церковной оградѣ, усаженной деревьями, подъ навѣсомъ помѣщается било. Въ оградѣ находятся домики причта, ризница и примыкающая къ церкви просфорня; въ ризницѣ хранятся большія кадила съ бубенчиками, драгоцѣнные разноцвѣтные зонтики, носимые въ процессіяхъ и надъ св. дарами, а также надъ архіереями, музыкальные инструменты, употребляемые при богослуженіи: погремушки въ формѣ египетскихъ систровъ, барабаны, трубы, наконецъ кресты, книги и облаченія. Послѣднія состоятъ изъ бѣлаго шелковаго подризника, разноцвѣтныхъ шелковыхъ и парчевыхъ фелоней разныхъ формъ (мелута — въ родѣ нашей; каппа — открытая спереди и съ капюшономъ сзади), стихаря, пояса. Орарь и эпитрахиль неизвѣстны; послѣдній носятъ только іерусалимскіе монахи. Кромѣ того въ торжественномъ богослуженіи не только священники, но даже и діаконы надѣваютъ позолоченные головные уборы въ родѣ митръ. Служатъ босикомъ. Внѣ службы духовенство ходитъ въ сандаліяхъ и подпоясанныхъ чернымъ рясахъ; на головѣ носятъ большіе бѣлые турбаны, а въ рукахъ — всегда кресты, которыми благословляютъ и которые даютъ цѣловать; монахи носятъ кожаныя желтыя рясы и на плечи накидываютъ желтые платы, застегивающіеся на шеѣ. — Богослужебныя книги. 1) Св. Писаніе, чтеніе котораго занимаетъ въ богослуженіи весьма видное мѣсто. Рѣдко встрѣчаются полные экземпляры хотя бы даже въ двухъ томахъ, обыкновенно Евангеліе составляетъ отдѣльный томъ отъ апостола; ветхозавѣтныя книги попадаются въ самыхъ разнообразныхъ сочетаніяхъ. Разницы между каноническими и неканоническими книгами нѣтъ; чаще всего говорятъ о „81-й книгѣ“, включая сюда Варуха, 8 книгъ апостольскихъ постановленій Климента Александрійскаго и нерѣдко помѣщая въ одной рукописи и прямые апокрифы, какъ „Книгу Еноха“, „Вознесеніе Исаіи“, „Книгу Адама“, „Юбилеевъ“, „Пастырь Ермы“. Нѣкоторые изъ этихъ книгъ дошли только въ эѳіопскомъ переводѣ. Существуютъ также сборники, содержащіе мѣста изъ Св. Писанія, распредѣленныя въ порядкѣ богослужебнаго года. Текстъ отличается неустойчивостью, что объясняется существованіемъ двухъ редакцій перевода. Въ первый разъ Библія была переведена съ греческаго текста сирійскаго извода еще во время крещенія Эѳіопіи; затѣмъ при абунѣ Саламѣ III переводъ подвергся радикальной [65-66] ревизіи на основаніи арабскаго перевода (XIII в.). Наиболѣе часто употребляемая при богослуженіи книга — Псалтирь представляетъ самую распространенную эѳ. рукопись. Псалмы больш. частью дѣлятся на декады; къ нимъ присоединяются, какъ у насъ, пророческія пѣсни (ихъ у аб. — 15, считая пѣснь Езекіи, „Нынѣ отпущаеши“ и т. п.). Въ концѣ книги помѣщаются переводные съ коптскаго и абиссинскія подражанія имъ — богородичны, распределенные по днямъ недѣли и замѣняющіе наши каноны. Встрѣчаются и слѣдованныя псалтири, въ которыхъ кромѣ всего этого помѣщается еще 2) Часословъ (saatat) и нѣкоторыя измѣняемыя пѣснопѣнія. 3) Служебникъ (sèrata keddàse „чинъ возношенія“), содержащей литургіи, а также молитвы священника и діакона на утрени и вечерни и ектеніи. Большею частью текстъ сопровождается нотами, т. к. молитвы произносятся нараспѣвъ. 4) Отдѣльные чины таинствъ (напр., «мацхафа кандиль» — елеосвященія) и требъ напр. мацхафа гензатъ — „книга погребеній“ — чины, какъ и у коптовъ отельные для іереевъ, діаконовъ, монаховъ, мущинъ, женщинъ, дѣтей, чины поминовенія въ 3, 7, 12, 30, 40 и т. д. день). 5) Послѣдованіе страстной седмицы (гебра хемататъ). 6) Дегва — нотная книга измѣняемыхъ пѣснопѣній, соотвѣтствующая нашимъ праздничной минеѣ съ тріодями. 7) „Господь воцарися“ (Egziabher nagasa) — сборникъ величаній на весь годъ, соотвѣтствующихъ нашимъ хвалитнымъ. 8) Меерафъ сб. „главы“ — нѣчто въ родѣ устава праздничныхъ и великопостныхъ службъ, хотя далеко не соотвѣтствующая нашему Типикону, отсутствіе котораго сказывается при изученіи абисс. богослуженія, темнаго для насъ во многихъ отношеніяхъ. 9) „Органонъ восхваленія Пр. Дѣвы“ — огромная книга хвалебныхъ пѣснопѣній Божіей Матери на каждый день, составленная Георгіемъ Армяниномъ въ 1440 году, нѣчто въ родѣ нашего акаѳистника. — Слѣдуетъ упомянуть еще о книгахъ, предназначенныхъ для церковнаго употребленія въ качествѣ назидательнаго чтенія. Это прежде всего житія святыхъ, расположенныя, какъ и у насъ, по мѣсяцамъ (въ родѣ Четьихъ-Миней) или въ сокращенномъ видѣ въ двухъ большихъ томахъ синаксаря (Senkēsar). Послѣдній переведенъ съ коптскаго чрезъ арабскій съ присоединеніемъ краткихъ житій нѣкоторыхъ абисс. святыхъ и краткихъ стихотворныхъ величаній въ честь каждаго святаго или праздника. При отсутствіи изданія коптскаго синаксаря, и