Парочка (Андерсен; Ганзен)/ДО

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< Парочка (Андерсен; Ганзен)(перенаправлено с «Парочка (Андерсен/Ганзен)/ДО»)
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Парочка[ВТ 1]
авторъ Гансъ Христіанъ Андерсенъ (1805—1875), пер. А. В. Ганзенъ (1869—1942)
Языкъ оригинала: датскій. Названіе въ оригиналѣ: Kjærestefolkene (сказка также известна как Toppen og Bolden), 11 ноября 1843. — Источникъ: Собраніе сочиненій Андерсена въ четырехъ томахъ. — 2-e изд.. — СПб., 1899. — Т. 1.. Парочка (Андерсен; Ганзен)/ДО въ новой орѳографіи


[224]

ПАРОЧКА.

Молодчикъ-кубарь[ВТ 2] и барышня-мячикъ лежали рядкомъ въ ящикѣ съ игрушками, и кубарь сказалъ сосѣдкѣ:

— Не пожениться-ли намъ, мы, вѣдь, лежимъ въ одномъ ящикѣ?

Но мячикъ—сафьяноваго происхожденія и воображавшій о себѣ не менѣе любой барышни—гордо промолчалъ.

На другой день пришелъ мальчикъ, хозяинъ игрушекъ, и выкрасилъ кубарь въ красный съ желтымъ цвѣтъ, а въ самую серединку вбилъ мѣдный гвоздикъ. Вотъ-то красиво было, когда кубарь завертѣлся!

— Посмотрите-ка на меня!—сказалъ онъ мячику.—Что вы скажете теперь? Не пожениться-ли намъ? Чѣмъ мы не пара? Вы прыгаете, а я танцую. Поискать такой славной парочки!

— Вы думаете?—сказалъ мячикъ.—Вы, должно быть, не знаете, что я веду свое происхожденіе отъ сафьяновыхъ туфель и что внутри у меня пробка?

— А я изъ краснаго дерева,—сказалъ кубарь:—и меня выточилъ самъ городской голова! У него свой собственный токарный станокъ, и онъ съ такимъ удовольствіемъ занимался мной!

— Такъ-ли?—усомнился мячикъ.

— Пусть больше не коснется меня кнутикъ, если я лгу!—сказалъ кубарь.

— Вы очень краснорѣчивы,—сказалъ мячикъ:—но я все-таки не могу. Я ужъ почти невѣста! Стоитъ мнѣ взлетѣть на воздухъ, какъ изъ гнѣзда высовывается стрижъ и все спрашиваетъ: „Хотите? Хотите?“ Мысленно я всякій разъ говорю: „да“, значитъ дѣло почти слажено. Но я обѣщаю вамъ никогда васъ не забывать!

— Вотъ еще! Очень нужно!—сказалъ кубарь, и они перестали говорить другъ съ другомъ.

На другой день мячикъ взяли. Кубарь смотрѣлъ, какъ онъ, точно птица, взвивался въ воздухъ все выше, выше… и, наконецъ, совсѣмъ исчезалъ изъ глазъ, потомъ опять падалъ назадъ и, коснувшись земли, снова взлеталъ кверху; потому-ли, что его влекло туда, или потому, что внутри у него сидѣла пробка—неизвѣстно. Въ девятый разъ мячикъ взлетѣлъ и—поминай, какъ звали! Мальчикъ искалъ, искалъ—нѣтъ нигдѣ, да и только!

[225]

„Я знаю, гдѣ она!“—вздохнулъ кубарь.—„Въ стрижиномъ гнѣздѣ, замужемъ за стрижомъ!“

И чѣмъ больше думалъ кубарь о мячикѣ, тѣмъ больше влюблялся. Сказать правду, такъ онъ потому больше и влюблялся, что не могъ жениться на своей возлюбленной,—подумать только, она предпочла ему другого!

Кубарь плясалъ и пѣлъ, но не переставалъ думать о мячикѣ, который представлялся ему все прекраснѣе и прекраснѣе.

Такъ прошло много лѣтъ; любовь кубаря стала уже старой любовью.

Да и самъ кубарь былъ не молодъ… Разъ его взяли и вызолотили сверху до низу. То-то было великолѣпіе! Онъ весь сталъ золотой и кружился и жужжалъ, такъ что любо! Да, ужъ нечего сказать! Вдругъ онъ подпрыгнулъ повыше и—пропалъ!

Искали, искали, даже въ погребъ слазили,—нѣтъ, нѣтъ и нѣтъ!

Куда же онъ попалъ?

Въ помойное ведро! Оно стояло какъ разъ подъ водосточнымъ жолобомъ и было полно разной дряни: обгрызанныхъ кочерыжекъ, щепокъ, сора.

— Угодилъ, нечего сказать!—вздохнулъ кубарь.—Тутъ вся позолота разомъ сойдетъ! И что за дрянь тутъ валяется?

И онъ покосился на длинную обгрызанную кочерыжку и еще на какую-то странную, круглую вещь, вродѣ стараго промозглаго яблока. Но это было не яблоко, а старая барышня-мячикъ, который застрялъ когда-то въ водосточномъ жолобѣ, пролежалъ тамъ много, много лѣтъ, весь промозгъ и, наконецъ, упалъ въ ведро.

— Слава Богу! Наконецъ-то хоть кто-нибудь изъ нашего круга, съ кѣмъ можно поговорить!—сказалъ мячикъ, посмотрѣвъ на вызолоченный кубарь.—Я, вѣдь, въ сущности изъ сафьяна и сшита дѣвичьими ручками, а внутри у меня пробка! А кто это скажетъ, глядя на меня? Я чуть не вышла замужъ за стрижа, да вотъ попала въ водосточный жолобъ и пролежала тамъ цѣлыхъ пять лѣтъ! Это не шутка! Особенно для дѣвицы!

Кубарь молчалъ,—онъ думалъ о своей старой возлюбленной и все больше и больше убѣждался, что это она.

Пришла служанка, чтобы опорожнить ведро.

— А, вотъ гдѣ нашъ кубарь!—сказала она. [226]

И кубарь опять попалъ въ комнаты и въ честь, а о мячикѣ не было и помину. Самъ кубарь никогда больше и не заикался о своей старой любви: любовь какъ рукой сниметъ, если предметъ ея пролежитъ пять лѣтъ въ водосточномъ жолобѣ, да еще встрѣтится вамъ въ помойномъ ведрѣ! Тутъ его и не узнаютъ!

Примѣчанія редакторовъ Викитеки

  1. Перевод сказки также известен под названием «Жених и невеста».
  2. Кубарь — распространённая игрушка древней Руси, разновидность волчка.