Верхоланцев. Городъ Пермь, его прошлое и настоящее. 1913/ДО

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Городъ Пермь, его прошлое и настоящее
авторъ Владиміръ Степановичъ Верхоланцевъ
Опубл.: 1913 г.. Источникъ: Верхоланцевъ В. С. Городъ Пермь, его прошлое и настоящее. — Пермь: Электро-типографiя губернскаго земства, 1913.) Верхоланцев. Городъ Пермь, его прошлое и настоящее. 1913/ДО въ новой орѳографіи


[I]


В. ВЕРХОЛАНЦЕВЪ.





ГОРОДЪ ПЕРМЬ,
его прошлое и настоящее.


(Краткій историко-статистическiй очеркъ).






ПЕРМЬ.
ЭЛЕКТРО-ТИПОГРАФIЯ ГУБЕРНСКАГО ЗЕМСТВА.
1913.
[1]


Часть Набережной рѣки Камы у города Перми
Часть Набережной рѣки Камы у города Перми




I. ГУБЕРНСКІЙ ГОРОДЪ ПЕРМЬ.


Губернскій городъ Пермь принадлежитъ къ числу наиболѣе оживленныхъ пунктовъ Прикамья и всей восточной окраины Европейской Россіи. Онъ насчитываетъ вмѣстѣ съ примыкаю­щимъ къ нему Мотовилихинскимъ пушечнымъ заводомъ и де­ревнями Данилихой и Гарюшками 108.000 жителей[1]. Наибольшее оживленіе въ Перми замѣчается съ открытіемъ навигаціи. Когда Кама сбрасываетъ свой ледяной покровъ, на берегу ея жизнь начинаетъ бить ключемъ. Приходятъ и уходятъ пароходы, нескон­чаемо тянутся съ кладью обозы, непрерывный рядъ крючниковъ нагружаетъ и выгружаетъ товары, извозчики подвозятъ и отво­зятъ пассажировъ. Къ общему шуму примѣшиваются свистки паровозовъ проходящей тутъ же по берегу желѣзной дороги.

Это оживленіе вполнѣ гармонируетъ съ красивымъ видомъ набережной Камы. Берегъ украшается домомъ пароходчика Н. В. Мѣшкова, съ затѣйливыми арками и вазами цвѣтовъ, мас­сивными зданіями вокзала и управленія желѣзной дороги и рас­положеннымъ на горѣ Набережнымъ садомъ. Тутъ же у берега [2]стоятъ чистенькіе, бѣленькіе пароходы. Много краситъ берегъ также откосъ, отдѣляющій берегъ отъ города, красиво обложен­ный внизу сѣрымъ камнемъ и покрытый вверху зеленой травой. Надъ всѣмъ берегомъ царитъ величественный Каѳедральный со­боръ съ массивною колокольнею. Далѣе, почти на берегу же, возвышаются Слудская церковь и изящной архитектуры магоме­танская мечеть. Въ четырехъ верстахъ отъ вокзала черезъ Каму перекинутъ желѣзнодорожный мостъ, выдѣляющійся своими рѣз­кими ажурными очертаніями на сѣроватомъ фонѣ Пермскаго неба. Особенную красоту городу придаетъ множество садовъ; почти каждый домъ окруженъ садомъ, и если посмотрѣть откуда нибудь съ высокаго мѣста, то можно видѣть, что весь городъ буквально утопаетъ въ зелени. Непріятной стороной г. Перми является дымъ отъ находящейся въ центрѣ города электрической станціи, паровозовъ и желѣзнодорожныхъ мастерскихъ. Ѣдкій запахъ каменнаго угля носится въ воздухѣ надъ этою частью города, а зданія въ значительной степени черны отъ копоти.

Каждый путешественникъ, впервые пріѣзжающій въ Пермь, поднявшись по Набережной улицѣ въ гору, сразу попадаетъ въ центръ города. Многихъ прежде всего поражаетъ прямота улицъ г. Перми. «Пермь», по мѣткому выраженію извѣстнаго писателя П. И. Мельникова (Печерскаго), бывшаго съ 1837 по 1839 г. преподавателемъ Пермской мужской гимназіи, «построена пра­вильнѣе Нью-Іорка: ровные, большіе кварталы, прямое и парал­лельное направленіе улицъ и переулковъ бросаются въ глаза при первомъ взглядѣ»[2]. Улицы г. Перми идутъ параллельно и перпендикулярно Камѣ и называются большею частью по имени уѣздныхъ городовъ Пермской губерніи (Чердынская, Соликам­ская, Оханская, Осинская, Екатеринбургская, Шадринская, Ирбит­ская, Верхотурская, Кунгурская, Красноуфимская). Главная изъ улицъ — Сибирская — идетъ перпендикулярно Камѣ отъ Набереж­наго сада до Сибирской заставы, т. е. двухъ обелисковъ, за ко­торыми начинается Сибирскій трактъ. Сибирская улица бываетъ особенно оживлена зимой, когда жизнь на берегу Камы зами­раетъ. Если можно такъ выразиться, тогда пульсъ жизни г. Перми [3]переносится сюда. Здѣсь ежедневно вечеромъ можно видѣть толпы гуляющихъ, преимущественно учащейся молодежи, такъ что Сибирская улица въ миніатюрѣ является для Перми своего рода Невскимъ проспектомъ. Здѣсь же или по близости распо­ложены учрежденія города и лучшіе магазины. Далѣе наиболѣе оживленными улицами можно назвать Торговую и Красноуфим­скую, на которыхъ находится много хорошихъ магазиновъ. Трам­вайнаго движенія въ городѣ пока еще нѣтъ, но это вопросъ не­далекаго будущаго. Жители г. Перми мечтаютъ также о выс­шемъ учебномъ заведеніи, и недавно можно было надѣяться, что ихъ мечты близки къ осуществленію, но къ ихъ огорченію это право предвосхитилъ уѣздный городъ Екатеринбургъ. Такимъ образомъ разсадникъ высшихъ знаній дали Сибири, а многолюдное Прикамье со своимъ центромъ осталось не при чемъ. Въ январѣ 1913 г. вопросъ объ открытіи высшаго учебнаго заведенія въ Перми снова былъ поднятъ въ Пермской городской думѣ. Рѣшено было возбудить ходатайство объ учрежденіи въ Перми земледѣльческо-лѣсного института съ наименованіемъ Романов­скимъ въ память исполнившагося 300 лѣтняго юбилея Царствую­щаго Дома.


Основаніе города.


Прямота улицъ города Перми служитъ явнымъ показателемъ того, что городъ основанъ недавно. Дѣйствительно, г. Пермь не насчитываетъ и 140 лѣтъ существованія. Что же касается перво­начальныхъ поселеній на мѣстѣ нынѣшней Перми, то впервые свѣдѣнія о нихъ встрѣчаются въ писцовой книгѣ Елизарова 1647 г. Въ этомъ году упоминается починокъ по р. Ягошихѣ, принадлежавшій одному изъ Строгановыхъ. Въ переписи 1678 г. въ починкѣ на Ягошихѣ значилось 3 двора Верхоланцева и двухъ Брюхановыхъ, а въ 1692 г. Ягошиха называется уже деревнею. Великій преобразователь Россіи Петръ I для насажденія горнаго дѣла на Уралѣ послалъ туда одного изъ своихъ энер­гичныхъ помощниковъ В. Н. Татищева. Этотъ птенецъ изъ гнѣзда Петрова въ самый короткій промежутокъ времени, вмѣстѣ съ В. И. де-Генниномъ, создалъ цѣлый рядъ горныхъ заводовъ, [4]въ томъ числѣ и Ягошихинскій мѣдноплавильный, основанный при впаденіи рѣки Ягошихи въ Каму, т. е. на мѣстѣ нынѣшней Перми. Заводъ былъ основанъ въ 1723 году, а въ слѣдующемъ году уже приведенъ въ дѣйствіе. Одновременно съ заводомъ по­строены были помѣщенія для администраціи и рабочихъ завода. Въ 1759 г. Ягошихинскій заводъ переходитъ во владѣніе кан­цлера М. И. Воронцова. Въ административномъ отношеніи заводъ съ 1708 года былъ причисленъ къ вновь учрежденной Тоболь­ской губерніи, а въ церковно-административномъ находился въ зависимости отъ епископовъ Вятскихъ и Великопермскихъ; въ отно­шеніи же горнозаводскаго управленія съ 1723 г. онъ былъ под­чиненъ Екатеринбургу, гдѣ находился центръ горнаго управленія. Въ 1727 году Соликамская провинція съ городами Чердынью и Кунгуромъ и Ягошихинскимъ заводомъ подъ именемъ Пермской провинціи вошли въ составъ Казанской губерніи, гдѣ и числи­лись до 1781 г., когда открыто было Пермское намѣстничество.

7 ноября 1775 г. вышелъ манифестъ императрицы Екате­рины ІІ-й о введеніи новаго «Учрежденія о губерніяхъ». Въ силу этого манифеста изъ Казанской и частью Оренбургской губерній выдѣлились слѣдующія три самостоятельныя губерніи: Казанская, Пермская и Вятская. Тогда же Казанскому губернатору князю Мещерскому было поручено заняться распланировкою проекти­рованныхъ губерній и изысканіемъ пунктовъ для губернскихъ городовъ. Съ этою цѣлью въ августѣ 1778 г. князь Мещерскій изслѣдовалъ Прикамье, въ томъ числѣ и Пермскую провинцію. Центральнымъ пунктомъ послѣдней былъ признанъ Ягошихинскій заводъ, такъ какъ онъ находился на берегу главной водной арте­ріи края — Камы, почти на равномъ разстояніи между Казанью и Тобольскомъ, тогдашними главными административными центрами. Соображенія князя Мещерскаго относительно сформированія гу­берній были одобрены императрицей Екатериной ІІ-й. Селеніе при Ягошихинскомъ мѣдноплавильномъ заводѣ было переимено­вано въ губернскій городъ съ учрежденіемъ здѣсь главнаго административнаго центра края, именно намѣстничества. Въ со­ставъ новой губерніи вошло 16 уѣздовъ: Пермскій, Екатеринбург­скій, Чердынскій, Соликамскій, Оханскій, Осинскій, Кунгурскій, Красноуфимскій, Верхотурскій, Камышловскій, Ирбитскій, [5]Шадринскій, Челябинскій, Обвинскій, Далматовскій и Алапаевскій[3]. Первымъ Пермскимъ и Тобольскимъ намѣстникомъ былъ на­значенъ Выборгскій губернаторъ генералъ-поручикъ Евгеній Петровичъ Кашкинъ. Новый намѣстникъ, получивъ инструк­ціи въ личной аудіенціи императрицы Екатерины ІІ-й, въ маѣ 1780 г. пріѣхалъ въ Ягошихинскій заводъ и остановился въ домѣ управляющаго заводомъ, гдѣ и жилъ, пока строился его домъ. Все лѣто 1780 и 1781 г.г. прошло въ лихорадочной постройкѣ казенныхъ учрежденій новаго города. Тогда же прорублены были просѣки для Сибирскаго и Казанскаго трактовъ въ густомъ хвойномъ лѣсу, покрывавшемъ тогда то мѣсто, гдѣ теперь рас­положенъ городъ. Новыя зданія казенныхъ учрежденій и для помѣщенія администраціи края строились на такъ называемой теперь Петропавловской площади съ западной и южной стороны единственной тогда въ Перми приходской церкви св. апостоловъ Петра и Павла, переименованной при учрежденіи города въ соборъ. Къ югу отъ собора черезъ площадь были построены зданія для помѣщенія намѣстника и губернатора, а къ западу для присутственныхъ мѣстъ, городской думы и гауптвахты[4]. Внизу, подъ горою, около берега Камы, гдѣ теперь находятся зданія вокзала и желѣзнодорожныхъ мастерскихъ, находились торговыя лавки, и здѣсь въ извѣстный опредѣленный день не­дѣли бывалъ базаръ. Лавки окружали каменную часовню, сне­сенную при постройкѣ Уральской желѣзной дороги (въ 1875 г.). Вмѣсто разобранной каменной часовни была выстроена новая во имя св. Николая Чудотворца уже на самомъ берегу Камы. Кашкинъ, возвратившись изъ Петербурга, гдѣ онъ вторично былъ принятъ лично государыней, объѣздилъ самъ вновь предполо­женную къ открытію губернію. Въ виду того, что земли, предпо­ложенныя къ занятію новыми постройками, принадлежали частнымъ лицамъ — Воронцову и Строгановымъ, то явился вопросъ объ отчужденіи, но онъ разрѣшился самъ собою, когда со стороны помѣщиковъ было получено согласіе. Императрица Екатерина II, съ особымъ интересомъ слѣдившая за ходомъ дѣла по сооруженію [6]построекъ новаго города и неоднократно писавшая по этому по­воду лично Е. П. Кашкину, 27 января 1781 г. издала указъ объ открытіи Пермскаго и Тобольскаго намѣстничества.

Торжественное открытіе новаго намѣстничества, губерніи и города состоялось 18 октября 1781 г. Торжество началось бого­служеніемъ въ Петропавловской церкви, переименованной тогда же въ соборъ. За богослуженіемъ въ соборѣ были освящены зерцала для присутственныхъ мѣстъ. Послѣ литургіи на соборной пло­щади было совершено торжественное молебствіе, по окончаніи котораго крестный ходъ обошелъ новыя зданія для намѣстниче­скаго управленія и присутственныхъ мѣстъ, освящая ихъ. Въ главномъ залѣ дома намѣстника, гдѣ стоялъ тронъ императрицы, Е. П. Кашкинъ и новый губернаторъ И. В. Ламбъ открыли на­мѣстничество и губернію соотвѣтственными случаю рѣчами. Несеніе зерцалъ въ соборъ и изъ собора сопровождалось вой­сковымъ парадомъ, отданіемъ воинскихъ почестей, колокольнымъ звономъ и пальбою изъ пушекъ. Въ тотъ же день, вечеромъ, у намѣстника Е. П. Кашкина былъ обѣдъ и балъ, на который чи­новники явились, согласно установленному этикету, въ мунди­рахъ и напудренныхъ парикахъ съ заплетенными косами, а дамы съ длинными шлейфами и въ башмакахъ съ высокими каблуками.

Петропавловскій соборъ, всѣ вновь освященныя зданія, также частные дома и набережная Камы были въ этотъ день иллюминованы плошками и фонарями. Число первыхъ доходило до 20.000, а послѣднихъ до 7.000[5]. Среди Петропавловской пло­щади возвышался иллюминованный портретъ императрицы Екатерины ІІ-й, по повелѣнію которой основанъ городъ.



Ростъ города Перми.


При самомъ основаніи въ 1781 г. Пермь далеко не опра­вдывала понятія о губернскомъ городѣ. Это было скорѣе боль­шое село, расположенное около Ягошихинскаго завода. На томъ же мѣстѣ, гдѣ теперь раскинулся городъ, тогда росъ густой лѣсъ. Черезъ шесть лѣтъ послѣ основанія (въ 1787 г.) городъ [7]насчитывалъ всего 3800 человѣкъ жителей и въ немъ былъ 631 домъ[6]. Постройки всѣ почти были деревянныя. За время управленія Пермскою губерніею энергичнаго губернатора К. Ѳ. Модераха населеніе почти не увеличилось (4000 человѣкъ въ 1804 г.), но зато количество домовъ возросло, каменныхъ было 28 и дере­вянныхъ 900. Вообще въ первой половинѣ XIX вѣка населеніе увеличивается слабо, благодаря только естественному росту. Ко времени посѣщенія Перми императоромъ Александромъ І-мъ въ Перми было 7000 человѣкъ, 28 каменныхъ домовъ и 912 дере­вянныхъ (въ 1821 г.), а въ 1835 г., черезъ четырнадцать лѣтъ, увеличилось всего на 385 чел., именно жителей было 7385 чело­вѣкъ; въ томъ же 1835 г. въ Перми было 9 церквей, 40 камен­ныхъ и 1072 деревянныхъ домовъ. 14-го сентября 1842 года г. Пермь постигло большое несчастье: въ ней произошелъ страш­ный пожаръ, истребившій большую и лучшую часть города. Тогда выгорѣла почти вся старая Пермь, находившаяся около Петропавловскаго собора. Центръ города съ того времени былъ перенесенъ на Сибирскую улицу. Въ 1852 г. количество посто­янныхъ жителей Перми въ сравненіи съ 1835 годомъ увеличи­лось почти вдвое, именно было 13391 человѣкъ, изъ нихъ 7492 мужчины и 5899 женщинъ. Въ томъ же 1852 г. въ Перми было 10 церквей, 65 каменныхъ домовъ, 1048 деревянныхъ, 158 торговыхъ лавокъ. Уменьшеніе числа деревянныхъ домовъ въ сравненіи съ 1835 годомъ объясняется пожаромъ 1842 года. Черезъ восемь лѣтъ (въ 1860 г.) количество населенія почему то убавилось, именно было 12.439 человѣкъ; изъ нихъ 7233 муж­чины и 5200 женщинъ[7]. 18 марта 1868 г. по иниціативѣ Перм­скаго губернскаго статистическаго комитета въ г. Перми и его окрестностяхъ произведена была однодневная перепись, по ко­торой оказалось, что жителей въ г. Перми было 19556 человѣкъ, изъ нихъ 11381 мужчинъ и 8725 женщинъ, кромѣ того въ при­городныхъ деревняхъ: Данилихѣ, Гарюшкахъ и Горкахъ 806 че­ловѣкъ. Въ Перми тогда было 14 церквей, 40 каменныхъ и [8]2900 деревяннымъ домовъ и 353 лавки[8]. Происшедшая 28 января 1897 года всеобщая всероссійская перепись установила, что въ Перми уже 45500 человѣкъ[9].

Въ настоящее время домовъ въ г. Перми, включая сюда Мо­товилиху и соединившіяся съ городомъ деревни Горки, Дани­лиху, Гарюшки и др., каменныхъ 483, полукаменныхъ 835, дере­вянныхъ 9179, всего 10.497, въ которыхъ проживаетъ 108.000 жи­телей обоего пола[10]. Собственно же въ городѣ Перми по дан­нымъ адреснаго стола жителей считается 75.000[11].



Благоустройство г. Перми.


На первыхъ порахъ своего существованія Пермь только носила имя губернскаго города, на самомъ же дѣлѣ она мало чѣмъ отличалась отъ села. При основаніи города въ ней былъ только одинъ каменный домъ, всѣ остальные дома были дере­вянные. Первый, кто содѣйствовалъ благоустройству города, былъ Пермскій губернаторъ К. Ф. Модерахъ. Онъ придалъ городу такую планировку, за предѣлы которой городъ и теперь едва выходитъ. По юговосточной окраинѣ города онъ провелъ валъ и канаву, чтобы снѣговая вода съ полей не стремилась внутрь города, а шла бы по канавѣ въ рѣчку Данилиху. Имъ же на­саженъ былъ бульваръ, или четыре линіи деревьевъ, соединяю­щихъ Сибирскій и Казанскій тракты. Главную же заслугу Мо­дераха составляетъ правильное распланированіе улицъ города.

Послѣ Модераха Пермь долгое время была запущена, пока ее не подновилъ къ пріѣзду Императора Александра I губер­наторъ К. Я. Тюфяевъ. Почти всѣ казенные и частные дома были покрашены съ фасада, по улицамъ впервые устроены тро­туары, площади очищены отъ нечистотъ и сорной травы, по­строены были круглая ротонда и обелиски Казанской и Сибир­ской заставъ и приступлено къ сооруженію Александровской больницы, лучшаго и самаго обширнаго въ то время зданія въ городѣ. [9]

Выражаясь словами Скалозуба, «пожаръ способствовалъ къ украшенію Перми». Прежніе плохіе деревянные дома были уничтожены пожарами 1842, 1859 и 1879 годовъ. Вмѣсто нихъ появились новыя лучшія зданія и преимущественно каменныя.

Съ теченіемъ времени въ Перми устроено было уличное керосиновое освѣщеніе. Первый опытъ такого освѣщенія былъ сдѣланъ 25 іюля 1863 года. Съ тѣхъ поръ въ городѣ, тонув­шемъ въ темные осенніе вечера во мракѣ, появился рядъ свѣ­тящихся точекъ — фонарей-коптилокъ, благодаря которымъ обы­ватель хотя немного могъ оріентироваться среди непроходи­мой грязи.

Лѣтомъ 1871 года приступлено было къ осушкѣ и приве­денію въ порядокъ площади Чернаго рынка, доселѣ славившейся своею непроходимою грязью, упоминаемой въ произведеніи «Бойцы» Д. Н. Мамина-Сибиряка.

Въ 1876 г. Пермь нѣсколько благоустроенъ въ пожарномъ отношеніи, именно раздѣленъ на четыре части.

Особенно измѣнился внѣшній видъ набережной Камы у Перми съ проведеніемъ Уральской желѣзной дороги въ 1876 г. По набережной, начиная отъ Соликамской улицы, всѣ частные дома были сломаны. Вмѣсто нихъ появились довольно красивыя об­ширныя каменныя зданія вокзала и управленія Уральской гор­нозаводской желѣзной дороги. Благодаря приливу денегъ въ руки мѣстныхъ промышленниковъ и города, Пермь быстро улучшается съ внѣшней стороны. На грязныхъ до того времени улицахъ появляются мостовыя, каменные дома строятся цѣлыми десят­ками. Многіе прежніе каменные дома увеличиваются, одноэтаж­ные превращаются въ двухъэтажные.

Кромѣ проведенія желѣзной дороги, большое украшеніе г. Перми придала посадка въ восьмидесятыхъ годахъ деревьевъ по обѣимъ сторонамъ улицъ, параллельно тротуарамъ. Теперь деревья на улицахъ всѣ уничтожены, за исключеніемъ аллей у го­стинаго двора, такъ какъ всюду были посажены тополи, какъ наиболѣе быстро растущіе, которые во время цвѣта производили пухъ, вредный въ пожарномъ отношеніи, и своею густою ли­ствою затемняли свѣтъ въ домахъ. Тогда же пустынная до тѣхъ поръ театральная площадь превращена въ скверъ. [10]

Къ пріѣзду Великаго Князя Михаила Николаевича городъ опять немного подтянулся: поправлены были и вновь устроены мостовыя, подбѣлены и подкрашены казенные и частные дома.

Для удобства жителей 30 іюня 1891 года былъ приведенъ въ дѣйствіе водопроводъ изъ р. Камы, находящійся у зданія ду­ховной семинаріи. Тогда же въ разныхъ мѣстахъ города были устроены водокачки для поднятія воды изъ Камы. Однако же Камская вода не могла удовлетворять жителей Перми въ виду того, что въ ней много плаваетъ нефти, и она довольно грязная, особенно во время половодья. Поэтому начали искать другихъ источниковъ воды. 17 іюля 1905 года приступлено было къ ра­ботамъ по сооруженію водопровода. Водопроводъ былъ прове­денъ изъ рѣчки Свѣтлой, который теперь и снабжаетъ водою всю Пермь и даетъ до 4000 ведеръ въ сутки.

Особенно преобразилась къ лучшему набережная р. Камы съ проведеніемъ новой Котласской желѣзной дороги, которая прошла по самому берегу. Съ весны 1897 года начинается рядъ усиленныхъ работъ по постройкѣ этой дороги: вдоль берега Камы дѣлается насыпь, на углу Набережной и Соликамской улицъ строится огромное длинное зданіе для помѣщенія упра­вленія Котласской желѣзной дороги, идутъ земляныя работы по срытію откоса берега, у дома пароходчика Мѣшкова произво­дится выемка земли въ видѣ тоннеля, срывается косогоръ у

Дом Мѣшкова.
Дом Мѣшкова.
[11]Каѳедральнаго собора и облицовывается бутомъ, устье рѣчки Мед­вѣдки засыпается камнемъ, вокзалъ расширяется пристройкой.

Начиная съ восьмидесятыхъ годовъ, Пермь значительно рас­ширяется съ юго-восточной стороны. Быстро растутъ зданія въ Новой, Старой и Михайловской слободкахъ. Около бараковъ Александровской земской больницы возникаетъ цѣлый городокъ.

Съ 29 января 1902 года главная, а теперь и всѣ улицы г. Перми, за исключеніемъ окраинъ, освѣщаются электриче­ствомъ.

Весной 1907 года приведенъ въ порядокъ находящійся въ центрѣ города театральный садъ, гдѣ публика гуляетъ преиму­щественно днемъ; онъ же является любимымъ садомъ дѣтей. Почти всѣ тополи въ немъ срублены и замѣнены липами, по­ставлены въ саду удобныя скамейки, устроены клумбы съ цвѣ­тами, дорожки обложены камешками, въ саду сдѣланъ фонтанъ.

Въ настоящее время городъ отлично распланированъ, почти весь замощенъ, освѣщается электричествомъ и снабженъ водо­проводомъ. Городъ украшаетъ много красивыхъ зданій, напри­мѣръ домъ пароходчика Н. В. Мѣшкова, С. М. Грибушина, Е. И. Любимовой, магазины Ижболдина и «Проводникъ», дома крестьян­скаго банка, инженернаго товарищества и др. Въ самое послѣд­нее время Пермь обзавелась цѣлымъ рядомъ прекрасныхъ во Дом Грибушина.
Дом Грибушина.


[12]всѣхъ отношеніяхъ каменныхъ народныхъ училищъ, именно Кирило Меѳодіевскаго, Екатерино-Петровскаго, Ольгинскаго, Алексѣевско-Нассонов­скаго, Александров­скаго, Стефанов­скаго и другихъ.


Ростъ общественной жизни.


Въ Перми, конечно, какъ и во всякомъ городѣ, есть клубы. Однимъ изъ первыхъ по времени учрежденія клубовъ въ Перми является благородное собраніе. Оно замѣняетъ собою дворянское собраніе, такъ какъ Пермская губернія не дворянская, а если и находятся въ ней дворянскія имѣнія, то владѣтели ихъ не жили и не живутъ ни въ Перми, ни въ имѣніяхъ, а или въ столи­цахъ или за границей. За отсутствіемъ дворянъ привиллегиро­ванное сословіе города составили чиновники; они-то собственно и состояли членами благороднаго собранія. Это былъ единствен­ный клубъ въ Перми до шестидесятыхъ годовъ.

Благородное Собраніе.
Благородное Собраніе.

Въ шестидесятыхъ годахъ, когда общественная жизнь про­явилась въ болѣе широкой формѣ, и въ Перми почувствовалось нѣкоторое оживленіе и стремленіе интеллигентныхъ лицъ къ полезной общественной дѣятельности. Такъ зимой 1859 и 1860 г. Д. Д. Смышляевъ, извѣстный впослѣдствіи историкъ и земскій [13]дѣятель Пермскаго края, вмѣстѣ съ преподавателемъ мѣстной мужской гимназіи Н. А. Фирсовымъ устроили въ зданіи благо­роднаго собранія одиннадцать литературно-музыкальныхъ вече­ровъ, привлекавшихъ массу публики. Сборы съ этихъ вечеровъ шли въ пользу предполагаемой къ учрежденію женской гимназіи и учреждаемыхъ воскресныхъ школъ.

29 декабря 1863 г. въ Перми былъ открытъ второй клубъ купеческій, переименованный потомъ въ общественное собраніе, помѣщающійся въ домѣ городского общества на углу Сибирской и Петропавловской улицъ. По словамъ старожиловъ, клубъ былъ открытъ купцами въ видѣ протеста противъ благороднаго со­бранія, куда допускались только лица во фракахъ и куда не пустили извѣстнаго общественнаго дѣятеля К. только потому, что онъ явился въ сюртукѣ.

Черезъ пятнадцать лѣтъ (въ 1878 г.) на Черномъ рынкѣ, въ домѣ купца Евреинова былъ открытъ третій по счету клубъ чиновниковъ, очевидно также тяготившихся порядками благород­наго собранія, подъ названіемъ «общества семейныхъ вечеровъ». Впослѣдствіи изъ этого клуба вышло нѣчто вродѣ кафе-шантана, почему-то получившаго отъ пермяковъ названіе «канфорки».

Весной 1882 года утвержденъ былъ уставъ Пермскаго об­щественнаго собранія, до тѣхъ поръ называвшагося купеческимъ клубомъ, и тогда же приступлено къ постройкѣ лѣтняго помѣ­щенія общественнаго собранія за бульваромъ.

2 января 1885 г. на углу Торговой и Верхотурской улицъ былъ открытъ военный клубъ, иначе офицерское собраніе, по­мѣстившееся въ большомъ каменномъ домѣ, гдѣ ранѣе находи­лись присутственныя мѣста, а потомъ временно пріютъ для дѣ­тей бѣдныхъ.

Въ связи съ оживленіемъ общественной жизни въ Перми начали появляться различныя общества, имѣвшія цѣлью объеди­нить между собою людей, преслѣдовавшихъ однѣ и тѣ же цѣли. Однимъ изъ первыхъ такихъ обществъ было общество взаим­наго страхованія отъ огня, открытое 5 апрѣля 1864 г. 6-го но­ября 1875 года утвержденъ былъ уставъ перваго въ Перми об­щества потребителей, имѣющаго цѣлью доставлять жизненные припасы обывателямъ въ кредитъ и по болѣе дешевой цѣнѣ. Послѣ [14]сильнаго пожара 1879 года 14 сентября 1880 г. въ Перми было открыто вольное пожарное общество подъ именемъ «Дружины», съ цѣлью борьбы съ огнемъ, 1 мая 1884 года утвержденъ былъ уставъ Пермскаго общества взаимнаго вспоможенія приказчи­ковъ, поставившее цѣлью пріискивать службу служащимъ въ коммерческихъ конторахъ и лишившимся таковой, особенно се­мейнымъ, по причинамъ отъ нихъ независящимъ, напримѣръ, въ случаѣ банкротства или прекращенія дѣла.

17 февраля 1891 года въ Перми возникло общество покро­вительства животнымъ, а въ мартѣ 1908 года общество сельско­-хозяйственнаго птицеводства; въ мартѣ 1911 года учреждено общество рыболовства и рыбоводства, а еще ранѣе появилось общество охотниковъ.

3 ноября 1891 года въ Перми открытъ отдѣлъ Импера­торскаго русскаго техническаго общества, издающаго періоди­чески свои труды и имѣющаго цѣлью дѣлиться своими знаніями въ области техники и промышленности.

30 января 1894 года въ Перми послѣдовало открытіе долго не разрѣшаемаго экономическаго общества, о чемъ усиленно хлопоталъ Д. Д. Смышляевъ Это общество вскорѣ прекратило свое существованіе.

22 марта 1897 года возникло Пермское общество попеченія о лицахъ, освобождаемыхъ изъ мѣстъ заключенія съ цѣлью дать имъ честную работу и оградить ихъ отъ новыхъ преступленій. Подобное же общество существуетъ при Александровской зем­ской больницѣ съ цѣлью дать трудъ выздоровѣвшимъ больнымъ, оказавшимся въ затруднительномъ матеріальномъ положеніи.

1 марта 1901 года въ Перми открыто общество взаимнаго вспоможенія тружениковъ печати.

Одновременно съ другими въ Перми возникли и спортив­ныя общества. Такъ, въ іюнѣ 1897 года зарегистровано Перм­ское общество велосипедистовъ-любителей, открывшее 7 іюня 1899 года велодромъ. Въ то же время возникло общество по­ощренія рысистаго коннозаводства, открывшее ипподромъ.

Для развитія показательнаго сельскаго хозяйства 22 октября 1909 года въ Перми открыто общество «Русское зерно». [15]Нѣ­которые изъ сельскихъ крестьянъ-хозяевъ были отправлены на средства этого общества за границу съ цѣлью познакомиться на мѣстѣ съ постановкою сельскаго хозяйства.

Послѣ того, какъ въ столицахъ и въ большихъ городахъ произошли праздники «бѣлаго цвѣтка», 26 августа 1912 года произошло открытіе Пермскаго отдѣла Всероссійской лиги борьбы съ туберкулезомъ, открывшее теперь амбулаторію для слабогрудыхъ и расположенныхъ къ туберкулезу.

Кромѣ перечисленныхъ, въ Перми существуютъ еще обще­ство врачей, общества вспомоществованія нуждающимся учащимся почти при каждомъ учебномъ заведеніи и т. п. общественныя организаціи.

Окружный Судъ.
Окружный Судъ.




Представители гражданской власти.
Пермскіе намѣстники и губернаторы.


Первымъ правителемъ учрежденнаго въ 1781 году императ­рицею Екатериною II Пермскаго и Тобольскаго намѣстничества былъ генералъ-поручикъ Евгеній Петровичъ Кашкинъ, бывшій Выборгскій губернаторъ. Личность его заслуживаетъ особеннаго вниманія. «Это былъ не только выдающійся администраторъ своего времени, взысканный особеннымъ довѣріемъ императрицы [16]Екатерины II и облеченный большими полномочіями, но и одинъ изъ гуманнѣйшихъ людей, обладавшихъ рѣдкой широтой взгляда и преданностью дѣлу, за которое онъ всегда принимался съ во­одушевленіемъ[12]. Съ изумительною энергіей отдался онъ дѣлу колонизаціи Пермскаго края, которое поручила ему императрица Екатерина II и съ честью выполнилъ возложенное на его дѣло. Ему Пермь обязана своимъ бытіемъ и первоначальнымъ благо­устройствомъ. Кромѣ построенія г. Перми, Е. П. Кашкинъ оста­вилъ по себѣ память устройствомъ Пермскаго главнаго народнаго училища, открытаго 22 сентября 1786 года и преобразованнаго впослѣдствіи въ мужскую гимназію, а также перенесеніемъ въ Пермь Пыскорскаго мужского монастыря.

Въ 1788 году Е. П. Кашкинъ переведенъ былъ намѣстни­комъ въ Ярославль. Скончался онъ въ 1796 году, будучи Туль­скимъ и Калужскимъ генералъ губернаторомъ.

Замѣстителемъ Е. П. Кашкина былъ генералъ-поручикъ Алексѣй Андреевичъ Волковъ, скончавшійся отъ апоплексіи 21 августа 1796 года на Тюменскомъ городскомъ мосту, когда возвращался изъ Тобольска въ Пермь. Во время его управленія Пермскимъ намѣстничествомъ было выстроено каменное зданіе для помѣщенія главнаго народнаго училища на углу Дворянской (теперь Петропавловской) и Сибирской улицъ, на томъ мѣстѣ, гдѣ теперь находится мужская гимназія. При немъ же 24 ноября 1789 года были открыты малыя народныя училища въ Екате­ринбургѣ, Ирбити, Шадринскѣ, Верхотурьѣ, Кунгурѣ, Соли­камскѣ и Чердыни. Имъ же въ 1792 году была открыта въ Перми первая типографія при намѣстническомъ правленіи, впо­слѣдствіи переименованная въ губернскую. Волковъ же докон­чилъ перенесеніе Пыскорскаго мужского монастыря въ Пермь, построивъ его не на Ягошихинской горѣ, какъ предполагалъ Е. П. Кашкинъ, а на болѣе удобной Слудской. Наконецъ, имъ же приглашенъ былъ на службу въ Пермскую губернію врачъ, какимъ и явился незабвенный для Перми докторъ Граль[13]. [17]Послѣ смерти А. А. Волкова Пермское намѣстничество 12 декабря 1796 года было упразднено. Вмѣсто намѣстничества осталась Пермская губернія, существовавшая одновременно съ намѣстничествомъ, при этомъ сокращено было число уѣздныхъ городовъ, такъ Обвинскъ, Алапаевскъ и Далматовъ сдѣланы за­штатными. Челябинскъ же еще въ 1783 году отошелъ къ Орен­бургской губерніи.

Первыми губернаторами Пермской губерніи были П. В. Ламбъ (1781—1782) и И. В. Колтовскій (1782+1796). Оба они, въ присутствіи намѣстника, были лицами мало замѣтными. Они не могли дѣйствовать самостоятельно и потому о ихъ дѣятель­ности трудно сказать что нибудь.

Третьимъ по счету начальникомъ Пермской губерніи былъ Карлъ Ѳеодоровичъ Модерахъ (1796—1811). Уже

Карлъ Ѳеодоровичъ Модерахъ.
Карлъ Ѳеодоровичъ Модерахъ.


предшествующая Перми дѣятельность этого человѣка подавала большія надежды, что это будетъ одинъ изъ выдающихся начальниковъ Пермской губерніи. Будучи инженеромъ по образованію, Модерахъ произ­водилъ работы по прорытію Екатерининскаго и Никольскаго каналовъ въ С.-Петербургѣ, по сооруженію мостовъ, набережной на Фонтанкѣ, Петергофской дороги и знаменитыхъ фонтановъ [18]въ Петербургѣ, а также Царско-сельскій дворецъ и большой С.-Петербургскій театръ — дѣло рукъ Модераха. Пермская гу­бернія представляла изъ себя обширное поле, гдѣ могъ прило­жить свои строительные таланты К. Ѳ. Здѣсь прежде всего его дѣятельность была обращена на устройство дорогъ. «Дороги Пермской губерніи онъ довелъ до такого совершенства, что имъ удивлялись иностранцы, видѣвшіе шоссе Франціи и Англіи»[14]. До сихъ поръ еще онѣ поражаютъ своимъ прекраснымъ состоя­ніемъ. Особенно удивительно то, что онъ дѣлалъ это безъ из­держекъ для казны и безъ отягощенія обывателей, благодаря только своей истинно нѣмецкой разсчетливости. Самый городъ Пермь распланированъ имъ такъ, что до сихъ поръ не вышелъ почти изъ тѣхъ самыхъ рамокъ, въ которыхъ онъ намѣченъ Моде­рахомъ, хотя населеніе съ того времени увеличилось болѣе чѣмъ въ пятнадцать разъ. Всѣ существующія теперь улицы въ Перми тѣ же самыя, какія были и при немъ. Въ этомъ отношеніи онъ дѣйствовалъ такъ, какъ теперь американцы. На совершенно пу­стомъ пространствѣ распланировалъ улицы, а весь его строи­тельный планъ осуществлялся въ теченіе всего XIX столѣтія. Вотъ почему Пермь, по мѣткому выраженію извѣстнаго писателя П. И. Мельникова (Печерскаго), «построена правильнѣе Нью-Іорка и поражаетъ всякаго пріѣзжающаго въ нее прямотою сво­ихъ улицъ».

При К. Ѳ. Модерахѣ окончено постройкою каменное зданіе Пермскаго народнаго училища, заложенное при его предше­ственникѣ. При немъ же въ 1802 году построенъ каменный го­стиный дворъ, существующій до сихъ поръ; берегъ Камы на разстояніи двухъ кварталовъ выложенъ бутовымъ камнемъ; по южной чертѣ города на разстояніи 800 саженъ выкопанъ ровъ и насыпанъ валъ для того, чтобы отвести снѣговую воду, устрем­лявшуюся съ полей внутрь улицъ, въ рѣчку Данилиху. Помимо этого, Модерахъ сократилъ дѣлопроизводство и уничтожилъ зло­употребленія въ присутственныхъ мѣстахъ. Отправленіе повин­ностей было устроено такъ, что обыватели были въ выгодѣ и правительство не знало недоимокъ, значительныхъ въ прежнее время въ другихъ губерніяхъ. Онъ же далъ правильный ходъ [19]торговлѣ съѣстными припасами. Вновь учрежденную гимназію Модерахъ снабдилъ библіотекой, физическими инструментами и минералогическимъ кабинетомъ. Онъ же увеличилъ заведенія приказа общественнаго призрѣнія, значительно въ то же время умноживъ его капиталъ. Такъ какъ въ Перми въ его время ощущался недостатокъ въ ремесленникахъ, то онъ снабдилъ ими городъ изъ ссыльныхъ за неважныя преступленія. Хозяйствен­ное описаніе Пермской губерніи, составленное подъ непосред­ственнымъ руководствомъ К. Ѳ. Модераха и едва ли справед­ливо приписываемое Н. С. Попову, до сихъ поръ считается лучшею работою въ этомъ родѣ[15]. При немъ же было учреждено въ Перми управленіе казенныхъ горныхъ заводовъ по Уралу на основаніи новаго положенія 1806 года.

Съ 1804 года сфера дѣятельности Модераха расширяется: спеціально для него учреждается Пермское и Вятское генералъ-губернаторство. Такимъ образомъ ему ввѣряется, помимо Перм­ской, еще и Вятская губернія. Кромѣ того, ему поручено окон­чить проведеніе Сѣверо-Екатерининскаго канала между систе­мами рѣкъ Камы и Вычегды, но, по независящимъ отъ Моде­раха обстоятельствамъ, ему не пришлось кончить этой работы. Въ 1809 году, вслѣдствіе недостатка средствъ и близости войны, работы были пріостановлены и начатыя снова въ 1816 году окончены въ 1822 году. Однако этотъ каналъ не оправдалъ надеждъ, возлагавшихся на него правительствомъ и въ 1838 г. закрытъ, какъ безполезный. Почувствовавъ утомленіе отъ не­устаннаго труда, Модерахъ просилъ Высочайшаго соизволенія на увольненіе его отъ должности Пермскаго и Вятскаго гене­ралъ-губернатора. Его желаніе было исполнено. Указомъ 22 марта 1811 года онъ былъ уволенъ съ производствомъ въ сенаторы. Указъ этотъ былъ встрѣченъ жителями Перми съ большимъ сожалѣніемъ. Какъ цѣнили и любили Модераха, это показали его проводы 27 мая 1811 года, когда онъ слѣдовалъ изъ города при огромномъ стеченіи народа на улицахъ, при звонѣ колоколовъ всѣхъ церквей и въ сопровожденіи епископа Іустина. [20]

По словамъ лѣтописца г. Перми Прядильщикова[16] «К. Ѳ. Модерахъ, при обширномъ умѣ, обладалъ слѣдующими качествами, онъ былъ трудолюбивъ, занимался дѣлами управленія самъ, безъ помощи услужливыхъ секретарей; судилъ о дѣйствіяхъ подвла­стныхъ ему лицъ очень строго, но въ высшей степени справед­ливо; собственное его безкорыстіе было примѣромъ для тѣхъ, кто смотрѣлъ на службу, какъ на средство наживать деньги». Другой его современникъ Вигель говоритъ о немъ слѣдующее: «Модерахъ былъ честенъ, добръ, уменъ и свѣдущъ въ дѣлахъ; но какъ скоро все, пріобрѣтенное великими трудами, цѣнится болѣе, чѣмъ даровое, то и генералъ-губернаторство свое онъ, ка­жется, ставилъ наравнѣ съ владѣтельнымъ герцогствомъ. Онъ не былъ любезенъ, сей камергерской добродѣтели въ немъ не было; уединенная и вмѣстѣ дѣятельная жизнь въ отдаленномъ мѣстѣ хоть кого заставитъ потерять желаніе и забыть о способахъ нравиться, тѣмъ болѣе людей серьезныхъ, со строгою нравствен­ностью. Къ тому же какъ въ Перми нѣтъ другихъ дворянъ, какъ богатыхъ заводчиковъ, живущихъ въ столицахъ; то болѣе десяти лѣтъ и не видѣлъ онъ никого, кромѣ подчиненныхъ, а между проѣзжими по большей части мелкихъ чиновниковъ и ссыльныхъ; вотъ что обращенію его давало холодность и су­хость, которыя не совсѣмъ были пріятны[17]. Впослѣдствіи на Модераха было возложено порученіе привести въ порядокъ Мо­сковскую губернію, опустошенную французами въ 1812 году. И здѣсь онъ явился на высотѣ своего призванія и оправдалъ Монаршее довѣріе, что видно изъ стиховъ, поднесенныхъ ему благодарными москвичами:

Москвѣ, измученной отъ золъ и страха,
Монархъ прислалъ въ утѣху Модераха,—
Чтобъ излѣчить ее отъ лютыхъ ранъ,
Которыя нанесъ ей злой тиранъ[18]

Еще въ 1804 году, при назначеніи Модераха генералъ-губернаторомъ, въ помощь ему былъ назначенъ Пермскимъ гу­бернаторомъ Б. А. Гермесъ, оставшійся его преемникомъ. [21]Пермское и Вятское генералъ-губернаторство, какъ учрежденное спе­ціально для Модераха, послѣ его перевода было упразднено. Новый начальникъ «далеко не замѣнилъ Модераха. Онъ только по имени былъ начальникомъ; всѣ важнѣйшія дѣла онъ предо­ставлялъ рѣшать своему секретарю (должность, равнявшаяся ны­нѣшней должности правителя губернаторской канцеляріи), отча­сти и другимъ чиновникамъ, по принадлежности дѣлъ, а мелкія — супругѣ своей Аннѣ Ивановнѣ. Послѣдняя играла большую роль и первая дала тонъ къ враждебному отношенію къ опальному изгнаннику М. М. Сперанскому. При Гермесѣ забылась прежняя Модераховская честность и между членами рекрутскихъ при­сутствій нашлись безсовѣстные грабители, которые рады были случаю пріобрѣтать деньги[19]. Въ 1818 году Гермесъ, подобно предшественнику, былъ пожалованъ въ сенаторы. «При этомъ», говоритъ Прядильщиковъ, «губернскіе чиновники, теряя въ Гер­месѣ покровителя или, вѣрнѣе, послушное орудіе въ ихъ дѣй­ствіяхъ, отважились на безразсудный поступокъ: сочинили просьбу Государю объ отмѣнѣ помянутаго назначенія въ сенаторы и отправили бумагу съ эстафетою къ министру внутреннихъ дѣлъ для поднесенія Его Величеству. Въ отвѣтъ послѣдовалъ стро­жайшій выговоръ просителямъ за дерзость, съ прибавкою поуче­нія о томъ, какъ подданные должны принимать рѣшенія монар­шей власти»[20].

Преемникомъ Гермеса былъ А. К. Криденеръ. «Его лич­ность», говоритъ историкъ А. А. Дмитріевъ, «совсѣмъ неизвѣстна. Всѣ источники хранятъ о немъ глубокое молчаніе. Отсюда можно только заключить, что этотъ человѣкъ ничѣмъ особеннымъ не выдавался». Судя по фамиліи, это былъ, вѣроятно, одинъ изъ родственниковъ извѣстной представительницы мистицизма Юліи Криденеръ, имѣвшей большое вліяніе въ описываемое время. Она, должно быть, и «порадѣла родному человѣку». Исходя изъ этого, можно заключить, что губернаторъ Криденеръ былъ обязанъ своимъ высокимъ положеніемъ не столько личнымъ качествамъ, сколько протекціи. Въ 1823 году онъ по прошенію былъ уво­ленъ отъ должности, а его мѣсто занялъ К. Я. Тюфяевъ изъ [22]Пензы. При губернаторѣ Гермесѣ построено огромное деревян­ное зданіе госпиталя у Казанской заставы.

К. Я. Тюфяевъ вышелъ изъ среды кантонистовъ. Своею смышленностью онъ понравился пріѣзжавшему въ Тобольскъ для ревизіи сенатору, увезенъ былъ послѣднимъ и опредѣленъ на службу при сенатѣ. Какъ дѣловой человѣкъ, не избалованный въ дѣтствѣ, выросшій среди самой незавидной обстановки, Тюфяевъ былъ способенъ къ неутомимому, самому упорному труду, которымъ и проложилъ себѣ дорогу къ высокимъ должностямъ. Когда Тюфяевъ пріѣхалъ въ Пермь, она была запущена отъ временъ Модераха Гермесомъ и Криденеромъ. Какъ разъ въ это время получено было извѣстіе о имѣющемъ быть проѣздѣ черезъ Пермь Государя Императора Александра I. Тюфяеву пришлось много хлопотать надъ приведеніемъ города въ болѣе благоустроенное состояніе. «Площади и улицы были спланиро­ваны, очищены и снабжены доселѣ неизвѣстными въ Перми тротуарами; казенныя и частныя зданія обновлены съ фасада». Въ 1831 году Тюфяевъ былъ переведенъ на ту же должность въ Тверь, а потомъ въ Вятку. Прядильщиковъ говоритъ о немъ такъ: «Общество судило о немъ двояко: одни превозносили его похвалами, сравнивали съ Модерахомъ, другіе порицали какъ начальника, дѣйствовавшаго не столько по закону, сколько по личному произволу. Въ обоихъ отзывахъ, хорошемъ и дурномъ, есть преувеличенія. Тюфяевъ, при маломъ ростѣ, былъ головою выше всѣхъ современныхъ ему дѣловыхъ людей Перми, обла­далъ замѣчательною способностью привлекать къ себѣ каждаго, до кого имѣлъ надобность; стремясь по служебной стезѣ, онъ явно пренебрегалъ выгодами отъ казнокрадства и взяточниче­ства, которыми нерѣдко пачкали свою репутацію провинціаль­ные воеводы. Когда же Тюфяеву приходила охота строить что нибудь, въ такомъ случаѣ законъ устранялся, какъ досадная по­мѣха; вопль частныхъ лицъ ставился ни во что»[21]. Къ тому же онъ былъ небезупреченъ въ нравственномъ отношеніи и слабъ по отношенію къ прекрасному полу. Въ біографіи Герцена, со­ставленной Огаревымъ, находится очень нелестный отзывъ о [23]Тюфяевѣ. Памятникомъ его пребыванія въ Перми остались учи­лище дѣтей канцелярскихъ служителей (нынѣ домъ губернской

Сибирская застава.
Сибирская застава.

земской управы), превосходное по тому времени зданіе Алек­сандровской больницы, пожарная каланча 1-й части, ротонда на бульварѣ и на набережной (теперь не существующая), обелиски заставъ Казанской и Сибирской и первые тротуары въ городѣ.

Въ 1831 году въ Пермь пріѣхалъ новый губернаторъ Г. К. Селастенникъ, уволенный отъ должности въ 1835 году и пре­данный суду сената. «Нераспорядительность этого начальника и слабый надзоръ за чиновниками были главною причиною откры­таго бунта въ Кунгурскомъ уѣздѣ»[22].

Преемникомъ Г. К. Селастенника былъ Илья Ивановичъ Огаревъ, управлявшій Пермской губерніей до 1854 года. А. А. Дмитріевъ говоритъ, что Огаревъ самъ по себѣ былъ человѣкъ не безъ хорошихъ качествъ, но далъ слишкомъ много власти правителю своей канцеляріи В. Д. Попову, который умѣлъ сни­скать себѣ неограниченное довѣріе своего начальника, нерѣдко въ ущербъ управляемому краю. Быть можетъ причиной такого нравственнаго подчиненія начальника своему подчиненному были преклонныя лѣта перваго. Въ «Очеркахъ губернскаго города Перми» того же А. А. Дмитріева находится другой отзывъ объ [24]Огаревѣ, относящійся къ тому времени, когда онъ былъ губер­наторомъ въ Архангельскѣ (до Перми): «Огаревъ отличался ори­гинальнымъ характеромъ. Онъ не особенно широкаго ума, не особенно образованъ, мало начитанъ, не честолюбивъ, но испол­ненъ честности, прямодушія и того простого и здраваго смысла, который видитъ вещи въ тѣсномъ кругу, но зато видитъ ихъ ясно, прямо, какъ онѣ есть. Его предшественники, можетъ быть, были умнѣе его, но зато и лучше умѣли соблюдать собствен­ныя выгоды. Онъ объявилъ войну ворамъ и взяточникамъ и самъ не поддается никакимъ соблазнамъ, хотя ихъ много въ та­комъ торговомъ городѣ, какъ Архангельскъ. Огаревъ самъ мало образованъ, но съ величайшимъ рвеніемъ заботится о просвѣще­ніи — и это въ силу какого то непреодолимаго въ немъ влеченія». Огаревъ умеръ 6 мая 1854 года 74 лѣтъ отъ роду. Первона­чально онъ былъ похороненъ на кладбищѣ при Пермскомъ Ка­ѳедральномъ соборѣ, а затѣмъ прахъ его былъ увезенъ въ Саратовскую губернію, въ имѣніе Огаревыхъ.

Преемникомъ Огарева явился молодой и энергичный П. Н. Клушинъ, пробывшій въ Перми всего годъ, а потомъ переведенъ былъ на ту же должность въ Житоміръ. Впослѣдствіи въ званіи сенатора онъ ревизовалъ Пермскую губернію. Ревизія эта про­извела большой переполохъ, такъ какъ его боялись. Клушинъ пользовался репутаціей хорошаго оратора.

Клушина замѣнилъ въ Пермской губерніи П. А. Замятинъ, уволенный въ отставку въ 1857 г. Въ этомъ же году въ Пермь былъ назначенъ военный губернаторъ генералъ-маіоръ К. И. Огаревъ, сынъ бывшаго Пермскаго губернатора И. И. Огарева, но послѣ трехлѣтняго управленія губерніей онъ былъ переве­денъ въ Петербургъ.

Его преемникомъ сдѣлался генералъ-маіоръ А. Г. Лашка­ревъ, переведенный затѣмъ также въ Петербургъ. При немъ послѣдовало въ Пермской губерніи освобожденіе крестьянъ отъ крѣпостной зависимости и открытіе Пермскаго по крестьянскимъ дѣламъ присутствія; при его же ближайшемъ содѣйствіи открыто Пермское дамское попечительство о бѣдныхъ. Впослѣдствіи въ Петербургѣ Лашкаревъ былъ извѣстенъ открытіемъ цѣлаго ряда благотворительныхъ учрежденій. Дѣйствіями Лашкарева по [25]введенію крестьянской реформы въ Пермской губерніи были недо­вольны полковникъ Антиповъ и непремѣнный членъ губернскаго присутствія Лыкинъ, которые подали записку, въ которой не соглашались съ нимъ.

Мѣсто Лашкарева въ Перми занялъ Б. В. Струве (1865—1870). По отзывамъ старожиловъ, это былъ умный, серьезный и дѣловой человѣкъ, хотя держалъ себя нѣсколько надменно и съ Пермскимъ обществомъ не сошелся. Пермяки его уважали и побаи­вались. Онъ горячо и настойчиво ходатайствовалъ о проведеніи Уральской желѣзной дороги и предоставилъ широкую самодѣя­тельность земству. Его либерализмъ въ этомъ отношеніи вызвалъ ревизію сенатора Клушина, слѣдствіемъ которой было увольне­ніе Б. В. Струве въ отставку. При отъѣздѣ Пермское городское общество избрало его почетнымъ гражданиномъ г. Перми.

Большою популярностью и любовью среди пермяковъ поль­зовалась супруга Б. В. Струве Анна Ѳедоровна. Благодаря ея стараніямъ, въ Перми открыто «убѣжище дѣтей бѣдныхъ» и помѣщено въ капитально отремонтированномъ и приспособлен­номъ для пріюта зданіи. По ея же иниціативѣ женская тюрьма отдѣлена отъ мужской, и дѣти арестантовъ отдѣлены отъ пре­ступныхъ родителей въ особомъ помѣщеніи, разсчитанномъ на 50 призрѣваемыхъ.

Съ 1870 по 1878 г. Пермской губерніей управлялъ Нико­лай Евфимовичъ Андреевскій, родной братъ извѣстнаго Петер­бургскаго профессора-юриста. По словамъ старожиловъ, онъ слылъ за очень умнаго, честнаго и добраго человѣка, но не лю­билъ особенно утруждать себя дѣломъ и въ противоположность своему предшественнику былъ хладнокровенъ и уравновѣшенъ, являлся постояннымъ гостемъ на обѣдахъ, балахъ, охотѣ и дру­гихъ развлеченіяхъ, со всѣми держалъ себя непринужденно, былъ стоически невозмутимъ, добродушенъ и остроуменъ. Историкъ Пермскаго края А. А. Дмитріевъ такъ характеризуетъ его: «Андреевскій оставилъ по себѣ въ Перми и во всей Пермской губерніи самую добрую память. Въ теченіе 8-лѣтняго управленія онъ никому не сдѣлалъ зла, былъ всегда честенъ, добръ и спра­ведливъ ко всѣмъ безъ различія». Такъ же, какъ и его предше­ственника, Пермское городское общество почтило его избраніемъ [26]въ почетные граждане г. Перми. Впослѣдствіи Андреевскій за­нималъ ту же должность въ Костромѣ и Казани.