даже полнаго мѣсяцеслова, эѳіопскій имѣетъ большой интересъ для изученія александрійскихъ святцевъ. Существуютъ также пространныя житія особо чтимыхъ святыхъ (напр. Таклы Хайманота, Евстаѳія, Габра Манфасъ Кеддуса и др.) съ описаніемъ ихъ чудесъ, для чтенія въ день ихъ памяти. Извѣстные сборники описаній „знаменій“ (taamra) Спасителя и Божіей Матери принадлежатъ къ числу наиболѣе распространенныхъ книгъ и употребляемыхъ въ богослуженіи почти столь же часто, какъ и Св. Писаніе. Наконецъ сюда относятся сборники проповѣдей (dersan), выбранныхъ изъ твореній отцовъ церкви и монофизитскихъ авторитетовъ и предназначенныхъ для чтенія въ праздники; есть сборники для богородичныхъ праздниковъ, для ежемѣсячныхъ праздниковъ въ честь ангеловъ и т. п. — Для келейнаго употребленія, кромѣ Псалтири и Евангелія отъ Іоанна, читаемыхъ ежедневно каждымъ грамотнымъ абис. (Ев. Іоанна для этой цѣли раздѣлено на 7 зачалъ по днямъ недѣли), служатъ сборники пѣснопѣній (губаэ Мальке) — родъ нашихъ молитвослововъ, канониковъ и акаѳистовъ. Существуютъ также подражанія Псалтири со стихами въ честь Спасителя или Богородцы на мотивъ псалмовъ и библейскихъ пѣсенъ; эти «псалтири Христа» или „Пр. Дѣвы“ иногда приписываются на поляхъ Псалтирей, иногда coставляютъ отдѣльные сборники. — Вообще церковная поэзія аб. богата, и въ этомъ отношеніи ихъ богослуженіе главнымъ образомъ отличается отъ коптскаго. Переводя чины и остовъ службы, они оставили себѣ полный просторъ для созданія измѣняемыхъ [67-68] частей ихъ, и мнѣ до сихъ поръ удалось въ огромной книгѣ «Дегва» найти только одно заимствованное пѣснопѣніе — «Христосъ воскресе»… Рядомъ съ переводными «Богородичными» (Ѳеотокіи «Веддасе Марьямъ») на ежедневномъ утреннемъ богослуженіи, у нихъ появляются свои «похвала и умиленіе»; рядомъ съ заимствованными у коптовъ ектеніями, находятся оригинальныя, длинныя прошенія, называемыя по начальному слову «Царствуяй» («Паки прославимъ и возвеличимъ Господа всяческихъ, Бога нашего «Вседержителя. Царствуяй надъ всѣмъ, Его же воспѣваютъ Ангели и Архангели, Тебѣ служитъ вся тварь, Тя хвалимъ и силу Твою воспѣваемъ и имени Твоему поклоняемся на всякое время и на всякій часъ… яко соблюлъ еси ны въ долготу нощи и привелъ ны еси въ свѣтъ дне. Даруй намъ, Господи, день сей въ мірѣ и здравіи, соблюди ны отъ грѣховъ и соблазновъ, обладаяй щедротами Господи, Боже нашъ…»); изъ ектеній, употребляемыхъ въ православной церкви мнѣ удалось найти въ одной парижской рукописи часослова великую ектенію послѣ чина утрени. Эти оригинальные богородичны и ектеніи возводятся къ сладкопѣвцу эѳіопской церкви іерею Яреду (VI в.), который, воспѣвъ первые въ Аксумскомъ соборѣ предъ ковчегомъ завѣта, по преданію, поднялся отъ земли на локоть, былъ восхищаемъ на небо и принесъ на землю слышанное имъ тамъ ангельское пѣніе. Это пѣніе, также повидимому оригинальное у эѳіоповъ, не тожественно съ коптскимъ восьмигласнымъ; въ немъ различается два гласа: «гезъ» — обыкновенный и постный и «эзель» — праздничный; особенность колорита, сила голоса въ связи съ высотою звука обозначается терминомъ «арарай». Въ аб. церковномъ пѣніи обиліе фіоритуръ, трелей, вводныхъ тоновъ, хроматизація, нетвердый, неустойчивый, несимметричный ритмъ; на европейскія уши оно производитъ бол. частью непріятное впечатлѣніе. Такъ какъ изобрѣтеніе или, вѣрнѣе, упорядоченіе возводится къ Яреду, то нерѣдко и книги церковныхъ пѣснопѣній, особенно «Дегва» считаются его твореніемъ, что конечно имѣетъ такую же степень достовѣрности, какъ и признаніе св Іоанна Дамаскина творцомъ Октоиха. Ноты, проставленные въ этихъ книгахъ изобрѣтены уже при Клавдіи іереями Герой и Рагвеелемъ. Состоя изъ тѣхъ же знаковъ эѳіопскаго алфавита, онѣ представляютъ отдѣльные слоги, поставленные подъ строкой и обозначающіе ряды звуковъ, взятыхъ изъ гимновъ, напѣвъ которыхъ пѣвцы знаютъ и которые соотвѣтствуютъ нашимъ самогласнымъ и подобнымъ. Такимъ образомъ аб. нотная система не соотвѣтствуетъ европейской; знаніе ея не даетъ знанія нотъ и каждый пѣвецъ можетъ пѣть только то, что раньше разучилъ наизусть; ноты служатъ лишь напоминаніемъ заученныхъ мелодій, которыя передаются изъ рода въ родъ; съ прекращеніемъ этого преданія потеряется и ключъ къ абис. церковному пѣнію. — Произведенія аб. церковной поэзіи б. частью стихотворны; каждая строфа имѣетъ одну риѳму; термины ихъ весьма разнообразны. Видное мѣсто по распространенности и употребительности при богослуженіи занимаютъ такъ назыв. «подобія» (портреты — «Малькэ»), представляющія длинный рядъ величаній, обращенныхъ къ каждой части тѣла святаго (напр. «миръ главѣ твоей, яже есть и будетъ надъ всѣмъ естествомъ. Завѣща намъ Маріа завѣтъ милости правый. Иже глаголаху: сотворимъ завѣтъ со смертію, суетная глаголаху и души своя погубиша…») и начинающихся съ слова «миръ» (саламъ). Эти «подобія», соотвѣтствующія нашимъ акаѳистамъ, имѣются въ честь Спасителя (нѣсколько), Богородицы (нѣсколько), Арх. Михаила и Гавріила, Георгія Побѣд., Таклы Хайманота и мног. др. святыхъ. Имѣются еще гимны, гдѣ отдѣльные стихи начинаются «радуйся». Далѣе слѣдуютъ антифоны (мавасетъ), представляющіе припѣвы къ богослужебнымъ псалмамъ и пророческимъ пѣснямъ, въ родѣ нашихъ стихиръ и тропарей канона; вазема — сборникъ стихиръ и припѣвовъ на великіе праздники; [69-70] маваддесъ — припѣвы бол. частью импровизованные на воскресные дни и т. д. Импровизаціи пѣвцовъ играютъ огромную роль въ эѳіопскомъ богослуженіи; широкимъ распространеніемъ ихъ м. б. объясняется нѣкоторая бѣдность эѳіопскихъ богослужебныхъ книгъ сравнительно съ богатствомъ тріодей, октоиховъ и миней православной церкви. — Всѣ эти книги переписываются на пергаментѣ; рукописи нерѣдко украшаются орнаментомъ и иконами, пишутся съ киноварью и стоютъ дорого, особенно нотныя, въ виду чего для бѣдныхъ сельскихъ церквей полное отправленіе службъ не всегда бываетъ доступно, и праздничное богослужение въ нихъ мало отличается отъ седмичнаго. — Рядовыя службы тѣ же, что и у насъ, но для полученія седмочисленности («седмерицею днесь хвалихъ Тя»…) полунощница соединена неразрывно съ утренней въ одну ночную службу, а первый часъ получилъ наименованіе «молитва утра». Повечеріе («молитва сна») всегда отправляется великое. Кроме часослова, заимствованнаго при абунѣ Саламѣ III у коптовъ, переведеннаго аввой Григоріемъ и доходящаго мѣстами до буквальнаго тождества съ православнымъ, существуетъ еще два туземныхъ, употреблявшихся вѣроятно въ болѣе древнее время и потомъ сдѣлавшихся привилегіей нѣкоторыхъ монастырей. Одинъ изъ нихъ, употребляемый въ Квесквамѣ и кажется въ его іерусалимскомъ подворье, состоитъ почти весь изъ стихотворныхъ пѣснословій въ честь Св. Троицы, Богородицы и различныхъ ликовъ святыхъ (на вечернѣ напр. восхваляются преподобные, на 1-мъ часѣ — Апостолы и т. д.), множества библейскихъ и назидательныхъ чтеній и отличается отсутствіемъ псалмовъ; въ другомъ, службы состоятъ изъ псалмовъ, молитвъ священника и библейскихъ чтеній. Въ ночь подъ великіе праздники служится всенощное бдѣніе, которое по книгамъ Меерафъ и Дегва представляется въ слѣдующемъ видѣ: по обычномъ началѣ псалмомъ „Господня земля и исполненіе ея“ (22, озаглавленный у эѳіоповъ, какъ и 103 „красота творенія“), псалмы 92 (Господь воцарися) и Господи воззвахъ… съ припевами изъ „Ваземы“. Между псалмами прошенія ектеніи. Затѣмъ дневные псалмы (каѳисма), вечерняя молитва священника, пареміи изъ апостольскихъ чтеній, прокименъ и Евангеліе. — Утреннія молитвы священника. Молитва „Спаси, Боже, люди твоя“… Прошенія „утренней литіи“. Четырепсалміе (62, 91, 5, 64); рядовые псалмы. Пс. 50. Канонъ изъ слѣдующихъ пророческихъ пѣсней съ припѣвами изъ Ваземы: молитва Манассіи, пѣснь пр. Аввакума, пѣснь Богородицы (Величитъ душа моя Господа), пѣснь отроковъ и пѣснь Захаріи (Благословенъ Господь Богъ Израилевъ). Хвалитные псалмы и стихиры. Синаксарій. Богородичны (Веддасе Марьямъ). Евангеліе. Чтеніе „знаменій Маріи“. Пѣснь пѣсней (въ посту по субботамъ). Маваддесъ и ектеніи. (Славословіе великое читается на 1 часѣ). — Литургія служится ежедневно, кромѣ первыхъ трехъ дней и пятка страстной седмицы, когда всѣ службы превращаются въ длинные часы со множествомъ библейскихъ чтеній, поученій, и поклоновъ. Совершается всегда порану, сряду послѣ утрени, а въ праздники — по окончаніи всенощнаго бдѣнія, т. е. около полуночи. Общій чинъ литургіи возводится абис. къ египетскому образцу и действительно весьма близокъ къ коптскимъ литургіямъ свв. Василія и Кирилла Александрійскаго. Кроме того имѣется до 14 другихъ „возношеній“ (евхаристическихъ молитвъ), надписанныхъ въ эѳіоп. служебникахъ именами: апостоловъ (вероятно для апостольскихъ праздниковъ), Іоанна Богослова, Василія Великаго, Іоанна Златоуста (отличныя отъ нашихъ), Епифанія Кипрскаго, Аѳанасія Великаго, 318 отцовъ, Іакова Серугскаго, Григорія Просветителя, Діоскора, наконецъ „литургія юже повѣда Господь нашъ Іисусъ Христосъ Апостоломъ своимъ по своемъ изъ мертвыхъ воскресеніи“, и отдѣльная литургія для богородичныхъ праздниковъ, приписываемая какому-то Харькосу, еп. оксиринхскому. Чинъ литургіи почти тожественъ съ [71-72] коптскимъ (см.). Какъ и у нихъ, она служится на