ВЭ/ВТ/История военного искусства

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

История военного искусства
Военная энциклопедия (Сытин, 1911—1915)
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Инкерман — Кальмар-зунд. Источник: т. 11: Инкерман — Кальмар-зунд, с. 80—109 • Другие источники: МЭСБЕ : ЭСБЕ : ЭСБЕ ВЭ/ВТ/История военного искусства в дореформенной орфографии


ИСТОРИЯ ВОЕННОГО ИСКУССТВА, изложение последовательных видоизменений, происходивших в различные периоды истории человечества, в способах комплектования и боевой подготовки вооруженной силы, снабжении её средствами, необходимыми для войны, и в приемах её боев. употребления. 1) Древние времена. С незапамятных времен человек в борьбе с врагом прибегал к нападению (движение вперед) или обороне (самозащита на месте), к употреблению оружия рукопашного, действующего на близк. расстоянии, или метательного, — на дальнем, к применению силы физической, материальной, а также разума, искусства, храбрости, самоотвержения, т. е. сил нравственных. Во время младенч. состояния воен. иск-ва, когда еще не умели направлять для достижения цели усилия многих людей, каждый сражался в одиночку. Чтобы увеличить свои силы, гл. обр., для нападения, начали пользоваться животными (лошади, верблюды, слоны), а для обороны применять искусств. преграды. И. воен. иск-ва показывает, что во все времена иск-во и нравств. силы берут верх над грубой материал. силой и числом. Колыбелью воен. иск-ва Древнего Востока была Индия; там оно достигло выс. степени соверш-ва. Устр-во вооруж. силы было кастовое; вооружение — по преимущ-ву метательное. Предохранит. снаряжение — панцирь и шлем. Имелись боев. колесницы и слоны, с башнями на 5—6 лучников. Боев. порядок состоял из глуб. масс пехоты в центре, перед ними слоны, а на крыльях — колесницы и немногочисл. конница. В сражении старались иметь боев. порядок длиннее, чем у прот-ка, для охвата его. Египет тоже имел кастовое устр-во во время своего могущ-ва и процветания, но, склоняясь к упадку, постепенно перешел к наемн. войскам (явление, характерное для истории мног. народов) и б. покорен персами (битва при Пелузиуме в 525 г. до Р. Х.). Особ-сть, сравнит-но с Индией, составляли лучники и пращники, становившиеся на месте слонов. Ассирия, Вавилон, Мидия имели пост. национал. войска и орг-зованную милицию; во время упадка гос-тв появились наемники из кочевников. При богатстве страны, лошадьми глав. часть армии составляла хорошо обученная конница. Особ-сть боев. порядка — глубокое построение пехоты до 100 шеренг. Укр-ние городов достигло выс. степени соверш-ва, — осаду выдерживали годами (см. Ассирийские войны). Евреи (Моисей, Гедеон и др., — см. Иудейские войны) оч. много сделали для воен. иск-ва, между проч. ввели обязат. воин. пов-сть, к-рой подлежали в.-обязанные 20-лет. возраста, делившиеся, по числу племен, на 12 колен. Такое разделение по племенам существовало и у друг. народов. Персидское царство обладало могучей вооруж. силой, состоявшей из пост. войск и частью из наемников. Их воен. иск-во в полн. мере выказалось в битве при Фимвре (548 г. до Р. Х., 1-й воен. факт древности, к-раго подробности дошли до нас), где Кир с 196 т. разбил 420 т. мидийск. царя Креза и доказал, что меньшие силы, объединенные чувством долга, подготовленные к войне и хорошо руководимые, побеждают огром. массы, подгоняемые кнутом. — В Греции, в историч. периоде её жизни, в разное время гегемония принадлежала Спарте, Афинам и Фивам, к-рые и являлись представителями воен. иск-ва. Устр-во вооруж. силы было милиционное; воин. пов-сти подлежали все свобод. граждане в возрасте от 20 до 60 л. в Спарте и от 18 до 40 л. в Афинах. Впоследствии б. привлечены и рабы, а с увеличением богатств греки теряют вкус к воен. жизни, являются наемники, к-рые служат везде, где хорошо платят; воен. иск-во быстро склоняется к упадку, как только исчезает дисц-на. Гл. часть национал. милиции составляла тяж. пехота — гоплиты, вооруженные метат. дротиками, пиками, коротк. мечами и больш. прямоугол. щитами; предохранит. снаряжение — шлем, панцирь и наножные латы. Легкая пехота, с более легк. вооружением, малым щитом, метат. оружием и без предохранит. снаряжения, впервые б. введена афинянами на основании опыта боя при Сфактерии, где спартан. гоплиты б. побиты единственно метат. оружием афи-нян, постоянно убегавших от сомкнутой атаки врага. Ификрат (см. это слово), один из предвод-лей наемн. отрядов, весьма усовершенствовал технику воен. иск-ва и ввел сред. пехоту — пелтастов (от пелта — облегченный щит), к-рые могли действовать и в сомкн. и в рассып. строе; они носили шлем, куртку в неск. слоев холста и легкие латы на ногах и бедрах, вооружение — метат. дротики и корот. мечи. Конница: тяжелая — катафракты (закованные, с мечами, длин. пиками и корот. щитами) и легкая — акроболисты (см. эти слова) с дротиками или луками. В греч., истинно национ. войсках, царили дисц-на, повиновение закону, любовь к отечеству и ненависть к варварам. Нарушение дисц-ны каралось тюрьмой, бесчестьем, изгнанием из отеч-ва. Во всех гос-твах Эллады юношество готовилось к войне в школах; физич. упражнения, нередко публичные, были в почете. В школах же проходились отделы воен. знаний по тактике и стратегии. В одной из таких кол в Фивах получил хорошее образование Филипп Македонский. Т. к. войны велись на тесн. простр-ве греч. тер-рий, небол. армиями (10—15 т.), были кратковременны, не требовали боев. припасов, а продовольствовались войска местн. средствами, то сфера стратег. иск-ва б. ограничена; за то тактич. иск-во достигло высок. соверш-ва, зародившись в борьбе небол. греч. армий с громад. персид. полчищами. Построение — фаланга (см. это слово[ВТ 1]) в 8—16 шеренг. Рис. 1. Греческий боев. порядок.
Рис. 1. Греческий боев. порядок.
Армия строилась в линии фаланг (рис. 1), по общинам или гос-твам, причем крыловые составлялись из более надеж. воинов, а на прав. крыле, более почетном и важном в бою, становились войска государства, к-рому принадлежала гегемония. Бой фаланг (обыкновенно на открытой и ровной местности, чтобы фаланга не разорвалась) сводился к столкновению первых шеренг гоплитов; прочие шеренги хотя принимали участие в бою, но влияния на исход его не имели: у победителя они развивали победу, у побежденного по возм-сти ограничивали результаты поражения. Конница также имела второст. значение, отчасти вследствие горист. мес-ти. В общем, бой представлялся паралл. единоборством, обык-но оч. продолжит-ным, тяж. и легк. пехоты и конницы обеих сторон. Иск-ву полк-дца негде было проявиться, успех зависел от доблести воинов. Во время греко-персид. войн Мильтиад при Марафоне (см. это слово) воспользовался благоприятн. условиями мес-ти, чтобы оказаться сильнее прот-ка в точке удара: т. к. на узк. простр-ве между двумя ручьями персы не могли развернуть своего 100-тыс. полчища, то они оказались равными по числу 10 т. греков, к-рые, как воины, превосходили персов. Таким же приемом воспользовался впоследствии Леонид в бою при Фермопилах (см. это слово[ВТ 1]) и даже Фемистокл в мор. сражении при Саламине (см. это слово[ВТ 1]). Ксенофонт в период знаменит. отступления 10 т. греков в М. Азии (см. Анабазис) усовершенствовал фалангу; он разделял ее на мес-ти пересеченной, сделал боев. порядок более гибким, удобоприменимым к обстановке. В последующ. период, во время борьбы Фив и Спарты за гегемонию, воен. иск-во делает быстрые успехи; развивается применение конницы, а в сражениях при Левктрах и Мантинее (см. эти слова) Эпаминонд показал образцовое ведение боя. Он скрытно переводил лучшие войска на свой лев. фланг, к-рым намеревался наносить удар (применение внезапности); строил их глубже, чем у непр-ля, хотя на остал. фронте фаланга была гораздо тоньше (соср-чение сил на более важн. месте); создал священ. дружину из 300 отборн. воинов, к-рая принимала участие в бою в самую решит. минуту (резерв, прежде не существовал); применил косвен. боев. порядок, наступая уступами слева. При Мантинее замеч-но, кроме того, разнообразное применение конницы. При тщат. подготовке успеха Эпаминонд проявляет замечат. единство в ведении боя, что и доставляет ему победу над двойным числом прот-ков. Упр-ние боем со стороны нач-ка приобретает большое значение. Только преслед-ние было непродолж-но; по обычаю того времени, опрокинув врага и овладев полем сражения, победитель опускал щиты и останавливался. Филиппу Македонскому и Александру Вел. воен. иск-во обязано дальнейш. успехами. Они усовершенствовали фалангу, создали пост. национ. войско, а во время войны присоединяли контингенты подвласт. и союзнич. народов, а также вербовали наемников. Отбор. частью пост. армии были: гвардия, состоявшая из тяж. конницы (гетеры) — 15 илосов, 180—250 коней каждый, и тяж. пехоты (песетеры); 6 т. агема гипаспистов или аргироспидов (или пелтастов) — легк. пехота (см. эти слова). Остал. тяж. пехота составляла 6 фаланг по числу македон. провинций. Легкая пехота пополнялась частью бедн. классами Македонии, но, гл. обр., народами подвластными и союзными. Часть тяж. конницы вооружалась длин. (24 фт.) пиками, сарисами, и называлась сарисофоры. Имелась также средняя конница — димахосы, способная для кон. и пеш. боя (род драгун), и легкая (см. Кавалерия). Конница составляла седьмую часть армии, т. е. пропорция была весьма знач-ная. Конница строилась в 4 шеренги, тяж. пехота — в 16, а средняя — в 8; легкая — командами и врассыпную, впереди фронта армии или в интервалах между фалангами. Для боя первые 5—6 шер. (а при обороне и более) опускали сарисы перед собою, образуя лес копий; против конницы употребляли преимущ-но сомкн. строй, при к-ром щиты с пиками составляли сплошной забор кругом фаланги; Рис. 2. Македон. боев. порядок.
Рис. 2. Македон. боев. порядок.
для защиты от стрел и метат. снарядов служили щиты. В боев. порядке (рис. 2) тяж. пехота составляла центр; правое крыло — средняя пехота, гвардия и македон. конница; левое — легкая пехота и лучшая вспомогат. конница (фессалийская); легкие войска — перед фронтом, а частью на прав. фланге; иногда часть легк. пехоты и конницы располагалась во 2-ой линии за обоими флангами, и, наконец, часть войск — при обозе и лагере. Атаковали уступами справа. Александр Мак. с наступным уступом из македон. конницы, средней пехоты и части легк. войск производил глав. удар; тяж. конница делала пролом в непр. боев. порядке, куда устремлялась сред. пехота и разила мечами (рис. 3). Рис. 3. Македон. боев. порядок.
Рис. 3. Македон. боев. порядок.
Если непр ль сдавал, то сарисофоры и легк. конница начинали преследование, а тяж. конница оставалась в руках вождя (например, при Гавгамелах) и как резерв отражала случайности. Уступы центра обеспечивали гл. удар с фланга, отвлекали на себя противостоявшие силы непр-ля и затем вступали с ними в бой, развивая успех наступного уступа. Если же его постигала неудача, то центр сдерживал непр-ля и составлял укрытие, за к-рым оправлялись потерпевшие войска. Левофланг. крыло и 2-я линия обеспечивали фланг и тыл от охвата. Преследовали прот-ка не только на поле сражения, но и вне его. После Александра Мак., во время диадохов (см. это слово), воен. иск-во пришло в упадок (рис. 4); Рис. 4. Боев. порядок времен диадохов (период упадка).
Рис. 4. Боев. порядок времен диадохов (период упадка).
недоброкач-ность армий пришлось восполнить искусств. средствами в виде укр-ний, разн. преград и метат. машин, к-рые и достигли значит. соверш-ва сообразно с техн. Средствами того времени. — Рим с самого начала своего историч. существования является госуударством чисто воен. устр-ва. Была всеобщая воин. пов-сть, но войско имело характер милиционный: римляне — это вооруж. народ. Когда возникала опасность, то на площади выставлялись два флага; к одному становилась пехота, к другому конница; после этого небол. римская армия, легион (3 т. ч. пехоты и 300 ч. конницы), выступала в поход, по окончании к-раго распускалась по домам. С распростр-нием рим. гос-тва, жизнь его сделалась сложнее, а Сервий Туллий разделил население на 6 классов в зав-сти от размера годов. дохода. Только более богатые первые 5 классов имели право служить в войске; притом первый, самый богатый класс, разделялся на столько центурий, сколько было во всех остальных, а потому выставлял и более воинов, в том числе конницу. Т. к. право занимать госуд. долж-ти предоставлялось лишь прослужившим 10 л. в пехоте или 5 л. в коннице (время походов засчитывалось вдвое), то ясно, что богатые имели преимущ-во. Граждане от 17 до 46 л. (juniores) зачислялись в действ. армию, а от 46 до 60 л. (seniores) — в резервную. Не имели права служить вольноотпущенники, рабы, банкроты, а также актеры и ремесленники. Вообще, это было оч. почетное право; если раб случайно попадал на службу в легион, то по обнаружении этого его предавали казни. За воен. и госуд. преступления лишались права службы не только отдел. лица, но даже целые отряды, города и области. Впоследствии эти законы, обеспечивавшие компл-ние армии наиб. надеж. людьми, изменялись к худшему под влиянием обстоят-в. Сначала воин. пов-сть б. распространена на 6-й кл. населения, потом на вольно-отпущенников и рабов; при Марии вербовалась город. чернь, а в период упадка Рима армия, гл. обр., пополнялась наемниками-варварами. Т. обр., воен. звание перестало быть правом и обяз-стью гражданина, а сделалось более или менее прибыл. ремеслом; патриотизм исчез, уступив место страстям, легионы Рима сделались легионами политич. партий и предвод-лей; отчужденность армии от народа тотчас же отразилась на её качествах в смысле ухудшения. В первые времена легионеры обучались весьма тщат-но. Чтобы приучить к носке тяжестей, производили учения с увеличен. нагрузкой. Оружие для обучения выдавалось тоже тяжелее действит-наго. Для движения б. приняты 3 ск-сти: 5 вер. в час, ускоренная — до 7 вер. и, наконец, бегом на большие расстояния. Оружие: гаста — пика (см. Гаста), длиною немного выше роста человека; пилум — метат. копье с толст. древком в 2 арш. длин.; тяж. пилум легионер бросал с 10 шаг. в щит прот-ка; когда воткнувшийся пилум оттягивал щит к низу, легионер наступал на древко ногою и поражал открытого врага мечем; легкий пилум метали на 30—40 ш.; меч — обоюдоострый, в 2—3 пальца шир. и ¾ арш. дл. Предохранит. снаряжение: каска, кираса, ножн. латы на прав. ноге у легионеров и на левой у легк. пехоты, наручники на лев. руке у легк. пехоты — всё из кожи, к-рая позднее обделывалась железом; щит — круглый, а потом длинный, деревянный, обтянутый кожей. Консульская армия (единица стратегическая) состояла из 2 рим. и 2 союзнич. легионов: числ-сть — 20—24 т., в том числе 2—2½ т. конницы; кроме того, вспомогат. войска, преимущ-но легк. пехота и конница, набиравшаяся или нанимавшаяся из народов, подвластных Риму. Если при армии были два консула, то они командовали поочередно, что вредило единству действий и приводило иногда к неудачам. Основ. единицей для боя был легион (см. это слово). Сначала он строился в виде сплош. фаланги в 6 шеренг, но потом ввели манипулярное построение в 3 линии (рис. 5): Рис. 5. Постепенное развитие римского боев. порядка (манипулярный строй).
Рис. 5. Постепенное развитие римского боев. порядка (манипулярный строй).
в 1-ой — 10 манипул (см. это слово) гастатов (1.200 ч.), во 2-ой — 10 манипуль принципов (1.200), в 3-ей — 10 манипул триариев[ВТ 1] (600) (см. эти слова); интервалы равнялись протяжению фронта, а дистанции — тройной глубине манипул, т. е. 100 шаг. по фронту и 120 в глуб. Легк. пехота (велиты, см. это слово) — впереди в рассып. строе, или в интервалах, или составляя задние шеренги манипул. Конница (10 турм в одну линию на интервалах, всего 300 коней) — на флангах. Легион имел и свои администр. учреждения. Такой легион б. приспособлен для наступления и существовал более полутора веков; с ним римляне покорили весь мир. Такие легионы давали возм-сть консулам обыкнов. способностей противостоять даже гениал. Аннибалу. Повсюду римлянам приходилось иметь дело с фалангой по образцу фаланги Александра Вел. Сплошной и глубокий строй фаланги рассчитан на действие массою. Малоподвиж. фаланга сохраняла порядок и сомкнутость только на ровн. мес-ти, да и то на небол. расстояние; равносильна по всему фронту; в дело вводилась вся сразу, и тогда же определялся исход столкновения, — продолжить бой и отразить случайности нечем. Легион, напротив, отличался подвижностью; порядок сохранял легко на всякой мес-ти, был гибок; позволял вводить в бой столько войск, сколько было надобно; триарии составляли резерв. Бой начинался со 100 ш. велитами; прот-ки сближались, но триарии до послед. минуты оставались вне досягаемости метат. оружия. Между тем, фаланга, глуб. всего в 20 ш., поражалась вся. Велиты действовали до сближения на 10 ш., а потом уходили в интервалы; с 10 ш. легионеры давали еще залп тяж. пилумом, и затем начиналась сеча. Своей длин. сарисой фалангит, стесненный в сомкн. строе, м. наносить удар только в прям. напр-нии, тогда как легионер свободно работал своим удобоуправлямым мечом. Т. к. между фалангами интервалы допускались всего в 20 ш., то легк. войска вынуждались заранее очищать фронт и лишали фалангу содействия метат. оружия в самую важн. минуту перед столкновением. Легиону в 4.200 ч. соответствовали по фронту две фаланги в 8.192 ч., из к-рых в ударе участвовали только 2.560 (первые 5 шер.), остальные оставались бессил. зрителями, однако, несли потери от метат. оружия. Между тем, в легионе участвовали: гастаты (1.200), велиты (1.200) в интервалах, а принципы (1.200) м. метать пилумы через интервалы или вдвинуться в них, когда в этом назревала надобность; всего 3.600 ч. В это время триарии стояли на коленях, прикрываясь щитами, и спокойно выжидали минуту, чтобы развить успех двух линий, или противодействовать прорвавшемуся непр-лю, или же ударяли во фланг и тыл фаланге. Непр ль последов-но сталкивался с тремя свежими линиями, но легион не прорывался. Аннибал умел парализовать преимущ-ва легиона и отчасти устранить слабые стороны фаланги. Демонстрациями он выманивал римлян на равнины, пользовался превосходством своей конницы. После сражений при Треббии[ВТ 1] и Тразименском озере[ВТ 1] (см. эти слова), он перевооружился по рим. образцу, что позволило уменьшить глубину фаланги вдвое, а римляне, под впечатлением понесенных от Аннибала поражений, увеличили глубину манипул до 16 шеренг, сразу вдвигали 2-ю линию в интервалы первой, т. е. приблизились к фаланге. Наступая уступами из середины, Аннибал врезывался в легионы, разделял их и бил по частям; охватывая с тыла (засада при Треббии, маневр конницы при Каннах), он парализовал триариев. С течением времени ухудшение в компл-нии рим. войска повлекло изменения и в воен. иск-ве. Хотя граждан. добродетели постепенно исчезали, но солдат. доблести существовали еще почти 2 столетия, не поддаваясь всем бурям и распущенности госуд. строя. При Марии (см. это слово) пехота получила однообраз. вооружение, стала действовать в рассып. и сомкн. строю, а потому уничтожилось подразделение на категории (велитов и пр.). Обоз б. уменьшен до крайности, а воин нес на себе продовольствия на 17 дн., шанц. инстр-т и лагер. принадлежности. Т. к. дикие полчища кимвров и тевтонов вторгались через интервалы и одолевали небольшие манипулы, б. принята нов. тактич. единица, когорта (см. это слово), более сильная, в 10 шер. (360—500 ч.); Рис. 6. Римский боев. порядок (когортальный строй).
Рис. 6. Римский боев. порядок (когортальный строй).
боев. порядок легиона (рис. 6) состоял из 5—6 когорт 1-ой линии и 5—2 второй, становившихся против интервалов первой; уменьшив число единиц в легионе (вместо 30 теперь 10), Марий облегчил управление легионом. Минипулы, хотя и сохранились, но имели скорее администр. значение. Роль резерва (триариев) играла отборная преториан. когорта (500—2.000 ч., личн. конвой полководца), формировавшаяся преимущественно из ветеранов (evocati, см. Евокаты), прослуживших более 20 л. Тактика сводилась к быстр. и решит. ударам, к к-рым были так чувствит-ны варвары. Пересеченная и закрытая мес-ть стесняла действия легиона. Числ-сть конницы увеличилась; она комплектовалась исключит-но союзниками и чужеземцами и составляла в армии отдел. массу, не входя в состав легионов. При Юлии Цезаре сила легиона уменьшилась; он строился в 3 линии когорт, на интервалах в 60 ш. и на дистанциях в 100 ш.; 3-я линия служила резервом (см. Фарсал[ВТ 1]). Для обороны, особенно за укр-ниями, строились в одну линию без интервалов. Цезарь отбирал из кажд. манипулы по 10 ч., из легиона всего 300, для особо важных назначений (см. Антесигнаны). Легк. пехота вербовалась среди подвластных или союзн. народов. Конница во время войн в Галлии набиралась среди галлов только на летн. кампанию, а на зиму распускалась. Нередко действия конницы поддерживались антесигнанами или герм. легк. пехотой, привыкшей к согласован. действиям с конницей. Окопное дело у римлян б. оч. развито; позиции укреплялись редутами. На кажд. ночлеге строили укрепл. лагерь; вал увенчивался палисадом, для чего кажд. воин нес на себе палисадину. Постройка лагеря требовала всего 3—4 ч. В лагерях (castra) жили иногда подолгу, потому что редко располагались по кв-рам (см. Кастраметация). При наступательных движениях впереди шел ав-рд (конница и антесигнаны), высылавшие для разведки кон. турмы весьма далеко (до 50 вер.). Глав. силы шли с въюками (520 на легион), в к-рых перевозилось поход. имущество воинов. Движение прикрывалось небол. ар-рдом. Но всё-таки боев. готовности на марше не было, п. ч. воин д. б. для боя снимать снаряжение, вынимать щит, пилум и пр., т. ч. иногда враги застигали римлян неготовыми. При отступлении иногда двигались большим каре, внутри к-раго были въюки, а вне — конница и легк. пехота. Фланговые марши производили лишь на корот. расстояние 3 колоннами (4-я — вьюки). При построении боев. порядка колонны поворачивали фронт к прот-ку. На отдыхе для охранения выставлялись караулы на валах лагеря и высылались днем разъезды, а ночью особые разведчики (speculatores). Реки переходили вброд или быстро строили мосты. В боев. порядке армии конница располагалась на обоих флангах, редко на одном. В центре ставились худшие легионы, на крыльях лучшие. Цезарь большею частью атаковывал своим прав. крылом. Оч. часто прибегали к обороне на командующей позиции за искусств. преградами или укр-ниями. Выждав подхода атакующего, расстроенного преградами, его встречали залпами пилумов на 10—20 шаг. и переходили в наступление. При императорах воен. иск-во приходит в упадок; при Домиции, Галлиене, Валенте дисц-на исчезла, Рим перестал быть страшным своим врагам; но при Веспасиане, Траяне, Марке Аврелии, Пробе соседи снова почувствовали его могущ-во, что, однако, не остановило падения всемир. монархии. Уже Август комплектовал армию без различия состояний; Клавдий II ввел в состав легионов готов, а Проб набрал 16 т. германцев. Войска сделались постоянными, но качество их от этого не улучшилось; для устранения побегов воинов стали клеймить. Постоян. злоупотребления войсков. админ-ции действовали разлагающим образом. Легионы по-прежнему делились на 10 когорт, но числ-сть их увеличилась до 5—6 т. ч.; в состав их снова введена конница (3 турмы, 120 ч.), п. ч. легионы, расположенные на гр-цах, предназначались для совместных действий. При упадке доблести исчезло предохранит. снаряжение, пилумы и мечи; явились длин. пики и фалангообраз. построения; наступат. характер легиона утратился и превратился в пассивно-оборонит-ный. Опору искали в метат. машинах (балиста и катапульта, см. Метательные машины). В конце IV в. по Р. Х. при легионе их было 66 (по 11 на 1.000 ч.). Колич-во конницы увеличилось, она становилась единственно решающим родом войск. Не только пехота, но и конница вооружилась луками; впрочем, пехота применяла луки только в бою за укр-ниями. За свою долгую воен. жизнь Рим проявил высокое иск-во в стратегии. Успех подготовлялся искус. политикой; Рим вмешивался в распри соседей (divide et impera), обеспечивал себе союзы, настойчиво добивался цели, не брезгая никакими средствами.

