Божественная комедия (Данте/Мин)/Ад/Песнь II/ДО

Материал из Викитеки — свободной библиотеки

Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Божественная комедія. Адъ — Пѣснь II
авторъ Данте Алигіери (1265—1321), пер. Дмитрій Егоровичъ Минъ (1818—1885)
Языкъ оригинала: итальянскій. Названіе въ оригиналѣ: Divina Commedia. Inferno. Canto II. — Источникъ: Адъ Данта Алигіери. Съ приложеніемъ комментарія, матеріаловъ пояснительныхъ, портрета и двухъ рисунковъ. / Перевёлъ съ италіянскаго размѣромъ подлинника Дмитрій Минъ. — Москва: Изданіе М. П. Погодина. Въ Университетской Типографіи, 1855. — С. 16—22. Божественная комедия (Данте/Мин)/Ад/Песнь II/ДО въ новой орѳографіи
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедія


Божественная комедія. Адъ.


Пѣснь II.


[16]

Содержаніе. Наступаетъ вечеръ. Данте призвавъ музъ на помощь, повѣствуетъ какъ въ самомъ началѣ странствія родилось сомнѣніе въ душѣ его: достаточно ли въ немъ силъ для смѣлаго подвига. Виргилій укоряетъ Данта за малодушіе и, ободряя на подвигъ, объясняетъ ему причину своего пришествія: какъ, въ преддверіи ада, явилась ему Беатриче и какъ умоляла его спасти погибавшаго. Ободрённый этою вѣстію, Данте воспринимаетъ своё первое намѣреніе, и оба странника шествуютъ въ предназначенный путь.



1 День отходилъ и сумракъ палъ въ долины,
Всѣмъ на землѣ дозволивъ отдохнуть
Отъ ихъ трудовъ; лишь я одинъ единый

4 Готовился на брань — въ опасный путь,
На трудъ, на скорбь, о чёмъ разсказъ правдивый
Изъ памяти дерзаю почерпнуть.

7 О высшій духъ, о музы, къ вамъ призывы!
О геній, всё, что зрѣлъ я, опиши,
Да явится полётъ твой горделивый!

[17]

10 Я началъ такъ: «Всю мощь моей души
Сперва измѣрь, поэтъ-путеводитель;
Потомъ со мной въ отважный путь спѣши.

13 Ты говорилъ, что Сильвіевъ родитель,
Ещё живой и тлѣнный, низходилъ
Свидѣтелемъ въ подземную обитель.

16 Но если жребій такъ ему судилъ,
То вспомнивъ, сколько пріобрѣлъ онъ славы
И кто сей мужъ, и какъ правдивъ онъ былъ,—

19 Почтётъ его достойнымъ разумъ здравый:
Онъ избранъ былъ, чтобъ нѣкогда создать
Великій Римъ и быть отцемъ державы,—

22 Державы той, гдѣ подлинно — сказать —
Престолъ священный самъ Господь поставилъ
Намѣстникамъ Петровымъ возсѣздать.

25 Въ сёмъ странствіи — ты имъ его прославилъ —
Узналъ онъ путь къ побѣдѣ надъ врагомъ
И тѣмъ тіару папамъ предоставилъ.

28 …………………………………………………………
…………………………………………………………
…………………………………………………………

31 Но мнѣ ль идти? кто далъ мнѣ позволенье?
…………………………………………………………
…………………………………………………………

34 И такъ, коль дерзкій подвигъ сотворю,
Страшусь, въ безуміе онъ мнѣ вмѣнится.
Мудрецъ, яснѣй поймёшь, чѣмъ говорю.»

[18]

37 Какъ тотъ, кто хочетъ, но начать страшится,
Полнъ новыхъ думъ, мѣняетъ замыслъ свой,
Отвергнувъ то, на что хотѣлъ рѣшиться:

40 Такъ я томился въ мрачной дебри той,
И мысль свою, обдумавъ, кинулъ снова,
Хоть преданъ былъ вначалѣ ей одной.

43 «Коль я проникъ вполнѣ въ значенье слова,»
Великодушнаго сказала тѣнь,
«Твоя душа познать боязнь готова.