Преемникомъ Андреевскаго былъ В. А. Енакіевъ (1878—1882), прожившій въ Перми четыре года и здѣсь скончавшійся. Онъ пріѣхалъ въ Пермь уже больнымъ. Онъ перевелъ въ Пермь много чиновниковъ изъ мѣста своей прежней службы (Западнаго края). Вслѣдствіе болѣзненности, онъ въ противоположность своему предшественнику былъ затворникомъ, почти не выходив­шимъ изъ своего кабинета. Енакіевъ похороненъ на кладбищѣ у Пермскаго Каѳедральнаго собора.

Въ 1882 г., по смерти В. А. Енакіева, въ Пермь пріѣхалъ новый губернаторъ А. К. Анастасьевъ (1882—1885 г.), впослѣд­ствіи Черниговскій губернаторъ, а затѣмъ (съ 1892 г.) членъ государственнаго совѣта, на каковомъ посту и скончался. Объ этомъ губернаторѣ осталась хорошая память, какъ о насадителѣ садовъ въ Перми. По его мысли, обширная площадь вокругъ театра, до тѣхъ поръ пустынная, была превращена въ одинъ изъ лучшихъ теперь въ Перми театральный садъ. По его же иниціативѣ съ осени 1883 г. началась усиленная посадка де­ревьевъ по обѣимъ сторонамъ улицъ, параллельно тротуарамъ. По­сажены были, главнымъ образомъ, тополи, какъ быстро растущіе. Впослѣдствіи они всѣ были вырублены, такъ какъ затемняли свѣтъ въ жилищахъ своею густою листвой, а пухъ ихъ во время цвѣта былъ небезопасенъ въ пожарномъ отношеніи. По мысли Анастасьева въ саду при лѣтнемъ помѣщеніи общественнаго собра­нія ежегодно лѣтомъ началъ играть оркестръ музыки и устраи­вались гулянья. Пермское городское общество при отъѣздѣ Ана­стасьева — рѣшило площадь около тюрьмы засадить деревьями и садъ назвать Анастасьевскимъ. Благодаря стараніямъ супруги A. К. Анастасьева Татьяны Даниловны начата постройка но­ваго прекраснаго каменнаго зданія Маріинской женской гимна­зіи, собраны средства для этой постройки, основано «общество для доставленія квартиръ ученицамъ той же гимназіи и пріоб­рѣтенъ домъ для помѣщенія ученицъ гимназіи.

Съ 1885 г. по 1892 г. Пермскимъ губернаторомъ былъ B. В. Лукошковъ, умершій въ Казани. При немъ въ Екатерин­бургѣ въ 1887 г. была открыта научно-промышленная выставка, [27]устроенная по иниціативѣ мѣстнаго «Уральскаго общества лю­бителей естествознанія»

Домъ начальника губерніи.
Домъ начальника губерніи.

Съ 1892 г. по 1897 г. Пермской губерніей управляли П. Г. Погодинъ, затѣмъ Д. Г. Арсеньевъ (1897—1903), А. П. Наумовъ (1903—1905), А. В. Болотовъ (1905—1910), В. А. Ло­пухинъ (1910—1911) и И. Ф. Кошко (съ 1911 г.).



Представители духовной власти — Пермскіе іерархи.


При самомъ учрежденіи Пермской губерніи она вошла въ церковномъ отношеніи въ составъ сосѣдней Вятской епархіи, 16 декабря 1799 г. по указу Императора Павла I учреждена была самостоятельная Пермская епархія, при этомъ епископы ея получили наименованіе Пермскихъ и Екатеринбургскихъ. Рези­денціей епископа и центромъ епархіальнаго управленія новой епар­хіи назначенъ былъ г. Пермь. Въ 1833 г. въ Пермской епархіи учреждено было Екатеринбургское викаріатство, при этомъ мѣ­стопребываніемъ викарнаго епископа назначенъ былъ г. Екате­ринбургъ, а епископъ Пермскій началъ именоваться Пермскимъ и Верхотурскимъ. Съ основаніемъ самостоятельной Екатерин­бургской и Верхотурской епархіи (въ 1885 году) епископамъ [28]Пермскимъ Высочайше повелѣно было именоваться Пермскими и Соликамскими.

Первосвятителемъ Пермской епархіи былъ Іоаннъ (Остров­скій), открывшій Пермскую епархію, духовную консисторію (4 марта 1800 г.) и духовную семинарію (11 ноября 1800 г.). О немъ среди Пермскаго населенія до сихъ поръ сохраняется память, какъ о строгомъ подвижникѣ и молитвенникѣ. Онъ скон­чался въ Перми 24 декабря 1801 г. и погребенъ предъ алтаремъ Пермскаго Каѳедральнаго собора.

Его преемникомъ былъ Іустинъ Вишневскій — человѣкъ уче­ный, лингвистъ, знавшій греческій, латинскій, еврейскій языки, а изъ новыхъ нѣмецкій и особенно итальянскій, которымъ вла­дѣлъ какъ вторымъ природнымъ. Онъ составилъ грамматику славянскаго языка, долго бывшую учебникомъ въ духовно-учеб­ныхъ заведеніяхъ. Предъ службою въ Казани, откуда онъ былъ назначенъ въ Пермь, онъ долгое время провелъ за границей на­стоятелемъ посольскихъ церквей въ Венеціи и Вѣнѣ. Какъ че­ловѣкъ образованный, преосвященный Іустинъ, естественно, глав­ное вниманіе обратилъ на духовное просвѣщеніе. Духовная се­минарія сдѣлалась его любимымъ дѣтищемъ. Ей онъ пожертво­валъ свою цѣнную библіотеку, многія книги которой были на иностранныхъ языкахъ. Самъ онъ зорко слѣдилъ за семинар­скимъ образованіемъ и часто посѣщалъ семинарію, особенно во время экзаменовъ. При немъ низшіе классы семинаріи по уставу 1818 г. отдѣлились какъ особое низшее духовное учебное заве­деніе, хотя и помѣстились въ одномъ и томъ же зданіи. Обще­доступность, снисходительность и незлобіе преосвященнаго Іустина вошли въ пословицу. «Іустинъ всѣхъ распустилъ», говорило про него духовенство Пермской епархіи. Этою крайнею добротою епископа Іустина злоупотребили нѣкоторыя лица епархіальные и преимущественно секретарь консисторіи для своихъ корыст­ныхъ цѣлей. На ихъ злоупотребленія послѣдовали доносы, слѣд­ствіемъ которыхъ была ревизія Пермской епархіи, произведен­ная Вятскимъ епископомъ Амвросіемъ въ 1822 г. Въ слѣдую­щемъ 1823 г. епископъ Іустинъ по преклонности лѣтъ и слабо­сти зрѣнія былъ уволенъ на покой. Почти всѣми забытый, по­слѣдніе годы онъ жилъ въ каменномъ архіерейскомъ флигелѣ, [29]выходящемъ на Каму и построенномъ въ саду. Въ концѣ своей жизни преосвященный Іустинъ плохо видѣлъ и страдалъ шумомъ въ головѣ. Незадолго до смерти большое утѣшеніе старцу доста­вило посѣщеніе его императоромъ Александромъ I 2 октября 1824 года. Никѣмъ не предваренный о высочайшемъ посѣщеніи, онъ сначала не узналъ государя и принялъ его за одного изъ генераловъ свиты, но когда началъ благословлять, узналъ его, и слезы радости покатились изъ его глазъ. Государь пригласилъ сѣсть его на софу, а самъ сѣлъ противъ его на стулъ и спра­шивалъ его о лѣтахъ и о мѣстахъ его рожденія, образованія и службы; затѣмъ со стороны императора послѣдовали вопросы, доволенъ ли онъ положеннымъ ему содержаніемъ, чѣмъ нездо­ровъ и не нужны ли ему какія нибудь пособія. Погребенъ епи­скопъ Іустинъ подъ алтаремъ Пермскаго Каѳедральнаго собора.

Его преемникомъ по Пермской каѳедрѣ былъ епископъ Діонисій (Цвѣтаевъ). Имъ открыто попечительство о бѣдныхъ духоваго званія. При немъ же заложено было каменное зданіе духовной семинаріи. «Онъ былъ чуждъ гордости и обходителенъ съ меньшими братіями»[23]. О его щедрости составилась поговорка: «Діонисій всѣхъ повысилъ». Въ 1828 г. онъ былъ уволенъ на покой въ Московскій Богоявленскій монастырь, имѣя всего 52 года; здѣсь онъ и скончался въ 1844 году.

Съ 1828 г. по 1831 г. Пермской епархіей управлялъ Ме­летій (Леонтовичъ), впослѣдствіи архіепископъ Иркутскій, а съ 1835 г. Харьковскій, гдѣ и скончался въ 1840 г. Онъ былъ не­большого роста, брюнетъ, брови имѣлъ густыя и сросшіяся, а волосы до того покрывали его щеки, что все почти лицо его было покрыто волосами — вообще это былъ типичный южанинъ. Это былъ строгій подвижникъ и постникъ. Память о немъ осо­бенно свято чтится въ Харьковѣ — послѣднемъ мѣстѣ его служе­нія, гдѣ надъ его гробомъ часто служатся панихиды. Строгій къ себѣ, преосвященный Мелетій былъ строгъ и къ другимъ. «Ме­летій многихъ помѣтилъ», т. е. исключилъ изъ духовнаго званія за поступки, несвойственные духовному сану. Строгостью упра­вленія онъ напоминалъ современнаго ему извѣстнаго Москов­скаго митрополита Филарета. При немъ была учреждена миссія [30]для обращенія въ православіе раскольниковъ и оконченъ камен­ный корпусъ для духовной семинаріи.

Архіепископъ Аркадій.
Архіепископъ Аркадій.

Въ 1831 г. въ Пермь пріѣхалъ новый епископъ Аркадій (Ѳедоровъ), возведенный вскорѣ въ санъ архіепископа. Это былъ одинъ изъ выдающихся архипастырей не только Перми, но и всей русской церкви. Дѣятельность его по отношеніи къ миссіо­нерству изумительна[24]. Онъ Пермскую миссію сдѣлалъ первою въ Россіи и въ продолженіе почти двадцатилѣтняго управленія его Пермскою епархіею присоединено изъ раскола къ правосла­вію до 30.000 и къ единовѣрію до 70 060, а всего свыше 100.000 человѣкъ. Кромѣ того, просвѣщено христіанскою вѣрою до 3.000 человѣкъ изъ евреевъ, магометанъ и язычниковъ. Та­кой поразительный успѣхъ миссіи отчасти объясняется крутыми мѣрами противъ раскола того времени, когда, по предложенію архіепископа Аркадія, дозволено было запечатывать ветхія рас­кольничьи часовни, другія обращать въ единовѣрческія церкви, уничтожать скиты и часовни, въ которыхъ старовѣры скрывали бѣглыхъ безпаспортныхъ людей или дѣлали что либо [31]запрещенное. Людей, зарекомендовавшихъ себя миссіонерскою дѣятельно­стью, архіепископъ Аркадій щедро награждалъ. Особенно много было при этомъ преосвященномъ массовыхъ обращеній въ хри­стіанство еврейскихъ мальчиковъ-кантонистовъ, отбиравшихся у евреевъ-родителей въ военную службу. Нѣкоторые изъ этихъ крестившихся кантонистовъ живы и сейчасъ. Заслуживаетъ так­ же большого вниманія и церковно-строительная дѣятельность архіепископа Аркадія какъ въ Перми, такъ и во всей Пермской епархіи. Въ этомъ отношеніи онъ обладалъ замѣчательной спо­собностью располагать людей къ жертвамъ. По отношенію къ духовно-учебнымъ заведеніямъ дѣятельность этого преосвящен­наго выразилась въ устроеніи особаго деревяннаго дома для Пермскаго духовнаго училища, въ основаніи духовныхъ училищъ въ Екатеринбургѣ и Соликамскѣ, въ построеніи для Пермской духовной семинаріи особой деревянной больницы, каменной сто­ловой и помѣщенія для ректора. Входя во все самъ, онъ лично просматривалъ письменныя работы воспитанниковъ духовноучебныхъ заведеній. Помимо всего этого, архіепископъ Аркадій былъ неутомимъ въ совершеніи богослуженія и проповѣдниче­ствѣ. Ни одного праздника не пропускалъ онъ безъ совершенія литургіи. Часто служилъ онъ и въ будни, особенно когда много было ставленниковъ; бывали случаи, что онъ служилъ двѣ не­дѣли подрядъ ежедневно. При этомъ ни одной литургіи не со­вершалъ онъ безъ проповѣди. Историкъ Пермской епархіи про­тоіерей Е. А. Поповъ говоритъ, что однажды онъ за одной ли­тургіей сказалъ три проповѣди. Епархію архіепископъ Аркадій обозрѣвалъ ежегодно, при этомъ въ день иногда успѣвалъ обо­зрѣть до семи церквей. Во время объѣзда останавливался для ночлега не только у священниковъ, но и у причетниковъ, при этомъ спрашивалъ только капусты и квасу, да съ собой въ эки­пажѣ возилъ въ запасѣ сушеную рыбу. Архіепископъ Аркадій обладалъ феноменальной памятью, зная по именамъ не только священно и церковно служителей обширной Пермской епархіи и ихъ семейныхъ, но и многихъ изъ простого народа, особенно чѣмъ нибудь замѣчательныхъ раскольниковъ, зналъ и состояніе каждаго причта и каждаго прихода. Этимъ онъ обратилъ на себя особенное вниманіе Государя Наслѣдника Александра [32]Николаевича и герцога Максимиліана Лейхтенбергскаго, при посѣщеніи ими Перми. Своимъ практическимъ умомъ, способностью сразу видѣть суть дѣла и глядѣть въ корень вещей и краснорѣчіемъ онъ изумлялъ современниковъ и даже членовъ св. Синода. «Если бы преосвященный Аркадій», говорилъ М. М. Сперанскій Д. Е. Смышляеву, «не избралъ себѣ монашескую карьеру, онъ могъ бы быть министромъ. Его отчетами любуются въ Синодѣ». Наружность архіепископа Аркадія тоже была очень внушительная: при высокомъ ростѣ и необыкновенно крупныхъ, быстрыхъ и проницательныхъ глазахъ, румяномъ лицѣ, онъ обладалъ полнотою, физическою силою и богатырскимъ здоровьемъ. Послѣ 20 лѣтняго управленія Пермскою епархіею онъ былъ переведенъ въ Петрозаводскъ; впослѣдствіи онъ былъ уволенъ на покой и скончался въ глубокой старости 82 лѣтъ. Причиною перевода его изъ Перми были ревизія духовной семинаріи, гдѣ обнаружились нѣкоторые безпорядки, и жалобы Пермскаго духовенства на несовсѣмъ справедливое отношеніе преосвященнаго къ мѣстному духовенству. Дѣло въ томъ, что архіепископъ Аркадій не разъ вызывалъ на службу въ Пермскую епархію изъ другихъ епархій, гдѣ окончившіе курсъ семинарій долго ожидали священническихъ мѣстъ, такъ какъ при пріѣздѣ въ Пермь онъ нашелъ много послѣднихъ не замѣщенными, а кандидатовъ было очень мало. Такой вызовъ объясняется недостаткомъ кандидатовъ священства въ Пермской епархіи, гдѣ въ первый годъ пребыванія въ Перми архіепископа Аркадія число священническихъ вакансій достигало 78, а число кончившихъ семинарію 30. Пермское духовенство было недовольно пришельцами изъ чужихъ епархій, тѣмъ болѣе что имъ преосвященный оказывалъ болѣе вниманія, желая, очевидно, удержать ихъ въ Пермской епархіи. Благосклонность архіепископа Аркадія къ пришельцамъ, можетъ быть, объясняется и тѣмъ, что они, будучи всецѣло обязаны преосвященному, были болѣе послушными исполнителями его воли, чѣмъ аборигены. Комиссія, назначенная для разслѣдованія жалобъ на архіепископа Аркадія, нашла, что и послѣдній слишкомъ благоволилъ къ пришельцамъ, непомѣрно награждая ихъ, тогда какъ многіе изъ Пермскаго духовенства оставались въ опалѣ, не смотря на ихъ труды. Протоіерей Е. А. Поповъ говоритъ, что [33]при архіепископѣ Аркадіѣ установились такіе порядки, что если нужно было кому получить лучшее мѣсто и повышеніе по службѣ или быть помиловану за проступки по должности — на все это не требовалось иныхъ заслугъ и какихъ либо основаній, какъ только быть пріѣзжимъ[25].

Съ 1851 г. по 1868 г. Пермскою епархіею управлялъ архіепископъ Неофитъ (Соснинъ), представлявшій во всемъ почти полную противоположность своему предшественнику [26]. Насколько тотъ былъ ораторъ, представителенъ на видъ и дѣятеленъ, настолько послѣдній не обладалъ даромъ слова, яснымъ выговоромъ и самымъ голосомъ, не былъ словоохотливъ и находчивъ для разговора во время пріема духовенства и свѣтскихъ, вообще не поражалъ своими способностями. Во время пріемовъ въ архіерейскихъ покояхъ царило иногда неловкое молчаніе, происходившее отъ ненаходчивости хозяина и несмѣлости гостей. Обременительность этихъ пріемовъ увеличивалась еще и отъ того, что лица, получившіе священническій санъ или награду, или въ первый разъ являвшіеся по службѣ, должны были подносить преосвященному хлѣбъ-соль съ прибавленіемъ плодовъ. Подобныя подношенія тѣмъ болѣе были тяжелы для духовенства, что тутъ большую роль играло соревнованіе. Вообще все сводилось къ тому, чтобы сумѣть представиться своему архіерею, а не въ трудахъ по пастырству. Тѣ же хлѣбъ-соль духовенство подносило преосвященному во время объѣзда его по епархіи. Любилъ также архіепископъ Неофитъ принимать подарки отъ духовенства въ видѣ иконъ, особенно въ именины. Иконъ накоплялось очень много, такъ какъ причтъ каждой городской церкви подносилъ въ день именинъ ему икону. Ими архіепископъ Неофитъ надѣлялъ учебныя заведенія, новобрачныхъ и т. п. Роста онъ былъ небольшого, лицо имѣлъ продолговатое и черты лица крупныя, бороду длинную, но не густую, волосы черные, тѣлосложеніе худощавое. Насколько его предшественникъ обладалъ широкимъ взглядомъ на жизнь, настолько его [34]занимала болѣе внѣшняя, чѣмъ внутренняя и жизненная сторона дѣла. Отличительныя качества архіепископа Неофита — аккуратность и благовидность, особенно послѣдняя. Въ богослуженіи онъ любилъ величіе и строгую до педантизма аккуратность во всемъ, напримѣръ: въ поклонахъ, выходахъ. Внѣшнюю обстановку богослуженія онъ довелъ до художественности. Прежде всего онъ озаботился улучшеніемъ хора пѣвчихъ. Его предшественникъ любилъ громкое пѣніе, и оно при немъ доходило до крикливости. Благодаря старанію преосвященнаго Неофита, пѣніе поставлено было настолько высоко, что крестовая церковь не могла вмѣстить молящихся. До сихъ поръ въ Перми живутъ старожилы, восторгающіеся этимъ пѣніемъ, доведеннымъ до виртуозности. Въ самомъ богослуженіи внѣшній порядокъ и благообразность доведены были до мелочей. Въ этомъ отношеніи архіепископъ Неофитъ доходилъ до такихъ мелочей, что писалъ по нѣсколько писемъ къ Вятскому каѳедральному протоіерею Шиллегодскому объ одномъ кадилѣ, которое употреблялось въ Вяткѣ и подобіе котораго желалъ имѣть преосвященный. Въ богослуженіи все было заранѣе предусмотрѣно: и длина стихаря жезлоносца-мальчика и размѣренный шагъ священнослужителей на выходахъ. Самъ архіепископъ Неофитъ въ отношеніи торжественности подавалъ примѣръ. При немъ Крестовая (домовая) церковь была соединена съ Каѳедральнымъ соборомъ коридоромъ, защищавшимъ отъ вѣтра, такъ какъ владыка такъ боялся простуды, что иногда по цѣлымъ зимамъ не выѣзжалъ изъ дома. Предъ литургіей обычно хоръ пѣвчихъ съ иподіаконами отправлялся въ покои преосвященнаго, и послѣдній, облаченный въ мантію, медленно и величественно спускался по широкой чугунной лѣстницѣ въ соборъ при торжественномъ пѣніи тропаря св. Стефану, при этомъ владыка старался шествовать въ тактъ пѣнію. Обозрѣніе епархіи архіепископъ Неофитъ производилъ только лѣтомъ, при этомъ бралъ съ собой ректора семинаріи или другого архимандрита и цѣлый хоръ пѣвчихъ. Церкви обозрѣвалъ онъ нескоро и преимущественно тѣ, къ которымъ было не трудно проѣхать. Обозрѣніе заключалось во взглядѣ на утварь, ризницу и библіотеку и въ просмотрѣ церковныхъ документовъ. Въ одну изъ этихъ поѣздокъ онъ скончался 5 іюля 1868 года [35]въ селѣ Невьянскомъ и похороненъ, согласно завѣщанію, въ Верхотурскомъ Николаевскомъ монастырѣ. Протоіерей Е. А. Поповъ говоритъ, что извѣстный писатель Н. С. Лѣсковъ въ одномъ изъ своихъ разсказовъ въ «Мелочахъ архіерейской жизни» описываетъ поѣздку архіепископа Неофита къ помѣщику П. Д. Дягилеву. Самое описаніе составлено на основаніи разсказовъ, такъ какъ Н. С. Лѣсковъ никогда въ Перми не былъ.

Въ 1868 г. въ Пермь пріѣхалъ седьмой по счету Пермскій архипастырь Антоній (Смолинъ), переведенный изъ Пензы и впослѣдствіи возведенный въ санъ архіепископа. Онъ прибылъ въ Пермь уже престарѣлымъ и вскорѣ потерялъ зрѣніе. При немъ было открыто въ Перми отдѣленіе Православнаго миссіонерскаго общества и возникъ Успенскій женскій монастырь, устроенный на средства братьевъ Каменскихъ. По причинѣ старости и слабости зрѣнія онъ не отличался энергичною дѣятельностью, только обращалъ большее вниманіе, чѣмъ его предшественникъ, на дѣло церковнаго проповѣдничества; въ 1876 году онъ былъ уволенъ на покой въ Московскій Даниловъ монастырь, гдѣ и скончался въ декабрѣ того же года. При отъѣздѣ изъ Перми на пароходѣ, совершавшемъ послѣдній рейсъ, преосвященный былъ огорченъ смертью игумена, сопровождавшаго его, который, выйдя на обледенѣвшую палубу парохода, вѣроятно, поскользнулся и упалъ въ воду. Вслѣдствіе темноты и шума идущаго парохода, его паденіе никѣмъ не было замѣчено, и о. игуменъ утонулъ.

Преемникомъ архіепископа Антонія сдѣлался его викарій, епископъ Екатеринбургскій Вассіанъ (Чудновскій). Сдѣлался онъ епископомъ Пермскимъ уже въ преклонныхъ лѣтахъ (71 г.), послѣ долгой службы въ духовно-учебныхъ заведеніяхъ. Будучи инспекторомъ Волынской духовной семинаріи, онъ первенствовалъ въ священнослуженіи предъ экономомъ семинаріи священникомъ Рафаэльскимъ, впослѣдствіи митрополитомъ Петербургскимъ Антоніемъ, умершимъ въ 1848 году, когда преосвященный Вассіанъ былъ еще архимандритомъ. Епископъ Вассіанъ былъ небольшого роста, съ сѣдою клинообразною бородою, съ малороссійскимъ акцентомъ въ выговорѣ; онъ былъ простъ въ обращеніи, доступенъ для всѣхъ, добродушенъ и незлобивъ. [36]Преклонностью лѣтъ, а также чрезмѣрною добротою и излишнею довѣрчивостью преосвященнаго пользовались нѣкоторыя лица, нерѣдко торговавшія священно и церковнослужительскими мѣстами. Безцеремонность этихъ лицъ и игнорированіе въ этомъ отношеніи владыки выводили иногда изъ терпѣнія этого добродушнаго преосвященнаго, такъ что на докладахъ консисторіи о предоставленіи доходныхъ мѣстъ кандидатамъ консисторіи онъ однажды написалъ слѣдующую резолюцію: «Изволеніемъ Господа нашего Іисуса Христа и по преемству св. апостоловъ въ іереи рукополагаютъ епископы, а не консисторскіе секретари»[27]. Епископъ Вассіанъ очень любилъ носить рясы свѣтлоголубого цвѣта, что очень шло къ его сѣдинамъ. Его юморъ, столь свойственный малороссамъ, особенно сказывался, по словамъ старожиловъ, на экзаменахъ мужской гимназіи, гдѣ его разсказы объ очень многомъ пережитомъ имъ приводили въ веселое настроеніе экзаменующихся, а добродушный смѣхъ владыки заражалъ гимназистовъ, что нѣсколько шокировало присутствующихъ тутъ же строгаго директора гимназіи И. Ф. Грацинскаго и законоучителя. Епископъ Вассіанъ скончался въ Перми 3 января 1883 г. и погребенъ подъ алтаремъ Каѳедральнаго Спасопреображенскаго собора.

Епископъ Ефремъ (Рязановъ), преемникъ преосвященнаго Вассіана (1883—1888), рѣзко отличался отъ послѣднихъ трехъ своихъ предшественниковъ своимъ всестороннимъ образованіемъ и дѣловитостью[28]. Правда, онъ довольно рѣдко служилъ и былъ вообще самозамкнутымъ и кабинетнымъ человѣкомъ, но въ то же время былъ строгъ къ исполненію долга, справедливъ, безпристрастенъ и питалъ отвращеніе ко лжи и обману, хотя подчасъ былъ вспыльчивъ и взыскателенъ [29]. Будучи требовательнымъ, онъ отъ ищущаго священническаго сана не только требовалъ полнаго богословскаго образованія, но иногда и получившихъ его экзаменовалъ. По епархіи онъ ѣздилъ одинъ и былъ полнымъ ея хозяиномъ. Это заставляло Пермское духовенство быть болѣе внимательнымъ къ исполненію своихъ обязанностей, [37]чтобы не навлечь на себя немилости владыки. При немъ расширено зданіе Пермскаго духовнаго училища, возникло братство св. Стефана, преобразованное изъ имѣвшаго узкія цѣли общества для поддержанія чистоты нравовъ въ народѣ, открыты въ Перми миссіонерскія собесѣдованія. Преосвященный Ефремъ, по слабости здоровья, въ 1888 г. уволенъ на покой въ Бѣлгородскій Троицкій монастырь, Курской епархіи, гдѣ и скончался 15 января 1891 г.

Съ 1888 г. по 1892 г. Пермскою епархіею управлялъ Владиміръ (Никольскій). Высокаго роста, красивый по внѣшности, умный, находчивый въ разговорахъ и предупредительно вѣжливый, онъ держался съ достоинствомъ и въ то же время просто и за свою корректность былъ особенно любимъ Пермскимъ свѣтскимъ обществомъ и духовенствомъ. Служенія его были проникнуты важностью и величественностью, хотя, желая придать богослуженію большую торжественность, онъ нѣсколько затягивалъ службу и чрезвычайно протяжно произносилъ слова, что было особенно тяжело во время проповѣди или во время чтенія перваго евангелія въ великій четвергъ. Проповѣди впрочемъ онъ говорилъ очень рѣдко. За сравнительно короткое четырехлѣтнее управленіе Пермскою епархіею, преосвященный оставилъ по себѣ память въ Перми постройкою каменнаго зданія епархіальнаго женскаго училища, учрежденіемъ епархіальнаго свѣчного завода, расширеніемъ дѣятельности братства св. Стефана, постройкою каменнаго пристроя къ часовнѣ св. Стефана, устроеніемъ религіозно-нравственныхъ чтеній въ залѣ братства св. Стефана, основаніемъ псаломщическаго класса для приготовленія псаломщиковъ, увеличеніемъ числа церковно-приходскихъ школъ (отъ 61 до 253), основаніемъ церквей-школъ въ инородческихъ приходахъ и 40 складовъ въ епархіи съ книгами религіозно-нравственнаго содержанія. Въ 1892 г. преосвященный Владиміръ переведенъ былъ въ Нижній-Новгородъ, гдѣ и скончался 29 декабря 1900 г.

Преемникомъ преосвященнаго Владиміра былъ епископъ Великоустюжскій, викарій Вологодской епархіи, Петръ (Лосевъ). Средняго роста, полный, съ русою окладистою бородой, съ румянымъ лицомъ, дышавшимъ здоровьемъ, епископъ Петръ, не [38]смотря на свою полноту былъ очень подвиженъ. При встрѣчахъ въ церквахъ онъ такъ поспѣшно поднимался на крыльцо, что иподіаконы едва успѣвали слѣдовать за нимъ. Служилъ онъ только по большимъ праздникамъ, всенощныя совершалъ очень рѣдко. Пермской публикѣ на первыхъ порахъ не нравилось въ немъ многое, по ея мнѣнію, несвойственное архипастырскому сану, именно: быстрое шествіе въ церковь, оглядываніе публики съ каѳедры и даже оборачиваніе назадъ, черезмѣрно высокое поднятіе рукъ при осѣненіи свѣчами, нѣкоторую хлопотливость при богослуженіи, не обличавшія благоговѣйной настроенности. За богослуженіемъ онъ говорилъ очень длинныя проповѣди, иногда около часу, которыя тѣмъ не менѣе охотно слушались, такъ какъ онѣ чужды были схоластики, отличались современностію темъ, интересною постановкою злободневныхъ вопросовъ и легкимъ тщательно обработаннымъ языкомъ. Онѣ очень напоминаютъ проповѣди другого современнаго ему проповѣдника-архіепископа Харьковскаго Амвросія, у котораго онъ былъ викаріемъ. Говорилъ онъ громко, внятно, отчетливо, обращаясь ко всѣмъ и иногда съ небольшой жестикуляціей, вообще онъ имѣлъ всѣ данныя хорошаго оратора. Въ послѣдніе годы онъ въ своихъ проповѣдяхъ громилъ интеллигенцію, называя ее «пустоцвѣтной», съ которою рѣзко разошелся во взглядахъ на народный театръ и увеселенія. Стоя на строго церковной почвѣ, онъ не признавалъ театръ народною школою, высказывался противъ устройства елокъ и запретилъ служить всенародную панихиду по А. С. Пушкинѣ на площади въ день 100 годовщины со дня его рожденія, не запрещая служить таковую въ церкви. Епископъ Петръ обладалъ прямымъ и открытымъ характеромъ и свои сужденія высказывалъ прямо и открыто, не стѣсняясь иногда ихъ рѣзкостью. Добродушіе, привѣтливость и общедоступность преосвященнаго пріобрѣли ему расположеніе купечества и низшаго класса общества, особенно рабочихъ Мотовилихинскаго завода, которые однажды поднесли ему посохъ и везли на себѣ вагонъ, на которомъ находился епископъ. Любя общество, преосвященный посѣщалъ купеческіе дома, а послѣ служенія въ церквахъ не отказывался отъ приглашеній и по русскому обычаю долго бесѣдовалъ за столомъ. Преосвященный былъ [39]прак­тичнымъ хозяиномъ и умножилъ доходы Пермскаго архіерейскаго дома постройкою домовъ въ соборной оградѣ для частныхъ квартиръ. Преосвященный Петръ — первый изъ Пермскихъ архипастырей былъ вызываемъ въ качествѣ члена св. Синода на лѣтнюю сессію 1901 г. Петербургскій климатъ ухудшилъ его здоровье, и онъ пріѣхалъ изъ столицы больнымъ и черезъ три съ небольшимъ мѣсяца скончался въ Перми 30 марта 1902 г. отъ водянки и перерожденія сердца. Послѣ его смерти остался капиталъ въ 80.000 рублей, завѣщанный имъ на благотворительныя дѣла въ Пермской епархіи и у себя на родинѣ — въ селѣ Климентахъ, Рязанской губерніи, что и было исполнено его дочерью. Погребенъ онъ подъ алтаремъ Пермскаго Каѳедральнаго собора. Во время его управленія Пермскою епархіей въ Осинскомъ уѣздѣ, Пермской губерніи, стараніями епархіальнаго миссіонера протоіерея С. А. Луканина былъ устроенъ муж­ской миссіонерскій монастырь на Бѣлой горѣ, открыты Соли­камскій Красносельскій женскій монастырь и женская же оби­тель среди Иньвенскихъ инородцевъ въ селеніи Пешнигортѣ, Соликамскаго уѣзда, присоединено въ православіе нѣсколько раскольничьихъ начетчиковъ, значительно увеличилось въ епар­хіи число церквей-школъ и церковно-приходскихъ школъ, рас­ширенъ Пермскій Каѳедральный соборъ двумя придѣлами, капи­тально перестроена Крестовая церковь и сооружены церкви: Никольская деревянная на Слудкѣ, Софійская при епархіальномъ женскомъ училищѣ, Михайловская — при училищѣ слѣпыхъ и Николаевско-Александровская при Маріинской женской гимназіи.

Преемникомъ преосвященнаго Петра былъ епископъ Чебок­сарскій, викарій Казанской епархіи, Іоаннъ (Алексѣевъ). Это былъ архипастырь, по своей кипучей дѣятельности напоминав­шій архіепископа Аркадія. Всего только два съ половиной года управлялъ онъ Пермскою епархіею, изъ нихъ болѣе полгода въ 1904 г. пробылъ въ Петербургѣ въ качествѣ члена лѣтней сес­сіи св. Синода, но и въ эти два года онъ сдѣлалъ очень много. Тотчасъ по пріѣздѣ въ Пермь онъ приступилъ къ поднятію умственнаго и нравственнаго уровня духовенства и паствы. Никогда до тѣхъ поръ въ Пермской епархіи не строилось столько церквей, какъ при этомъ преосвященномъ. Почти всѣ [40]церкви города Перми были поновлены. Возникло три новыхъ прихода. Средняго роста, въ очкахъ, владыка держался какъ то особенно сановито. Богослуженія его охотно посѣщались Перм­скою публикою. Въ служеніи онъ любилъ торжественность и порядокъ. Богослуженіе онъ, не смотря на свою болѣзненность, совершалъ очень часто, иногда даже въ будни. Проповѣди его были кратки и содержательны. Особенно преосвященный Іоаннъ былъ неутомимъ при обозрѣніи епархіи, при этомъ всегда посѣ­щалъ квартиры всѣхъ членовъ причта. Домъ его всегда былъ открытъ для всѣхъ, и пріемъ былъ во всякое время. Особенно близко стоялъ владыка къ корпораціямъ и учащимся духовноучебныхъ заведеній. Всѣхъ окончившихъ курсъ онъ принималъ у себя и угощалъ. Онъ же въ духовно-учебныхъ заведеніяхъ болѣе сблизилъ между собою учащихъ и учащихся. При немъ въ Перми былъ прекрасный хоръ регента Потеряйко, дававшій духовные концерты. При немъ воспитанники духовной семина­ріи пріобрѣли свѣтскость и сдѣлались гостями общественныхъ вечеровъ. Простота и общедоступность епископа Іоанна пріобрѣли ему всеобщее уваженіе. Непріятнымъ качествомъ въ немъ была раздражительность, въ пылу которой онъ, не помня себя, позво­лялъ себѣ многое. Эта раздражительность была слѣдствіемъ его болѣзненности. Онъ скончался очень молодымъ, всего 42 лѣтъ отъ роду, 1 января 1905 г. и погребенъ на кладбищѣ предъ алта­ремъ Каѳедральнаго собора, рядомъ со своею матерью.

Съ 1905 г. по 1908 г Пермскою епархіею управлялъ епи­скопъ Никаноръ (Надежинъ), бывшій Якутскій, а въ 1908 году переведенный въ Петрозаводскъ.

22 декабря 1908 г. въ Пермь прибылъ новый архипастырь Палладій (Добронравовъ), бывшій епископъ Вольскій, викарій Саратовской епархіи.


Церковное строительство.[30]


Церковное строительство г. Перми начинается одновременно съ возникновеніемъ Ягошихинскаго завода, зародыша нынѣшней [41]Перми. Въ 1723 году, по указу Государя Императора Петра І-го, главный управляющій Сибирскихъ казенныхъ заводовъ В. И. Геннинъ сдѣлалъ распоряженіе приступить къ сооруженію мѣдиплавильнаго завода при устьѣ рѣки Ягошихи, впадающей въ Каму, т. е. на томъ самомъ мѣстѣ, гдѣ теперь расположены мастерскія и другія зданія Пермской желѣзной дороги. Естественно, что одновременно съ основаніемъ завода начали строиться дома для рабочихъ и ихъ семей; такимъ образомъ, возникло первое селеніе. Количество жителей этого селенія было уже настолько многочисленно, что явилась потребность въ построеніи храма, и въ слѣдующемъ 1724 году приступлено къ сооруженію деревянной церкви во имя св. апостоловъ Петра и Павла, въ честь тезоименитства Императора Петра I, которая и освящена 12 ноября 1726 года.

Такъ какъ освященіе церкви совершилось въ царствованіе Императрицы Екатерины І-й, то въ честь ея тезоименитства поста­новлено ежегодно праздновать день св. великомученицы Екате­рины, 24 ноября. Кромѣ того, въ этой же церкви празднуется 20 сентября — день св. великомученика Евстаѳія Плакиды, начало которому положено за нѣсколько лѣтъ до построенія Ягошихин­скаго завода въ деревнѣ Горки, въ память явленія этого святого одному изъ крестьянъ вышеупомянутой деревни; на мѣстѣ явле­нія тогда же поставленъ деревянный столбъ съ иконою св. Ев­стаѳія. Послѣ построенія Петропавловской церкви образъ былъ перенесенъ въ нее. Очевидно, это первоначальная церковь была мала и не могла вмѣстить всѣхъ желающихъ молиться, а потому черезъ 30 лѣтъ, въ 1757 году рядомъ съ деревянной по правую сторону ея заложена была нынѣ существующая каменная цер­ковь во имя св. ап. Петра и Павла съ придѣломъ св. велико­мученицы Екатерины, которая и освящена 23 ноября 1764 г., при чемъ Екатерининскій придѣлъ освященъ раньше, именно 22 ноября 1762 г. Куда исчезла деревянная церковь, неизвѣстно. Вѣроятно, она впослѣдствіи была сломана вслѣдствіе ветхости. Въ 1779 г. Екатерининскій придѣлъ былъ обновленъ и въ немъ устроенъ новый иконостасъ, а въ 1801 г. обновленіе было со­вершено и въ главномъ Петропавловскомъ придѣлѣ. [42]

Въ 1781 г. Ягошихинскій мѣдиплавильный заводъ былъ закрытъ, а селеніе, находившееся при немъ, преобразовано въ губернскій городъ Пермь и сдѣлано резиденціей Пермскаго и Тобольскаго намѣстника (по нынѣшнему генералъ-губернатора). Въ виду сосредоточенія въ Перми главнаго административнаго центра края, вновь возникшій г. Пермь начинаетъ быстро при­нимать физіономію губернскаго города: въ немъ появляется цѣ­лый рядъ административныхъ учрежденій, увеличивается число жителей, преимущественно чиновниковъ, и городъ начинаетъ быстро рости. Вслѣдствіе увеличенія населенія, въ Перми стро­ится вторая по счету церковь (деревянная) во имя Всѣхъ Свя­тыхъ на городскомъ кладбищѣ (Старомъ), освященная 10 декабря 1784 г., а въ 1789 г. 23 декабря освященъ каменный храмъ Владимірской Божіей Матери, теперь называемый Рождество-Богородицкимъ, на углу Покровской и Оханской улицъ. Въ сооруженіи послѣдняго особенное участіе принималъ купецъ Лапинъ.

Одновременно съ учрежденіемъ Пермскаго намѣстничества 31 марта 1781 г. состоялся Высочайшій указъ о перенесеніи ставропигіальнаго Преображенскаго монастыря, находившагося тогда въ селѣ Пыскорѣ, Соликамскаго уѣзда, во вновь учреж­денный г. Пермь. Заботы о перенесеніи его и устройствѣ на новомъ мѣстѣ возложены были на епископа Вятскаго, въ составъ епархіи котораго входилъ тогда г. Пермь, и на Пермскаго на­мѣстника Е. П. Кашкина. Первый, вѣроятно, за дальностью раз­стоянія, не принималъ въ этомъ дѣлѣ активнаго участія. Что же касается Е. П. Кашкина, то онъ избралъ мѣстомъ для будущаго монастыря Ягошихинскую гору, гдѣ нынѣ расположена деревня Горки. Туда и была поднята съ большимъ трудомъ часть строи­тельныхъ матеріаловъ. Въ 1788 г. Е. П. Кашкинъ былъ пере­веденъ въ Ярославль, а его мѣсто занялъ генералъ-поручикъ А. А. Волковъ. Новый намѣстникъ не согласился съ мнѣніемъ своего предшественника относительно мѣста для монастыря, а рѣшилъ устроить его на Слудской горѣ, что и было исполнено. Находившійся здѣсь густой еловый лѣсъ былъ вырубленъ, и 25 мая 179З г. на мѣстѣ, очищенномъ отъ лѣса, произошла за­кладка церкви во имя св. Стефана Пермскаго, освященной [43]24 ноября того же года. Но эту церковь тотчасъ послѣ освя­щенія пришлось перестраивать, такъ какъ по ошибкѣ архитек­торовъ алтарь былъ выведенъ на сѣверную сторону, по напра­вленію къ тому мѣсту, гдѣ теперь помѣщается соборная коло­кольня. Пришлось зданіе передѣлывать вновь, на что потребо­валось пять лѣтъ, и только 2 марта 1798 г. было совершено вторичное освященіе церкви во имя св. Стефана, выстроенной уже, согласно уставу, алтаремъ на востокъ. Выведенное же на сѣверъ алтарное полукружіе оставалось въ прежнемъ видѣ до постройки Каѳедральнаго собора и колокольни, когда оно было разобрано.

Такимъ образомъ къ началу XIX вѣка въ Перми было уже четыре церкви, одна изъ которыхъ Петропавловская считалась соборною. 16 декабря 1799 г., по указу Императора Павла І-го, была учреждена самостоятельная Пермская епархія, при этомъ Преображенскій мужской монастырь обращенъ въ архіерейскій домъ. Мысль о постройкѣ Каѳедральнаго собора возникла еще ранѣе учрежденія епархіи, именно каменный соборъ былъ зало­женъ въ 1798 г., но постройка его тянулась свыше двадцати лѣтъ, вѣроятно, вслѣдствіе недостатка средствъ. Только въ 1819 г. освященъ лѣтній храмъ Каѳедральнаго собора во славу Преображенія Господня, а въ слѣдующемъ 1820 году и теплый во имя св. Стефана Пермскаго. Въ лѣтнемъ соборѣ поставленъ иконостасъ, взятый изъ Пыскорскаго монастыря, а въ тепломъ таковой же сдѣланъ изъ мрамора на Екатеринбургской граниль­ной фабрикѣ по заказу Пермскаго вице-губернатора Борноволо­кова, для его деревенской церкви, но потомъ онъ былъ секве­строванъ начальствомъ и долго лежалъ безъ употребленія. Въ настоящее время послѣдній иконостасъ лишенъ своего верхняго яруса, отъ чего видъ его сильно проигрываетъ. Иконы въ теп­лый соборъ были пожертвованы президентомъ Императорской академіи художествъ, графомъ А. С. Строгановымъ. Въ 1823 г. на паперти собора заложена массивная каменная колокольня, сооруженная на частныя пожертвованія и занятыя у Верхотур­скаго монастыря 7000 руб., освященная въ 1831 г. и тоже ли­шенная своего верхняго яруса. [44]

Видъ Кафедральнаго собора.
Видъ Кафедральнаго собора.


Въ 1829 г. Пермь обогатилась еще одною церковью, по­строенною внутри тюремнаго замка и освященною во имя Божіей Матери «Всѣхъ скорбящихъ радости», но особенно усиленная постройка церквей въ г. Перми замѣчается во время двадцати­лѣтняго (1831—1851) управленія Пермскою епархіею извѣстнаго свою дѣятельностію архіепископа Аркадія. «Преосвященный, по словамъ историка г. Перми А. А. Дмитріева», обладалъ въ вы­сокой степени умѣньемъ, и путемъ личнаго убѣжденія, и при помощи переписки, располагать состоятельныхъ людей на бого­угодное дѣло построенія храмовъ Божіихъ. Такъ въ концѣ 1831 года въ Перми была освящена деревянная единовѣрческая церковь, стоявшая противъ Богородицкой церкви, въ оградѣ дома, нынѣ принадлежащаго купцу Сорокину. Она была обращена въ церковь изъ часовни при домѣ купца Соколова. Это единствен­ная изъ церквей г. Перми, которая сгорѣла въ страшный пожаръ 1842 года. Въ слѣдующемъ 1832 году происходила закладка каменной церкви во имя Всѣхъ Святыхъ на Новомъ городскомъ [45]кладбищѣ. Церковь же на Старомъ кладбищѣ во имя Всѣхъ Свя­тыхъ переименована въ Успенскую. Церковь эта во имя Всѣхъ Святыхъ была сооружена иждивеніемъ купца Д. Е. Смышля­ева и освящена въ 1837 г.[31]. Въ 1833 г. состоялось освященіе церкви во имя св. Александра Невскаго при Александровской больницѣ, сооруженной въ память проѣзда черезъ Пермь Госу­даря Императора Александра І-го въ 1824 г., а въ слѣдующемъ 1834 году происходила закладка на Сѣнной площади каменной единовѣрческой Свято-Троицкой церкви, главнымъ строителемъ-жертвователемъ которой былъ купецъ Н. К. Крыловъ, камен­ный домъ котораго теперь составляющій собственность Окруж­наго Суда, находится на той же площади противъ церкви. Единовѣрческая церковь строилась девять лѣтъ и освящена въ 1843 г. Въ 1836 году была обновлена Крестовая или домовая церковь при архіерейскомъ домѣ, переименованная, по мысли архіепископа Аркадія, въ честь новоявленнаго тогда угодника Божія Митрофанія Воронежскаго, такъ какъ во имя св. Стефана Пермскаго, которое прежде носила эта церковь, освященъ былъ стоящій рядомъ теплый Каѳедральный соборъ.

Въ 1845 году происходила закладка каменной Свято-Тро­ицкой церкви на Слудской площади на средства, оставленныя по духовному завѣщанію купца Е. И. Шавкунова. Главный пре­столъ посвященъ имени св. Троицы, правый придѣлъ — св. велико­мученику Георгію, а лѣвый — св. пророку Иліи. Постройку со­вершалъ сынъ завѣщателя П. Е. Шавкуновъ, впослѣдствіи город­ской голова г. Перми. Въ послѣднемъ дѣлѣ большое участіе принималъ самъ преосвященный Аркадій, писавшій нѣсколько собственноручныхъ писемъ къ разнымъ лицамъ фамиліи Шав­куновыхъ, изъ которыхъ видно, что онъ умѣлъ подчинять людей, силою своего слова, неотразимому нравственному вліянію и на­правлять ихъ волю сообразно своимъ архипастырскимъ цѣлямъ.

При этомъ же архипастырѣ расширена четырьмя придѣлами Рождество-Богородицкая церковь, переименованная въ таковую изъ церкви Владимірской иконы Божіей Матери. Еще въ 1816 г. этотъ храмъ былъ увеличенъ вторымъ этажемъ и освященъ во [46]славу Рождества Пресвятыя Богородицы. Придѣлъ во имя св. Николая Чудотворца освященъ 30 января 1840 г., Трехъ Святителей — Василія Великаго, Григорія Богослова и Іоанна Златоуста — 30 іюля 1840 г., св. мученицы Агриппины — 8 іюля 1847 г. и въ честь Воздвиженія Честнаго и Животворящаго Креста Господня 11 іюля 1848 г. Такимъ образомъ, во время двадцатилѣтняго управленія архіепископа Аркадія Пермскою епархіею въ одномъ только городѣ Перми построено пять церк­вей или 11 придѣловъ.

Въ 1847 г. холодный храмъ Петропавловскаго собора укра­шенъ вновь живописью, при этомъ кругомъ храма поставлена новая каменная ограда усердіемъ соборнаго старосты Е. И. Ере­мѣева, а въ 1849 году освященъ придѣлъ Свято-Троицкой Слуд­ской церкви во имя великомученика Георгія.

Во время управленія Пермскою епархіей преемника прео­священнаго Аркадія архіепископа Неофита (1851—1868 г.) по­являются Воскресенская и двѣ домовыхъ церкви при духовной семинаріи и мужской гимназіи. Первая является памятникомъ освобожденія крестьянъ отъ крѣпостной зависимости 19 февраля 1861 года и сооружена исключительно на средства крестьянъ и по ихъ иниціативѣ. Закладка ея происходила 30 августа 1863 г., а освященіе — 1 октября 1869 г.

Видъ Воскресенской церкви.
Видъ Воскресенской церкви.




[47]Церковь внутри духовной семинаріи во имя св. Іоанна Бого­слова, къ устройству которой приступлено въ декабрѣ 1851 г., а освященіе совершено 10 мая 1853 г., сооружена отчасти бла­годаря указанію ревизора, отчасти энергіи и усердію новаго ректора семинаріи архимандрита Антонія (Радонежскаго), впо­слѣдствіи епископа Оренбургскаго. Что касается устройства домовой церкви при мужской гимназіи въ честь Благовѣщенія Пресвятой Богородицы, освященной 25 марта 1862 г.[32], то она воздвигнута всецѣло на частныя пожертвованія, собранныя ди­ректоромъ гимназіи И. Ф. Грацинскимъ. При Крестовой архі­ерейской церкви въ 1858 г., по иниціативѣ архіепископа Нео­фита, сдѣланъ пристрой, новыя сѣни и парадная чугунная лѣст­ница, теперь уничтоженная, при чемъ обновлена и живопись внутри Крестовой церкви.

13 августа 1873 года происходила закладка церкви во имя св. Николая Чудотворца при пересыльномъ замкѣ. Мысль объ основаніи церкви принадлежала Пермскому губернатору Н. Е. Андреевскому, а сооруженіе храма всецѣло приняли на себя купцы Ѳедоръ и Григорій Козьмичи Каменскіе. Послѣдніе не ограничились постройкою только этой церкви: они соорудили еще двѣ церкви во вновь основанномъ ими Успенскомъ жен­скомъ монастырѣ; на ихъ средства воздвигнутъ въ этомъ мона­стырѣ прекрасный каменный храмъ съ тремя придѣлами въ честь Успенія Божіей Матери, Усѣкновенія главы св. Іоанна Предтечи и св. Ѳеодора Тирона и св. Григорія Богослова, съ пещерною церковью внизу во имя св. Антонія и Ѳеодосія Пе­черскихъ, построенная въ 1879 г. Еще ранѣе здѣсь построена въ 1873 г. ими же деревянная церковь во имя Казанской иконы Божіей Матери.

Они же явились храмоздателями домовой церкви при город­ской богадѣльнѣ, сначала деревянной (1879 г.), а потомъ каменной (1885 г.) во имя св. Сѵмеона Верхотурскаго Чудотворца.

Въ 1878 г. при городской тюрьмѣ устроена новая каменная церковь во имя Божіей Матери всѣхъ скорбящихъ радости вмѣ­сто ветхой церкви, существовавшей при тюрьмѣ съ 1829 г. [48]

Въ восьмидесятыхъ годахъ церковно-строительная дѣятель­ность какъ бы замираетъ. Пермскою епархіею тогда управляли маститый старецъ епископъ Вассіанъ и болѣзненный преосвя­щенный Ефремъ. Въ это время сооружается только одна домо­вая церковь во имя св. Кирилла и Меѳодія при Пермскомъ ду­ховномъ училищѣ. Мысль о постройкѣ церкви возникла, благо­даря 1000 лѣтнему юбилею со дня кончины одного изъ славян­скихъ первоучителей св. Меѳодія († 885 г.) 6 апрѣля 1885 года. Эта мысль была приведена въ осуществленіе заботами смотри­теля духовнаго училища Г. И. Холмогорова, а 15 ноября 1887 г. происходило освященіе церкви.

Церковно-строительство въ г. Перми оживляется съ назна­ченіемъ на Пермскую каѳедру преосвященныхъ Владиміра (1888—1892), Петра (1892—1902) и особенно Іоанна (1902—1905).

Такъ 22 іюля 1889 г. происходила закладка Маріе-Магда­лининской церкви при убѣжищѣ дѣтей бѣдныхъ, освященной 8 ноября 1893 г. Церковь сооружалась на пожертвованія част­ныхъ лицъ, при этомъ Кяхтинскій купецъ М. И. Корзухинъ пожертвовалъ богослужебныя книги, утварь и ризы на сумму 2.000 руб.

Вслѣдствіе увеличенія количества жителей Перми, Каѳе­дральный соборъ сдѣлался тѣснымъ и весной 1892 г. приступ­лено къ расширенію его. Обширная паперть его была увеличена боковыми пристроями и соединилась съ зимнимъ соборомъ, составивъ его западную часть. Въ пристрояхъ Каѳедраль­наго собора были устроены два придѣла: правый освященъ въ честь св. Іоанна Предтечи (19 марта 1895 г.), лѣвый во имя св. Димитрія Ростовскаго (24 сентября 1895 г.). Первый соору­женъ усердіемъ купца И. Г. Кондрашина, второй на средства, оставленныя по духовному завѣщанію ключаря собора протоіерея Д. Г. Коровина. Еще ранѣе, 24 февраля 1891 г. былъ освященъ вновь устроенный придѣлъ собора въ честь Покрова Божіей Матери.

Одновременно съ расширеніемъ Каѳедральнаго собора въ Перми устраиваются двѣ домовыхъ церкви, одна во имя св. Софіи и трехъ ея дщерей — Вѣры, Надежды и Любви при [49]епархіаль­номъ женскомъ училищѣ (освящена 16 сентября 1894 г.), другая — при училищѣ слѣпыхъ во имя св. князя Михаила Черни­говскаго (заложена 3 октября 1893 года и освящена 22 ноября 1896 г.). Первая строилась на средства, ассигнованныя Перм­скимъ епархіальнымъ съѣздомъ, а вторая — усердіемъ Екатерин­бургскаго купца Рожнова.

Для удовлетворенія религіозныхъ потребностей рабочаго населенія Заимокъ въ 1895 г. устраивается на Слудкѣ неболь­шая деревянная церковь во имя св. Николая Чудотворца. Въ сооруженіи ея большое участіе принимали преосвященный Петръ, о. ректоръ семинаріи, протоіерей К. М. Добронравовъ и небезъ­извѣстный тогда въ Перми офицеръ Лопухиловъ.