II. Средние века. С падением Зап. Рим. империи вступило в свои права воен. иск-во варваров (герм. племен). Сначала у германцев войско составлял весь народ; затем, под влиянием развития ленной системы, воен. дело специализировалось в руках дворянства, к-рое, однако, было непослуш. орудием в руках своего сюзерена. Народ. масса отвыкла от воен. службы; город. и сельск. ополчения не представляли серьез. боев. силы. До VII ст. преобладающим родом войск была пехота, вооруженная для рукопаш. боя копьем, топором, впоследствии мечом; метат. оружием был ангон (см. это слово). Строились толпою, клином. В боев. порядке неск. таких масс располагались в одну линию на широк. интервалах, а сзади — обозы с семействами, продовольствием и добычею. Карл Вел., к-рый внес значит. упорядочение в воен. иск-во того времени, строил боев. порядок в неск. линий. Легк. пехота с луками и стрелами подготовляла бой; тяжелая, в предохранит. снаряжении (из кожи), вела бой копьем и мечом; конница в жел. панцирях и шлемах довершала его. Но с развитием рыцарства все благие начинания Карла В. уничтожились. Пехота стала играть жалкую роль. Рыцар. конница с её тяжел. предохранит. снаряжением, прикрывавшим не только всего рыцаря, но и лошадь, была малоподвижна, почти неспособна к маневр-нию, атаку производила в карьер на коротке; метат. оружие не употреблялось, ибо считалось признаком трусости убивать врага издалека. Рис. 7. Боев. порядок рыцарей.
Рис. 7. Боев. порядок рыцарей.
Строились рыцари en haye (забором, рис. 7) — в одной разомкн. шеренге, имея оруженосцев и кон. слуг во 2 и 3-ей шеренге; рыцарь с слугами составлял копье; бой обращался в ряд единоборств. Строились по указаниям маршала, но оч. редко удавалось ему управлять самим боем, потому что все рыцари считались равными и заботились лишь о собств. славе. Преслед-ние применялось редко, победу неск. дней праздновали на самом поле сражения. — Вост. Рим. империя (Византия) хотя существовала тысячу лет после падения Западной, но лишь благодаря политич. обстоят-вам; воен. иск-во находилось в упадке, империя изнемогала в борьбе с герм. и славян. племенами, новоперсидским гос-твом, арабами и др. визант. полк-дцы не решались принимать сражения в открыт. поле и старались основать успех на хитростях и содействии метат. машин. Только у талантливых Нарзеса и Велизария (сражение при Даре — см. это слово) заметны проблески древн. воен. искусства. — Аравитяне приобрели успехи, гл. обр., посредством своих выс. нравств. качеств. Благодаря изобилию прекрас. лошадей, у них преобладала конница. Рис. 8. Боев. порядок аравитян.
Рис. 8. Боев. порядок аравитян.
Боев. порядок (рис.8) давал средства для правил. ведения боя и превосходил построение европ. войск. 1-я линия, "утро псового лая", — наездники в рассып. строю, завязывавшие бой; 2-я линия, "день помощи", и 3-я линия, "вечер потрясения", состоявшие из колонн конницы и фаланг пехоты, вели бой. Отборные дружины "аль-мугаджери" и "аль-ансары" — общий резерв; между ними "санджак-шериф" (знамя пророка). Сзади становился обоз с семействами; иногда женщины принимали участие в бою или побуждали воинов к нов. атаке. Впрочем, аравитяне не оставили замет. следа в развитии воен. иск-ва. — Монголы дали замечат. полк-дца Темучина или Чингис-хана, к-рый придал стройн. орг-зацию и упорядочил их огром. кон. ополчения. Рис. 9. Боев. порядок монголов.
Рис. 9. Боев. порядок монголов.
Боев. порядок (рис. 9) состоял из ав-рда, за к-рым уступами становились правое и левое крыло с их ав-рдами, а сзади общий резерв; являлось сочетание уступов, выгодное для наступат. боя и обеспеченное со всех сторон. Монголы старались вовлечь противника во внутрь своего боев. расположения и охватить жел. кольцом своих отдел. частей. — Славяне первонач-но выступали в поход с ратью из народ. ополчений; потом явились княж. дружины. Боев. порядки имели резерв, и вообще воен. иск-во зародилось на правил. основаниях; но затем часть славян. племен подпала под влияние феодал. запада, а другую часть временно покорили вост. народы; т. обр., самостоят. развитие воен. иск-ва приостановилось. Вооруж. силы славян были весьма знач-ны; напр., русские в 907 г., для похода Олега под Византию, выставили 80 т.; Андрей Боголюбский при осаде Вышгорода имел ок. 60 т. Русские в это время дали двух замечат. полк-дцев: Святослава и Александра Невского. Победонос. походы первого на значит. расстояния отличаются смелостью замысла и тщат-стью исполнения; особен. иск-вом запечатлена его борьба с греками под Доростолом (см. это слово). В общей характеристике воен. иск-ва сред. веков (до XIII ст. включ-но) надобно сказать, что варвары не вывели поучения из падения Рим. империи и не изучали воен. иск-ва, полагаясь исключ-но на свою мускул. силу и на превосх-во в числе. Кон. воины, сильные массой и ударом, хорошо владевшие пикой, считали себя непобедимыми и полагали излишними какие бы то ни было соображения в бою; воен. наука остановилась, дворянство считающея изучение недостойным, уроки прошедшего б. потеряны. Средневек. религиозн. обскурантизм подавил мысль. Это, однако, не мешало духовн. лицам принимать участие в войнах. В сражении при Бовине 1214 г. (см. это слово) епископ Гарен хорошо исполнял долж-ть нач-ка штаба франц. короля Филиппа II Августа, а епископ гор. Бове вооружился булавою, чтобы не нарушить церков. канонич. правил, запрещающих проливать человеч. кровь, и бросился на англ-н. Комбинация сражения того времени сводилась единственно к паралл. столкновению. Типичн. рыцар. боем является сражение на Мархском поле или при Штильфриде (1278 г.). Для характеристики стратег. иск-ва достаточно сказать, что иногда день и место боя назначались по взаим. соглашению обеих сторон. — Крестовые походы (см. это слово) оказали лишь косвен. влияние на развитие воен. иск-ва; однако, эпоха рыцарства не прошла бесследно; она выработала в воен. сословии тверд. нравств. правила, понятия о воин. чести и доблести, к-рые и до сих пор являются могуществ. двиг-лями на войне. Франц. рыцари выражали это девизом: A dieu mon ame, ma vie au roi, mon Coeur aux dames, l’honneur pour moi (Душа моя — Богу, жизнь — королю, сердце — дамам, честь — для меня). Во время крестов. походов выработался наиб. яркий тип рыцаря, притом, так сказать, международ. характера, т. к. в этих походах участвовали представители всех гос-тв Европы. Следующий период сред. веков (до конца XV в., до эпохи возрождения) характеризуется созданием пост. войск, возрождением значения пехоты и началом применения огнестр. оружия. Слабые стороны феодал. орг-зации резко выяснились во время 100-лет. войны, когда франц. войска, типичные представители средневек. орг-зации, потерпели ряд поражений от англ-н, у к-рых ленная система не получила преобладающего значения. Англ. пехота в соверш-ве владела больш. стальн. луком и на 200 ш. пробивала панцирь рыцаря или его лошади; в бою лучники сочетались с конницей и тяж. пехотой. Хотя англ-не и уступали фр-зам по качеству конницы, но знач-но превосходили дост-вами пехоты, дисц-ной войск и хорош. упр-нием армии. Победа, одержанная Эдуардом III в 1346 г. при Кресси (см. это слово), не д. б. объясняема благоприят. стечением обстоят-в, но превосх-вом англ. воен. системы; то же подтвердили и последующ. победы англ-н при Пуатье (1356 г.) и Азинкуре (1415 г.) (см. эти слова). Необычайное явление — поворот войны, сделанный вдохновенной девой Жанной д’Арк, еще раз подтверждает значение нравств. элемента. Под впечатлением этой войны признана б. необходимой подготовка метат. оружием успеха удара холод. оружием, т. ч. лучники с этого времени сделались пост. частью армии (лучники ордонансовых рот в сраж. при Фронтиньи[ВТ 2] 1450 г.). Рис. 10. Ордонансов. латник.
Рис. 10. Ордонансов. латник.
Для Франции выяснилась несостоят-сть вооруж. сил, основанных на ленной системе, коммунал. милициях и бандах авантюристов, и зародилась мысль о необходимости постоянных войск. В 1445 г. франц. король Карл VII сформировал 15 кон. ордонансов. рот, послуживших прообразом пост. войск. Предводимый такими вождями, как Баярд, Ла-Тремуйль, Ла-Марк, ордонанс. роты заслужили славу отборного войска (рис. 10); лучшие представители франц. дворянства считали за честь вступить в их ряды и безусловно повиновались королю. Остал. масса двор-ва всё реже и реже созывалась, отвыкла от воен. дела и обратилась к мирн. занятиям; феодал. системе нанесен б. первый решит. удар. Возрождение значения пехоты принадлежит заслугам швейцарцев и фламандцев. Бедность населения и горист. мес-ть не допускали развития конницы, а потому швейцарцы всюду дрались пешими и побеждали кон. рыцарей. Сражение при Моргартене (1315 г.) было первою победою над австрийцами, а затем последовали Лаупен (1339 г.), Земпах (1386 г.; подвиг Арнольда Винкельрода) и в 1388 г. Нефельс (см. эти слова). Особенно же прославились швейцарцы в 1476 г. победами над бургунд. армиями Карла Смелого, к-рые считались в Европе образцовыми по устр-ву и достигали 80 т. С этих именно пор пехота становится в З. Европе глав. родом войск, — весьма важная эволюция в воен. иск-ве. В швейцар. пехоте ¾ были с аллебардами и пиками, имели шлемы и грудные металл. латы, а ¼ с метат. оружием (арбалеты и аркебузы). Рис. 11. Аллебардист.
Рис. 11. Аллебардист.
Форма строя — квадратная, аллебардисты (рис. 11) в середине, пикинеры по краям, — для противодействия рыцар. коннице. Дополнением к пехоте служили небол. части конницы, выставляемые союзн. двор-вом. Нач-ки — выборные. В боев. порядке применялось уступное расположение, что позволяло сочетать фланг. и фронтал. удары. При искус. эволюционировании и маневрировании швейцарцы применяли резерв. Впоследствии швейцарцев стали всюду нанимать на службу, и они же послужили образцом для создания пехоты в друг. странах. Однако, по справедливости следует сказать, что первый сильн. удар отживавшему франц. рыц-ву нанесли фламандцы в сраж. при Куртрэ (1302 г., см. это слово). Из богатых граждан формировались отборн. части пикинеров с полн. предохранит. снаряжением; остальные вооружались годендагом — толстой палкой с жел. яблоком, оканчивавшимся острым наконечником. Не взирая на отчаян. храбрость фр-зов, цвет их рыц-ва погиб от пик и годендагов плебейск. фламанд. фаланг, "оть суконщиков, валяльщиков и др. ремесленников, к-рых все презирали за их невежество, называя "грязными зайцами". Совершенно особенное построение чешской пехоты б. применено в гуссит. войнах такими талантл. предвод-лями фактически воодушевленных войск, как Жижка, Прокоп Вел. и Мал. и др. Действуя наступ-но, гусситы не могли решаться на бой в открыт. поле с прот-ком, превосходившим их опытностью и материальными средствами; поэтому Жижка ввел в боев. порядок обоз, — табор (см. Гусситские войны). Гусситы разделялись: на домашних, занимавшихся ремеслами и земледелием и доставлявших всё необходимое для войны, и служивших в походе, которые семейства имели при себе. Время от времени те и другие сменялись. Для боя служили окованные цепи. При построении табора лошади выпрягались, оглобли поднимались на задн. часть перед. воза и прикреплялись цепью. На возах становились воины с цепами, зудлицами (аллебардами), а частью с луками и даже с огнестр. оружием. В проходах — частные резервы, назади на сборн. месте — общий резерв; конница — вне табора на флангах. Фигура табора с проходами представляла лабиринт, известный только гусситам. Попав туда, как в сети, прот-к не мог выбраться: табориты отрезывали непр. отряды и били их резервами и людьми с возов. Если кому удавалось выскочить, то он попадался под удары конницы; а если угрожали этой последней, то возы быстро открывали новые проходы, куда конница и спасалась. Армия Жижки уподоблялась многорукому чудовищу, к-рое быстро и неожиданно схватывало свою добычу, душило ее, проглатывало по частям и уничтожало. Гусситы, наравне со швейцарцами, способствовали зарождению пехоты, как глав. рода войск. По окончании гуссит. войн многие табориты не хотели возвращаться к мирн. занятиям; они составляли дружины, нанимались на службу в Германию, Венгрию, Польшу, управлялись собств. законами и подчинялись только своим выборным нач-кам. Тактич. иск-во их выработалось в целую систему и распространилось в друд. гос-твах. — Среди вост. народов выступили на историческое поприще турки-османы. Сильные своей легк. конницей и боев. порядком, позволявшим последов-но развивать бой, а резервом наносить решит. удар, турки отнимали у византийцев область за областью. В 1329 г. у османов сформировался особый к-с пост. войск, янычар, а в 1362 г. он получил окончат. устр-во; янычары составляли отлич. пехоту. Падение Византии неск. отсрочилось действиями велик. монгол. завоевателя Тамерлана, к-рый в 1402 г. нанес жестокое поражение туркам в Ангорской битве (см. это слово), но затем всё-таки в 1457 г. Византия б. взята турками, к-рые, распространяясь на с., столкнулись с друг. европ. гос-твами и повлияли на развитие в них воен. иск-ва. Отличная естеств. легк. конница возникает у венгров (гусары), у поляков и русских. Рис. 12. ПОХОДНЫЙ И БОЕВ. ПОРЯДОК ДИМИТРИЯ ДОНСКОГО ДО И ВО ВРЕМЯ КУЛИКОВСКОЙ БИТВЫ.     Сторожевой полк:  Князь Симеон Оболенский.  „Князь Иоанн Тарусский.  Боярин Михаил Иванович.  Воевода Андрей Серкизов.  Большой полк:     Князь Корибут „Князь Андрей „Князь Димитрий   '"`UNIQ--postMath-00000001-QINU`"' Литовские.   „Князь Феодор Белозерский.  Боярин Николай Василиевич.  Двор:  Боярин Иоанн Родионович Квашня. Боярин Михаил Бренок. Князь Иоанн Смоленский.    Полк прав. руки:  Князь Андрей Ростовский.  „Князь Андрей Стародубский.  Боярин Федор Грунка.  Полк лев. руки:  Князь Василий Ярославский.  „Князь Феодор Моложский.  Боярин Лев Морозов.   Засадный полк:  Князь Владимир Андреевич.  „Князь Димитрий Михайлович.  „Князь Боброк-Волынский.  „Князь Роман Брянский.  „Князь Василий Кашинский.  „Князь Романа Новосильского сын.
Рис. 12. ПОХОДНЫЙ И БОЕВ. ПОРЯДОК ДИМИТРИЯ ДОНСКОГО ДО И ВО ВРЕМЯ КУЛИКОВСКОЙ БИТВЫ.

Сторожевой полк:

Князь Симеон Оболенский.
Князь Иоанн Тарусский.
Боярин Михаил Иванович.
Воевода Андрей Серкизов.

Большой полк:

Князь Корибут
Князь Андрей
Князь Димитрий

Литовские.

Князь Феодор Белозерский.
Боярин Николай Василиевич.

Двор:

Боярин Иоанн Родионович Квашня.
Боярин Михаил Бренок.
Князь Иоанн Смоленский.

Полк прав. руки:

Князь Андрей Ростовский.
Князь Андрей Стародубский.
Боярин Федор Грунка.

Полк лев. руки:

Князь Василий Ярославский.
Князь Феодор Моложский.
Боярин Лев Морозов.

Засадный полк:

Князь Владимир Андреевич.
Князь Димитрий Михайлович.
Князь Боброк-Волынский.
Князь Роман Брянский.
Князь Василий Кашинский.
Князь Романа Новосильского сын.

Впрочем, у русских всегда значит. часть войск составляла пехота, и хотя монгол. иго на нек-рое время неблагоприятно отразилось на правил. развитии воен. иск-ва, однако, ко времени Дмитрия Донского оно стояло настолько высоко, что явилась возм-сть сначала разбить татар на р. Воже (1378 г., см. это слово), а потом оконч-но разгромить в Куликовской битве (см. это слово). Боев. порядок (рис. 12) делился на 5 частей: сторожевой (передовой) полк, большой п., полки правой и левой руки и засадный (запасный), составлявший общий резерв. При таком построении русские имели преимущ-во над татарами, к-рые в Кулик. битве не имели резерва; после победы русские преследовали. В отношении стратегич. иск-ва замечат-ны действия по внутр. линиям Дмитрия Донского в 1380 г. против Мамая, Ягайлы и Олега Рязанского. Воен. иск-во в Польше находилось под неблагоприят. влиянием зап.-европ. образцов и неудовлетворит. устр-ва своего гос-тва и общ-ва; вообще, Польша сыграла отрицат. роль в воен. истории славянства. Однако, в соединении с войсками вел. княж-ва Литовского, глав. масса населения которого состояла из русских, поляки одержали решит. победу над Тевтон. орденом при Грюнвальде (1410 г., см. это слово), где глав. удар нанесли смоленск. дружины. В XIV ст. начали применять огнестр. оружие; но по несоверш-ву оно не оказывало существ. влияния на бой в поле: более важное значение оно приобрело при осаде и обороне крепостей.