трехъ квасныхъ просфорахъ съ печатями изъ 12 крестовъ; вино употребляется изъ сушенаго винограда, выдавливаемаго въ воду или изъ свѣжаго, выдавливаемаго руками священника въ потиръ и разводимаго на церковныхъ виноградникахъ въ окрестностяхъ Гондара. Вещество для таинства приносится при звонѣ колокольчика предъ началомъ обѣдни изъ просфорной, гдѣ пекутся хлѣбы. Литургія служится непремѣнно соборнѣ, не менѣе какъ тремя священниками и двумя діаконами; поютъ сами служащіе по нотнымъ служебникамъ, народъ поетъ только краткіе отвѣты на возгласы. При открытыхъ вратахъ престолъ сокрытъ отъ народа завѣсами предъ царскими и южными вратами. Въ части, соотвѣтствующей проскомидіи, священникъ поминаетъ въ числѣ святыхъ нѣкоторыхъ эѳіопскихъ абунъ, нѣкоторыхъ абисс. царей и преподобныхъ. Ко св. причастію и даже вообще къ присутствію при совершеніи литургіи не допускаются находящіеся въ нечистотѣ и невѣнчанные церковнымъ бракомъ. Послѣ обѣдни бываетъ молебенъ. Духовенство выходитъ изъ алтаря и становится лицомъ къ предстоящимъ. Всѣ поютъ Веддасе Марьямъ (канонъ), акаѳисты-малькэ, псалмы и пророческія пѣсни. Наконецъ въ соборахъ, гдѣ есть хоры дабтара, начинаются импровизаціи пѣвцовъ (кнэ), гл. обр. алаки. Здѣсь выступаетъ и другая особенность эѳ. богослуженія — церковная музыка и пляска. Пѣніе сопровождается звономъ систровъ, барабаннымъ боемъ, хлопаньемъ въ ладоши, ударами посоховъ о полъ. Воодушевленіе переходитъ въ экстазъ, начинаются тѣлодвиженія, родъ священнаго танца, въ которомъ участвуютъ и священники и дабтара. Въ большіе и храмовые праздники между утреней и литургіей бываетъ крестный ходъ, причемъ несется обернутый въ шелковые платы таботъ и бываетъ также пляска. — Аб. употребляютъ александрійскій календарь, называя каждый изъ 4 лѣтъ високоснаго цикла именемъ одного изъ евангелистовъ (Іоанна — високосный) и начиная годъ съ 1-го маскарама (сб. „дождливый“) = 29 августа. Отсюда терминъ богослужебнаго года отъ „Іоанна до Іоанна“. Кажется въ болѣе древнее время годъ начинался съ конца октября. Праздники и посты тѣ же, что и у коптовъ, и почти совпадаютъ съ нашими. Къ числу седмочисленныхъ коптскихъ праздниковъ присоединено Воздвиженіе (17-го маскарама = 14 сентября), которое особенно чтится, какъ конецъ зимняго дождливаго времени. Обряды въ этотъ день имѣютъ языческій характеръ. Наканунѣ ставится на площади или на горѣ за городомъ громадный снопъ изъ жердей, перевязанныхъ яркими матеріями. Ночью къ нему направляется съ факелами крестный ходъ (въ столицѣ съ митрополитомъ во главѣ и въ присутствіи царя, войска и европейскихъ представителей). При трубномъ звукѣ, при пушечныхъ и ружейныхъ выстрѣлахъ крестный ходъ трижды обходитъ снопъ и затѣмъ снопъ зажигается факелами при пѣніи крестныхъ стихиръ. Аб. объясняютъ этотъ странный обычай легендой, что обрѣтеніе св. Креста было оповѣщено кострами, зажженными на пространствѣ отъ Іерусалима до Константинополя. Съ этого дня разрѣшается вкушать новые плоды. Въ самый день знать дѣлаетъ визиты и епископы съѣзжаются ко двору. Въ ночь на Богоявленіе (11-го тера = 6 янв.) „о часѣ десятомъ нощи“ бываетъ крестный ходъ на воду, причемъ совершается длинный переводный съ коптскаго чинъ великаго водоосвященія, состоящій изъ избранныхъ псалмовъ, множества библейскихъ чтеній и заканчивающейся молитвой: „Велій еси Господи, и чудны дѣла Твоя“. Въ нѣкоторыхъ мѣстахъ ко дню праздника населеніе перекочевываетъ на берегъ въ палатки; устраивается и временная церковь, куда подъ праздникъ съ крестнымъ ходомъ переносится таботъ, сопровождаемый пляской, которая не оставляетъ процессіи и во время ея обратнаго слѣдованія. Погруженіе креста сопровождается выстрѣлами. Въ великій четвертокъ по коптскому чину бываетъ умовеніе ногъ и литургія послѣ полудня, а въ пятокъ въ царскихъ вратахъ [73-74] выставляется распятіе, а затѣмъ совершается обрядъ погребенія. — Великіе праздники (Рождество, Богоявленіе) имѣютъ предпразднества и попразднества. Святцы, кромѣ святыхъ признаваемыхъ въ коптской церкви, заключаютъ въ себѣ многихъ абисс. царей и преподобныхъ; къ сожалѣнію эта сторона еще весьма мало изслѣдована. Чудовищно встрѣтить въ нихъ подъ 25 сене (19 іюня): „Пилата и его жены Аброклы“ (Прокулы) съ величаніемъ въ честь ихъ. Безпримѣрнымъ обиліемъ праздниковъ эѳіопская церковь обязана окончательно узаконеннымъ Зара-Якобомъ почитаніемъ субботы наравнѣ съ недѣлей и особенно введеніемъ ежемѣсячныхъ праздниковъ, свойственныхъ въ слабой степени и коптской церкви. Посвящая два дня въ недѣлю Богу, сочли необходимымъ посвятить по дню въ мѣсяцъ (12 числа) арх. Михаилу, по