Въ то же время капитально ремонтируется Крестовая цер­ковь во имя св. Митрофана Воронежскаго. Иконостасъ ея изъ верхняго этажа спущенъ въ нижній, при этомъ полъ-потолокъ между верхнимъ и нижнимъ этажемъ былъ уничтоженъ, такъ что церковь сдѣлана двухъ-свѣтной и высокой, чѣмъ устранена прежняя невозможная духота. Широкая чугунная лѣстница, вед­шая изъ Крестовой церкви въ Каѳедральный соборъ, убрана, за ненадобностью; вмѣсто нея построено теплое помѣщеніе: вверху — для квартиры священно-служителей при архіерейскомъ домѣ, внизу — для паперти Крестовой церкви. Послѣ реставраціи цер­ковь освящена 13 октября 1896 г.

Тогда же, по иниціативѣ супруги начальника Пермской губ. и почетной попечительницы Маріинской женской гимназіи Пого­диной, начинается сборъ пожертвованій на построеніе храма при упомянутой гимназіи, вскорѣ давшій крупную сумму. Вслѣд­ствіе этого, приступлено было къ очищенію мѣста подъ церковь. Для этого потребовалось снесеніе военной гауптвахты. Закладка церкви происходила 6 мая 1895 г. Прекрасная по наружному и внутреннему виду церковь соединена теплымъ корридоромъ съ зданіемъ гимназіи. Она освящена во имя св. Николая Чудо­творца и св. мученицы царицы Александры, въ память брако­сочетанiя Ихъ Императорскихъ Величествъ Государя Импера­тора Николая Александровича и Государыни Императрицы Александры Ѳеодоровны. Сооружена она на средства города, земства и пожертвованія частныхъ лицъ. [50]

Вслѣдствіе ветхости деревянной Успенской церкви на Ста­ромъ кладбищѣ, у причта Петропавловскаго собора, къ которому была приписана эта церковь, возникла мысль о сооруженіи на мѣстѣ ея новаго каменнаго храма. Закладка церкви происходила 25 іюня 1900 г., а освященіе — 21 ноября 1905 г. Пока возво­дились стѣны каменнаго храма, въ деревянной происходило бого­служеніе и уже предъ тѣмъ, какъ нужно было устраивать своды, она была разобрана.

Во время кратковременнаго (1902—1905 г.) управленія Пермскою епархіею преосвященнаго Іоанна въ Перми начина­ютъ перестраиваться и вновь строится одновременно нѣсколько церквей. Такъ, тогда были построены церкви Златоустовская и Вознесенская. Первая (деревянная) во имя св. Іоанна Златоуста устроена на подворьѣ Бѣлогорскаго мужского монастыря на Петропавловской улицѣ и торжественно освящена 14 декабря 1903 г. преосвященными Іоанномъ Пермскимъ и Павломъ Кун­гурскимъ (къ постройкѣ ея приступлено 21 мая 1903 г.). Мысль о сооруженіи второй принадлежитъ г. Балахонову. Уже давно чувствовалась потребность въ сооруженіи храма «на болотѣ», такъ какъ это мѣсто удалено отъ всѣхъ городскихъ церквей на значительное разстояніе. Мѣсто для церкви уступлено было купцомъ А. П. Бабаловымъ. Самая же церковь строилась посте­пенно, по мѣрѣ поступленія средствъ и матеріаловъ для по­стройки, чѣмъ и объясняется довольно продолжительная (7 лѣтъ) постройка церкви. Сооружена она на средства разныхъ лицъ, сдѣлавшихъ пожертвованія деньгами или матеріалами. Закладка ея происходила 14 мая 1903 г., а нижній пещерный храмъ во имя св. Серафима Саровскаго освященъ уже въ слѣдующемъ 1904 г. 18 іюля. Далѣе постройка замедляется, вслѣдствіе недо­статка средствъ и окончена только въ 1910 г., когда 12 декабря освящена главная верхняя церковь этого храма преосвященнымъ Палладіемъ епископомъ Пермскимъ и Соликамскимъ. При прео­священномъ же Іоаннѣ 5 октября 1903 г. освящена вновь устро­енная церковь въ честь Успенія Божіей Матери при усыпаль­ницѣ Александровской больницы, тогда же перестроенъ внутри Петропавловскій соборъ путемъ превращенія узкаго корридора, соединявшаго теплый храмъ съ холоднымъ, въ громадную арку, [51]чѣмъ соединены теплый и холодный придѣлы въ одинъ довольно обширный храмъ и устроенъ придѣлъ во имя св. великомученика Евстафія Плакиды, освященный 14 сентября 1902 г. 17 октября 1904 г. вновь освящена церковь во имя св. Сѵмеона Верхотур­скаго внутри городской богадѣльни, увеличенная надстройкою вдвое и сдѣланная двухъ-свѣтною на средства Пермскаго купца М. М. Камчатова.

Видъ главнаго храма Успенскаго женскаго монастыря.
Видъ главнаго храма Успенскаго женскаго монастыря.




Въ 1905 г. въ Успенскомъ женскомъ монастырѣ одновре­менно приступлено къ построенію двухъ небольшихъ храмовъ каменнаго и деревяннаго. Первый въ честь Казанской иконы Божіей Матери построенъ на мѣстѣ такового же деревяннаго разобраннаго въ томъ же году; онъ выстроенъ въ стилѣ XVII вѣка на средства члена Государственнаго Совѣта отъ Перм­ской губерніи И. Г. Каменскаго, какъ надгробный памятникъ вблизи могилы его матери Н. С. Каменской. Второй построенъ на Новомъ кладбищѣ монастыря во имя св. Женъ Мѵроносицъ, по иниціативѣ игуменіи монастыря Нины на средства разныхъ лицъ; при этомъ иконостасъ и утварь этой церкви взяты изъ разобранной деревянной церкви во имя Казанской иконы Божіей Матери. Мѵроносицкая церковь освящена преосвященнымъ [52]Никаноромъ, епископомъ Пермскимъ и Соликамскимъ, 1 октября того же 1905 года.

12 декабря 1910 г. преосвященнымъ Палладіемъ освящена достроенная Вознесенская церковь.

Видъ католическаго костела.
Видъ католическаго костела.





Замѣчательныя лица, бывшіе въ Перми.


Пермь, не смотря на свою отдаленность отъ культурнаго центра, неоднократно видѣла лицъ Царской Фамиліи. Къ числу такихъ посѣщеній прежде всего нужно отнести пребываніе въ Перми Императора Александра І-го въ 1824 году. Государь, обозрѣвая восточныя окраины Россіи, проѣхалъ изъ Оренбурга въ Пермь. Ко встрѣчѣ Императора жители Перми приготови­лись заранѣе. Казенныя и частныя зданія были обновлены, пло­щади и улицы очищены, проведены по городу тротуары, по­строены обелиски заставъ Казанской и Сибирской, насажены четыре ряда аллей березъ, или бульваръ, устроенъ для встрѣчи Государя павильонъ, называемый нынѣ ротондой. Императоръ прибылъ вечеромъ 30 сентября 1824 года. Переодѣвшись съ до­роги въ домѣ архитектора Свіязева, Государь отправился въ Каѳедральный соборъ, гдѣ былъ встрѣченъ епископомъ [53]Діони­сіемъ. Отслушавъ молебствіе въ соборѣ, Его Величество отпра­вился на свою квартиру[33].

Ротонда. мѣсто встрѣчи Императора Александра I въ 1824 г.
Ротонда. мѣсто встрѣчи Императора Александра I въ 1824 г.




Всѣ прилегающія къ зданію квартиры Государя улицы были усѣяны народомъ, безпрестанно кричавшимъ «ура». Въ теченіе вечера Государь болѣе пяти разъ выходилъ на балконъ и рас­кланивался съ народомъ, благодаря за радушіе. На другой день, 1 октября, въ 5 часовъ утра Государь показался на балконѣ и раскланялся съ народомъ. Пермскіе рыбаки поднесли ему жи­вого осетра. Около 7 часовъ Его Величество отправился на раз­водъ мѣстнаго батальона на площади, занимаемой теперь теат­ромъ. Литургію и молебенъ Государь слушалъ въ Преображен­скомъ лѣтнемъ соборѣ. По окончаніи молебна, Императоръ одинъ, безъ всякой свиты, по юго западному крыльцу вышелъ изъ со­бора и мимо памятниковъ направился къ дому, выходящему въ архіерейскій садъ, гдѣ жилъ на покоѣ епископъ Iустинъ. Выйдя отъ преосвященнаго Іустина, Его Величество въ сопровожденiи губернатора и полковника Дибича прошелъ въ теплый со­боръ Св. Стефана, а затѣмъ въ домовую архiерейскую церковь. Затѣмъ Государь проѣхалъ на свою квартиру, гдѣ принималъ [54]епископа Діонисія съ духовенствомъ, чиновниковъ, купцовъ и всѣхъ служащихъ по выборамъ, начиная съ городского головы. Во время церемоніи представленія, длившейся до 4 часовъ. Им­ператоръ неоднократно выходилъ на балконъ и раскланивался съ народомъ, все время не перестававшимъ кричать «ура». Къ высочайшему столу, кромѣ членовъ свиты, были приглашены только губернаторъ и генералъ Портнягинъ, командовавшій утромъ парадомъ войскъ. Послѣ обѣда, Государь вмѣстѣ съ губер­наторомъ объѣхалъ нѣсколько улицъ города при звонѣ колоко­ловъ и неумолкаемомъ «ура», а затѣмъ, посвятивъ нѣсколько времени кабинетнымъ занятіямъ, въ 10 часовъ вечера удалился въ спальню.

На слѣдующій день, 2 октября, Государь съ 7 часовъ утра началъ объѣздъ казенныхъ заведеній, посѣтилъ домъ губерна­тора, бывшій тогда на Петропавловской площади, тюремный за­мокъ, богадѣльню приказа общественнаго призрѣнія, военный госпиталь, мѣсто, на которомъ предполагалось построить город­скую больницу и домъ умалишенныхъ съ наименованіемъ боль­ницы Александровской, въ память посѣщенія Перми Императо­ромъ, а затѣмъ Мотовилихинскій заводъ. На другой день рано утромъ Государь покинулъ Пермь.

Казенная палата, гдѣ останавливался Императоръ Александръ І-й въ 1824 г.
Казенная палата, гдѣ останавливался Императоръ Александръ І-й въ 1824 г.




[55]

Черезъ двѣнадцать съ половиной лѣтъ Пермь посѣтилъ Го­сударь Наслѣдникъ Александръ Николаевичъ, совершавшій по­ѣздку по Россіи вмѣстѣ со своимъ наставникомъ, извѣстнымъ русскимъ писателемъ, В. А. Жуковскимъ.

Мысль о путешествіи Государя Наслѣдника Александра Николаевича принадлежитъ Императору Николаю І-му, желав­шему, чтобы сынъ его закончилъ свое образованіе личнымъ зна­комствомъ съ Россіей[34]. Для этого выработанъ былъ маршрутъ, въ который были включены города центральной и восточной Россіи и западной Сибири. Спутниками Цесаревича были его воспи­татель— извѣстный поэтъ В. А. Жуковскій, генералъ адъютантъ Кавелинъ, дѣйствительный статскій совѣтникъ Арсеньевъ, лейбъхирургъ Енохинъ, полковники Назимовъ и Юрьевичъ и моло­дые адъютанты, подпоручикъ графъ Вьельгорскій и прапорщики Паткуль и Адлербергъ. Путешествіе началось въ концѣ апрѣля. За отсутствіемъ желѣзныхъ дорогъ и пароходовъ весь путь по­чти исключительно совершался на лошадяхъ. Черезъ Тверь, Калязинъ, Угличъ, Рыбинскъ, Ярославль, Ростовъ, Суздаль, Шую, Ивановъ-Вознесенскъ, Кострому, Вятку, Ижевскій и Воткинскій заводы и Оханскъ Цесаревичъ прибылъ въ Пермь поздно вече­ромъ 23 мая. Авторъ «Лѣтописи г. Перми» Прядильщиковъ днемъ прибытія Цесаревича считаетъ 21 мая, но это ошибка, такъ какъ 21 мая, по словамъ Дмитріева, Государь Наслѣдникъ былъ въ Ижевскомъ заводѣ.

Весь день 21 мая прошелъ для пермяковъ въ томительномъ ожиданіи. При отсутствіи телеграфовъ, при медленности и слу­чайности ѣзды на лошадяхъ, нельзя было точно указать заранѣе времени прибытія Цесаревича. Толпы народа стояли по обѣимъ сторонамъ дороги, по которой долженъ былъ слѣдовать Его Высочество. «Солнце уже закатилось[35], весь городъ блисталъ ты­сячами плошекъ и фонарей. Съ высокой колокольни Кафедраль­наго собора Пермь казалась утонувшею въ морѣ огней, а самая колокольня, соборъ, какъ и вся набережная, также залитая огнемъ, эффектно отражались въ тихихъ водахъ могучей Камы». [56]

Только къ 11 час. вечера поѣздъ Цесаревича былъ замѣ­ченъ жителями пригородныхъ деревень Гарюшекъ и Данилихи, которые первые привѣтствовали будущаго своего Освободителя восторженнымъ «ура». У Казанской заставы, построенной во время пріѣзда Императора Александра І-го, экипажъ Цесаревича былъ встрѣченъ городничимъ Вайгилемъ, вручившимъ Его Высочеству рапортъ. Послѣ врученія рапорта, поѣздъ тронулся дальше «довольно медленно». Медленность ѣзды объясняется, вѣроятно, желаніемъ администраціи доставить народу наслажде­ніе лучше разсмотрѣть царственнаго Гостя, но это желаніе было парализовано обстоятельствомъ, не дѣлающимъ чести полиціи, не догадавшейся сдѣлать распоряженіе о поливкѣ улицъ. Дѣло въ томъ, что отъ двинувшейся за поѣздомъ многотысячной толпы поднялась такая пыль, что Цесаревичъ вынужденъ былъ закрыться шинелью и глубже надвинуть на лицо фуражку. Отъ цѣлой тучи пыли карету нельзя было видѣть на разстояніи одного полуквар­тала и дышать было трудно.

Экипажъ Цесаревича, запряженный восьмеркой лошадей, про­ѣхавъ по аллеямъ, соединяющимъ заставы Казанскую и Сибир­скую, направился по Сибирской улицѣ къ Камѣ. Аллеи березъ, насаженныя при Александрѣ I и теперь, къ сожалѣнію, выру­баемыя, были освѣщены четырьмя рядами плошекъ. Особенно эф­фектно была иллюминована ротонда бульвара. Поѣздъ долженъ былъ направиться къ Каѳедральному собору, гдѣ Цесаревича ожидалъ архіепископъ Аркадій съ духовенствомъ, но Его Высочество, утомленный дорогой и покрытый пылью, пожелалъ отло­жить посѣщеніе собора до слѣдующаго дня и прямо направился въ приготовленную для него квартиру въ губернаторскомъ домѣ. Нужно замѣтить, что домъ губернатора тогда находился на пло­щади у Петропавловскаго собора. Здѣсь тогда былъ центръ го­рода. Только послѣ опустошительныхъ пожаровъ 1842 года и 1859 г. городъ началъ распространяться вдоль Камы.

На крыльцѣ губернаторскаго дома Его Высочество былъ встрѣченъ вице-губернаторомъ Кабритомъ, управлявшимъ тогда губерніей, и прочими властями. Здѣсь же стояли войска.

Умывшись и принявъ ванну, Цесаревичъ одѣлся въ другой сюртукъ и вышелъ въ залъ для пріема рапортовъ отъ [57]чиновни­ковъ. Въ разговорѣ Его Высочество, между прочимъ, отозвался съ похвалою о дорогахъ, устроенныхъ умнымъ и дѣятельнымъ губернаторомъ К. Ѳ. Модерахомъ. Затѣмъ Государь Наслѣдникъ неоднократно подходилъ къ открытому окну и отвѣчалъ покло­номъ на непрерывныя восторженныя привѣтствія народа; нако­нецъ, послѣ ужина, еще разъ подошелъ къ окну, поклонился на­роду и потомъ удалился въ спальню. Свита Его Высочества по­мѣстилась въ особыхъ назначенныхъ для нея пяти квартирахъ. Для Перми особенно замѣчательно то, что въ числѣ этой свиты былъ одинъ изъ корифеевъ отечественной литературы, незаб­венный В. А. Жуковскій. Другое лицо свиты К. И. Арсеньевъ, преподаватель отечествовѣдѣнія, былъ, по словамъ Жуковскаго, сильно озабоченъ, чтобы Цесаревичъ «зналъ свою Россію и зналъ ее такъ, чтобы знаніе это возбудило въ немъ энтузіазмъ къ великому дѣлу царствованія». Весьма возможно, что эти два лица, одаренныя прекрасными качествами ума и сердца, имѣли благотворное вліяніе на своего питомца и способствовали разви­тію въ немъ гуманныхъ чувствъ и любви къ родинѣ и родному народу, выразившихся въ великихъ реформахъ.

На другой день, 24-го мая, въ 9 часовъ утра, по принятіи утреннихъ поздравленій отъ свиты и рапортовъ должностныхъ лицъ, Цесаревичъ въ гвардейскомъ кирасирскомъ мундирѣ съ звѣздою, но безъ ленты и шпаги, при колокольномъ звонѣ от­былъ въ Каѳедральный соборъ, гдѣ литургія была уже окончена. Архіепископъ Аркадій съ духовенствомъ встрѣтилъ Цесаревича на крыльцѣ (лѣтняго) собора.

Послѣ провозглашенія многолѣтія, преосвященный привѣт­ствовалъ Его Высочество краткою, но выразительною рѣчью со свойственнымъ ему краснорѣчіемъ. Изъ лѣтняго собора Цесаре­вичъ въ сопровожденіи архіепископа, вице-губернатора и свиты прошелъ въ зимній соборъ Св. Стефана, а оттуда въ Крестовую церковь. Послѣ посѣщенія крестовой церкви, Его Высочество прослѣдовалъ въ губернаторскій домъ, гдѣ принималъ духовен­ство, чиновниковъ, купечество и служащихъ по выборамъ. Во главѣ купечества былъ городской голова И. Ф. Любимовъ, впо­слѣдствіи пароходчикъ и отецъ извѣстнаго коммерческаго дѣя­теля г. Перми И. И. Любимова. Цесаревичъ спрашивалъ его о [58]состояніи города, о его промышленности, доходахъ, количествѣ выгонной земли.

Послѣ пріема депутацій начался объѣздъ города. Цесаре­вичъ ѣздилъ въ коляскѣ, запряженной четверкою, имѣя рядомъ съ собою генералъ-адъютанта Кавелина, а противъ себя, на перед­ней скамейкѣ, вице-губернатора Кабрита. Его Высочествомъ по­слѣдовательно посѣщены были почти всѣ существовавшія тогда городскія учрежденія: тюремный замокъ, училище дѣтей канце­лярскихъ служителей, Александровская больница, богадѣльни, домъ умалишенныхъ, губернская выставка издѣлій заводской, мануфактурной и домашней промышленности, устроенная въ двухъ свободныхъ флигеляхъ при той же Александровской боль­ницѣ. Выставка и, въ частности, минералогическая коллекція привлекли продолжительное вниманіе Цесаревича. Неизвѣстно, насколько она была обширна, но весьма возможно, она была устроена исключительно для Цесаревича. Присутствующіе да­вали посильное объясненіе на вопросы Его Высочества. На дворѣ выставки Государю Наслѣднику были показаны англійскія ло­шади заводовъ Всеволожскихъ и огнегасительныя машины Не­вьянскаго завода. Затѣмъ Его Высочествомъ были осмотрѣны военный госпиталь и казармы баталіона военныхъ кантонистовъ, находившіеся въ существующихъ и до сихъ поръ желтыхъ до­махъ около Казанской заставы и Данилихи. Отсюда Цесаревичъ поѣхалъ въ мужскую гимназію, а изъ гимназіи мимо гауптвахты, находившейся тогда на томъ мѣстѣ, гдѣ теперь церковь женской гимназіи, на набережную Камы и въ четыре часа дня возвра­тился въ свою квартиру.

Къ обѣду, начавшемся въ пять часовъ, были приглашены архіепископъ Аркадій, вице-губернаторъ Кабритъ, городской го­лова И. Ф. Любимовъ и отставной флотскій маіоръ Голенищевъ, случайно находившійся въ Перми проѣздомъ изъ Камчатки въ Петербургъ. Этотъ маіоръ въ 1825 году перевозилъ черезъ Неву семилѣтняго Цесаревича. Съ нимъ-то Цесаревичъ бесѣдовалъ почти все время о далекомъ пути черезъ Сибирь. По окончаніи обѣда Его Высочество вручилъ архіепископу Аркадію 5000 р. для бѣдныхъ духовнаго званія, а вице-губернатору Кабриту столько же вообще для бѣдныхъ г. Перми. Отставнымъ нижнимъ [59]чинамъ, собравшимся передъ губернаторскимъ домомъ, Цесаре­вичъ пожаловалъ унтеръ офицерамъ по 2 рубля и рядовымъ по 1 рублю.

Вечеромъ Цесаревичъ выразилъ желаніе совершить прогулку по рѣкѣ. Вечеръ 24 мая 1837 года былъ особенно хорошъ. Спу­стившись къ рѣкѣ къ большому взвозу (вѣроятно къ тому мѣсту, гдѣ выходитъ Соликамскій переулокъ), Цесаревичъ сѣлъ въ роскошно декорированный катеръ. Его сопровождали вся свита и именитые граждане Перми. По словамъ очевидца, Его Высо­чество самъ правилъ рулемъ, присѣвъ на бортъ съ лѣвой сто­роны. На Камѣ тогда много было каравановъ съ уральскими металлами и судовъ съ солью. Народъ, находившійся на нихъ и на берегу, привѣтствовалъ Цесаревича криками «ура». Цѣлыхъ два часа продолжалась прогулка. Когда Его Высочество, послѣ прогулки, сѣлъ въ коляску, то еще разъ проѣхалъ по набереж­ной, любуясь эффектной картиной иллюминаціи. Съ 9 1/2 часовъ весь городъ заблисталъ безчисленными огнями. Тысячи огонь­ковъ отражались въ темныхъ водахъ рѣки; сотни разноцвѣтныхъ флаговъ украшали мачты судовъ. Особенно Цесаревичу понра­вился видъ на Каму отъ спуска, т. е. отъ того мѣста, гдѣ те­перь находится почтовая контора[36]. Въ 10 часовъ вечера Цеса­ревичъ возвратился въ свою квартиру, гдѣ, послѣ ужина, еще разъ показался въ открытомъ окнѣ народу и поклонился ему, послѣ чего занялся письменной работой и болѣе не выходилъ.

Такимъ образомъ, весь день 24 мая 1837 г. Цесаревичъ все­цѣло посвятилъ Перми. На другой день, рано утромъ, въ седьмомъ часу Цесаревичъ вышелъ изъ квартиры въ дорожной шинели, чтобы сѣсть въ поданный дорожный экипажъ. Здѣсь Цесаревичъ принималъ отъ народа просьбы и къ каждой изъ нихъ онъ от­носился съ полнымъ вниманіемъ. Въ числѣ просьбъ были, между прочимъ, прошенія ссыльныхъ поляковъ о возвращеніи ихъ на родину и раскольниковъ объ избавленіи ихъ отъ преслѣдова­ній[37]. При отъѣздѣ Цесаревичъ подарилъ маіору Голенищеву брилліантовый перстень въ 2000 рублей. Наконецъ поѣздъ [60]тро­нулся по Сибирскому тракту, сопровождаемый криками «ура» и колокольнымъ звономъ всѣхъ городскихъ церквей.

Въ 1868 году 5 и 6 августа въ Перми былъ проѣздомъ Великій Князь Владиміръ Александровичъ, а 9, 10 и 11 іюля 1873 года Великій Князь Алексѣй Александровичъ. Въ память пребыванія въ Перми послѣдняго было открыто Пермское Алек­сѣевское реальное училище, 11 и 12 іюня 1887 года Пермь по­сѣтилъ Великій Князь Михаилъ Николаевичъ съ своимъ авгу­стѣйшимъ сыномъ Сергіемъ Михайловичемъ. Высокіе гости, ѣхавшіе въ Екатеринбургъ на открытіе Уральской научно-про­мышленной выставки, присутствовали на открытіи зданія Перм­ской Маріинской женской гимназіи. Памятникомъ ихъ посѣще­нія осталась Михайловская слободка. 27 апрѣля 1909 г. черезъ станцію Пермь II, не останавливаясь въ Перми, послѣдовалъ Ве­ликій Князь Константинъ Константиновичъ. Въ 1845 г. Пермь посѣтилъ герцогъ Максимиліанъ Лейхтенбергскій, а 21 и 22 мая 1866 г. его сынъ, Николай Максимиліановичъ Лейхтенбергскій.

Съ 23 сентября 1812 г. по сентябрь 1814 года въ Перми отбывалъ ссылку извѣстный государственный секретарь Импе­ратора Александра І-го Михаилъ Михаиловичъ Сперанскій.

23 сентября 1912 года исполнилось ровно сто лѣтъ, какъ Михаилъ Михаиловичъ прибылъ въ Пермь. Домъ, занимаемый теперь почтово-телеграфною конторой, противъ Набережнаго сада, является молчаливымъ и единственнымъ памятникомъ пре­быванія Сперанскаго въ Перми. Въ этомъ домѣ, принадлежав­шемъ тогда купцу И. Н. Попову, и поселился столичный из­гнанникъ. Онъ занялъ верхній этажъ этого дома. Пермское обще­ство отнеслось къ новому члену очень недружелюбно. Ссылка его въ Пермь была истолкована, какъ подтвержденіе его измѣны, въ которой его обвиняли враги. На визиты Сперанскаго адми­нистраціи города, онъ не дождался отвѣтныхъ визитовъ. Поя­вленіе Сперанскаго въ Рождество-Богородицкой церкви во время архіерейскаго богослуженія вызвало смущеніе тогдашняго

) Эта статья первоначально была помѣщена авторомъ въ Пермскихъ Губерн­скихъ Вѣдомостяхъ въ № отъ 26 августа 1912 года подъ заглавіемъ «1812 годъ въ Перми» и потомъ буквально перепечатана въ Пермскомъ адресъ-календарѣ на 1913 г. (изданіе губернскаго правленія) безъ фамиліи автора. [61]епи­скопа пермскаго Іустина. Мало того, въ переднюю Михаила Ми­хаиловича были посажены будочники. Городничему (полицеймей­стеру) съ частными приставами вмѣнено въ обязанность посѣ­щать безъ церемоніи, во всякое время, квартиру Сперанскаго и о томъ, что они тамъ увидятъ или услышатъ, рапортовать кому слѣдуетъ. Надзоръ особенно былъ тяжелъ для Сперанскаго еще и потому, что ему подвергался не одинъ онъ, а его дочь, теща и братъ. Кромѣ этого оскорбительнаго надзора, Михаилъ Ми­хаиловичъ часто подвергался и личнымъ оскорбленіямъ, когда гулялъ по улицамъ. Иногда его сопровождали уличные мальчу­ганы, крича вслѣдъ ему: «измѣнникъ». Случалось ли проходить ему по галлереѣ гостиннаго двора, гимназисты бросали въ его грязью. Одинъ чиновникъ, выгнанный со службы за пьянство и ябедничество, позволялъ себѣ сидѣть на тумбѣ противъ окна Сперанскаго и пѣть «На рѣкахъ Вавилонскихъ тамо сѣдохомъ и плакахомъ». Полиція, видя все это, бездѣйствовала.

Нужно принять во вниманіе, что всѣ эти оскорбленія осо­бенно угнетали Сперанскаго, такъ какъ при его чуткости, де­ликатности, корректности и воспитанности заставляли его сильно страдать за себя и родныхъ. Уличныя оскорбленія побудили Михаила Михаиловича избѣгать оживленныхъ пунктовъ города и гулять на окраинахъ. Ежедневно онъ гулялъ по Монастыр­ской улицѣ и всегда любилъ садиться на скамейкѣ, на томъ мѣстѣ берега, гдѣ теперь находится семинарская кухня. Авторъ труда «Великопермская и Пермская епархія» протоіерей Евге­ній Поповъ говоритъ, что эта скамья, на которой онъ вырѣзалъ однажды свою фамилію, долго оставалась памятникомъ о немъ. Мимоидущіе семинаристы всегда кланялись ему. Они, «вѣроятно», по примѣру наставниковъ, смотрѣли съ благоговѣніемъ на че­ловѣка, поднявшагося изъ ихъ среды[38].

Недолго прожилъ Сперанскій въ домѣ Попова. Вскорѣ онъ пріискалъ себѣ болѣе теплую квартиру въ домѣ Ипанова, на углу Торговой улицы и Верхотурскаго переулка, противъ ны­нѣшнихъ главныхъ мастерскихъ желѣзной дороги. Этотъ домъ[39] [62]еще въ 1837 году сломанъ за ветхостью. Здѣсь Сперанскій про­жилъ до выѣзда своего изъ Перми.

Несмотря на непріязненное отношеніе къ нему пермскаго общества, Сперанскій имѣлъ въ Перми знакомыхъ. Это были: хозяинъ первоначальной квартиры И. Н. Поповъ, квартировав­шій во флигелѣ дома Попова инспекторъ семинаріи игуменъ Иннокентій, купецъ Д. Е. Смышляевъ, В. А. Василовскій и X. Я. Лазаревъ. Поповъ и о. Иннокентій были постоянными со­бесѣдниками Сперанскаго, а Смышляевъ далъ ему въ долгъ 3000 руб въ трудное для Сперанскаго время, когда онъ при­нужденъ былъ занимать деньги у собственной прислуги. Въ Перми посѣтилъ Сперанскаго другъ его Аркадій Алексѣевичъ Столыпинъ, который довольно долго прожилъ въ Перми. Ску­чая отъ бездѣлья, Михаилъ Михаиловичъ весь ушелъ въ книги. Въ семинарской библіотекѣ, по словамъ прот. Е. Попова, не осталось ни одной книги, которой бы не прочиталъ Сперанскій. Въ благодарность за это Сперанскій пожертвовалъ бѣднымъ во­спитанникамъ семинаріи 50 руб. Епископъ Іустинъ впослѣд­ствіи подарилъ ему на память о Перми изъ семинарской биб­ліотеки библію на нѣсколькихъ языкахъ (полиглотту).

Живя въ Перми, Сперанскій часто сталъ посѣщать церковь, читать святое писаніе и докончилъ переводъ съ французскаго мистической книги Ѳомы Кемпійскаго «О подражаніи Христу».

Изъ Перми Сперанскій отправилъ два письма къ Государю, одно черезъ министра полиціи Балашева, другое черезъ дочь. Черезъ два года Сперанскому предоставлено было право жить въ своемъ имѣніи Великопольѣ, Новгородской губерніи. 19 сен­тября 1814 года Сперанскій простился съ Пермью. Незадолго до отъѣзда онъ примирился съ пермскою администраціей, явив­шейся къ нему на домъ во главѣ съ губернаторомъ Гермесомъ и тѣмъ старавшейся загладить прежнія отношенія. Сперанскій принялъ ихъ въ шлафрокѣ и, приставъ со стула, пригласилъ губернатора сѣсть; остальные не получили этого приглашенія и должны были оставаться на ногахъ во все время пріема, правда очень непродолжительнаго. Этимъ только Сперанскій далъ понять свое неудовольствіе къ прежнимъ оскорбительнымъ от­ношеніямъ. Уѣзжая, онъ сказалъ постоянному своему [63]собесѣд­нику игумену Иннокентію: «Прощайте, добрѣйшій отецъ. Если со временемъ я буду счастливъ, то и вы будете счастливы». Впо­слѣдствіи этотъ Иннокентій всегда бывалъ въ Петербургѣ у Сперанскаго и умеръ въ санѣ архіепископа волынскаго.

Черезъ пятъ лѣтъ послѣ своего отъѣзда изъ Перми Спе­ранскій снова посѣтилъ Пермь, уже будучи генералъ-губерна­торомъ Сибири.

Пермь изрѣдка посѣщали министры и другіе государствен­ные сановники. Такъ 17 и 18 іюля 1890 года въ Перми былъ оберъ прокуроръ св. Синода К. П. Побѣдоносцевъ и управляю­щій канцеляріею г. оберъ-прокурора св. Синода, нынѣшній оберъпрокуроръ св. Синода В. К. Саблеръ, присутствовавшіе на ли­тургіи въ Успенскомъ женскомъ монастырѣ и осмотрѣвшіе мно­гія губернскія и городскія учрежденія. Съ 10 по 12 іюня 1900 г. въ Перми находился товарищъ министра финансовъ В. Н. Ко­ковцовъ, нынѣ предсѣдатель совѣта министровъ. Особенно часто посѣщали Пермь министры государственныхъ имуществъ, такъ какъ въ Пермской губерніи много таковыхъ, напримѣръ П. Д. Киселевъ (1844 г.), П. А. Валуевъ (26 и 27 іюня 1875 г.), М. Н. Островскій (18—20 іюня 1884 г). Въ 1863 г. 15 іюня и въ 1854 г. съ 20 по 25 іюня въ Перми былъ Тимашевъ, впослѣд­ствіи министръ внутреннихъ дѣлъ. Съ 10 по 14 сентября 1876 г. въ Перми находился министръ народнаго просвѣщенія и оберъпрокуроръ св. Синода Д. А. Толстой, посѣтившій духовныя и министерскія среднія учебныя заведенія, и присутствовавшій при открытіи Пермскаго Алексѣевскаго реальнаго училища. 25 іюля 1886 года Пермь посѣтилъ министръ путей сообщенія Посьетъ. Особенно долго времени удѣлилъ Пермской губерніи и главнымъ образомъ Уралу министръ земледѣлія и государственныхъ иму­ществъ А. С. Ермоловъ (8 августа 1895 г. и 27 іюля 1898 г.), посвятившій почти цѣлый мѣсяцъ ознакомленію съ Ураломъ и его заводами. Поѣздка его описана въ особой брошюрѣ П. Во­логдинымъ. Сравнительно долгое время пробылъ также на Уралѣ министръ торговли и промышленности Д. А. Философовъ, быв­шій въ Перми съ 21 по 25 сентября 1900 г. и особенно вни­мательно знакомившійся съ состояніемъ промышленности Урала. [64]21 августа 1896 г. Пермь посѣтилъ министръ финансовъ, впо­слѣдствіи предсѣдатель совѣта министровъ, С. Ю. Витте при этомъ осматривалъ казенный винный заводъ и складъ. 18 іюня 1897 года черезъ Пермь проѣхалъ для открытія судебныхъ уч­режденій въ Сибири министръ юстиціи Н. В. Муравьевъ. 19-го іюня 1898 и 14 мая 1902 г. Пермь посѣтилъ министръ путей сообщенія М. И. Хилковъ. 7 сентября 1910 года въ Перми были предсѣдатель совѣта министровъ П. А. Столыпинъ и главно­управляющій государственнымъ землеустройствомъ А. В. Криво­шеинъ; къ ихъ пріѣзду Пермское губернское земство открыло выставку кустарныхъ издѣлій и сельско-хозяйственныхъ машинъ. 18 апрѣля 1911 года въ Перми былъ военный министръ Сухом­линовъ; поѣздка его находилась въ связи съ постройкою въ Перми громадныхъ каменныхъ казармъ. 21 іюля 1911 года че­резъ станцію Пермь 2-я проѣхалъ министръ путей сообщенія С. В. Рухловъ, при этомъ депутація отъ г. Перми поднесла ему докладъ о необходимости сооруженія въ Перми Муллянской га­вани и подъѣздной вѣтки, съ чѣмъ министръ вполнѣ согласился.

Изъ выдающихся духовныхъ лицъ, бывшихъ въ Перми нужно отмѣтить апостола Америки — митрополита Московскаго и Коломенскаго Иннокентія — единственнаго изъ митрополитовъ, бывшаго въ Перми съ 16 по 20 мая 1868 года и здѣсь полу­чившаго бѣлый клобукъ, и извѣстнаго Кронштадтскаго пастыря о. Іоанна Ильича Сергіева, посѣтившаго Пермь 25 іюня 1904 г. и служившаго литургію въ Пермскомъ Каѳедральномъ соборѣ.

Изъ лицъ военнаго вѣдомства нужно указать на пріѣздъ въ Пермь въ 1874 году для пріема новобранцевъ по новому уставу всеобщей воинской повинности флигель-адъютанта М. Д. Скобе­лева, впослѣдствіи извѣстнаго героя Русско-Турецкой войны.

Пермь видѣла также и людей науки и извѣстныхъ русскихъ писателей. Такъ въ 1829 году знаменитый извѣстный ученый А. Гумбольдъ производилъ физическіе опыты на ротондѣ буль­вара. 18 и 19 іюля 1899 года въ Перми былъ проѣздомъ зна­менитый русскій химикъ Д. И. Менделѣевъ, командированный на Уралъ для изученія металлургической промышленности и для изысканія мѣръ къ поднятію ея производительности. 24 іюня 1902 года въ Перми видѣли извѣстнаго писателя Алексѣя [65]Мак­симовича Пѣшкова (Максима Горькаго). Съ 21-го по 23-е іюня 1900 года въ Перми былъ извѣстный литературный критикъ Н. М. Михайловскій, котораго Пермская интеллигенція чество­вала обѣдомъ въ благородномъ собраніи. Кромѣ того въ Перми отбывали ссылку Андрей Ивановичъ Герценъ и Владиміръ Га­лактіоновичъ Короленко. Въ Пермской губернской мужской гим­назіи съ 1837 по 1839 годъ состоялъ преподавателемъ Павелъ Ивановичъ Мельниковъ (Печерскій), авторъ «Въ лѣсахъ» и «На горахъ». Въ 60 годахъ въ Пермскомъ уѣздномъ училищѣ учился и служилъ въ Пермскомъ окружномъ судѣ и казенной палатѣ Ѳедоръ Михайловичъ Рѣшетниковъ, авторъ «Подлиповцевъ»; а въ началѣ 1870 годовъ въ Пермской духовной семинаріи обу­чался Дмитрій Наркиссовичъ Маминъ-Сибирякъ.

Въ 1890 году, проѣздомъ на Иньву, въ Перми былъ про­фессоръ Казанскаго университета И. Н. Смирновъ; результатомъ его поѣздки явился обширный и единственный въ этомъ родѣ трудъ «Пермяки». Въ 1893 году Пермь проѣздомъ же посѣ­тилъ другой профессоръ Казанскаго университета Сорокинъ, изслѣдователь флоры Пермскаго края. Въ 1899 г. черезъ Пермь проѣхалъ также профессоръ Казанскаго университета геологъ Штукенбергъ для извлеченія и отправки мамонта, найденнаго въ предѣлахъ Пермской губерніи.

Въ іюлѣ 1909 года въ Перми былъ проѣздомъ же извѣ­стный экономистъ-статистикъ профессоръ Озеровъ съ инжене­ромъ Митинскимъ, командированные на Уралъ для обслѣдованія экономическаго положенія и выясненія причинъ кризиса Ураль­ской промышленности. Въ іюлѣ 1911 года на учительскихъ курсахъ, бывшихъ въ Перми, читалъ десять лекцій о Л. Тол­стомъ профессоръ Петербургскаго историко-филологическаго факультета Бороздинъ, авторъ многихъ статей по исторіи лите­ратуры. Въ Перми же неоднократно читалъ лекціи профессоръ Петербургскаго психо-невралгическаго института Жаковъ, 10 ав­густа 1897 года Пермь посѣтили экскурсанты по Уралу — члены VII международнаго геологическаго конгресса для изслѣ­дованія Пермской горной породы. Среди нихъ знаменитый ге­ологъ, профессоръ Берлинскаго университета фонъ-Рихтгофенъ, [66]американецъ Голль, аахенскій профессоръ Арцруни, Стоноэръ (изъ Австраліи). Большинство посѣщеній падаетъ на лѣтніе мѣсяцы и осо­бенно на іюнь. Въ послѣднее время ежегодно лѣтомъ Пермь посѣщаетъ много туристовъ экскурсій учащихъ и учащихся.

Лютеранская кирха.
Лютеранская кирха.




II. СОСТОЯНІЕ ПРОСВѢЩЕНІЯ.
Среднія учебныя заведенія.
Мужская классическая гимназія.


Черезъ два года послѣ основанія г. Перми, въ 1783 году въ немъ появилось низшее народное училище, названное «Россій­скою градскою Пермскою школою». Оно было подчинено [67]приказу общественнаго призрѣнія и находилось въ завѣдываніи только одного учителя.

Въ 1786 году вышелъ указъ Императрицы Екатерины II объ учрежденіи въ Пермскомъ намѣстничествѣ народнаго учи­лища по уставу того же года. Въ силу этого указа 22 сентября 1786 г. въ Перми было открыто или, вѣрнѣе, преобразовано изъ «Россійской градской Пермской школы» «Главное народное училище», при чемъ корпорація учителей расширилась до че­тырехъ.

Мужская классическая гимназія.
Мужская классическая гимназія.




Въ 1808 году послѣдовало преобразованіе главнаго народ­наго училища въ Перми въ Пермскую губернскую гимназію, по уставу 5 ноября 1804 года. Открытіе новой гимназіи происхо­дило 29 іюня. Первымъ директоромъ былъ назначенъ Н. С. По­повъ. Особенное участіе въ основаніи гимназіи принималъ Перм­скій генералъ-губернаторъ К. Ѳ. Модерахъ. Подъ его личнымъ наблюденіемъ была окончена постройка новаго каменнаго зданія для гимназіи, стоявшаго на томъ же самомъ мѣстѣ, гдѣ она на­ходится и теперь. Имъ же заведены при гимназіи физическій и минералогическій кабинеты и фундаментальная библіотека. Все это, какъ и зданіе гимназіи, сгорѣло въ пожарѣ 1842 г. Послѣ пожара въ 1844 году директоромъ гимназіи былъ назначенъ И. Ф. Грацинскій, бывшій на этой должности сорокъ лѣтъ. Онъ [68]приказалъ разломать обгорѣвшія стѣны гимназіи и на этомъ мѣстѣ въ 1851 году построилъ новое зданіе гимназіи, суще­ствующее и теперь. Его же заботами и на изысканныя имъ средства былъ построенъ другой корпусъ гимназіи, примыкаю­щій къ первому, по Петропавловской улицѣ, для церкви и пан­сіона, которые освящены 25 марта 1862 года. 22 октября 1862 г. стараніями Грацинскаго же при гимназіи было открыто братство во имя Св. Стефана Пермскаго для вспомоществованія нуждаю­щимся учащимся. Въ августѣ 1871 года гимназія преобразована въ «классическую» съ двумя древними языками, при этомъ былъ открытъ приготовительный классъ (закрытый въ 1888 г.) и вве­денъ институтъ классныхъ наставниковъ. Слѣдствіемъ этого явилось то, что весной слѣдующаго 1872 года въ первый разъ происходили двойные экзамены — письменные и устные и изъ 20 человѣкъ кончило только 10 — небывалый выпускъ. Въ 1873 году при гимназіи былъ открытъ восьмой классъ съ педа­гогическимъ курсомъ. 10 сентября 1876 года гимназію ревизо­валъ самъ министръ народнаго просвѣщенія Д. А. Толстой. Въ августѣ 1883 года происходилъ 60-лѣтній юбилей службы Гра­цинскаго, а 1 января 1884 года онъ былъ, по преклонности лѣтъ, уволенъ въ отставку съ пенсіей. Его преемникомъ былъ назначенъ бывшій профессоръ Казанской духовной академіи Я. И. Алфіоновъ. При немъ былъ выстроенъ каменный двухъ­этажный домъ для помѣщенія квартиры директора, канцеляріи гимназіи и библіотеки имени Смышляева и пріемной врача. 7 января 1906 года при гимназіи происходило первое собраніе родительскаго комитета. Осенью того же 1906 года Я. И. Ал­фіоновъ оставилъ службу при гимназіи; его мѣсто занялъ Н. А. Бравинъ. При немъ гимназія торжественно праздновала 100 лѣ­тіе своего существованія 21 сентября 1908 года. Ко дню юби­лея вышелъ историческій очеркъ гимназіи заслуженнаго препо­давателя исторіи А. В. Звѣрева «Старѣйшее учебное заведеніе въ г. Перми». При гимназіи находится рѣдкая библіотека о Пермскомъ краѣ, пожертвованная бывшимъ ученикомъ гимназіи, впослѣдствіи извѣстнымъ общественнымъ дѣятелемъ Д. Д. Смыш­ляевымъ. На годичныхъ актахъ очень часто произносились пре­подавателями рѣчи, наприм., въ 1865 году В. В. Малининъ [69]читалъ «О вліяніи европейскаго образованія на нравственныя убѣжденія народовъ», въ 1885 году А. А. Дмитріевъ «О значе­ніи Св. Кирилла и Меѳодія» (по поводу юбилея), въ 1892 году Н. А. Рожковъ «Опытъ объясненія основной идеи трагедіи Эсхила — Прикованный Прометей», въ 1893 году Борняковъ «Нѣкоторыя астрономическія и физическія данныя ученія объ обитаемости планетъ солнечной системы» и друг.

Наиболѣе выдающимися воспитанниками Пермской гимназіи являются: А. Ѳ. Мерзляковъ (1788—1830), извѣстный поэтъ и ди­ректоръ Педагогическаго института, извѣстный русскій оріента­листъ, много путешествовавшій по Востоку, профессоръ Петербург­скаго университета И. Н. Березинъ (1819—1896), профессоръ технологіи Московскаго университ. М. Я. Киттары, знатокъ Ураль­скаго края Н. К. Чупинъ († 1882), юристъ-профессоръ Казанскаго университета П. А. Мулловъ, профессоръ Петербургскаго уни­верситета А. И. Вицинъ, профессоръ историкъ Московскаго уни­верситета П. Н. Кудрявцевъ (1817—1858), профессоръ медицины Казанскаго университета М. А. Хомяковъ, профессоръ Казан­скаго университета Ѳ. М. Суворовъ, знатокъ Пермскаго края и общественный дѣятель Д. Д. Смышляевъ († 1893 г.), профессоръ медицины Казанскаго университета А. М. Дохманъ, профессоръ ботаники Томскаго университета, изслѣдователь Алтая и Сред­ней Азіи В. В. Сапожниковъ и историкъ Пермскаго края А. А. Дмитріевъ.

(Составлено по книгѣ «Старѣйшее учебное заведеніе въ г. Перми» А. В. Звѣрева).


Алексѣевское реальное училище.

Реальное училище въ Перми возникло, благодаря иниціативѣ извѣстнаго общественнаго дѣятеля И. И. Любимова, который 20 іюля 1873 года, будучи городскимъ головою, внесъ въ го­родскую думу предложеніе объ основаніи его. При этомъ И. И. Любимовъ жертвовалъ для училища свой двухъэтажный камен­ный домъ на Воскресенской площади и изъявилъ готовность вносить въ теченіе пяти лѣтъ по двѣ тысячи рублей ежегодно на его содержаніе. Гласные Пермской городской думы съ [70]благодарностью приняли предложеніе И. И., постановивъ отпускать въ свою очередь на училище по три тысячи ежегодно и изъ прибылей общественнаго Марьинскаго банка по стольку же. Училищу, согласно предложенію Любимова, было присвоено на­званіе Алексѣевскаго, въ память проѣзда чрезъ Пермь въ этомъ году Великаго Князя Алексѣя Александровича. Впослѣдствіи, уз­навъ объ этомъ, Пермское губернское и уѣздное земства, а также уѣздныя земства Чердынское и Осинское, постановили ежегодно отпускать на тотъ же предметъ — первое 5.000 руб., второе 1.000 руб., третье 1.000 руб. и четвертое 500 руб.

Алексѣевское реальное училище.
Алексѣевское реальное училище.

Училище было торжественно открыто бывшимъ тогда въ Перми министромъ народнаго просвѣщенія Д. А. Толстымъ 12 сентября 1876 года. Первымъ директоромъ училища былъ А. А. Залежскій, котораго въ 1882 году смѣнилъ М. М. Дмит­ріевскій, остававшійся на этой должности до осени 1907 года, когда его смѣнилъ нынѣшній директоръ Скурскій.

6 мая 1890 года въ зданіи реальнаго училища была открыта выставка работъ учениковъ по рисованію и черченію, которыя потомъ были отправлены экспонировать на бывшую въ томъ же году Казанскую научно-промышленную выставку; нѣкоторыя изъ работъ были премированы Императорской академіей художествъ. [71]

14 сентября 1896 года при реальномъ училищѣ открыто горнозаводское отдѣленіе, переведенное сюда изъ Красноуфимска, а въ январѣ 1899 года это послѣднее помѣщено въ другомъ зда­ніи, на углу Екатерининской и Соликамской улицъ.

25 мая 1906 года при реальномъ училищѣ и горнозавод­скомъ отдѣленіи было открыто общество вспомоществованія нуждающимся учащимся.

(Составлено по «Лѣтописи» А. А. Дмитріева).



Маріинская женская гимназія.[40]

Общественное движеніе шестидесятыхъ годовъ выдвинуло на очередь, между прочимъ, вопросъ о женскомъ образованіи. Подъ вліяніемъ возбужденія общественной мысли, явилось нѣсколько лицъ, доказывавшихъ необходимую нужду въ устройствѣ женской гимназіи въ Перми. Для изысканія средствъ будущей женской гимназіи зимою 1859-1860 года въ Перми было устроено одиннадцать музыкальныхъ вечеровъ, привлекшихъ много публики. Иниціаторами этихъ вечеровъ были извѣстный общественный дѣятель Д. Д. Смышляевъ и преподаватель муж­ской гимназіи Н. А. Ѳирсовъ. Сборы съ первыхъ двухъ спек­таклей должны были идти въ пользу будущей женской гимназіи. Отчасти на эти деньги въ томъ же 1860 году 28 декабря въ Перми было открыто женское училище 1-го разряда, названное въ честь Императрицы Маріи Александровны Маріинскимъ. Для училища былъ пожертвованъ извѣстными въ Перми благо­творителями Ѳ. и Г. К. Каменскими полукаменный двухъэтаж­ный домъ по Пермской улицѣ (нынѣ зданіе уѣзднаго земства), но прежде чѣмъ онъ былъ приспособленъ для училища, оно по­мѣщалось на частныхъ квартирахъ. Попеченіе же о матеріаль­ныхъ нуждахъ учащихся взяло на себя Пермское общество. Въ 1864 году въ училищѣ происходилъ первый выпускъ воспитан­ницъ и въ томъ же году былъ открытъ приготовительный классъ. [72]

Въ 1871 году шестиклассное Маріинское женское училище было переименовано въ Маріинскую женскую гимназію, съ от­крытіемъ при ней седьмого класса.

Маріинская женская гимназія.
Маріинская женская гимназія.




Съ годами количество ученицъ росло, и помѣщеніе на Пермской улицѣ уже становилось тѣснымъ. Возникъ вопросъ о другомъ, болѣе обширномъ помѣщеніи. Земство и городъ пришли на помощь этому благому намѣренію. 31 марта 1883 г. XI чрез­вычайное Пермское уѣздное земское собраніе постановило по­жертвовать десять тысячъ рублей на сооруженіе новаго зданія для Маріинской женской гимназіи, въ ознаменованіе предстояв­шей въ томъ же году коронаціи Ихъ Величествъ. Тогда же гласные Пермской городской думы на память о томъ же собы­тіи уступили для гимназіи мѣсто въ центрѣ города, находящееся на углу Петропавловской и Обвинской улицъ и оцѣненное въ 7.000 руб., и, кромѣ того, пожертвовали деньгами на постройку зданія 3.000 руб. Иниціатива постройки новаго зданія принад­лежитъ супругѣ бывшаго тогда начальника Пермской губерніи Т. Д. Анастасьевой. Ея же заботами открыто въ Перми «Обще­ство для доставленія квартиръ ученицамъ женской гимназіи», пріобрѣтшее въ томъ же 1883 году домъ по Петропавловской улицѣ для помѣщенія общежитія. Въ пользу гимназіи 22 іюля того же года тою же Т. Д. Анастасьевой устроено въ саду [73]лѣт­няго помѣщенія общественнаго собранія небывалое гулянье съ музыкой, шествіемъ Черномора и каруселями.

Капиталъ на постройку вскорѣ достигъ крупной суммы, благодаря земствамъ, которыя дали слѣдующія суммы: 30.000 руб. (Пермское губернское), 10 000 руб. (Пермское уѣздное), 6.000 руб. Соликамское и 2.000 руб. — Кунгурское. Кромѣ того, по подпискѣ частныхъ лицъ, собрано 11.577 руб., изъ которыхъ 4.000 руб. отъ князя Воронцова и графа Шувалова и 2 000 руб. отъ А. Ѳ. Поклевскаго-Козеллъ и матеріалами отъ мѣстныхъ заводовладѣль­цевъ, особенно отъ князя Абамелекъ-Лазарева на 4.516 руб.

Вслѣдствіе этого 24 іюня слѣдующаго 1884 года приступ­лено къ постройкѣ огромнаго каменнаго зданія для гимназіи на углу Петропавловской и Обвинской улицъ, по плану Ирбитскаго архитектора Дютеля, которое строилось довольно быстро, и 12 іюня 1887 года было освящено, въ присутствіи бывшаго тогда въ Перми проѣздомъ Великихъ Князей Михаила Николае­вича и его сына Сергія Михайловича.

Въ августѣ 1884 года было открыто общежитіе для уче­ницъ гимназіи въ домѣ, купленномъ на средства «Общества для доставленія квартиръ ученицамъ Маріинской женской гимназіи».

Вмѣстѣ съ женской гимназіей въ одномъ домѣ помѣщалась при отдѣльномъ помѣщеніи и основанная въ 1880 году женская прогимназія до 1894 года, когда она заняла собственное особое зданіе.

Въ 1897 году происходила закладка новаго отдѣльнаго ка­меннаго зданія для пансіона гимназіи, который вскорѣ и от­строенъ.

По иниціативѣ почетной попечительницы Пермской гимна­зіи Е. Г. Погодиной и на средства ею изысканныя 6 мая 1895 г. состоялась закладка прекрасной каменной церкви, соединенной съ гимназіей теплымъ корридоромъ. Церковь освящена во имя Св. Николая Чудотворца и Св. Царицы Александры въ ознаме­нованіе бракосочетанія Государя Императора Николая Александ­ровича и Государыни Императрицы Александры Ѳеодоровны, и является одною изъ изящныхъ и лучшихъ церквей города, посѣщаемой преимущественно аристократической публикой. [74]

Благодаря заботамъ нынѣшней начальницы гимназіи Т. И. Пашихиной, въ Нижне-Курьинскихъ дачахъ 14 августа 1911 г. приступлено къ постройкѣ дачи-колоніи для воспитанницъ гим­назіи, отличающихся слабымъ здоровьемъ и неимѣющихъ средствъ жить на дачѣ. Дача колонія открыта лѣтомъ 1912 года.

28 декабря 1885 года и 9 января 1911 года гимназія тор­жественно справляла акты своихъ 25 лѣтняго и 50 лѣтняго юби­леевъ. На первомъ преподаватель гимназіи В. К. Семченковъ прочелъ историческую записку о гимназіи и выпустилъ въ пе­чать въ то же время свой трудъ «Историческій очеркъ Перм­ской Маріинской женской гимназіи». На второмъ юбилейномъ актѣ историческую записку о гимназіи прочла начальница Т. И. Пашихина.

Почетными попечительницами гимназіи большею частію были супруги начальниковъ губерніи, изъ которыхъ особенными заботами о гимназіи выдѣлялись Т. Д. Анастасьева и Е. Г. По­година.