III. В эпоху возрождения и реформации (до средины XVII в.) огнестр. оружие постепенно совершенствуется, рыцарство исчезает; система наем. войск распространяется по всей Европе; армии комплектуются вербовкой, что не встречает затруднения, т. к. в населении создалось много ремесл-ков воен. дела, к-рое приняло цеховой характер. Рис. 13. Император Максимилиан I.
Рис. 13. Император Максимилиан I.
Существовали даже "копейные бойцы и мастера меча", к-рые за плату обучали иск-ву колоть и рубить. Имп-р Максимилиан I (рис. 13) учредил ок. 1488 г. орден ландскнехтов (рис. 14, см. это слово), составлявших отличную наем. пехоту, отличавшуюся под нач-вом многих вождей, особенно Георга ф.-Фрундсберга. Рис. 14. Бой ландскнехтов XVI в. (По рис. Гольбейна).
Рис. 14. Бой ландскнехтов XVI в. (По рис. Гольбейна).
Нем. рейтар являлся типом наем. кав-риста. Орг-затором исп. пехоты был Гонзальво Кордуанский; он намечал даже всеобщую воин. пов-сть для граждан 17—40 л. Славились также итал. кондотьери и швейцар. пехота. На Руси при Федоре Иоанновиче возникает постоянное национал. войско — стрельцы, пешие и конные; были также и наемники-иностранцы. Наем. войска в Европе составляли совершенно независ. братства, управлялись по своим артикулам (см. Артикульные грамоты), служили тому, кто больше платил, иногда шли даже против своего прав-ства. Пьянство, азарт. игры, безнравств. жизнь и беспредел. суеверие — характерные черты наемника. На жалованье наемник д. б. сам кормиться, одеваться, приобретать снаряжение; прав-ство или нач-во заботилось разве о том, чтобы устроить возле лагерей рынки. Но войска платить не любили и предпочитали брать от населения всё необходимое даром. Испанцы даже выработали систему расквартирования с довольствием от жителей. Тогда-то именно и выработалась поговорка: "война питает войну". Отсюда разграбление взятых неприятельских городов, опустошение областей, даже своих, мародерство, дезертирство, болезненность и смертность. В зав-сти от вооружения, пехота разделялась на легкую, вооруженную аркебузой, замененной потом более соверш. мушкетом (мушкетеры) с вилкою для подставки, и тяжелую с предохранит. снаряжением с аллебардою или пикою в 10—18 фт. дл. (пикинеры). Рис. 15. Испан. Батальон (пикинеры — внутри, стрелки — снаружи).
Рис. 15. Испан. Батальон (пикинеры — внутри, стрелки — снаружи).
Число стрелков быстро увеличивается. Т. к. заряжание производилось медленно, то для достижения непрерывного огня мушкетеры строились в 10 и более разомкн. шеренг; смена шеренг делалась посредством контр-марша (рис. 15). Конница ухудшалась в составе и глав. роль на полях сражения уступала пехоте. Рис. 16. Две испанские бригады.
Рис. 16. Две испанские бригады.
Глубокие квадр. массы, строившиеся в 16 сомкн. шеренг, не обладали подвижностью, и потому рядом с тяж. конницей формируются части (корнеты) легкой (рис. 16), число к-рой постепенно увеличивается. Желая использовать огнестр. оружие, рейтары подъезжали к неприятелю рысью, перед. шеренга производила залп из пистолетов и очищала место для второй, а сама за фронтом заряжала. Конечно, при таком способе действий стремительность и сила удара уничтожались, а конь применялся исключ-но как средство передвижения; только у вост. народов и у славян сохранились стремит. атаки и способность действовать в одиночку. Вместе с тем зародилась мысль о применении конницы как в конном, так и в пешем строю, вследствие чего появились карабинеры, кон. аркебузеры, драгуны и пр. Арт-рия в своей материал. части сделала значит. успехи и оказала, напр., важное влияние на исход сражений при Равенне (11 апр. 1512 г., весьма характерно для эпохи), Мариньяно, Павии и др.; но всё-таки она была сложна по устр-ву, малоподвижна и не имела средств для правил. стрельбы. Инж. иск-во составляло часть архитектуры; славились итал. фортификаторы; в креп. войне оборона имела перевес над атакой; полев. укр-ния применялись довольно часто, имели вид сплошн. линий без взаим. поддержки частей их. Для боя армии располагались, иногда по заблаговр-но отданным диспозициям, в трех массах (ав-рд, гл. силы и ар-рд); каждой из них придавалась кав-рия, соединенная в эск-ны, при чём легкая сосредоточивалась преимущ-но на флангах. Арт-рия разбрасывалась по одному или по два орудия впереди фронта, не передвигалась и действовала пассивно. Сила армий простиралась до 20—30 т. В стратег. иск-ве не замечается ясно сознанного общего плана и единства в действиях; цели ставились второстепенные, — преимущ-но большие города, манившие богатой добычей; войны отличались продолж-стью, но не давали решит. политич. результатов. — Густав-Адольф, один из велик. полк-дцев, был не только практиком воен. дела, но обладал также обшир. теорет. подготовкой. Хотя он не создал ничего нового, но ввел многое из того, что до него проявлялось в виде отдел. фактов, и дал сильн. толчек развитию воен. дела вообще. В Швеции существовала система поселен. войск; поэтому в 30-лет. войну Густав-Адольф имел вполне национал., отлично дисц-рованную армию, с помощью к-рой и одерживал победы над наемниками прот-ка. Однако, швед. армия едва достигала 30 т., что было недостаточно для выполнения обшир. замыслов короля, а потому он прибегнул к вербовке наемников в Германии, Англии и Франции. Продовольствие войск шло из магазинов или правил. реквизициями за налич. деньги. В пехоте Густав-Адольф отменил вилку для мушкета, к-рый, кроме того, облегчил, уменьшив калибр, ввел бумаж. патроны, носившиеся сзади в кожан. сумках, укоротил пики, увеличил число аллебардистов, вообще облегчил пехоту, сделал ее более подвижною и строил только в 6 шеренг, что потом б. принято во всей Европе. Однако, в сраж. при Брейтенфельде (см. это слово), вследствие недостатка места, он не задумался построить ее в 12 шеренг. Рис. 17. Нидерландская бригада.
Рис. 17. Нидерландская бригада.
Для построения пехоты Густав-Адольф принял швед. бр-ду, к-рая была не чем иным, как измененной нидерланд. бр-дой (рис. 17 и 18) без 3-ей линии (см. Боевой порядок). Рис. 18. Нидерландский полуполк.
Рис. 18. Нидерландский полуполк.
Основной единицей служил 4-ротный б-он (Vierfähnlein, рис. 19). Стрелк. взводы в начале боя вызывались вперед, становились в одну линию впереди пикинер, перестраивались в 3 шеренги и при случае могли стрелять вее сразу: 1-я с колена, 2-я немного нагибалась вперед, а 3-я стоя. Рис. 19. Боев. порядок шведск. бригады Густава-Адольфа, состоящей из 3 фирфенлейнов.
Рис. 19. Боев. порядок шведск. бригады Густава-Адольфа, состоящей из 3 фирфенлейнов.
Атаку стрелки поддерживали огнем и охватывали непр-ля. Вообще, Густав-Адольф широко пользовался огнем, и вследствие этого подготовит. период боя удлинился. Конница строилась в 3 или 4 шер. (при Брейтенфельде в 6 шер.) в линию эск-нов, а для придачи устойчивости между эск-нами ставились мушк. взводы (рис. 20). Рис. 20. Боев. порядок 3 шведских бригад.
Рис. 20. Боев. порядок 3 шведских бригад.
Вооружение и снаряжение Густав-Адольф облегчил и, убедившись в войнах со славянами в выгоде стремит. атак холод. оружием, разрешал 1-ой шеренге давать только один залп для прорыва строя противника, а затем вся кав-рия д. б. бросаться в атаку. В арт-рии он принял картечь; ввел полков. орудия, к-рые сопровождали войска во всех передвижениях; тяж. орудия располагал соср-ченно на выгоднейш. местах, преимущ-но в 3 б-реях, — в центре и на флангах; ввел арт. резерв; все эти реформы доставили решит. преимущ-во над арт-рией непр-ля. Рис. 21. Боев. порядок шведской армии.
Рис. 21. Боев. порядок шведской армии.
Нормально армия строилась (рис. 21) в 2 линии (150—200 т.), каждая из двух крыльев и центра, называвшегося гл. силами или к-сом. Правое и лев. крыло 2-ой линии составляли резервы соответств. крыльев, а центр 2-ой линии — резерв глав. сил. Т. обр., он положил начало развившейся впоследствии линейной тактике (см. это слово). Бой он вел паралл. фронтал. атаками, но иногда прибегал к обходам и охватам, напр., под Деммином. В XVI ст. сражения решались атакой пикинеров; в XVII, особенно со времени Густава-Адольфа, огнестр. бой получил значит. развитие (рис. 22), произв-во решит. атаки перешло к кав-рии. Схватки пикинеров стали редки, о них упоминается, как о признаке чрезвычайно упорн. боя. Стратег. иск-во Густава-Адольфа возродило худож. образцы древних. Рис. 22. Боев. порядок армии Тилли под Брейтенфельдом.
Рис. 22. Боев. порядок армии Тилли под Брейтенфельдом.
Успехи Густава-Адольфа поразили соврем-ков, к-рые последовали его примеру относ-но орг-зации пост. вооруж. сил, систематич. ведения войны и способа продовольствования армии на театре воен. действий. Походы Густава-Адольфа составляют начало новейш. иск-ва ведения войны, первую, блистат. эпоху в истории его развития. Со всем средневековым б. покончено. С изобр-нием пороха и с усоверш-нием огнестр. оружия, — продуктами умств. деят-сти человека, — физич. сила сред. веков д. б. стушеваться. Произошла революция в воен. искусстве.

IV. Век Людовика XIV и Петра Великого. Целый ряд войн, веденных во времена Людовика XIV, потребовал небывалого возрастания числ-сти армии; франц. армия в войну за исп. насл-во достигла 350 т., а в 1691 г. — 446.500 ч. Конечно, и прот-ки вынуждены б. увеличить свои вооруж. силы. У гос-в не хватало средств для найма войск; перешли к войскам постоянным, притом национальным, к-рые, однако, только отчасти комплектовались набором, а гл. обр. — вербовкой, т. к. войны в Зап. Европе были исключ-но делом прав-ств, как бы их частн. предприятием, а не народным. Вербовали охотников и в своей стране, и в друг. гост-вах. Нравств. уровень таких охотников был не высок. Роган, известный писатель того времени, говорит что "в их ряды идут все мошенники и негодяи, способные жить только воровством". Отсюда грабежи, дезертирства, трусость в бою, передача на сторону врага. В Швеции по-прежнему существовала система поселен. войск. На Руси Петр Вел. отказался от поместных войск и даже признал негодными для госуд. целей стрельцов; он учредил в 1699 г. регуляр. армии, комплектовавшиеся рекрут. наборами; служба продолжалась до инвалидности. Т. обр., вполне национал. были только рус. и швед. войска. В 1640 г. изобретен штык, а затем мушкет заменили более легким ружьем с кремн. замком; вследствие этого к концу XVII в. разделение пехоты на мушкетер и пикинер уничтожилось, пехота сделалась однородной. Только в рус. армии пика еще держалась до 1721 г. Отборные люди в пехоте назначались при осаде кр-стей для метания ручн. гранат (гренадеры); но потом сформировали целые роты и даже полки гренадер, т. ч. они превратились в отбор. части лин. пехоты. Тактич. единицу составляет б-н в 500—800 ч. Т. к. глав. силу пехоты полагали в огне, а штык считали заменяющим пику, т. е. нужным лишь при обороне, то строй б-на постепенно делался тоньше, превратился в развернутый 4-шереножный, а затем, для развития наибольш. силы огня, даже в 3-шероножный. Конечно, такой тонкий строй не обещал успеха при ударе, да и движение его было затруднительно. Однако, в рус. армии при Петре В. штык с успехом применялся при атаке. Даже такие искусные дрессировщики, как в Пруссии пр. Леопольд Ангальт-Дессауский, не могли добиться стройности движения пехоты, пока пр. Мориц Саксонский не ввел мерн. шага и ходьбы в ногу; при этом ск-сть всё-таки не превосходила 75 ш. в мин. Против кав-рии пехота строила иногда каре, а против турок нередко целые армии становились в каре и окружали себя рогатками. В рус. армии последние держались до 1768 г., когда их уничтожил Румянцев. Колонны в пехоте применялись только для поход. движений. Кав-рия была трех родов: тяжелая (кирасиры), средняя (драгуны, карабинеры, шеволежеры) и легкая (гусары, кроаты, у русских казаки). Глав. назначение конницы полагали в огнестр. действии с коня, а не в ударе; поэтому неудив-но, что она не имела решающего влияния на исход сражений. Аллюр — шаг; даже атаковали рысью. Строй — 3-шереножной, при чём 3-я шеренга назначалась для рассып. действия и действия на фланги. Иск-во в эволюциях и маневр-нии б. мало развито. Блестящие действия франц. конницы в сраж. при Рокруа 10 мая 1643 г., под нач. Конде, составляют исключение для эпохи. Отдельно стоит от зап.-европ. конницы англ. кав-рия Кромвеля, производившая стремит. атаки холод. оружием, игравшая в бою вполне самостоят. роль и часто служившая глав. причиною успеха. Точно также пылкий характер Карла XII, замечат. кав. нач-ка, побуждал швед. конницу бросаться в атаку с саблею наголо во всю прыть коней; его необузданная энергия не могла допустить медл., вялого наступления с методич. стрельбой из пистолетов; он воспретил употребление огнестр. оружья в кон. строю. Петр В. довольствовался драгунами, как регуляр. конницей, пригодной для всякого рода службы и боев. деят-сти. Дав длин. палаши драгунам, он требовал, чтобы они действовали в кон. строю исключ-но холод. оружием и атаковали подобно отважной швед. коннице. Рус. конница опередила все остальные; между прочим, замечат-на её способность к стратег. деят-сти на. театре войны (знаменитые "корволанты", доходившие до 10 т., см. Калиш) и построение в неск. линий и пр. До конца XVII в. арт-рия, хотя её техника сделала не малый шаг вперед, не составляла еще рода войск, а была, т. сказать, арт. цехом; даже перевозилась она на наем. лошадях; в общем она играла менее важную роль, чем у Густава-Адольфа. Наибол. успехов она достигла во Франции под упр-нием Вальера (1732 г., см. это слово); орг-зация приведена в порядок, установлено разделение на полевую и осадную. Искус. употреблением арт-рии отличался Евгений Савойский, напр., в сраж. при Мальпляке (1709 г.). Петр В. под Нарвой в 1700 г. потерял свою старую разнокалибер. арт-рию и при заведении новой ввел много усоверш-ний. Он установил одкообраз. калибры, разделил арт-рию на полковую (он первый выделил ее, хотя орудия оставались тяжелыми и малоподвижными), осадную и г-зонную или кр-стную, положил начало кон. арт-рии, к-рая впервые употреблена в бою при Гумельсгофе в 1702 г.; однако, и рус. арт-рия отличалась малой подвижностью. Боев. порядок б. основан на стремлении к сильн. развитию огня и строгому сохранению механич. порядка, т. к. при малой подвижности и неповоротл-сти строев того времени разрыв фронта был крайне опасен. Поэтому пехота строилась в две линии развернутых б-нов, на дистанции 300—400 ш., при чём 2-я линия назначалась для заполнения разрывов 1-ой. Подоб. сплошной боев. порядок был следствием дурн. качеств вербованных солдат, к-рых нач-ки желали иметь всегда на глазах. Конница становилась на флангах, для защиты слаб. точек длин. линии, и не могла далеко уходить. Легкие орудия при обороне располагались в 100 ш. впереди пехоты, а с приближением непр-ля уходили в интервалы между б-нами, продолжая стрельбу картечью; при наступлении они сопровождали б-ны в интервалах 1-ой линии, при чём орудия тащили на лямках. Тяж. орудия соединялись в б-рею на выгод. позиции. Общего резерва не было, если не считать неск. эск-нов кирасир и драгун, располагавшихся за срединой 2-ой линии. Только у Тюрення и нек-рых друг. талантл. полк-дцев бывала в резерве и пехота. Петр В. под Полтавой имел значит. общий резерв. Вследствие принятия такого боев. порядка избегали выбирать для боя мес-ть пересеченную, чтобы не расстроить порядка; боя за местные предметы почти не существовало; обороняющийся старался занимать позицию за преградой и упирать фланги в недоступ. ме-ста: реки, леса. Непрерыв. линии укр-ний получили особое значение и на заранее намеченных позициях иногда тянулись на десятки верст, напр., знаменитые Вейсенбургские и Дененские укрепл. линии. Вера в них настолько укрепилась, что на атаку их решались лишь немногие талантл. полк-дцы, напр., Виллар (см. Денен). Петр В. под Полтавой первый принял отдел. редуты, притом не только с целью обороны, но и как позицию наступ-ную. Мориц Саксонский называет эту мысль гениальною и сам применил отдел. редуты в сраж. при Фонтенуа, 11 мая 1745 г. Преследования не было; напротив, говорили, что "надо устраивать золотой мост отступающему непр-лю". Только Петр В. преследовал после Полтавской победы да и то не вполне правильно, вследствие чего хотя и взял швед. армию, но упустил самого Карла XII, за что и поплатился еще 12 годами войны. В походе вся армия двигалась в неск. колоннах; по сред. дороге — обоз, арт-рия, по крайним (или без дорог) — пехота и конница. При наступат. маршах впереди (недалеко) — ав-рд из гренадер и легк. конницы, сзади — ар-рд из б-на и эск-на. При отступлении — колонн больше и сильнее ар-рд. Движения были медленны, всего 10—15 вер. в сутки. На отдых располагалась вся армия лагерем совокупно в боев. порядке в палатках. Тактика рассчитывала не столько на силу удара, сколько на упорную стойкость; при обучении добивались в солдате не сметливости и развития, к-рые считались даже вредными, а единства действий, единообразия и безуслов. послушания. При дурн. составе людей дисц-на поддерживалась суровыми телес. наказаниями; палка прус. капрала сделалась знаменита. У Петра В. обучение войск отличалось осмысл-стью, б. проникнуто задачами, указанными опытом войн; подготовка рекрут производилась не в полках, постоянно находившихся в походах, а отдельно внутри гос-тва. Перед войной начиналась орг-зация армии, п. ч. в мирн. время высш. соединением была бр-да пехоты или конницы, введенная Тюреннем. Только у Петра В. были д-зии (генеральства). Если война велась на неск. театрах, то общего гл-щего не б., за то на одном театре бывало два гл-щих двух союзн. армий (напр., в войне за исп. насл-во: Евг. Савойский и Мальборо). Это не считалось несообразностью, п. ч. власть б. централизована в столицах, где высшие учреждения — напр., в Австрии гофкригсрат (см. это слово), во Франции воен. мин-ство — руководили воен. действиями во всех подробностях; отсюда произошло название "кабинетные войны". Лишь такие выдающиеся личности, как Евг. Савойский и Монтекукули, решались иногда отступать от указаний гофкригсрата. Ничего этого не было в России, где Петр сам являлся гл-щим. Под впечатлением действий Густава-Адольфа, в Европе отказались от способов ведения войны времен религиоз. борьбы, но подражали образцам велик. полк-дца только по форме. Довольствовали войска исключ-но из магазинов, — система, выработанная франц. воен. мин-рами Летелье и особенно его сыном Лувуа, прозванным великим кормильцем, и с 1689 г. (после опустошения Пфальца) принятая во всей Зап. Европе. Лувуа учредил также этапы и подвиж. магазины при войсках. Система эта имела следствием чрезмер. развитие обозов, медл-сть движения армий, чувств-ность их сообщений; все решения полк-дца сковывались продовольств. соображениями. Хотя Петр В. также устраивал магазины в тылу и держал месяч. запас при войсках, но он пользовался и местн. средствами страны, вследствие чего вопрос продовольствия не связывал его. В З. Европе при сильных 100-тыс. армиях задавались ничтож. целями: захват непр. магазина, кр-сти, самое большее погранич. области (иногда для того, чтобы воспользоваться фуражом). Верхом иск-ва считалось выиграть сообщения прот-ка, не обнаруживая своих, и тем заставить его отступить без боя. Петр В. хотя прибегал к "сему зело опасному делу" (т. е. бою) осмотрит-но, тщат-но его подготовив, но всё-таки считал его необходимым решит. средством для достижения цели (Полтава). Так смотрели на бой и другие талантл. полк-дцы. Пр. Евгений в знаменат. походе 1706 г. в Италию не стал осаждать кр-стей, а разбил франц. армию под Турином и овладел всей страной; однако, и он в друг. своих кампаниях действовал в духе века. Ход кампании того времени обык-но был таков. Наступающий тщат-но устраивал себе базу и осторожно подвигался всею армией в совокупности к предмету действий, большею частью к кр-сти. Обороняющийся, прикрываясь оборонит. линией (естеств. или непрерыв. ук-репл. линией), старался преградить путь непр-лю, при чём разбрасывал свои силы. Такое слабое расположение спасала лишь установившаяся вера в могущ-во оборонит. линий, к-рые наступающий редко решался прорвать, но пытался отвлечь внимание обороняющегося в сторону или действовать на сообщения. Петр В. всегда предпочитал наступать, предметом действий избирал непр. армию, свои войска сосредоточивал и располагал сообразно с обстоят-вами. Когда наступающий приступал к осаде кр-стей, то выдвигал обсервац. к-с на укрепл. позиции или в укрепл. лагере для прикрытия осады. Людовик XIV сам любил участвовать в осадах, чтобы прославляться при безопасной обстановке, п. ч. гениал. инж-р Вобан, совершивший целый переворот в инж. иск-ве, превосходно вел атаку кр-стей; атака получила решит. перевес над обороною, при чём Вобан был "щедр на пот и скуп на кровь". Обороняющийся, маневрами армии, не прибегая к сражению, старался заставить снять осаду. Актив. оборона встречалась в виде исключения, напр., у Тюрення и Виллара. Петр В. всегда вел оборону активно. Взяв одну кр-сть, наступающий приступал к осаде другой; при неудаче он отступал за ближайш. оборонит. линию, а обор-щийся начинал осаду непр. кр-стей. На зиму, как бы по взаим. соглашению, обе стороны расходились на зимн. кв-ры; продолжалась лишь малая война. Т. обр., войны тянулись годами без решит. результатов. Эпоха эта дала, однако, велик. полк-дцев: Петра В., Тюрення и Евгения Савойского. Не мало было талантливых, как Конде, Вандом, Монтекукули, Люксамбург, Мальборо ("он никогда не давал сражения, к-раго бы не взял", Вольтер), Виллар ("предтеча Наполеона"), но и они не раз поддавались царившей рутине, а на смену им становились бездарности из придвор. интриганов. Последние и побудили Ру-Фазильяка дать такую характеристику эпохе: "Большие армии, многочисл. штабы, сильные парки, большие обозы, большие магазины, большие склады фуража, большие госп ли, словом, большие затруднения, большие злоупотребления, маленькие способности и большие поражения".