дню (19) арх. Гавріилу и другимъ Безплотнымъ, по дню Аврааму, Исааку и Іакову (28), по дню въ честь Божіей Матери (21-го въ виду Успенія 21 тера = 16 янв. и Вознесенія 21 нахсе = 16 августа). Кромѣ того въ честь Богородицы существуетъ еще 33 праздника; затѣмъ учреждены ежемѣсячныя воспоминанія Рождества Христова (29-го въ виду 29 тахсаса = 25 декабря), „Спасенія міра“ (=Распятія; 27-го числа). Наконецъ дѣло пошло еще дальше — отдѣльныя корпораціи ежемѣсячно празднуютъ своимъ покровителямъ (напр. военные — великомуч. Георгію), а каждый абиссинецъ своему патрону. — Посты по времени, продолжительности и строгости тожественны съ коптскими и приближаются къ православнымъ. Рождественскій начинается съ 11-го ноября; во время нашей недѣли мытаря и фарисея бываетъ общій всѣмъ монофизитамъ и несторіянамъ трехдневный постъ. — Чины таинствъ переведены съ коптскаго, а слѣдовательно близки къ православнымъ. Въ частности замѣтимъ слѣдующее. Крещеніе соединяется съ мѵропомазаніемъ для мальчиковъ на 40 день, для дѣвочекъ на 80, но совершается б. ч. чрезъ обливаніе. За нимъ слѣдуетъ причащеніе. Что касается покаянія, то „Книга свѣта“ Зара-Якоба предписываетъ каждому имѣть своего духовника и не бѣгать по разнымъ; онъ долженъ налагать епитиміи: посты, поклоны, молитвы, милостыню, паломничество въ Іерусалимъ. Послѣднее является предметомъ желаній благочестивыхъ абис.; побывавшій въ св. градѣ пользуется на родинѣ уваженіемъ и авторитетомъ. Къ числу злоупотребленій слѣдуетъ отнести исполненіе эпитимій самими священниками за деньги, а также нѣкоторую симонію: при поставленіи въ священныя степени архіерей получаетъ два бруска соли, замѣняющія въ Аб. ходячую мелкую монету. Рукоположеніе совершается послѣ обѣдни, причемъ архіерей можетъ и не совершать ея и даже не быть въ облаченіи. Новопосвящаемый предварительно подвергается легкому испытанно въ догматахъ, обрядахъ и знаніи богослужебнаго языка. Наконецъ таинство брака удержалось почти только для однихъ духовныхъ и царей, міряне въ огромномъ большинствѣ живутъ въ гражданскихъ бракахъ, признаваемыхъ государствомъ, но не церковью, которая не допускаетъ живущихъ безъ ея благословенія къ таинствамъ. Послѣдствіемъ является то, что ко св. причащенію приступаютъ почти только старики и дѣти, а также и то, что обычнымъ явленіемъ въ народѣ сдѣлались не только разводы, но и полигамія въ полномъ смыслѣ этого слова. — Остается сказать о нѣкоторыхъ обычаяхъ и обрядахъ якобы свидѣтельствующихъ объ іудействованіи эѳіопской церкви. Указываютъ на 1) обрѣзаніе, 2) аксумскій ковчегъ, 3) субботствованіе, 4) пляску, 5) устройство храмовъ. Не говоря уже о томъ, что санкція всего этого идетъ не изъ глубокой древности, а отъ „Книги свѣта“ Зара-Якоба, который самъ при этомъ ссылался на слова Спасителя „не пріидохъ разорити, но исполнити“… и соборныя постановленія, слѣдуетъ имѣть въ виду, что обрѣзаніемъ абисс. обязаны не религіи, а этнологіи, и оно существуетъ также у коптовъ. Въ этомъ смыслѣ объясняетъ его и царь Клавдій въ своемъ исповѣданіи вѣры: «мы не обрѣзываемся, подобно іудеямъ, ибо мы знаемъ [75-76] слова ученія Павла, источника премудрости: Гал. 3.6, 1 Кор. 7,18. Всѣ Павловы книги у насъ есть… Обрѣзаніе у насъ — народный обычай, какъ надрѣзы на лицѣ у эѳіоповъ и нубійцевъ и прободеніе ушей у индусовъ. Совершаемъ его мы не для исполненія Моисеева закона, но ради человѣческаго обычая“. Ковчегъ находится въ связи съ династической легендой; почитаніе субботы свойственно не однимъ абиссинцамъ: и въ правосл. церкви она имѣетъ богослужебныя и трапезныя преимущества предъ седмичными днями; реформы царя-богослова только утрировали это древнецерковное уваженіе ко дню творенія и упокоенія Единороднаго Сына Божія. Пляску абиссинцы стараются лишь осмыслить примѣромъ Давида: она вѣрнѣе всего также идетъ изъ африканской этнографіи; а что касается круглыхъ храмовъ, то они конечно передаютъ скинію или Соломоновъ храмъ только въ глазахъ западныхъ туристовъ, не видавшихъ тричастнаго дѣленія православныхъ и коптскихъ храмовъ и не знающихъ, что они и не являются древнѣйшей формой абис. церкви. — Наконецъ слѣдуетъ сказать, что монофизитское вѣроученіе, хотя и изрѣдка все же проглядываетъ въ богослуженіи. Укажемъ прежде всего на трисвятое съ обычными монофизитскими добавленіями („св. Боже, св. Крѣпкій, св. Безсмертный, рождейся отъ Дѣвы, помилуй насъ… крестивыйся во Іорданѣ… пригвоздивыйся на древѣ… воскресый изъ мертвыхъ“… и т. д.), на длинную полунощную молитву „Вся воинства Ангелъ…“, на нѣкоторыя молитвы въ литургіи, на признаніе Діоскора въ числѣ святыхъ.