Начальницами училища и гимназіи состояли: М. Ѳ. Ильина (1860—1861), М. В. Колюбакина (1861—1866), Фиреккъ (1866—1871), А. Г. Чернѣевская-Грацинская (1871—1902), В. И. За­харова (1902—1906) и нынѣшняя Т. И. Пашихина (съ 1906 г.).

Главный контингентъ учащихся — дочери чиновниковъ и купцовъ.



Александровская женская гимназія.


Въ виду увеличенія числа ученицъ Маріинской женской гимназіи и тѣсноты помѣщенія въ 1880 году, еще до постройки зданія гимназіи, появилась мысль объ учрежденіи въ Перми жен­ской прогимназіи. 19 февраля 1880 г. гласные Пермской город­ской думы постановили въ память исполнившагося въ этотъ день 25 лѣтія царствованія императора Александра II основать въ Перми четырехклассную женскую прогимназію, каковая и была открыта 30 августа 1881 г. въ домѣ Драгунова на Сибирской улицѣ. Съ открытіемъ зданія Маріинской женской гимназіи въ 1887 году прогимназія перешла въ сосѣднее съ ней помѣщеніе одного и того же дома. Съ 1 сентября 1894 года прогимназія была помѣщена въ особомъ зданіи, купленномъ городскимъ [75]обще­ствомъ у Дягилева, на углу Сибирской и Большой Ямской, гдѣ она и нынѣ помѣщается. Въ ноябрѣ того же 1894 г., въ озна­менованіе бракосочетанія Государя Императора Николая Але­ксандровича и Государыни Императрицы Александры Ѳеодо­ровны Пермская городская дума домъ, купленный у Дягилева, постановила пожертвовать въ собственность прогимназіи.

Въ 1888 году при прогимназіи былъ открытъ классъ кройки, а 17 сентября 1898 г. педагогическій классъ для приготовленія учительницъ начальныхъ школъ. 20 августа 1900 г. при про­гимназіи открыто общество вспомоществованія нуждающимся учащимся.

Въ сентябрѣ 1907 года прогимназія была переименована въ женскую семиклассную гимназію имени императора Алексан­дра II. Въ настоящее время къ гимназіи сдѣланъ каменный при­строй по Большой Ямской улицѣ, заложенный 25 іюля 1909 г.

Начальницей гимназіи состоитъ Н. Я. Клингбергъ, замѣ­нившая въ 1907 г. первую начальницу М. Л. Пермякову, зани­мавшую эту должность съ 1881 по 1906 годъ.

Главныя средства на содержаніе гимназіи даютъ Пермскія земства, а главный контингентъ учащихся дочери мѣщанъ и крестьянъ[41].



Частныя гимназіи.

Въ Перми существуютъ еще нѣсколько частныхъ гимназій. Такъ въ сентябрѣ 1909 г. преобразована въ гимназію мужская прогимназія Э. В. Циммерманъ, возникшая еще 22 сентября 1886 г. подъ именемъ частной школы и переименованная въ 1903 г. въ прогимназію. При ней существуетъ общество вспомо­ществованія нуждающимся учащимся. Главный контингентъ уча­щихся — не поступившіе въ казенныя учебныя заведенія, вслѣд­ствіе конкурса.

16 августа 1901 г. въ Перми происходило открытіе частнаго женскаго учебнаго заведенія Л. В. Барбатенко, переименованнаго въ октябрѣ 1902 г. въ женскую прогимназію, а 5 ноября 1903 г. въ женскую гимназію. 14 декабря 1903 г. при ней открыто [76]общество вспомоществованія. Главный составъ учащихся — дочери интеллигентовъ.

1 сентября 1904 г. въ Перми появилось подготовительное женское учебное заведеніе М. Н. Зиновьевой, преобразованное 1 сентября 1907 г. въ профессіональное. Осенью 1909 г. это учебное заведеніе переименовано въ прогимназію. Весной каж­даго года при ней бываютъ выставки рукодѣльныхъ работъ уче­ницъ. Главный контингентъ учащихся — оставшіяся за бортомъ вслѣдствіе переполненія казенныхъ гимназій.

Осенью 1909 года Пермь сразу обогатилась тремя средними учебными заведеніями: 20 сентября была открыта женская учи­тельская семинарія, 29 августа происходило открытіе частнаго мужского учебнаго заведенія съ правами прогимназіи и осенью того же года начала существовать частная женская прогимназія А. I. Дрекслеръ-Голынецъ. 25 сентября 1911 г. при учительской женской семинаріи открыто общество вспомоществованія нуждаю­щимся учащимся. Начальницею ея состоитъ А. К. Степанова, бывшая начальница Ирбитской женской гимназіи. Всѣ частныя среднія учебныя заведенія собственныхъ помѣщеній не имѣютъ.



Духовныя учебныя заведенія.
Духовная мужская семинарія.

Духовная семинарія, имѣющая цѣлью готовить кандидатовъ священства, возникла въ Перми одновременно съ учрежденіемъ Пермской епархіи 11 ноября 1800 г. Семинарія первоначально была помѣщена въ деревянномъ домѣ, пожертвованномъ канце­ляристомъ А. Медвѣдевымъ и находившемся у устья рѣчки Мед­вѣдки, теперь уже не существующей. Особенно близкое участіе въ судьбѣ семинаріи принималъ второй епископъ Пермскій Іустинъ. При немъ въ 1818 г. семинарія была преобразована по уставу 1809 г. съ болѣе повышенными требованіями и си­стематизаціей строго-научнаго образованія. Его же заботами она обзавелась библіотекой и физическимъ кабинетомъ. Въ 1807 г. семинарія была переведена изъ ветхаго и тѣснаго Медвѣдевскаго дома въ четыре деревянныхъ дома, купленныхъ у князей [77]Голи­цыныхъ, находившихся тамъ, гдѣ теперь стоитъ зданіе духовной консисторіи. 23 мая 1829 г. было заложено каменное зданіе се­минаріи на углу Монастырской и Кунгурской улицъ, окончен­ное въ 1831 г. и существующее до настоящаго времени. При архіепископѣ Пермскомъ Аркадіѣ (1831—1851) при семинаріи были построены каменный корпусъ для помѣщенія столовой съ кухнями на 300 воспитанниковъ, деревянная больница на 40 кро­ватей и купленъ большой деревянный домъ, гдѣ теперь помѣ­щается квартира о. ректора. Въ 1851 году приступлено къ устрой­ству домовой церкви въ одной изъ залъ семинарскаго корпуса, которая и освящена 10 мая 1853 г. во имя св. Іоанна Богослова. Въ 1851, 1860 и 1862 г.г. происходили экстренныя ревизіи се­минаріи, надѣлавшія въ свое время много шума. Въ 1860 г. при семинаріи обнаружена была тайная типографія, вслѣдствіе чего преподаватели семинаріи Воскресенскій и Моригеровскій и многіе семинаристы были высланы изъ Перми. Слѣдствіе производилъ извѣстный впослѣдствіи шефъ жандармовъ генералъ-маіоръ Ме­зенцевъ, дважды пріѣзжавшій въ Пермь изъ Петербурга для этого.

18 сентября 1866 г. при семинаріи была открыта воскрес­ная школа, вскорѣ закрытая.

Духовная семинарія.
Духовная семинарія.




[78]

7 апрѣля 1884 г. при семинаріи открыто было общество вспомоществованія нуждающимся учащимся.

Въ 1888 году умеръ духовникъ семинаріи священникъ М. П. Задоринъ, завѣщавшій ей свою богатую библіотеку.

11 ноября 1901 г. семинарія торжественно праздновала сто­лѣтній юбилей своего существованія. Къ этому времени были выпущены слѣдующія изданія: «Исторія Пермской духовной се­минаріи» ректора семинаріи архимандрита Іеронима (Лаговскаго) въ 2-хъ томахъ, «Историческая записка о Пермской духовной се­минаріи» преподавателя Н. Н. Новикова и «Списокъ кончившихъ курсъ въ семинаріи — священника I. Шестакова».

За столѣтній періодъ въ семинаріи учились слѣдующія лица: Иннокентій архіепископъ Волынскій, Палладій епископъ Оло­нецкій, Іона епископъ Екатеринбургскій, историки Пермской епархіи: протоіерей Е. А. Поповъ, А. М. Луканинъ и священ­никъ I. Шестаковъ, извѣстный писатель Д. Н. Маминъ-Сибирякъ, изобрѣтатель безпроволочнаго телеграфа А. С. Поповъ, извѣстный общественный дѣятель г. Перми докторъ П. П. Серебренниковъ, попечитель Западно-Сибирскаго учебнаго округа В. М. Флорин­скій, извѣстный Томскій общественный дѣятель и основатель Томскаго народнаго университета П. И. Макушинъ и др.

Въ настоящее время при семинаріи находится образцовая школа для практики воспитанниковъ семинаріи въ дѣлѣ учитель­ства. Большой контингентъ учащихся идетъ въ высшія учебныя заведенія, священники и учителя.

Изъ ректоровъ семинаріи замѣчательны Іоанникій (1828—1829), впослѣдствіи епископъ Оренбургскій, Іона (1829—1830), впослѣдствіи епископъ Екатеринбургскій, Антоній (1851—1854), впослѣдствіи епископъ Оренбургскій, Палладій (1854—1860), впослѣдствіи епископъ Олонецкій, Веніаминъ (1862—1866), впо­слѣдствіи епископъ Рижскій, Александръ (1866—1868), впослѣд­ствіи епископъ Сухумскій, архимандритъ Іеронимъ Лаговскій (1868—1879) — историкъ семинаріи и Іаковъ (1879—1883), впо­слѣдствіи епископъ Якутскій. Нынѣ управляетъ семинаріей съ 1891 года протоіерей К. М. Добронравовъ.

Долгое время старостой семинарской церкви былъ П. Д. Демидовъ, а фельдшеромъ В. И. Селивановъ. [79]

(Пособія «Исторія Пермской духовной семинаріи» архим. Іеронима, «Историческая записка о Пермской духовной семи­наріи за 100 лѣтъ» Н. Н. Новикова).



Епархіальное женское училище.


Въ царствованіе императора Александра II въ Россіи рас­пространяется новый типъ среднихъ учебныхъ заведеній епар­хіальныхъ училищъ, имѣющихъ цѣлью давать образованіе доче­рямъ духовенства и подготовлять учительницъ церковно-приход­скихъ школъ. Эта мысль была встрѣчена сочувственно еще первымъ Пермскимъ епархіальнымъ съѣздомъ духовенства въ 1870 году. Вслѣдствіе усиленныхъ хлопотъ Пермскаго епископа Владиміра (1888—1892), ходатайство одного изъ слѣдующихъ съѣздовъ духовенства объ открытіи училища было удовлетворено, и 12 августа 1889 г. послѣдовалъ указъ св. синода объ откры­тіи въ г. Перми епархіальнаго женскаго училища. Для помѣщенія училища былъ купленъ домъ Пеннинской, на углу Петропавлов­ской и Соликамской улицъ, гдѣ раньше долго помѣщалась станція вольныхъ почтъ. Домъ этотъ расширенъ пристроемъ и над стройкой второго этажа.

Епархіальное женское училище.
Епархіальное женское училище.




[80]

1 сентября 1891 г. Пермское епархіальное училище было торжественно открыто въ новомъ зданіи.

16 сентября 1894 г. происходило освященіе домовой церкви училища во имя св. Софіи, Вѣры, Надежды и Любви, для чего приспособленъ былъ актовый залъ училища. Церковь устроена по иниціативѣ начальницы училища Л. В. Первушиной.

Для практики оканчивающихъ курсъ въ училищѣ въ учеб­номъ дѣлѣ была открыта 18 сентября 1896 г. образцовая цер­ковно-приходская школа, помѣщающаяся въ отдѣльномъ сосѣднемъ домѣ, принадлежащемъ училищу, на углу Покровской и Соли­камской улицъ.

22 сентября 1898 г. при училищѣ открыто общество вспо­моществованія нуждающимся учащимся.

Тѣснота помѣщенія вызвала мысль о расширеніи помѣщенія училища. Выработанъ былъ проектъ постройки новаго обширнаго каменнаго зданія для помѣщенія училища, одобренный Пермскимъ епископомъ Іоанномъ. 17 сентября 1905 г. совершена была за­кладка новаго зданія, оконченнаго вчернѣ осенью 1907 г. Пять лѣтъ зданіе стояло недостроеннымъ и только въ текущемъ году, благодаря энергіи епископа Палладія, будетъ приспособлено для помѣщенія училища.

Начальницей епархіальнаго женскаго училища съ 1891 г. состоитъ Л. В. Первушина.


Духовное мужское училище.


Сначала духовная семинарія и духовное училище составляли одно учебное заведеніе. По уставу же 1809 г., введенному въ Перми съ 1818 г., семинарія была раздѣлена на двѣ части: вос­питанники четырехъ старшихъ классовъ отчислялись въ составъ семинаріи, а ученики трехъ первыхъ классовъ информаторіи, грамматики и синтаксимы — въ составъ духовнаго училища. Не смотря на раздѣленіе, духовное училище помѣщалось въ одномъ зданіи съ семинаріей. При переходѣ же семинаріи въ каменное зданіе, духовное училище заняло нижній этажъ того же зданія и только уже при архіепископѣ Аркадіи (1831—1851) оно было отдѣлено въ особомъ деревянномъ зданіи; при епископѣ Антоніи (1868—1876) для помѣщенія училища былъ купленъ прекрасный [81]каменный барскій домъ съ паркетными полами въ центрѣ го­рода, на углу Покровской и Оханской улицъ. Этотъ домъ впо­слѣдствіи, при епископѣ Пермскомъ Ефремѣ (1883—1888), былъ значительно расширенъ, благодаря трудамъ его смотрителя Г. И. Холмогорова — обладавшаго особеннымъ искусствомъ практично и экономно строить зданія[42]. Въ настоящее время — это одинъ изъ лучшихъ домовъ въ городѣ. Тогда же была устроена при училищѣ домовая церковь во имя св. Кирилла и Меѳодія, въ память 1000-лѣтняго юбилея со дня кончины послѣдняго изъ славянскихъ просвѣтителей.

Духовное мужское училище.
Духовное мужское училище.



2 февраля 1901 г. при училищѣ было открыто общество вспомоществованія нуждающимся учащимся.

Послѣ Г. И. Холмогорова смотрителемъ училища былъ ны­нѣшній наблюдатель церковно-приходскихъ школъ епархіи П. А. Богородицкій, затѣмъ Н. М. Чернавскій. Нынѣ смотрителемъ состоитъ іеромонахъ Ѳеофилъ.


Церковно-приходскія школы г. Перми.


По проекту оберъ-прокурора св. синода К. П. Побѣдонос­цева, въ царствованіе императора Александра III появился въ Россіи новый типъ низшихъ учебныхъ заведеній — церковно[82]приходскихъ школъ. Первая изъ такихъ школъ появилась въ Перми 14 ноября 1889 года въ пристроѣ часовни св. Стефана. Она была открыта въ ознаменованіе событія 17 октября 1888 г.

Часовня св. Стефана Пермскаго.
Часовня св. Стефана Пермскаго.


Въ настоящее время лучшею изъ церковно-приходскихъ школъ въ Перми является школа, устроенная попечительствомъ Рождество-Богородицкой церкви на углу Пермской и Оханской улицъ. Школа занимаетъ прекрасное каменное зданіе. Она от­крыта 27 октября 1896 г.; въ сентябрѣ 1898 г. при ней открытъ безплатный двухгодичный курсъ шитья, кройки и рукодѣлія, а съ августа 1903 года при ней существуетъ профессіональный классъ. Съ ноября 1896 г. въ школѣ каждый праздникъ проис­ходили народныя чтенія, сопровождаемыя иногда демонстрирова­ніемъ свѣтовыхъ картинъ, пѣніемъ и музыкой и привлекавшія всегда много публики. Весной каждаго года при школѣ бываютъ выставки рукодѣльныхъ работъ ученицъ школы. [83]

Хорошее также каменное зданіе занимаетъ Константинов­ская церковно-приходская школа, основанная 1 октября 1890 г. при Слудской Троицкой церкви въ память посѣщенія въ томъ же году Перми оберъ-прокуроромъ св. Синода К. П. Побѣдоносце­вымъ. Новое зданіе школы освящено 12 ноября 1906г. При ней также зимой устраиваются народныя чтенія.

Попечительство Петропавловскаго собора открыло на свои средства церковно-приходскую школу въ деревнѣ Горкахъ за рѣкой Ягошихой, 8 сентября 1897 г. Въ ней по праздникамъ ведутся чтенія лекціонной секціи общества «Народный домъ».

Кромѣ перечисленныхъ, въ Перми есть еще слѣдующія цер­ковно-приходскія школы: при духовной семинаріи, при епархі­альномъ женскомъ училищѣ (съ 18 сентября 1896 г.), на Заим­кахъ (съ осени 1893 г.) и въ Закамскомъ поселкѣ, напротивъ г. Перми (съ 11 января 1909 г.).

Рождество-Богородицкая школа.
Рождество-Богородицкая школа.




Профессіональное образованіе въ г. Перми.


Профессіональное образованіе въ г. Перми выражено тех­ническимъ желѣзнодорожнымъ училищемъ, горнозаводскимъ отдѣ­леніемъ при реальномъ училищѣ, торговою школою, ремеслен­нымъ училищемъ и профессіональными классами кройки и [84]руко­дѣлія при гимназіи М. Н. Зиновьевой и при Рождество-Богоро­дицкой церковно-приходской школѣ.

Техническое желѣзнодорожное мужское училище открыто на средства Уральской желѣзной дороги 11 ноября 1881 г. и состоитъ въ вѣдомствѣ министерства путей сообщенія. Помѣ­щается оно въ двухъ-этажномъ каменномъ домѣ, принадлежащемъ Уральской желѣзной дорогѣ и находящимся въ концѣ Торговой улицы, между Соликамской и Верхотурской улицами. Училище имѣетъ цѣлью приготовлять техниковъ для нуждъ желѣзной до­роги. Главный контингентъ учащихся — дѣти служащихъ на же­лѣзной дорогѣ.

О горнозаводскомъ отдѣленіи находятся свѣдѣнія въ отдѣлѣ о реальномъ училищѣ.

Торговая школа фактически открыта 2 сентября 1901 г., хотя самый торжественный актъ открытія состоялся позднѣе, именно 21 октября того же года. Домъ для помѣщенія школы уступленъ М. И. Любимовымъ, наслѣдникомъ извѣстнаго Перм­скаго коммерсанта И. И. Любимова, который жилъ въ этомъ домѣ, находящемся на углу Покровской и Оханской улицъ. М. И. Любимовъ уступилъ его за 40.000 руб., изъ которыхъ 25.000 руб. пожертвовалъ въ пользу школы. Супруга покойнаго И. И. Любимова Елизавета Ивановна также пожертвовала на школу 25.000 руб. Средствами содержанія школы являются еже­годныя пособія общества приказчиковъ, города, земства и другихъ общественныхъ учрежденій. Цѣль школы - давать образованіе дѣтямъ приказчиковъ и служащимъ въ различныхъ торговыхъ учрежденіяхъ, со спеціальною подготовкою по бухгалтеріи и другихъ наукъ, имѣющихъ приложеніе къ торговлѣ. 14 января 1907 г. при школѣ открыты торговые классы. Благодаря забо­тамъ инспектора И. Н. Зиновьева, школа хорошо обставлена наглядными пособіями.

Ремесленное училище въ Перми открыто 15 августа 1899 г. Кромѣ того, 25 сентября 1907 года происходила закладка, а 10 октября 1910 г. освященіе новаго прекраснаго каменнаго зданія ремесленно-учебной мастерской на Слудкѣ, на углу Тор­говой и Екатеринбургской улицъ. Цѣль училища и мастерской [85]дать начальное образованіе и научить какому-нибудь мастерству дѣтей рабочаго населенія Перми.

Техническое училище.
Техническое училище.




Низшее образованіе. Городскія училища.


Едва ли въ какомъ провинціальномъ губернскомъ городѣ на окраинѣ есть такое количество прекрасныхъ во всѣхъ отноше­ніяхъ зданій городскихъ училищъ, какъ въ Перми. Это зданія-дворцы, какими и должны быть будущія школы. Всего въ Перми 6 четырехклассныхъ, 4 двухклассныхъ и 25 одноклассныхъ городскихъ училищъ.

Самымъ старѣйшимъ изъ этихъ училищъ, отпраздновавшимъ 1 октября 1909 г. свой вѣковой юбилей, является Кирилло-Меѳо­діевское мужское училище, названное такъ въ память 1000-лѣтія со дня кончины послѣдняго изъ славянскихъ просвѣтителей, 6 апрѣля 1885 г. До сихъ поръ оно помѣщалось въ старомъ деревянномъ зданіи на углу Большой Ямской и Кунгурской улицъ, но теперь для него выстроено великолѣпное зданіе, очень похожее по внѣшнему виду и размѣрамъ на художественную галлерею Третьякова въ Москвѣ.

Почти одновременно съ этимъ возникло въ Перми и другое училище, которому присвоено названіе перваго городского, [86]также отпраздновавшее свой вѣковой юбилей 17 октября 1911 г., на которомъ инспекторъ училища М. П. Ширкалинъ († 1913) прочиталъ составленную имъ историческую записку объ училищѣ. Оно помѣщается въ четырехъ деревянныхъ съ каменнымъ при­строемъ зданіяхъ на углу Покровской и Соликамской улицъ. Въ этомъ училищѣ получилъ образованіе извѣстный писатель Ѳ. М. Рѣшетниковъ. Съ 1865 г. при немъ открыты педагогиче­скіе курсы для учителей начальныхъ народныхъ школъ. Другимъ хорошимъ школьнымъ зданіемъ въ Перми является городское четырехклассное училище, которому присвоено названіе Екатерино-Петровскаго.

Екатерино Петровское городское училище.
Екатерино Петровское городское училище.


Оно построено на средства (100.000 руб.), пожертвованныя городу Пермскимъ купцомъ И. И. Базановымъ и открыто 8 сен­тября 1903 г.; помѣщается оно на Екатерининской улицѣ, между проспектомъ и Оханской улицей. При немъ есть столярно-то­карно-ремесленное отдѣленіе. Училище хорошо снабжено на­глядными пособіями. Въ большомъ залѣ училища бываютъ вы­ставки (какъ, напримѣръ, педагогическая и наглядныхъ учебныхъ пособій, бывшая въ январѣ 1912 г.) или происходятъ концерты или публичныя чтенія. Инспекторомъ училища состоитъ Н. А. Бояршиновъ, авторъ учебника географіи Пермской губерніи. [87]

На Слудской площади помѣщается третье прекрасное одно­этажное каменное зданіе четырехкласснаго городского училища, построенное по плану архитектора В. В. Попатенко и стоющее 35.000 руб. Ему присвоено названіе Александровскаго. Открыто оно 15 октября 1900 г.

Александровское городское училище.
Александровское городское училище.




15 сентября 1896 г. въ Солдатской слободкѣ открыто Оль­гинское училище, названное такъ въ ознаменованіе рожденія Великой Княжны Ольги Николаевны. Теперь оно помѣщается въ прекрасномъ двухъ-этажномъ каменномъ зданіи, построенномъ по плану архитектора В. В. Попатенко, разсчитанномъ на 300 дѣтей и стоющимъ 50.000 руб. Оно освящено 8 октября 1911 г.

Недалеко отъ Ольгинскаго училища, въ самомъ концѣ Обвин­ской улицы, при пересѣченіи ея Малой Ямской улицей только что отстроено каменное двухъ-этажное зданіе. Въ немъ помѣ­щаются два училища: Алексѣевское, въ ознаменованіе рожденія Государя Наслѣдника Алексѣя Николаевича, и Нассоновское, названное такъ по фамиліи В. М. Нассонова, оставившаго по духовному завѣщанію капиталъ городу. Кромѣ того, въ городѣ Перми въ настоящее время строится еще нѣсколько каменныхъ зданій для помѣщенія училищъ. [88]

Для училищъ 30 января 1905 г. открыто въ Перми обще­ство вспомоществованія нуждающимся учащимся низшихъ народ­ныхъ школъ, а 7 марта 1910 г. другое общество — содѣйствія начальному образованію.

Всѣ училища г. Перми состоятъ въ непосредственномъ вѣ­дѣніи директора народныхъ училищъ А. П. Раменскаго, зани­мающаго эту должность съ 1890 г.



Внѣшкольное образованіе.
Воскресныя школы.

Въ Перми впервые вопросъ о воскресныхъ школахъ воз­никъ въ шестидесятыхъ годахъ, во время замѣчавшагося стрем­ленія интеллигентныхъ людей къ полезной общественной дѣя­тельности. Тогда же, именно зимой 1859—1860 г., въ зданіи благороднаго собранія Д. Д. Смышляевымъ и Н. А. Ѳирсовымъ было устроено девять музыкальныхъ вечеровъ, сборы съ кото­рыхъ пошли въ пользу четырехъ воскресныхъ школъ. Но от­крылась только одна воскресная школа при духовной семинаріи съ 18 сентября 1866 г., которая вскорѣ по распоряженію адми­нистраціи была закрыта.

Послѣ большого перерыва первая воскресная мужская школа въ Перми была открыта при часовнѣ св. Стефана 11 октября 1892 г. въ классныхъ комнатахъ церковно-приходской школы. 17 октября 1893 г. была открыта въ Перми женская воскрес­ная школа, а 22 ноября 1898 г. была открыта женская воскрес­ная школа при городской тюрьмѣ. Въ настоящее время въ Перми существуютъ двѣ воскресныя школы при училищахъ Кирилло-Меѳодіевскомъ и Александровскомъ. Кромѣ того, существуетъ еще воскресная школа общества «Народный Домъ».

Образовательные курсы.

Еще въ 1865 г. при Пермскомъ городскомъ училищѣ от­крыты постоянные педагогическіе курсы для учителей началь­ныхъ народныхъ школъ, вскорѣ закрытые и вновь открытые 22 августа 1900 г. Но особенно усиленное ежегодное устрой­ство курсовъ замѣчается со второй половины девяностыхъ годовъ. [89]Начиная съ 1896 г., рѣдкій годъ проходитъ, чтобы въ Перми не было какихъ нибудь краткосрочныхъ курсовъ.

Первою ласточкою въ этомъ отношеніи явился А. Д. Город­цевъ, бывшій оперный артистъ. Онъ выработалъ проектъ орга­низаціи въ губерніи народныхъ хоровъ, который сдѣлался из­вѣстнымъ Пермскому губернатору П. Г. Погодину. Послѣдній сочувственно отнесся къ этому и поддержалъ его въ матеріаль­номъ отношеніи, учредя особую должность организатора народ­ныхъ хоровъ въ губерніи. 16 іюня того же 1896 года А. Д. Городцевъ открылъ въ Рождество-Богородицкой церковно-при­ходской школѣ краткосрочные курсы для подготовленія реген­товъ организуемыхъ въ Пермской губерніи народныхъ хоровъ. Эти курсы собирались и теперь, собираются почти ежегодно, за исключеніемъ 1906, 1907 и 1908 г.г.

Пермское уѣздное земство устраивало также въ Перми педагогическіе курсы для учителей земскихъ школъ лѣтомъ 1901 г. и 1911 г. На первые изъ нихъ были приглашены из­вѣстныя педагоги П. Ф. Каптеревъ, авторъ «Педагогической психологіи», Гольденбергъ, авторъ ариѳметическаго задачника и Флеровъ, на вторые — извѣстный авторъ статей по исторіи лите­ратуры, профессоръ Петербургскаго филологическаго института Бороздинъ. Первые велись въ зимнемъ помѣщеніи Пермскаго общественнаго собранія, вторые — въ Екатерино-Петровскомъ городскомъ училищѣ. Кромѣ того, Пермскимъ уѣзднымъ зем­ствомъ въ 1899 году въ зданіи начальнаго училища по Перм­ской улицѣ устроены были курсы показательнаго ткачества и приготовленія тюменскихъ ковровъ.

Въ то же время при Александровской земской больницѣ велись и ведутся съ конца восьмидесятыхъ годовъ двухъ-годич­ные медицинскіе курсы, имѣющіе цѣлью подготовить фельдшер­скій и акушерскій персоналъ губерніи. Лекторами являются преимущественно врачи.

Съ 1897 г. въ Перми начинаютъ открываться педагогиче­скіе курсы, устраиваемые земствомъ для учителей земскихъ школъ, и епархіальнымъ вѣдомствомъ для учителей церковно­приходскихъ школъ. Такъ, 25 іюня 1897 г. въ Перми были открыты курсы для учителей церковно-приходскихъ школъ пяти [90]губерній: Пермской, Вятской, Уфимской, Оренбургской и Тоболь­ской. Почти одновременно съ ними съ 1 іюня по 15 іюля 1897 г. шли педагогическіе курсы для учителей одноклассныхъ церковно­приходскихъ школъ. Такіе же курсы велись въ Перми въ іюнѣ 1899 г., лѣтомъ 1909 г. и 1910 г.

Въ послѣдніе годы почти ежегодно въ Перми ведутся мис­сіонерскіе курсы съ цѣлью подготовить въ средѣ мѣстнаго духовенства, монашества и единовѣрцевъ борцовъ съ расколомъ.

Кромѣ того, въ Перми нѣкоторыми частными лицами из­рѣдка устраивались курсы бухгалтеріи, новыхъ языковъ и стенографіи.



Научно-популярныя лекціи и народныя чтенія.


Кромѣ періодически устраиваемыхъ педагогическихъ кур­совъ, въ Перми иногда читаются лекціи научнаго или популяр­наго характера. Правда, всѣ почти онѣ имѣютъ случайный ха­рактеръ, за исключеніемъ лекцій, устроенныхъ совѣтомъ Перм­скаго научно-промышленнаго музея въ 1909 г., которыя имѣли цѣлью сообщить слушателямъ систематическіе курсы различныхъ наукъ въ популярной формѣ.

Одною изъ таковыхъ случайныхъ лекцій, отмѣченныхъ историкомъ г. Перми г. Дмитріевымъ въ своей лѣтописи, была прочитанная въ Пермскомъ благородномъ собраніи 7 декабря 1871 г. чиновникомъ судебнаго вѣдомства Н. И. Грацинскимъ публичная лекція «О судебныхъ уставахъ 20 ноября 1864 г.» Дальнѣйшія печатныя свѣдѣнія о лекціяхъ въ г. Перми мы на­ходимъ уже въ Пермскихъ губернскихъ вѣдомостяхъ. Такъ, 30 ноября 1892 г. тамъ же былъ прочитанъ извѣстной дѣятель­ницей по женскому профессіональному образованію П. К. Кор­винъ-Піотровской рефератъ о современномъ состояніи профес­сіональнаго образованія женщины въ Европѣ. 3 іюня 1894 года въ зданіи Пермскаго реальнаго училища былъ прочитанъ науч­ный докладъ выдающагося по всесторонности образованія Ѳ. А. Теплоухова «О культурной обстановкѣ Пермской Чуди», сопро­вождаемый демонстрированіемъ коллекціи обстановки Чуди. 6 мая 1909 г. въ Пермскомъ благородномъ собраніи происхо­дило чтеніе Масоловой «Оккультизмъ въ Индіи». Лѣтомъ въ [91]Перми почти ежегодно происходитъ одна или нѣсколько лек­цій, читаемыхъ урожденцемъ Пермской губерніи — профессоромъ Петербургскаго психо-неврологическаго института Жаковымъ; такъ 21 іюня 1910 г. была прочитана лекція на тему — «Анатема» Л. Андреева и грядущій оптимизмъ, а 3 іюля того же года «Міровая грусть и пессимизмъ нашего времени». Въ 1911 г. 10 и 11 января въ зданіи Екатерино-Петровскаго городского училища были прочитаны двѣ лекціи уроженцемъ Пермской гу­берніи — профессоромъ ботаники Томскаго университета В. В. Сапожниковымъ «Растеніе и солнце» и «Русскій Алтай», демон­стрированныя массою свѣтовыхъ картинъ. Въ іюлѣ 1911 года профессоръ Петербургскаго историко-филологическаго факуль­тета Бороздинъ въ зданіи Пермскаго Екатерино-Петровскаго училища прочелъ десять лекцій на тему: «Л. Н. Толстой въ связи съ общественными вопросами своего времени». 17 октября 1911 г. въ Перми была устроена лекція въ пользу голодающихъ г. Сумароковымъ на тему: «Иванъ Карамазовъ, какъ типъ русскаго интеллигента».

Въ продолженіе зимъ 1910/11 г., 1911/12 г. и 1912/13 г. въ Перми въ разныхъ пунктахъ города, преимущественно на окраинахъ, были ведены безплатныя народныя популярныя чте­нія лекціонной секцiей Пермскаго общества «Народный Домъ», съ демонстрированіемъ свѣтовыхъ картинъ; лекторами были главнымъ образомъ преподаватели среднихъ учебныхъ заведеній г. Перми и врачи.

Кромѣ того еще въ девяностыхъ годахъ въ залѣ бр. св. Сте­фана по вечерамъ праздничныхъ дней велись чтенія религіозно­нравственнаго характера. Съ 1905 г., благодаря инспектору Перм­ской духовной семинаріи Н. И. Знамировскому, эти чтенія при­няли болѣе систематичный и живой характеръ. Чтенія ведутся преимущественно воспитанниками духовной семинаріи, при руко­водствѣ и почти постоянномъ участіи Н. И. Знамировскаго. Нѣкоторыя изъ этихъ чтеній носили популярно-научный харак­теръ и сопровождались демонстрированіемъ свѣтовыхъ картинъ, таковы чтенія Камчатскаго миссіонера іеромонаха Нестора о бытѣ жителей Камчатки и Н. И. Знамировскаго о совершенной имъ поѣздкѣ въ Палестину. [92]

Но особенно привлекали интеллигентную публику Перми это рядъ систематическихъ научно-популярныхъ лекцій, читан­ныхъ въ Пермскомъ научно-промышленномъ музеѣ, начиная съ осени 1901 г., въ продолженіе зимы почти ежегодно. Среди лекторовъ особенно выдѣлялись тогда А. Н. Юрьевъ (по исторiи и философіи); Стемпневскій и Геценъ (по физикѣ). Съ 15 фе­враля 1909 года тамъ же начинается рядъ общеобразователь­ныхъ лекцій повышеннаго типа, читаемыхъ преподавателями среднихъ учебныхъ заведеній, именно Е. Н. Строгинымъ и А. А. Лучининымъ по исторіи русской литературы, А. С. Об­темперанскимъ, С. Г. Макухинымъ и Н. А. Несслеромъ по рус­ской исторіи, М. П. Горныхъ (по исторіи философіи), А. Л. Борманомъ (по химіи), Н. А. Павскимъ (по физикѣ) и врачами П. Н. Серебренниковымъ и В. П. Ивановымъ (по анатоміи).

Среди лекцій музея были и политическаго характера, осо­бенно въ концѣ 1905 г. и началѣ 1906 г., когда выступали пріѣзжіе (Миклашевскій) или мѣстные ораторы, знакомя Перм­скую публику съ политическою жизнію Западно-Европейскихъ государствъ. Тамъ же 27 сентября 1910 г. была прочитана чле­номъ 3 и 4 Государственной Думы И. В. Титовымъ лекція о всеобщемъ обученіи въ жизни и въ Государственной Думѣ.

Нѣкоторыя лекціи носили спеціально практическій харак­теръ, напримѣръ, читанныя 2, 4, 8 и 10 декабря 1911 года по пчеловодству И. В. Голотинымъ и въ концѣ 1901 г. и началѣ 1902 г. С. В. Егоршинымъ о современныхъ способахъ пригото­вленія различныхъ чучелъ Н. И. Малиновскаго и др.



III. УЧРЕЖДЕНІЯ КУЛЬТУРНАГО ХАРАКТЕРА.
Пермскій научно-промышленный музей.


Въ настоящее время не только каждый губернскій, но мно­гіе и уѣздные города и даже села (Кукарка, Вятской губ.) имѣ­ютъ музеи. Обзавелся имъ и г. Пермь. Иниціатива учрежденія и заботы о собираніи предметовъ и коллекцій принадлежатъ извѣстному общественному дѣятелю г. Перми доктору П. Н. Серебренникову. Пермскій музей, можно сказать, его созданіе. [93]Собираемый съ 1890 г., сначала онъ былъ открытъ 25 января 1894 г. подъ именемъ музея Пермской комиссіи Уральскаго общества любителей естествознанія и не имѣлъ собственнаго помѣщенія. Въ 1897 г. мать извѣстнаго коммерческаго дѣятеля И. И. Любимова А. С. Любимова пожертвовала г. Перми свой двухъэтажный каменный домъ по Петропавловской улицѣ, между Оханской и Кунгурской улицами. Гласные Пермской городской думы, съ согласія жертвовательницы, рѣшили предоставить этотъ домъ для помѣщенія научно-промышленнаго музея. Во вновь от­ремонтированномъ и приспособленномъ для музея домѣ этотъ послѣдній былъ безплатно открытъ для болѣе широкой публики 3 октября 1899 г. Съ осени слѣдующаго года въ немъ уже начинается рядъ лекцій.

Видъ музея.
Видъ музея.




Въ настоящее время музей имѣетъ коллекціи въ залахъ: по археологіи, исторіи, этнографіи, геологіи, полеонтологіи, поч­вовѣдѣнію, зоологіи, ботаникѣ и др. Всего въ музеѣ 18 отдѣ­ловъ. Чтеніе лекцій происходитъ въ залѣ музея, гдѣ находятся портреты людей науки и выдающихся дѣятелей Пермскаго края и картины художниковъ-пермяковъ. Съ 1901 г. при музеѣ суще­ствуетъ еще подвижной музей учебныхъ пособій, основанный по иниціативѣ члена музея А. А. Наумова въ память исполнив­шагося въ этомъ году 40-лѣтія освобожденія крестьянъ отъ [94]крѣ­постной зависимости. Подвижной музей снабжаетъ учебныя заве­денія г. Перми, окрестностей и сосѣднихъ уѣздовъ наглядными учебными пособіями. Кромѣ того, въ аудиторіи музея для соби­рающихся по воскресеньямъ дѣтей старшаго возраста началь­ныхъ школъ производятся опыты изъ области физики, химіи и физіологіи. Затѣмъ музей въ огромномъ количествѣ распростра­няетъ по губерніи разнаго рода брошюры, листки, рисунки и плакаты по гигіенѣ, сельскому хозяйству, огородничеству и траво­сѣянію. Для опыта культивированія различныхъ растеній без­платно раздаются ихъ сѣмена. Въ стѣнахъ музея находятся огромныя коллекціи картограммъ и діаграммъ для изученія всѣхъ сторонъ русской жизни и особенно Пермскаго края по сравне­нію съ жизнью другихъ государствъ.

Изъ ряда лекцій, прочитанныхъ въ музеѣ, заслуживаютъ особеннаго вниманія рядъ лекцій по исторіи искусствъ препо­давателя Пермскаго реальнаго училища, нынѣ директора част­ной мужской гимназіи Циммерманъ Г. А. Орлова (1904 г.) и лекціи профессора Варшавскаго университета В. П. Амалицкаго объ открытыхъ имъ на сѣверѣ Россіи гигантскихъ ископаемыхъ животныхъ Пермской формаціи (19 августа 1902 года), С. Н. Стемпневскаго о безпроволочной электрической сигнализаціи (26 апрѣля 1902 г.) и его же о рентгеновскихъ лучахъ (9 ок­тября 1899 г.), П. А. Голубева о 200 лѣтіи горнозаводской про­мышленности въ Россіи и на Уралѣ, извѣстнаго педагога П. Ѳ. Каптерева о роли внушенія въ дѣлѣ воспитанія и др. Послѣд­няя лекція происходила при необыкновенной обстановкѣ. Залъ музея не вмѣстилъ всѣхъ желавшихъ слышать лекцію, и потому она была прочитана во дворѣ музея, что, конечно, возможно было въ теплый тихій лѣтній вечеръ.

Музей дѣлаетъ выпуски научныхъ трудовъ подъ именемъ «Матеріаловъ по изученію Пермскаго края», которыхъ вышло уже четыре. Въ выпускахъ находятся слѣдующія статьи: «Двухсот­лѣтіе русской горной промышленности» П. А. Голубева, «Сани­тарныя условія горнозаводскихъ работъ на Уралѣ» П. С. Си­гова, «Къ вопросу о канализаціи Верхотурскаго уѣзда» А. Е. Богдановскаго, «Вогулы-Манси» И. Г. Остроумова, «Историко­статистическія таблицы по уѣздамъ Пермской губерніи» П. А. [95]Голубева, «Древности Пермской Чуди, принадлежащія Перм­скому музею» Ѳ. А. Теплоухова, «Жесткокрылыя окрестностей г. Перми» Ф. Ф. Гельцермана, «Водопроводъ для г. Перми» А. Д. Семенова, «Флора окрестностей г. Глазова» А. А. Нимвицкаго, «Свадебные обычаи и пѣсни крестьянъ Андреевской волости, Оханскаго уѣзда, Пермской губерніи» Серебренникова, «Стра­ничка изъ исторіи солепромышленности въ Пермской губерніи» А. Вологдина, «Памяти автора „Пермской Старины“ А. А. Дмитріева» и «О Печерскомъ краѣ» Н. П. Белдыцкаго, «Пермь Великая, ея живая старина и вещественные памятники» Н. Я. Кривощекова и др.

Въ помѣщеніи музея иногда помѣщались выставки, напри­мѣръ, передвижная сельско-хозяйственная Пермскаго губернскаго земства, художественная выставка картинъ художниковъ При­камья, педагогическая и гигіеническая.

Музей иногда организуетъ экскурсіи по окрестностямъ г. Перми съ цѣлью собиранія и опредѣленія различныхъ есте­ственныхъ историческихъ коллекцій: по зоологіи, энтоміологіи, ботаникѣ, геологіи и др. отраслямъ знаній.

(Составлено по годичнымъ отчетамъ музея).



Библіотеки.


Важнымъ средствомъ внѣшкольнаго образованія являются также библіотеки. Первая «публичная» библіотека открыта въ Перми въ 1831 г., но для публики она сдѣлалась доступной только съ 1835 г. Во время страшнаго пожара 1842 года она сильно пострадала и только въ 1860 г. отчасти пополнилась кни­гами библіотеки Иконникова. Въ 1863 году эта библіотека была преобразована въ «Пермскую общественную», при этомъ сначала она была въ вѣдѣніи губернск. статистическаго комитета и только съ 1875 г. перешла въ собственность города. Сначала библіо­тека помѣщалась въ частномъ домѣ Шеина, на углу Торговой и Обвинской улицъ, а съ 1 мая 1878 года была переведена въ домъ городского общества рядомъ съ думою. Въ 1910 г. въ ней считалось 45.000 томовъ по разнымъ отраслямъ знанія, съ пре­обладаніемъ беллетристическаго отдѣла[43]. Въ 1912 г. [96]библіо­тека переведена въ прекрасно устроенное каменное помѣщеніе. Рядомъ съ нею находится обширный читальный залъ.

Другою библіотекою, удовлетворяющею, по мѣрѣ возмож­ности, книжный голодъ, является Смышляевская, помѣщающаяся въ довольно тѣсномъ наемномъ помѣщеніи на Слудкѣ. При ней также находится небольшой читальный залъ имени обществен­наго дѣятеля г. Перми Д. Д. Смышляева. Она открыта 17 октя­бря 1899 г.[44]. При ней находится мусульманское отдѣленіе съ книгами и газетами на татарскомъ языкѣ, такъ какъ на Слудкѣ живетъ много магометанъ.

Далѣе слѣдуютъ частныя библіотеки различныхъ учрежденій и учебныхъ заведеній. Изъ этихъ библіотекъ заслуживаютъ вни­манія библіотеки губернскаго земства (15.000 томовъ[45]), желѣзно­дорожная, Пермскаго научно-промышленнаго музея, Пермской ученой архивной комиссіи, Пермскаго статистическаго комитета, благороднаго собранія и др. Изъ библіотекъ при учебныхъ заве­деніяхъ выдѣляются библіотека книгъ о Пермскомъ краѣ, по­жертвованная Д. Д. Смышляевымъ мужской гимназіи и библіотеки архіепископа Неофита и священника М. П. Задорина при ду­ховной семинаріи. При часовнѣ св. Стефана находится библіотека книгъ религіозно-нравственнаго содержанія.

Помимо этихъ библіотекъ, въ Перми еще возникали библіо­теки частныхъ лицъ. Такъ въ 1860 г. основана была библіотека чиновникомъ А. И. Иконниковымъ и преподавателемъ духовной семинаріи А. Г. Воскресенскимъ, вскорѣ закрытая; въ 1866 г. открыта библіотека Прощекальникова, просуществовавшая не­долго, въ 1875 г. библіотека Наумова, не существовавшая два года[46]. Въ настоящее время всѣ эти частныя библіотеки не существуютъ.

8 сентября 1911 г. въ Перми открыто филіальное отдѣленіе библіотеки общества «Народный домъ»[47]. [97]

Пермская губернская ученая архивная комиссія.

Другимъ ученымъ учрежденіемъ города, кромѣ научно-про­мышленнаго музея, является Пермская губернская ученая архив­ная комиссія. Направленіе того и другого ученаго учрежденія, будучи строго научными, различаются между собою областями изученія. Въ то время какъ Пермскій музей поставилъ своею задачею изученіе естественныхъ богатствъ и собираніе научныхъ коллекцій Пермскаго края, Пермская губернская ученая комиссія преслѣдуетъ другую цѣль — храненіе архивныхъ документовъ и изученіе по нимъ прошлой исторіи Пермскаго края. Въ частности на ея задачѣ лежитъ разборъ архивовъ всевозможныхъ учре­жденій съ цѣлью отобрать и оставить для храненія при ней дѣлъ, наиболѣе важныхъ и имѣющихъ интересъ. Иниціатива открытія Пермской ученой архивной комиссіи принадлежитъ С.-Петер­бургскому археологическому институту. 5 іюля 1888 г. состоя­лось учредительное собраніе новой комиссіи въ присутствіи извѣстнаго историка М. И. Семевскаго, а 6 іюля 1889 г. въ залѣ губернскаго правленія послѣдовало оффиціальное открытіе Перм­ской губернской ученой архивной комиссіи. Въ настоящее время библіотека и залъ засѣданій архивной комиссіи находится въ зданіи Пермскаго научно-промышленнаго музея.

За 25 лѣтъ своего существованія комиссія насчитываетъ среди своихъ членовъ нѣкоторыхъ видныхъ историковъ Перм­скаго края, наприм. В. Н. Шишонко, выпустившаго 7 томовъ Пермской лѣтописи, А. А. Дмитріева, историка г. Перми и др. Органомъ комиссіи являются «Труды», X-й выпускъ которыхъ вышелъ въ нынѣшнемъ году.



Общество «Народный домъ».


Народнаго дома пока въ Перми не существуетъ, но есть общество «Народный домъ», возникшее въ январѣ 1910 г. и по­ставившее себѣ цѣлью построить его. Самая мысль о постройкѣ народнаго дома возникла въ Перми въ маѣ 1899 г., въ разгаръ [98]юбилейныхъ торжествъ по поводу 100-лѣтія со дня рожденія А. С. Пушкина. Иниціатива принадлежитъ Пермскому драмати­ческому кружку, рѣшившему образовать денежный фондъ на по­стройку Народнаго дворца имени поэта. Тогда же кружокъ по­жертвовалъ 800 рублей и постановилъ отчислять ежегодно 20% изъ своихъ доходовъ на тотъ же предметъ. Дѣло на первыхъ порахъ пошло довольно бойко. Черезъ два года для разработки проекта избрана была строительная комиссія, въ которую вошли представители какъ отъ городского управленія и отъ народной библіотеки, такъ и отъ мѣстнаго драматическаго кружка. Въ распоряженіе этого комитета поступило уже 29000 руб., собран­ныхъ по подписнымъ листамъ и пожертвованныя городскою управою. Кромѣ того, городская дума для постройки дома без­платно отвела участокъ земли въ 2100 квадратныхъ саженъ, оцѣненный въ 42.000 руб. Но этихъ средствъ однако же было недостаточно. Тогда строительный комитетъ вошелъ съ ходатай­ствомъ въ департаментъ неокладныхъ сборовъ объ отпускѣ изъ средствъ попечительства о народной трезвости 60.000 руб. Въ этомъ ходатайствѣ было отказано, но министерство финансовъ обѣщало дать такую же сумму, какая наберется изъ мѣстныхъ источниковъ. Получивъ необходимыя для смѣты свѣдѣнія изъ различныхъ народныхъ домовъ, строительный комитетъ вырабо­талъ проектъ постройки Пермскаго народнаго дома, съ залою при немъ имени А. С. Пушкина, общей стоимостью въ 160000 р. При этомъ постройку предполагалось произвести въ два пріема: основное помѣщеніе, которое должно было строиться въ первую очередь, опредѣлялось смѣтою въ 110.000 руб. и дополнительное помѣщеніе, относимое постройкою во вторую очередь, исчисля­лось смѣтою въ 50.000 руб. Въ виду несоотвѣтствія средствъ, имѣвшихся въ распоряженіи комитета, съ проектомъ, строитель­ный комитетъ долженъ былъ отложить постройку до болѣе бла­гопріятнаго времени. Вскорѣ и самый комитетъ распался и дѣ­ятельность его прекратилась; собранныя деньги были переданы, оставаясь на счетѣ общества безплатной народной библіотеки, на храненіе въ городскую управу.

Снова вопросъ о Пермскомъ народномъ домѣ поднялся въ 1907 г., когда члены совѣта безплатной народной библіотеки [99]пытались осуществить построеніе крыла народнаго дома съ тѣмъ разсчетомъ, чтобы впослѣдствіи, по мѣрѣ притока средствъ, зда­ніе могло быть расширено новымъ пристроемъ до размѣровъ проекта.

Съ этою цѣлью, въ виду прекращенія дѣятельности строи­тельнаго комитета, рѣшено общество безплатной народной би­бліотеки, съ цѣлью расширенія его дѣятельности, преобразовать въ Пермское общество «Народный домъ», которое и стало суще­ствовать съ 31 декабря 1909 г. Новое общество поставило себѣ цѣлью содѣйствовать развитію и удовлетворенію общеобразова­тельныхъ потребностей мѣстнаго населенія и доставлять ему возможность разумно и здраво проводить свободное время. Дѣя­тельность этого общества пока выразилась въ организаціи вос­кресной школы, въ устройствѣ лекцій повышеннаго типа и обще­образовательныхъ курсовъ въ научно-промышленномъ музеѣ, а также воскресныхъ народныхъ чтеній въ разныхъ пунктахъ города и въ открытіи двухъ филіальныхъ отдѣленій безплатной народной библіотеки на окраинѣ города. Кромѣ того, общее со­браніе членовъ общества «Народный домъ» поручило совѣту общества въ возможно скорѣйшемъ времени начать постройку самаго зданія народнаго дома, но совѣтъ затрудняется присту­пить къ постройкѣ въ виду недостаточности капиталовъ обще­ства, достигающихъ 60.000 рублей, тогда какъ самое зданіе по проекту должно стоить свыше 100.000 рублей. Для постройки «Народнаго дома» городъ отвелъ безплатно усадебное мѣсто[48].



Искусство.

8 декабря 1909 года въ Перми состоялось первое собраніе вновь открытаго общества живописи, ваянія и зодчества. Въ кру­жокъ учредителей вошли всѣ мѣстные художники и нѣкоторые изъ преподавателей среднихъ учебныхъ заведеній. Дѣятельность молодого общества выразилась пока въ устройствѣ лекцій по исторіи искусствъ съ демонстрированіемъ шедевровъ всемірнаго искусства и въ устройствѣ выставокъ. Послѣднія устраиваются [100]ежегодно весной въ зданіи Пермской казенной палаты и охотно посѣщаются Пермскою публикою, не избалованною въ этомъ отношеніи[49].

Еще задолго до учрежденія этого общества въ Перми была, открыта въ 1888 г. школа рисованія, открытая мѣстнымъ худож­никомъ А. И. Шанинымъ, теперь не существующая.

Въ настоящее время въ Перми даются уроки живописи выжиганія и лѣпки художникомъ А. Н. Зеленинымъ.



Музыкальная жизнь.

Кромѣ живописи и рисованія изъ искусствъ среди жителей г. Перми большою симпатіею пользуется музыка. Еще зимой 1859—60 г. устраиваемые въ благородномъ собраніи музыкальные вечера давали полные сборы, а 19 октября 1874 г. въ Перми былъ открытъ музыкальный кружокъ, насчитывающій такимъ образомъ 38 лѣтъ своего существованія. Спустя двѣнадцать лѣтъ послѣ того (въ 1888 г.) въ Перми была открыта первая музы­кальная школа учителемъ музыки, ученикомъ Миланской кон­серваторіи, Э. Кабелла, теперь давно не существующая. Послѣ долгаго перерыва, 1 сентября 1904 г. была открыта въ Перми новая музыкальная школа С. В. Гедговдъ, а 1 декабря 1907 г. начали существовать фортепіанные классы свободнаго художника Л. Н. Басовой-Гольдбергъ. Еще черезъ два года (18 октября 1909 г.) въ Перми открыты музыкальные классы при мѣстномъ отдѣлѣ Императорскаго Русскаго Музыкальнаго Общества, а съ 14 октября 1911 г., при нихъ же, кромѣ того, существуютъ классы хорового пѣнія.

Довольно монотонная зимою жизнь Перми, изрѣдка оживля­лась концертами пріѣзжающихъ знаменитостей. Изъ нихъ заслу­живаютъ особеннаго вниманія концерты короля теноровъ Соби­нова (25 мая 1910 г.), «шведскаго соловья» Альмы Фостремъ (9 и 21 мая 1891 г. и 17 мая 1898 г.), исполнительницы цыган­скихъ пѣсенъ А. Д. Вяльцевой (5 и 6 октября 1910 г.) и рус­скихъ пѣсенъ Н. В. Плевицкой (2 марта 1911 г.) и слѣдующихъ [101]артистовъ и артистокъ Императорскихъ театровъ: Н. Фигнера тенора (20 февраля 1907 г.), Долиной контральто (22 мая 1903 г.), М. А. Михайловой сопрано (22 мая 1903 г. и 26 мая 1905 г.), Лабинскаго тенора (17 мая 1909 г.), А. В. Смирнова баритона (20 апрѣля 1908 г. и 10 мая 1911 г.), В. Н. Петровой-Званцевой меццо-сопрано (16 февраля 1909 г.), Морского—тенора (20 марта 1907 г.), Серебрякова — баса (16 мая 1903 г.), Южина—тенора (15 апрѣля 1897 г. и въ маѣ 1909 г.), баритона Тартакова (26 и 28 апрѣля 1909 г.), баритона О. И. Каміонскаго (24 февраля 1909 года).

Въ Перми неоднократно (1887, 1898, 1901, 1904 г.г.) давалъ со своей капеллой концертъ извѣстный исполнитель славянскихъ и русскихъ пѣсенъ Д. А. Агреневъ-Славянскій. 19 сентября 1891 г. въ Перми происходилъ концертъ на гармоніумѣ дири­жера Павловскаго оркестра В. И. Главача, зимой 1893 г. данъ былъ концертъ скрипача К. Думчева, 14 и 16 сентября 1894 г. піаниста Рейзенауэра, 15 ноября 1907 г. скрипача Ауэра.