V. Век Фридриха II Вел. и Екатерины Вел. Прус. кор. Фридрих-Вильгельм I в 1733 г. пытался улучшить состав армии, комплектовавшейся вербовкой, пополняя ее отчасти рекрутами от каждого "кантона" страны. "Кантонная система" представляла важный шаг вперед, но не давала достаточного контингента для армии, возраставшей по численности (у Фридриха В. в 1740 г. было 75 т., в 1756 г. — 160 т., в 1786 г. — 200 т.). Вербовка продолжала существовать в шир. размерах и, при тягости службы, доставляла отребье общ-ва. Вот эта-то причина (дурн. солдат) и влияла угнетающим образом на тактику и стратегию. Фридрих В. старался придать национ. характер хотя бы коннице, значение к-рой весьма ценил. Кирас. и драг. полки комплектовались исключ-но из местн. земел. собств-ков, при чём семьи новобранцев отвечали в случае их дезертирства; в гусар. же полки сверх того выбирались лучшие люди. В остал. родах войск он требовал национ. прус. ядро: одна треть д. б. состоять из местн. жителей. Так положен б. зародыш территориал. системы, получившей впоследствии полн. развитие как в Пруссии, так и в друг. гос-твах Европы. Вместе с тем, Фридрих не стеснялся брать в ряды армии перебежчиков и даже в-пленных. Ллойд говорит: "Прусская армия составлена из иностранцев разл. стран, нравов, вероисповеданий, обычаев и характеров, — людей, связанных в одно целое только жел. узами жестокой дисц-ны". Провинившиеся карались беспощадно смертн. казнью или телес. наказаниями; нач-ки били н. чинов. Из солдата стремились сделать автомата, к-рый д. б. бояться палки сержанта более, чем непр-ля. Служба б. так тяжела, что, несмотря на всевозмож. меры против дезерт-ва, оно б. развито в страш. степени. Эта мысль, что "солдат убежит", тяготела над стратегией и тактикой и наложила на них свой могуществ. отпечаток. Силу армий представлял состав нач-ков, для к-рых Фридрих не жалел ничего. Высшие и почетные администр. долж-ти замещались только военными. У.-оф-ры не только пользовались больш. почетом, но при отставке получали преимущ-ное право на занятие гражд. долж-тей. Офиц. вакансии замещались только дворянами, король знал лично всех оф-ров и сам подписывал им дипломы на чины. В России при преемниках Петра взяли засилье иностранцы (напр., Миних и Ласси), к-рых он при своей жизни держал лишь на вторых местах. Воен. дело пошло по неправил. пути, пока его не поставили на соответств. высоту даровитые полк-дцы Екатерины — Румянцев, Суворов и Потемкин, хотя введенная Петром общая воин. пов-сть (рекрут. наборы) удержалась, однако, б. допущены изъятия как для отдел. лиц, так и для целых классов общ-ва: в 1736 г. для дворян срок службы ограничен 25 годами, а один из братьев вовсе освобождался от службы; в 1762 г. Петр III дал грамоту вольности дворянства — освобождение от службы по достижении офиц. чинов; Екатерина II заменила для купеч-ва поставку рекрут денеж. пов-стью. В конце концов ок. 20% населения б. освобождены от пов-сти. Полез. мерами явились: введение двух штатов — мирн. и воен. времени, что впервые устанавливало кадровую систему, и четырех инсп-ров, к-рые осматривали войска и администр. учреждения. Д-зии приобрели еще большее значение территориал. округов. В 1756 г. б. образована конференция (в Петербурге), к-рая вскоре уподобилась гофкригсрату, но к счастью была уничтожена в 1762 г. При Елисавете б. обращено внимание на поднятие образования оф-ров. Отношения их к солдатам хотя были оч. грубы, но не так жестоки, как в Пруссии. Пехота зап.-европ. гос-тв была в то время линейная. Легкая пехота была в небол. числе у австр-цев — пандуры, кроаты и др. из Венгрии и южно-славян. земель. Они действовали врассыпную и причиняли не мало беспокойства Фридриху в горист. местах. Тогда и Фридрих сформировал из пруссаков (лесничих, охотников и т. п.) егерей, хорошую легк. пехоту, однако, уступавшую австр-ской. В России также были егеря; начало им положил Румянцев в 1761 г. под Кольбергом. Лин. полк состоял из 2 б-нов по 6 рот (в Австрии), числ-стью до 900 ч. Еще в 1730 г. приняты для прус. ружей жел. шомполы и воронкообраз. затравки, что способствовало быстроте заряжания. Впрочем, быстрота заряжания зависела, гл. обр., от лучшего обучения прус. пехоты, к-рая м. производить 5—6 выстрелов в минуту, тогда как австр-ская только 3 при жел. шомполах и 2 — при деревянных. Строилась пехота в 3 шеренги, а сзади становилась большая часть у.-оф-ров с палками, чтобы управлять рядовыми. До Фридриха II прус. конница была оч. плоха; король особенно внимат-но занялся её переустр-вом и довел до блестящ. состояния; глав. основания, изложенные Фридрихом в ряде инструкций, м. служить и до сих пор для рук-ства в кав. деле; пик на вооружении не было. При стремлении иметь конницу одного типа, способную исполнять все назначения, а главное обладать подвижностью, приходилось всё-таки держать и тяж. конницу, чтобы использовать круп. лошадей. Полк состоял из 5 или 10 эск., ок. 150 коней в эск-не. Строй развернутый, 3-шереножный, а гусары в 2 шеренги. Обучение производилось только на мес-ти пересеченной. От оф-ров безусловно требовалось, чтобы они всегда атаковали прот-ка первыми и никогда не допускали непр-ля атаковать себя. Атака производилась постепенная; галоп с значит. расстояния, а с 200 шаг. — полный карьер; всегда требовалась сомкнутость. Стрельба допускалась только вдогонку по убегающему и при отступлении, с целью задержать наседающего врага. В пеш. строю вся конница д. б. уметь действовать, как пехота. Способ-сть к пеш. бою позволяла бивакировать в виду непр-ля или располагаться по деревням, что содействовало сбережению конницы. Всякое передвижение в мирн. время исполнялось с мерами охранения. Хотя австр. конница, по составу, имела отлич. задатки, однако, она отличалась малой подвижностью (груз на лошади более 12 пд.). При постеп. атаке переходили в рыс с 200 ш., а в карьер с 25 ш. Франц. конница отличалась большей подвижностью, зато б. плохо обучена. В России в то время уклонились от заветов Петра, появилось в коннице увлечение стрельбой. Миних в 1731 г. начал формировать кирас. полки, для чего из-за гр-цы выписывали дорог. тяж. лошадей. Только при Екатерине II уменьшили число кирасир до. 6 пп. Своим усоверш-нием конница обязана, гл. обр., Румянцеву: он запретил стрельбу с коня, требовал стремит. атаки холод. оружием, строил в 2 шеренги, снял кирасы. Потемкин говорил, что "тяж. кав-рия тяжела самой себе, а не ударом непр-лю". Воспитывая конницу, Суворов умел вселить в нее такой дух, что она не знала преград: била страшную для всех тур. конницу, била и пехоту, под Рымником успешно атаковала в кон. строю укр-ния, а под Измаилом Донск. казаки ходили на приступ. Вообще, казаки доставляли превосход. лег. конницу; действия лавою производили сильн. впечатление на неприятеля. Артиллерия в Европе б. организована по образцу прусской; только в России она получила самостоят. развитие. Фридрих менее обращал внимания на арт-рию, нежели на другие роды войск; однако, впоследствии он придал ей стройн. орг-зацию и ввел значит. усоверш-ния. Он оставил при б-нах легк. пушки полков. арт-рии, но из остал. арт. парка, следовавшего за армией, он выделил более легк. орудия, свел их в роты и полки, потребовал от них маневр-ния на поле сражения, облегчением орудий добился необходимой подвижности и явился создателем полев. арт-рии. По примеру русских он ввел и у себя кон. арт-рию. Сначала было по 2—3 ор. на 1.000 ч.; но в послед. годы 7-лет. войны, до 5 на 1.000 ч. Авст-цы имели даже по 8 на б-н, но цифра эта оказалась чрезмерной. В России после Петра арт-рия пришла в упадок; практич. стрельба утратила всякую поучит-сть и обратилась в отбывание форм-сти; но при Елисавете ген.-фельдм. гр. Шувалов вновь поднял этот род войск. Он ввел пост. орг-зацию арт-рии (бр-ды и б-реи), и хотя личн. состав и орудия еще оставались отдельными от казен. фурштата, всё-таки орудия перевозились, гл. обр., на арт. лошадях. Гл. заслуга Шувалова — введение единорогов (длин. гаубиц), стрелявших и разрыв. снарядом. Единороги заменили собою все разнообраз. орудия полев. арт-рии; вместо 6 клб. осталось 3. Инженерное искусство продолжало совершенствоваться, особенно в креп. войне. Существовал предрассудок, что после взятия глав. вала, а иногда лишь после пробития бреши, кр-сть имела право сдаться на кап-цию; только турки и др. вост. народы дрались и внутри кр-сти, при чём атакующий нес большие потери. Армии, особенно авст-ския, весьма часто при своих действиях опирались на укрепл. лагери, а также выбирали для боя крепкие позиции (придавали чересчур большое значение элементу мес-ти) и усиливали их непрерыв. линиями укр-ний. Фридрих почти всегда атаковал, а потому, для внушения своим войскам большей самоуверенности, признавал укр-ния средством второстепенным, при чём, подобно Морицу Саксонскому, предпочитал систему отдел. укр-ний со взаимною фланг. обороной. Генеральный штаб впервые начал получать опред. орг-зацию (в России с 14 янв. 1763 г.); весьма часто к деят-сти его привлекали инж. оф-ров и соединяли обе спец-сти. В упр-нии армиями Фридрих держался правила иметь менее г-ралов и больше солдат, тогда как в то время в друг. армиях (франц.) был избыток генер. чинов. Фридрих не сводил войск в крупн. тактич. и стратегич. соединения, но предпочитал назначать нач-ков линий в боев. порядке или нач-ков его частей (крылья, центр, конница). Высш. упр-ние войной, конечно, сосредоточивалось в руках короля, тогда как в друг. гос-твах еще господствовала "кабинетная система". Поход. движения совершались колоннами, состоявшими каждая из войск соответств. линии боев. порядка. Вблизи непр-ля расстояние между колоннами — не более 1½ вер.; нередко по дороге шли только арт-рия и обозы, остал. войска по сторонам. Впереди, не далее 3 вер., ав-рд — конница и часть гренадер. Здесь же бывал и сам Фридрих, чтобы поскорее произвести разведку прот-ка. На основании собран. сведений выбирался пункт атаки, — всегда фланг, п. ч. по свойствам лин. тактики (тонкое построение и отсутствие резерва) фланг являлся слаб. местом боев. порядка, а фронт его был силен, т. к. располагался на крепк. позиции и обык-но за труднодоступной преградой (позиционная система). Поход. колонны в 1—2 т. шаг. от непр. позиции делали захождение к стороне фланга, намеченного для атаки, продвигались парал-но позиции и затем заходили плечом так, чтобы занять косвен. положение относ-но фланга. Простым захождением повзводно к стороне непр-ля колонны выстраивали 2-лин. боевой порядок (рис. 23). Рис. 23. Боев. порядок Фридриха Вел.
Рис. 23. Боев. порядок Фридриха Вел.
Для уменьшения опасности такого фланг. перемещения Фридрих совершал его за высотами, прикрывал частью конницы, вел демонстрации. Впрочем, он не опасался противника (авст-цы), крайне пассивного, не желавшего покидать крепкой позиции. Дерзкие движения сходили Фридриху всегда благополучно, а сам он под Росбахом наказал фр-зов внезап. атакой за воспроизведение его маневра. Нормал. боев. порядок европ. армий состоял из 2 тонк. линий развернутых б-нов, с их полков. орудиями и конницей по крыльям; при чём обык-но больш. часть конницы сосредоточивалась на одном из крыльев; 3-я линия из гренадер. б-нов и конницы имела значение резерва. Дистанция между линиями б-нов 200 ш.; на флангах эта дистанция заполнялась грен. б-нами, поставленными перпенд-но к линиям, т. что получалось продолговат. каре из пехоты. Во 2-ой линии было меньше б-нов, и становились они на интервалах б-онных и даже больших; т. обр., 1-я линия м. развивать сильн. огонь, а при неудаче отходила в интервалы за 2-ю линию, и там устраивалась. Конница строилась в 3 линии на дистанциях в 300 ш.: 1-я линия — кирасиры; 2-я — драгуны на шир. интервалах в 60 ш. между эск-нами; драгуны часть эск-нов располагали на внутр. фланге на половин. дис-ции, чтобы обеспечивать фланг, когда конница отделится от пехоты; 3-я линия — гусары во взвод. колоннах, также на шир. интер-х; на наруж. фланге 1-ой линии — гусар. п. (10 эск.) в колонне из середины. Полков. арт-рия составляла принадлежность б-нов, размещалась в интер-х между ними, а когда начиналось дело, то впереди на 50 ш. Полев. арт-рия, б-реями в 8—12 ор., занимала позиции в центре и на флангах. Картеч. огонь открывался обык-но с 200 сж. (у Фридриха с 150 ш.). Арт-рии б. воспрещено отступать; потере орудий Фридрих не придавал значения. Впоследствии он требовал от арт-рии маневр-ния и движения вперед в связи с ходом боя. Впереди фланга боев. линий становились гренадеры ав-рда. Выстроив боев. порядок, приступали к подготовке атаки арт. огнем, но по малой его действ-ности занимались этим недолго, а начинали наступление уступами с фланга, при чём передов. (ударный) уступ состоял из ав-рда, кон. крыла и неск. б-нов 1-ой линии, всего 6—10 б-нов и 40—60 эск. лучш. войск. Так, Фридрих, подобно Эпаминонду и Александру, осуществлял принцип соср-чения в решит. минуту на решит. пункте сил превосходных, как в количественном, так и в качеств. отношениях. Остал. пехота без выстрела наступала до 400 ш. уступами по 1 или по 2 б-на в каждом. Получался косвенный боевой порядок, фронт противопоставлялся слаб. флангу прот-ка. С началом движения пехоты конница стремилась выиграть фланг и тыл непр. армии, что всегда сопровождалось столк-нием с конницей прот-ка. Фронтал. удару 1-ой линии содействовал фланг. удар гусар, к-рые, пользуясь большей подвижностью, выдвигались уступом вперед от 1-ой линии и кидались в атаку в косвен. напр-нии ко всему непр. боев. порядку. Когда 1 и 2-я линии непр-ля сбиты, 1-я шеренга 1-ой линии д. б. вместе с гусарами преследовать непр-ля, а за ними в 200 ш. д. б. следовать сомкн. части. К этому времени успевали подойти и пехот. уступы. С 400 ш. они двигались вперед со стрельбою, залпами повзводно, против конницы и поб-нно против пехоты. Для этого стреляющая часть выдвигалась ускоренно на неск. шагов вперед, приостанавливалась и давала залп. С 50 ш. с криком "ура" бросались в штыки. Позднее введена пальба рядами: звенья по 5—6 рядов выбегали поочередно вперед и давали залп. Пруссаки забрасывали прот-ка массою свинца, и он сдавал, редко доводя дело до штык. свалки. На самом деле огонь был слаб; Фридрих не верил в его материал. силу и заставлял стрелять только для того, чтобы занять пехоту во время атаки и заглушить чувство самосохр-ния. Успех зависел скорее от одноврем. появления в тылу конницы, угрожавшей пути отступления и производившей потрясающее действие. Когда пехота непр-ля обращалась в бегство, драгуны и гусары обскакивали ее и требовали сдачи, в против. случае рубили и расстреливали бегущих. Преслед-ние вели недалеко, — совершен. разгром прот-ка был не в характере войны XVIII в., да и конница чрезв-но утомлялась во время боя; на ней лежала вся его тяжесть. Фридрих собирал ее в массы (под Гохкирхеном 108 эск.) и поручал таким выдающимся кав. г-ралам, как Зейдлиц, Цитен, Дризен и др. Гений Фридриха, внесший множ-во улучшений и поправок в воен. иск-во, обычно одерживал победы. Только против русских его приемы оказались несостоят-ными, вследствие более высок. качеств рус. войск. Первонач-но Фридрих этого не уяснял себе, но после Куннерсдорфа он решил избегать боя с русскими. Оборонит. бой того времени основывался на занятии сильн. позиции и действии руж. и арт. огнем. Для противодействия коннице употреблялось каре. Особенно часто к нему прибегали русские и авст-цы при действиях против турок. Вся армия строилась в одно огром. каре; приходилось в них не только стоять, но и совершать маршы. Затем Миних в сраж. при Ставучанах (1739 г.) построил 3 каре, Румянцев при Кагуле (1770), а Суворов, напр., под Туртукаем (1773), строил уже ротн. каре. Такое изменение благоприятно отразилось на гибкости и подвижности боев. порядка. Стратегия того времени сковывалась магазинной системой продовольствия армий, к-рая ко времени 7-лет. войны установилась оконч-но и царила вплоть до вел. революции, а в прус. и австр. армиях даже до 1807 г. Магазины закладывались еще в мирн. время близ гр-цы, в местах, к-рые могли служить основанием действий в предполагаемой войне. Т. к. хлеб не портился 9 дней, то войска выступали с 9-дн. запасом: 3 — на людях, 6 — в ротн. (эск-ных) четвероч. повозках. За армией шли хлебопекарни со складн. печами и 9-дн. запасом муки. Пекарни открывались в 3-х переходах от магазинов, чтобы обеспечить безостановоч. пополнение муки: 3 дня движения транспорта к магазину, 3 дня обратно, день нагрузка, день разгрузка и день отдыха. Войска могли удаляться от пекарень лишь на 2 перехода, чтобы обоз с 6-дн. запасом м. делать кругооборот: 2 дня туда, 2 обратно, день — нагрузка, день — выгрузка. След-но, армия могла удалиться от магазина на 5 переходов; отсюда и название пятипереходной системы. Если нужно б. двигаться дальше, то приходилось закладывать новый магазин, на что требовалось время, и хотя суточ. переход армий тогда, как и теперь, был 3 нем. мили, но в действит-ности ск-сть движения не превышала одной мили. Для устр-ва пути в 350 вер. (две линии магазинов, этапов, пекарень и т. д.) требовалось 3 мес. и 40 т. ч. для охраны. Армия могла действовать только на небол. расстояния, по коротк. линиям; медл-сть и нерешит-сть приводили к пропуску важн. моментов в операциях, победа не довершалась энергич. продолжит. преслед-нием, п. ч. нельзя б. удалиться от магазина; создалась целая система войны, по к-рой целью операций ставился захват магазина; действия на сообщения приобрели громад. значение. Отсюда перевес маневров над боем; армия более смотрела назад, чем вперед; преследовали не столько положит. цель — бить прот-ка, сколько отрицат-ную — прикрыть свои сообщения и не рисковать вербованными войсками, к-рые стоили дорого. Глав. роль принадлежала инт-ту армии. Даже талантл. полк-дцы не могли освободиться от оков системы. Фридрих принимал меры, чтобы отчасти уменьшить её влияние. Так, он усиливал свой подвижн. транс-т обывател. повозками, выбрасывал дневки и увеличивал переходы при подвозе муки и хлеба, новые магазины закладывал в одном месте с пекарнями; всё это давало ему возм-сть удалиться иногда на 10 переходов. Впрочем, он не раз прибегал и к довольствию местн. средствами, напр., при действиях по внутр. линиям в 1757 г., когда, разбив фр-зов под Росбахом, д. б. спешить в Силезию против авст-цев на выручку герц. Бевернского; он прошел 287 вер. в 16 дн.; он пользовался в этом случае средствами страны и двигался в условиях мирн. времени. Подражатели Фридриха всю стратегию свели к расчетам хлебопечения и кругооборота транс-тов. Т. к. цели войны были ограниченные, предметы действий — или пункты, или сообщения непр-ля, то обык-но вооруженною его силою как бы пренебрегали; в бою не видели достойн. средства. Напротив, для Фридриха армия прот-ка являлась глав. предметом действий, но не менее важными он считал и сообщения, если не имел шансов для успеха в бою. Часто он умел в высшей степени искусно соединять стремление к тому и другому. В сражениях, пользуясь косвен. боев. порядком, он прибегал к тактич. обходу, к-рому непр ль не успевал противодействовать, как вследствие неспособности к маневр-нию (построение боев. порядка армии свыше 50 т. требовало 24 ч.), так и в силу слепой веры в систему позицион. войны и в могущ-во огня. Если фланги позиции оказывались сильными или недоступными, то Фридрих прибегал к стратегич. обходу. Впоследствии, когда силы его истощились, состав армий стал хуже, он действовал иначе: не избегал боя, но предпочитал преимущ-но действия на сообщения, а иногда сам занимал сильные и укрепленные позиции, с целью вынудить врага атаковать.

