Полное собрание законов Российской империи/ВТ/Собрание первое/1/7

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Соборное уложение 1649 года
Источник: Fictional page.svg Полное собрание законов Российской империи. — СПб., 1830. — Т. I Полное собрание законов Российской империи/ВТ/Собрание первое/1/7 в дореформенной орфографии


[8]
ГЛАВА VII. — О службе всяких ратных людей Московскаго Государства. А в ней 32 статьи.

С Польским и с Литовским и с Немецким и с иными окрестными государствы у Государя Царя и Великаго Князя Алексея Михайловича всея Русии, вечный мир и докончание.

1. А будет которыми мерами с которым государством у Московскаго государства война зачнется, или в которое время [9]изволит Государь кому своему Государеву недругу мстити недружбу, и укажет послати на них своих Государевых Бояр и Воевод, а с ними всяких чинов ратных людей, и для тое службы велит Государь своим Государевым ратным людем всего Московскаго государства дати свое Государево жалованье: и на то Государево жалованье ратным людем деньги сбирати со всего Московскаго государства, а побор положити смотря по службе.

2. А в которых местех в то время ратным людем на Государеве службе быти, и на которой срок им на Государеву службу приехати, потом посылати в городы к Воеводам и к приказным людем Государевы грамоты, и велети ратных людей на Государеву службу в указныя места высылати безо всякаго мотчания. А ратным людем идучи на Государеву службу, на дороге и на станех никаким людем никакова насильства и убытка не чинити, своих и конских кормов ни у кого безденежно не имати.

3. А будет из тех ратных людей лучится кому что купити себе и лошадям корму, и они бы те кормы у всяких людей покупали прямою ценою; а в полях бы хлеба и в запертых лугах сенных покосов не травили, чтобы однолично от ратных людей никому ни где никакова насильства не было.

4. А в которое время у всяких помещиков и вотчинников луги будут незаперты, и в то время ратным людем, идучи на Государеву службу, на лугах ставитися у всяких людей безпенно. А в которое время луги будут заперты, и им ставитися и на запертых лугах от дороги на одну сторону поперег в пять сажень безпенно же, а дале пяти сажен от дороги в тех запертых лугах не ставитися, и травы не толочити, и лошадьми не травити. А луги всяким людем запирати с Троицына дни.

5. А у которых людей служилые люди, идучи на Государеву службу, учнут покупати людские и конские кормы: и тем людем продавати ратным людем людские и конские кормы прямою ценою, а лишних денег на ратных людех ни за что не имати.

6. А будет которые ратные люди, идучи на Государеву службу, учнут каким людем насильство чинити, а по суду сыщется про то допряма: и тем людем наказание чинити смотря по вине, и убытки доправити, и отдати тем людем, кто чем изобижен.

7. А будет которые люди учнут ратным людем продавати людские и конские кормы дорогою ценою: и тем людем по суду и по сыску, по тому же наказание чинити, а лишнее взятое отдавати.

8. А которые Государевы ратные всяких чинов люди будут на Государеве службе в полкех, и Государева служба им по разбору служити мощно, а они недождався отпуску с Государевы службы сбегут: и им за побег чинити указ, кто сбежит в первые, и его бити кнутом; а будет тот же сбежит в другие, и его бити кнутом же, да поместнаго окладу у него убавити пятьдесят четвертей, да денег с поместнаго его окладу со ста четвертей порублю; а будет он сбежит в третьие, и его бити кнутом же, да у него же отняти поместье и отдати в роздачу.

9. А будет с службы сбежит иноземец, или иной какой кормовой человек, или стрелец, или козак, или даточной человек: и тех сыскивая и чиня им жестокое наказание, бив кнутом, выслати их на Государеву службу в полки к Воеводам с приставы. А незаслуженное жалование на [10]кормовых людех и на стрельцах и на козаках правити по росчету; а даточных беглых людей только в сыску не будет, и за тех даточных беглых людей правити на тех людех, чьи те люди с службы збегут, за всякаго человека по двадцати рублев.

10. Да и Бояром и Воеводам без Государева указу ратных людей с Государевы службы не роспущати, и посулов и поминков не имати.

11. А будет Бояре и Воеводы без Государева указу ратных людей с Государевы службы учнут отпущати, и посулы и поминки имати, а сыщется про то допряма: и Бояром и Воеводам за то чинити жестокое наказание, что Государь укажет.

12. А будет кто на Бояр и на Воевод в посулех учнет бити челом Государю ложно, затеяв напрасно, а сыщется про то допряма: и тем за Боярское и за Воеводское безчестие и за ложное их челобитье чинити жестокое же наказание, что Государь укажет.