46 Боязнь людей отводитъ каждый день
Оть честныхъ подвиговъ, какъ призракъ ложный
Страшитъ коня, когда ложится тѣнь.

49 Но выслушай — и страхъ разсѣй тревожный,—
Что моего пришествія вина
И что открылъ мнѣ жребій непреложный.

52 Я съ тѣми былъ, чья участь не полна;
Тамъ, слыша голосъ Вѣстницы прекрасной,
Я вопросилъ: что повелитъ она?

55 Свѣтлѣй звѣзды въ очахъ горѣлъ лучъ ясный,
И тихимъ, стройнымъ языкомъ въ отвѣтъ
Она рекла какъ ангелъ сладкогласный:

[19]

58 «О Мантуи привѣтливый поэтъ,
Чья слава свѣтъ наполнила далёко
И будетъ въ нёмъ, пока продлится свѣтъ!

61 Любимецъ мой, но не любимецъ рока,
Препону встрѣтилъ на брегу пустомъ
И вспять бѣжитъ испуганный жестоко.

64 И я страшусь: такъ сбился онъ на нёмъ,
Что ужъ не поздно ль я пришла съ спасеньемъ,
Какъ въ небесахъ была мнѣ вѣсть о томъ.

67 Подвигнись въ путь и мудрымъ убѣжденьемъ
Всё для его спасенья уготовь:
Избавь его и будь мнѣ утѣшеньемъ.

70 Я, Беатриче, умоляю вновь…
…………………………………………………………
…………………………………………………………

73 Тамъ, предъ моимъ Владыкой, съ состраданьемъ,
Поэтъ, я часто похвалюсь тобой.»
Умолкла тутъ и началъ я воззваньемъ:

[20]

76 «О благодать, которою одной
Нашъ смертный родъ превысилъ всѣ творенья
Подъ небомъ, что́ свершаетъ кругъ меньшой!

79 Такъ сладостны твои мнѣ повелѣнья,
Что я готовь немедля ихъ свершить;
Не повторяй же своего моленья.

82 Но объясни: какъ можешь низходить
Безъ трепета въ всемірную средину
Отъ горнихъ странъ, куда горишь парить?» —

85 — «Когда желаешь знать тому причину,»
Она рекла, «короткій дамъ отвѣтъ,
Почто безъ страха къ вамъ схожу въ пучину.

88 Страшиться должно лишь того, что вредъ
Наносить намъ: какой же страхъ безплоднѣй,
Как не боязнь того, въ чёмъ страха нѣтъ?

91 Такъ создана я благостью Господней,
Что ваша скорбь меня не тяготитъ
И не вредитъ мнѣ пламень преисподней.

94 Тамъ нѣкая Заступница скорбитъ
О томъ, къ кому тебя я посылаю,
И для нея жестокій судъ разбитъ.

[21]

97 Она, воздвигши Лючію…
Рекла: «Твой вѣрный ждётъ тебя въ слезахъ,
И я отсель его тебѣ ввѣряю.»

100 И Лючія, жестокосердыхъ врагъ,
Подвнгшись, мнѣ вѣщала тамъ, гдѣ вѣчно
Съ Рахилью древней возсѣжу въ лучахъ:

103 «О Беатриче, гимнъ Творцу сердечный!
Спаси того, кто такъ тебя любилъ,
Что для тебя сталъ чуждъ толпѣ безпечной.

106 Не слышишь ли, какъ плачъ его унылъ?
Не зришь ли смерть, съ которой онъ сразился
Въ рѣкѣ, предъ ней же океанъ безъ силъ?»

109 Никто такъ быстро въ мірѣ не стремился
Отъ гибели, иль къ выгодамъ своимъ,
Какъ мой полётъ отъ словъ тѣхъ ускорился

112 Съ скамьи блаженной къ пропастямъ земнымъ —
Ты далъ мнѣ вѣру мудрыми словами,
И честь тебѣ и тѣмъ кто внемлетъ имъ!»

115 Потомъ, сказавъ мнѣ это, со слёзами
Взоръ лучезарный возвела горѣ,
И я потёкъ быстрѣйшими стопами.

118 И, какъ желала, прибылъ къ той порѣ,
Когда сей звѣрь пресѣкъ въ пустынномъ полѣ
Твой краткій путь къ прекрасной той горѣ.