Vi. Революционная эпоха. Успехи Фридриха Вел. упрочили за ним среди соврем-ков славу величайш. полк-дца и вызвали повсюду слепое подражание прус. армии. Лишь немногие (напр., писатель по стратегии Ллойд) поняли, что причина успехов лежала в гениал-сти самого короля (когда его не стало, прус. система потерпела полное крушение); больш-во же видело причину успехов в превосх-ве тактич. устр-ва его войск, при чём обращали внимание на мелочи в обмундир-нии, вооружении, обучении, порядке службы и т. п., а в стратегич. иск-ве — действию исключ-но на сообщения. Фридрих, не желая больше войны, охотно стал профессором воен. дела для друг. гос-тв, рассчитывая, что они не решатся напасть на своего учителя. В Потсдам. лагере он морочил стекавшихся отовсюду иностр. оф-ров, показывая им такие маневры и фокусы, к-рых и признака не было в его действит. воен. действиях. Ослепленные соврем-ки уничтожали у себя многое хорошее, именно то, чему завидовал сам Фридрих. Напр., австр. фельдм-л Ласси, организуя в 1765 г. свою армию по прус. образцу, уничтожил легк. войска (кроатов), превратив их в лин. пехоту. Во Франции введена палка, это несчастье прус. армии, вызванная разноплемен., дурн. её составом и вредная для природ. фр-за, убивавшая его дух; дезертирство усилилось до небывал. размеров. Во Франции ок. половины оф-ров было из 3-го сословия; в подражание Пруссии узаконили, что оф-ром м. б. только дворянин, вследствие чего армия лишалась мног. достойных оф-ров, и офиц. звание б. совершенно отделено от солдатского. Такая резкая мера выразилась во время революции возмущениями солдат, к-рые часть оф-ров перерезали; а многие оф-ры эмигрировали. Развитию подражания пруссакам во Франции содействовал полк. Гибер своими талантл. сочинениями. Прот-ком его явился Мениль Дюран, к-рый доказывал, что лин. тактика никуда не годится, не отвечает духу франц. армии, и что основ. строем в пехоте д. б. колонна; она сильнее при штык. ударе, движения её быстрее и возможны на всякой мес-ти, она легко разрежет развернутую линию и, зайдя плечом направо и налево, сметет ее без затруднения; всё это соответствует национ. особ-стям фр-за; при слабости руж. огня и быстроте движения потери будут незнач-ны. Свою доктрину Дюран облек громк. названием: "франц. национ. боев. порядок" и нашел сочувствие в общ-ве. Подобно тому, как философы подготовляли революцию и крушение старого порядка в гос-тве, так полемика в воен. лит-ре подготовляла революцию в возн. иск-ве. Но заблуждения, вызванные слепым подражанием Фридриху, были еще прочны, и ложн. методизм царил в З. Европе. Из него выработалась и кордонная система, обык-но приписываемая Ласси. Чувств-сть сообщений вызвала желание обеспечить себя от обхода; а потому в погранич. полосе театра воен. действий, на путях наступления, выбирался ряд выгодных для обороны пунктов, занимался войсками и укреплялся; получался кордон или кордон. линия, к-рую считали оплотом от вторжения непр-ля при стратегич. обороне, а равно удобной для обхода прот-ка при наступлении. В мес-ти гористой, лесистой, вообще затрудняющей наступление, каждый пункть действ-но м. защищать небол. силами, но по отношению к целой линии дело меняется: силы разбрасываются, в кажд. пункте отряд не велик, вся линия слаба, легко прорывается, а с прорывом в одной точке вся оборона падает сама собою. Ласси утверждал, что он с выгодою применил кордон в войне за бавар. насл-во, но в этой войне не шло мало-мальски серьез. предприятий, а в 1788 г. при войне с Турцией его постигла неудача. И всё-таки в кордон верили и доходили до абсурда, растягивая войска мелк. отрядами поперек всей центр. Европы от Средизем. моря. Нелепость кордон. системы долго не обнаруживалась, п. ч. обык-но к ней прибегали обе враждующие стороны; только полк-дцы революц. времени выяснили предрассудок и жестоко наказывали за него прот-ка. В Россию при Петре III тоже было проникло подражание пруссакам, но при Екатерине II рус. воен. иск-во, руководимое рядом талантл. полк-дцев, снова двинулось по самостоят. пути; хотя пользовались теми же з.-европ. формами лин. тактики, но вносили в свои действия дух тактики глубокой. Высок. образцом м. служить Ларго-Кагульская операция Румянцева в 1770 г. Затем стали меняться и формы: у русских появляются стрелки, колонны. Общая картина подвигов Суворова в 1773 г. под Туртукаем, Гирсовом, в 1774 г. под Козлуджей, в 1787 г. под Кинбурном, в 1789 г. под Фокшанами и Рымником, в 1790 г. под Измаилом, в 1794 г. в польскую войну и при штурме Праги, так самобытна, что не м. быть подведена под з.-европ. шаблоны. Этот велик. полк-дец является истин. представ-лем рус. воен. иск-ва. Следует заметить, что он обладал исключ-ным для того времени широк. воен. образованием, огром. начит-стью, владел мног. иностр. языками и продолжал пополнять свои знания до конца дней. По выражению одного иностр. писателя, "Суворов завоевал сперва область наук и опыт веков, а затем победу и славу". Мастерское обучение и боев. подготовка рус. войск Румянцевым, Потемкиным и Суворовым б. основаны на принципах самост-ности, самодеят-сти, частн. почина, уважения к человеч. достоинству каждого, внушении понятий о выс. назначении воина, патриотизма, нравств. качеств, религиозности и наступат. порыва. Еще ранее революции появились указания, что европ. приемы войны обветшали, и на смену им идут другие способы. В 1770 г. в С. Америке началась борьба за незав-сть колоний против госп-ва англичан. Колонисты, без всякого обучения и орг-зации, не имевшие понятия о воен. иск-ве, но закаленные в борьбе с индейцами и дикими зверями, прекрасные стрелки, восторжествовали над регуляр. войсками англ-н, отлично обученными всем европ. тонкостям. Особенно поразил всех небол., но многознач-ный бой при Лексингтоне 19 апр. 1775 г. Англ. отряд (2 т.) подплк. Смита б. выслан из Бостона в Конкорд (30 вер.), чтобы уничтожить склад оружия, устроенный там амер-цами. У Лексингтона отряд встретили 70 колонистов; их прогнали неск. залпами. Затем, после непродолжит. боя англ-не овладели Конкордом и приступили к уничтожению оружия. Со всех сторон сбежалась во множестве милиция колонистов, сбила передов. посты англ-н и готовилась атаковать. Англ-не решили отступать. Дорога местами шла в сплош. теснине. Те же 70 колонистов выжидали англ-н на вершинах горн. хребта, по обеим сторонам теснины, рассыпавшись в цепь, по одиночке и группами, за деревьями, кустами, изгородями и земл. валами; каждый из них клал на месте того, в кого метил. Если англ-не бросались в сомкн. взводах в ту или другую сторону, то непр ль обращался в бегство и отступал, чтобы снова занять свои места, как только войска начнут движение. Наконец, из Бостона прибыли на подкр-ние 16 рот с 2 ор. Однако, окруженные со всех сторон, осыпаемые отовсюду пулями, англ-не не находили средства против такого способа боя и к вечеру отошли к Чарльстону с огром. потерями. Многие участники америк. войны (Лафайет, Рошамбо, Косцюшко и др.) принесли в Европу сведения о тактике амер-цев. Прежде всех ими воспользовалась Франция, где в 1789 г. разразилась революция, и сама жизнь властно потребовала корен. изменений в воен. иск-ве. Регуляр. корол. армия (174 т.) почти уничтожилась: иностр. наем. полки б. распущены, а прочие частью покинули знамена, частью предались мятежу и буйству. В 1790 г. образована национ. гвардия из волонтеров, не умевшая даже обращаться с оружием; а между тем пришлось воевать с коалицией (Австрия, Пруссия и др.), потребовавшей от Франции возвращения к стар. порядку. Летом 1792 г. 83 т. фр-зов самонадеянно вторглись в Нидерланды и, потерпев поражение от авст-цев, постыдно бежали, покидая знамена. Теперь со всех сторон враги угрожали вторжением; осенью пруссаки перешли гр-цу. Во Франции б. провозглашена респ-ка, к-рая объявила "отечество в опасности". Учрежден "комитет обществ. безопас-ти". Душою его сделался воен. мин-р инж-р Карно, прозванный впоследствии "орг-затором побед". Общие идеи Карно: "действовать всегда массами и наступ-но, оставлять в кр-стях число войск, только необходимое для их охраны, пользоваться всяк. случаем для удара в штыки и преследовать непр-ля до полн. его истребления". Комитет установил: 1) общеобязат. воин. пов-сть (названную потом конскрипцией, см. Армия) и организовал поголов. ополчение, что дало неизсякаемый источник для компл-ния громад. вооруж. силы; уже в 1793 г. б. 1.200 т. в 14 армиях; 2) реквизицию всего, что нужно для войск; а след-но собств-сть враждеб. гос-тва и подавно сделалась собств-стью франц. армии. Так, изменение политич. условий повело к перемене в самом главном: теперь война сделалась делом народным, а потому явилось множество даров. солдат, одушевленных выс. нравств. идеалом — быть полезными отечеству, а не прежних поддонков общ-ва, движимых одной корыстью. Характерно, что в 1800 г., при трудном переходе Бонапартом Альп, б. назначено 1000 фр. награды за каждое орудие, к-рое солдаты перетащат через горы; солдаты с гордостью отказались от денег. Одушевленные одними и теми же выс. побуждениями, солдаты в армии составили одно органически сплоченное целое. Прежде у прав-ств была бедность материал. средств, теперь — богатство. Карно привел орг-зацию армии в систему к нач. 1794 г. К каждому старому б-ну прибавили по два молодых, еще слабо дисц-нированных, что составяло полубр-ду (старое название полк, regiment, как роялистское, уничтожено). В кажд. б-не 9 р. (по 65—90 ч.), из них одна грен-ская для рассып. строя, а потом прибавлена с той же целью еще егерская; всего в полубр-де до 2.700 ч. Полубр-ды волтижеров (легк. пехота) назначались для стрелк. боя; полки конницы: тяжелой — кирасиры и карабинеры — из 4 эск., легкой — гусары, драгуны и кон. егеря — из 6; эск., из 2 р., имел 170—230 кон. Арт-рия возилась на извощич. лошадях. Впоследствии орг-зация улучшена и состояла из 8 пеш. и 8 кон. полков, по пять б-ор. рот. Инж. к-с: 6 б-нов минер и 9 сапер. Карно ввел д-зии: 4 полубр-ды лин. пехоты и 1 легкой, 1 или 2 пп. конницы и по роте пеш. и кон. арт-рии. Такая орг-зация, соединяя в д-зии все роды войск, необходимые для самостоят. действий, способствовала слишком шир. проявлению частн. почина нач-ков и тем затрудняла общее упр-ние армией. С течением времени понадобилось введение к-сов вследствие разросшейся величины армий: в 1800 г. Моро в Рейнской армии свел 11 д-зий в 4 к-са, при чём сам взял команд-ние одним к-сом, что ошибочно в смысле удобства упр-ния для гл-щего. Провозглашенные респ-кой начала: свобода, равенство и братство, повели к демократизации армии; оф-ры шли пешком и несли в ранце всё свое имущ-во. От этого, а главное, от уничтожения магазин. системы и перехода к довольствию средствами страны сократились обозы. В начале революц. войн все узы дисц-ны б. расторгнуты, и войска предались своеволию и всем беспорядкам, неразлучным с временами безначалия и гражд. смут. Но воодушевление респ-канцев, отстаивавших свои очаги, продолжит. и упорн. война содействовали приобретению отличн. воен. духа и опытности. Подвиги и слава франц. войск затмили их недостатки, к-рые всё более и более уменьшались и, наконец, совсем исчезли, благодаря Бонапарту; воцарились порядок, дисц-на, благоустр-во. Собств. достоинство фр-за было столь велико, что пришлось уничтожить телес. наказания (остались тюрьма и смертн. казнь); из наград, с падением монархич. режима, само собою уничтожились ордена; при конвенте высш. наградой считалось объявление, что такой-то гражданин оказал заслуги отечеству. Однако, Бонапарт использовал человеч. честолюбие и, начав с раздачи почет. сабель, учредил в 1802 г. орден Почет. легиона. Респ-канцы, застигнутые врасплох вторжением непр-ля, не могли успеть усвоить себе лин. тактику; они не могли давать стройн. залпов и маневрировать в длин. разверн. линиях. Поэтому франц. пе-хота рассылалась в цепь (удобнее стрелять поодиночке и когда кто хочет), частью же оставалась, вместе с конницей, позади, в виде резерва, в глуб. сомкн. колоннах, в к-рых маневрировать легче. Стрелки прикрывались мес-тью, поражали длин. развернутые линии врага, а сами мало терпели от его залпов. Когда замечалось расстр-во и колебание непр-ля, резерв, предшествуемый густою цепью стрелков и арт-риею, устремлялся для удара холод. оружием и с успехом опрокидывал тонкую линию непр-ля. Неожиданность такого боев. порядка, пост. превосх-во фр-зов в числе, нравств. их воодушевление, доставляли первое время успех над пруссаками и авст-цами. Но вскоре обнаружились недостатки этого построения. Действ-но, одержавшая успех рассыпанная линия сама приходила в беспорядок и если при преслед-нии встречала стройн. часть, то неск. хороших руж. и арт. залпов обращали в бегство зарвавшихся фр-зов, совершенно вырывавшихся из рук нач-ков. Тогда франц. генералы ввели поправки в боев. порядок. В кажд. б-не рассылалась только его часть или волтижеры, б-ны же оставались в колоннах и строили боев. порядок в 3 линии, т. е. могли возобновлять и продолжать бой; 3-я линия б-нов с друг. родами войск составляла в руках старш. нач-ка резерв. Так, в конце концов обуздали ту распущенность, т. сказать, анархию, на поле сражения, к-рая царила в первое время революции. С течением времени введена и другая поправка. Фр-зы поняли важность в нек-рых случаях огня залпами из сомкн. строя и потому стали применять и разверн. б-ны. Так, в сраж. при Тальяменто (1797 г.) полки 1-ой линии построились, имея средний б-н в разверн. строю, а фланговые в б-нных колоннах: при Маренго (1800 г.) д-зия Дезе, для атаки австр. ав-рда Цаха, построилась уступами. Д-зии, заключавшие в себе все роды войск, с выгодою пользовались их взаимодействием; но зато армии не имели массы конницы для соответств. назначений. Конница, раздробленная по д-зиям, если даже и собиралась, то всё же не имела навыка в действиях больш. массами. Вследствие этого, напр. Гош в 1797 г., когда был гл-щим Самбр-Маасской армией, первый соединил конницу в д-зии: драгунские, конно-егерские, гусарские. Бонапарт в Италии в 1796—97 гг. отделял конницу от д-зий и составлял кон. массу, зато д-зии оставались совсем без конницы. Теперь солдату вполне доверяли, могли его в одиночку пустить в леса и горы, словом, с выгодою могли перенести бой на мес-ть пересеченную. В стратегии произошел полный переворот. Цели для войны явились более важные. Борьба шла уже не из-за какой-нибудь погранич. области, но из-за принципов, при чём между революцией и старой Европой компромисса быть не могло; борьба д. б. кончиться полным разгромом врага. Когда Франция отразила первое нападение, то она естественно захотела внести свои принципы в проч. гос-тва Европы, т. е. вторгнуться в них и притом глубоко, уничтожить непр. армии, чтобы затем у вражьих столиц предписывать свою волю. Уничтожение магазин. системы и введение реквизиций этому способствовало. Содержание больш. армий отягощало свою страну, — надо вторгаться в чужую; стоять долго на месте нельзя, т. к. реквизиции истощают местн. средства, и надо двигаться дальше; отсюда быстрота действий, к-рой способствовала и подвижность армий, не обремененных обозами. Т. обр., вместо прежних коротких линий действий явились длинные. Та же система реквизиций заставила, для удобства продовольствия войск, разбрасывать их на больш. простр-ве, а самост-ность д-зий позволяла эту разброску. Явилась невольно прежняя кордон. система, только на друг. началах; у фр-зов был кордон наступающий, подвижный, а у союзников — неподвижный. Однако, и фр-зы подготовляли ряд пунктов на путях наступления и усиливали их отдел. укр-ниями, отказавшись от прежн. непрерыв. укрепл. линий. Так, в первое время революц. войн Франция б. опоясана с с.-в. и ю. неск. рядами кр-стей и почти непрерыв. линиями отдел. полев. укр-ний, между к-рыми и расположились кордоном её 14 отдел. армий. Реквизиция, при неопытности в её орг-зации, привела к грабежу, затем к падению дисц-ны, и без того расшатаной революцией. В 1796 г. Бонапарт решил поправить дело, присоединив к реквизиции магазин. способ довольствия, отдав исполнение реквизиций в руки особ. вед-ва и запретив заниматься ею самим войскам. Он не только поднял дисц-ну, но получил возм-сть шире пользоваться местн. средствами и устранил неудовольствие населения. Даже при остановках на неск. дней он довольствовал войска из магазинов, подготовленных заранее, и лишь благодаря им он мог, напр., 7 мес. оставаться с армией на тесн. простр-ве между рр. Минчио и Адиж (см. Итальянская кампания Бонапарта). Гос-тва старой Европы терпели неудачи потому, что старую, отжившую систему противопоставляли новой, жизнеспособной; кроме того, у союзников не было единодушие и единства в действиях. Очевидно, Франция не могла бы иметь успеха, если бы её армии, даже многочисленные, одновр-но наступали против всех столиц или всех непр. армий, как это, однако, было в начале революц. войн. Но Бонапарт прозорливо определял, т. сказать, центр сопр-ления непр. сил и, выбрав важнейший в данное время пункт, направлял к нему возможно большие силы. Успех оправдывал его действия. Кроме Бонапарта, революция выдвинула ряд талантл. генералов: Дюмурье, Пишегрю, Гош, Моро, Марсо, Жубер, Массена и др. Перечитывая в архивах документы того времени, удивляешься высокому общ. уровню франц. г-ралов: распоряжения какого-нибудь (совсем неизвестного) Мюллера, временно командовавшего в 1793 г. "швейцарской" армией до прибытия Массены, сделают честь кому угодно. Замечат-но, что больш-во франц. г-ралов отличалось крайней молодостью: Гош, к-раго по таланту можно поставить рядом с Бонапартом, не раз был гл-щим и ум. 27 лет; Марсо в 24 г. был гл-щим. Народы Европы с изумлением смотрели на новую систему войны. Хотя еще в 1796 г. Бонапарт и даровитый австр. полк-дец эрцг. Карл открыли всем великие истины воен. иск-ва, но их еще не понимали и не отдавали себе отчета в происходившем. Убедившись в своей неспособности сломить респ-ку, Европа обратилась за помощью к России, надеясь в её национ. армии и в её самобыт. воен. иск-ве найти послед. средство к спасению. Если бы Россия продолжала идти по пути, указанному воен. сотрудниками Екатерины II, то она не отстала бы от Франции; но с воцарением Павла I в 1796 г. в России начали снова подражать прус. образцам; рус. воен. иск-во сделало большой шаг назад; павловское преклонение перед "немцами" наложило свой отпечаток на долгое время. Павел доверяль лишь своим "гатчинским" оф-рам. По восшествии на престол он круто принялся за реформы, от верха до низу. Вместо существовавших при Екатерине д-зий, установлено 12 инспекций, как бы территориал. округа; в каждой 3 инсп-ра (пехоты, кав-рии, арт-рии) отвечали за состояние войск, но прав и власти не имели, только доносили Имп-ру. В кажд. полк назначены г-ралы шефами, обяз-ти к-рых те же, что и прежн. ком-ров, а права меньше. Остались и ком-ры полков, но без прав и власти. Взамен прежних названий по мес-ти, полки стали называться по фамилиям шефов, что породило путаницу, а поддержание памяти о прежней славе полков делалось затруд-ным. Уничтожены дежурства, — подобие штабов при старш. нач-ках, и даже полков. канц-рии. Донесения от полков поступали прямо к Павлу, к-рый всё хотел знать и решать сам. Он лично распоряжался по всем крупн. и мелк. делам, давал поведения даже в небольшие команды, считал возможным управлять огром. армией так же, как маленьк. гатчин. отрядом. Вводя такую центр-зацию, он стремился подорвать значение местн. нач-ков, нарушить связь нач-ков всех степеней с войсками. Упр-ние ими даже в обычное мирн. время пришло в полное расстр-во. М. б., причину таких стремлений надо искать в страхе перед прежн. дворцов. переворотами и в желании обеспечить правильность престолонаследия. Не этим ли объясняется педантич. регламентация караул. службы, особенно смена караулов? Генерал. штаб б. уничтожен, чины его переведены в строй, а потом постепенно образовалась Свита Е. И. В. по квартирм-ской части, оф-ры к-рой, под суров. и педантич. наблюдением Аракчеева, занимались больше перечерчиванием планов, к службе же собственно ген. штаба вовсе не подготовлялись. Вот м. проч. причина, почему Суворов в 1799 г. пользовался австр. генер. штабом, а рус. оф-ров было оч. немного, да и те б. подготовлены в екатерининское время. Обмундир-ние Павел ввел прусское, взамен "мужицкого". Суворов говорил по поводу нового обмундир-ния: "Нет вшивее пруссаков: в шильтгаузе и возле будки без заразы не пройдет, а головной убор вонью своею вам подарит обморок. Мы от гадости были чисты, а они первая докука ныне солдат. Стиблеты — гной ногам". Вооружение пехоты состояло из шпаги и ружья со штыком; у.-оф-ры вместо ружей получили алебарды, что уменьшило число стрелков в полку на 100 ч. Из благих реформ можно отметить сформ-ние двух понтон. рот и пионер. полка, что положило прочное начало инж. войскам. В арт-рии материал. часть соединена с личн. составом и фурштатом, чем придан ей характер наст. строевых воин. частей. Для обучения изданы новые уставы, сколок с прусских (вернее голштинских). Уставы проникнуты строг. регл-тацией, стремлением дать указание на кажд. частн. случай (чертежами изображено даже как ставить ноги при поворотах пехоты); мелочные требования выдвигали на первый план не боев. подготовку, а вахтпарад. Государь увлекался разводами (они просуществовали почти столетие, до Александра II включ-но), признавая их основой обучения, т. к. источник боев. успехов видель в стройном исполнении эволюций и в обращении войск в живую машину. Действ-но, для времен лин. тактики и вообще для войск Фридриха II это было важно, но при Павле являлось пережитком прошлого. О колоннах и рассып. строе в уставах даже не упоминалось. Хорошими сторонами отличался устав кав-рийский: узаконение двухшеренож. строя, полнота, правильность и последов-ность одиноч. обучения на коне, сокращение до разумн. пределов подготовки к пеш. строю, произ-во эволюции непременно на галопе, хорошо разработанные правила атаки. Всё это понятно, ибо и у Фридриха кав. дело поставлено б. отлично. Вместо больш. и продолжит. лагер. сборов екатерининск. царст-ния Павлом б. установлены сборы при полков. штабах на 6 нед. Всякая самост-ность и частн. почин убиты; в армии развились грубость и уничтожение личности; обращение старших с младшими, особенно с н. чинами, стало жестоким. Заслуги боев. деятелей времен Екатерины пренебрежены (даже Суворов уволен от службы и отдан под надзор пристава); выдвигали людей бездарных, не просвещенных. И всё-таки на царст-ние Павла выпадает блестящая деят-сть рус. войск в Италии и Швейцарии в 1799 г., дающая высочайшие положит. образцы русского воен. иск-ва. Сражения на рр. Адда, Треббия[ВТ 1] (см. эти слова), фланг. марш после занятия Милана, действия по внутр. линиям против Моро и Макдональда, сраж. при Нови и т. д. представляют художеств. создания Суворова в области тактики и стратегии. Объясняется это тем что Суворов, по сущ-ву своему, принадлежит временам екатерининским, а не павловским; он совершил свои подвиги, вопреки павловской системе, при условиях крайне неблагоприятных. Применяя формы лин. тактики, он вносил в нее дух тактики глубокой и комбинировал сражения именно сообразно с принципами последней. Он боролся с предписаниями венск. гофкригсрата, старавшегося сковать его действия, и вопреки австр. руков-лям следовал принципам истин. стратегии. Он вырывался из мертвящ. объятий австр. продовольств. системы и двигался с поразит. быстротой, при том на далек. расстояния. Он не только проявлял образцы воен. иск-ва, но и формулировал их выражением: "порознь двигаться и вместе драться", впоследствии повторенным Наполеоном и Мольтке.