Кромѣ того, въ Перми начали устраиваться мѣстными си­лами духовные концерты. Такъ 20 марта 1903 г. данъ былъ такой концертъ регентомъ архіерейскаго хора П. К. Потеряйко. 23 ноября 1910 г. въ зданіи Екатерино-Петровскаго городского училища исполнено было хоромъ любителей подъ управленіемъ регента прекраснаго хора Рождество-Богородицкой церкви П. Е. Степанова въ первый разъ ораторія Гайдна «Семь словъ на крестѣ», а 2 декабря 1911 г. ораторія «Самсонъ».

Большою популярностью среди жителей Перми пользуются также концерты, устраиваемые воспитанниками духовной се­минаріи.



Выставки.


Отъ времени до времени въ Перми устраиваются выставки. Прежде всего къ нимъ нужно отнести художественныя выставки картинъ. Устроителями ихъ являются или мѣстные или пріѣзжіе художники. Такъ, въ концѣ декабря 1900 г. и началѣ января 1901 г. въ Перми были выставлены картины Урала художника Денисова-Уральскаго; изъ нихъ особенно сильное впечатлѣніе [102]производила картина «Лѣсной пожаръ». Въ апрѣлѣ 1902 г. въ Перми открылась выставка также уроженцевъ Пермской губерніи художниковъ Свѣдомскихъ; нѣкоторыя изъ нихъ до сихъ поръ украшаютъ стѣны Пермскаго научно-промышленнаго музея. Въ октябрѣ 1904 г. пріѣзжій художникъ А. А. Сахаровъ выставилъ въ Перми нѣсколько картинъ изъ русско-японской войны. Въ маѣ 1907 г. въ Пермскомъ общественномъ собраніи была от­крыта выставка картинъ польскихъ художниковъ, иллюстрирую­щихъ сочиненія г. Сенкевича. Въ концѣ того же года подобная же выставка картинъ мѣстныхъ художниковъ состоялась въ Перм­скомъ научно-промышленномъ музеѣ. Съ 1910 г. ежегодно весной въ Перми устраиваются выставки картинъ мѣстныхъ художни­ковъ, организуемые вновь возникшимъ въ Перми обществомъ живописи, ваянія и зодчества. Изъ нихъ въ 1911 году большую сенсацію произвела картина Чиркова «Именины», снятая потомъ съ выставки. На весенней выставкѣ 1912 г. особенно выдѣля­лись картины «Село Пушкино» А. А. Бѣляева, «На днѣ мор­скомъ» А. Н. Зеленина и картины В. А. Мамаева, Николаева, Мальцевой и др.

Помимо художественныхъ выставокъ, въ Перми бываютъ и другія. Такъ въ іюлѣ 1901 г., во время чтенія педагогическихъ курсовъ, при Пермскомъ научно-промышленномъ музеѣ были выставлены учебныя пособія. Подобная же педагогическая вы­ставка, организованная обществомъ содѣйствія начальному обра­зованію, была устроена въ Екатерино-Петровскомъ училищѣ въ концѣ 1911 г. и началѣ 1912 г.

Были въ Перми и научныя выставки.

Въ іюнѣ 1894 года въ Пермскомъ общественномъ собраніи была выставлена археологическая коллекція обстановки древней чуди Ѳ. А. Теплоухова, а въ маѣ 1904 г. тамъ же была открыта этнографическая выставка Бернова.

Къ пріѣзду въ Пермь предсѣдателя совѣта министровъ П. А. Столыпина въ сентябрѣ 1910 г. Пермское губернское земство устроило выставку сельско-хозяйственныхъ орудій и предметовъ кустарнаго производства мѣстныхъ мастеровъ. [103]

Пермское уѣздное земство въ 1897 и 1911 г.г. устраивало въ Перми конную выставку, а общество сельско-хозяйственнаго птицеводства ежегодно экспонируетъ два раза въ годъ птицъ.

При прогимназіи М. Н. Зиновьевой и при Богородицкой школѣ ежегодно весной устраиваются выставки женскихъ руко­дѣлій.



Театръ.


Въ Перми театръ, какъ учрежденіе, существуетъ давно. Сначала было деревянное зданіе театра, по Обвинской улицѣ, но оно сгорѣло въ 18 6 3 году. Послѣ того построенъ былъ де­ревянный театръ, впослѣдствіи разобранный.

Въ концѣ семидесятыхъ годовъ было приступлено къ по­стройкѣ каменнаго театра, который существуетъ и теперь и представляетъ на видъ довольно изящное зданіе, стоящее посреди площади, и окруженное съ трехъ сторонъ садомъ, находящимся отъ театра на небольшомъ разстояніи. Въ настоящее время, когда населеніе Перми въ сравненіи съ семидесятыми годами возросло почти втрое, театръ уже тѣсенъ. Къ тому же онъ построенъ по старому типу: партеръ построенъ не на землѣ, а во второмъ

Городской театръ.
Городской театръ.




[104]этажѣ, вслѣдствіе этого цѣлый ярусъ пропадаетъ; также много мѣста на балконѣ занято проходами, амфитеатръ снабженъ излиш­нимъ навѣсомъ. Были проекты перестройки театра, но осуще­ствленіе ихъ не приводилось въ исполненіе. Теперь эти попытки, кажется, уже оставлены и жители Перми мечтаютъ о новомъ болѣе удобномъ зданіи театра въ Народномъ домѣ, который, вѣро­ятно, скоро будетъ въ Перми.

Въ 1882 г. въ Перми было построено деревянное зданіе лѣтняго помѣщенія общественнаго собранія. Въ немъ была устро­ена сцена и зрительный залъ очень небольшихъ размѣровъ. Въ половинѣ восьмидесятыхъ годовъ въ концѣ сада общественнаго собранія была устроена открытая сцена, на которой ежегодно лѣтомъ выступали хоры пѣвицъ, балалаечниковъ, гармонистовъ, куплетистовъ и др. Въ концѣ же девяностыхъ годовъ эта от­крытая сцена была сломана и на мѣстѣ ея построена довольно большое деревянное зданіе лѣтняго театра, но оно сгорѣло.

Впервые жители города Перми увидѣли хорошую труппу и при томъ оперную зимой 1879—80 года въ еще неотстроенномъ каменномъ театрѣ. Труппу содержалъ извѣстный впослѣдствіи антрепренеръ П. П. Медвѣдевъ. Только 1 февраля 1880 г. по­стройка театра была окончена. Съ тѣхъ поръ уже въ Перм­скомъ театрѣ ежегодно зимой играетъ какая-нибудь труппа оперная, опереточная или драматическая.

Зимой 1880—81 г.г. труппу содержалъ тотъ же Медвѣдевъ, но только уже опереточную, какъ наиболѣе дешевую, такъ какъ постановка и содержаніе оперы стоили Медвѣдеву средствъ, несоразмѣрныхъ съ доходами небогатой Пермской публики. Но и опереточная труппа, очевидно, не могла оправдать себя: въ слѣ­дующій сезонъ — 1881—82 г. она смѣнилась драматической, со­держимой товариществомъ артистовъ во главѣ съ А. П. Бѣльскимъ и М. Л. Гусевымъ. Съ тѣхъ поръ драматическая труппа съ каждымъ годомъ ухудшается все болѣе и Пермская публика становится равнодушной къ театру. Только въ сезонъ 1884—85 г.г. труппа была много лучше въ сравненіи съ 1883 годомъ. Во главѣ ея стоялъ архитекторъ Турчевичъ-Глумовъ. Въ сезоны 1886—87 г.г. и 1888—89 г.г. въ Перми снова антрепренеромъ мы [105]видимъ того же Медвѣдева, содержавшаго опереточную труппу[50]. 16 сентября 1890 г. открылся сезонъ драмы подъ антрепризой Смѣлянскаго. Въ сезоны 1891—92 и 1892—93 г.г. театръ въ Перми снимала Карцева, содержавшая довольно хорошую драма­тическую труппу. Въ слѣдующіе годы 1893—94 и 1894—95 г.г. въ Перми играетъ опереточно-драматическая труппа, въ первый годъ содержимая антрепренеромъ Н. Е. Максимовымъ, а во второй тѣмъ же П. П. Медвѣдевымъ.

Въ 1896 году начинается цѣлая эпоха въ исторіи Перм­скаго театра. Его берутъ подъ свое непосредственное попеченіе гласные городской думы, которые рѣшаютъ вести театральное дѣло на счетъ города; для непосредственнаго завѣдыванія те­атромъ выбирается городская дирекція, которая и озабочивается приглашеніемъ артистовъ. Рѣшено на счетъ города содержать оперную труппу повышеннаго состава, въ который вошли А. Н. Кругловъ (баритонъ), Шоръ-Плотникова (сопрано), А. Д. Городцовъ (басъ), Д. Южинъ (теноръ), Лугарти (теноръ), Пла­уктинъ (басъ), Парамоновъ (басъ), Мелодистъ (сопрано), Илью­щенко и Пушкаревъ. Публика валомъ повалила въ театръ. Об­щимъ любимцемъ былъ А. Н. Кругловъ. Театръ сдѣлался злобою дня. Пермь, казалось, только и бредила тогда театромъ. Благо­даря городской дирекціи, Пермь обзавелась прекрасными деко­раціями. Съ того времени Пермь пріобрѣтаетъ репутацію те­атральнаго города, а его жители получаютъ кличку «оперомановъ». О такой любви къ театру услыхали и въ столицахъ. Съ этого времени ежегодно лѣтомъ начинается пріѣздъ въ Пермь на га­строли выдающихся артистовъ Императорскихъ театровъ.

Въ сезонъ 1897—98 г.г. къ прежней превосходной для про­винціальнаго города оперной труппѣ присоединяются: Шевелевъ (теноръ), Закржевскій (теноръ), Асатурова (сопрано), Ткачевъ (басъ) и Ковелькова (меццо-сопрано). Тотъ же составъ играетъ и въ сезонъ 1898—99 г.г.

Въ сезонъ 1899—900 г.г. въ прежній составъ приглаша­ются: Боброва-Пфейферъ (колоратурное сопрано), Эйгенъ ( [106]колоратурное сопрано), Амирджанъ (баритонъ), Арцимовичъ (теноръ), Рѣзуновъ (теноръ).

Оперная труппа приносила большіе убытки городу, и по­тому въ 1900 г. гласные городской думы отказались содержать оперную труппу. Въ сезонъ 1900—1901 г.г. театръ былъ сданъ антрепренеру П. П. Струйскому, который содержалъ драматиче­скую труппу. Пермская публика сразу охладѣла къ театру. Нѣ­которые изъ «оперомановъ» изъ протеста рѣшили бойкотиро­вать театръ. Этотъ бойкотъ непріятно отразился на Струйскомъ, который поставилъ хорошую драматическую труппу, въ составъ которой входили бывшая артистка Императорскихъ театровъ Пальчикова, Свободина, Мострасъ, Щеглова, Дагмаровъ, Гофманъ, Зубовъ, Борисовъ, Бартеневъ — нѣкоторые изъ нихъ незаурядные и небезъизвѣстные въ театральномъ мірѣ, но театръ пустовалъ. Опероманы настояли на своемъ. Они такъ энергично возмуща­лись драмой и такъ энергично воздѣйствовали на гласныхъ, что въ 1901—902 г.г. снова была приглашена оперная труппа съ общимъ любимцемъ А. Н. Кругловымъ, Пасхаловой (колоратурное сопрано), Карскимъ (теноромъ), Стефановичъ (меццо-сопрано), Па­рамоновымъ и Россолимо (басами). Въ бенефисъ Круглова въ этомъ сезонѣ происходило нѣчто не поддающееся описанію. При появленіи бенефиціанта опера была прервана, посыпался ото­всюду дождь цвѣтовъ и бумажныхъ лентъ, апплодисменты и крики привѣтствія долго не смолкали. Опероманы, изъ протеста драмѣ, можно сказать, неистовствовали.

Въ сезонъ 1902—1903 г.г. въ Пермскомъ театрѣ шли спек­такли драматической труппы Никулина, въ составъ которой входили Никулина, Шеина, Лодина, Кони-Стрѣльская, Чекалова, Бѣлозезерская, Никитинъ-Фабіанскій, Долинъ, Хохловъ, Чечинъ и друг. Никулинъ ставилъ интересныя по содержанію пьесы, которыя довольно охотно посѣщались публикой.

Зимой 1903 г. и 1904 г. Пермскій театръ снималъ антрепренеръ Кравченко, съ условіемъ въ первый годъ дать оперу, во второй драму. Въ составъ оперной труппы 1903 г. вошли слѣдующія лица: Де-Восъ-Соболева (колоратурное сопрано), Позд­някова (лирическое сопрано), Горнотъ и Веселовская (меццо-со­прано), Лаврова (контральто), Саяновъ и Хлюстинъ (лирическіе [107]тенора), Ошустовичъ и Булатовъ (тенора), Рышковъ и Корса­ковъ (баритонъ), Мутинъ и А. Д. Городцовъ (басы), балетъ Че­кетти.

Съ 1904 по 1907 г. въ Пермскомъ городскомъ театрѣ идутъ спектакли драматическихъ труппъ, Кравченко (1904—1905), М. Т. Строева (1905—1906), Левицкаго (1905—1907). Первый и от­части второй ставили довольно серьезныя піесы, что касается третьяго, то при немъ на сценѣ сказалось сильное вліяніе Ко­нанъ-Дойля и литературы этого рода. Въ первую половину 1907 года шла сенсаціонная піеса «Черные вороны» Протопопова, надѣлавшая много шуму. Во второй половинѣ этого года, т. е. декабря, снова начались спектакли оперной труппы, въ составъ которой вошли: Позднякова (лирическое сопрано), Шмидтъ (меццо-сопрано), Лаврова (контральто), Альтшулеръ (баритонъ), Степановъ (баритонъ), Мадаевъ (басъ), Тиманина (сопрано), Хлюстинъ (теноръ) и др.

Въ 1908 г. въ Перми полусезонно шли спектакли оперной и драматической (съ декабря) труппы Зарайской. Въ составъ оперной труппы вошли: Де-Восъ-Соболева (колоратурное со­прано), Ковелькова (меццо-сопрано), Спѣшнева (контральто), Лео­нидовъ (баритонъ), Евгеньевъ-Дарскій (теноръ), Булатовъ (те­норъ). Особенною любовью Пермской публики пользовались Ко­велькова и Леонидовъ.

Въ 1909 году осенью театральный сезонъ въ Перми начался спектаклями драматической труппы Зарайской. Среди артистовъ особенно выдѣлялись Зарайская, Джвирблисъ и Васильевъ. Съ декабря того же года начались спектакли оперной труппы И. Я. Альтшулера, въ которую вошли Осипова и Нѣгина (колоратур­ное сопрано), Ковелькова (меццо-сопрано), Леонидовъ и Горленко (баритоны), Коммиссаржевскій, Черновъ и Чаровъ (тенора), Маратовъ (басъ) и др.

Театральный сезонъ 1910 года былъ начатъ спектаклями драматической труппы Ф. Ф. Кирикова, которая съ декабря смѣнилась оперной П. Я. Альтшулера. Въ послѣднюю вошли: Де-Восъ-Соболева, Талина и Нѣгина (колоратурное сопрано), Ковелькова и Евгеньева (меццо-сопрано), Черновъ и Саяновъ [108](тенора), Леонидовъ и Зелинскій (баритоны), Маратовъ и Ша­поваловъ (басы).

Въ слѣдующемъ 1911 году осенью театръ снялъ выдаю­щійся драматическій артистъ Строителевъ, вскорѣ умершій въ Перми. Составъ его труппы, кромѣ него, былъ посредственный и послѣ его смерти почти распался. Съ декабря того же года въ театрѣ начались спектакли товарищества русской оперы.

Съ 1 октября 1912 года по 24 февраля 1913 г. въ Перм­скомъ городскомъ театрѣ давала спектакли оперная труппа то­варищества артистовъ подъ антрепризою Лезина, въ составъ ко­торой вошли: Тихонова (меццо-сопрано), Нестерова (колоратур­ное сопрано), Туманова (меццо-сопрано), Ланская (драматическое сопрано), Богатикова (контральто), Сазонцева (сопрано), Кара­товъ, Коммисаржевскій, Ганфъ, Славинъ, Каншинъ (тенора), Хох­ловъ, Тарновскій, Лезинъ, Борисовъ (баритоны), Поплавскій, Шекуровъ, Дейнаръ (басы[51]).

Съ 1894 года особенно учащается пріѣздъ весной и лѣтомъ въ Пермь артистовъ Императорскихъ русскихъ театровъ на га­строли. Изъ нихъ заслуживаютъ особеннаго вниманія спектакли Далматова (въ іюнѣ 1894 г.), Г. Н. Ѳедотовой (въ маѣ 1897 г.), братьевъ Адельгеймъ (лѣтомъ 1900 г.), Яблочкиной и Падарина (лѣтомъ 1902 г., 1903 г., 1906 г. и 1909 г .), В. Ѳ. Коммисар­жевской (въ маѣ 1904 г.), Орленева (въ августѣ 1904 г.), Пе­типа (въ маѣ 1905 г.), Гайдебурова (въ іюнѣ 1905 года), К. А. Варламова (въ іюнѣ 1907 г.), В. Н. Давыдова (въ маѣ 1911 г.), передвижнаго театра Ге (въ іюнѣ 1903 г.) и артистовъ Петер­бургскаго литейнаго театра (въ іюнѣ 1911 г.), оперной труппы Московскаго театра Солодовникова (въ апрѣлѣ 1908 г.), опер­ной труппы Шигаевой, среди которой былъ Клеменьевъ (въ ап­рѣлѣ 1909 г.), итальянской оперы Гонсалецъ (въ августѣ 1911 г.) и разныхъ опереточныхъ малороссійскихъ труппъ.

Большинство изъ перечисленныхъ гастролеровъ давали спек­такли въ городскомъ театрѣ, только спектакли опереточной и малороссійской труппъ иногда происходили въ лѣтнемъ деревян­номъ театрѣ, теперь сгорѣвшемъ. [109]

Циркъ и другія зрѣлища.


Въ Перми нѣтъ постояннаго цирка, но съ половины вось­мидесятыхъ годовъ прошлаго столѣтія циркъ начинаетъ пріѣз­жать изъ другихъ городовъ. Тогда же построено было деревян­ное зданіе цирка, теперь сломанное, на томъ мѣстѣ, гдѣ нынѣ находится Екатерино-Петровское училище. Лѣтомъ 1884 г. въ Перми былъ циркъ Труцци, собиравшій большія деньги. Съ по­ловины девяностыхъ годовъ прошлаго столѣтія циркъ пріѣзжаетъ почти ежегодно, а въ 1905 г. на Дровяной площади построено деревянное зданіе цирка. Въ 1897 году лѣтомъ въ Перми былъ циркъ Боровскаго, въ 1901 г. Малюгина, въ 1902 г. Ларъ, въ 1906 г. Сайковскаго, въ 1907 г. Соболевскаго, въ 1908 г. Бенъ-Саида, въ 1909 г. Лепехиной (Сибирскій), въ 1910 г. Труцци и въ 1911-1912 г. Изако.

Циркъ посѣщаетъ преимущественно купечество и среднее сословіе пермской публики. Въ послѣднее время цирковая пуб­лика сильно увлекается борьбою всевозможнаго рода. Что ка­сается простого народа, то ежегодно почти на масляницѣ или въ Троицынъ и Петровъ день для него устраиваются различ­ными предпринимателями балаганы на Дровяной площади.

Особенно много развлеченій было въ 1897 году. Тогда лѣ­томъ въ Пермь пріѣзжали звѣринецъ Эйгусъ, музей восковыхъ фигуръ Боцва, труппа дагомейцевъ; кромѣ того, устраивались балаганы, хожденіе по канату съ подносомъ на головѣ, на ко­торомъ былъ кипящій самоваръ, бѣгъ скорохода и т. п.

Съ 1907 г. въ Перми появляются «Иллюзіонъ», «Тріумфъ», «Модернъ» и др. электро-театры, привлекающіе публику всѣхъ классовъ общества.

Кромѣ того, въ Перми иногда давали представленія транс­форматоры Франкарди (въ 1911 г.) и Эрнани въ 1908 г., сеансы магіи Робертъ Ленцъ (въ 1902 г.) и клоунъ В. А. Дуровъ съ дрессированными животными (въ 1896 г.). [110]

IV. ЛИТЕРАТУРА.
Періодическая печать.


Начало появленія въ Перми періодической печати нужно отнести къ 1838 году, когда впервые въ Перми появляется оф­фиціальный органъ «Пермскія Губернскія Вѣдомости». Сначала они представляли изъ себя исключительно оффиціальныя свѣдѣ­нія, а впослѣдствіи къ нимъ былъ присоединенъ и неоффиціаль­ный отдѣлъ, состоявшій большею частью изъ небольшихъ статей по исторіи Пермскаго края. Въ восьмидесятыхъ годахъ прош­лаго столѣтія дѣятельными сотрудниками неоффиціальнаго от­дѣла являются Д. Д. Смышляевъ и А. А. Дмитріевъ, помѣщаю­щіе въ нихъ ежегодно рядъ статей по исторіи Пермскаго края. Тогда же въ Пермскихъ Губернскихъ Вѣдомостяхъ начинаютъ появляться корреспонденціи изъ разныхъ мѣстъ Пермскаго края.

Но особенно Пермскія Губернскія Вѣдомости оживляются съ ноября мѣсяца 1894 года, когда, по иниціативѣ начальника Пермской губерніи П. Г. Погодина, происходитъ ихъ коренная реформа. Съ этого времени онѣ начинаютъ выходить въ значи­тельно увеличенномъ размѣрѣ и становятся въ рядъ лучшихъ провинціальныхъ газетъ. Въ нихъ начинаютъ печататься пере­довыя статьи, телеграммы Сѣвернаго телеграфнаго агентства, по­слѣднія извѣстія разныхъ газетъ и журналовъ, внутреннія и ино­странныя извѣстія, значительно расширенный отдѣлъ мѣстной хроники фельетоны литературно-историческаго и библіографи­ческаго содержанія, отдѣлъ «среди газетъ и журналовъ», коррес­понденціи изъ провинціи, иногда библіографія и смѣсь. Къ со­трудничеству въ газетѣ привлекаются лучшія литературныя силы губерніи. Такъ, начинаетъ выступать мѣстный даровитый поэтъ С. А. Ильинъ, интересные фельетонисты Кричевскій и Скуга­ревъ (псевдонимъ Гуксъ); мѣстный историкъ А. А. Дмитріевъ продолжаетъ помѣщать здѣсь свои статьи по исторіи Пермскаго края, а преподаватель гимназіи Синицынъ пишетъ рядъ очер­ковъ періодической печати. Въ 1906 году Пермскимъ Губерн­скимъ Вѣдомостямъ угрожаетъ нѣкоторый кризисъ, онѣ временно [111]сводятся опять къ одному почти оффиціальному отдѣлу, и про­грамма ихъ значительно съуживается. Только съ 1909 года въ нихъ начинаетъ удѣляться вниманіе изученію мѣстной жизни и обсужденію общественныхъ вопросовъ.

Въ концѣ девяностыхъ годовъ прошлаго столѣтія въ Перми появляется органъ либеральной прессы «Пермскій Край», кото­рый, просуществовавъ нѣсколько лѣтъ, прекращаетъ свое суще­ствованіе и возобновляется 1 ноября 1905 года, но онъ скоро опять прекращается и возникаетъ опять ненадолго 19-го марта 1906 года подъ именемъ «Камскаго Края». Въ 1910 и 1911 г. продолжалась неоднократная попытка появленія «Пермскаго Края», но вскорѣ же онъ прекратилъ свое существованіе.

Съ февраля 1906 года, когда развилась въ Перми партійная жизнь, началъ выходить «Пермскій Вѣстникъ» — органъ союза русскаго народа, просуществовавшій недолго. Онъ возобновилъ свое существованіе въ іюнѣ 1912 года, какъ органъ новой пар­тіи, появившейся въ Перми, «націоналистовъ», но просущество­валъ только до конца ноября того же года.

Кромѣ того въ Перми издаются «Пермскія Епархіальныя Вѣдомости» органъ епархіальной жизни, издаваемыя съ 1867 г. За 45-ти лѣтній періодъ существованія «Пермскихъ Епархіаль­ныхъ Вѣдомостей» въ нихъ помѣщено много статей по исторіи Пермскаго края и въ частности Пермской епархіи. Выходятъ они три раза въ мѣсяцъ, каждое 1, 11 и 21 число.

17 апрѣля 1871 года Пермской губернской земской управѣ разрѣшено издавать «Сборникъ Пермскаго земства» книжками въ неопредѣленные сроки. Первымъ редакторомъ ея былъ пер­вый предсѣдатель Пермской губернской земской управы Д. Д. Смышляевъ, а съ начала 1900 годовъ онъ былъ замѣненъ еже­недѣльнымъ изданіемъ «Пермской Земской Недѣли», подъ ре­дакціей Д. М. Бобылева, извѣстнаго писателя по земскимъ во­просамъ Пермской губерніи. «Земская Недѣля», представляя изъ себя органъ Пермскаго губернскаго земства», знакомитъ съ дѣя­тельностью земствъ Пермской губерніи и съ жизнію крестьянъ.

Кромѣ того, въ Перми періодически выходятъ «Труды Перм­скаго научно-промышленнаго музея», въ которомъ помѣщаются научныя статьи, и «Труды Пермской губернской ученой [112]комиссіи», въ которыхъ находятъ себѣ мѣсто статьи по исторіи Перм­скаго края.

Помимо перечисленныхъ, въ Перми выходятъ слѣдующія пе­ріодическія изданія «Врачебно-санитарная хроника Пермской губерніи« (съ марта 1908 г.), «Сѣверная лѣсопромышленность» (съ 1 января 1910 г.), «Извѣстія счетоводнаго общества Перм­ско-Уральскаго края» (съ сентября 1911 г.), «Искусство и Жизнь» (съ 16 октября 1911 года), «Вѣстникъ землеустройства сѣвер­наго района» (съ 1 января 1912 г.) и «Голосъ долга»—патріоти­ческій журналъ (съ 1 апрѣля 1912 года).



Литература въ г. Перми.


Литература, выходящая въ г. Перми и издаваемая Перм­скими учрежденіями и частными лицами, главнымъ образомъ имѣетъ своею цѣлью изученіе настоящаго и прошедшаго Перм­скаго края. Первая попытка въ этомъ отношеніи была сдѣлана Пермскимъ губернаторомъ Модерахомъ, подъ руководствомъ ко­тораго составлено «Хозяйственное описаніе Пермской губерніи», редактированное первымъ директоромъ Пермской гимназіи Н. С. Поповымъ. Это обширный и безпримѣрный по тому времени трудъ, заключающій въ себѣ массу матеріала о Пермскомъ краѣ. По словамъ знатока исторіи Пермскаго края Н. К. Чупина, «до появленія описанія Кіевской губерніи Журавскаго ни одна гу­бернія не была такъ хорошо описана, какъ Пермская». Первое изданіе этой книги появилось въ Перми въ 1804 г. въ двухъ большихъ томахъ, второе въ 1811—1813 годахъ въ 3 томахъ.

Далѣе въ началѣ сороковыхъ годовъ XIX вѣка извѣстный писатель П. И. Мельниковъ (Печерскій) въ своихъ путевыхъ очеркахъ, помѣщенныхъ въ «Отечественныхъ Запискахъ», опи­сывалъ г. Пермь и Пермскую губернію[52].

Но особенный интересъ къ изученію Пермскаго края про­буждается въ шестидесятыхъ годахъ, когда появляются труды такихъ историковъ Пермскаго края, какъ Н. К. Чупина и [113]Д. Д. Смышляева. Въ 1859 году Д. Д. Смышляевымъ выпущенъ изъ печати І-й томъ «Пермскаго Сборника», гдѣ помѣщены труды преподавателей Пермской мужской гимназіи С. В. Ешев­скаго, М. Я. Киттары и Н. П. Вагнера (потомъ профессоровъ Московскаго у ниверситета), Н. А. Ѳирсова (потомъ профессора Казанскаго университета), Я. И. Предтеченскаго и А. Д. Кру­пенина. Сборникъ вызвалъ лестный отзывъ извѣстнаго критика Н. А. Добролюбова, какъ первый трудъ мѣстной литературы. Въ слѣдующемъ 1860 году Д. Д. Смышляевъ издалъ ІІ-й томъ «Пермскаго Сборника», но затѣмъ, за отъѣздомъ Д. Д. за гра­ницу, изданіе прекратилось.

Въ 1873 году извѣстный знатокъ Пермскаго края, дирек­торъ горнаго училища въ Екатеринбургѣ, Н. К. Чупинъ началъ печатать въ приложеніяхъ къ «Сборнику Пермскаго губернскаго земства» и отдѣльно свой замѣчательный трудъ: «Географиче­скій и статистическій словарь Пермской губерніи».

Черезъ два года (въ 1875 году) въ печати появляется чрез­вычайно цѣнный трудъ Д. Д. Смышляева «Источники и пособія для изученія Пермскаго края».

Въ 1879 году въ Перми вышелъ первый опытъ исторіи Пермской епархіи — «Великопермская и Пермская епархія» про­тоіерея Е. А. Попова — трудъ цѣнный въ томъ отношеніи, что большей части описаннаго очевидцемъ былъ самъ авторъ, но не чуждый крупныхъ недостатковъ и теперь устарѣвшій.

Въ слѣдующемъ 1880 г. статистическое бюро Пермскаго губернскаго земства выпустило обработанные мѣстнымъ стати­стикомъ Е. И. Красноперовымъ «Матеріалы для сельско-хозяй­ственной статистики Пермской губерніи» (выпускъ І-й Красно­уфимскій, выпускъ II-й Шадринскій и выпускъ ІІІ-й Верхотур­скій уѣзды).

Директоръ народныхъ училищъ Пермской губерніи и пред­сѣдатель Пермской ученой архивной комиссіи В. И. Шишонко началъ изданіе матеріаловъ о Пермскомъ краѣ, напечатавъ І-й томъ «Пермской Лѣтописи» на средства Пермскаго губернскаго земства. Въ настоящее время вышло семь томовъ этого изданія — представляющихъ чрезвычайно цѣнный матеріалъ по исторіи Пермскаго края. [114]

Второй предсѣдатель Пермской ученой архивной комиссіи инспекторъ народныхъ училищъ Пермскаго уѣзда А. А. Дми­тріевъ съ 1889 года приступилъ къ изданію точно такихъ же цѣнныхъ матеріаловъ по исторіи Пермскаго края подъ именемъ «Пермской старины». Всего этого изданія вышло восемь выпу­сковъ (І-й въ 1889 г., ІІ-й и ІІІ-й въ 1890 г., IV, V и VI-й въ 1894 г.; ѴІІ-й и ѴІІІ-й въ 1897 году).

Въ 1888 году въ Перми возникаетъ Пермская ученая ар­хивная комиссія, задавшаяся цѣлью изученія Пермскаго края. Въ 1892 году она выпустила І-й выпускъ своихъ «Трудовъ», въ 1893 г.— ІІ-й, въ 1896 г.— ІІІ-й, въ 1901 г.—ІѴ-й, въ 1902 г.—Ѵ-й, въ 1903 г.— ѴІ-й, въ 1904 г.— ѴІІ-й, въ 1905 г.— ѴІІІ-й и ІХ-й, а въ 1913 г.— Х-й выпускъ. Въ этихъ «Трудахъ» помѣщено много цѣннаго матеріала по исторіи Пермскаго края и списокъ заслуживающихъ вниманія архивныхъ дѣлъ разныхъ учрежде­ній Прикамья.

Кромѣ того, Д. Д. Смышляевъ приступилъ къ изданію та­кихъ же матеріаловъ подъ именемъ «Пермскаго Края», которыхъ вышло три тома (въ 1892 г., въ 1893 и 1895 г.г.). Послѣдній томъ вышелъ уже послѣ смерти автора, подъ редакціей А. А. Дмитріева.

Исполнившіеся юбилеи среднихъ учебныхъ заведеній г. Перми вызвали литературу по исторіи этихъ учрежденій. Такъ по по­воду исполнившагося 100 лѣтія съ года учрежденія народнаго училища въ г. Перми и мужской гимназіи были напечатаны преподавателями гимназіи «Историческая записка о Пермской мужской гимназіи за 100 лѣтъ» А. А. Дмитріева (1886 годъ) и «Старѣйшее учебное заведеніе въ г. Перми» А. В. Звѣрева (1908 г.). Въ 1886 г. преподаватель Пермской Маріинской жен­ской гимназіи В. К. Семченковъ напечаталъ «Историческій очеркъ Пермской Маріинской женской гимназіи за 25 лѣтъ ея существованія (съ 1861 по 1886 г.). 100-лѣтній юбилей духовной семинаріи вызвалъ появленіе въ свѣтъ вторичнаго изданія обстоя­тельнаго труда одного изъ ректоровъ семинаріи архимандрита Іеронима (Лаговскаго) «Исторія Пермской духовной семинаріи» въ двухъ томахъ, «Краткой исторической записки о Пермской духовной семинаріи за 100 лѣтъ существованія» — преподавателя [115]духовной семинаріи Н. Н. Новикова и «Списокъ кончившихъ курсъ въ Пермской духовной семинаріи» священника I. Шеста­кова. Въ 1886 г. въ печати появился историческій очеркъ Перм­скаго перваго городского училища П. Н. Серебренникова.

Кромѣ того, заслуживаютъ большаго вниманія слѣдующіе отдѣльные труды по исторіи Пермскаго края: «Историческій очеркъ Пермскаго края» (1896 г.), «Очерки по исторіи губерн­скаго г. Перми (1889 г.) А. А. Дмитріева, «Историческій очеркъ Пермской епархіи» священника I. Шестакова (1899 г.), «Перм­ская губернія въ сельско-хозяйственномъ отношеніи» (изданіе губернскаго земства подъ редакціею П. А. Голубева (1894 г.), «Пермяки» — профессора Казанскаго университета П. И. Смир­нова и трудъ подъ такимъ же названіемъ земскаго начальника Яновича, «Описаніе Пермской губерніи въ почвенномъ отноше­ніи» — профессора Казанскаго университета Ризположенскаго и друг.

Въ 1901 г. вышла подробная географическая карта Перм­ской губерніи, составленная И. Я. Кривощековымъ. Попытка сдѣлать географическій очеркъ Пермской губерніи была сдѣ­лана также И. Я. Кривощековымъ, а затѣмъ инспекторомъ Ека­терино-Петровскаго городского въ Перми училища Н. А. Бояр­шиновымъ въ его учебникѣ по географіи Пермской губерніи, вышедшемъ впервые въ 1910 году и въ расширенномъ и допол­нительномъ видѣ въ 1912 году.

Особенно количество трудовъ по изученію Пермскаго края увеличилось въ послѣдніе три года. Въ 1910 году вышелъ боль­шой и обстоятельный трудъ «Географическо-статистическій сло­варь Верхотурскаго уѣзда, Пермской губерніи» И. Я. Криво­щекова и «Списокъ населенныхъ мѣстъ Пермской губерніи по уѣздамъ».

Въ томъ же году вышелъ трудъ знатока горной промыш­ленности Урала, долгое время служившаго на Уральскихъ заво­дахъ, Л. Е. Воеводина «Уралъ и его горная промышленность въ предѣлахъ Пермской губерніи».

Особенно богатая литература о Пермской губерніи вышла въ 1911 году, а именно: «Очеркъ исторіи Прикамья и [116]Пріуралья въ эпоху закрѣпощенія» (XVI и XVII вѣк.) В. Н. Тра­пезникова, «Иллюстрированный путеводитель по рѣкамъ Камѣ, Вишерѣ и Колвѣ», «Путеводитель по Камѣ, Вяткѣ, Бѣлой и Уральской желѣзной дорогѣ» Горшенина. «Записка князя Г. Е. Львова по вопросу объ открытіи высшаго техническаго учеб­наго заведенія въ сѣверо-восточной части Россіи», «Матеріалы по орнитофаунѣ Пермской губерніи» С. А. Теплоухова, «1-й ар­тельный солеваренный заводъ на Уралѣ» и «Ныробскій узникъ» Н. П. Белдыцкаго, «Уралъ и его богатства» Денисова-Ураль­скаго, «Труды XIX съѣзда агрономовъ и представителей уѣзд­ныхъ земствъ Пермской губерніи», «Обзоръ финансоваго поло­женія земствъ Пермской губерніи за 10 лѣтъ», «Систематиче­скій сводъ постановленій Пермскаго губернскаго земскаго со­бранія» (выпускъ Ѵ-й 1870—1907) и «Труды І-го съѣзда лѣсо­промышленниковъ Пермскаго края».

Въ 1912 г. вышла изъ печати книга Неопиханова «Желѣз­нодорожные пути Урала», а въ 1913 году брошюра В. Верхо­ланцева «Лѣтопись г. Перми съ 1890 г. по 1912 г.».

Много также историческихъ свѣдѣній о Пермскомъ краѣ періодически печаталось въ адресъ-календаряхъ Пермской гу­берніи и епархіи. Описаніе нѣкоторыхъ сторонъ быта жителей г. Перми можно встрѣтить въ произведеніяхъ Д. Д. Мамина-Си­биряка и Ѳ. М. Рѣшетникова[53].



V. ПЕРМСКОЕ ЗЕМСТВО.[54]


Великими реформами Императора Александра II было пре­доставлено выборное начало и нѣкоторое самоуправленіе учре­жденіемъ земствъ. Пермское губернское земство является однимъ изъ передовыхъ и образцовыхъ во всей Россіи, благодаря кипу­чей дѣятельности его перваго предсѣдателя Д. Д. Смышляева. [117]Въ теченіе десятилѣтняго управленія Д. Д. земскимъ дѣломъ въ Пермской губерніи возникъ цѣлый рядъ полезныхъ учрежденій.

16 мая 1870 года была открыта Пермская уѣздная управа, а 11 августа того же года губернская управа. Предсѣдателемъ первой былъ избранъ М. И. Любимовъ, а предсѣдателемъ вто­рой Д. Д. Смышляевъ. Уѣздная управа помѣстилась въ деревян­номъ зданіи на углу Пермской и Верхотурской улицъ, а губернская тоже въ деревянномъ домѣ у Сибирской заставы. 21 іюня 1870 года въ зданіи благороднаго собранія было от­крыто первое земское собраніе, на которомъ предсѣдательство­валъ А. Н. Всеволожскій.

Дѣятельность Пермскаго губернскаго земства была направ­лена прежде всего на лучшую постановку медицинскаго дѣла въ губерніи. Такъ, 14 мая 1871 года имъ былъ открытъ безплат­ный пріемный покой для бѣдныхъ, 24 августа того же года родильное отдѣленіе, 29 апрѣля 1872 года учреждена санитар­ная комиссія, 1 августа 1872 года былъ собранъ первый съѣздъ врачей для обсужденія устройства санитарной части въ губерніи, въ октябрѣ 1872 г. открыта амбулаторная лечебница для домаш­нихъ животныхъ, 1 ноября 1872 года явилась земская ветери­нарная фельдшерская школа для подготовки фельдшерскаго пер­сонала въ губерніи, теперь не существующая. Помимо этого, Пермскимъ губернскимъ земствомъ открыты типографія (1 ок­тября 1874 года) и «Статистическое бюро» (1876 г.)

Послѣ ухода Д. Д. Смышляева (1880 г.), дѣятельность зем­ства уже не отличается такою интенсивностью. Въ 1886 году учреждается на средства земства санитарная станція, а 7 января 1894 года открывается кустарно-промышленный банкъ, по ини­ціативѣ Е. И. Красноперова. 19 февраля 1880 года Пермское губернское земство ассигнуетъ 60000 рублей на нужды учебновоспитательныхъ и благотворительныхъ заведеній. Дѣятельность земства направляется на народное образованіе и развитіе ку­старной промышленности.

Для облегченія сбыта кустарямъ своихъ издѣлій въ 1890 г. на Сѣнной площади устраивается въ особомъ деревянномъ зда­ніи постоянная выставка кустарныхъ издѣлій. [118]

Въ томъ же 1890 году губернскимъ земствомъ основывается колонія для душевно-больныхъ на Липовой горѣ на 9 верстѣ по Сибирскому тракту.

Съ 1870 г. земство имѣетъ свой органъ «Сборникъ Перм­скаго губернскаго земства, замѣненный въ началѣ 1900 годовъ «Земской Недѣлей», выходящей еженедѣльно. Въ 1895 г. Перм­ское губернское земство разсылаетъ книги для 28 библіотекъ губерніи. 9-го декабря 1901 года при немъ открытъ книжный складъ. Лѣтомъ 1909 года на Казанской научно-промышленной выставкѣ Пермское губернское земство имѣло свой отдѣльный павильонъ, гдѣ экспонировали издѣлія кустарей Пермской гу­берніи и земледѣльческія орудія, изготовленныя въ предѣлахъ Пермской же губерніи. То же самое губернское земство выста­вляло и на Омской сельско-хозяйственной выставкѣ, гдѣ экспо­натамъ присуждена малая золотая медаль. Въ 1910 г. осенью въ Перми въ зданіи Пермскаго губернскаго земства была открыта сельско-хозяйственная и кустарная выставка.

Предсѣдателями Пермской губернской земской управы были: Д. Д. Смышляевъ (1870—1880 г.), А. М. Суворовъ (1880—1883), К. Я. Пермяковъ (1883—1890), А. А. Поповъ (1890—1897), В. В. Ковалевскій (1897—1903), П. В. Калина (1903—1906), И. П. Бенедиктовъ (1906—1909 г.) и А. И. Мухлынинъ (съ 1910 года).

Въ Пермскомъ уѣздномъ земствѣ послѣ М. И. Любимова предсѣдателемъ былъ избранъ А. А. Маллѣевъ (до 1905 г.), а нынѣ (съ 1905 г.) А. И. Кирпищиковъ.

31 марта 1883 года XI-е чрезвычайное Пермское уѣздное земское собраніе пожертвовало 10000 рублей на сооруженіе зда­нія Пермской Маріинской женской гимназіи, въ ознаменованіе предстоявшей 15 мая 1883 года коронаціи Ихъ Величествъ.

Въ 1885 году при уѣздномъ земствѣ учреждена сберега­тельная касса.

Съ 14 октября 1887 года Пермская уѣздная земская управа помѣстилась въ собственномъ занимаемомъ ею теперь помѣщеніи по Пермской улицѣ, между Сибирской и Оханской улицами. Домъ этотъ пріобрѣтенъ земствомъ за 15000 рублей. [119]

При 1888 г. при уѣздной земской управѣ, точно такъ же, какъ и при губернской, учреждается комитетъ для содѣйствія кустарной и другимъ отраслямъ промышленности. Въ томъ же году уѣздное земство устраиваетъ первый складъ издѣлій ку­старей для облегченія ихъ сбыта.

27 іюня 1897 года и 28 іюня 1911 года уѣздное земство устраиваетъ выставку лошадей.

Съ 16 іюня по 15 іюля 1911 года въ Екатерино-Петров­скомъ городскомъ училищѣ уѣзднымъ земствомъ устраиваются педагогическіе курсы для учителей земскихъ школъ Пермскаго уѣзда[55].



VI. МЕДИЦИНСКАЯ ПОМОЩЬ ВЪ Г. ПЕРМИ.[56]


Волею Императрицы Екатерины II въ губернскихъ городахъ были учреждены приказы общественнаго призрѣнія, имѣвшіе цѣлью дѣла благотворительности. Съ учрежденіемъ Пермскаго намѣстничества 1781 г. возникъ таковой и въ г. Перми. На первыхъ же порахъ члены его позаботились о приглашеніи на службу докторовъ, лекарей, костоправовъ, бабокъ, повитухъ и прочаго медицинскаго персонала, а также о сооруженіи въ Перми госпиталя, богадѣльни и аптеки. Госпиталь былъ построенъ въ 1786 г. на средства Приказа общественнаго призрѣнія, при уча­стіи частныхъ пожертвованій. Одинъ изъ помѣщиковъ Перм­ской губерніи Н. Лазаревъ изъявилъ желаніе построить въ Перми на свой счетъ больницу для заразныхъ и привитія оспы и давать на ея содержаніе до его смерти 1200 руб. ежегодно. Госпиталь былъ построенъ на площади около Петропавловскаго собора. При немъ же была отдѣльно сооружена на средства Лазарева больница для больныхъ венерическими болѣзнями и для привитія оспы Первыми городскими врачами гор. Перми были доктора Карлъ Кронъ (1781—1783 г.) и Михаилъ Гамалея (1783—1797 г.), мѣсто которыхъ въ 1797 г. занялъ [120]незабвенный для пермяковъ «Пермскій Гаазъ» Ѳедоръ Христофоровичъ Граль. Благодаря энергіи Пермскаго губернатора К. Ѳ. Моде­раха, въ декабрѣ 1797 г. была окончена, а въ мартѣ 1798 года открыта для пріема больныхъ Пермская городская больница на 25 кроватей, занимавшая цѣлый кварталъ но Вознесенской ул. около Стараго кладбища. Она была перестроена изъ стараго корпуса рабочаго дома и представляла изъ себя деревянное зда­ніе на каменномъ фундаментѣ, огороженное полисадникомъ. Въ 1807 г. это зданіе обшито тесомъ, и у него выкрашена крыша. Врачъ больницы Граль не только служилъ при ней безплатно до 1818 г., но и содержалъ на свой счетъ больныхъ. Только въ 1800 г. ему выдано единовременно 200 рублей. Въ 1797 г. въ Перми была открыта врачебная управа, которой подчинена го­родская больница. Лекарства для больницы получались изъ такъ называемой казенной аптеки, основанной еще при намѣстниче­ствѣ, а 1 декабря 1812 г. Приказъ общественнаго призрѣнія открылъ свою аптеку. Вмѣстѣ съ больными въ городской боль­ницѣ помѣщались и умалишенные. На Вознесенской улицѣ боль­ница находилась 36 лѣтъ, т. е. до 1833 года, когда она была закрыта, а больные переведены во вновь открытую Алек­сандровскую больницу. Во время губернаторства Модераха (1796—1811) больница поддерживалась въ приличномъ видѣ, но при его преемникахъ Гермесѣ и Криденерѣ, мало обращавшихъ вниманія на дѣла призрѣнія, больница, за неимѣніемъ средствъ, едва влачила существованіе. Вслѣдствіе ветхости губернаторомъ Тюфяевымъ городская больница была переведена въ каменный домъ купца Пономарева, принадлежавшій тогда Приказу, об­щественнаго призрѣнія на Черномъ рынкѣ, гдѣ еще не давно помѣщалась богадѣльня губернскаго земства.

Въ 1824 г. въ Перми былъ императоръ Александръ І-й. Обозрѣвая заведенія Приказа общественнаго призрѣнія, онъ ска­залъ губернатору К. Я. Тюфяеву «не мѣшало бы позаботиться о приведеніи заведеній Приказа въ лучшій видъ, а то они у васъ настоящія руины, хотя и содержатся въ примѣрномъ по­рядкѣ». Эти слова государя подали мысль Тюфяеву устроить новую больницу, приспособивъ для нея пустовавшій генералъ-губернаторскій домъ, на что было получено Высочайшее [121]соизволеніе. Для увеличенія средствъ больницы Тюфяевъ въ день своихъ именинъ, 14 февраля 1825 г., предложилъ подписку въ пользу больницы, а 25 апрѣля того же года данъ былъ концертъ съ тою же цѣлью. Всѣ сословія общества горячо отозвались на это благое дѣло и съ 1825 г. по 1836 г. было собрано 437127 р., что при дешевизнѣ матеріала и работъ того времени представ­ляло изъ себя цифру очень солидную. Такія средства подали поводъ Тюфяеву устроить на эти средства уже не одну боль­ницу, но и воспитательный домъ, богадѣльню и училище дѣтей канцелярскихъ служителей, но министерство внутреннихъ дѣлъ предложило ему начать постройки съ больницы и дома ума­лишенныхъ, какъ учрежденій болѣе необходимыхъ. Мѣсто для больницы Тюфяевымъ было выбрано у Сибирской заставы, гдѣ нынѣ зданіе губернской земской управы, но министерство внут­реннихъ дѣлъ это мѣсто нашло неудобнымъ и указало другое по Большой Ямской улицѣ, гдѣ оканчивается бульваръ, т. е. на нынѣшнее мѣсто больницы. 16 мая 1827 года происходила за­кладка зданія больницы и дома умалишенныхъ. Оба дома кончены кладкою и покрыты въ 1830 г., тѣмъ не менѣе окончательная отдѣлка затянулась до 1833 года. Много разъ ее свидѣтельствовали, и всетаки работъ отъ подрядчика Крылова не принимали. Пріѣзжала даже комиссія изъ Петербургскаго строительнаго департамента, которая приказывала вырывать ямы предъ фун­даментомъ для освидѣтельствованія его кладки и проламывать стѣны для провѣрки количества кирпича, употребленнаго на нихъ. Наконецъ, въ октябрѣ 1833 г. больница и зданіе для умалишенныхъ приняты Приказомъ общественнаго призрѣнія. 17 ноября 1833 года больные переведены въ новыя зданія, а 6 декабря 1833 года освящена церковь во имя св. Александра Невскаго. Больница названа Александровскою въ память посѣ­щенія Перми императоромъ Александромъ I въ 1824 году. Въ 1856 г. въ Перми былъ закрытъ существовавшій независимо отъ больницы военный госпиталь, больные изъ него переведены въ Александровскую больницу, вслѣдствіе чего число кроватей отъ 6о возросло до 300. За періодъ времени 1856—1870 г. боль­ница и домъ умалишенныхъ, будучи оставлены безъ должнаго вниманія, пришли въ упадокъ. Возрожденіе Александровской [122]больницы начинается со времени передачи ея въ руки губерн­скаго земства въ 1870 г. 24 августа слѣдующаго 1871 г. при ней было учреждено родильное отдѣленіе. Для заразныхъ боль­ныхъ рѣшено сдѣлать отдѣльное помѣщеніе, для чего въ 1875 г. построенъ былъ за бульваромъ первый заразный баракъ. Еще ранѣе, 6 ноября 1874 г. освящено вновь перестроенное помѣще­ніе для душевно-больныхъ.

Въ настоящее время Александровская больница помѣщается въ двухъ большихъ каменныхъ корпусахъ и въ цѣломъ рядѣ деревянныхъ за бульваромъ. Въ первомъ изъ нихъ, построен­номъ въ 1830 г. находится церковь и терапевтическое отдѣленіе, во второмъ, построенномъ въ 1907 г., хирургическое отдѣленіе и покой для родильницъ. За бульваромъ находится цѣлый рядъ каменныхъ и деревянныхъ зданій, относящихся къ Александров­ской больницѣ, именно деревянная Успенская церковь и покой­ничная, бактеріологическая станція, приготовляющая различныя сыворотки для предохранительныхъ прививокъ (съ 1897 года), электрическая станція и водопроводъ для обслуживанія Алек­сандровской больницы, заразные бараки, прачечная и т. п.

Съ половины восьмидесятыхъ годовъ прошлаго столѣтія при больницѣ существовали курсы для подготовленія фельдшер­скаго и акушерскаго персонала въ губерніи, а съ 15 сентября 1911 г. при больницѣ съ тою же цѣлью открыта фельдшерская школа.

Въ настоящее время Александровская больница содержится на средства Пермскаго гу6ернскаго земства, расходуетъ еже­годно свыше полумилліона рублей, разсчитана на 430 кроватей, имѣетъ пріютъ душевно-больныхъ на 800 кроватей, съ персона­ломъ, состоящимъ изъ 14 врачей и многочисленнаго штата слу­жащихъ и прислуги[57].

Особенно выдающимися врачами, служившими при Алек­сандровской земской больницѣ являются прекрасный хирургъ А. Ѳ. Цандеръ (1879—† 1903 г.), офталмологъ Е. П. Серебрен­никова († 1897 г.), превосходный діагностъ и терапевтъ В. М. Виноградовъ († 1909 г.), знатокъ нервныхъ болѣзней В. В. [123]Бѣлоруссовъ († 1910 г.). Послѣдніе два скончались, сдѣлавшись жерт­вами служебнаго долга, заразившись отъ больныхъ сыпнымъ тифомъ. Благодаря иниціативѣ врача А. Я. Пономарева, на Ли­повой горѣ, на 9-й верстѣ отъ г. Перми по Сибирскому тракту, устроена колонія для душевно-больныхъ, гдѣ послѣдніе занима­ются полеводствомъ, садоводствомъ, огородничествомъ и пчело­водствомъ. Зимою имъ позволяется катаніе съ горъ и на конь­кахъ и частое пребываніе на свѣжемъ воздухѣ, кромѣ того для привлеченія душевно-больныхъ къ дѣятельности открыты столярная, слесарная, сапожная, швейная, ткацко-ковровая и куз­нечная мастерскія.

Александровская больница обслуживаетъ весь городъ Пермь и его отдаленныя окрестности и пользуется громадною попу­лярностью среди бѣднаго и деревенскаго населенія.

Пермь отличается сравнительно здоровымъ климатомъ. Здѣсь нѣть никакихъ такъ называемыхъ мѣстныхъ болѣзней. Эпидеміи хотя и достигали Перми, но на сравнительно непродолжительное время. Такъ, въ Перми была холера въ 1848 г., 1853 г., 1866 г., 1870 г., 1871 г., 1892 г. и 1910 г. Въ 1910 г. она скоро пре­кратилась, унеся немного жертвъ. Что касается холеры 1892 г., то она была довольно продолжительна и упорна и оставила тя­желое воспоминаніе у жителей гор Перми въ видѣ холернаго кладбища. По улицамъ тогда днемъ возили черные засмоленные гроба. Въ 1892 г. борьба съ холерой велась энергично благодаря городской думѣ, которая ассигновала 30000 руб. на это дѣло.

Въ настоящее время въ городѣ имѣется городская амбула­торія въ завѣдываніи одного врача. При этой же амбулаторіи производится ежедневно безплатно пріемъ глазныхъ больныхъ Врачемъ спеціалистомъ. Заразными бараками завѣдуетъ второй городской врачъ. Лѣченіе бѣдныхъ больнымъ на домахъ произ­водится обоими врачами, для чего городъ раздѣленъ на два уча­стка. Осмотръ городскихъ школъ производится двумя городскими врачами и санитарнымъ Врачемъ. Санитарной частью завѣдуетъ особый санитарный надзоръ.

Кромѣ Александровской больницы и городского пріемнаго покоя, въ Перми есть еще община Краснаго Креста, при кото­рой въ 1906 г. открытъ родильный покой. Для подачи [124]акушерской помощи на домахъ безплатно бѣднымъ жителямъ г. Перми приглашена городская акушерка. На медицинскую и ветеринар­ную части городъ въ 1910 г. расходовалъ 42900 руб., изъ нихъ на санитарную часть 13840 руб. и на ветеринарную 5175 р.[58].

Во время войны Русско-Турецкой 1877—1878 г. и Русско-Японской 1904—1905 г. гор. Пермь сформировывалъ врачебную помощь и отправлялъ ее на театръ военныхъ дѣйствій. Въ 1877 г. Пермскій санитарный отрядъ во главѣ ординатора Але­ксандровской больницы П. Ѳ. Крамера началъ свою дѣятель­ность на станціи Новоукраинкѣ, Елизаветградской желѣзной до­роги. 12 февраля 1878 г. Пермскій госпиталь осматривалъ из­вѣстный хирургъ Н. И. Пироговъ и нашелъ въ немъ образцо­вый порядокъ[59].