[22]

121 Такъ что жъ? за чѣмъ, за чѣмъ же медлить болѣ?
Что на сердцѣ питаешь низкій страхъ?
Что сдѣлалось съ отвагой, съ доброй волей,…

124 …………………………………………………………
…………………………………………………………
…………………………………………………………?»

127 И какъ цвѣточки, стужею ночною
Согбенные, въ сребрѣ в дневныхъ лучей
Встаютъ, раскрывшись, на вѣтвяхъ главою:

130 Такъ я воздвигся доблестью моей;
Столь дивная влилась мнѣ въ грудь отвага,
Что началъ я, какъ сбросивъ грузъ цѣпей:

133 «О слава ей, подательницѣ блага!
О честь тебѣ, что правымъ словесамъ
Увѣровалъ и не замедлилъ шага!

136 Такъ сердце мнѣ съ желаньемъ по стопамъ
Твоимъ идти возжёгъ ты мудрымъ словомъ,
Что къ первой мысли возвращаюсь самъ.

139 Идёмъ: крѣпка надежда въ сердцѣ новомъ —
Ты вождь, учитель, ты мой властелинъ!»
Такъ я сказалъ и подъ его покровомъ

142 Низшёлъ путёмъ лѣсистымъ въ мракъ пучинъ.




Комментаріи.

[16] 1. Вечеръ 25 Марта, или, по Филалетесу, 8 Апрѣля.

[17] 10—12. Въ колебаніяхъ разума проходитъ цѣлый день; наступаетъ ночь и съ нею новыя сомнѣнія: рѣшимость, возбуждённая разумомъ, исчезла, а вѣра колеблется. Данте спрашиваетъ себя: способенъ ли онъ свершить отважный подвигъ?

13. Эней, сынъ Венеры и Анхиза, отецъ Сильвія отъ Лавиніи, руководимый Сивиллою кумскою, низходилъ въ тартаръ (Энеиды VI) для того, чтобы узнать отъ тѣни отца своего, Анхиза, какимъ образомъ онъ возможетъ одержать побѣду надъ Турномъ, царёмъ Рутуловъ.

22. Подлинно сказать — намёкъ на то, что духъ гибеллинскій побуждалъ его скрыть истину, или сказать противное. Ломбарди.

[18] 52. Т. е. въ Лимбѣ гдѣ помѣщены великіе мужи древности (см. прим. къ Ад. I, 115). — Чья участь не полна, въ подлинникѣ: che non sospesi. Язычники, заключённые въ Лимбѣ, остаются въ сомнѣніи на счётъ окончательной своей участи; они находятся въ среднемъ состояніи между мукой и блаженствомъ и ждутъ страшнаго суда (Ада IV, 31—45, и Чист. III, 40 и д.).

53. Вѣстница прекрасная (въ подл. donna beata e bella) — Беатриче, символъ божественнаго ученія, богословія (см. ниже ст. 70, примѣч.). — «Божественное ученіе низходитъ къ томящемуся, нѣкогда Бога не послушавшему человѣческому разуму для того, чтобы онъ исполнилъ истинное своё назначеніе — руководить человѣковъ.» Копишъ.

55. Подъ именемъ звѣзды здѣсь разумѣется солнце, названное по преимуществу звѣздою (Даніелло, Ландино, Веллутелло и др.). Небесная мудрость въ Библіи нерѣдко сравнивается съ солнцемъ; такъ объ ней въ Кн. Премудр. VII, 39, сказано: «Есть бо сія благолѣпнѣе солнца и паче всякаго расположенія звѣздъ, свѣту соравняема обрѣтается первая».

[19] 60. Пока продлится свѣтъ. Я слѣдовалъ здѣсь тексту манускриптовъ нидобеатипскому, библотекъ Корсини, Киджи и др., которому слѣдуетъ Ломбарди и Вагнеръ (Il Parnaso Italiano), гдѣ: quanto ‘l mondo (въ другихъ: moto) lontana.