VII. Наполеоновская эпоха. Завоевания расширили гр-цы Франции; войны велись беспрерывно на разн. театрах; потребовались огром. армии и пост. пополнение в них убыли. В 1799 г. под ружьем б. более 500 т., а в 1812 г. — более миллиона собственно франц. войск, не считая иностр. контингентов. Во время войны 1809 г. иностр. континг-в б. 100 т., а в 1812 г. из 600 т., перешедших рус. гр-цу — половина. Наполеон, начиная с 1808 г., требовал от страны всё более и более людей, не останавливаясь ни перед чем, вместо прежних 80 т. ежегод. призыва установил призыв в 100 т., да взял еще от предыдущих годов по 20 т. дополнит-ных; кроме того, призывы делались вперед за год и даже за два. Гарниз. полки взяты на войну; их заменила национ. гвардия, к-рая в 1812 г. разделена на категории, названные старин. именем Ban: 1) от 20 до 26 л., освободившиеся от конскрипции; 2) от 26 до 40 л.; 3) arrière-ban от 40 до 60 л. Из первого Ban сейчас же взяты 86 когорт по 1 т. ч., якобы для внутр. службы, но необходимость заставила в 1813 г. вызвать их на театр войны. Вследствие таких насильств. мер население истощалось; многие из взятой молодежи еще не доразвились и были слабосильны, брали даже хромых и кривых на один глаз; явилось множество недовольных, развилось дезертирство. Несмотря на крайние меры, Наполеон в 1813 г. после перемирия м. выставить только 450 т., а в 1814 г. только 300 т. После разгрома 1806 г. Пруссия не имела права содержать более 42 т. войск. В силу этого введена Krümpersistem; армия мирн. времени сделалась лишь кадром, школою, через к-рую проводилась масса молод. людей; каждый служил только 6 мес. Такие обученные "крюмпфы" представляли прекрас. материал для доведения армии до значит. числ-сти в воен. время. Действ-но, в 1813 г. пруссаки выставили 250 т., а в 1814 г. установлено, что кажд. пруссак, без различия сословий, обязан воин. повинностью. В Австрии пожизн. срок службы упразднен еще с 1802 г., а с 1811 г. введен 14-летний; воин. пов-сть была обязат-ною, но не общею, вербовка уничтожена лишь в 1817 г. Так, по примеру Франции, европ. армии перешли к обязат. воин. пов-сти. После неудач. войны 1809 г. в Австрии стали придерживаться системы бережливости, держали слабые кадры, а всё остальное было в отпусках. Солдаты представляли прекрас. материал, но дух войск был неудовлетворителен, благодаря отчасти системе унизит. наказаний для н. ч. Никто из них не м. рассчитывать быть оф-ром, — производились только дворяне. Неблагоприятно отзывался на качествах армии и разнообраз. состав её по национ-стям. В России срок службы был 25 л. Непрерыв. войны с Францией и Швецией сильно уменьшили рус. население, подлежавшее рекрут. наборам, т. ч. к концу наполеонов. войн, за недостатком молод. рекрут, приходилось брать и более зрелых; поэтому на вид армия состояла из стар. солдат, а в сущности — из новобранцев; дух, как всегда, быль прекрасен. Во франц. пехоте имп-р восстановиль название полков и увеличил число б-нов до 5 и даже до 6, из к-рых один, резервный, оставался в отечестве, обучал конскриптов и посылал их на укомпл-ние действ. б-нов. Эта мера принята б. и друг. европ. армиями, только полки их выступали на театр войны преимущ-но в 2-батал. составе. Конскрипты сводились в маршев. б-ны и времен. полки, образуя маршев. колонны; по дороге обучались, а главное, воспитывались старыми, израненными у.-оф-рами. Хотя пехота и разделялась на легкую и линейную, но в действиях разницы не было, вооружение было одинаково. Обык-но в б-не были: одна рота грен-ская или караб-рная, 4 фузилерных и волтижерская; первая составлялась из отборн. людей, а последняя считалась тоже оч. почетною, но пополнялась людьми меньше закон. роста, хотя крепкими; так Наполеон использовал для войны и людей мал. роста. Каждый полк имел орла; орлы давались с особой торжеств-стью, часто перед серьез. сражениями, в к-рых полки д. б. заслужить высок. награду. Орел носил пор-к или подпор-к, лично назначенный имп-ром за храбрость. В разверн. строе пехота строилась в 3 шеренги, но перед сражением под Лейпцигом Наполеон отменил 3-ю шеренгу, п. ч. она д. б. только заряжать и передавать ружья, а между тем по недостатку хладнокровия сама тоже стреляла и нередко отбивала пальцы у первой: кроме того линии войск делались длиннее. У рус. егерей еще при Румянцеве б. принят 2-шеренож. строй, а пруссаки в бою, начиная с 1813 г., из 3-ей шеренги составляли взвод, к-рый высылали в стрелк. цепь. Развернутый строй у фр-зов остался приготов-ным; в бою же — колонны с рассып. строем, хотя число стрелков было невелико, примерно шестая часть. Для отражения атак конницы — каре и пальба рядами. Наполеон улучшил франц. кав-рию и увеличил её число. Особенно отличались драгуны и польск. уланы. Полк (1.040 ч.) состоял из 4—5 эск., из 2 рот каждый. В 1812 г. почти вся конница погибла в России. С неимовер. усилиями создал Наполеон вновь сравнительно небол. число (8 т., двадцатая часть армии) конницы (забирали жандармов, почтальонов, сыновей лесничих; лошадей покупали в Германии силою; города обязывались выставлять готов. всадников, аристократия сформировала 4 почет. пп. на свой счет и т. д.); недостаток хорошей конницы чувствовался в 1813 г.; но и вновь сформированная конница погибла под Лейпцигом. В России и Пруссии эск-ны старались делать сильнее: в России — 180, в Пруссии — 200 коней; но, конечно, на войне они всегда б. слабее. Для пополнения убыли сформированы запас. эск-ны. Не раз эта конница отличилась превосход. атаками, а казаки покрыли себя славою (Аустерлиц, 1812 г., Кацбах, Лейпциг, Фер-Шампенуаз). Сторожевую и разведыват. службу несли казаки. Арт-рия Наполеона находилась в превосход. состоянии. Он уничтожил полков. арт-рию; осталась только полевая (пешая и конная), преимущ-но 8-фн. и отчасти 6-фн. клб. (бывшие полков. 6-фн. пушки); она явилась превосход. помощницей в бою друг. родов войск. На пех. д-зию давалось по две 6-оруд. б-реи (4 пушки и 2 гаубицы). Впоследствии, при молод. составе армии, пришлось увеличить относит. колич-во арт-рии. Обратив внимание на успеш. действие арт-рии Кутайсова при Прейсиш-Элау и С.-Армона под Фридландом в решит. минуты, Наполеон ввел употребление арт. резерва, принятое и друг. европ. армиями. Он же ввел и массир-ние арт-рии. Огром. б-реи в 100—150 ор. (Лористона под Ваграмом, Друо и Дюлолуа под Лейпцигом) подготовляют успех атаки или прикрывают построение войск, предназначенных для удара. Рус. арт-рия по материал. части не уступала иностранным; калибр преимущ-но 12-фн.; роты в 12 ор. соединялись в б-ны и полки, а впоследствии в бр-ды. Инж. дело у фр-зов нашло больш. применение при осаде и обороне кр-стей во время войны в Испании; сап. войска б. организованы хорошо в виде б-нов сапер, минер, инж. обоза, рабоч. рот; понтон. части присоединялись к арт-рии. Среди воен. инж-ров блистали имена Гаксо, Эбле, Шасслу. В 1813 г., когда пришлось оборонять много кр-стей в Германии, а в 1814 г. и во Франции, инж. к-с оказался недостаточным, — пришлось прибегнуть к гражд. инж-рам, напр., путей сообщения. Кр-сти Европы по своему устройству принадлежали к эпохе мал. армий и магазин. системы довольствия. В 1796 г. Мантуя с г-зоном в 10—12 т. приковала армию Бонапарта в 50—60 т.; но затем появились армии в 100, 200 т. и более, к-рые уже могли пренебрегать мал. кр-стями; тогда получила развитие система укрепл. лагерей, но в общем креп. дело, как и всегда, отстало от друг. отраслей воен. иск-ва. Вся пехота б. хорошо подготовлена к земл. работам, имела шанц. инстр-т (в 1809 г. по 10 т. штук на к-с); подготовка принесла свои плоды во время войн, напр., при колоссал. работах на о-ве Лобау в 1809 г. В России инж. войска также получили опред. орг-зацию в виде пионер. полка и понтон. рот с дерев. и парусин. понтонами; в загранич. походах 1813 и 1814 гг. им довелось много поработать при осаде кр-стей и при переправах. При увеличившихся армиях Наполеону пришлось придать обозн. войскам стройную орг-зацию в виде б-нов; но в 1812 г. обозы оказались не в силах поспевать за войсками; в 1813 г. обоз формировался только из легк. повозок, преимущ-но одноконных. Революц. время дало Наполеону много отлич. оф-ров ген. штаба, образованных теоретически и еще более подготовленных практически; тогда обяз-сти оф-ров ген. штаба исполняли штабн. оф-ры, а также к-с инж.-географов, учрежденный еще при Людовике XIV. Наполеон ограничил движение по службе оф-ров ген. штаба чином майора и сократил их число; впоследствии он раскаивался в своей мере, п. ч. нуждался в хорош. и многочисл. ген. штабе. К-с инж.-географов существовал до конца империи, занимался съемками и картами. Нач-к в.-топографич. бюро Баклер д’Альб превосходно организовал топографич. часть при гл. кв-ре; без него и его карть Наполеон не мог обойтись ни одного дня. Во главе ген. штаба стоял Бертье, — отличный техник стратегии, умевший понимать и разрабатывать соображения имп-ра, к-рый высоко цениль его неутомимую деят-сть. Он почувствовал отсутствие Бертье в 1815 г., когда его заменил маршал Сульт. Прус. ген. штаб дал неск. видных представителей (Шарнгорст, Гнейзенау, Мюффлинг, Бойен); австр. же оф-ры получили печал. известность (Вейротер, Лангенау). Рус. ген. штаб (свита Е. И. В. по квартирм. части) блистал такими именами, как кн. Волконский, Давре, Толь, Дибич, но пополнение его было случайное, из строев. оф-ров, без большой теоретич. подготовки, лишь немногие вышли из моск. частн. школы колонновожатых Муравьева. Число оф-ров было не велико: на к-с не более двух, на д-зию — один. Служба — глав. образом на коне, письм. работой занимались мало; даже диспозиции составлялись не ген. штабом, а в "дежурстве". Толь считал, что хороший оф-р ген. штаба д. б. способен сделать верхом 100 вер. и твердо запомнить попутн. мес-ть. У Наполеона 2 полка составляли бр-ду, 2 или 3 бр-ды с арт-рией — д-зию, но пехота и конница в д-зиях не соединялись; т. обр., он в значит. степени ограничил самост-ность пех. д-зий. Только в к-сах были все роды войск. Корпус. орг-зация, на основании опыта 1800 г., выработалась превосходно. Сила к-са зависела от степени доверия имп-ра к ком-ру (наиб. сильн. к-сами командовал Даву): от 2 до 5 д-зий пехоты и лишь 4—8 эск. легк. конницы, 20—40 т., как норма 27 т. Из опасения сделать к-са излишне самост-ными, Наполеон придал им конницу строго в обрез, насколько то необходимо было для охранит. и разведыват. службы; всю же остал. оставил в своем непосред. распоряжении. Масса конницы действовала отдельно; напр., в 1812 г., под нач. Мюрата находилось 4 кон. к-са в 40 т. Когда армия (в 1812—13 гг.) разрослась до полумиллиона и более, то понадобилось учреждение нов. высш. промежут. органов между к-сами и гл-щим, т. е. частн. армий, называвшихся группами: в 1812 г. — Евгения, Иеронима, поступившая потом под нач. Даву; в 1813 г. — Макдональда, Удино, Неё. У пруссаков, когда при форм-нии армии в 1813 г. оказался недостаток в команд. составе (б-реями командовали поручики), высшая пост. единица, бр-да, состояла из 9—10 б-нов, 2—4 эск. и 8 ор., числом 9 т. К-с — неск. пех. бр-д с резерв. кав-рией и арт-рией. В России, в начале наполеон. войн, высшие соединения в мирн. время не шли далее полков. В случае войны войсков. части, по особому расписанию, сводились в бр-ды и далее, в более круп. соединения, называвшаяся иногда колоннами (Аустерлиц), иногда к-сами и даже д-зиями; состав менялся по неск. раз в течение одной кампании; упр-ние было неудовлетвор-ное. При Александре I полкам возвращены прежние петровские област. названия; в 1806 г. уничтожена больш. часть инспекций, а к 1809 г. и все остальные. Теперь 2—3 пех.. бр-ды составляли пех. д-зию (5—8 т.); две д-зии — к-с, в состав к-раго конница не входила, вследствие чего к-с был мало самостоятелен. Конница также сводилась в д-зии и к-са. На всю армию придавалась резерв. арт-рия, к-рой не всегда умели пользоваться. Уже в 1812 г. появились частн. армии, хотя случайным образом, отчасти даже вопреки обстановке: армии Барклая, Багратиона, Тормасова (потом Чичагова), отдел. группа Витгенштейна. В 1813 г. у союзников, в силу обстановки и больш. числ-ти войск, разделение на 3 частн. армии (глав. армия, Блюхера и наслед. швед. принца) было постоянным. Послед. резервом армии Наполеона служил гвард. к-с. Консульная гвардия образовалась из гидов, — конный конвой г-ралов республики, а потом переименована в императ. гвардию, к-рая в 1805 г. возросла до 10 т. Затем размеры увеличились до 100 т. из всех родов войск с инж-рами и фурштатом. Гвардия служила, как отборн. резерв с необыкн. дисц-ной и для отличия людей, выдвинувшихся на войне. В тяж. минуты, напр., в 1812 г., одна гвардия сохранила порядок. Наполеон редко пускал ее в бой; только в послед. минуту, когда судьба его решалась на полях Ватерлоо, он двинул ее в полн. составе, и здесь гвардия погибла. Она делилась на старую и молодую. Среди пехоты отличался полк кантонистов (régiment des pupilles) из сирот и солдат. детей в возрасте 14—18 л.; знание дела, превосход. фронтовое образование, участие в войнах 1813—14 гг. прославили этот полк. В гвард. коннице замечательны были мамелюки, сформированные из остатков египет. конницы и пополнявшиеся выходцами из Азии и с о-вов Архипелага. Б-н моряков (8 рот) применялся для наведения мостов. Превосх. орг-зация и сплоченность франц. армии выработались в 1803—05 гг. в пост. лагерях, гл. обр., на берегу Ламанша близ Булони (см. Булонская экспедиция). Люди размещались в бараках одинаков. чертежа. Ни оф-ры, ни солдаты не оставались в бездействии; бодро и с весел. видом они занимались воен. делом. При хорошей, сытной пище, простой, но здоровой обстановке, постоянно занятый работою, имея перед собою для развлечения море, где крейсеровали и сражались эс-дры, солдат б. доволен судьбою и едва замечал строгую дисц-ну; он б. послушен, революц. одушевление заменилось стремлением к славе Франции и преданностью своему вождю; сплачивались прочн. полки, д-зии, к-са. Служба караульная и на передов. постах отправлялась строго, как бы в виду непр-ля. Так великий полк-дец воспользовался неск. годами мира, чтобы выработать в лагерях, в превосход. школе, могучее орудие для непрерыв. войн последующего 10-летия. Он превратил милицию революции в солдат. армию. Имп-р умел производить сильн. впечатление на войска; победа сопровождала его постоянно; армия его боготворила. При своих необычно быстрых и продолжител. движениях (в 1805 г. от Булони до Страсбурга в 25 дн. 500 вер., да потом опять следовал ряд быстр. маршей, почти без дневок) Наполеон применял все способы довольствия войск. Бивакировали оч. редко; располагались на кв-рах, на кажд. жителя по солдату и даже теснее, с довольствием от обывателей: 2 фн. хлеба, 16 унций мяса, 2 унции рису или 4 унц. суш. овощей, бутылка пива или вина и порция водки. Для кажд. колонны определялся район воен. дороги, от к-раго она м. продовольствоваться. На себе солдат нес продовольствия на 4 дня, но строго запрещалось расходовать этот запас. В обозе за войсками — сухарей на 4 дня, но расходовать позволялось только в крайности. Кроме того, устраивались магазины на глав. базе и на промежуточных, при чём последние приходилось иногда оч. быстро переносить вперед, по мере продвижения армии; напр., при быстр. движении к Вене в 1805 и 1809 г.г. — с Леха на Изар, Инн, Траун, Энс. Такая система довольствия всегда оказывалась оч. успешной, кроме камп. 1812 г., когда обнаружился недостаток в обозах, вследствие их тяжести, неудовлетвор-ности дорог в России, опустошения страны и деят-сти рус. партизанов. Франц. боев. порядок отличался свободой и самост-ностью составн. его частей. Б-н, построенный в колонну, считался боев. единицею и в то же время основ. единицею для развертывания крупн. частей. Б-ны со своими стрелк. цепями двигались свободно и быстро, не соображаясь боязливо с сосед. б-нами. Чем были б-ны в д-зиях, тем же являлись в к-сах бр-ды и даже д-зии. Иногда для прорыва непр. боев. порядка Наполеон строил огром. густые массы пехоты (8—12 т., Ваграм, Линии). В 1805 г., перед Аустерлицем, Наполеон, имея в виду стойкость русских, предписал строиться т. обр. (рис. 24): в кажд. бр-де — передов. полк, б-ны в разверн. строе, имея впереди стрелк. цепи, а второй — в батал. колоннах за наруж. флангом передов. полка; арт-рия — в интервалах между полками и небол. б-реи на флангах. Пятый полк д-зии (если был) в резерве сзади в 100 шагах в колоннах; по одному эск-ну или д-зиону кав-рии — за бр-дами, чтобы проходить через интервалы для преслед-ния или действия против казаков. Рис. 24. Боев. порядок франц. дивизии (1805 г.).
Рис. 24. Боев. порядок франц. дивизии (1805 г.).
Этого шаблона не держались буквально. При бое целой армии в руках имп-ра оставался сильный резерв. Наполеон обык-но лично разведывал расположение прот-ка, замеч-но верно оцениваль значение разн. пунктов позиции, группировку войск и затем намечал пункт или напр-ние глав. атаки. Иногда, уже во время боя, он менял это напр-ние (Ваграм) в зав-сти от обстановки. Передов. к-са завязывали бой по всему фронту, при чём часто проходило по неск. часов, пока Наполеон окончат-но разъяснял обстановку и намечал решит. удар. Демонстрациями против важн. участков (Удино и Макдональд под Бауценом в 1813 г.) позиции прот-ка отвлекал его резервы от места гл. удара и направлял туда свои резервы, успех действия к-рых подготовлялся арт-рией, сосредоточенной нередко в огром. б-рею. Один из соврем-ков так рассказывает о ходе боя. "Столк-ние начиналось обык-но ок. 5 ч. у. Наполеон, избрав себе невдалеке от резерва место, с к-раго открывался большой кругозор на поле битвы (Шевардинский холм при Бородине), следил за её ходом, прогуливался, разговаривал с приближенными, принимал донесения, посылал приказания, а когда нужно и выговоры, давал подкр-ния только тем, к-рые, он знал, даром не попросят, но чаще в них отказывал. Дело с разн. перипетиями тянулось, т. обр., час. до 4 пополудни. Тогда он садился верхом, и все знали, что это значит: готовится Coup de Collier (последний удар). В резерве раздавалась восторжен. vive l’Empereur, к-рое перелетало в боевые линии, и когда оно доносилось до прот-ков, у них сердце падало, ибо ожидался удар по всей линии, а кто же знал, где и как он обрушится". Под градом пуль и ядер резервы неудержимо давили, как скатившаяся с гор лавина, всё встреченное на пути. Употребление масс конницы было не такое успешное по резул-там, как у Фридриха, вследствие большей стойкости пехоты прот-ка, встречавшей атаку уже не в слабом разверн. строе, а в сильн. колоннах и каре, притом на мес-ти пересеченной, а не на ровн. плацу; вдобавок Наполеон не имел столь талантл. кав. г-ралов, как Зейдлиц или Цитен, к-рым он мог бы предоставлять полную свободу действий; он сам д. б. указывать минуту для атаки, вследствие чего иногда она оказывалась не вполне своевр-ной. Глав. удар Наполеон наносил или во фланг, одновр-но с действиями против фронта (Кастильоне, Фридланд, Бородино, Бауцен), или прибегал к прорыву центра, одновр-но с действиями против фланга (Риволи, Аустерлиц, Асперн, Ваграм, Лейпциг). Только под Дрезденом Наполеон, не имея превосх-ва сил, повел атаку против обоих флангов, опираясь на хорошо укрепл. центр, вполне обеспеченный от прорыва. Для нанесения удара по флангу Наполеон предпочитал стратег. обход, т. е. уже заранее (на театре воен. действий, а не на поле сражения) давал должное напр-ние соответств. массе войск. После победы Наполеон немедленно предпринимал энергич. преслед-ние конницей, а затем и всей армией, не только на поле сражения, но и на театре воен. действий; после Иены в 1806 г. он отказал прус. королю в немедл. переговорах о мире, говоря, что прежде желает пожать плоды победы. Переворот в воен. иск-ве, произведенный революцией, Наполеон продолжил, развил до конца. Его деяния составляют новую эру в развитии стратег. иск-ва. Он является истин. творцом новейш. стратегии; стратегия же времен революции составляет лишь переход. ступень; творчество Наполеона не превзойдено и поныне. Богатый средствами для ведения войны, он задавался всегда целями грандиозными. Напр., в борьбе с Англией он намечает нанести удар самый решит-ный: разгромить Великобританию, оторвать метрополии от источника богатств, от колоний; конечно, подоб. цель (разрушение целого могуч. гос-тва) не имеет ничего общего с теми скромн. задачами, к-рые преследовались накануне революции в войнах за бавар. насл-во и даже в войнах бедн. средствами Фридриха В. за Силезию. Наполеон обык-но вел наступат. войны, к-рым придавал характер сокрушит. вторжений в пределы врага с целью захватить или сокрушить его армии. Бой получает решит. характер настолько, что, по его же выражению, между сражением выигранным и проигранным "находятся империи". И действ-но, в неск. недель он приводил в повиновение своей воле целые гос-тва. Принужденный к обороне, он и ей придавал характер наступат. войны, удерживая за собою почин действий. Ко всякой войне он готовился тщательн. образом, заблаговр-но создавая не только соответств. силы и средства, но и план действий. Хотя он и говорил, что "никогда не имел плана кампании", однако, это надо понимать в смысле плана, разработанного предвзято до подробностей, как это делали, напр., в Австрии. План кампании 1796 г. б. создан им зарание, еще в Париже. Его планы обык-но "предусматривали то, что непр ль мог предпринять, и заключали в себе данные для парализования таких предприятий"; напр., план перед войною с Австрией в 1809 г. Пренебрегая второстеп. театрами воен. действий, очищая иногда их даже вовсе от войск, он развертывал все силы на глав. театре. Это стратег. развертывание производилось, во избежание преждеврем. ударов непр-ля, или в надлежащем расстоянии от последнего, или под покровительством оборонит. линий, подготовленных в инж. отношении (развертывание на Майне и Рейне в 1805 г.), или под прикрытием назначенных для того отрядов и к-сов (Лефевр в 1809 г.). Прежде всего он старался разгромить вооруж. силы врага и лишь затем, при помощи быстр. маршей, овладеть пунктами и линиями, важными в стратегич. или политич. отношении, гл. обр., столицами. Придавая сражениям решит. характерь, имп-р старался сосредоточить для этого возможно больше сил из числа бывших на театре воен. действий. "Когда хотят дать битву, — говорил он, — сбор всех сил для этого д. б. общ. правилом: случается, что один б-н решает судьбу дня". Эту же мысль Суворов выразил ранее: "Идешь бить непр-ля, умножай войска, опорожняй посты, снимай коммуникации. Победивши, обновляй по обстоят-вам, но гони его до сокрушения". Наполеон исполнял марши быстро (в 1813 г. от Герлица к Дрездену 110 версть в 3 дня, при чём по дороге шла арт-рия и обозы, остал. войска рядом), отвлекая внимание непр-ля демонстрациями и, т. обр., достигал внезапности появления в больш. силах; часто марши прикрывались естеств. преградами или нейтралитетом сосед. гос-тв. Марш-маневр сводился или к стратегич. обходу расположения непр-ля, захвату его сообщений (Лоди, Маренго, Иена), иногда даже к полн. окружению его (Ульм 1805 г.), или к прорыву, когда прот-к располагался кордоном. Прорыв не давал столь решит. резул-тов, как обход, ибо прот-к, потерпев поражение в одной точке, успевал посредством отступления избегнуть общего погрома. Иногда он применял обход и при кордон. расположении непр-ля (обход позиции Болье за р. По в 1796 г.). Его действия но внутр. линиям были превосходны (начало камп. 1796 г., оборонит. действия под Мантуей, 5-днев. бой 1809 г., осен. поход 1813 г., 1814 г.); чаще всего он прибегал к ним в периоды активно-оборонит. действий, при чём тщат-но подготовлял театр борьбы в инж. отношении для большей свободы в действиях. Для перехода в наступление имп-р не задумывался приносить громад. жертвы, лишь бы напасть с остал. силами; напр., снятие осады Мантуи в 1796 г., за неск. дней до сдачи её, и потеря осад. материала, собранного с таким трудом. Стремясь сохранить за собою почин действий, Наполеон иногда с целой армией бросался в тыл превосходного в силах непр-ля; во время второго наступат. движения авст-цев в 1796 г. этот смелый маневр ему удался, но в послед. дни камп. 1814 г. он остался без резул-та, благодаря решит-сти действий союзников. Велик. полк-дец придавал важное значение перемене линии действий (операцион. линии), т. е. перемещал свои тылов. пути в напр-нии другого, заранее подготовленного основания действий (базы); тогда прот-к вводился в заблуждение относ-но уязвимых мест тыла и направлял свои усилия в пустую. Наполеон тщат-но подготовлял базу, возможно широкую, иногда даже двойную, охватывающую (Рейн и Майн в 1805 и 1806 г.г.), что давало свободу в маневр-вии и возм-сть прибегать к стратег. обходам. Случалось ему иметь временно базу в виде точки (1796 г., 1800 г. — Маренго), но он немедленно прибегал к уширению её. Условия новой обстановки войны потребовали новой орг-зации упр-ния армиями. Когда армии увеличились до 100—200 т., а поля сражений до 5—10 верст, притом на мес-ти пересеченной, то пришлось работу одного гл-щего заменить совмест. работой его с пом-ками (ком-ры к-сов, нач-ки д-зий) и ограничиться сверху указаниями, ставящими только цели, а выбор средств для их достижения предоставить почину частн. нач-ков; явилась тактика приказаний. Теперь для генерала недостаточно стало знания одной ремесл. стороны воен. дела, потребовались г-ралы-тактики. Таких г-ралов, "способных вести войну на больших дорогах и в сфере пушеч. огня" (слова Наполеона), его школа давала достаточно. Но вот вооруж. силы разрастаются до полумиллиона, приходится разделить их на неск. армий, действующих на значит. расстоянии одна от другой. На долю гл-щего осталась только выработка общего основ. замысла, а пом-кам пришлось предоставлять еще более широк. почин, т. е. не только выбор средств для достижения указанной цели, но и самостоят. постановку частн. целей, вытекавших из общей цели; потребовались г-ралы-стратеги, способные обнимать в целом общий замысл и обстановку на всём театре воен. действий, способные действовать, не только не ожидая приказаний, но даже вопреки приказаниям, если они не соответствовали сложившейся обстановке. Таких г-ралов у него не было под рукой в послед. 3 года его воен. деят-сти: их не могла создать наполеон. школа, вырабатывавшая только исполнителей под непосред. рук-ством гениал. полк-дца; допускалась лишь слабая доля самост-ности, большой он не терпел. В 1813 г. он сам говорил: "Где меня нет, — делают только глупости". Это было одной из важных причин его крушения. Присоединилась к этому также перемена в воен. иск-ве и способах действий его прот-ков. Первонач-но европ. армии явились для борьбы с народом, обновленным революцией, располагая стар. средствами и преследуя узкие цели кабинетов. До погрома 1806 г. в прус. армии царила обветшавшая Фридриховская система с обветшавшими руков-лями (в 1806 г. сред. возраст франц. г-ралов — 35 л.; в прус. армии три Иенск. руков-ля имели вместе 200 лет, и это не помогло им выиграть победу). В России Александр I был также поклонником системы Фридриха. Боев. порядок рус. пех. полка представлял линию разверн. б-нов с полков. орудиями против интервалов. Застрельщичий бой вели егер. полки, рассыпавшиеся впереди. При построении крупн. отрядов каждая из "колонн" (к-сов) строила лин. боев. порядок в две, редко в три линии. Всё новое, возникшее в тактике революц. войск и в том числе применение боев. колонн в пехоте, как более подвиж. строя, прошло в России бесследно; русские мало умели маневрировать; но за то рус. пехота отличалась стойкостью, необыкнов. упорством в ведении боя; это были еще екатерининские "чудо-богатыри;", г-ралы, оф-ры и значит. часть солдат были не только носителями традиции, но и свидетелями побед этого царст-ния и суворовских успехов. "Прус. плацпарад" только начинал свою губит. работу над ними. Но с 1806 по 1812 г. картина изменилась: воен. неудачи, пробуждение народов, для к-рых делалось ненавистным и нестерпимым франц. госп-во, гибель полчищ Наполеона в России, подняли Европу против притеснителей. С течением времени начала наполеон. воен. иск-ва проникли в европ. армии и понемногу усваивались ими. Начали применять глуб. боев. порядки (перпендик. тактика), резервы, массир-ние войск вообще и отдел. родов войск в час-ти, явилось стремление сосредоточить на поле сражения подавляющее превосх-во сил (Лейпциг — "битва народов"). Оставив на время свои узкие эгоистич. интересы, гос-тва выставили для борьбы с Наполеоном огром. армии, к-рые отчасти жили на средства страны, начали применять стратег. обходы (конец 1812 г., осен. поход 1813 г.), доведенные до тактич. окружения (Березина, Лейпциг). Конечно, применение всех средств было не такое искусное, как у Наполеона, однако, в 1813 г. он сам вынужден б. сказать: "Эти скоты кое-чему научились". Много нового появилось в России: во время погрома Наполеона уклонение от сражений с превосход. силами непр-ля, отступление в глубь опустошен. страны на свои резервы, народ. война, вынуждение прот-ка ослабить себя для обеспечения тыла, охват сообщений непр-ля партизанами, своеврем. и решит. бой с целью принуждения Наполеона отступать по разоренному краю, наконець, неотвязное паралл. преследование, приведшее к Березине. Насколько эти действия отличны от действий авст-цев и пруссаков в камп. 1796—1806 гг.! Наполеон мог так долго сопротивляться, потому что у прот-ка еще царила и старая система, авторитетами-руков-лями (явными и тайными) являлись нем. педанты, не понявшие сущности наполеон. иск-ва и предлагавшие свои односторонние рецепты для побед (Вейротер, Пфуль, Лангенуа). Сказалась и рознь политич. интересов союзников, а также интриги авст-цев, сумевших захватить верхов. рук-ство делами. Но всё-таки, поставленный в условия ведения оборонит. войны, располагая силами и средствами истощенной Франции, слабейшими сравнит-но с силами союзников, владевших неизсякаемыми источниками, постепенно оставляемый невольн. союзниками, гигант века, явивший в послед. годы чудеса воен. иск-ва, б. сломлен.