13. А будет которые ратные люди на Государеве службе учнут бити челом Бояром и Воеводам о отпуске с Государевы службы, своим домовым разорением, или людским побегом, или иным каким самым нужным делом: и Бояром и Воеводам про тех ратных людей сыскивати в полкех Дворяны и детьми Боярскими и всяких чинов служилыми людьми, и имати про них у служилых людей допросныя речи за их руками, и по сыску ратных людей с Государевы службы отпущати на время, для самых нужных дел.

14. А в которое время про воинских людей будут вести, и по тем вестям чаяти воинских людей приходу, и в то время с Государевы службы ратных людей ни для каких дел не отпускати.

15. А которые служилые люди на Государеве службе написаны будут у кого в сотне, и тех служилых людей сотенным Головам без Государева указу и без Воеводскаго ведома, для своей корысти, ни куда не роспускать.

16. А будет который сотенной Голова отпустит куды из сотни своея кого нибудь без Государева указу и без Воеводскаго ведома: и за то сотенным Головам сказав им вину при ратных многих людех, чинити наказание, бити батоги, да вкинути в тюрьму, чтобы на то смотря иным сотенным Головам не повадно было так делати.

17. А будет которые служилые люди учнут Государю бити челом, что им за старостию, или за увечьем, или за болезнию на Государеву службу итти не мочно, и в их бы место велел Государь быти на своей Государеве службе детем их и братии и племянником и внучатом безпоместным, которые в Государеву службу поспели, а Государевы службы не служат, и ни в какие чины не написаны: и тех челобитчиков на Москве и в городех осматривати. Да будет по осмотру тем служилым людем на Государеве службе впрям за старостию, или за увечьем, или за болезнию быти не мочно: и тем служилым людем в свое место, на Государеву службу велети посылати со всею своею службою и с запасы детей своих и братию и племянииков и внучат безпоместных, которые в Государеву службу поспели, в восмнатцать лет, а ни какие Государевы службы не служат, и ни в какие чины не написаны; а меньши осмнатцати лет никого им на службу в свое место не посылати. А будет у них таких детей и братей и племянников и внучат не будет, а самым им ни которыми делы на Государеве службе за болезнию или за старостию быти немочно: [11]и у них взяти на Государеву службу даточных людей, или деньги, смотря по их поместьям и вотчинам и по прожитком.

18. А будет которые служилые люди учнут бити челом Государю, чтобы им на Государеве службе не быти, и скажутся стары и увечны, или больны, а по осмотру на Государеве службе им быти мочно: и таких на Государеву службу высылати самих.

19. А будет которой служилой человек, будучи на Государеве службе, с бою сбежит к себе в дом, а Воеводы на него о том отпишут к Государю: и у таких за тот побег из поместных их и из денежных окладов убавити половина; да у них же из поместей их взяти на Государя половину же, да им же за то чинити наказание, бити кнутом нещадно.

20. А будет кто, будучи на Государеве службе в полкех, учнет изменою из полков переезжати в неприятельские полки, и в неприятельских полкех сказывати про вести и про Государевых ратных людей, и в том на него кто известит, и сыщется про то допряма: и такова переезщика казнити смертию, повесити против неприятельских полков, а поместья его и вотчины и животы взяти на Государя.

21. А будет у кого, у ратных людей, на Государеве службе запасов и конских кормов не станет, а на торгу в то время хлебные запасы и конские кормы продают дорогою ценою, и ему тою ценою запасов и конских кормов, за своею скудостию, купити будет немочно; а для ратных людей по указу Царскаго Величества и по Воеводскому разсмотрению будет в то время хлебным запасом и конским кормом положена указная цена, дешевле торговые цены, и тот, у кого на Государеве службе запасов и конских кормов не станет, учнет бити челом Государю, чтобы ему купити у кого хлебных запасов и конских кормов для его скудости по указной цене: и Воеводам с таким челобитчиком к тем людем, у кого он присмотрит хлебные запасы и конские кормы, посылати приставов, и велети хлебные запасы и конские кормы у тех людей имати по указной цене. А велети хлебные запасы и конские кормы имати по указной цене у тех людей, у которых хлебные запасы и конские кормы будут в лишке, за их домашними росходы. А у кого будет хлебных запасов, или конских кормов, сверх домашних росходов, в лишке не будет: и у таких хлебных запасов и конских кормов по указной цене не имати. И без Воеводскаго ведома и без приставов для хлебных запасов и конских кормов ратным людем ни к кому не ходити, и насильством хлебных запасов и конских кормов по указной цене ни у кого не имати, и дворов, где они учнут стояти, не разоряти, и городьбы около дворов и огородов не жечь и не пустошити, и в поле всякаго хлеба нарочно не травити.

22. А будет кто служилые люди, будучи на Государеве службе, учнут у кого имати хлебные запасы и конские кормы насильством, или учнут кого грабити, или дворы и огороды, где они стоят, учнут пустошити, или иные какие убытки кому делати, и в том на них будут челобитчики, а сыщется про то допряма: и на тех людех, кто кому какие убытки учинят, те убытки правити вдвое.