70. Беатриче, дочь богатаго флорентинскаго гражданина Фолько Портинари, съ которою Данте, ещё на 9 году своей жизни, встрѣтился впервые въ первый день Мая 1274. По обычаю того времени, первое число Мая праздновалось пѣснями, плясками и гуляньемъ. Фолько Портинари пригласилъ къ себѣ на праздникъ своего сосѣда и друга, Аллигіеро Аллигіери, отца Дантова, со всемъ семействомъ. Тогда, во время дѣтскихъ игръ, Данте влюбился страстно въ восьми-лѣтнюю дочь Фолько Портинари, впрочемъ такъ, что Беатриче никогда не узнала о его любви. Таково повѣствованіе Боккаччо о любви Данта, — повѣствованіе, можетъ быть, нѣсколько украшенное поэтическими вымыслами. Впрочемъ Данте и самъ разсказалъ о любви своей въ сонетахъ и канзонахъ (Rime) и въ особенности въ своей Vita Nuova. Беатриче, вышедшая впослѣдствіи за мужъ, скончалась въ 1290 на 26 году. Не смотря на то, что чувство первой любви Данте сохранилъ во всю жизнь, онъ вскорѣ по смерти Беатриче женился на Джеммѣ Донати и имѣлъ отъ ней шесть сыновей и одну дочь. Онъ не былъ счастливъ въ супружествѣ и даже развёлся съ женою. — Подъ символомъ Беатриче, какъ мы неоднократно говорили, Данте разумѣетъ богословіе, любимѣйшую науку его времени, — науку, которую онъ глубоко изучалъ въ Болоньи, Падонѣ и Парижѣ.

[20] 76—78. Подъ небомъ, что свершаетъ м. кругъ. Здѣсь разумѣется луна, которая, принадлежа къ планетамъ въ системѣ птоломеевой, вращается ближе всѣхъ прочихъ свѣтилъ къ землѣ и, стало быть, свершаетъ меньшій кругъ (см. примѣч. къ Ад. I, 127). Смыслъ тотъ: человѣкъ божественнымъ ученіемъ превышаетъ всѣ созданія, находящіяся въ по подлунномъ мірѣ.

83. Всемірная средина (въ подлинникѣ: in questo centro). Земля (см. примѣч. къ Аду I, 127), по Птоломею, находится въ срединѣ вселенной. Дантовъ адъ помѣщается внутри земли, какъ мы увидимъ ниже: стало быть, составляетъ, по его понятіямъ, настоящій центръ всего міра.

85—90. Только тогда не ощущаемъ мы страха не только предъ ужасами земными, но и адскими, когда, какъ Беатриче, проникнуты мудростію божественной, страхомъ Господнимъ. См. примѣч. Ад. I, 19—21.

91—93. Хотя Виргилій съ прочими добродѣтельными язычниками не наказуется никакими муками и хотя въ Лимбѣ нѣтъ адскаго огня, тѣмъ не менѣе слова Беатриче вѣрны, потому что Лимбъ всё-таки есть часть ада.

96. Жестокій судъ (въ подлинникѣ: duro guidico). Поэтъ имѣлъ въ виду: «Judicium durissimum iis, qui praesunt, fiet.» Sapient IV, 6.

[21] 97. Лючія (отъ lux, свѣтъ), какъ мученица католической церкви, призывается на помощь тѣми, которые страждутъ тѣлесными очами. Это, кажется заставило Данте избрать её предпочтительно для той роли, которую она играетъ въ его поэмѣ. Объ ней упоминается въ Чист. IX, 55, и Раѣ, XXVII, 137.

102. Рахиль есть символъ жизни созерцательной (Чист. XXVII, 100—108), какъ сестра ея, Лія, — жизни дѣятельной. — Весьма глубокомысленно помѣщаетъ Данте ученіе божественное (Беатриче) возлѣ Рахили, вѣчно-погруженной въ созерцаніе неизрѣченнаго Блага. Ландино.

104—105. Любовію къ Беатриче Портинари Данте возвысился надъ толпою, съ одной стороны, предавшись поэзіи, съ другой — изучая богословіе, которое олицетворяетъ собою Беатриче.

109. Подъ именемъ рѣки (въ подлинникѣ: fiumana, водоворотъ, gurges, aquarum congeries, Vocab. della Crusca) разумѣются треволненія жизни; бури напастей житейскихъ превосходять всѣ волнованія океана.