Во время Русско-Японской войны Пермскимъ отдѣленіемъ Краснаго Креста устроенъ былъ лазаретъ, разсчитанный на 200 кроватей, съ Врачемъ В. А. Хомяковымъ во главѣ. Въ числѣ врачебнаго персонала Пермскаго лазарета были также А. Н. Варѳоломѣевъ, Е. Ѳ. Шрейберъ, А. П. Штейнфельдъ и Н. Е. Костроминъ[60].

Съ 1 января 1907 г. при Надеждинской общинѣ Краснаго Креста была открыта терапевтическая лечебница съ хирургиче­скимъ при ней отдѣленіемъ[61].

Большую помощь населенію Перми оказываетъ также ка­рета скорой помощи, начавшая функціонировать съ 26 февраля 1911 г. Она начала дѣйствовать въ Перми, благодаря иниціативѣ супруги начальника губерніи Н. И. Лопухиной, энергично взяв­шейся за собираніе средствъ для нея. Особенно цѣнна бываетъ дѣятельность «скорой помощи» ночью[62].

11 апрѣля 1912 г. въ Перми открыта Пермскимъ отдѣломъ Всероссійской лиги для борьбы съ туберкулезомъ амбулаторія для легочныхъ больныхъ[63]. [125]

VII. БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТЬ ВЪ Г. ПЕРМИ.


Начало благотворительности въ Перми относится ко вре­мени основанія самаго города. Такъ въ числѣ учрежденій но­ваго города въ 1781 г. упоминается Приказъ общественнаго при­зрѣнія Этотъ приказъ на первыхъ порахъ имѣлъ довольно ши­рокую сферу дѣятельности. По крайней мѣрѣ извѣстно, что на его средства была основана первая школа въ 1783 г. Очевидно, школы входили тогда въ область вѣдѣнія этого Приказа. Отно­сительно его дѣятельности нѣтъ опредѣленныхъ и точныхъ свѣ­дѣній. Извѣстно только изъ «Хозяйственнаго описанія Пермской губерніи», что ему были подчинены домъ для сиротъ и город­ская богадѣльня, помѣщавшаяся въ двухъ деревянныхъ домахъ у Стараго кладбища, при этомъ въ одномъ изъ нихъ жили муж­чины, а въ другомъ женщины.

27 декабря 1839 г. Высочайше утверждено положеніе о дѣт­скихъ пріютахъ, съ тѣмъ, чтобы были приняты мѣры для при­веденія въ исполненіе Высочайшей воли о распространеніи въ Пермской губерніи, на ряду съ другими, дѣтскихъ пріютовъ. Вслѣдствіе этого Пермскимъ губернаторомъ И. И. Огаревымъ была открыта подписка но всей губерніи, которая дала къ 1848 г. 3836 руб. 34 коп., а къ 1850 г. достигла уже свыше 10000 руб. Это дало возможность къ открытію Пермскаго гу­бернскаго дѣтскаго пріюта, который и открытъ 1 мая 1850 г. Число призрѣваемыхъ при открытіи пріюта достигло 46 чело­вѣкъ, изъ нихъ 10 мальчиковъ и 36 дѣвочекъ. Тогда же на собранныя средства купленъ былъ домъ для помѣщенія пріюта, но онъ оказался мало удобнымъ и былъ проданъ, при этомъ новый хозяинъ проданнаго дома уступилъ за 11650 руб. для пріюта свой двухъэтажный каменный домъ на углу Кунгурской и По­кровской улицъ, въ которомъ пріютъ находится до сихъ поръ. 4 февраля 1860 г. при пріютѣ открыто ночлежное отдѣленіе на 10 человѣкъ, а въ 1863 г. положено начало образованію сирот­скаго капитала, который въ 1900 г. возросъ до 2630 р. 73 к. Когда возросли средства пріюта, то представилась возможность выстроить двухъэтажный каменный пристрой къ пріютскому [126]зданію по Кунгурской улицѣ для помѣщенія первыхъ двухъ ре­месленныхъ классовъ, открытый 7 декабря 1886 г. и стоившій до 15000 руб. Воспитанницы стали заниматься рукодѣліемъ, шитьемъ и стиркой бѣлья. Въ 1896 г. приступлено къ постройкѣ каменнаго двухъэтажнаго корпуса по Кунгурской улицѣ для по­мѣщенія кулинарнаго и прачечнаго классовъ, открытіе кото­рыхъ послѣдовало 24 января 1899 г. Въ кулинарномъ классѣ обучаются и постороннія, желающія научиться кулинарному искусству. При классѣ существуетъ столовая, гдѣ ежедневно от­пускаются обѣды. Въ 1900 г. стоимость всѣхъ пріютскихъ зда­ній достигала 60000 руб ., ежегодный расходъ опредѣлялся въ 14000 руб., основной капиталъ представлялъ изъ себя сумму въ 72593 р. 39 к. Въ пріютѣ постоянно призрѣвалось 85 дѣвочекъ. Особенно большую матеріальную помощь пріюту оказала Е. И. Любимова, состоявшая болѣе 25 лѣтъ попечительницей пріюта[64].

Въ 1862 г. 10 іюня въ Перми появляется дамское попечи­тельство о бѣдныхъ; дѣятельность котораго выразилась въ осно­ваніи начальнаго училища въ Перми и, главнымъ образомъ, въ открытіи 3 ноября 1863 г. «Убѣжища дѣтей бѣдныхъ». Къ 1 ян­варя 1866 г. въ немъ было уже 95 человѣкъ. Послѣднее учре­жденіе существуетъ до настоящаго времени. Оно открыто по иниціативѣ супруги начальника губерніи А. Г. Лошкаревой. Сначала оно помѣщалось въ домѣ, гдѣ была городская дума, на углу Соликамской и Верхотурской улицъ; въ концѣ семидеся­тыхъ годовъ для него былъ начатъ постройкой домъ на площади Петропавловскаго собора, но такъ какъ у «Убѣжища дѣтей бѣд­ныхъ» не оказалось средствъ на постройку большого дома, то на помощь ему пришли извѣстные благотворители Ѳ. и Г. К. Каменскіе, которые въ мартѣ 1882 г. пріобрѣли на свои средства камен­ный двухъэтажный домъ съ флигелемъ, на углу Покровской и Верхотурской улицъ, и пожертвовали его для помѣщенія «Убѣ­жища». Домъ былъ заново перестроенъ тѣми же братьями Ка­менскими и приспособленъ для «Убѣжища дѣтей бѣдныхъ», ко­торое и перешло въ него 1 ноября 1883 г. Въ дѣлѣ внутрен­няго благоустройства убѣжища много потрудилась А. Г. Семев­ская, супруга управляющаго Пермскимъ отдѣленіемъ [127]государственнаго банка. Еще 24 января 1867 г. убѣжище было принято подъ Высочайшее покровительство Государыни Императрицы Маріи Александровны. Въ память этого событія, а также въ ознаменованіе событія 17 октября 1888 года при «Убѣжищѣ» 22 іюля 1889 г. заложена отдѣльная каменная церковь во имя св. Маріи Магдалины на средства частныхъ лицъ, освященная 8 ноября 1893 г. Въ настоящее время, кромѣ общежитія, при Магдалининскомъ пріютѣ помѣщаются: училище, столярная, пере­плетная, сапожная и рукодѣльная. Капиталъ въ 1910 г. дости­галъ 57565 р., а съ инвентаремъ 138763 руб. Теперь въ немъ призрѣвается 75 человѣкъ[65].

Затѣмъ на Обвинской улицѣ (№ 60) помѣщается дѣтскій пріютъ-ясли вѣдомства Императрицы Маріи. Собственнаго зда­нія, за неимѣніемъ средствъ, пріютъ не имѣетъ. Въ квартирѣ четыре комнаты и кухня. Приходящихъ ежедневно бываетъ отъ 10—12 человѣкъ, которыхъ утромъ родители приносятъ, а ве­черомъ уносятъ. Дѣти получаютъ отъ пріюта пищу, бѣлье, платье и обувь. (№ 148 «Перм. Губ. Вѣд.» за 1910 г.).

Есть еще пріютъ-ясли, основанный въ 1899 г.г. Ададуро­вой. Онъ помѣщается въ концѣ Петропавловской улицы въ соб­ственномъ домѣ, построенномъ благодаря энергіи Л. Я. Бенедик­товой. Средствами пріюта-яслей являются: пособіе городской думы 100 руб., губернскаго земства 100 руб., уѣзднаго земства 125 р., Е. И. Любимовой 300 руб. и дохода отъ вечеровъ, лоттерей и спектаклей. Дѣти воспитываются въ пріютѣ до 8 лѣтъ, а потомъ отдаются въ Маріе-Магдалининскій или Рождество-Богородицкій пріюты. Въ «дѣти» отдаютъ чрезвычайно рѣдко, всего было 2 случая за время существованія, и то послѣ наведенія тщатель­ныхъ справокъ. Число приходящихъ колеблется отъ 6 до 20. Плата съ приходящихъ взимается отъ 1 руб. до 1 р. 50 к. въ мѣсяцъ. Всего на пріютъ расходуется въ годъ 2000 руб., изъ нихъ на каждаго ребенка ежедневно приходится 18 коп. Въ пользу пріюта принимается пожертвованіе старья. При домѣ имѣется огородъ, за которымъ ухаживаютъ всѣ дѣти. Въ пріютѣ содержится 75% круглыхъ сиротъ и 25% полусиротъ; изъ нихъ [128]60% крестьянъ, 30% мѣщанъ и 10% остальныхъ сословій. (№ 148 «Перм. Губ. Вѣд.» 1908 г.).

Въ городѣ Перми есть также пріютъ-ясли имени Григорь­ева, основанный въ домѣ Григорьева, завѣщавшаго свой домъ и капиталъ городу на устройство пріюта. Послѣдній открытъ 1 октября 1908 года.

Для призрѣнія престарѣлыхъ въ городѣ Перми на углу Большой-Ямской и Красноуфимской улицъ имѣется городская богадѣльня, основанная по постановленію Пермской городской думы 10 октября 1866 г. Въ 1879 г. при богадѣльнѣ устроена деревянная церковь во имя св. Симеона Верхотурскаго, замѣнен­ная въ 1885 г. каменной на средства Каменскихъ. Въ 1899 г. главный каменный корпусъ при богадѣльнѣ надстроенъ вторымъ этажемъ и увеличенъ въ размѣрѣ. Въ настоящее время бога­дѣльня имѣетъ 4 мужскихъ палаты и 18 женскихъ, въ которыхъ въ 1910 г. помѣщалось 32 мужчины и 113 женщинъ. Главный кон­тингентъ женщинъ — мѣщанки — мелкія торговки; кромѣ того, 24 женщины живутъ внѣ богадѣльни, получая 36 руб. въ годъ. Въ 1909 г. содержаніе ея стоило 9360 руб., въ томъ числѣ 6175 руб. отъ города 1445 руб. изъ запаснаго капитала и 1200 руб. отъ мѣщанскаго общества. Принимаются въ богадѣльню не моложе 50 лѣтъ, но есть дожившіе и до 90-95 лѣтъ (№ 157 «Перм. Губ. Вѣд.» 1910 г.).

Кромѣ этой, есть еще богадѣльня земская, помѣщающаяся въ пригородѣ Данилихѣ.

Для пріюта работоспособныхъ 1 августа 1882 г. Пермскимъ комитетомъ по разбору и призрѣнію нищихъ открытъ ночлеж­ный домъ на 100 мужчинъ, помѣщающійся по Петропавловской улицѣ, между Верхотурской и Соликамской улицами. Здѣсь лѣ­томъ ночуетъ отъ 100 до 110 человѣкъ, а зимой до 300. Расхо­дуется на его содержаніе всего 480 руб. въ годъ. Помѣщеніе для ночлежнаго дома ниже всякой критики, тѣснота и грязь всюду. Въ настоящее время есть проектъ устроить обширное каменное помѣщеніе для ночлежнаго дома со всѣми новѣйшими улучшеніями извѣстнымъ благотворителемъ г. Перми Н. В. Мѣ­шковымъ въ память его покойной матери. [129]

22 февраля 1898 г. въ Перми былъ открытъ домъ трудолю­бія по типу такового же въ г. Кронштадтѣ, устроеннаго извѣст­нымъ протоіереемъ I. И. Сергіевымъ Кронштадтскимъ, но дѣла его шли очень вяло, и въ 1904 г. его взяло подъ свое попеченіе вновь возникшее въ Перми 1 октября 1904 г. общество трудо­вой помощи.

Цѣль этого общества — дать встать на ноги работоспособ­ному, но впавшему въ безъисходную нужду человѣку. Главное дѣтище общества — домъ трудолюбія. До декабря мѣсяца 1912 г. онъ помѣщался въ наемномъ зданіи и двухъ флигеляхъ по Воз­несенской улицѣ, а съ 9 декабря 1912 г. переведенъ въ новое собственное прекрасное помѣщеніе — трехъэтажный каменный домъ, находящійся на углу Торговой и Брюхановской улицъ. Средства дома трудолюбія (около 10000 руб.) составляютъ по­жертвованія, членскіе взносы, доходъ отъ вечеровъ и главнымъ образомъ доходъ отъ заработковъ работающихъ. Мужское и жен­ское отдѣленія дома изолированы. При домѣ трудолюбія нахо­дятся бѣлошвейная, переплетная, сапожная и столярная, а также черное отдѣленіе, гдѣ треплютъ мочало, канаты для пеньки и пакли, дѣлаютъ швабры и вѣники. Особенно много работающихъ бываетъ зимою. Среди работающихъ встрѣчается много лицъ со среднимъ и встрѣчаются даже съ высшимъ образованіемъ.

Для призрѣнія вдовъ на средства извѣстной благотворитель­ницы Е. И. Любимовой построенъ на Слудской площади камен­ный домъ по плану архитектора В. В. Попатенко, стоющій 40000 руб. Здѣсь бѣдныя вдовы съ дѣтьми получаютъ безплатно хорошую квартиру съ готовымъ освѣщеніемъ и отопленіемъ.

Кромѣ того, на 7-й верстѣ отъ г. Перми по Сибирскому тракту открыта 1 ноября 1909 г. ремесленно-земледѣльческая дѣтская колонія и при ней земская школа. Въ ней призрѣвается до 20 дѣтей.

Далѣе въ Перми есть нѣсколько дешевыхъ народныхъ сто­ловыхъ-чайныхъ, напримѣръ, въ переселенческомъ баракѣ, на набережной Камы, по Петропавловской улицѣ въ домѣ Быковой. Послѣдняя устроена комитетомъ по разбору и призрѣнію ни­щихъ. Этотъ комитетъ образовался давно и проявилъ очень большую дѣятельность въ половинѣ восьмидесятыхъ годовъ, когда [130]душою его былъ протоіерей Е. А. Поповъ, можно сказать, уни­чтожившій нищенство въ Перми, благодаря раціональной поста­новкѣ дѣла благотворительности. Нищихъ въ Перми тогда почти не было. Но послѣ смерти протоіерея Е. А. Попова это благое дѣло забылось и только въ декабрѣ 1911 г. возникло городское попечительство о бѣдныхъ, и городъ Пермь былъ раздѣленъ на 9 участковъ, въ которыхъ были открыты участковыя попечи­тельства о бѣдныхъ.

Дѣятельность участковыхъ попечительствъ нашла большое сочувствіе въ Пермскомъ обществѣ и была особенно активна въ 1912 г. Нѣкоторыя изъ попечительствъ открыли безплатныя сто­ловыя для бѣдныхъ, устроили безплатные завтраки въ началь­ныхъ школахъ для бѣдныхъ учащихся, на произведенный на вербной недѣлѣ кружечный двухъ-дневный сборъ организовано было разговѣніе при попечительствахъ. Каждый кварталъ го­рода порученъ извѣстному лицу, знающему бѣдное населеніе квартала, которое и устанавливаетъ, въ чемъ главнымъ образомъ нуждаются бѣдные его квартала и кому дѣйствительно нужна помощь. Послѣдняя оказывается исключительно только мате­ріалами.

Къ благотворительнымъ учрежденіямъ города нужно отне­сти также училище и убѣжище слѣпыхъ и училище глухонѣ­мыхъ. Первое основано въ началѣ девяностыхъ годовъ прошлаго вѣка и помѣщается въ прекрасномъ трехъэтажномъ каменномъ зданіи съ церковью. Второе существуетъ очень недавно, не имѣетъ собственнаго помѣщенія и существуетъ на взносы за право ученія, пособія города и земства и на частныя пожерт­вованія.

Большую благотворительную помощь оказываютъ также церковно-приходскія попечительства, особенно Рождество-Бого­родицкое, открытое въ декабрѣ 1889 г. въ ознаменованіе сто­лѣтія существованія Рождество-Богородицкой церкви, и Петропавловское, учрежденное 19 декабря 1893 г. Первое изъ нихъ ежегодно въ первый день Св. Пасхи устраиваетъ разговѣніе для 500 бѣдныхъ.

Нужно думать, что раціональная и систематичная постановка дѣла благотворительности, къ которой городъ приближается съ [131]учрежденіемъ участковыхъ попечительствъ, со временемъ совсѣмъ уничтожитъ печальное явленіе нищенства на улицахъ.

VIII. ПРОМЫШЛЕННОСТЬ И ТОРГОВЛЯ.


Видъ магазина Ижболдина.
Видъ магазина Ижболдина.


Въ началѣ XIX вѣка въ Перми существовало 5 салотопен­ныхъ, 2 мыловаренныхъ, 5 кожевенныхъ и 8 кирпичныхъ заво­довъ. Въ нихъ ежегодно вытапливалось сала до 5000 пудовъ на 15000 руб. въ годъ, мыла вываривалось на 500 рублей, считая пудъ отъ 3 до 3 1/2 рублей, кожевенныхъ товаровъ выдѣлыва­лось на сумму отъ 5 до 7 тысячъ рублей, кирпичъ вырабаты­вался на сумму 6400 руб., при этомъ цѣна каждой тысячи кир­пичей была отъ 5 до 7 рублей. Судя по оборотамъ это были не столько заводы, какъ ихъ называетъ «Хозяйственное описаніе Пермской губерніи», сколько мелкія промышленныя предпріятія[66]. Въ донесеніи губернатора Тюфяева въ 1824 году единствен­нымъ значительнымъ промышленнымъ заведеніемъ считается за­водъ восковыхъ церковныхъ свѣчъ Д. Е. Смышляева. Вообще съ основанія города въ немъ не видно было никакихъ крупныхъ предпріятій, купцы и мѣщане занимались мелкими казенными подрядами, розничною торговлею, разработкою казенныхъ [132]заводскихъ рудниковъ, преимущественно же содержаніемъ питейныхъ заведеній[67]. Въ сороковыхъ и пятидесятыхъ годахъ на Камѣ начинаетъ развиваться судоходство.

Въ 1860 г. въ Перми было 25 мелкихъ фабричныхъ заведеній, при нихъ работало 407 рабочихъ и цѣнность ихъ го­дового производства достигала 368962 рублей. Съ развитіемъ пассажирскаго пароходства въ шестидесятыхъ годахъ въ Перми возникаютъ болѣе крупные заводы. Такъ, въ 1858 г. англича­нинъ Гуллетъ устраиваетъ на берегу Камы механическій и ли­тейный заводъ, перешедшій потомъ къ Тету, а въ 1878 г. къ И. И. Любимову. Черезъ шестнадцать лѣтъ (въ 1874 г.) рядомъ съ нимъ возникаетъ другой такой же заводъ братьевъ Ѳ. и Г. К. Каменскихъ для ремонта и постройки пароходовъ. Въ 1871 г. на рѣчкѣ Данилихѣ открытъ первый въ Россіи фосфорный за­водъ Е. К. Тупицына; на слѣдующій годъ тамъ же начала свои дѣйствія бумажная фабрика Нечаева. Въ 1878 году по тече­нію рѣчки Данилихи устроена гвоздарно-шпильковая фабрика П. П. Калинина[68].

Въ настоящее время въ Перми 140 фабрикъ, заводовъ и про­мышленныхъ предпріятій, изъ нихъ наиболѣе крупными явля­ются Мотовилихинскій пушечный заводъ, 4 судостроительныхъ и механическихъ, 3 кожевенныхъ, 2 канатныхъ, гвоздарный, пивоваренные, спиртоочистительный, лѣсопильные, кирпичедѣла­тельные, а также конфектная и спичечная фабрики[69].

Что касается торговли, то она наиболѣе производится на трехъ ярмаркахъ, бывающихъ 29 іюня, 20 сентября и 24 ноября. На эти ярмарки приводятся для продажи лошади и привозятся различныя кустарныя издѣлія Пермской и сосѣднихъ съ ней губерній. Торговыхъ предпріятій въ городѣ 904 съ де­нежнымъ оборотомъ на 31 милліонъ рублей, изъ нихъ на четы­рехъ рыночныхъ площадяхъ магазиновъ, лавокъ и ларей 794. Лучшими магазинами въ Перми являются «Пермскій Мюръ и Мерилизъ» Агафурова (галантерейный), Ижболдина (мануфактур­ный) и «Проводникъ» (резиновыя издѣлія). [133]

Лучшимъ показателемъ промышленности и торговли является дѣятельность кредитныхъ учрежденій. Въ Перми, какъ и въ каждомъ большомъ городѣ, ихъ нѣсколько. Самый первый по времени учрежденія банкъ въ Перми это Марьинскій, открыв­шій свои дѣйствія 1 января 1863 г. съ капиталомъ въ 13000 р., завѣщаннымъ городу урожденцемъ г. Перми Селенгинскимъ куп­цомъ К. Г. Марьинымъ. Затѣмъ въ сентябрѣ 1870 г. въ Перми открыто отдѣленіе Государственнаго банка, помѣщавшееся сна­чала въ домѣ А. С. Любимовой, гдѣ теперь находится научно-промышленный музей, а съ 22 октября 1896 г. переведенное въ собственный домъ на углу Покровской и Обвинской улицъ. 27 марта 1873 г. въ Перми возникло общество взаимнаго кре­дита, а въ октябрѣ того же года открыто Пермское отдѣленіе Волжско-Камскаго коммерческаго банка. Въ царствованіе импе­ратора Александра III въ Россіи возникъ крестьянскій позе­мельный банкъ; отдѣленіе этого банка въ Перми открыто 3 ноября 1888 г. и теперь помѣщается въ собственномъ домѣ на углу Петропавловской и Обвинской улицъ. Въ восьмидесятыхъ годахъ XIX вѣка статистикъ губернскаго земства Е. И. Красно­перовъ хлопоталъ объ открытіи въ Перми кустарнаго банка, который бы имѣлъ цѣлью выдавать ссуды кустарямъ на мате­ріалъ съ тѣмъ, чтобы повысить кустарную производительность губерніи. Его хлопоты увѣнчались успѣхомъ: 7 января 1894 года банкъ былъ открытъ при губернскомъ земствѣ съ первоначаль­нымъ капиталомъ въ 116000 руб. Въ настоящее время кустар­ный банкъ закрытъ и замѣненъ кассою мелкаго кредита. Далѣе 27 ноября 1906 г. открыто Пермское отдѣленіе Сибирскаго тор­говаго банка, 14 января 1907 г. Русскаго для внѣшней торговли банка 10 января 1912 г. въ Перми открытъ купеческій банкъ и 7 апрѣля 1912 г. второе общество взаимнаго кредита.

IX. ГОРОДСКОЕ ХОЗЯЙСТВО.


Къ 1 января 1912 г. у г. Перми числилось недвижимаго имущества на 2709900 руб. и движимаго на 45613 руб. 57 коп. старой недоимки по городскимъ сборамъ было 23808 руб. 19 к.; пассивъ составлялся изъ займовъ 2129172 руб. 36 коп., долговъ къ платежу 11773 руб. 92 коп., переходящихъ суммъ 56878 руб. [134]63 коп., сборовъ для казны и земствъ 13825 руб. 82 коп., смѣт­ныхъ расходовъ 39983 руб. 73 коп.; капиталъ городского обще­ства, состоящій изъ домовъ, земель и другихъ городскихъ иму­ществъ достигалъ 2 755 513 руб. 57 коп.; общій балансъ опредѣ­лился въ 5 413 533 руб. 67 коп.

Наиболѣе крупные расходы за счетъ займовъ были слѣ­дующіе: на электрическую станцію и водопроводъ 736 026 руб. 73 коп., на городской ломбардъ 211 981 р. 36 к., на постройку лавокъ 70000 руб., на постройку Ольгинскаго училища 41000 р., на городскіе дома на Черномъ рынкѣ 27401 руб., на постройку Нассоновскаго училища 20000 руб., на расширеніе станціи 18000 руб., на ремесленную мастерскую 6311 руб. 58 коп.[70].

Ростъ бюджета гор. Перми[71].


Въ рубляхъ
Годы. Доходы. Расходы. Годы. Доходы. Расходы.
1871 72000 61000 1882 183564 164415
1872 84000 80000 1883 187587 187011
1873 80000 78400 1884 195295 195312
1874 77000 70000 1885 176216 187175
1875 87000 137000 1886 210742 201968
1876 128000 143000 1887 207676 215361
1877 119000 145000 1888 199810 223870
1878 130000 142900 1889 200827 204861
1879 169988 171109 1890 212110 207179
1880 208623 214641 1891 207616 195076
1881 174335 176632 1892 214248 204703
[135]

Годы. Доходы. Расходы. Годы. Доходы. Расходы.
1893 198308 198638 1903 453359 452383
1894 207623 187752 1904 453410 445946
1895 217307 196559 1905 440092 443374
1896 232241 203212 1906 508724 502125
1897 234334 229962 1907 587574 589153
1898 254500 263585 1908 668231 697967
1899 288654 283442 1909 743062 742941
1900 293747 281556 1910 777480 777480
1901 344660 326005 1911 911206 911206
1902 351659 345601



X. ЖЕЛѢЗНЫЯ ДОРОГИ.


Видъ новаго вокзала.
Видъ новаго вокзала.


Впервые вопросъ о необходимости проведенія желѣзной до­роги черезъ Пермь, какъ одинъ изъ главныхъ транзитныхъ пу­тей изъ Сибири и Урала въ центръ Россіи возникъ въ Перми [136]въ началѣ 60 годовъ. Еще въ 1861 г. генералъ-маіоръ Рашетъ издалъ брошюру о необходимости проведенія этой дороги. Къ единодушному желанію жителей г. Перми о необходимости имѣть въ Перми желѣзную дорогу присоединился энергичный Перм­скій губернаторъ Струве, который 5 декабря 1867 г. сдѣлалъ представленіе министру путей сообщенія о разрѣшеніи открыть въ Перми комитетъ для обсужденія вопроса объ Уральской же­лѣзной дорогѣ. Разрѣшеніе было получено, и 10 декабря слѣ­дующаго 1868 года въ Перми открылся комитетъ для обсужде­нія вопроса о проведеніи желѣзной дороги между бассейнами Волги и Оби. Комитетъ высказался за желательность проведенія дороги. Пять лѣтъ прошло въ перепискѣ съ министерствомъ пу­тей сообщенія и въ развѣдкахъ относительно проложенія пути, и только 18 ноября 1873 г. Высочайше утвержденъ уставъ «Об­щества Уральской горнозаводской желѣзной дороги», а 22 фе­враля 1874 г. Высочайше разрѣшено приступить къ постройкѣ Уральской горнозаводской желѣзной дороги отъ Перми до Екатеринбурга съ вѣтвью къ Луньевскимъ каменноугольнымъ ко­пямъ. Строителемъ дороги былъ П. I. Губонинъ. Особенно сильно постройка желѣзной дороги въ Перми велась въ 1876 году. На Набережной были построены обширныя каменныя помѣщенія вокзала, желѣзнодорожнаго управленія и мастерскихъ. 24 августа 1878 г. открыто было движеніе по Уральской горнозаводской желѣзной дорогѣ между Пермью и Чусовой, а 1 октября того же года торжественно открыта вся дорога отъ Перми до Екате­ринбурга на протяженіе 468 верстъ. 1 же ноября 1879 г. от­крыто движеніе по Луньевской вѣтви, идущей къ Луньевскимъ каменноугольнымъ копямъ.

Съ 1 января 1886 г. открылось сплошное движеніе поѣз­довъ отъ Перми далѣе до Тюмени, а съ 1 іюля 1887 года вся Уральская горнозаводская желѣзная дорога перешла въ собствен­ность казны. Съ 1 января 1888 г. Екатеринбургъ-Тюменская желѣзная дорога присоединилась къ Уральской.

Въ половинѣ девяностыхъ годовъ появилась новая потреб­ность въ соединеніи желѣзной дорогой бассейновъ Камы и Сѣверной Двины. Произведены были развѣдки, и 4 мая 1895 года Государь Императоръ повелѣлъ приступить къ сооруженію [137]желѣзной дороги Пермь-Вятка-Котласъ. Въ Перми постройка но­вой желѣзной дороги производилась лѣтомъ 1897 и 1898 годовъ. Она соединилась съ Уральской, прошла по берегу Камы, а че­резъ Каму сооруженъ былъ въ 4 верстахъ отъ городя прекра­сный на видъ желѣзнодорожный мостъ. 1 января 1898 г. Ураль­ская дорога переименована въ Пермь-Тюменскую. Зимой 1899 г. открыто движеніе по Пермь-Котласской желѣзной дорогѣ. Кромѣ того построены были въ 1900 г. Лысьвенская вѣтвь, а въ 1908 г. Салдинская въ заводы того же имени. Обѣ послѣднія строились на средства графа Шувалова и наслѣдниковъ Демидова, князя Санъ-Донато.


Желѣзнодорожный мостъ.
Желѣзнодорожный мостъ.




Немного позднѣе прошла Сѣверная дорога отъ Петербурга до Вятки, и съ 1 октября 1905 г. открылось правильное пасса­жирское и товарное движеніе изъ Петербурга черезъ Пермь въ Челябинскъ и далѣе въ Сибирь. 7 января 1908 г. черезъ Пермь ІІ-ю прошелъ первый экспрессъ изъ Петербурга въ Иркутскъ.

1 ноября 1909 г. открыта новая желѣзная дорога Пермь-Кунгуръ-Екатеринбургъ, построенная для спрямленія пути.

Начальниками Уральской, а затѣмъ Пермской желѣзной до­роги были: Н. С. Островскій (1878—1889), Замятнинъ (1889—1893), А. М. Повалишинъ (1893+1904), Матренинскій (1904— [138]1906), Свентицкій (1906—1909), С. В. Мошковъ (съ 1909 г. по 1913 г.) и А. Н. Тихоміровъ съ 19 13 г.[72].



XI. ПАРОХОДСТВО У Г. ПЕРМИ.


Лѣтописецъ г. Перми Прядильщиковъ говоритъ, что еще въ началѣ XIX вѣка Пермскій помѣщикъ Всеволожскій примѣнилъ паровую силу, пустивъ въ верховьяхъ Камы нѣчто вродѣ паро­хода, который появился у г. Перми въ 1819 г. Потомъ по Камѣ долгое время ходили коноводныя машины. Первый буксирный пароходъ у Перми появился въ 1846 году. Онъ принадлежалъ «Пермскому пароходному обществу, которое существовало до 1853 года. Въ слѣдующемъ 1847 году новая пароходная компа­нія «Гаксъ и Тетъ» построила также буксирный пароходъ. Съ 1848 года по Камѣ начинается постоянное движеніе буксир­ныхъ пароходовъ. Въ 1851 году всего буксирныхъ пароходовъ, ходившихъ отъ Перми, насчитывается одиннадцать, въ томъ числѣ пять новаго «Камско-Волжскаго пароходнаго общества. Далѣе количество пароходовъ съ каждымъ годомъ увеличивается все болѣе и болѣе, такъ въ 1855 г. И. Ф. Любимовъ, отецъ извѣстнаго общественнаго дѣятеля, строитъ свой буксирный пароходъ, а въ 1856 году на Камѣ у Перми появляется новая пароходная компанія Ильина и Севастьянова. Къ 1858 г. число пароходовъ настолько возросло, что явилась потребность въ устройствѣ завода для постройки и починки пароходовъ, како­вой и былъ устроенъ въ томъ же году англичаниномъ Гулле­томъ. Съ того же 1858 г. по Камѣ начинается движеніе пасса­жирскихъ пароходовъ, именно компанія «Кавказъ и Меркурій» пустило на Каму четыре волжскихъ парохода. Это пассажир­ское движеніе съ 1859 г. дѣлается правильнымъ отъ Перми до Нижняго-Новгорода. Тогда же у Перми появляются три буксир­ныхъ парохода двухъ новыхъ компаній «Дружины» и «Соважъ и Мироновъ». Съ 1860 г. по Камѣ открывается новая пароход­ная компанія «Польза», построившая два пассажирскихъ паро­хода и два буксирныхъ. Съ этого же начинается движеніе [139]пароходовъ вверхъ по Камѣ до Чердыни (Турчанинова) и по Чусо­вой. Въ 1861 г. количество пароходовъ, совершающихъ рейсы до Перми, достигаетъ 43, изъ 12 пассажирскихъ, 6 буксиро­пассажирскихъ и 25 буксирныхъ. Нѣкоторыя компаніи, напри­мѣръ, «Польза» не выдерживаютъ конкурренціи и прекращаютъ свое существованіе (1862 г.).

Съ 1863 г. устанавливается правильное пассажирское сооб­щеніе вверхъ по Камѣ до Усолья, а съ 1864 г. у Перми по­являются пароходы сарапульскаго купца Колчина, который за­ключилъ условіе съ казной о перевозкѣ арестантовъ въ желѣз­ныхъ баржахъ-плавучихь тюрьмахъ. Тогда же началось пароход­ное сообщеніе съ Мотовилихой. Съ 1865 года пароходство на Камѣ разрастается до такихъ размѣровъ, что становится труд­нымъ слѣдить. Этотъ годъ - годъ начала движенія пассажирскихъ пароходовъ братьевъ Каменскихъ, которые пустили четыре парохода. Съ увеличеніемъ количества пароходовъ растетъ по­требность въ заводахъ для ихъ постройки и ремонта. Таковые исправляютъ съ 1869 г. Мотовилихинскій заводъ, съ 1874 года Каменскихъ, а съ 1877 г. Любимова. Въ 1876 г. на Камѣ по­являются пароходы «Самолетъ», совершающіе рейсы до Усолья, а съ слѣдующаго 1877 года начинаютъ ходить двухъэтажные пароходы американскаго типа, первенцемъ которыхъ былъ «Березники». Въ томъ же 1877 г. устанавливается пассажирское пароходство Лунегова до Усолья и Чердыни.

Съ 1878 г. у пароходовъ явилась опасная конкурренція: была открыта Уральская желѣзная дорога. Это отражается на Камскомъ пароходствѣ: компаніи «Самолетъ» (въ 1880 году), «Кавказъ и Меркурій» прекращаютъ свои движенія, первый совсѣмъ, а второй только пока вверхъ по Камѣ, а съ 1883 года тоже совсѣмъ. Колчинскіе пароходы переходятъ къ У. С. Кур­батову (въ 1881 г.), а потомъ къ его наслѣдницѣ О. П. Карпо­вой (1885 г.). Въ 1884 году на Камѣ появляются пассажирскіе пароходы извѣстнаго Кунгурскаго богача Кузнецова, проданные имъ черезъ три года Григорьеву, который съ 1886 года взялся возить арестантовъ. Курбатовскіе пароходы съ 1886 года начи­наютъ ходить съ одной баржей. Въ томъ же году Лунеговъ завелъ пароходы типа волжской компаніи Зевеке съ колесомъ [140]позади, а въ слѣдующемъ году у него явился конкуррентъ — Черныхъ. Тогда же появляются на Камѣ пароходы-баржи для перевозки керосина и нефти Нобеля. Въ 1888 г. возникаетъ срочное движеніе по Чусовой и Сылвѣ до Кунгура пароходовъ Брюханова и Мельникова.

Въ навигацію 1889 года отъ Перми по Камѣ ходятъ уже 27 пассажирскихъ пароходовъ, изъ нихъ 10 принадлежали братьямъ Каменскимъ, 4 Любимову, 9 Курбатову и 4 Григорь­еву. Въ виду того, что пароходы Каменскихъ и Любимова от­ходили въ одно время, то появилось далеко не желательное для публики состязаніе этихъ пароходовъ или, какъ говорятъ пер­мяки, «рѣзня». Сильно развивалась дѣятельность машины, что при толчкѣ могло повести взрывъ котла. Въ 1892 г. въ Перми много толковъ возбудилъ пожаръ парохода Каменскихъ «Гри­горій», хотя при этомъ никто не пострадалъ. Затѣмъ пароход­ство Григорьева прекращается, а Лунеговское, по смерти вла­дѣльца, переходитъ къ Д. Е. Ржевину; точно также ликвидиро­вало свои дѣла пароходство О. П. Карповой въ 1905 г. Но за­то въ 1906 г. на Камѣ появляются пароходы двухъ новыхъ конторъ М. К. Кашиной и «Надежда», переименованная теперь въ «Русь». Послѣдніе исключительно товарные и имѣютъ колесо позади. По Чусовой и Сылвѣ въ началѣ девятисотыхъ годовъ ходили пассажирскіе пароходы Сорокина и Тупицына; но по­томъ, вслѣдствіе мелководья, перебрались на рѣку Бѣлую и те­перь совершаютъ рейсы между Уфой и Казанью. Также еще между Пермью и Осой ходятъ пароходы Истомина, а между Пермью и Косьвой — Беклемышева. Затѣмъ существуетъ дачное пароходное сообщеніе между Верхними и Нижними Курьинскими дачами. Въ навигацію 19 12 года по Камѣ отъ Перми ходилъ теплоходъ «Уралъ», обѣщающій начать новую эпоху въ паро­ходствѣ, но первые его рейсы нельзя назвать удачными. Съ ве­сны 1913 г. движеніе пароходства М. К. Кашиной прекрати­лось; эту фирму замѣнило общество «Кавказъ и Меркурій», купившее пароходы у Кашиной. [141]

XII. БЫТЪ ЖИТЕЛЕЙ г. ПЕРМИ.


Первыя свѣдѣнія о жизни первоначальныхъ обитателей г. Перми мы находимъ въ «Хозяйственномъ описаніи г. Перми». Приступая къ подробному описанію образа жизни жителей Перми авторъ прежде всего останавливается на ихъ жилищахъ. Дома небогатыхъ пермяковъ обыкновенно устраивались изъ двухъ комнатъ — чистой «горницы» и черной избы, соединен­ныхъ между собою длинными сѣнями изъ стоячихъ досокъ, въ которыхъ устраивались чуланы (кладовыя), въ которыхъ хра­нился домашній скарбъ. Наиболѣе же зажиточные строили двухъ­этажный домъ, при этомъ весь домъ занимался самимъ домовла­дѣльцемъ. Вверху жилъ хозяинъ съ семьей, а внизу была кухня, жилище прислуги и кладовыя. Къ дому въ этихъ случаяхъ при­строивалось высокое крыльцо.

Послѣ учрежденія города дома уже начали строиться по плану, и количество комнатъ въ каждомъ домѣ стало увеличи­ваться. Домъ ставился на бутовомъ фундаментѣ и тянулся по улицѣ саженъ на 6—8, а въ ширину (внутрь двора) отъ 4 до 6 саженъ. Къ дому пристроивалось крыльцо, которое отдѣлялось отъ выстроеннаго иногда для квартирантовъ флигеля воротами съ калиткой. Съ крыльца дверь вела въ прихожую, а изъ при­хожей въ залъ. Передняя часть дома состояла изъ зала и столо­вой. Далѣе шелъ коридоръ, по обѣимъ сторонамъ котораго на­ходились кабинетъ, спальня, дѣтская, а въ самомъ концѣ дома кухня съ чуланами. Большею частью послѣднія находились внизу. При домѣ, на обширной усадьбѣ, устраивались амбары, погреба, конюшни, каретникъ, баня, иногда прачечная и сушильня для бѣлья. При каждомъ почти домѣ насаждался садикъ, въ кото­ромъ строили бесѣдку или просто столъ со скамьями. У нѣко­торыхъ домовъ вверху устраивались антресоли (мезонинъ).

Внутри дома въ переднемъ углу каждой комнаты было по одной или нѣсколько иконъ, иногда въ серебряныхъ окладахъ и кіотахъ. Въ нѣкоторыхъ кіотахъ были вставлены вѣнчальные свѣчи съ цвѣтами. При иконахъ находились вербы, пасхальныя яйца, артосъ, просфоры. На окнахъ стояли комнатныя растенія, какъ то: герани, кактусы, олеандры, гортензіи, розаны, фикусы, [142]кипарисы. Въ залѣ между окнами висѣли тяжелыя зеркала боль­шею частію въ рамахъ краснаго дерева, а также портреты и картины. Въ залѣ же или гостиной обыкновенно стоялъ длин­ный широкій мягкій диванъ и кресла съ деревянными спинками и мягкими подушками. Столы покрывались вязаными скатертями, обычно сдѣланными хозяйкою дома. Въ столовой стоялъ буфетъ, въ верхней части котораго были стеклянныя дверцы, черезъ которыя можно было видѣть фарфоровую и стеклянную посуду. Полъ для чистоты и теплоты покрывался коврами или кошмами (войлоками), а коридоры и лѣстница холстяною тропинкою. Комнаты освѣщались сальными свѣчами, при этомъ для съема нагара при подсвѣчникахъ лежали съемы, въ родѣ ножницъ. Впослѣдствіи сальныя свѣчи были замѣнены стеариновыми.

Одежда у мужчинъ была короткая, за исключеніемъ духо­венства, купцовъ и крестьянъ. Чиновники носили картузы съ кокардой и шинели, купцы бекеши и картузы. Дамскія моды мѣнялись, какъ всегда и вездѣ. Почти въ продолженіе всей пер­вой половины X IX вѣка дамы носили пышныя юбки съ крино­линами.

Во всѣхъ почти домахъ строго соблюдались посты, при этомъ въ Великій постъ многіе не ѣли рыбу, а довольствовались грибами, горохомъ, рѣдькою и капустою съ приправою конопля­наго масла. Въ мясоѣды обычную пищу составляли щи, супъ съ лапшою, студень изъ ногъ, говядина, каша, кисели, по праздни­камъ рыбные пироги и мясные пирожки, гуси, поросята, ряб­чики. Наиболѣе любимымъ блюдомъ являлись пельмени (малень­кіе пирожки изъ тѣста съ мясомъ). Они готовились почти всегда въ заговѣнье и во время пріема гостей. Въ эти дни обычно весь обѣдъ состоялъ изъ пельменей, сначала въ супѣ, потомъ варе­ныхъ, наконецъ жареныхъ. Какъ говорятъ, что «безъ блина — не масленица, безъ пирога — не именинникъ», точно также про пер­мяковъ можно сказать, что для нихъ «безъ пельменей — не заго­вѣнье». Въ заговѣнье даже самые бѣдняки старались готовить у себя пельмени, хотя бы изъ «брюшины», т. е. изъ несъѣдобныхъ частей мяса. Вечеромъ въ заговѣнье, говоритъ Мельниковъ-Пе­черскій, прогуливаясь по Перми, во всѣхъ домахъ можно слы­шать стукъ сѣчекъ о деревянныя корыта. [143]

Зимой по праздникамъ происходили катанья Пермскихъ гражданъ по Сибирской улицѣ. Наиболѣе зажиточные катались на рысакахъ, запряженныхъ въ казанскія сани, съ медвѣжьимъ одѣяломъ. У саней прежде устраивались «запятки», или мѣсто для стоянія. По словамъ старожиловъ, Пермскіе донъ-жуаны и кавалеры, увидѣвъ знакомую катающуюся барышню, вскакивали на «запятки», здоровались и разговаривали во время катанія, стоя на «запяткахъ». Наговорившись и простившись, они соска­кивали и вскакивали къ другимъ. Ѣздили катающіеся медленно, лошадь за лошадью, чтобы разсмотрѣть знакомыхъ.

На масленицѣ для катанія избирался Проспектъ, или Кунгурская улица, гдѣ въ послѣдніе дни масленицы игралъ воен­ный оркестръ. Кататься сюда пріѣзжали не только обыватели Перми, но и Мотовилихи и окрестныхъ селъ и деревень, напри­мѣръ, Верхнихъ Мулловъ. Катались тогда на тройкахъ, обычно приготовляемыхъ ямщиками-татарами, при этомъ лошади укра­шались цвѣтами, бубенчиками,лентами и расписной дугой. Сзади кошевы, т. е. большихъ саней съ двумя скамьями, обычно красо­вался персидскій или тюменскій коверъ съ изображеніемъ сценъ изъ жизни, животныхъ и цвѣтовъ. Катанье обычно кончалось въ прощеный день при первомъ ударѣ соборнаго колокола къ вечернѣ, когда большинство ѣхало въ соборъ. Молодежь дѣлала города изъ снѣгу и брала ихъ съ бою, каталась съ горы Слудки на санкахъ на Каму и въ городъ. Тѣ же, кто не имѣлъ воз­можности кататься, гуляли или сидѣли на лавочкахъ у домовъ, грызя подсолнечное сѣмя или кедровые орѣхи. Послѣднее заня­тіе у пермяковъ въ шутку называлось «сибирскимъ разговоромъ». Лѣтомъ же ѣздили на узкихъ дрожкахъ, гдѣ могли сидѣть четверо, а нѣкоторые мужчины, особенно военные, ѣздили на нихъ, сидя верхомъ, спустивъ ноги въ противоположныя стороны. На Пасхѣ на очень длинныхъ дрогахъ ѣздили пѣвчіе разныхъ церквей «съ концертомъ» по купеческимъ домамъ.

На святкахъ Пермская молодежь маскировалась, ходила по домамъ знакомыхъ, а иногда и вовсе незнакомыхъ, танцовали безъ конца подъ гармошку кадриль, хоронили золото, играли въ туалетъ (?!), въ фанты, иногда разыгрывали шайку разбойни­ковъ. На Пасхѣ качались на веревочныхъ и круглыхъ качеляхъ [144](каруселяхъ). На каруселяхъ, т. е. деревянныхъ лошадяхъ во­кругъ столба, не стѣснялись вмѣстѣ съ дѣтьми кататься иногда и весьма почтенныхъ лѣтъ и вѣса папаши. На окраинахъ въ Пасху дѣвушки обычно скакали на доскахъ, а мальчики играли въ крашеныя яйца, бабки, городки, чехарду и т. п. Парни и молодые мужчины, по праздникамъ устраивали кулачные бои, которые обычно происходили на Горкахъ. Такіе же бои устраи­вали гимназисты съ семинаристами и ученики городскихъ учи­лищъ между собою.

Въ радоницу, т. е. во вторникъ на Ѳоминой недѣлѣ, каж­дый пермякъ считалъ своею обязанностью побывать на клад­бищѣ, отслужить панихиду по родителямъ, положить на ихъ мо­гилу крашеное яйцо, которое тотчасъ же подбиралось нищими. Такъ какъ здѣсь встрѣчались знакомые, то къ концу дня здѣсь устраивалось нѣчто вродѣ гулянья. Въ этотъ же день въ нѣ­которыхъ домахъ накрывали столъ, уставляли его кушаньями, кадили ладономъ и называли по именамъ покойниковъ, пригла­шая ихъ прійдти и откушать хлѣба-соли.

Въ семикъ, или въ четвергъ передъ Троицынымъ днемъ, дѣвушки пригородныхъ деревень Данилихи и Гарюшекъ «зави­вали березку», т. е. водили хороводы вокругъ срубленной и украшенной лентами березки. Посмотрѣть на это съѣзжалось много городскихъ жителей.

Особенно многолюдныя гулянія лѣтомъ устраивались въ Троицынъ, Петровъ и Ильинъ дни. Въ Троицынъ день жители почти всего города уходили на большое поле за Кунгурской ул. между Сибирскимъ трактомъ и опушкою лѣса. Здѣсь ставились карусели и качели, играла музыка, продавались въ парусинныхъ балаганахъ кедровые орѣхи, фуксинные пряники-коньки, кон­фекты, мармеладъ, сахарныя, маковыя плитки, сбитень, брага, квасъ, травникъ, домашнее пиво, кислыя щи и т. п. Въ Духовъ день и въ заговѣнье предъ Петровымъ постомъ устраивали на Горкахъ свое гулянье женщины, такъ называемый «бабій праздникъ».

Какъ и всякій провинціальный городъ, Пермь ничѣмъ не отличался отъ другихъ городовъ. Большинство домовъ въ городѣ были деревянные и одноэтажные, только казенныя зданія были [145]выкрашены большею частію въ желтую краску. Почти у каждаго дома былъ садикъ. Улицы были не мощены до восьмидесятыхъ годовъ XIX вѣка, и въ осенніе дни обыватели тонули въ грязи[73]. Тротуары на главныхъ улицахъ, сдѣланные къ пріѣзду импе­ратора Александра I, скоро обветшали и не поправлялись. Болѣе осторожные обыватели не рѣшались ходить по нимъ, во избѣжаніи увѣчья, такъ какъ многіе изъ нихъ имѣли большія отверстія, при этомъ нужно было балансировать на нихъ, потому что доски ихъ поднимались, подобно клавишамъ музыкальнаго инструмента. Кромѣ того, они состояли изъ трехъ плахъ, такъ что на нихъ трудно было разойтись двумъ человѣкамъ, чтобы не задѣть другъ друга. Мелкіе чиновники, завидя начальство, обычно схо­дили съ тротуаръ, уступая ихъ начальству.

До шестидесятыхъ годовъ не было никакого освѣщенія, и городъ въ темные осенніе вечера тонулъ во мракѣ. На ночь каждый обыватель спускалъ съ цѣпи собаку, и малѣйшее движеніе въ го­родѣ вызывало неистовый собачій лай. Кромѣ того, стаи уличныхъ собакъ преслѣдовали всякаго нарушителя общественной тишины. Въ силу этихъ обстоятельствъ рѣдкій изъ обывателей рисковалъ появляться ночью на улицахъ. Лѣтомъ по городу носились столбы пыли. Непредусмотрительная полиція не позаботилась полить улицы даже къ пріѣзду въ Пермь Государя Наслѣдника Александра Николаевича въ 1837 году, и онъ, весь покрытый пылью, долженъ былъ закрыть отъ нея свое лицо, что лишило возможности пермяковъ разсмотрѣть царственнаго Гостя. Ночью по улицамъ города ходили караульные, неистово стуча колотуш­ками самаго примитивнаго устройства. Площади и нѣкоторыя улицы города были покрыты травою, которую мирно пощипы­вали бродившія по городу въ изобиліи козы, на что полиція смотрѣла свозь пальцы, особенно, если эти козы принадлежали кому нибудь изъ «тузовъ» города.

Какъ и во всякомъ провинціальномъ городѣ, въ Перми боль­шую роль играли сплетни. Жизнь каждаго обывателя была на виду и въ случаѣ уклоненія отъ извѣстнаго шаблона подверга­лась безконечнымъ пересудамъ. Боясь злыхъ языковъ, всѣ [146]старались до мелочей подражать другимъ, и потому жизнь была однообразна и скучна. Людей, ведущихъ себя нѣсколько иначе, чѣмъ другіе, если они не были какимъ нибудь начальствомъ, чуждались, называли оригиналами, затѣйниками, чудаками, воль­нодумцами, и они были на плохомъ счету у начальства. Мелкіе чиновники, а ихъ было большинство въ городѣ, старались под­ражать по мѣрѣ силъ начальству и избѣгать того, чего началь­ство не любитъ. Нѣкоторую вольность въ поведеніи позволяли себѣ купцы. Конечно, имъ храбрость придавало излишнее подпитіе, но и ихъ выходки не выходили за предѣлы. Обычно это были нелѣпые пари, въ родѣ того, кто сильнѣе въ кулачномъ бою или кто съѣстъ больше пельменей или блиновъ или больше выпьетъ вина.

Въ городѣ не было никакихъ культурныхъ развлеченій. По вечерамъ обычно собирались въ гости другъ къ другу, гдѣ мужчины играли въ карты, а женщины разсуждали о дѣтяхъ, нарядахъ, прислугѣ и кухнѣ и перемывали косточки своимъ ближнимъ. Большимъ порокомъ тогдашняго чиновничества, по словамъ Ѳ. М. Рѣшетникова, было взяточничество, которое тщетно старались уничтожить наиболѣе энергичные губернаторы и архіереи; «безъ взятки», говоритъ Рѣшетниковъ, «нельзя было ничего получить и ничего добиться». Порокомъ купечества, по словамъ Мельникова-Печерскаго, былъ обманъ.

Предметами долгихъ разговоровъ были обычно свадьбы, крестины, похороны. Богатая свадьба была цѣлымъ событіемъ. Начинали къ ней готовиться задолго. Дѣвушки — подруги не­вѣсты по цѣлымъ недѣлямъ жили въ домѣ невѣсты и шили при­даное. Во время шитья дѣвушки пѣли пѣсни, въ которыхъ про­славляли не только жениха и невѣсту, но и тѣхъ гостей, кто дарилъ имъ «на пряники и орѣхи». Невѣста «выла» при раз­ставаніи съ домомъ родителей, такъ какъ считалось неприлич­нымъ, если она не плакала, ибо въ такомъ случаѣ ее могли уко­рить въ неблагодарности къ родителямъ и въ слабой привязан­ности къ родному крову. На богатыя свадьбы собиралось столько народу, что женихъ и невѣста иногда съ трудомъ могли про­браться въ церковь. Въ церкви зрители вели себя свободно, за­бывая о святости мѣста, позволяли себѣ стоять бокомъ и даже [147]задомъ къ иконостасу, громко разсуждали о достоинствахъ и недостаткахъ жениха и невѣсты, смѣялись, иногда такъ тѣснили жениха и невѣсту, что шафера, схватываясь за руки, должны были сдерживать напоръ толпы. Впослѣдствіи, во избѣжаніе тѣсноты, стали пускать въ церковь публику по билетамъ, при­глашали полицію и ставили рѣшетки-преграды. Каждому шагу жениха и невѣсты придавалось особое значеніе, напримѣръ, создавались примѣты, кто первый ступитъ на коверъ, тотъ бу­детъ глава дома, у кого свѣча сгоритъ меньше, тотъ проживетъ болѣе и т. п. Почетнымъ лицомъ на свадьбѣ былъ «тысяцкій», который платилъ за вѣнчаніе, освѣщеніе церкви и лошадей для свадебнаго поѣзда. Обыкновенно въ тысяцкіе выбирали людей зажиточныхъ и пожилыхъ. Жениха и невѣсту сопровождали шафера, украшенные бѣлыми лентами и цвѣтами, они ѣздили отъ жениха съ подарками и угощали гостей. Кареты для по­ѣздки молодыхъ въ церковь и обратно брались на прокатъ у людей богатыхъ, которые за это ничего не брали, но кучерамъ дѣлалъ подарки тысяцкій. П о пріѣздѣ домой родители благо­словляли молодыхъ иконами и хлѣбомъ-солью. У богатыхъ сва­дебное торжество продолжалось иногда дня три, а у нѣкоторыхъ недѣлю.

При похоронахъ за покойникомъ обычно слѣдовала боль­шая толпа, такъ какъ каждый покойникъ былъ извѣстенъ въ городѣ. При этомъ нѣкоторые сопровождали печальное шествіе не только по родству, знакомству или изъ у важенія къ покой­ному, сколько изъ любопытства. Путь къ кладбищу устилали пихтой. Заслышавъ надгробное пѣніе, обыватели выходили изъ домовъ и разспрашивали провожающихъ, кого хоронятъ, отъ какой болѣзни умеръ, долго ли хворалъ и т. п.