Рукописи богослужебныхъ книгъ имѣются во всѣхъ собраніяхъ. Не говоря о псалтиряхъ и Ев. Іоанна, безъ которыхъ обходится рѣдкая библіотека, въ Россіи имѣется два полныхъ списка Четвероевангелія (одно въ И. П. Библ. 1526 г. изъ іерус. м-ря), два списка часослова по переводному чину (въ Азіат. Музеѣ Акад. Наукъ и И. П. Библ.) и одинъ неполный по туземному-стихотворному (въ Музеѣ Кіев. Дух. Акад.), нѣсколько экземпляровъ служебника (въ Азіат. Департ. Мин. Иностр. дѣлъ и въ частныхъ собраніяхъ). Органъ восхваленія (въ И. П. Б.), сборники гимновъ (въ С.П.Б. Духов., Акад. Азіат. Муз., И. П. Б.). Изъ житій святыхъ имѣется только кусокъ ноябрьской четьи-минеи въ Кіев. Дух. Акад. въ древней рукописи XV в. „Знаменія Маріи“ есть въ Азіат. Деп. и отчасти въ С.П.Б. Дух. Акад. „Псалтирь Дѣвы“ — въ Общ. Любит. Древней Письм. и т. д. — Первое изданіе эѳіоп. новаго завѣта вмѣстѣ съ литургіей сдѣлано въ Римѣ Петромъ эѳіопомъ 1548—9 г. Книги ветхаго зав. изд. Di Amann Octateuchus Aethiopicus (2 т.) Lpz. 1853, Libri apocryphi, Berl. 1894; Bachmann, Dodekapropheton Aethiop. Halle 1893. Prophet Iesaia Berl. 1893; Псалтирь изд. Ludolf, Psalterium Davidis 1701; въ Лондонѣ изд. Библ. Общ. 1815; тамъ же Novum testament. ed. Pell Platt. 1830. О переводѣ Св. Писанія см. В. В. Болотовъ, Описаніе 4-й эѳіоп. ркп. Библ. С.П.Б. Дух. Акад. (въ Журналахъ Акад. 1894—5 г.); Наскspill — Die Aethiop. Evangelien übersetzungen. (Zeitschrift für Assyriol. XI), Méchineau въ Diction. de la Bible Vigoureux II, 2020—2033. О псалтири съ образцами переводовъ „богородичных“ и „псалтири Дѣвы“ В. В. Болотовъ. Описаніе двухъ эѳ. ркп. СПБ. Д. Акад. („Христ. Чтеніе“ 1887, II); Б. Тураевъ, Описаніе эѳіоп. ркп. И. Общ. Любит. Древ. Письм. (въ „отчетѣ“ Общ. за 1897). О часословѣ: Б. Тураевъ, Часословъ эѳіоп. церкви (критическое изд. текста съ церковно-слав. переводомъ по переводному чину. „Записки Имп. Акад. Наукъ“ VIII, 1,7. 1897); замѣтка В. В. Болотова въ „Христ. Чтеніи“ 1898, I; Б. Тураевъ, Ночное богослуженіе эѳіоп. церкви (по стихотворному чину — „Труды Кіевской Духовной Акад.“ 1900). Эѳіопскіе стихи въ честь Апостоловъ („Записки Вост. Отд. Археол. Общ.“ XII, 1). Пасхальная служба коптской церкви (Сборникъ „Commentationes philologicae“ въ честь проф. И. В. Помяловскаго). Литургія изд. Rodwell въ Hurris Cowpers Journal of Sacred Literature 1864 и Swinton — The Oriental Liturgies. Переводъ пр. [77-78] Порфирія „Востокъ Христіанскій“, Богослуженіе Абиссиновъ (Труды Кіевск. Дух. Акад. 1869); здѣсь же переведенъ чинъ крещенія и мѵропомазанія, и въ „Собраніи древнихъ литургій“ III, 79. v. Arnhard, Liturgie zum Tauffest d. Aethiop. Kirche. Munch. 1886.

О церковномъ искусствѣ абис. Achille Raffray, des églises monolitches de Lalibéla. Par. 1885 (атласъ и краткій текстъ). Simon, L’Ethiopie, les eglises monol. de Lal P. 1885. В. В. Стасовъ, Коптская и эѳіопская архитектура (Вѣстн. Изящ. Искусствъ 1885 и Полное Собр. Сочин. II). Славянскій и восточный орнаментъ СПБ. 1884 (на 138—140 табл. собраны образцы изъ орнаментированныхъ эѳіоп. рукописей европейскихъ библіотекъ). Иконы изд. м. пр. въ каталогахъ рукописей Дилльманна и Wright (см.). О пѣніи: В. Быстровъ (псевд.) „О музыкѣ Абиссинцевъ“, въ книгѣ Долганева „Страна Эѳіоповъ“ (м. пр. приводятся и напѣвы, положенные на наши ноты и указана полная литература). См. еще В. В. Болотова въ „Хр. Чт.“ 1898, I.