Viii. Девятнадцатый век характеризуется: 1) народными движениями и революц. вспышками, вызывавшими вооруж. столкновения; 2) стремлением народностей к объединению, что повело к войнам между европ. державами; 3) сильн. развитием техники вообще и военной в час-ти; 4) колониал. войнами во всех частях света. Усоверш-ния в ручн. огнестр. оружии повлияли было опять на разделение пехоты на линейную и стрелковую (легкую). Ударн. ружья с капсюлем из гремучей ртути применялись с 1810 г.; с 1830 г. ударн. приспособлением снабжены нарез. ружья, а с 1840 г. и гладкие во всей пехоте. Это важное усоверш-ние позволяло стрелять при всякой погоде, тогда как кремн. ружья отказывали в дождь (Дрезден, Кацбах 1813 г.). В 40-х г. улучшается оружие (австр. система Лоренца, фр-зская Минье, прусское игольчатое, заряжающееся с казны, Дрейзе в 1831 г.); возникает желание стрелять не только скоро, но и метко. В армиях вводят особ. стрелков (во Франции — орлеанские егеря, в Пруссии — фузилерные б-ны), снабженных лучш. оружием, т. сказать, спец-стов стрельбы. У русских перед Вост. войной 1853—56 гг. штуцера (из экономии) б. даны только 6 стрелкам в роте, т. е. в полку их было всего 96; из гладк. ружей (7-лин. клб.) стреляли не далее 300 ш. Первое применение нарез. оружия в больш. размерах (со стороны союзников) было именно в Вост. войну 1853—56 гг., при чём русские оказались в беспомощ. положении: поражаемые издали руж. пулями, мы стремились сойтись на штык или на близк. расстояние, достаточное для наших ружей, но враг отходил и продолжал почти безнаказанно расстреливать нас. Фр-зы весьма успешно применяли рассып. строй, столь соответствующий нов. ружью, зарождался уже у них и строй по-ротно; англ-не действовали в длин. линиях разверн. строя времен Веллингтона и всё-таки несли гораздо меньше потерь, нежели русские, сильно отставшие в воен. иск-ве. Между тем, после наполеон. войн рус. армия приобрела огром. боев. опыт. Пехота усовершенствовалась в осмыслен. метк. стрельбе, в действиях рассып. строем и в польз-нии местн. предметами; рус. стрелки превосходили иностранных. Рус. кав-рия и особенно казаки всегда следовали в голове союзн. армий; в больш-ве случаев разведки и партизан. действия были превосходны. Всеми б. понято огром. значение конницы, и в начале царст-вия Николая I, когда общая числ-сть армии в мирн. время не превышала 500—600 т., содержалось не менее 30 кав. д-зий, не считая казаков. Рус. арт-рия отличалась в иск-ве стрельбы и маневр-ния; в 1814 г. она считалась лучшею из всех европ. арт-рий. Польза, принесенная инж. войсками, натолкнула на мысль о сформ-нии конно-пионер (в 1819 г.), дабы они содействовали коннице во всех необходим. случаях. Они б. расформированы в 1862 г., хотя потребность в них сказывалась и в тур. войну 1877 г. и в японскую 1904 г. Необходимость иметь хорошо подготовленных оф-ров ген. штаба, доказанная в загранич. походах, вынудила отказаться от прежнего случайн. укомпл-ния ген.-квартирм. части и привела к открытию в 1832 г. Военной ак-мии. Создался могочисл. цен. кадр г-ралов, оф-ров и у.-оф-ров, получивших боев. опыт. Наполеон. войны указали потребность в значит. развитии вооруж. сил, чему препятствовали расстроенные воен. обстоят-вами финансы. Желая достигнуть увеличения боев. сил с наим. затратою капитала, пришли к соблазнительной, но совершенно ложной в своем основании, мысли об устройстве воен. поселений, оставивших по себе печальную память. К сожалению, опыт войн обычно скоро забывается; вновь в России вступила в свои права прус. система, поклонником к-рой был Александр I; вредное её влияние долго чувствовалось в рус. войсках. К-сия из опытн. г-ралов, м. проч. Дибич и Толь, выработала 4 нормал. боев. порядка для д-зии: 1-й — преимущ-но для обороны; 2-й — для периода арт. боя; 3-й — полное развертывание для боя, когда при обороне необходимо занять длин. позицию; 4-й — для решит. действий (атаки). Как схемы или примеры, эти порядки были хороши: имели частные и общ. резервы; но нач-ки того времени, в которых муштрой б. убит всякий частный почин, воспроизводили нормал. боев. порядки с буквал. точностью, не принимая в расчет обстановку. Достаточно сказать, что боев. порядки строились по жалонерам. Для характеристики взглядов воен. общ-ва того времени следует привести ходячее выражение: "Командные слова есть единственный для войск язык"; поэтому в принятом тогда курсе тактики Карцова ничего не упоминалось о приказаниях, диспозициях и инструкциях; вовсе не было главы "об управлении войсками в бою". Любимой поговоркой первого нач-ка Воен. ак-мии Сухозанета было: "Без науки побеждать можно, без дисц-ны никогда". За безуслов. образец тактич. развития войск стали принимать не столько боев. примеры, сколько деят-сть Красносельск. лагеря, где на 1-м плане стояли по преимущ-ву смотровые условия. Рус. устав 40—50-х годов принял формы тактики наполеоновской (вышеупомянутые нормал. боев. порядки), но вложил в них фридриховский дух. Всё б. построено на полн. применении к прерывчатой наполеон. форме исключ-но пассив. начала (внеш. равнение, внеш. единство, автоматизм). Напр., говорилось у Карцова: "Б-реи должно располагать всегда впереди интервалов 1-ой линии, а не в самых интервалах, для того, чтобы они могли свободнее изменять напр-ние своих выстрелов и чтобы не мешали б-нам 1-ой линии равняться". Или: "Как наступление, так и отступление, можно производить и не вдруг всеми б-нами 1-ой линии, а через б-н (шахматами) или уступами. Сущность этих правил заключается в след.: наступление через б-н м. б. начато левыми (четными) или правыми (нечетными) б-нами и производится на дист. 50 шаг. При этом б-ны, стоящие на месте, открывают огонь и стреляют, пока наступающие не остановятся и не откроют пальбы; с первых же выстрелов тех, они начинают движение. Т. обр., 1-я линия продолжает наступать через б-н, пока 2-я линия, идущая безостановочно, пройдет сквозь нее. Цель подобного наступления состоит в том, чтобы усиленною пальбою приготовить успех". Стрелк. бой в рассып. строю был в полнейшем пренебрежении. Для атаки применялись исключ-но "колонны к атаке" (батал. колонны на сближен. интервалах и дист-циях); они были слишком компактны, тяжелы и неповоротливы, двигались медленно, прикрываясь весьма слабою стрелк. целью; под Севастополем, при встрече с густ. цепями франц. стрелков, колонны несли огром. потери. Ротн. колонны, хотя и допускались, как исключение, но применялись оч. редко (Четати). Частн. почин б. убит в такой мере, что даже мелочные распоряжения нуждались в утверждении ком-щего войсками. Один из историков писал: "Неправил. мирн. подготовка войск и под Инкерманом проявилась в полн. степени. Как только грозн. действ-сть лишала возм-сти получать своеврем. приказания свыше, среди нач-щих лиц, приученных долгими годами мирн. практики только к одной исполнит-сти, проявлялось полное отсутствие распоряжений; самый бой принимал тогда какой-то стихийный характер". Тотлебен и др. участники сражения рассказывали: когда непр. огонь косил нач-ков рус. войск, они долгое время не отступали (значит, войска б. доблестны), но не двигались и вперед, п. ч. ожидали команду, к-рой некому было подать. Больше всего Севастоп. война дала для инж. иск-ва. Оно долгое время в России шло на помочах то фр-зской, то нем. школ, и только оборона Севастополя явила оригинал. черты, давшие указания для креп. войны на будущее время. Сильно укрепл. с моря, Севастополь б. совершенно открыт с сухоп. стороны. Однако, созданные на глазах у непр-ля укр-ния, временные по размерам, поспешные по возведению, обратились в грозный, типичный укрепл. лагерь, потребовавший от осаждавшего огром. усилий и жертв (потеря 70 т. ч.). Минная война и к.-апроши явились весьма важн. приемами борьбы. Стратег. иск-во русских стояло низко; напр., в отношении соср-чения сил к решит. пункту в решит. минуту оказалось, что из 1.300.000 ч., бывших в 1854 г. под ружьем, русские сосредоточили 8 снт. к сражению при Альме (см. это слово) всего 33.600 ч. За то союзники показали образц. пример совмест. действий сухоп. армии и флота, при чём первонач. десант сделали в 63 т. ч., тогда как теория того времени допускала не более 30 т. Австро-итальяно-французская война 1859 г. (см. это слово) велась почти исключ-но одною пехотою. Обе стороны б. вооружены нарез. ружьями. Арт-рия у авст-цев — гладкостенная, у фр-зов — нарезная, системы Лагитта, заряжающаяся с дула. Фр-зы рассыпали густ. цепи и старались атаковать, что соответствовало особ-стям народа; авст-цы, с лучш. ружьем и прицелом и лучше обученные стрелять, действовали оборонит-но, но высылали весьма редк. цепи и настолько далеко от сомкн. подкр-ний (колонны вне сферы выстрелов), что цепи не могли вовремя получать поддержки. Франц. цепи бегом без выстрелов двигались на расстоянии действит. руж. огня, ложились, осыпали авст-цев свинцом и затем атаковывали в штыки, и австр. редк. цепь сдавала. Вторая линия м. бы отбросить франц. стрелков, двигавшихся в беспорядке, но австр. тактика слишком б. проникнута духом обороны, а младшие нач-ки лишены самост-ности. Война 1859 г. показала что и при усовершенств. оружии для победы недостаточно одного огня, необходим удар холод. оружием, и что вся пехота д. б. одинакова и обучена бою в рассып. строю. Характерно изменение духа франц. солдата. Наполеон III, чтобы побудить б-н к вторич. атаке Маджент. моста, предложил солдатам 2 милл. фр. (сравнение — Бонапарт в 1800 г. при переход через Альпы); во время боя солдаты кричали оф-рам: les épaulettes en avant! Северо-америк. война за нераздельность штатов в 1861—65 гг. (см. это слово[ВТ 1]) резко выяснила могущ-во нарез. оружия и важн. значение полев. форт-ции. Это выразилось в формуле: "Траншея, обороняемая двумя шеренгами стрелков, неодолима". Тогда же выдвинулось на подобающее место новое орудие войны — жел. дороги. Все действия америк. армий б. прикованы к линиям ж. д., к-рыми амер-цы пользовались для перевозки войск и подвоза к ним продовольств. и боев. запасов. Вместе с тем обнаружилась ненадежность нового средства, — ж.-д. сообщения легко прерывались кав-рией. Вся конница амер-цев была драгун. типа, способная действовать в кон. и пеш. строю, не нуждалась в содействии пехоты и, вместе с кон. арт-рией, м. достигать разнообраз. целей на войне. Глав. оружие америк. конницы — ружье или карабин и револьвер; была и сабля, но амер-цы никогда ее не вынимали, предпочитая при атаке врываться в непр. ряды с револьвером в руке, к-рым владели превосходно. Громад. пользу извлекли амер-цы из действий своей конницы на сообщения непр-ля. Разрушая в тылу непр-ля ж. д. и телеграфы, перехватывая почту, нападая на посты и транс-ты, уничтожая склады, словом производя полный разгром тыла, конница, кроме материал. вреда и потрясающего впечатления на войска и страну, своими набегами привлекала на себя массы непр. сил и тем облегчала наступат. действия войск или отклоняла готовящийся удар. Такие действия на сообщения применялись в небывал. размерах, отрядами в неск. тысяч коней. Противодействовать им м. б. только подобным же употреблением конницы. Однако, посылая конницу в набег, армия рисковала во время сражения остаться без содействия кав-рии, что иногда оказывалось пагубным. Набеги амер. конницы показались в Европе чем-то новым, тогда как амер-цы сознавались, что за образец они брали действия рус. партизанов в 1812 г. Австро-прус. война 1866 г. (см. это слово) разрешила вопрос относ-но двух односторон. характера тактик: тактика огня (Feuertaktik) и тактика холод. оружия (Stosstaktik). В виду того, что в 1859 г. авст-цы потерпели неудачу с тактикой огня, они из одной крайности бросились в другую: обратились исключ-но к атаке колоннами, но и тут не подготовились доводить атаку до конца; они стратегически оборонялись, а тактически наступали, но без достаточной подготовки руж. огнем, один же арт. огонь не мог потрясти непр. пехоту. Пруссаки, напротив, стратегически наступали; а тактически наступали или оборонялись, смотря по надобности. Они хорошо оценили опыт войны 1859 г., разрабатывали применение разн. колонн, ревностно обучались стрельбе группами в цепи. У авст-цев ружья (Лоренца) и пушки (Ленко) нарезные, заряжающиеся с дула; у пруссаков игольч. ружья (Дрейзе), к-рыми они перевооружались еще в 1853—56 гг., и нарез., заряжающиеся с казны пушки (Варендорфа); часть пушек у пруссаков была гладкая. При обороне 1-я прус. линия (ротн. колонны со стрелками впереди) располагалась на закрыт. позиции, а сзади становились резервы в б-нах или полубатал. колоннах из середины. Когда обозначался пункт, угрожаемый атакой, туда выдвигались ротн. колонны, к-рые развертывались и открывали бегл. огонь примерно с 300 ш. Авст-цы больш. частью не выдерживали этого огня, а между тем прус. резервы выдвигались и охватывали их с фланга. При наступлении двигался тот же боев. порядок. Стрелки, после непродолжит. пальбы, подходили к непр-лю группами, шаг. на 300, залегали и открывали огонь. Ком-ры разведывали о пунктах атаки и подтягивали резервы к цепи, к-рая усиливала огонь и отдел. группами приближалась к непр-лю шаг. до 100. Резервы, где возможно, выдвигались против непр. флангов, давали неск. залпов из 2 или 4-шеринож. строя, и весь боев. порядок устремлялся бегом с ружьем на прав. плече и с криком "ура". Подкр-ния авст-цев отстояли далеко и не успевали дать отпора; пруссаки преследовали отступавших огнем. Победы пруссаков доказали, что нельзя придерживаться исключ-но ни тактики огня, ни тактики удара, ибо одна другую не исключает, а дополняют: огонь подготовляет, холод. оружие решает. Вот где окончился спор, начатый еще в XVIII в. между писателями Гибером и Мениль-Дораном. Вследствие впечатлиния, произведенного сильн. огнем нарез. оружия, после австро-итальяно-франц. войны 1859 г. стало распространяться мнение, что конница утратила значение на полях сражений; стали уменьшать состав кав-рии. Также поступили и в России: при Николае I в регуляр. кав-рии считалось до 50 т. коней, а после Крымск. войны — 36 т.; после же войны 1859 г. расформировали кирас. полки (как и во многих з.-еврп. гос-твах), оставив только гвардейские. В 1866 г. конница хорошо действовала на полях сражений и тем опровергла вышеупомянутое мнение. Но на театре войны и прусская и отличная австр. конница применялись слабо, разведка велась неудовлетвор-но; набег австр. конницы в тыл пруссакам не состоялся, хотя случай к тому был: пруссаки обнажили ж. дороги, от к-рых находились в сильной зависимости. Обе стороны недостаточно пользовались своей арт-рией. В стратегии пруссаки выказали (на Богемском театре) пристрастие пользоваться наруж. линиями действий; авст-цам же представлялся случай действовать по внутренним, но на это у них не хватило иск-ва. После войны 1866 г. уже никто не возражал против ружей и пушек, заряжающихся с казны, и послед. довод, что вследствие скоростр-сти, расходу патронов не будет меры, пал, ибо расход оказался даже меньше, чем при стар. ружьях. Все гос-тва стали перевооружаться. Главнейш. усоверш-ния заключались в уменьшении калибра, принятии унитар. патрона с металл. гильзой, вместо папковой, и в усоверш-нии затвора. Во Франции принята система Шаспо, к-рая во всех отношениях превосходила устаревшее Дрейзе. Вместе с тем началась непрерыв. борьба между ружьем и полев. пушкой. Уже пуля Минье, увеличившая дальность до 1.200 ш., сделала гладк. пушку (дальность картечи полверсты) беспомощною; нарез. арт-рия восстанавливает преимущ-ва пушек. Пруссия вводит ко времени войны 1870—71 гг. пушки системы Круппа, а Франция — Реффи, обе системы заряжались с казны, но старые пушки Лагитта еще приняли участие в войне. Тогда же у фр-зов появились, как новинка, митральезы (сист. Монтинии), прототип нынеш. пулеметов, но особ. значения не имели. Пруссаки тщат-но готовились к войне. Они обратили внимание на действия кав-рии и арт-рии, к-рыми остались недовольны в 1866 г. Кав-рию решено б. организовать в большие отряды и употреблять для службы впереди армии; арт-рию применять сосредоточен. массами. Мысль о массир-нии арт-рии на дальн. расстояниях проводилась в теории уже давно (еще в 30-х годах, — Декар, Монгаупт, Гревениц), но не м. осуществиться при гладк. орудиях, вследствие их малой сферы поражения; только в 1870 г. она получила блестящее применение. В директивах прус. армии перед войной указывалось между проч.: 1) рассыпать густые стрелк. цепи; 2) постоянно стараться охватывать прот-ка; 3) кав-рию приберегать для послед. момента; 4) дивизион. арт-рию выдвигать в совокупности как можно ранее, корпусную быстро вводить в дело. В пехоте применялись гл. образом ротные колонны. Франц. армия, гордая успехами 1854, 55 и 59 гг., почивала на лаврах. Превосх-во ружья Шаспо привело к злоупотреблению обороной, а между тем наступат. дух лежал в природе фр-зов. Стратегически они д. б. обороняться, т. к. превосходные в числе герман. армии неожиданно повели быстрое наступление. В бою фр-зы с хороших позиций открывали огонь густыми цепями на дальнее расстояние (более 1.500 ш.), и столь частый, что солдаты сравнивали его с кофейной мельницей. Он наносил потери, но не мог остановить подход прот-ка на расстояние хорошего выстрела, с к-раго завязывался сильный и продолжит. огнестр. бой. Франц. арт-рия, несмотря на заветы Наполеона, раздроблялась и потому быстро принуждалась к молчанию. У немцев арт-рия следовала в голове поход. колонн, развертывала в самом начале боя огром. массы, служила устоем всему боев. порядку и участвовала во все периоды боя. По мнению немцев, на долю их арт-рии выпала выдающаяся роль. При наступлении (на близк. расстояниях перебежками) нем. цепи постоянно усиливались подкр-ниями из глубины боев. порядка, при чём перемешивались люди не только разн. рот, но иногда полков и д-зий, вследствие чего упр-ние сильно затруднялось. В послед. минуту перед ударом пехота вытягивалась в две тонк. беспорядоч. линии, напоминая по внешности построение времен лин. тактики. Удар сопровождался охватом или обходом фланга, что в конце концов и доставляло успех немцам, обык-но знач-но превосходившим числом. В герм. кав-рии были самостоят. д-зии, находившиеся в руках гл-щих армиями (по 2 д-зии на армию); во фр-зской — конница раздроблялась по к-сам; уже по одному этому разведка герм. конницы была лучше; кроме того употребление франц. конницы отличалось неправильностью; напр., она оставалась позади поход. колонн и предоставляла охранит. и разведыват. службу пехоте. Однако, действия герм. конницы страдали также мног. недостатками, — не раз она теряла соприкос-ние с прот-ком. Самое вооружение её не б. сообразовано с предстоявшими задачами; только драгуны и гусары имели карабины, да и то с прицелом всего на 150 ш., тогда как у франц. шассеров и драгун были Шаспо с прицелом на 800 ш. Немудрено, что во 2-ю половину войны нем. кав-рия на кажд. шагу получала отпор от небол. отрядов вольн. стрелков. В нбр. 1870 г., чтобы разыскать Луарскую армию, пришлось выслать целую пех. д-зию герц. Мекленбургского, — задача, посильная кав. разъездам. В бою обе конницы выказали доблесть и подтвердили, что в умел. руках конница м. иметь успех, не взирая на соврем. огонь. В упрек м. поставить, что герм. конница не производила преслед-ния после сражений. Полев. в.