При родинахъ были свои обычаи. Обыкновенно дарили ро­дильницу золотыми монетами «на зубокъ» ребенку. Въ первой половинѣ XIX вѣка акушерская, какъ и вообще медицинская помощь, были слабо развиты въ Перми. Къ медицинскому пер­соналу обращались только въ крайнихъ случаяхъ. Обычно же купечество и наименѣе зажиточные предпочитали лечиться у фельдшеровъ. Простой народъ лечился у знахарей и «бабушекъ», «бабушки» были вхожи и въ купеческіе дома и дома другихъ [148]зажиточныхъ обывателей. Помощь ихъ при родинахъ, по сло­вамъ автора «Хозяйственнаго описанія Пермской губерніи», выражалась въ томъ, чтобы безпрерывно водить родильницу по комнатѣ или банѣ, не давая ей садиться и особенно лежать. Въ трудныхъ случаяхъ «встряхивали», выправляли неправильно рождающагося младенца посредствомъ намыливанія, давали ѣсть воробьиное сѣмя и нѣкоторыя травы. Эти же «бабушки», пол­ныя нелѣпыхъ суевѣрій и предразсудковъ, не отказывались лечить и другія болѣзни посредствомъ нашептыванія на воду, вспрыскиваніемъ съ уголька, поили водкой съ солью и т. п.

До шестидесятыхъ годовъ въ Перми не было никакихъ культурныхъ учрежденій. Серьезныхъ книгъ не любили и на людей, любившихъ читать, смотрѣли враждебно, называли ихъ «умниками» и «вольнодумцами», и они были на плохомъ счету у начальства и общества. Впрочемъ дозволялось читать глупѣй­шіе романы, въ родѣ «Тайнъ Мадридскаго двора», которые въ изобиліи доставлялись молодежи услужливыми коробейниками изъ Ярославской и Владимірской губерній. У нихъ бойко рас­ходились молитвенники, поминальники, пѣсенники, оракулы, сон­ники и т. п. По городу распространялась и переписывалась нелѣпая молитва съ надписью: «Кто перепишетъ эту молитву, будетъ ежедневно читать и дастъ другимъ списать, получитъ отпущеніе грѣховъ». Тѣхъ, кто увлекался серьезнымъ чтеніемъ, предостерегали, чтобы «не зачитался». Особенно боялись читать библію, и это опасеніе имѣло нѣкоторыя основанія. Люди, не получившіе систематическаго образованія, понимали и толковали по своему священное писаніе. Это могло вести къ ереси и къ печальнымъ послѣдствіямъ. Такъ, Пермскій купецъ Адріанъ Павловичъ Пушкинъ пытался по своему истолковать библію, дѣлалъ массу выписокъ изъ нея въ подтвержденіе своихъ мыс­лей, впалъ въ мистицизмъ, сдѣлался ненормальнымъ и про­возгласилъ себя Мессіей. Свои проекты о скорѣйшемъ осущест­вленіи царства Мессіи на землѣ онъ посылалъ Государю Алек­сандру II. По освидѣтельствованіи его умственныхъ способно­стей, Пушкинъ признанъ былъ ненормальнымъ, и такъ какъ его экзальтированное состояніе сообщалось другимъ и онъ пріобрѣлъ себѣ сообщниковъ даже изъ интеллигенціи, напримѣръ врача [149]Коробова, то его дальнѣйшее пребываніе въ Перми признано небезвреднымъ, и онъ удаленъ былъ въ Соловецкій монастырь, но потомъ оставленъ въ гор. Архангельскѣ, гдѣ и умеръ въ 1882 г. Это былъ типъ пермяка-мистика.

Въ Перми жили и чудаки, очевидно, скучая отъ бездѣлья и отъ однообразной жизни. Такъ, въ Перми жилъ въ ссылкѣ князь Долгоруковъ. Причиною его ссылки, по мнѣнію Д. Д. Смышля­ева, были проказы, перешедшія всякія границы терпимости. Вотъ какъ описываетъ этого чудака Д. Д. Смышляевъ. «Любимой забавой Долгорукаго была травля собаками нищихъ и мужиковъ, требовавшихъ уплаты за проданный фуражъ или хозяйственные припасы. Однажды, въ лѣтній воскресный день, когда народъ шелъ къ обѣднѣ въ Петропавловскій соборъ, онъ высадилъ въ окно на улицу свою фаворитку, въ райскомъ костюмѣ нашей общей прабабушки. Излюбленнымъ кушаньемъ его были жирные обитатели провіантскихъ магазиновъ — хомяки, изъ которыхъ поваръ-французъ, артистъ кулинарнаго искусства, приготовлялъ различные рагу и фрикассе для опальнаго барина. Когда дѣянія Долгорукаго сдѣлались невыносимы даже и для не особенно взыскательныхъ въ то время пермяковъ, онъ былъ переведенъ на жительство въ Верхотурье. Долгорукій, впрочемъ, ограничи­валъ свои безобразія людьми мелкими, или своими крѣпостными; въ обществѣ же держалъ себя относительно сносно, былъ въ хорошую минуту пріятнымъ собесѣдникомъ, любилъ картежную игру и водилъ хлѣбъ-соль съ тогдашнею чиновною знатью Перми; на прощаньѣ онъ однако не выдержалъ и скормилъ сановнымъ гостямъ за завтракомъ въ паштетѣ своего пуделя[74]».



XIII. МЕТЕОРОЛОГИЧЕСКІЯ НАБЛЮДЕНІЯ.


Лѣтописецъ г. Перми А. А. Дмитріевъ, отмѣчая факты по­вседневной жизни, нерѣдко упоминаетъ и о нѣкоторыхъ выдаю­щихся метеорологическихъ явленіяхъ, напримѣръ, сѣверномъ сія­ніи, необыкновенномъ разливѣ Камы, появленіи кометъ, затменіи солнца, паденіи аэролита, позднемъ выпаденіи снѣга и др. [150]Сѣверное сіяніе — явленіе въ Перми не особенно рѣдкое. Здѣсь оно преимущественно бываетъ видимо зимою и притомъ въ очень слабой степени. Явленіе это наблюдается сравнительно немногими, такъ какъ бываетъ въ ночное время, а теперь, когда городъ освѣщается электричествомъ, оно можетъ быть видимо только въ слабой степени.

Въ 1811 г., 1858 г. и 1911 г. въ Перми наблюдались ко­меты. Послѣднее полное солнечное затменіе (7 августа 1887 г.) въ Перми совершилось при пасмурной погодѣ, отчего потерялся ожидаемый эффектъ покрытія луною солнечнаго диска. Съ Яго­шихинской горы астрономическія наблюденія дѣлалъ про­фессоръ Казанскаго университета Слугиновъ, а въ Верхотур­скомъ уѣздѣ съ горы Благодать его наблюдалъ Кіевскій про­фессоръ Хандриковъ.

Въ 1887 году, въ томъ же августѣ мѣсяцѣ 18 числа, въ 12 час. 40 мин. пополудни, при безоблачномъ почти небѣ надъ Пермью пронесся въ направленіи съ востока на западъ и нѣсколько къ югу отъ зенита аэролитъ значительной величины. При паденіи его слышался какъ бы отдаленный громъ, изъ хвоста его сыпались искры. Онъ упалъ въ верстѣ отъ села Таборъ, Оханскаго уѣзда, съ страшнымъ шумомъ, грохотомъ и сотрясеніемъ почвы. Это событіе своевременно описано въ жур­налѣ «Нива» за 1887 г.

Черезъ два года, въ 1889 г. 28 апрѣля съ 3 до 5 1/2 часовъ пополудни въ Перми было наблюдаемо слѣдующее атмосфериче­ское явленіе: вокругъ солнца образовался темный кругъ, окру­женный радугою и заключенный внутри громаднаго эллипсиса, окружность котораго казалась огненною. Со всѣхъ четырехъ сторонъ вблизи эллипсиса видны были мѣста усиленнаго свѣта, какъ будто еще четыре солнца, задернутыхъ бѣлыми облаками. Фонъ эллипсиса и небосклонъ были голубые.

Кромѣ этихъ двухъ чрезвычайно рѣдкихъ атмосферическихъ явленій, историкъ г. Перми неоднократно отмѣчалъ выдающіяся изъ ряда метеорологическія явленія, именно слишкомъ раннее наступленіе весны (въ 1888 г.), раннее вскрытіе Камы (26 марта 1888 г.), первую грозу въ апрѣлѣ (21-го), рано распустившуюся зелень (въ апрѣлѣ 1888 г.), выпаденіе снѣга въ маѣ (2-го 1864 г., [151]24-го въ 1887 г. и 15-го въ 1901 г.), слишкомъ раннее уста­новленіе саннаго пути (26 сентября 1861 г.).

Весной 1855 г., 1862 г., 1867 г. и особенно 1902 г. были необыкновенные разливы Камы. Особенно памятенъ былъ раз­ливъ 1902 г., какого не было около 100 лѣтъ. Вода затопила набережную и доходила до вокзала.

Осенью 1912 г. послѣдовало необыкновенно раннее замер­заніе Камы, вслѣдствіе чего масса пароходовъ очутилась въ кри­тическомъ положеніи далеко отъ затоновъ[75].



Вскрытіе и замерзаніе р. Камы у г. Перми.
(по свѣдѣніямъ полковника П. М. Палатникова[76]).



ТАБЛИЦА



[152]

По «Лѣтописи» А. А. Дмитріева.




ТАБЛИЦА






[153]

Начало и конецъ навигаціи у г. Перми[77].




ТАБЛИЦА






[154]

XIV. ПРИГОРОДНЫЯ СЕЛЕНІЯ ПЕРМИ.


Въ 4 верстахъ отъ города находится Мотовилихинскій пу­шечный заводъ, который существуетъ съ 1736 г. Сначала въ немъ плавили мѣдь, а съ 1863 года онъ сдѣланъ пушечнымъ.

Тогда же сооруженъ цѣлый рядъ громадныхъ заводскихъ зданій на берегу рѣки Камы. Въ февралѣ 1875 года въ заводѣ приведенъ въ дѣйствіе 50 тонный паровой молотъ, ударяющій въ наковальню вѣсомъ въ 38000 пудовъ. Съ 1876 г. на заводѣ была начата выплавка мартеновской стали, при чемъ изготовля­лись только твердые сорта, а съ 1893 г. введена плавка на основномъ поду для изготовленія мягкихъ сортовъ литого металла для прокатки котельныхъ и корабельныхъ сортовъ. Кромѣ при­готовленія мѣдныхъ и стальныхъ пушекъ на Мотовилихин­скомъ заводѣ приготовляются и другія артиллерійскія орудія.

Видъ Мотовилихинскаго завода.
Видъ Мотовилихинскаго завода.




Между послѣдними дѣлаются также бронепробивающіе снаряды. Одинъ изъ начальниковъ завода инженеръ Славяновъ изобрѣлъ особый способъ электрической спайки колоколовъ, благодаря которому многіе разбитые колокола не только изъ Пермской, но изъ сосѣднихъ епархій были исправлены. На заводѣ при­готовляются также части пароходныхъ и паровозныхъ частей. [155]При заводѣ имѣются фабрики: сталелитейная, изготовляющая мартеновской и тигельной стали до 600.000 пудовъ, чугунно и мѣдно-литейная, пудлингово-прокатная, токарная, слесарно-сбо­рочная, котельная, снарядная, тигельная, столярная, кирпичедѣлательная, лѣсопильная и фабрика электрической отливки по способу Славянова.

На заводѣ работаетъ 5763 человѣка; вырабатываются исклю­чительно предметы военной обороны: орудія, лафеты, снаряды. Ежегодные обороты Пермскаго пушечнаго завода колеблются отъ 4 1/2 до 5 1/2 милліоновъ рублей.

Жителей въ заводѣ свыше 39.000, изъ нихъ большинство служащіе и рабочіе завода. Помимо работъ, до 300 домохозяевъ занимаются земледѣліемъ, 20—огородничествомъ и 50 имѣютъ пасѣки. Женщины доставляютъ на городской рынокъ для сбыта молочные продукты, ягоды и овощи. Часть мастеровыхъ имѣетъ промышленныя заведенія, мельницы, пекарни, кирпичедѣлатель­ные сараи, а также занимаются кустарными промыслами: сапож­нымъ, пимокатнымъ, скорняжнымъ, кузнечнымъ, слесарнымъ, портняжнымъ, перчаточнымъ и др. Въ селеніи завода имѣется особая торговая площадь съ 86 лавками и ларями и внѣ рынка въ разныхъ частяхъ селенія находится 55 лавокъ[78].

Между Мотовилихой и г. Пермью на лѣвомъ высокомъ и крутомъ берегу Камы находятся двѣ деревни — Мотовилихинскіе Горки и городскіе Горки. Названіе свое деревни получили, оче­видно, отъ мѣстонахожденія на горѣ. Заселены онѣ главнымъ образомъ мастеровыми Мотовилихинскаго завода. При этомъ городскіе Горки застроились сравнительно недавно, въ восьми­десятыхъ годахъ прошлаго столѣтія.

Съ юго-восточной стороны къ городу прилегаетъ нѣсколько слободокъ: Старая, Новая, Солдатская и Михайловская. Далѣе пригородныя мѣстности составляютъ деревня Данилиха, Гарюшки, Новая деревня, Курочкинъ поселокъ. Всѣ эти селенія сплошнымъ кольцомъ окружаютъ городъ. На противоположномъ городу бе­регу Камы расположился Закамскій поселокъ, насчитывающій свыше 4000 жителей и составляющій часть Оханскаго уѣзда, [156]Пермской губерніи. Въ настоящее время городъ сильно растетъ по направленію берега внизъ по Камѣ.



XV. ДАЧИ.


Дачная жизнь среди жителей Перми начала развиваться сравнительно недавно, съ начала девяностыхъ годовъ прошлаго вѣка. Въ 12 верстахъ отъ гор. Перми внизъ по теченію рѣки Камы, на правомъ высокомъ берегу, въ мѣстности называемой Нижнихъ Курьяхъ былъ устроенъ затонъ для зимней стоянки пароходовъ пароходовладѣльцевъ братьевъ Каменскихъ. Съ 1891 г. здѣсь начали строить дачные участки и другіе жители Перми. Въ началѣ нынѣшняго столѣтія дачные дома здѣсь строятся особенно усиленно. Въ настоящее время въ Нижнихъ Курьяхъ около ста дачъ, имѣется церковь и нѣсколько магазиновъ. Здѣсь же находятся лѣтнія дачи-колоніи Маріинской женской гимна­зіи, техническаго училища и Богородицкой церковно-приходской школы. Высокій берегъ, прекрасный видъ вдаль, сосновый лѣсъ, купанье въ Камѣ все это дѣлаетъ эту мѣстность наиболѣе любимымъ дачнымъ мѣстомъ для жителей Перми.

Въ четырехъ верстахъ выше города, противъ Мотовилихин­скаго завода, на правомъ же берегу Камы находятся Верхніе Курьи, — въ настоящее время также усиленно застраиваемыя дачами. Но низменное мѣсто, сравнительно рѣдкій лѣсъ, дымъ отъ Мотовилихинскихъ заводовъ и довольно частая лѣтомъ стрѣльба изъ пушекъ дѣлаетъ эти дачи менѣе привлекательными, чѣмъ Нижнія Курьи. Тѣмъ не менѣе усиленная стройка здѣсь дачъ продолжается, такъ какъ дачи въ Верхней Курьѣ нахо­дятся сравнительно далеко и сильно растутъ въ цѣнѣ, такъ что становятся недоступными для средняго класса общества. Люди же съ ограниченными средствами, какъ то: мелкіе чиновники, служащіе въ различныхъ частныхъ учрежденіяхъ, учительскій персоналъ селятся на лѣто или въ Закамскомъ поселкѣ, противъ города, или же въ селеніяхъ, лежащихъ вблизи города, гдѣ плата за помѣщеніе въ простыхъ крестьянскихъ избахъ не высока. Особенно любимыми дачными мѣстами являются тѣ селенія по Камѣ, гдѣ находятся пристани дачнаго пароходства Истомина. На всемъ пути отъ Перми до Осы, гдѣ останавливаются эти [157]пароходы, можно встрѣтить дачниковъ. Эти селенія слѣдующія: село Нижніе Муллы (въ 25 верстахъ отъ Перми), дер. Оборина (противъ Нижнихъ Мулловъ), деревни Оверята и Чирки (въ 32 верстахъ), деревня Слудка, дер. Конецъ-Боръ (въ 40 вер.), село Усть-Качка (въ 50 верстахъ), село Ново-Ильинское (въ 60 верстахъ). Далѣе дачники встрѣчаются все рѣже и рѣже, однако ихъ можно встрѣтить даже ниже г. Оханска (120 вер. по р. Камѣ отъ г. Перми), напримѣръ въ селахъ Бѣляевкѣ и Казанкѣ и деревнѣ Монастыркѣ (противъ г. Осы, въ 180 вер. отъ г. Перми) Въ этихъ мѣстахъ живутъ уже тѣ изъ Перм­скихъ обывателей, которые въ лѣтнее время совсѣмъ порываютъ связь съ городомъ, напримѣръ, лица изъ учительскаго персонала. Кромѣ того много дачниковъ живетъ лѣтомъ и вдали отъ рѣки Камы, въ деревняхъ, лежащихъ по рѣкамъ Муллянкѣ, Ягошихѣ и Данилихѣ. Что касается желѣзнодорожныхъ служащихъ, то они, благодаря безплатному проѣзду по желѣзной дорогѣ, селятся на лѣто по линіи въ селѣ Левшинѣ, деревняхъ Васильевой, Ля­дахъ, Заборной и Мысахъ. Такимъ образомъ, по крайней мѣрѣ, третья часть жителей г. Перми изъ интеллигенціи на лѣто уда­ляется изъ города на дачи и пріѣзжаетъ въ городъ только для исполненія служебныхъ обязанностей или за покупками[79].

Видъ бульвара.
Видъ бульвара.




[158]

XVI. ГОРОДСКІЕ САДЫ.


Что касается той части жителей Перми, которая не имѣ­етъ возможности уѣзжать на дачи, то она вечерами удаляется въ городскіе сады. Излюбленнымъ мѣстомъ гулянія Пермской публики является садъ общественнаго собранія за бульваромъ. Здѣсь лѣтнимъ вечеромъ можно видѣть большинство жителей Перми. Число гуляющихъ достигаетъ иногда нѣсколькихъ тысячъ, особенно въ народные праздники Троицынъ, Петровъ и Ильинъ дни, или же когда здѣсь устраиваются лоттереи-аллегри, кото­рыхъ въ лѣто бываетъ нѣсколько. Эти послѣднія большею ча­стію бываютъ безпроигрышныя, такъ какъ ихъ особенно любитъ простой народъ, во множествѣ стекающійся на нихъ изъ Мото­вилихи и другихъ пригородовъ Перми. Занята гуляющими бы­ваетъ обычно только центральная аллея. Съ 1882 г. въ саду ежедневно, кромѣ субботъ и понедѣльниковъ, играетъ оркестръ музыки. Долгое время оркестромъ управлялъ покойный Виняр­скій, небольшая фигура котораго съ горбами спереди и сзади до сихъ поръ памятна Пермскимъ жителямъ. Въ этомъ же саду помѣщается круглый павильонъ - ротонда, въ которой жители г. Перми встрѣчали Императора Александра I въ 1824 году. Здѣсь же находится большое деревянное помѣщеніе для неболь­шого театра, буфета, билліарда, комнаты для игры въ карты, кегельбана, синематографа. Къ саду примыкаетъ велодромъ. Площадь, находящаяся подъ садомъ, занимаетъ большое простран­ство. Къ ней также относятся два довольно большихъ сада, на­зываемыхъ «ботаническими» или «питомниками». Послѣдніе воз­никли недавно въ девяностыхъ годахъ прошлаго вѣка. Садъ об­щественнаго собранія находится на юго-восточной окраинѣ города.

Кромѣ того, въ самомъ центрѣ города находится театраль­ный садъ, окружающій городской театръ. Въ немъ есть хоро­шій фонтанъ и клумбы съ цвѣтами; въ саду по праздникамъ играетъ оркестръ музыки. Въ это время здѣсь много можно на­блюдать дѣтей. Особенно много посѣщаетъ театральный садъ публики весной, пока не открытъ общественный садъ, который открывается обычно съ половины мая. [159]

На берегу Камы находится Набережный садъ. Изъ него открывается прекрасный видъ на всю Каму. Съ этого мѣста любовался Камой Государь Императоръ Александръ ІІ-й, въ 1837 г., тогда еще Наслѣдникъ Престола. «Какъ здѣсь хорошо»!, воскликнулъ царственный гость. Здѣсь же въ бесѣдкѣ, нынѣ несуществующей, любилъ сиживать и подолгу смотрѣть вдаль из­вѣстный писатель Мельниковъ-Печерскій. Отсюда же любовался Камой опальный изгнанникъ М. М. Сперанскій. Въ шестидеся­тыхъ годахъ садъ былъ названъ народомъ садомъ Багратіона, въ честь генерала, привезшаго въ Пермь вѣсть объ освобожде­ніи крестьянъ, но это названіе не привилось и превратилось въ комичное названіе «козьяго загона», такъ какъ этихъ живот­ныхъ, мирно пощипывавшихъ травку, тогда можно было часто видѣть въ этомъ саду. Только назадъ тому лѣтъ пять въ саду было построено изящное деревянное зданіе биржи, устроены большой фонтанъ и клумбы цвѣтовъ, послѣ чего саду присвоено было названіе «Набережнаго». Этотъ садъ бываетъ наполненъ публикой во время вскрытія Камы, когда пермяки спѣшатъ сюда полюбоваться зрѣлищемъ ледохода. Въ это время массы гуляю­щихъ покрываютъ не только Набережный садъ, но и всю на­сыпь полотна желѣзной дороги до самаго желѣзнодорожнаго моста.

Какъ ледоходъ, такъ и встрѣча первыхъ пароходовъ, вно­ситъ большое оживленіе въ довольно однообразную и монотон­ную жизнь пермяковъ. Первые приходящіе пароходы буквально берутся съ боя пермяками, которые спѣшатъ удовлетворить свое желаніе — посидѣть на пароходѣ, нѣсколько подышать чистымъ воздухомъ и отрѣшиться отъ пыльнаго города. Особенно хорошъ бываетъ видъ Камы при закатѣ солнца и въ бѣлые іюньскіе ночи, когда темноты совсѣмъ почти не бываетъ. Красный огнен­ный шаръ солнца погружается за горизонтомъ, на облакахъ кра­сиво переливаются послѣдніе лучи заходящаго солнца. На чи­стенькихъ бѣленькихъ пароходахъ, освѣщенныхъ электричествомъ, толпы народа снуютъ взадъ и впередъ, Кама покрывается мас­сою лодокъ съ катающимися. Съ лодокъ слышатся пѣсни и звуки гитаръ, мандолинъ и балалаекъ. А надъ городомъ, утопающимъ въ садахъ и красиво освѣщеннымъ, медленно поднимается царица ночи — луна. [160]
Фонтанъ въ Театральномъ саду.
Фонтанъ въ Театральномъ саду.



XVII. ВЫДАЮЩІЕСЯ ДѢЯТЕЛИ И УРОЖЕНЦЫ ПЕРМСКОЙ ГУБЕРНІИ.


Архимандритъ Антонинъ (1817—1894).


Архимандритъ Антонинъ, въ мірѣ Андрей Ивановичъ Капу­стинъ, родился 12 августа 1817 г. въ селѣ Батуринѣ Шадрин­скаго уѣзда, Пермской губерніи, воспитывался въ Далматовскомъ духовномъ училищѣ (1825—1830), Пермской духовной семинаріи (1830—1836), Екатеринославской духовной семинаріи (1836—1839) и Кіевской духовной академіи (1839—1843). По окончаніи академическаго курса со степенью магистра онъ былъ остав­ленъ при той же академіи сначала преподавателемъ, а потомъ по­мощникомъ инспектора. 7 ноября 1845 года А. И. Капустинъ былъ постриженъ въ монашество съ именемъ Антонина, Кіев­скимъ митрополитомъ Филаретомъ. Въ 1850 г. онъ былъ назна­ченъ настоятелемъ при русской посольской церкви въ Афинахъ, а въ 1860 г. переведенъ на ту же должность въ [161]Константинополь. Возведенный еще въ 1853 году въ санъ архимандрита, о. Антонинъ съ 16 іюля 1865 г. назначенъ настоятелемъ рус­ской духовной миссіи въ Іерусалимѣ, гдѣ и оставался до своей кончины, послѣдовавшей 24 марта 1894 года.



Верхоланцев. Городъ Пермь, его прошлое и настоящее. 1913/ДО


Въ теченіе тридцатилѣтняго настоятельства въ Іерусалимѣ архимандритъ Антонинъ оказалъ огромныя услуги русской ду­ховной миссіи. Онъ былъ однимъ изъ учредителей Православ­наго Палестинскаго общества. Энергично и твердо отстаивалъ онъ интересы русскаго дѣла въ Святой землѣ, безъ всякихъ по­чти средствъ, исключительно благодаря своей энергіи, онъ по­строилъ нѣсколько храмовъ въ Палестинѣ, буквально вырвалъ изъ рукъ европейцевъ и пріобрѣлъ для русскихъ нѣкоторыя важныя для всякаго христіанина мѣста земной жизни Іисуса Христа, создалъ рядъ страннопріимницъ и больницу въ Святой землѣ для паломниковъ. Недовольные его дѣятельностью евро­пейцы старались удалить его всевозможными способами, но онъ перенесъ все, отказался даже отъ архіерейства, ради интересовъ русскихъ въ Святой землѣ[80]. [162]

Березинъ И. Н. (1818—1896).



Верхоланцев. Городъ Пермь, его прошлое и настоящее. 1913/ДО


Европейски извѣстный оріенталистъ Илья Николаевичъ Березинъ родился 19 іюля[81] 1818 года въ Юго Камскомъ заводѣ[82] Пермской губерніи, и воспитывался въ Екатеринбургскомъ уѣзд­номъ училищѣ, Пермской гимназіи и Казанскомъ университетѣ, гдѣ и окончилъ курсъ, въ 1837 г., будучи оставленъ при уни­верситетѣ для приготовленія къ профессурѣ. Черезъ пять лѣтъ (1842 г.), удостоенный степени магистра восточныхъ наукъ, И. Н. Березинъ былъ отправленъ съ научною цѣлью въ путе­шествіе по Востоку. Въ продолженіе трехъ лѣтъ онъ объѣхалъ Персію. Месопотамію, Малую Азію, Сирію и Египетъ, а потомъ цѣлый годъ прожилъ въ Константинополѣ. Отчеты о его науч­ныхъ занятіяхъ въ это время печатались въ «Ученыхъ запи­скахъ Казанскаго университета». По возвращеніи изъ путе­шествія, въ 1846 году И. Н. былъ назначенъ исправляющимъ должность экстраординарнаго профессора турецкаго языка въ Казанскомъ университетѣ. Въ это время имъ написаны «Опи­саніе турецко-татарскихъ рукописей, хранящихся въ Петер­бургскихъ библіотекахъ», «Путешествіе по Востоку (2 тома. Казань 1849—1852 г.), «Systeme des dialectes turcs», «Becherches sur les dialectes persans» и много другихъ трудовъ. Кромѣ того, 1848 году онъ ѣздилъ въ Тобольскъ для филологиче­скихъ и этнографическихъ изысканій, а въ 1852 году изу­чалъ на мѣстѣ развалины города Булгаръ на Волгѣ, [163]результатомъ чего напечатана была его монографія «Булгаръ на Волгѣ» (Казань 1853 г.). Въ томъ же году издана была имъ въ Петербургѣ монографія «О нашествіи Батыя на Россію». Въ 1855 г., при открытіи факультета восточныхъ языковъ въ Пе­тербургскомъ университетѣ, И. Н. занялъ тамъ каѳедру турецкотатарской словесности, на которой и работалъ до смерти (22-го марта 1896 г.) болѣе сорока лѣтъ. Въ 1864 году И. Н. полу­чилъ степень доктора восточной словесности, послѣ защиты дис­сертаціи «Очеркъ внутренняго устройства улуса Джучіева».

Перечислить всѣ труды И. Н. почти невозможно. Они раз­сѣяны въ разныхъ періодическихъ изданіяхъ, напр. въ «Москви­тянинѣ», «Русскомъ Вѣстникѣ», «Отечественныхъ Запискахъ», «Библіотекѣ для чтенія», «Современникѣ», «С. Петербургскихъ Вѣдомостяхъ», «Вѣстникѣ Европы», «Журналѣ Министерства Народнаго Просвѣщенія», гдѣ И. Н. помѣщалъ свои популярно-научныя статьи о своемъ путешествіи по Востоку. Собственно же научные труды И. Н. пріобрѣли ему европейскую извѣст­ность; изъ нихъ главные слѣдующіе: «Ханскіе ярлыки» (4 вы­пуска), «Библіотека восточныхъ историковъ» (3 тома), «Исторія монголовъ» Рашидъ-эд-Дина (7 томовъ), «Русскій энциклопеди­ческій словарь» ( 16 томовъ), «Новый энциклопедическій сло­варь» (2 тома), «Грамматика персидскаго языка», «Турецкая хрестоматія», «Православныя и другія христіанскія церкви въ Турціи», «Guid du vojageur en Orient», «О туризмахъ слова о полку Игоря», «Изслѣдованія о мусульманскихъ нарѣчіяхъ», «Грамматика турецкаго языка», «Ярлыкъ Тохтамыша». Похоро­ненъ И. Н. въ Петербургскомъ Новодѣвичьемъ монастырѣ. («Все­мірная иллюстрація» за 1887 годъ, «Нива за 1896 г.» и «Біогра­фическій указатель памятныхъ дѣятелей Пермскаго края» А. А. Дмитріева).



Верещагинъ В. П. (1835—1909).


Къ числу художниковъ-пермяковъ принадлежитъ Василій Петровичъ Верещагинъ. Онъ родился въ г. Перми въ 1835 г. Въ 1856 г. онъ поступилъ въ Академію Художествъ къ профессору А. Маркову. Въ 1861 г. В. П. получилъ малую золотую медаль за картину «Олимпійскія игры», а спустя годъ большую золотую [164]медаль за картину «Софья Витовтовна срываетъ поясъ у князя Василія Косого». За послѣднюю картину ему также присуждена была заграничная поѣздка. За границей В. П. написалъ кар­тину «Молитва Св. Анны, матери пророка Самуила», имѣвшую успѣхъ на академической выставкѣ. За картины «Свиданіе узника съ семействомъ» и «Св. Григорій проклинаетъ монаха за любостяжаніе» В. П. получилъ званіе профессора исторической живописи. Съ 1869 г. въ теченіе 25 лѣтъ онъ состоялъ препо­давателемъ въ Академіи художествъ, а потомъ посвятилъ себя художественной иконописи: имъ были пополнены нѣкоторыя картины образа для Московскаго храма Спасителя и Кіево-Печерской лавры. Лучшей его композиціей считается огром­ный холстъ «Осада Троице-Сергіевой Лавры», находящійся



Верхоланцев. Городъ Пермь, его прошлое и настоящее. 1913/ДО


въ музеѣ Императора Александра III. Въ музеѣ Академіи художествъ находится также картина В. П. «Св. Георгій». Кромѣ того, В. П. принадлежатъ слѣдующія картины: «Ночь на Гол­гоѳѣ», «Русскіе богатыри», «Крещеніе св. Владиміра», «Закладка Десятинной церкви въ Кіевѣ» и др. Въ 1910 г. устроена была въ Петербургѣ посмертная выставка его картинъ. Скончался В. П. 10 октября 1909 г.[83]


Воронихинъ А. Н. (1760-1814).


Къ числу уроженцевъ Пермской губерніи принадлежитъ строитель Петербургскаго Казанскаго собора Андрей [165]Никифоровичъ Воронихинъ. Онъ родился въ 1760 году въ селѣ Новомъ Усольѣ, Соликамскаго уѣзда, Пермской губерніи, въ семьѣ крѣ­постного крестьянина графа А. С. Строганова. У него рано обнаружились способности къ рисованію, объ чемъ узналъ Строгановъ — человѣкъ просвѣщенный и очень гуманный. На счетъ графа Воронихина отправили для дальнѣйшаго образованія въ Мо­скву, гдѣ онъ работалъ подъ руководствомъ архитектора Баже­нова и Казакова. Строгановъ взялъ его изъ Москвы въ Петер­бургъ, а затѣмъ отправилъ за границу со своимъ сыномъ. Съ 1784 г. по 1790 г. А. Н. совершилъ четыре поѣздки по Россіи и Западной Европѣ. За границей онъ серьезно изучалъ перспек­тиву, архитектуру и много работалъ въ области пейзажной



Верхоланцев. Городъ Пермь, его прошлое и настоящее. 1913/ДО


живописи. Кромѣ того, А. Н. интересовался математикой, естествен­ными науками, физикой, механикой и астрономіей. Въ 1787 г. онъ получилъ отъ Строганова отпускную, сдѣлавшись такимъ об­разомъ свободнымъ. Въ 1794 году А. Н. представилъ въ академію художествъ картину, изо6ражающую въ перспектив­номъ видѣ картинную галлерею графа Строганова и за эту работу получилъ званіе академика. Въ 1800 году онъ былъ назначенъ адъюнктъ-профессоромъ Академіи Художествъ, а въ 1802 году тамъ же профессоромъ архитектуры. Скончался [166]А. Н. 21 февраля 1814 году и похороненъ въ Александро-Нев­ской лаврѣ.

Главный трудъ его — проэктъ и постройка Петербургскаго Казанскаго собора. Кромѣ того, А. Н. построилъ домъ государ­ственнаго казначейства, зданіе горнаго института, колоннады и каскадъ въ Петергофѣ, дворцы въ Стрѣльнѣ, Гатчинѣ и Пав­ловскѣ. Въ большинствѣ случаевъ онъ придерживался стиля италь­янскаго возрожденія и псевдо-классицизма, господствовавшаго во второй половинѣ XVIII вѣка[84].


Граль (1770—1835).


Верхоланцев. Городъ Пермь, его прошлое и настоящее. 1913/ДО


Въ Перми былъ свой «Гаазъ или святой докторъ» — Ѳедоръ Христофоровичъ Граль. Будучи сыномъ лютеранскаго пастора, онъ родился въ Россіи въ 1770 г. и учился въ Петербургскомъ медико-хирургическомъ институтѣ, а затѣмъ былъ въ госпиталѣ во время шведской войны. Возвратясь съ театра войны, Граль въ 1789 г. получилъ званіе лекаря, но, не довольствуясь полу­ченными знаніями, онъ хотѣлъ восполнить ихъ за границей, гдѣ удостоенъ степени доктора медицины и хирургіи, въ каковомъ званіи и утвержденъ государственною медицинскою коллегіею — 12 мая 1791 г. Въ іюлѣ того же 1791 г. Ѳ. X. Граль пріѣхалъ въ Пермь и Пермскимъ приказомъ общественнаго призрѣнія [167]назначенъ докторомъ въ Ирбитъ и Алапаевскъ, а въ 1799 году переведенъ въ Пермь губернскимъ Врачемъ. Въ 1801 г. онъ назна­ченъ инспекторомъ врачебной управы на каковой должности и прослужилъ до самой смерти[85]. Въ Перми и Пермской губерніи Ѳ. X. оставилъ по себѣ неизгладимую память своимъ идеаль­нымъ безкорыстіемъ и высокою гуманностью[86]. Насколько онъ былъ безкорыстенъ, это видно изъ того, что онъ служилъ пер­вое время не только безъ жалованья, но даже на собственный счетъ содержалъ больныхъ. Съ 1798 г. по 1818 г. Ѳ. X. Граль завѣдывалъ Пермской городской больницей. Вся медицинская часть въ городской больницѣ вполнѣ находилась въ рукахъ Граля. Онъ былъ и терапевтъ и операторъ и окулистъ[87]. Кромѣ того, онъ состоялъ безплатнымъ Врачемъ учебныхъ и благотворитель­ныхъ учрежденій города. Онъ одинъ лечилъ весь городъ и съ утра до вечера находился въ разъѣздахъ. Не довольствуясь этимъ онъ еженедѣльно по субботамъ объѣзжалъ ближайшія къ Перми деревни, чтобы и тамъ помочь больнымъ. За свое безкорыстіе онъ уважаемъ былъ всѣми. Ѳ. X. Граль скончался 6 іюня 1835 г. отъ болѣзни «антоновъ огонь», вѣроятно, заразившись при опе­раціи. Благодарный народъ, собравшійся въ количествѣ нѣсколь­кихъ тысячъ изъ города и изъ окрестныхъ деревень, не далъ похоронить его на лютеранскомъ кладбищѣ, а колесницу съ его тѣломъ повезъ на себѣ въ ограду каѳедральнаго собора, гдѣ въ продолженіе обѣдни вырылъ ему могилу[88]. Массивная чугун­ная колонна до сихъ поръ служитъ памятникомъ этого незабвен­наго для Перми врача-филантропа.


И. Ф. Грацинскій[89] (1800—1837).


Иванъ Флоровичъ родился на рубежѣ двухъ столѣтій (2 янв. 1800 г.) и жилъ, какъ онъ самъ говорилъ, съ XIX вѣкомъ, всего 13 лѣтъ не доживъ до конца его. Не красны были дѣтство и юность Грацинскаго. Сынъ сельскаго діакона — будущій [168]директоръ съ серпомъ въ рукѣ помогалъ отцу и братьямъ въ полевыхъ работахъ. Далѣе мы видимъ его воспитанникомъ дореформенной бурсы, описанной Помяловскимъ и Ростиславовымъ. Здѣсь же, въ Рязанской духовной семинаріи, въ немъ зародилась неуто­мимая жажда свѣта. По окончаніи курса въ духовную академію на казенный счетъ Грацинскаго почему то не отправили. И вотъ, съ котомкой за плечами, пѣшкомъ, почти безъ копейки денегъ, подобно великому помору Ломоносову, юноша Грацинскій отпра­вляется въ Казань. Счастье ему улыбается. При содѣйствіи стар­шаго брата, онъ поступаетъ на словесный факультетъ Казан­скаго университета.

1823 годъ былъ годомъ окончанія курса и вступленія Ивана Флоровича на дѣйствительную службу, сначала исправляющимъ



Верхоланцев. Городъ Пермь, его прошлое и настоящее. 1913/ДО


должность комнатнаго и больничнаго надзирателя 1-й Казанской гимназіи, а съ 1 сентября 1823 года учителя логики. Черезъ три года, 17 января 1826 года онъ занимаетъ должность помощника инспектора студентовъ Казанскаго университета и репетитора по географіи. Съ тѣхъ поръ онъ остается преподавателемъ гео­графіи въ университетѣ до своего перевода изъ Казани. Въ 1835 году, сохраняя должность въ университетѣ, онъ назначается [169]старшимъ преподавателемъ исторіи и статистики во 2-ю Казан­скую гимназію. Въ это же время Иванъ Флоровичъ за безплатное преподаваніе русской исторіи въ университетѣ всемилостивѣйше награждается золотыми часами. Въ 1837 году Грацинскій пере­водится въ Симбирскъ инспекторомъ гимназіи, а въ 1844 году получаетъ постъ директора Пермской гимназіи и вмѣстѣ съ тѣмъ всѣхъ народныхъ училищъ Пермской губерніи. Послѣднюю дол­жность онъ занималъ до 1870 года, когда эти двѣ должности были раздѣлены и директоромъ народныхъ училищъ сдѣлалось другое лицо.

Такимъ образомъ, съ 1844 года начинается сорокалѣтняя плодотворная дѣятельность Ивана Флоровича для Пермскаго края. Гимназія ко времени его пріѣзда въ Пермь буквально лежала въ развалинахъ послѣ страшнаго пожара, опустошившаго Пермь въ 1842 году. Благодаря неотступнымъ просьбамъ Грацинскаго, казна дала на постройку зданія 48.000 рублей. На эти деньги онъ выстроилъ въ 1851 году главный корпусъ гимназіи, выхо­дящій на Сибирскую улицу.

Устроивши гимназію, Грацинскій начинаетъ мечтать уже о большемъ. Воспитанный въ семьѣ священнослужителя, религі­озный Иванъ Флоровичъ считалъ первою и необходимою при­надлежностью своего дѣтища храмъ Божій. Другою его мечтою было устроить пансіонъ. Но гдѣ взять средства? Учебный округъ на просьбу Грацинскаго о субсидіи позволилъ ему только взять 10.000 рублей изъ средствъ, ассигнованныхъ на нужды народ­наго образованія Пермской губерніи и сбереженныхъ самимъ же Иваномъ Флоровичемъ, благодаря умѣлой экономіи. Тогда Гра­цинскій обращается къ добротѣ пермяковъ. Онъ не стѣсняется просить о пожертвованіи купцовъ на Ирбитской ярмаркѣ, так­тично соединяя свою поѣздку въ Ирбитъ съ ревизіей учебныхъ заведеній. Такія поѣздки достигали цѣли. Неоднократно Иванъ Флоровичъ возвращался въ Пермь съ порядочною суммою денегъ. Однажды одинъ купецъ пожертвовалъ 5000, а другой болѣе 6000 рублей на постройку, задуманную Грацинскимъ. На эти деньги строится второй корпусъ гимназіи, выходящій на Петро­павловскую улицу; въ немъ помѣщается церковь Благовѣщенія, освященная въ 1862 году, и пансіонъ на 29 человѣкъ. Въ 1868 г. [170]заботами Грацинскаго открывается братство св. Стефана для вспо­моществованія бѣднымъ ученикамъ. Его же трудами привлека­ются въ гимназію пожертвованія, на которыя учреждаются сти­пендіи для бѣдныхъ учениковъ гимназіи.

Такая дѣятельность Ивана Флоровича не могла укрыться отъ начальства и общества, Грацинскій имѣлъ всѣ возможные для директора гимназіи ордена до ордена св. Владиміра 2-й сте­пени. Въ 1880 году по особому представленію онъ «внѣ правилъ» получаетъ чинъ тайнаго совѣтника. Пермское общество также не было глухо къ заслугамъ Грацинскаго. Особенно это сказа­лось во время его 50 и 60-лѣтняго юбилеевъ 24 августа 1873 и 1883 годовъ. Во время перваго изъ нихъ гласные Пермской думы поднесли ему дипломъ на званіе почетнаго гражданина г. Перми. Тогда же сослуживцы и бывшіе ученики Ивана Фло­ровича собрали капиталъ 2500 рублей для образованія при гим­назіи стипендіи его имени и постановили въ залахъ мужской и женской[90] гимназій повѣсить его портретъ. Но болѣе всего сви­дѣтельствомъ качествъ и заслугъ Грацинскаго было уваженіе жителей г. Перми, проявившееся на его похоронахъ.

Годы брали свое, память измѣняла, энергія угасала, силы падали. Въ округѣ сочли неудобнымъ имѣть такого престарѣлаго директора и 1 января 1884 года Грацинскій былъ уволенъ въ почетную отставку съ пенсіей въ 2700 рублей. Пилюля была позолочена: Ивану Флоровичу присвоено было званіе «почетнаго попечителя гимназіи». Тѣмъ не менѣе это былъ ударъ для ма­ститаго старца. Въ глубинѣ души онъ лелѣялъ мечту умереть на посту. Онъ не могъ себя представить безъ гимназіи. Гимназія наполняла его жизнь, и безъ нея жизнь была пустой и безцѣльной. Многіе изъ пермяковъ тогда же говорили, что старецъ не пере­живетъ разлуки. Дѣйствительно, 6 мая 1887 г. въ 5 часовъ по­полудни Ивана Флоровича не стало. Онъ скончался отъ маразма, т. е. общаго упадка силъ, вызваннаго глубокой старостью.

Зданіе гимназіи съ церковью Благовѣщенія и памятникъ-часовня у южной стѣны каменной ограды каѳедральнаго собора остались памятниками этого педагога. [171]

А. А. Дмитріевъ[91] (1854—1902).


Александръ Алексѣевичъ Дмитріевъ былъ историкомъ г. Перми и Пермскаго края. Онъ родился 22 февраля 1854 г. въ заштатномъ городѣ Дедюхинѣ, Соликамскаго уѣзда, Пермской губерніи, въ семьѣ совѣтника казеннаго соляного правленія. Образованіе онъ получилъ въ Пермской гимназіи (1865—1872) и на филологическомъ факультетѣ Казанскаго университета (1872—1876 г.). 10 января 1877 г. онъ занялъ мѣсто препода­вателя Пермской Маріинской женской гимназіи; затѣмъ онъ со­стоялъ преподавателемъ Екатеринбургской женской гимназіи



Верхоланцев. Городъ Пермь, его прошлое и настоящее. 1913/ДО


(1878—1880), преподавателемъ исторіи и географіи Пермской мужской гимназіи (1880—1890 г.) и инспекторомъ народныхъ училищъ Соликамскаго (1890—1891) и Пермскаго уѣздовъ (1891—1902 г.). Скончался А. А. 1 іюня 1902 г.

Покойный со студенческой скамьи посвятилъ себя изученію исторіи и еще будучи студентомъ обнаружилъ солидную науч­ную подготовку. Онъ еще тогда выдѣлялся изъ среди товарищей своими знаніями и работами по русской исторіи, а также при­вычкой къ упорному систематическому труду. Имѣя всѣ шансы посвятить себя подготовленію къ профессорской дѣятельности и получить каѳедру, А. А. Дмитріевъ предпочелъ работать на [172]родинѣ въ скромной должности преподавателя гимназіи. Съ тѣхъ поръ онъ, какъ выражался о себѣ Н. М. Карамзинъ, «посхи­мился въ историки» и свыше двадцати лѣтъ дальнѣйшей жизни до смерти посвятилъ изученію родного края. На его долю вы­пала самая неблагодарная черная работа надъ архивными мате­ріалами. Въ продолженіе этихъ двадцати лѣтъ онъ исколесилъ изъ конца въ конецъ обширную Пермскую губернію, за исклю­ченіемъ восточной части, вездѣ собирая на мѣстѣ нужныя ему матеріалы и разъѣзжая всегда на свой счетъ. За этотъ періодъ онъ написалъ 8 объемистыхъ томовъ «Пермской Старины», нѣ­сколько брошюръ и свыше ста статей. Всѣ свои труды онъ печаталъ почти на свои личныя средства Въ этомъ случаѣ его больно заставляло страдать равнодушіе Пермскаго общества, среди котораго А. А. не могъ найти издателей своихъ трудовъ. Такое же равнодушіе сказалось и на его похоронахъ, не смотря на громадныя и неоцѣнимыя заслуги его въ дѣлѣ изученія Перм­скаго края.


Ѳ. и Г. К. Каменскіе[92]


Братья Ѳедоръ и Григорій Козьмичи Каменскіе сдѣлались извѣстны крупными коммерческими предпріятіями и главнымъ образомъ своею благотворительною дѣятельностью. Происходя изъ крѣпостныхъ крестьянъ подгородной Перми деревни Дани­лихи и не получивъ никакого образованія, они личнымъ трудомъ составили себѣ капиталъ, достигшій нѣсколько милліоновъ. Глав­нымъ памятникомъ храмоздательской и благотворительной дѣя­тельности братьевъ являются основанный ими Успенскій женскій монастырь, разсчитанный на 200 монахинь и обезпеченный перво­начально капиталомъ въ 50.000 рублей. Ими же въ томъ мона­стырѣ построенъ прекрасный каменный Успенскій храмъ и де­ревянная церковь во имя Казанской Божіей Матери. При томъ же монастырѣ ими у строены зданія для жительства монахинь и [173]пріютъ для дѣвочекъ. Ими же сооруженъ каменный корпусъ и храмъ при городской богадѣльнѣ, куплены и пожертвованы дома для помѣщенія Маріинской женской гимназіи, убѣжища дѣтей бѣд­ныхъ и ночлежнаго дома. Кромѣ того, Ѳ. и Г. К. Каменскіе

Ѳ. К. Каменскій.
Ѳ. К. Каменскій.
Г. К. Каменскій.
Г. К. Каменскій.




принимали большое участіе въ постройкѣ Воскресенской церкви и другихъ церквей города, вездѣ жертвуя большія суммы. Ѳедоръ Козьмичъ скончался въ 1885 г., а Григорій Козмичъ 28 января 1893 г. Послѣдній имѣлъ всѣ русскія ордена до ордена св. Вла­диміра 3-й степени включительно.


А. М. Луканинъ[93] (1821—1889).


Протоіерей Александръ Матвѣевичъ Луканинъ — историкъ города Соликамска и авторъ «Руководства къ производству до­ знаній и слѣдствій», выдержавшаго 6 изданій — родился 21 ноября 1821 г. въ семьѣ пономаря села Ординскаго, Осинскаго уѣзда, Пермской губерніи. По окончаніи курса въ Пермской духовной семинаріи онъ въ 1842 году былъ посвященъ во священники къ церкви Юговского казеннаго завода, а черезъ три года переве­денъ въ г. Дедюхинъ. Съ 1848 г. по 1853 годъ А. М. состоялъ священникомъ Соликамскаго Троицкаго собора, а съ 1853 г. по [174]1862 г. - Нытвенскаго завода, послѣ чего въ 1862 г. возведенъ въ санъ протоіерея и вторично назначенъ въ Юговской казен­ный заводъ, теперь уже настоятелемъ. Затѣмъ послѣ непродол­жительнаго законоучительства въ Екатеринбургской женской гимназіи въ 1871 г. онъ былъ переведенъ въ Пермскій каѳед­ральный соборъ настоятелемъ, каковую должность и занималъ



Верхоланцев. Городъ Пермь, его прошлое и настоящее. 1913/ДО


до самой кончины, послѣдовавшей 7 ноября 1889 года. Кромѣ «Церковно-историческаго и археологическаго описанія г. Соли­камска» и «Руководства къ производству дознаній и слѣдствій» о. Луканину принадлежитъ еще статьи: «О безпоповцахъ помор­скаго толка въ Оханскомъ уѣздѣ» и «Историческое и этногра­фическое описаніе Березовскаго завода, Екатеринбургскаго уѣзда».


И. И. Любимовъ[94] († 1899).


Иванъ Ивановичъ Любимовъ былъ однимъ изъ крупныхъ коммерческихъ дѣятелей гор. Перми. Обладая духомъ предпрі­имчивости и будучи человѣкомъ широкаго почина, онъ сдѣлался основателемъ крупныхъ коммерческихъ предпріятій. Онъ широко развилъ доставшееся ему отъ отца пароходное дѣло, заведя первые [175]пассажирскіе пароходы на Камѣ американскаго типа. Въ Перми имъ пріобрѣтенъ и благоустроенъ механическій заводъ, на ко­торомъ построено нѣсколько рѣчныхъ пароходовъ и даже мор­скихъ шхунъ. Въ 1883 г. И. И. Любимовъ въ компаніи съ бель­гійцемъ Сольвэ основалъ въ Березникахъ, Соликамскаго уѣзда, Пермской губерніи, содовый заводъ по амміачному способу, первый въ Россіи. Ему же принадлежалъ Донецкій содовый за­водъ. Имъ же возобновлена дѣятельность Березниковскаго соле­вареннаго завода. Незадолго до смерти этотъ «Пермскій Коко­ревъ» хотѣлъ завести нефтяное дѣло на Кавказѣ, но послѣдо­вавшая 17 февраля 1899 г. въ Ялтѣ смерть помѣшала ему испол­нить это.



Верхоланцев. Городъ Пермь, его прошлое и настоящее. 1913/ДО


Главнымъ памятникомъ о И. И. Любимовѣ въ Перми служитъ основанное по его иниціативѣ Пермское Алексѣевское реальное училище, для помѣщенія котораго онъ пожертвовалъ свой домъ. Многимъ также обязанъ И. И. и Пермскій Богородицкій губерн­скій пріютъ. Благодаря своей добротѣ, И. И. не прекращалъ своихъ предпріятій даже и тогда, когда онѣ нѣсколько лѣтъ приносили ему убытокъ, не желая тѣмъ лишать заработка сотней народа.

Съ 1871 по 1874 годъ и съ 1876 по 1878 годъ И. И. Лю­бимовъ былъ въ Перми городскимъ головой по выборамъ. Онъ [176]имѣлъ званіе «коммерціи совѣтника», всѣ русскіе ордена до ордена св. Владиміра 3-й степени включительно и брилліантовый перстень съ вензелевымъ изображеніемъ имени Великаго Князя Алексѣя Александровича, пожалованный ему за пожертвованіе дома реальному училищу.


Д. И. Маминъ-Сибирякъ[95] (1852—1912).


Димитрій Наркиссовичъ Маминъ, сынъ священника, родился въ 1852 г. въ Висимо-Шайтанскомъ заводѣ, Пермской губерніи. Изъ Пермской духовной семинаріи въ 1871 г. онъ поступилъ въ медико-хирургическую академію, а въ 1876 г. перешелъ на юридическій факультетъ Петербургскаго университета, но курса не кончилъ. Скончался 2 ноября 1912 г.



Верхоланцев. Городъ Пермь, его прошлое и настоящее. 1913/ДО


Литературная извѣстность его начинается съ 1882 г., когда онъ помѣстилъ повѣсть «На рубежѣ Азіи» въ журналѣ «Устои». Наибольшая же извѣстность его начинается послѣ напечатанія романа «Горное гнѣздо». Д. Н. является главнымъ образомъ бытописателемъ Урала. Лучшія произведенія его это — «Три конца» (1890), «Братья Гордѣевы» (1891), «Хлѣбъ» (1895), «На улицѣ» (1886), «Первые студенты» (1887), «Надо поощрять искусство» (1887), «Ученое горе» (1892), «Очерки изъ жизни Пепко» (1894). Кромѣ того, Д. Н. извѣстенъ какъ составитель прекрасныхъ разсказовъ для дѣтей. [177]

К. Г. Марьинъ


Урожденецъ гор. Перми, Селенгинскій 1 -й гильдіи купецъ Кириллъ Григорьевичъ Марьинъ завѣщалъ капиталъ въ 13.000 р. съ цѣлью учредить въ г. Перми общественный банкъ, который



Верхоланцев. Городъ Пермь, его прошлое и настоящее. 1913/ДО


открылъ свои дѣйствія 1 января 1863 г. и которому присвоено имя Марьинскаго въ память завѣщателя. Банкъ неоднократно оказывалъ посильную помощь различнымъ учебнымъ и благотво­рительнымъ заведеніямъ г. Перми.


Н. Н. Новокрещенныхъ (1842-1902).