6. Духовное просвѣщеніе и богословская литература. Школы существуютъ при монастыряхъ и церквахъ. Дѣтей учатъ эѳіопской грамотѣ по Новому завѣту и Псалтири. Желающіе идти дальше учатъ наизусть богородичны, мальке и амхарскіе катихизисы, послѣ чего получаютъ степень „дека мезмуръ“ — псалтирное чадо. Знаніе наизусть псалтири — не рѣдкость даже среди вельможъ и дамъ. — При соборахъ находятся наставники (мамхеръ), преподающіе курсъ богослужебной поэзіи (кнэ). Изъ этихъ аудиторій выходятъ творцы тѣхъ неудобонятныхъ и вычурныхъ виршей, которыя импровизируются въ церквахъ и попадаютъ на страницы рукописей. Для обученія пѣнію существуютъ особыя школы, въ которыхъ разучиваютъ нотныя книги („школа дегва“) въ теченіе многихъ лѣтъ. Окончившіе курсъ дѣлаются дабтара, изъ которыхъ вербуются церковные дѣятели и которые составляютъ интеллигенцію страны. Для непосредственной подготовки къ священническому сану служитъ школа «кеддасе», гдѣ разучиваются литургіи и ихъ служеніе на-распѣвъ. Наконецъ желающіе получить высшее образованіе отправляются къ мамхерамъ, толкующимъ отдѣльныя книги Св. Писанія (школа мацхафъ), отцовъ церкви (ликавонтъ) и юридическій кодексъ (фетанагатсъ). Послѣ многолѣтняго пребыванія и переходовъ отъ мамхера къ мамхеру они могутъ получить высшую степень „ликъ“ („старецъ“, „учитель"). Для народной массы иногда устраиваютъ догматическія собесѣдованія странствующіе мамхеры въ церковной оградѣ послѣ обѣдни. — При такихъ условіяхъ конечно нельзя говорить о полномъ упадкѣ и безпросвѣтной тьмѣ въ Аб.: эта тьма едва ли многимъ безотраднѣе, чѣмъ среди нашего простаго народа; что же касается нашей т. наз. интеллигенціи, то она едва ли можетъ идти даже въ сравненіе съ эѳіопской въ смыслѣ богословскаго образованія и преданности уставамъ церкви. Но къ сожалѣнію формальный и узкій характеръ образованія имѣетъ и дурныя стороны. Ревностно соблюдая посты и справляя безчисленные праздники, читая ежедневно Псалтирь и ходя исправно къ церкви, если нельзя по извѣстнымъ причинамъ пойти въ церковь, абис. даже образованный считаетъ себя вполнѣ исполнившимъ долгъ христіанина и мало печется о нравственномъ совершенствованіи, о ростѣ духовномъ. Вообще склонный къ утрировкѣ, онъ поражаетъ своей догматической и ритуальной мелочностью, которая уже успѣла наложить отпечатокъ на исторію его страны. Мы видѣли хитросплетенія различныхъ богословскихъ толковъ, способныхъ не только повергать отечество въ анархію изъ-за тонкостей оттѣнковъ монофизитства, но и анаѳематствовать другъ-друга изъ-за вопроса о святости царя Навуходоносора. На ряду съ этимъ ханжество, святошество и тунеядство, которому открывалъ просторъ и монашескій уставъ евстаѳіанцевъ, идетъ рука объ руку съ эксплоатаціей не только религіознаго чувства, но и суевѣрій простаго народа. Плохо обезпеченные дабтара, которыхъ, конечно съ пристрастіемъ яраго пропагандиста Массайя называетъ наиболѣе испорченнымъ [79-80] элементомъ въ странѣ, и даже сами мало образованные и еще менѣе матеріально благоденствующіе служители алтаря не считаютъ предосудительнымъ заниматься сбытомъ рукописей разнаго рода заговоровъ, магическихъ молитвъ и чудодѣйственныхъ апокрифовъ, вздорнаго, а подчасъ и кощунственнаго содержанія, имѣющихъ силу противъ болѣзней, укушеній гадовъ, воровъ, пожаровъ, внезапной смерти и т. п. Свитки съ этими писаніями носятся на шеѣ, прикладываются къ больнымъ членамъ и т. п. Рѣдкая рукопись Псалтири, Евангелія и Служебника не профанируется подобнаго рода приписками, въ которыхъ безсмысленный подборъ странно звучащихъ словъ объявляется именами Божіими, имѣющими магическую силу, въ уста святыхъ и Божіей Матери влагаются странные тексты и про нихъ разсказываются невѣроятныя исторіи. Кромѣ переводныхъ съ коптскаго молитвъ Богородицы у парѳянъ и на Голгоѳѣ (въ родѣ нашего „Сна Богородицы“) абис. отреченная литература полюбила пророка Моисея: въ его уста напр. влагается молитва, „отъ которой погибаютъ 140 царей и количество враговъ, выражаемое шестью рядами цифръ по три съ 15 нулями“; въ сборникѣ наз. „томъ правды“ даются магическія молитвы, открытия якобы Спасителемъ апостоламъ и т. д. Словомъ, несмотря на всѣ свои догматическія потуги, абис. умъ не могъ разобраться въ молитвахъ истинныхъ и ложныхъ также, какъ онъ не съумѣлъ соблюсти масштабовъ въ отличіи Св. Писанія отъ апокрифовъ и даже отъ такихъ произведеній, какъ „знаменія Маріи“; духовенство служащее не въ состояніи поучать народъ, и эта сторона завѣта Зара-Якоба наименѣе приводится въ исполненіе. Правда, литургическое богатство восточныхъ церквей глубоко назидательно само по себѣ и дѣлаетъ излишними человѣческія слова и поученія; но послѣднія въ Аб. были бы теперь очень кстати при непонятности богослужебнаго языка и опасности со стороны пропаганды, которая на эту сторону обращаетъ особенное вниманіе. До сихъ поръ однако абис. церковность оказывалась