-инж. иск-во применялось слабо, но где оно примиенялось, там приносило больш. пользу: нем. атаки против окопов сопровождались огром. потерями (Гравелот). Кр-стей у фр-зов было множество, как истор. наследие, но они не отвечали требованиям времени и отвлекали от полев. армий массу войск для г-зонов; но всё же они принесли ту пользу, что немцам, с целью открыть беспрепятств. движение по ж. д., пришлось иметь дело с 28 кр-стями и потратить время и силы на овладение ими. Но большинство кр-стей оказало ничтож. сопр-ление: 12 кр-стей взяли одним бомбард-нием. Только Бельфор, превращенный в укрепл. лагерь и обороняемый активно, по примеру Севастополя, не сдался до конца войны; Туль не долго задержал приступ к осаде Парижа, а для обхода Вердюна пришлось построить ж.-д. ветвь от Понт-а-Муссона на Рамбулье. Существование огром. миллион. герм. армии оказалось возможным только при польз-нии ж. дорогами, к-рые явили себя здесь во всём своем могущ-ве. В конце войны немцы эксплуатировали 5.300 клм. ж.-д. линий, для чего ввезли во Францию 355 локомотивов, 15 т. вагонов, 3.600 ч. ж.-д. персонала. Однако, почти до января 1871 г. они пользовались лишь одной сквозной линией от гр-цы до Парижа, к-рая выдерживала оч. напряженное для техники того времени давление — пропуск 8—16 пар поездов, чего всё-таки б. недостаточно. Телеграф. служба к концу войны достигла огром. размеров: 10.830 клм. линий полев. телеграфа, при 407 станциях, да еще госуд-наго 12.500 клм. с 118 станциями. Воздухоплаванием фр-зы пользовались в небол. размерах; голубиная почта принесла больш. пользу осажденному Парижу. Гл. деятелем войны был Мольтке. Упоенные успехом, немцы причисляют его к великим полк-дцам. Однако, при ближайшем исслед-нии оказывается, что он — только ученик Наполеона и Клаузевица, не создавший от себя ничего нового. В сущ-ти германцами не разыграно ни одного сражения вполне методически, ни одного истин. образца тактич. искусства. Большая половина данных немцами сражений принадлежить к случайным. Что же касается стратегии, то один Седан сколько-нибудь подходит к наполеон. образцам. Мольтке старался, где только можно заменить гений системой, недостаток гения возместить числом войск. Наполеон с таким иск-вом располагал войска на театре воен. действий, что при небол. сравнит-но армии обеспечивал весьма длин. линию сообщений и умел собрать войска при надобности к точке столк-ния с прот-ком; короче: "умел вперед сосредоточиться и назад разбросаться". Мольтке разрешил эту задачу так: нужны войска для боя — вот армия, а для обеспечения сообщений — другая, т. е. двумя армиями достигал того же, чего Наполеон одной. Обеспечение сообщений доставалось Мольтке дорог. ценой: при длине линии сообщений от гр-цы в 325 клм., у германцев для осады Парижа (г-зон 80 т. регуляр. войск) б. сосредоточено 200 т., а для обеспечения сообщений 700 т. (с нестроевыми). Как и в 1866 г., немцы пользовались для наступления наруж. линиями. Что особенно ценно в действиях немцев — это частный почин, столь необходимый в соврем. войнах: движение на выстрелы, самостоят. вступление в бой, принятие энергич. решений практиковались повсюду; немцы даже заслужили упрек в злоупотреблении частн. почином, ибо нек-рые сражения разыгрались вследствие действий младш. нач-ков раньше, чем предполагал это старший (Верт), расчеты к-раго в этом случае нарушались. Успехи какого-либо народа на войне немедленно вызывают у друг. гос-тв подражание ему в воен. деле, иногда слепое. До 1866 г. в моде было всё фр-зское, а затем начали восхищаться всем прусским, особенно после 1871 г. В России еще с 1867 г. б. принята полев. арт-рия системы Круппа — медные 4 и 9-фн., заряжающиеся с казны пушки с двумя снарядами — гранатою и шрапнелью, не считая картечи, к-рая почти никогда не применялась. Во время войны 1877—78 гг. эта арт-рия оказалась слаба сравнит-но с тур. стальной особенно 4-фн. пушкой, почему при переходе через Балканы мы взяли с собой только 9-фн., несмотря на трудности движения через горы зимой. Выяснился и недостаток навес. действия полев. арт-рии. Ружья системы Крнка, переделанные из 6-лин. винтовок, также оказались хуже турецких Пибоди-Мартини. Правда, у русских уже было к этому времени отлич. ружье системы Бердана, 4-лн. клб., но им б. снабжена лишь небол. часть действ. армии. Замеч-но, что старый предрассудок относ-но разделения пехоты на легкую и линейную продолжал существовать, несмотря на то, что вооружение было одинаково; имелись еще отдел. стрелк. б-ны и пятые стрелк. роты в каждом из трех б-нов лин. полка. Искусственно делали различие в вооружении пехоты: стрелк. б-нам давали "берданки" или же в линейных полках у стрелк. рот при винтовках Крнка применялся прицел на большую дистанцию, чем у остальных; как будто лин. роты не имели права стрелять далее 600 шаг. (таков был их наибол. прицел). Возникали горячие споры относ-но того, следует ли разделять боев. порядок б-на на участки, при чём кажд. рота боев. части высылает свою стрелк. цепь, или надо рассыпать целиком одну роту на всём фронте батал. участка, остальные же роты д. составлять частные и общие резервы. Сущ-ние 5-ых стрелк. рот в рус. б-нах показывает предпочтение послед. способа, т. е. не совсем еще отделались от лин. тактики. Самый строй по-ротно не представлял свобод. расположения рот и в зав-сти от мес-ти, но ротн. колонны ставились одна возле другой лишь на интервал развертывания. Боев. участок роты допускался не более 100 ш., б-на — 300 ш., бр-ды — 1.000 ш., д-зии — 2.000 ш. Перебежки при наступлении признавались необходимыми, но не более 100 ш. Война показала совсем другое: перебежки пришлось начинать с больших расстояний и в один раз перебегать даже до 500—600 ш. (Ловча, Шейново). Несмотря на мног. недостатки, рус. армия, благодаря замечательной деятельности воен. мин-ра Д. А. Милютина, оказалась достаточно подготовленной, одержала блистательные победы и достигла поставленной ей цели; со времени Вост. войны она сделала огромный шаг вперед. Особенно замечательна реформа 1874 г. рекрутской воинской повинности, замененной повинностью всесословной, что дало огромную массу людей. Срок службы и раньше всё уменьшался посредством увольнения нижних чинов в бессроч. отпуск, а в 1874 г. принят всего 5-летний, что позволило накопить в населении много обученных запасных для армии, разросшейся до небывал. размеров под влиянием современных условий. Развитие вооруженных сил потребовало усовершенствования их орг-зации: введено разделение России на округа, а затем введены и к-са (1876 г.), необходимое звено в общей орг-зации. Война 1877—78 гг. подтвердила один из основ. принципов стратегии — необходимость крайн. напряжения сил с самого начала. Действительно, при начале войны б. двинуты в Турцию силы недостаточные: потом пришлось исправлять эту ошибку посылкой нов. войск, однако, уже после полученных горьк. уроков. Военно-инженерному искусству война дала много чрезвычайно важн. указаний. Выяснилось огром. значение окоп. дела, т. ч. лопату стали считать снаряжением, столь же необходимым воину, как и ружье, и ввели шанц. инстр-т в пост. снаряжение солдата (малые лопаты). Искусное пользование укр-ниями при обороне турками Плевны напоминало Севастополь; немецкие писатели приняли даже особый термин Plewna-Stellung. Конечно, турки слишком долго оставались в Плевне, когда она сыграла уже свою роль, вследствие чего армия их и б. взята в плен; они упустили из вида разницу между подобным укрепленным лагерем и настоящей долговременной кр-стью, снабженной необходимыми запасами на соответствующий срок. После рус.-тур. войны 1877—78 гг. в Европе наступил долгий мир, нарушенный только небольшими вспышками — войной сербо-болгарской и греко-турецкой, не давшими ничего для развития воен. иск-ва, к-рое всё же продолжало развиваться под влиянием новых изобретений и открытий в области техники; европейские державы обратились к войнам колониальным. Соревнование ручного огнестрельного оружия и полев. арт-рии продолжалось. Армии всех государств перевооружались малокалиберными ружьями, перевооружилась и арт-рия дальнобойными пушками. В рус. и герм. арт-риях ввели картечницы (митральезы), но скоро оставили их вследствие несовершенства орудий и несочувствия к ним войск. Только в конце XIX ст. Максим разработал пулемет, к-рый постепенно и б. введен во всех армиях, но не как арт. орудие, а как принадлежность пехоты и конницы. В арт-рии всюду, кроме Австрии, приняты стальн. орудия. Т. к. на расстоянии 700 сж. арт-рия оказалась бессильною против пехоты за неимением подходящих снарядов, то усовершенствовали шрапнель (гл. обр., трубку), к-рая сделалась гл. снарядом полев. арт-рии. Недостаток навес. действия пытались возместить введением полев. мортиры; хотя это орудие первоначально было весьма неудачное, однако, в свое время принесло не малую пользу. Введение в 90-х годах бездымного пороха повело к уменьшению калибра ружей до 3 линий и перевооружению магазинными ружьями, что сильно повысило не только дальность и меткость, но и ск-сть (15—20 выстр. в мин.) ружейного огня. Тогда перевооружилась и арт-рия: клб. уменьшен до 3 дм., принят унитарный патрон, что привело к увеличению скорости стрельбы до 20 выстрелов в минуту из одного орудия; увеличились меткость и дальность (до 6 вер.). Глав. недостаток заключался в отсутствии гранаты, т. к. единственным снарядом была шрапнель, к-рая могла действовать с установкой также на удар и на картечь. Эта универсальность снаряда оказалась негодной при действиях по местн. предметам и закрытиям. Только в япон. арт-рии была граната, снаряженная сильным взрывчатым веществом, "шимозе". Пехота повсюду б. вооружена одинаково и сделалась единою, хотя название "стрелков" осталось. Рус. конница, под влиянием указаний предшествовавшего опыта, в 1882 г. вся обращена в драгунскую, и только у казаков оставлены пики в 1-ой шеренге. Однако, герм. конница в то же приблизительно время ввела у себя пики со стальн. древком. К концу XIX ст. введены многие техн. вспомогат. средства, как телефонное подрывное имущество, гелиографы и искровой телеграф, аэростаты для привязн. подъемов и "дирижабли" для свободн. полетов, прожекторы, самокаты, поход. кухни. Всё это, несомненно, оказало свое влияние на приемы боев. употребления вооруженной силы, влияние, уже сказавшееся в войнах XX столетия: в англо-бурской, русско-японской, итальяно-турецкой и балканской (славяно-греко-турецкой). Однако, и характер этого влияния, и само значение этих недавних войн в общем развитии новейшего воен. искусства, настолько еще мало определились, что говорить об этом в наст. время и включать эти явления в историческую перспективу представляется невозможным. — Оглядываясь на всё изложенное в этой статье о воен. деятельности человечества, мы можем, — несмотря на всю пестроту истор. событий, несмотря на всё разнообразие нац-стей, географич. особ-стей, культур, политич. и духов. средств, беспрерывно сменявшихся на протяжении столетий, — мы можем уловить в этом кажущемся хаосе нечто общее для всех времен и народов, проследить нек-рые длительные, могущественные процессы, одинаково проявлявшиеся в разл. время и в разл. обстановке. Раньше всего мы видим, что во все времена, не взирая на успехи техники и на усоверш-ние материал. средств, к-рыми располагали воюющие стороны, главным, решающим фактором вооруж. борьбы всегда был сам человек с его волей и умом, с его способностью подчинять себе волю прот-ка. Отсюда эта вечная, как мир, борьба двух начал, духовного и материального, проходящая красн. нитью через всю многовек. воен. деят-сть человеч-ва. И настолько могущ-но значение в воен. деле самого человека, так абсолютно велика, огромна в этом деле его роль, как фактора духовного, что на всём неизмеримо длин. пути, от дней первобыт. катапульты и лука до наших дней скорострел. оружия и аэропланов, он стоит везде как сила решающая, равно могучая во все времена, неизмеримо великая по сравнению со средствами материал. мира. Соответ-но этой веч. борьбе духовного с материальным идет беспрерыв. соревнование холод. оружия и огнестрельного (метательным), являющихся реальными, веществ. выражениями, воплощениями этих начал: холодное оружие — духовного, огнестрельное (метательное) — материального. И несмотря на то, что прогресс огнестрел. техники, по сравнению с состоянием её в древние времена, представляется в наст. время колосальным, холод. оружие до сих пор сохранило свое огромное, решающее значение; хотя каждый новый скачек в деле усоверш-ния огнестрел. оружия вызывал временное пренебрежение к оружию холодному, возбуждал надежды на полное его вытеснение, тем не менее каждый новый боев. опыт рассеивал эти заблуждения и доказывал всё бессмертное значение хол. оружия, как первобытного, простейшего средства борьбы, не изменяемого и не совершенствуемого, как не изменяется та моральная сторона человеч. природы, к-рая в нём воплощается. При таком преобладающем значении духовных (моральных) элементов в воен. деят-сти человеч-ва, естественно развитие в ней актив. начала, как носителя и выразителя свобод. человеч. воли, этого важнейшего фактора победы. И действ-но, история показывает нам все огром. преимущ-ва наступления сравнит-но с обороной, и только в наступательных, актив. действиях являет нам положит. образцы воен. искусства. Постепенное развитие огнестрел. оружия повлекло за собой две могучия и длительные эволюции: одну — в относит. значении разл. родов войск, другую — в тех формах, в к-рых вооруж. силы вводились в действие. Уже с первых дней воен. истории ясно обозначились те основ. роды войск — пехота, конница и арт-рия, — из к-ых слагаются и соврем. армии. Но относительное их значение периодически изменялось, то под влиянием успехов воен. техники, то как результат преобладания в данное время тех или других взглядов на военное дело. Временами господствовала пехота, но не раз она уступала свое первенство коннице; артиллерия то становилась царицей полей сражения, то приходила в глубок. упадок, едва сохранявший за ней боев. значение. Однако, с усоверш-нием огнестрел. оружия всё яснее, всё резче обозначается преобладающее значение пехоты и универсальность её боев. употребления. Пехота становится, наконец, главным, единственно самост-ным родом войск, пригодным для решения всяких задач, предъявляемых боев. обстановкой. Столь же неустойчивыми оказались и те боев. формы, к-рые создавала тактика, следуя за техникой огнестрел. дела. Развитие огневого (метательного) действия усложняло боев. порядки, раздвигало, расчленяло их на отдел. составные части, охватывало ими всё бóльшую и бóльшую площадь, требовало для использ-ния их всё бóльшего и бóльшего времени, вызывало к жизни более сложные приемы упр-ния боем. В этом отошении человеч-во, по-видимому, далеко еще не дошло до грани возможного, и в наст. время еще нельзя наметить хотя бы в общ. чертах тех пределов, до к-рых м. дойти эта эволюция, и во времени, и в пространстве. Даже беглый взгляд на исторические судьбы воен. искусства дает нам возм-сть заметить, что развитие его шло на протяжении веков не в каком-либо одном направлении, но колебалось то в одну, то в другую сторону, то вперед, то назад, отчетливо обозначая периоды, эпохи, заключавшие в своих пределах и моменты высокого развития, и моменты упадка воен. дела. И каждая из этих эпох имеет в своей кульминац. точке, как бы на гребне волны взбаламученного моря в.-истор. жизни человеч-ва, великого воен. деятеля, ум и воля к-раго озаряють и вдохновляют века. В наст. время вокруг нас — всё еще мертвая зыбь; оставленная высокой волной наполеоновского воен. искусства, но наступит момент, когда родится новая волна и понесет нас всё выше и выше. И никто не знает — далеко ли от нас это время или оно уже близко. — И. воен. иск-ва, как предмет изучения, преподается в Имп. Ник. воен. ак-мии и делится на 2 кафедры: общая и русская И. воен. иск-ва (см. Имп. Ник. воен. академия). (Голицын, Всеобщая воен. история древних, сред. и нов. времен до 1872 г.; Зедделер, Обозрение истории воен. иск-ва, Спб., 1843; Н. Л. Михневич, История воен. иск-ва с древн. времен до нач. XIX в., Спб., 1896; Vial, Cours d’art et d’histoire militaires, Paris, 1843; La Barre-Duparcq, Histoire de l’art de la guerre, Paris, 1864; Rocquancourt, Cours élémentaire d’art et d’histoire militaires, Bruxelles, 1836; Carrion Nisac, Essai sur l’histoire genérale de l’art militaire, de son origine, de ses progrès et de ses révolutions depuis la première formation des sociétés européennes jusqu’à nos jours, Paris, 1824; Liskenne et Sauvan, Bibliothèque Historique et militaire. Atlas, Paris, 1840—57; Canonge, Histoire et art militaire; Hardegy, Troschke, Anleitung zum Studium der Kriegsseschichte, 1875; Kausler, Atlas der merkwürdigsten Schlachten, Treffen und Belagerungen der alten, mittleren und neuren Zeit, 1831).

Примечания редакторов Викитеки

  1. а б в г д е ё ж з Указанной статьи нет в данном издании.
  2. В действительности — сражение при Форминьи 15 апреля 1450 г.