23. А для дров и для всякаго лесу, что надобно будет на становое строение, ездити служилым людем в поместные и в вотчинные леса повольно, а явки с них вотчинником и помещиком, чьи те леса, не имати. А в засечные и в иные заповедные леса им ни почто не ездити, а возити [12]служилымжилым людем дрова и всякой лес на становое строение про себя, а не на продажу.

24. А будет кто ратные люди будучи на Государеве службе, или кто и не ратные люди, едучи куды проездом для своих дел, станут на поле близко хлеба, и лошадьми хлеб потравят и вытолочат, или какой хлеб пожав, свезут к себе на станы лошадям на корм: и на том за потравленной хлеб велеть доправити деньги вдвое без всякия пощады, по той цене, чем тот потравленной хлеб оценят сторонние люди, да им же за то чинити наказание по разсмотрению.

25. А будет кто служилой человек, будучи на Государеве службе, похочет у кого хлебные запасы, или конские кормы покупать указною ценою, а у него и своих запасов и конскаго корму с его росход будет: и таким хлебных запасов и конских кормов по указной цене покупати не велети. А будет он какие запасы у кого по указной цене и возмет, а сыщется про то допряма, что у них и опричь того свои запасы и конские кормы есть: и на тех за такие взятые запасы правити деньги, против указные цены вдвое, и отдати тем людем, у кого они те запасы ложно купили, чтобы на то смотря, иным неповадно, было так делати.

26. А будет на Государеве службе у кого у служилых людей лошади отгуляют от станов, или из стад куды разбегутся, а кто такие лошади где найдет и изымает: и тому те лошади привести на явку для записки в полки к Воеводам; а будет в то время лучится Воеводам из полков куды отъезд, и такия лошади приводити на явку в полки к судьям, или к сотенным Головам. Да будет тем лошадям выищутся истцы, у которых те лошади отгуляли, и те лошади отдавати тем, чьи те лошади, а за привод тех лошадей велеть на них имати, и давати тому, кто те лошади на явку приведет, по три алтына по две деньги с лошади. А от иного ни от чего находнаго, будучи в полкех, кто что на дороге, или на станех найдет перейму не давать, а приносити находную рухлядь на явку по тому же к Воеводам и к судьям и к сотенным Головам, а у себя такия находныя рухляди не держати.

27. А будет кто на Государеве службе находных лошадей на явку не приведет, и находныя же рухляди на явку не принесет, и в том на него будут челобитчики, и сыщется про те лошади и про рухлядь по чьему челобитью мимо его: и по сыску те лошади и рухлядь на нем доправити, и отдати челобитчиком.

28. А будет кто, будучи на службе в полкех, у кого украдет ружье: и того бити кнутом нещадно; а что украл, и то на нем доправить и отдать тому, у кого он украл.

29. А будет кто на службе у кого украдет лошадь, и ему за тое татьбу руку отсечь.

30. А будет кто ратные люди, едучи на Государеву службу, или с Государевы службы по домом, учнут ставиться по селом и по деревням во дворех, или в гумнех для воровства, и станут грабити, и учинят смертное убойство, или женскому полу насильство, или в гумнех хлеб потравят, или из прудов и из садов насильством рыбу выловят, или иное какое ни буди насильство кому сделают, и в том на них будут челобитчики, и по суду и по сыску про то их воровство сыщется допряма: и тех за смертное убойство и за насильство женскому полу, казнити смертию. А за иное за всякое насильство и за грабеж чинити им наказание, смотря [13]по вине. А что они у кого грабежем возмут, и то на них правити вдвое и отдавати тем людем, у кого они что грабежем возмут. А будет про то дело сыскати нечем, и в том деле дати суд, и по суду и по сыску в том во всем учинити вера, крестное целование.

31. А будет кто служилых людей таким делом поклеплет напрасно, и сыщется про то допряма: и тому, кто таким делом кого поклеплет, учинити то же наказание, в каком было наказанье быти тому, кого он таким делом поклеплет.

32. А будет кто служилой человек, едучи на Государеву службу, или едучи с Государевы службы, приедет к кому на стан по недружбе нарядным делом для задору; и в том меж ими учинится брань и бой, и на бою будет тот, который приедет на чужой стан насильством, кого убьет, или ранит, или ограбит: и того по сыску за смертное убойство казнити смертию же. А будет он на том стану только рукою ударит, а не до смерти убьет, и не ранит, или словом кого обезчестит, или у кого грабежем что возмет, а сыщется про то допряма: и тому учинити наказание смотря по вине; да на нем же велети тому, кого он рукою ударит, или словом обезчестит, доправити безчестие и грабеж вдвое.