достаточно стойкой въ этомъ отношеніи, что будетъ дальше при новыхъ болѣе дальновидныхъ пріемахъ римскихъ уловителей и большемъ просторѣ для иноземныхъ вліяній, трудно предугадать. Во всякомъ случаѣ пока можно говорить, что всетаки національная вѣра обязана до сихъ поръ сохраненіемъ не государству, а церкви, которая при всѣхъ своихъ недостаткахъ проникаетъ все существо абиссинца. Лучшее доказательство этому — литература. Грамотность и образованность въ Аб. получается въ духовныхъ школахъ, а потому и дѣятели на литературномъ поприщѣ были богословами даже въ томъ случаѣ, когда писали лѣтописи, которыя по тону и духу такъ напоминаютъ историческія книги Библіи. Прочая литература почти вся богословскаго содержанія. Цари, тоже богословы по образованію, заботились о пополненіи ея переводами твореній сирійскихъ и арабскихъ монофизитовъ; подъ ихъ покровительствомъ были переведены аскетическія книги Маръ-Исаака Ниневійскаго, „Духовный старецъ“ псевдо-Іоанна Савы, Евагрій, Исаія Скитскій, Севиръ Эшмунскій, Іаковъ Серугскій, Георгій Сирійскій (книга „Талмидъ“ = „ученикъ“), богословская энциклопедія монаха Никона и т. д. Борьба съ папизмомъ въ XVI—XVII вв. вызвала переводъ символической книги „Вѣра отцевъ“ и содѣйствовала оживленію оригинальной литературы. Царь Клавдій написалъ свое знаменитое „Исповѣданіе“, защищая свою церковь отъ обвиненія въ іудействованіи, а къ отступнику Сисиннію анонимные богословы адресовали ѣдкій трактатъ противъ діофизитовъ, разорителей субботы, необрѣзанныхъ и „единокровныхъ Пилату“. Изъ другихъ оригинальныхъ произведеній эѳіопской богословской литературы упомянемъ кромѣ извѣстной уже намъ „Книги Свѣта“ царя Зара-Якоба и его письма къ іерусалимскимъ монахамъ, трудъ его современника аввы Григорія изъ Саглы амхарской „Опроверженіе ересей“, въ которомъ онъ вмѣстѣ съ Евтихіемъ и докетами оспариваетъ и томъ Льва, и [81-82] Халкидонскій соборъ. Трудъ этотъ получилъ авторитетъ и даже сталъ читаться въ праздники въ церквахъ. Странное сочиненіе аввы Бахайла-Микаэль, извѣстное подъ именемъ „Книги таинъ неба и земли“, заключаетъ въ себѣ символическое толкованіе ветхаго завѣта, апокалипсиса, книги Эноха съ различными апокрифическими поясненіями и добавленіями. Довольно распространена также риѳмованная богословская поэма „Премудрость премудрыхъ“, излагающая священную исторію. На амхарскомъ яз. также имѣются разныя писанія. Кромѣ уже упомянутыхъ учебныхъ катихизисовъ существуетъ трактатъ „Красота 22-хъ твореній“, представляющій распредѣленный на 6 дней комментарій къ первымъ главамъ книги Бытія и параллельнымъ имъ апокрифамъ, а также усердно изготовляемые пропагандистами переводы Библіи и разныхъ гезанг-буховъ. Къ римской пропагандѣ этого столѣтія относится амхарская рукопись Берлинской библіотеки: „О церковныхъ таинствахъ“. Ученіе трактуется съ римской точки зрѣнія на основаніи западныхъ авторитетовъ (Амвросія, Іеронима, Августина, Иннокентія), флорентійскаго и тридентскаго собора, со ссылками на абисс. книги: Sinodos, Fetha, Nagast и др. и съ полемикой противъ протестантовъ. Кто авторъ — туземецъ, или франкъ — трудно сказать, но книга интересна для характеристики усилій папизма. Удастся ли ему поработить этотъ стойкій въ вѣрѣ восточно-христіанскій народъ, боровшійся успѣшно полтора тысячелѣтія съ исламомъ и иновѣріемъ и переносящій теперь на Россію тѣ чаянія „дѣленія вселенной“, которыя въ Кебра-нагастѣ онъ высказывалъ относительно римскаго и эѳіопскаго императоровъ? Будемъ и мы надѣяться, что настанетъ время, когда падутъ, какъ политическія, такъ и религіозныя преграды, отдѣляющія эту самую южную восточно-христіанскую страну отъ православной церкви.

Объ образовали въ Аб. см. у Gobat. Journal etc. p. 366, а также весьма обстоятельно, хотя и не надежно у Долганева („Страна Эѳіоповъ. Школы и просвѣщеніе стр. 93). О магическихъ молитвахъ Б. Тураевъ, Эѳіопскія orationes falsae (Recueil de travaux redigés pour M. Daniel Chwolson. Berl. 1898); Conti Rossini La redazione Etiopica della praghiera della Vergine pra і Parti. Roma. 1897 (Reale Accad. d. Lincei); Пересказъ „Книги Свѣта“ см. у Dillmann, Ueber d. Regierung d. Konigs Zar’a Jacob. Berl. 1884. «Исповѣданіе Клавдія», «Посланіе къ Сисиннію», изд. въ Commentarius ad hist. Aethiopicam Людольфа съ латинск. переводомъ. Въ заключеніе замѣчу, что полная библіографія по Абиссиніи составлена Fumagali Bibliografia Etiopica. Milano, 1893.

Карта Абиссиніи
Абиссинская церковь въ Челикутѣ (по Штумму). Сіонский соборъ в Аксумѣ (по Бенту).
Абисс. церковная утварь (по Мюнценбергеру). Звонница съ биломъ при абиссинской церкви (по Бенту).
Соборъ въ Адуа (по Бенту). Крестъ, носимый въ рукахъ абисс. священниками, для благословенія народа. Снимокъ съ экз., хранящагося въ Императорском Эрмитажѣ (немного уменьшенъ) (На подножіи надпись: Иисусъ Назорей, царь Иудейскій). СНИМОКЪ СЪ АБИССИНСКОЙ КНИГИ.