Ученый археологъ г. Перми Николай Никифоровичъ Ново­крещенныхъ родился 24 ноября 1842 г. въ Юговскомъ (казен­номъ) заводѣ, Пермскаго уѣзда, въ семьѣ унтеръ-шихтмейстера. Получивъ первоначальное образованіе въ Юговскомъ окружномъ училищѣ, онъ закончилъ его въ С.-Петербургскомъ технологиче­скомъ институтѣ (1859—1863 г.), который и окончилъ по 1-му разряду и въ томъ же году опредѣленъ завѣдывающимъ рудниками Палыгорской дистанціи въ Пермской губерніи, въ апрѣлѣ слѣдующаго года перешелъ на службу въ Екатеринбургъ, а въ сентябрѣ того же года занялъ мѣсто завѣдывающаго Нижне-Верхнейвинскаго завода (кричнаго), исполняя въ то же время обязанность помощника управляющаго округомъ. Далѣе до 1870 г. [178]Н. Н. находится на заводахъ Урала, управляя мѣднымъ рудни­комъ, заводомъ и ведя самостоятельно золотопромышленное дѣло. Въ 1870 и 1871 г.г. Н. Н. провелъ въ Петербургѣ, гдѣ сдалъ экзаменъ въ министерствъ путей сообщенія и получивъ право на постройку зданій. Въ ноябрѣ 1871 г. онъ поступилъ упра­вляющимъ Абаканскимъ (г. Пермикина) заводомъ въ Восточной Сибири, гдѣ былъ до осени 1873 г., когда переѣхалъ на Уралъ, гдѣ съ мая 1874 г. по май 1875 г. былъ управляющимъ Кизе­ловскаго округа кн. Абамелекъ-Лазаревой, а съ мая 1875 г. по 1-е декабря 1888 г. главноуправляющимъ заводовъ и соляныхъ промысловъ кн. Абамелекъ-Лазаревой. Въ 1888 г. Н. Н. по со­вѣту докторовъ, вслѣдствіе переутомленія и разстройства нервовъ, вышелъ въ отставку и съ 1889 г. переселился въ г. Пермь, гдѣ и скончался 17 марта 1902 г.



Верхоланцев. Городъ Пермь, его прошлое и настоящее. 1913/ДО


Николай Никифоровичъ представлялъ изъ себя настолько талантливую и отличавшуюся многостороннею дѣятельностью личность, что трудно въ краткомъ очеркѣ сдѣлать его полную характеристику. Помимо своей спеціальности — горнаго дѣла, о которомъ онъ написалъ нѣсколько брошюръ, онъ изобрѣлъ особую систему золотопромывательныхъ машинъ, и сдѣлалъ много цѣн­ныхъ геологическихъ указаній геологическому комитету, которыя были по достоинству оцѣнены послѣднимъ. Послѣдніе годы его [179]кипучая энергія нашла приложеніе въ раскопкахъ Глядѣновскаго костища, находящагося въ 25-ти верстахъ отъ г. Перми, около села Нижнихъ Мулловъ, гдѣ Н. Н. нашелъ свыше 24.000 пред­метовъ, пожертвованныхъ имъ въ Пермскій научно-промышленный музей. Часть своего досуга Н. Н. отдавалъ общественному дѣлу въ качествѣ гласнаго уѣзднаго земства и Пермской городской думы, почетнаго мирового судьи, директора попечительнаго о тюрьмахъ комитета, попечителя Пермскаго исправительнаго аре­стантскаго отдѣленія, члена-казначея въ Пермскомъ исправитель­номъ пріютѣ для несовершеннолѣтнихъ преступниковъ, члена попечительнаго совѣта Пермскаго общества попеченія объ осво­бождаемыхъ изъ мѣстъ заключенія, члена учетно-ссуднаго коми­тета при Пермскомъ отдѣленіи государственнаго банка и проч. Помимо того, онъ былъ предсѣдателемъ Пермской комиссіи Уральскаго общества любителей естествознанія и предсѣдателемъ Пермской ученой архивной комиссіи. Въ послѣдніе годы Н. Н. былъ занятъ приведеніемъ въ порядокъ своихъ записей, бумагъ и вырѣзокъ изъ газетъ. Нѣкоторые изъ его трудовъ, наприм. «Къ исторіи Кыштымскихъ заводовъ», «Археологическія изы­сканія въ западной части Пермской губерніи» были напечатаны въ Трудахъ Пермской ученой архивной комиссіи. Тамъ же скоро появится очень цѣнная его работа «Глядѣновское костище»[96].


I. М. Первушинъ[97] (1826—1900).


Священникъ Іоаннъ Михеевичъ Первушинъ былъ выдаю­щимся математикомъ. Онъ родился въ 1826 году въ Архангело-Пашійскомъ заводѣ, Пермскаго уѣзда, образованіе получилъ въ Пермской духовной семинаріи (1838—1846 г.г.) и Казанской ду­ховной академіи (1846—1850 г.г.). По окончаніи курса въ ака­деміи I. М. сначала былъ преподавателемъ математики въ родной ему Пермской духовной семинаріи, а потомъ былъ рукоположенъ во священники села Замараева, Шадринскаго уѣзда, Пермской губерніи, гдѣ и прослужилъ 30 лѣтъ. Здѣсь, въ деревенской глуши, онъ всѣ досуги посвящалъ занятіямъ своей любимой [180]наукѣ—математикѣ, состоялъ въ перепискѣ со многими извѣ­стными учеными математиками, много читалъ, выписывалъ книги и журналы и сдѣлалъ важныя открытія въ теоріи чиселъ, за ко­торыя былъ избранъ въ члены-корреспонденты С.-Петербург­ской, Парижской и Неаполитанской академій наукъ. О Перву­шинѣ заговорили уже въ Петербургѣ, какъ о сильномъ матема­тическомъ талантѣ, послѣ представленія имъ въ С.-Петербургскую академію наукъ мемуара о теоремѣ Фермета и открытія



Верхоланцев. Городъ Пермь, его прошлое и настоящее. 1913/ДО


названнаго въ честь его «Первушинскаго числа». Тогда только епар­хіальное начальство вспомнило о немъ и его перевели въ г. Шад­ринскъ, но онъ здѣсь прожилъ недолго и ушелъ въ село Мѣ­хонское того же уѣзда, гдѣ и скончался 17 іюня 1900 г.


А. С. Поповъ.


Изобрѣтатель безпроволочнаго телеграфа Александръ Сте­пановичъ Поповъ родился въ февралѣ 1859 г. въ Турьинскихъ рудникахъ Верхотурскаго уѣзда, Пермской губерніи. По окон­чаніи Пермской духовной семинаріи (1877 г.) и Петербургскаго университета по физико-математическому факультету (1882 г.), онъ въ 1883 году былъ назначенъ преподавателемъ математики [181]миннаго офицерскаго класса и одновременно преподавалъ электро­технику въ инженерномъ училищѣ. Послѣ изобрѣтенія безпро­волочнаго телеграфа А. С. дѣлается извѣстнымъ и въ 1902 году занимаетъ каѳедру профессора электро-техническаго института гдѣ въ 1905 г. избранъ директоромъ. Скончался онъ 31 декабря 1905 г. или 1 января 1906 г. Общее мнѣніе то, что изобрѣтателемъ безпроволочнаго те­леграфа былъ Маркони, между тѣмъ описаніе пріемниковъ элек­тро-магнитныхъ волнъ напечатано А. С. Поповымъ 7 декабря 1895 г., въ журналѣ физико-химическаго общества и вскорѣ пе­реведено на французскій языкъ, тогда какъ первыя извѣстія объ изобрѣтеніи прибора Маркони появились въ печати въ августѣ 1896 года[98].


Е. А. Поповъ[99] (1824-1888).


Историкъ Пермской епархіи и выдающійся духовный писа­тель и дѣятель протоіерей Евгеній Алексѣевичъ Поповъ родился въ 1824 году въ гор. Красноуфимскѣ. Какъ сынъ священника,



Верхоланцев. Городъ Пермь, его прошлое и настоящее. 1913/ДО


[182]образованіе онъ получилъ въ Пермской духовной семинаріи (1838—1844 г.г.), по окончаніи которой въ томъ же году былъ посвященъ въ священники села Тохтаревскаго, Красноуфимскаго уѣзда, откуда черезъ 5 недѣль былъ переведенъ въ Спасо-Пре­ображенскую церковь г. Кунгура, гдѣ и священствовалъ 9 лѣтъ. 1 мая 1853 г. о. Е. А. Поповъ былъ переведенъ въ Пермскій Петропавловскій соборъ, а 29 января 1854 года въ Пермскую Рождество-Богородицкую церковь. Въ 1862 году онъ назначенъ благочиннымъ 2 округа Оханскаго уѣзда съ мѣстопребываніемъ въ Нытвѣ, а въ 1865 г. переведенъ снова въ Пермскую Ново-Кладбищенскую, а въ 1871 г. — въ Воскресенскую церковь, гдѣ и служилъ до 1887 года, когда былъ назначенъ священникомъ церкви при Пермской пересыльной тюрьмѣ. Скончался о. Евгеній 17 мая 1888 г. Въ послѣдніе годы жизни ему много пришлось перенести незаслуженныхъ огорченій.

Литературная дѣятельность о. Е А. Попова началась съ 1852 г. Выдающимися работами его являются «Великопермская и Пермская епархія» (историческій очеркъ Пермской епархіи), «Письма по православно-догматическому богословію», «Право­славно-нравственное богословіе» 4 книги 1876 г., «Право­славно-пастырское богословіе» 4 части 1877 г., «Домашнія на­ставленія пастыря» 3 т. 1863 г., «Земная жизнь Іисуса Христа» 2 части 1878 г., «Бесѣды о разныхъ предметахъ вѣры и нрав­ственности христіанской» 1852 г. Кромѣ того, имъ издано много брошюръ и листковъ религіозно-нравственнаго содержанія. Такъ, брошюра «Къ давно неговѣвшимъ» выдержала 7 изданій и разо­шлась въ количествѣ 86.000 экземпляровъ. За эту выдающуюся литературную дѣятельность Петербургская духовная академія избрала его своимъ почетнымъ членомъ. Эта безпримѣрная на­града для приходскаго священника съ семинарскимъ образова­ніемъ произвела въ свое время большую сенсацію въ средѣ сто­личнаго духовенства. Кромѣ того, по иниціативѣ и заботами о. Е. А. Попова въ Перми выстроена каменная часовня св. Сте­фана съ заломъ для внѣбогослужебныхъ собесѣдованій и основанъ комитетъ по разбору и призрѣнію нищихъ. [183]

Ѳ. А. Прядильщиковъ (1811—1870).


Ѳеодоръ Аѳанасьевичъ Прядильщиковъ — авторъ «Лѣтописи г. Перми (1781—1844)» родился въ 1811 году въ семьѣ приказ­чика Очерскаго завода, Оханскаго уѣзда, Пермской губерніи. По окончаніи Пермской гимназіи, при содѣйствіи графини С. В. Строгановой, и Казанскаго университета, въ 1835 г. онъ былъ



Верхоланцев. Городъ Пермь, его прошлое и настоящее. 1913/ДО


назначенъ преподавателемъ словесности въ Пермской гимназіи, а въ 1844 г. переведенъ инспекторомъ Томской гимназіи, гдѣ впослѣдствіи былъ директоромъ.

Въ 1859 г. Ѳ. А. вышелъ въ отставку и поселился на ро­динѣ въ Очерскомъ заводѣ, гдѣ и скончался 18 декабря 1870 г.


Роговъ Н. А. (1825—1905).


Составитель пермяцко-русскаго и русско-пермяцкаго сло­варя, премированнаго Императорской академіей наукъ, Николай Абрамовичъ Роговъ родился въ 1825 г. въ селѣ Средне-Егвин­скомъ, Пермской губерніи, въ семьѣ крѣпостного крестьянина графовъ Строгановыхъ. Образованіе онъ получилъ въ С.-Петер­бургской школѣ сельскаго хозяйства и горнозаводскихъ наукъ, основанной графиней Строгановой. По окончаніи курса онъ въ 1846 г. поступилъ лѣснымъ таксаторомъ устраивавшагося тогда имѣнія Строгановыхъ на Иньвѣ, Соликамскаго уѣзда. Съ 1850 г. [184]онъ былъ лѣсничимъ на Иньвѣ, а затѣмъ переведенъ управляю­щимъ Кыновского завода, Кунгурскаго уѣзда, гдѣ оставилъ по себѣ память учрежденіемъ перваго въ Россіи частнаго потреби­тельскаго общества. Затѣмъ онъ былъ членомъ главнаго



Верхоланцев. Городъ Пермь, его прошлое и настоящее. 1913/ДО


управленія имѣній Строгановыхъ въ селѣ Ильинскомъ. Скончался онъ 5 августа 1905 г. Кромѣ словаря Н. А. принадлежитъ цѣлый рядъ статей, помѣщенныхъ въ Пермскихъ Губ. Вѣдомостяхъ.


Ѳ. М. Рѣшетниковъ[100] (1841—1871).


Извѣстный писатель Ѳеодоръ Михайловичъ Рѣшетниковъ ро­дился 5 сентября 1841 г. въ г. Екатеринбургѣ. Отецъ его сна­чала былъ дьячкомъ, а потомъ вслѣдствіе нетрезвости былъ уво­ленъ изъ духовнаго званія и поступилъ почтальономъ. Нетрез­вость отца заставила мать Ѳ. М. съ сыномъ уйти отъ мужа къ его брату въ Пермь. Здѣсь вскорѣ мать его заболѣла и умерла, оставивъ сына на попеченіе его дяди и тетки, но и дядя — бѣдный почтальонъ — обращался съ племянникомъ грубо, часто билъ и ругалъ его. Въ 1851 г. Ѳ. М. былъ отданъ учиться въ Пермское уѣздное училище, которое и кончилъ въ 1859 году. Продолжи­тельное пребываніе Ѳ. М. въ уѣздномъ училищѣ объясняется [185]тѣмъ, что онъ въ 1857 г. былъ уволенъ изъ училища и въ про­долженіе трехъ мѣсяцевъ находился на покаяніи въ Соликам­скомъ монастырѣ за то, что, разбирая съ дядей на почтѣ полу­ченные пакеты и газеты, однажды потерялъ важный казенный пакетъ. Уѣзднымъ училищемъ и закончилось все образованіе Ѳ. М. Не имѣя средствъ учиться дальше, онъ поступилъ въ Екатерин­бургскій уѣздный судъ. Ничтожное жалованье заставило его искать улучшенія своего положенія, и онъ поступилъ писцомъ въ Пермскую казенную палату. Въ 1863 г. Ѳ. М. переселяется въ Петербургъ, благодаря протекціи ревизора казенной палаты, но и здѣсь было не лучше. Постоянная борьба съ нуждой и на­слѣдственный недугъ надломили его силы, и Ѳ. М. скончался 9 марта 1871 г. на 30 году жизни отъ отека легкихъ.

Верхоланцев. Городъ Пермь, его прошлое и настоящее. 1913/ДО


Литературная дѣятельность его начинается съ 1864 г., когда въ «Современникѣ» Некрасова появились его «Подлиповцы». «Подлиповцы», «Ставленикъ», «Между людьми», «Глумовы», «Гдѣ лучше», «Свой хлѣбъ», «Макся», «Никола Знаменскій», «Тетушка Опариха», «Очерки обозной жизни» и неоконченный романъ «Горнорабочіе», вотъ литературное наслѣдіе Рѣшетни­кова. Критика его сочиненій написана Протопоповымъ и помѣ­щена въ «Собраніи сочиненій» Ѳ. М. Рѣшетникова. [186]

Е. П. Серебренникова[101] (1854—1897).


Евгенія Павловна Серебренникова, урожденная Солонинина, была выдающаяся женщина офтальмологъ, пользовавшаяся извѣст­ностью не только въ г. Перми, но и во всей Пермской губер­ніи. Она родилась въ г. Екатеринбургѣ 10 декабря 1854 года, образованіе получила въ Екатеринбургской женской гимназіи (1867—1873 г.) и на высшихъ акушерскихъ курсахъ при С.-Петербургской медико-хирургической академіи. Въ 1876 г. она вышла замужъ за студента-пермяка П. Н. Серебренникова, теперь извѣстнаго общественнаго дѣятеля г. Перми. Въ 1877 г.



Верхоланцев. Городъ Пермь, его прошлое и настоящее. 1913/ДО


вмѣстѣ съ мужемъ-врачемъ «ускореннаго по случаю войны вы­пуска» она отправилась на театръ военныхъ дѣйствій сестрой милосердія. Въ сентябрѣ 1878 г. Е. П. вернулась въ Россію и, сдавъ выпускные экзамены, получила званіе врача, а въ слѣ­дующемъ 1879 г. уѣхала съ мужемъ въ Нижне-Салдинскій зав. Съ 1881 г. она жила въ г. Ирбити, гдѣ принимала участіе на курсахъ учителей народныхъ училищъ подъ руководствомъ Н. Ѳ. Бунакова. Въ 1883 г. Е. П. ѣздила въ Петербургъ для спеціаль­наго изученія глазныхъ болѣзней и, вернувшись, заняла въ 1885 году должность ординатора глазного отдѣленія Пермской губернской земской Александровской больницы; на этой [187]должности она и скончалась 19 апрѣля 1897 г. Для усовершенствова­нія своихъ знаній Е. П. въ 1891 году ѣздила за границу, гдѣ слушала лекціи и присматривалась къ практикѣ иностранныхъ профессоровъ.

Въ теченіе 10 лѣтъ Е. П. произвела до 6.300 глазныхъ операцій и пріобрѣла себѣ извѣстность въ Пермской и даже въ сосѣднихъ губерніяхъ. П ри ея участіи въ Перми въ 1886 году было открыто училище слѣпыхъ. На VI Пироговскомъ съѣздѣ врачей въ Кіевѣ 1895 г. она была уже настолько популярна, что ее избрали почетною предсѣдательницею въ одномъ изъ засѣданій глазной секціи. Въ послѣдніе годы жизни она заявила себя особенною дѣятельностію и на поприщѣ благотворитель­ности. За свое доброе сердце Е. П. пользовалась большою лю­бовью пермяковъ. Тысячи народа провожали ее на мѣсто упо­коенія — Новое кладбище. Въ 1900 году въ Петербургѣ вышелъ «Литературный сборникъ въ память женщины-врача Е. П. Се­ребренниковой».


Д. Д. Смышляевъ (1828-1893).


Выдающійся общественный и земскій дѣятель Пермскаго края Дмитрій Дмитріевичъ Смышляевъ родился 28-го февраля



Верхоланцев. Городъ Пермь, его прошлое и настоящее. 1913/ДО


1828 г. въ г. Перми. Отецъ его Дмитрій Емельяновичъ былъ виднымъ представителемъ Пермскаго купечества и одно время [188]служилъ Пермскимъ городскимъ головой. Съ 1836 г. по 1844 г. Д. Д. учился въ Пермской гимназіи, гдѣ и кончилъ курсъ. Этимъ и закончилось его школьное образованіе. Потомъ Д. Д. восполнилъ свое самообразованіе путемъ постояннаго чтенія книгъ, изученія иностранныхъ языковъ, поѣздкой по Россіи и Западной Европѣ. Нерасположенный къ торговой дѣятельности) Д. Д. по смерти отца ликвидировалъ его дѣла и занялся изуче­ніемъ Пермскаго края, плодомъ чего было изданіе имъ двухъ томовъ «Пермскаго Сборника», вызвавшаго лестный отзывъ из­вѣстнаго литературнаго критика Н. А. Добролюбова. Въ шести­десятыхъ годахъ въ Перми Д. Д. былъ самымъ передовымъ человѣкомъ; онъ хлопоталъ и собиралъ средства на открытіе женской гимназіи и воскресныхъ школъ. Съ 1866 г. по 1869 г. онъ жилъ въ Петербургѣ, работая въ столичныхъ библіотекахъ надъ изученіемъ литературы о Пермскомъ краѣ, слѣдствіемъ чего явился его цѣнный трудъ: «Источники и пособія для изу­ченія Пермскаго края». Но особенно временемъ кипучей дѣя­тельности Д. Д. были семидесятые годы. Избранный первымъ предсѣдателемъ Пермской губернской земской управы, онъ всего себя отдалъ земской дѣятельности и въ теченіе девяти лѣтъ предсѣдательства (съ 1870 г. по 1879 г.) обосновалъ и поста­вилъ на твердую дорогу все хозяйство Пермскаго губернскаго земства, реорганизовалъ губернскую Александровскую больницу въ Перми, далъ вѣрное направленіе народопродовольствеиной дѣятельности земства, создалъ страховое дѣло, положилъ начало статистическимъ изслѣдованіямъ края и земскому литературному органу «Сборнику Пермскаго земства». Во время предсѣдатель­ства открыты безплатный пріемный покой для бѣдныхъ, родиль­ное отдѣленіе, санитарная комиссія, амбулаторная лечебница для домашнихъ животныхъ, ветеринарная фельдшерская школа, зем­ская типографія и статистическое бюро созванъ первый съѣздъ врачей.

Кромѣ того, Д. Д. принадлежитъ также много неосуществи­вшихся проектовъ. Онъ хлопоталъ объ учрежденіи въ Перм­ской губерніи учительской семинаріи сельско-хозяйственнаго типа. Эти его хлопоты хотя и не осуществились, но традиціи ея перешли въ Красноуфимское сельско-хозяйственное училище. [189]Послѣ смерти Д. Д. уже состоялось открытіе экономическаго общества, иниціатива котораго принадлежитъ ему.

Вынужденный покинуть земство и Пермь, онъ искалъ утѣ­шеніе въ Палестинѣ. Здѣсь его энергія нашла приложеніе въ постройкѣ странно-пріемнаго дома въ Іерусалимѣ для русскихъ богомольцевъ и въ отстаиваніи интересовъ русскаго дѣла. За особенныя заслуги Д. Д. получилъ отъ Іерусалимскаго патрі­арха крестъ съ частицею Животворящаго Креста и титулъ «рыцаря гроба Господня» и въ патріаршей пріемной былъ по­вѣшенъ портретъ Д. Д., а отъ русскаго правительства онъ по­лучилъ орденъ св. Владиміра 3 степени. Особенно цѣнилъ труды Смышляева великій князь Сергій Александровичъ, почетный предсѣдатель Палестинскаго общества, старавшійся удержать его въ Палестинѣ, но тоска по родинѣ взяла свое, и Д. Д. возвра­тился въ Пермь. Здѣсь онъ весь ушелъ въ изученіе историче­скаго прошлаго Пермскаго края. Будучи секретаремъ губерн­скаго статистическаго комитета, Д. Д. издалъ два тома «Перм­скаго края», посвященнаго исторіи, географіи, этнографіи и статистикѣ Пермской губерніи. Въ Пермскихъ губернскихъ вѣдомостяхъ онъ помѣстилъ 74 статьи, касающіяся мѣстной жизни. Крупныхъ изданій Д. Д. считается девять, изъ нихъ особенно извѣстны, кромѣ двухъ томовъ «Пермскаго края», «Источники и пособія о Пермскомъ краѣ», «Сборникъ статей о Пермской губерніи», «Синай и Палестина», «Мертвое море и нечестивый Пентаполь». Кромѣ того, имъ изданы переведен­ныя «Географія Палестины» и «Еврейскія древности» Мунка. Въ Пермскую мужскую гимназію имъ завѣщана рѣдкая библіо­тека, состоящая преимущественно изъ книгъ о Пермскомъ краѣ. Скончался Д. Д. 15 ноября 1893 г. и похороненъ на Перм­скомъ Новомъ кладбищѣ подъ храмомъ.


А. Е. и Ѳ. А. Теплоуховы


Знатокъ лѣсного дѣла — Александръ Ефимовичъ Теплоуховъ родился въ 1811 г. 21 августа въ с. Карагайскомъ, Оханскаго уѣз., Пермской губ. Принадлежа къ крѣпостнымъ крестьянамъ гра­фовъ Строгановыхъ, онъ въ 1824 году отправленъ былъ въ С.-Петербургскую школу сельскаго хозяйства и горныхъ наукъ, [190]открытую графиней С. В. Строгановой для подготовки служа­щихъ въ имѣніяхъ. Какъ отлично кончившій курсъ школы, А. Е. графиней былъ предназначенъ къ отправленію въ Фрейбургскую горную академію (въ Саксоніи), но по собственному желанію и съ разрѣшенія графини онъ поступилъ въ Тарантскую лѣсную академію (въ Саксоніи же), гдѣ и пробылъ съ 1834 г. по 1838 г.
А. Е. Теплоуховъ.
А. Е. Теплоуховъ.
Ѳ. А. Теплоуховъ.
Ѳ. А. Теплоуховъ.




Возвратившись въ Россію и получивъ свободу отъ крѣпостной зависимости, А. Е. занялъ мѣсто преподавателя лѣсныхъ наукъ въ той школѣ, гдѣ самъ получилъ первоначальное образованіе. Послѣ закрытія школы А. Е. въ 1847 г. занялъ мѣсто главнаго лѣсничаго въ селѣ Ильинскомъ и руководителя обширнаго лѣс­ного хозяйства Строгановыхъ въ Пермской губерніи. Скончался А. Е. 17 апрѣля 1885 г. и погребенъ въ селѣ Ильинскомъ. Имъ напечатано 46 статей по лѣсоводству и археологіи на русскомъ и нѣмецкомъ языкахъ, разбросанныхъ по разнымъ журналамъ. За свои знанія лѣсного дѣла А. Е. пріобрѣлъ себѣ славу пат­ріарха лѣсоводства въ Россіи[102].

У выдающагося отца былъ не менѣе извѣстный сынъ. Ѳеодоръ Александровичъ Теплоуховъ родился въ С.-Петербургѣ [191]7 февраля 1845 г. Двухлѣтнимъ ребенкомъ онъ былъ приве­зенъ въ село Ильинское, Пермской губерніи, куда отецъ его былъ назначенъ главнымъ лѣсничимъ имѣній граф. Строгановыхъ. Чувствую влеченіе къ естествознанію, онъ по окончаніи Перм­ской гимназіи (1858—1863) поступилъ, по примѣру своего отца, въ Тарантскую королевскую лѣсную академію (въ Саксоніи), гдѣ и пробылъ до 1866 г. Здѣсь его спеціальностью сдѣлалась ботаника. Впослѣдствіи Ѳ. А., открывъ въ окрестностяхъ с. Иль­инскаго, новый видъ фіалки, назвалъ ее въ честь своего люби­маго профессора ботаники Виллькома viola Villkommü. Въ 1867 г. онъ ѣздилъ съ цѣлью изученія лѣсного хозяйства по Шварц­вальду, Баваріи и Богеміи.

Въ томъ же году Ѳ. А. поступилъ въ Петровско-Разумов­скую лѣсную и сельско-хозяйственную академію въ Москвѣ, а въ слѣдующемъ году лѣтомъ онъ сопровождалъ германскую экспедицію геолога фонъ-Котты, во время которой собралъ бога­тый матеріалъ по флорѣ Алтая. По окончаніи курса въ акаде­міи въ 1872 году онъ былъ назначенъ Ильинскаго окружного лѣсничаго и помощника главнаго лѣсничаго, а съ выходомъ въ отставку своего отца въ 1875 г. назначенъ былъ главнымъ лѣсничимъ, на каковой должности и состоялъ до самой смерти, послѣдовавшей 12 апрѣля 1905 г.

Явясь въ Строгановское лѣсное хозяйство во всеоружіи своихъ обширныхъ разностороннихъ познаній, онъ въ продолже­ніи 30 лѣтъ трудился надъ приведеніемъ въ порядокъ огром­наго хозяйства этого единственнаго въ своемъ родѣ имѣнія. Онъ основалъ въ селѣ Ильинскомъ спеціальную лѣсную школу для подготовки лѣсныхъ служащихъ, вскорѣ, по независящимъ отъ Ѳ. А. обстоятельствамъ, закрытую, завелъ цѣлый институтъ практикантовъ по лѣсохозяйству, примѣнилъ искусственное лѣсо­разведеніе. Лѣсное хозяйство, образцово поставленное Ѳ. А., обратило на себя въ 1895 г. вниманіе министра земледѣлія А. С. Ермолова, который далъ о немъ чрезвычайно лестный отзывъ. Погруженный весь въ занятія ботаникой, онъ спеціализировался на «ивахъ» (Salices) и пріобрѣлъ въ этой области такую извѣст­ность, что ему присылались для опредѣленія гербаріи ивъ не только изъ Россіи (напримѣръ изъ Московскаго и Томскаго [192]университетовъ); но и изъ за границы. Въ честь Ѳ. А. москов­скій ботаникъ Шредеръ назвалъ его именемъ (Salix Teplouchovi) произведенный имъ гибридъ отъ Salix ïappomun u Salix Stipularis. Громадная коллекція ивъ пожертвована имъ въ Императорскую Академію Наукъ.

Ѳ. А. не былъ спеціалистомъ только по ботаникѣ и лѣсо­водству, онъ былъ почти такой же спеціалистъ и въ геологіи, энтомологіи, орнитологіи, а въ послѣдніе годы жизни въ архео­логіи и остеологіи. Унаслѣдовавъ отъ отца, археологическую коллекцію Ѳ. А. пополнялъ ее въ теченіе дальнѣйшей своей жизни. Въ 1894 г. онъ устроилъ въ Перми выставку своей археоло­гической коллекціи, въ которой было болѣе 7.000 мѣдныхъ пред­метовъ и черепковъ. По археологіи Пермскаго края Ѳ. А. оста­вилъ нѣсколько цѣнныхъ статей, которыя, по словамъ археолога Спицына, «по богатству матеріала, но стройности выводовъ и изложеніи ставятъ имя ихъ автора среди изслѣдователей этихъ древностей на первое мѣсто»[103].


В. М. Флоринскій (1853—1899).


Строитель Томскаго университета — Василій Марковичъ Флоринскій родился въ 1833 году въ духовной семьѣ, въ Шад­ринскомъ уѣздѣ, Пермской губерніи. Образованіе онъ получилъ



Верхоланцев. Городъ Пермь, его прошлое и настоящее. 1913/ДО


въ Пермской духовной семинаріи и С.-Петербургской медикохирургической академіи, гдѣ и кончилъ курсъ въ 1858 году. По окончаніи курса В. М., избравъ спеціальностью акушерство, [193]сталъ готовиться къ профессорскому званію и былъ причисленъ къ 2-му сухопутному военному госпиталю. Получивъ въ 1861 г. послѣ защиты диссертаціи степень доктора медицины, В. М. поѣхалъ въ Германію, гдѣ въ продолженіе двухъ лѣтъ изучалъ акушерство. Возвратившись изъ за границы, онъ занялъ долж­ность адъюнктъ-профессора медико-хирургической академіи по каѳедрѣ акушерства, въ 1868 г. получилъ званіе экстраординар­наго профессора, а въ 1878 г. былъ переведенъ въ Казанскій университетъ на каѳедру акушерства и женскихъ болѣзней, гдѣ и служилъ до 1885 г., когда занялъ важный и отвѣтствен­ный постъ перваго попечителя Западнаго Сибирскаго округа. Здѣсь В. М. проявилъ большія организаторскія способности въ дѣлѣ окончанія въ Томскѣ университетскихъ построекъ и уста­новленія новаго порядка управленія учебнымъ дѣломъ въ Си­бири. По его мысли въ Томскѣ было открыто общество естество­испытателей и врачей. Скончался В. М. 3 января 1899 года. Кромѣ трудовъ по медицинѣ, отъ В. М. остались еще труды по этнографіи, археологіи и исторіи, напримѣръ «Башкирія и баш­кирцы» (Вѣстникъ Европы 1874 г.), «Археологическій музей Томскаго университета», «Первобытные славяне по памятникамъ ихъ доисторической жизни», «Дипломатическое собраніе дѣлъ между Россійскимъ и Китайскимъ государствами съ 1619 г. по 1782 г.» и многія другія[104].


М. А. Хомяковъ.


Весьма популярный въ Казани профессоръ-врачъ Михаилъ Аристарховичъ Хомяковъ родился въ 1841 г. въ семьѣ священника Пермской губерніи. По окончаніи Пермской гимназіи (1857) и Казанскаго университета по медицинскому факультету (1862) онъ началъ свое служеніе человѣчеству въ скромной должности врача Нижне-Тагильскихъ заводовъ, гдѣ работалъ съ 1 января 1863 г. по 19 сентября 1866 г., затѣмъ служилъ гу­бернскимъ земскимъ Врачемъ въ Казани, исполняя обязанности ординатора Казанской губернской земской больницы. Съ тѣхъ [194]поръ вся дальнѣйшая врачебная дѣятельность М. А. протекаетъ въ Казани. Здѣсь 27 мая 1870 г. онъ получилъ степень доктора медицины. Съ 23 іюня 1870 г. М. А. утвержденъ въ должности ординатора Александровской больницы въ Казани, а 10 февраля 1873 г. былъ избранъ доцентомъ діагностики и семіотики



Верхоланцев. Городъ Пермь, его прошлое и настоящее. 1913/ДО


Казанскаго университета; 6 іюля 1876 г. онъ былъ перемѣщенъ на каѳедру частной патологіи и терапіи, 10 января 1881 года утвержденъ экстраординарнымъ, а 17 іюля 1885 г. ординарнымъ профессоромъ. Кромѣ того, съ 1 іюля 1886 г. занялъ должность директора Казанской госпитальной терапевтической клиники, въ каковой должности и скончался 19 іюля 1894 г.[105].


А. П. Философова (1837—1912)


Извѣстная поборница высшаго женскаго образованія Анна Павловна Философова была дочерью извѣстнаго помѣщика и благотворителя Павла Димитріевича Дягилева и родилась въ Перми въ 1837 г., гдѣ и жила до шестидесятыхъ годовъ. Обра­зованіе она получила домашнее. Будучи въ С.-Петербургѣ въ 60 годахъ, она сдѣлалась членомъ кружка, поставившаго себѣ цѣлью стремленіе добиться высшаго образованія для женщинъ, результатомъ чего явились Владимірскіе курсы въ С.-Петербургѣ, открытые въ 1870 г. и впослѣдствіи преобразованные въ [195]нынѣшніе высшіе женскіе курсы. Благодаря также энергіи А. П. Философовой, учреждены были благотворительное «Общество для оказанія матеріальной помощи курсисткамъ», «Общество для доста­вленія средствъ женскимъ курсамъ». «Общество пособія слуша­тельницамъ врачебныхъ и педагогическихъ курсовъ», «Русское женское взаимно-благотворительное общество», «Общество уси­ленія средствъ женскаго медицинскаго института», «Общество защиты женщинъ», «Общество дешевыхъ квартиръ» и мн. друг.



Верхоланцев. Городъ Пермь, его прошлое и настоящее. 1913/ДО


Во время голода въ Самарской губерніи она учреждала коми­теты для сбора пожертвованій и организовала медицинскую по­мощь крестьянскому населенію. Вся ея кипучая дѣятельность въ пользу благотворительности прошла въ С.-Петербургѣ, гдѣ ее 17 апрѣля 1911 г. чествовалъ весь интеллигентный міръ по по­воду пятидесятилѣтія ея культурной идейной работы. Здѣсь она и скончалась 17 марта 1912 года[106].


Н. К. Чупинъ (1824-1882).


Извѣстный ученый Урала Наркисъ Константиновичъ Чупинъ родился 4 февраля 1824 г. въ гор. Екатеринбургѣ, гдѣ и учился въ уѣздномъ училищѣ. Въ 1838 г. онъ поступилъ въ 3-й

) Смышляевъ «Сборникъ статей о Пермской губерніи» и журналъ «Всемірная Иллюстрація» за 1882 г. № 695. [196]классъ Пермской гимназіи, изъ котораго переведенъ прямо въ 5-й. По окончаніи Пермской гимназіи историко-филологиче­скаго факультета Казанскаго университета Н. К. поступилъ въ гор. Екатеринбургъ дѣлопроизводителемъ канцеляріи главнаго началь­ника Уральскаго хребта. Въ 1858 г. онъ былъ назначенъ ин­спекторомъ Уральскаго горнаго училища въ Екатеринбургѣ, а въ 1862 г. директоромъ его, на каковой должности и скончался 12 апрѣля 1882 года.

Самымъ замѣчательнымъ его трудомъ, единственнымъ во своемъ родѣ, является «Географическій и статистическій словарь Пермской губерніи». Кромѣ того онъ написалъ цѣлый рядъ статей, посвященныхъ исторіи горнаго дѣла на Уралѣ.



Верхоланцев. Городъ Пермь, его прошлое и настоящее. 1913/ДО


По мѣрѣ того, какъ Н. К. все болѣе и болѣе углублялся въ изученіе архивовъ Уральскихъ горныхъ заводовъ, мѣнялся и образъ его жизни. Цѣлыя ночи просиживалъ онъ за работой и рѣдко появлялся среди глубоко уважившаго его общества. Въ концѣ жизни онъ сдѣлался совершенно кабинетнымъ затворни­комъ, радушно принимавшимъ людей, занимавшихся наукой, ко­торымъ онъ могъ оказать пользу своими энциклопедическими познаніями. Недаромъ его называли ходячимъ архивомъ. Въ те­ченіе послѣднихъ двадцати лѣтъ Н. К. былъ научнымъ цент­ромъ Уральскаго края и постоянно руководилъ, поддерживалъ и [197]пробуждалъ мѣстныя силы, ревностно заботясь о развитіи мѣст­ныхъ изслѣдованій Урала. Этимъ онъ пріобрѣлъ себѣ имя рус­скаго ученаго.


В. Н. Шишонко.


Верхоланцев. Городъ Пермь, его прошлое и настоящее. 1913/ДО


Авторъ семитомной «Лѣтописи Пермскаго края» Василій Ни­кифоровичъ Шишонко хотя и не былъ урожденцомъ Пермскаго края, однако же былъ настолько выдающимся дѣятелемъ, что его нельзя обойти молчаніемъ. Родившись въ 1833 году въ Черниговской губерніи, В. Н. Шишонко образованіе получилъ въ Новгородѣ — Сѣверской гимназіи и Харьковскомъ университетѣ, откуда пере­шелъ на 3-й курсъ С.-Петербургской медико-хирургической (теперь военно медицинской), академіи, курсъ которой окончилъ 16 іюня 1856 г. съ званіемъ лекаря (врача), съ отличіемъ Перво­начальная врачебная дѣятельность его началась съ 1 сентября 1856 г. въ уѣздномъ городѣ Грязовцѣ, Вологодской губерніи, от­куда онъ перешелъ на должность городового врача въ В.-Устюгъ. Выслуживъ обязательные годы государственной службы по на­значенію министерства, такъ какъ онъ состоялъ пансіонеромъ въ медико-хирургической академіи, В. Н. рѣшилъ уѣхать въ свою родную Малороссію, но вслѣдствіе семейныхъ обстоятельствъ долженъ былъ остановиться въ г. Орлѣ. Затѣмъ онъ при содѣй­ствіи одного помѣщика открылъ кумысолечебное заведеніе въ г. Ельцѣ, Орловской губерніи, но осенью того же года [198]кумысолечебница была сожжена недоброжелательными людьми. Заботы о семьѣ заставили В. Н. разстаться съ мыслію о родинѣ и искать болѣе лучшаго матеріальнаго положенія. Ему предложено было мѣсто оператора Пермской врачебной управы, каковую онъ и занялъ 13 сентября 1863 г. Здѣсь суждено было В. Н. провести остальные 26 лѣтъ своей трудовой жизни до самой кончины 7 октября того же 1863 г. В. Н. назначенъ былъ и. д. стар­шаго врача Александровской больницы, а 20 іюля 1864 г. опре­дѣленъ и д. инспектора Пермской врачебной управы. Затѣмъ 18 марта 1867 г. онъ исправлялъ обязанности городового врача въ г. Перми и завѣдующаго тюремною больницею.

Съ 1867 г. В. Н. временно оставляетъ медицинскую дѣя­тельность и переходитъ въ ряды дѣятелей по устройству быта крестьянъ, именно назначается мировымъ посредникомъ Перм­скаго уѣзда. Далѣе мы видимъ В. Н. на самыхъ разнородныхъ поприщахъ дѣятельности. Такъ, 5 октября 1867 г онъ опредѣ­ленъ членомъ комитета о губернскомъ коннозаводствѣ, а съ 1-го мая по 13 сентября 1868 г. былъ секретаремъ губернскаго ста­тистическаго комитета; 21 іюля 1869 г. избранъ предсѣдателемъ Пермской временной уѣздной комиссіи для исполненія пригото­вительныхъ дѣйствій по введенію въ Пермской губерніи поло­женія о земскихъ учрежденіяхъ; кромѣ того, въ 70 годахъ В. Н. былъ безплатнымъ Врачемъ въ Маріинской гимназіи и город­скихъ училищахъ. Съ 12 сентября 1870 г. по 19 апрѣля 1876 г. В. Н. снова занималъ должность секретаря губернскаго стати­стическаго комитета, послѣ чего переходитъ на педагогическое поприще, будучи назначенъ 9 марта 1876 г. инспекторомъ на­родныхъ училищъ Пермской губерніи, а 1 января 1879 г. дирек­торомъ тѣхъ же училищъ, на каковой должности и скончался 17 ноября 1889 г. Въ послѣдніе годы жизни онъ еще состоялъ предсѣдателемъ Пермской губернской ученой архивной комиссіи.

Помимо общественной, педагогической и медицинской дѣятель­ности, В. Н. усиленно занимался собираніемъ матеріаловъ о Пермскомъ краѣ, каковыя, и собраны имъ въ семи огромныхъ томахъ подъ именемъ «Пермской лѣтописи». Кромѣ семи томовъ «Лѣтописи» В. Н. Шишонко принадлежатъ слѣдующіе труды: «Соликамскія писцовыя книги М. Кайсарова» 1872 г., « [199]Переписныя осинскія книги И. Дашкова», «Статистическія свѣдѣнія объ училищахъ Пермской губерніи» 1880 г., «Описаніе началь­ныхъ народныхъ училищъ въ уѣздахъ Екатеринбургскомъ, Ир­битскомъ и Шадринскомъ» 1878 г., «Матеріалы для описанія раз­витія народнаго образованія въ Пермской губерніи» 1879 году, «Книги сошнаго письма Яхонтова» 1879 г., «Книги Соликам­скаго Вознесенскаго монастыря» 1880 г., «Исторія о родословіи фамиліи Строгановыхъ» 1881 г., «Отрывки изъ народнаго твор­чества 1882» г., «Историко-статистическія описанія низшихъ учебныхъ заведеній г. Соликамска», «Кунгурскія писцовыя книги М. Кайсарова» 1872 г. и др.

За поднесеніе Великому Князю Владиміру Александровичу собранія матеріаловъ о Пугачевскомъ бунтѣ въ предѣлахъ Перм­ской губерніи В. Н. получилъ отъ него брилліантовый перстень. За поднесеніе экземпляра «Пермской Лѣтописи» Государю Им­ператору Александру ІІІ-му В. Н. былъ удостоенъ Высочайшей благодарности. Кромѣ того два брилліантовые перстня В. Н. по­лучилъ отъ Великаго Князя Алексѣя Александровича за под­несеніе той же «Лѣтописи»[107]. [200]

ПРИЛОЖЕНІЕ.


Пермскіе архипастыри:


1. Епископъ Іоаннъ (Островскій) 1800+1801 г.
2. Епископъ Іустинъ (Вишневскій) 1802—1823 г.
3. Епископъ Діонисій (Цвѣтаевъ) 1823—1828 г.
4. Епископъ Мелетій (Леонтовичъ) 1828—1831 г.
5. Архіепископъ Аркадій (Ѳедоровъ) 1831—1851 г.
6. Архіепископъ Неофитъ (Соснинъ) 1851+1868 г.
7. Архіепископъ Антоній (Смолинъ) 1868—1876 г.
8. Епископъ Вассіанъ (Чудновскій) 1876+1883 г.
9. Епископъ Ефремъ (Рязановъ) 1883—1888 г.
10. Епископъ Владиміръ (Никольскій) 1888—1892 г.
11. Епископъ Петръ (Лосевъ) 1892+1902 г.
12. Епископъ Іоаннъ (Алексѣевъ) 1902+1905 г.
13. Епископъ Никаноръ (Надежинъ) 1905—1908 г.
14. Епископъ Палладій (Добронравовъ) съ 1908 г.


Пермскіе намѣстники:


1. Генер.-пор. Евгеній Петровичъ Кашкинъ 1781—1788 г.
2. Генер.-пор. Алексѣй Андреевичъ Волковъ 1788+1796 г.


Пермскіе губернаторы:


1. Генер.-маіоръ Иванъ Варѳоломеевичъ Ламбъ 1781—1782 г.
2. Генер.-маіоръ Илья Васильевичъ Колтовскій 1782+1796 г.
3. Инженеръ-полковникъ Карлъ Федоровичъ Модерахъ 1796—1811 г.
4. Дѣйст. ст. с. Богданъ Ивановичъ Гермесъ 1811—1818 г.
5. Стат. совѣт. Антонъ Карловичъ Криденеръ 1818—1823 г.
6. Дѣйст. ст. с. Кириллъ Яковлевичъ Тюфяевъ 1823—1831 г.
[201]7. Стат. совѣтникъ Гавріилъ Корниловичъ Селастенникъ 1831—1837 г.
8. Тайн. совѣтникъ Илья Ивановичъ Огаревъ 1837—1854 г.
9. Дѣйств. ст. с. Павелъ Николаев. Клушинъ 1854—1855 г.
10. Дѣйств. ст. совѣт. Петръ Александровичъ Замятнинъ 1855—1857 г.
11. Генер.-м. Константинъ Ильичъ Огаревъ 1857—1860 г.
12. Генералъ-маіоръ Александръ Григорьевичъ Лашкаревъ 1860—1865 г.
13. Дѣйст. ст. с. Бернардтъ Васильевичъ Струве 1865—1870 г.
14. Тайн. с. Николай Евѳимовичъ Андреевскій 1870—1878 г.
15. Дѣйств. стат. сов. Валеріанъ Александровичъ Енакіевъ 1878+1882 г.
16. Дѣйст. стат. сов. Александръ Константиновичъ Анастасьевъ 1882—1885 г.
17. Тайный совѣтникъ Василій Викторовичъ Лукошковъ 1885—1892 г.
18. Дѣйств. статскій совѣт. Петръ Григорьевичъ Погодинъ 1892—1897 г.
19. Генералъ-лейтенантъ Димитрій Гавриловичъ Арсеньевъ 1897—1902 г.
20. Дѣйст. с. с. Александръ Петр. Наумовъ 1902—1905 г.
21. Статскій совѣт. Александръ Владиміровичъ Болотовъ 1905—1909 г.
22. Ст. сов. Викт. Александровичъ Лопухинъ 1910—1911 г.
23. Дѣйств. с. с. Иванъ Францевичъ Кошко съ 1911 г.

Пермскіе вице-губернаторы:


1. Алябьевъ Александръ Васильевичъ 1780—1787 г.
2. Борноволоковъ Иванъ Михайловичъ 1786—1798 г.
3. Розинъ Иванъ Петровичъ 1798—1800 г.
4. Годѣинъ Иванъ Павловичъ въ 1800 г.
5. Таракановъ Димитрій Михайловичъ 1800—1801 г.
6. Волконскій Михаилъ Николаевичъ 1801—1805 г.
7. Розинъ Иванъ Петровичъ (вторично) 1805—1818 г.
8. Яновичъ Андрей Ѳедоровичъ 1818—1821 г.
[202]9. Сомовъ Петръ Димитріевичъ 1821—1824 г.
10. Лаубе 1824—1826 г.
11. Севриновъ 1826—1830 г.
12. Ивановъ въ 1830 г.
13. Евсевьевъ 1830—1832 г.
14. Чуфаровъ 1832—1834 г.
15. Кабритъ Андрей Ѳедоровичъ 1834—1838 г.
16. Дѣйств. ст. сов. Владиміровъ 1838—1858 г.
17. Колл. сов. Титовъ 1858—1860 г.
18. Колл. сов. Коніаръ въ 1860 г.
19. Стат. сов. Быковъ 1860—1864 г.
20. Дѣйств. ст. совѣт. Лысогорскій Владиміръ Андреевичъ 1864—1878 г.
21. Колл. сов. Ниловъ въ 1878 г.
22. Дѣйств. стат. совѣт. Богдановичъ Матвѣй Павловичъ 1878+1901 г.
23. Дѣйств. ст. совѣт. Цѣхановецкій Болеславъ Павловичъ 1901—1904 г.
24. Камергеръ Высочайшаго Двора Сосновскій Иванъ Васильевичъ въ 1904 г.
25. Дѣйств. ст. сов. М. В. Стрижевскій[108] 1904—1906 г.
26. Дѣйств. статскій совѣтн. Коптевъ Николай Ниловичъ 1906+1907 г.
27. Стат. сов. Владиміръ Ивановичъ Европеусъ съ 1907 г.


Городскіе головы г. Перми[109].


Поповъ Михаилъ Абрамовичъ 1781—1784 г.
Быковъ Ѳедоръ Евѳимовичъ 1781—1784 г.
Лапинъ Василій Герасимовичъ 1787—1790 г.
Поповъ Петръ Абрамовичъ 1790—1793 г.
Поповъ Михаилъ Абрамовичъ (вторично) 1793—1796 г.
Коршуновъ Иванъ Николаевичъ 1796—1796 г.
[203]Пономаревъ Антонъ Трофимовичъ 1799—1802 г.
Жмаевъ Иванъ Романовичъ 1802—1805 г.
Поповъ Петръ Абрамовичъ (вторично) 1805+1807 г.
Быковъ Ѳедоръ Евѳимовичъ (вторично) 1807—1808 г.
Пономаревъ Антонъ Трофимовичъ (вторично) 1808—1809 г.
Силинъ Исидоръ Семеновичъ 1 809—1811 г.
Бѣлыхъ Григорій Даниловичъ въ 1811 г.
Дружининъ Денисъ Сергѣевичъ 1811—1814 г.
Силинъ Исидоръ Семеновичъ (вторично) 1814—1817 г.
Дружининъ Денисъ Сергѣевичъ (вторично) 1817—1820 г.
Силинъ Исидоръ Семеновичъ (въ 3-й разъ) 1820—1823 г.
Смышляевъ Димитрій Емельяновичъ 1823—1826 г.
Шавкуновъ Прокопій Андреевичъ 1826—1829 г.
Ломтевъ Петръ Петровичъ 1829—1834 г.
Любимовъ Иванъ Филипповичъ 1835—1838 г.
Шавкуновъ Егоръ Ивановичъ 1839—1841 г.
Тихановъ Яковъ 1842—1843 г.
Любимовъ Иванъ Филипповичъ 1844—1853 г.
Шавкуновъ Петръ Егоровичъ 1854—1855 г.
Грачевъ Ефимъ 1856—1858 г.
Любимовъ Иванъ Филипповичъ 1859—1865 г.
Колпаковъ Егоръ Александровичъ 1866—1867 г.
Каменскій Ѳедоръ Козмичъ 1868—1869 г.
Любимовъ Иванъ Ивановичъ 1870—1874 г.
Костаревъ Николай Григорьевичъ 1875—1876 г.
Любимовъ Иванъ Ивановичъ 1877—1878 г.
Любимовъ Михаилъ Ивановичъ 1879—1881 г.
Шавкуновъ Петръ Егоровичъ 1881—1885 г.
Сиговъ Петръ Ерофеевичъ 1885—1890 г.
Суслинъ Иванъ Николаевичъ 1891—1893 г.
Синакевичъ Александръ Васильевичъ 1893—1898 г.
Суслинъ Иванъ Николаевичъ 1898—1905 г.
Рябининъ Павелъ Александровичъ съ 1905 г.
[опечатки]



ОПЕЧАТКИ









[] [реклама]







Въ книжныхъ магазинахъ г. Перми
О. Петровской и И. П. Вшивкова (Торговая ул.)
продается того же автора:
„Лѣтопись Г. Перми съ 1890 по 1912 годъ“
съ приложениiемъ хронологическаго перечня
событiй съ основанiя г. Перми и указанiемъ
литературы о Пермском краѣ.









  1. Иллюстрир. путеводитель но Камѣ. Изданіе Перм. губ. правл. стр. 58. (прим. автора)
  2. Собраніе сочиненій. Изданіе Маркса 1909 г. т. ѴІІ-й, 535 стр.
  3. Послѣдніе три въ 1796 г. были упразднены, а Челябинскій еще въ 1783 г. отошелъ въ составъ Оренбургской губерніи.
  4. «Лѣтопись города Перми» Прядильщикова, 7 стр.
  5. Дмитріевъ А. «Очерки губ. гор. Перми».
  6. Дмитріевъ А. А. «Очерки изъ исторіи губ г. Перми». 247 стр.
  7. Дмитріевъ А. А. «Очерки изъ исторіи губ. г. Перми». 256 стр.
  8. Дмитріевъ А. «Очерки губ. г. Перми», 274 стр.
  9. Энциклопедическій словарь Ф. Павленкова изд. 1905 г. 1708 стр.
  10. Иллюстр. путеводитель по Камѣ, изд. Перм. губ. правл., 58 стр.
  11. Пермскія Губ. Вѣдомости за мартъ 1913 г.
  12. „Къ характеристикѣ Е. П. Кашкина" А. А. Дмитріева. Біографія Е. П. Каш­кина помѣщена въ журналѣ „Русская Старина" за 1882 годъ, кн. 7-я.
  13. См. о немъ ниже.
  14. Календарь Пермской губерніи на 1884 годъ.
  15. Очерки изъ исторіи губернскаго города Перми А. А. Дмитріева, 109 стр.
  16. Лѣтопись г. Перми Прядильщикова, стр. 19.
  17. Очерки изъ исторіи губернскаго города Перми — Дмитріева, 135 стр.
  18. Источники и пособія для изученія Пермскаго края Д. Д. Смышляева 1876 г.
  19. Лѣтопись г. Перми — Прядильщикова, стр. 17.
  20. Тамъ же стр. 20.
  21. Лѣтопись губернскаго города Перми Прядильщикова, 31 стр.
  22. Лѣтопись губернскаго города Перми Прядильщикова, 32 стр.
  23. Прядильщиковъ Лѣтопись г. Перми.
  24. Очеркъ о преосв. Аркадіѣ составленъ по книгамъ прот. Е. Попова „Велико­пермская и Пермская епархіи" и свящ. I. Шестакова „Краткій историческій очеркъ столѣтія Пермской епархіи".
  25. Въ ноябрьской книжкѣ «Историческаго Вѣстника» за 1912 г. одъ появилась статья объ архіепископѣ Аркадіи съ портретомъ подъ заглавіемъ «Анекдотическій архіепископъ».
  26. Настоящій очеркъ составленъ по книгѣ прот. Е. Попова «Великопермская и Пермская епархія» — Пермь. 1879 г.
  27. Очерки о преосвященномъ Вассіанѣ и Ефремѣ составлены по книгѣ священника I. Шестакова «Краткій историческій очеркъ столѣтія Пермской епархіи», Пермь. 1899 г.
  28. Очерки о преосвященномъ Вассіанѣ и Ефремѣ составлены по книгѣ священника I. Шестакова «Краткій историческій очеркъ столѣтія Пермской епархіи», Пермь. 1899 г.
  29. Очерки о преосвященномъ Вассіанѣ и Ефремѣ составлены по книгѣ священника I. Шестакова «Краткій историческій очеркъ столѣтія Пермской епархіи», Пермь. 1899 г.
  30. Эта статья первоначально была напечатана авторомъ въ Пермскихъ Епар­хіальныхъ Вѣдомостяхъ въ декабрѣ 1912 г.
  31. Нынѣ исполнилось 75 лѣтъ со времени освященія храма.
  32. Нынѣ исполнилось 50 лѣтъ существованія церкви.
  33. Нынѣ домъ Казенной палаты.
  34. Первоначально эта статья была помѣщена авторомъ въ № 99 Пермскихъ Губернскихъ Вѣдомостей за 1912 годъ по случаю 75-ти лѣтія
  35. Очерки изъ исторіи г. Перми. Дмитріевъ, 199 стр.
  36. Е. Поповъ. Великопермская и Пермская епархія.
  37. Татищевъ. Императоръ Александръ II.
  38. Дмитріевъ. «Пребываніе Сперанскаго въ Перми».
  39. Дмитріевъ. «Пребываніе Сперанскаго въ Перми».
  40. Пособіемъ служилъ «Историческій очеркъ Пермской Маріинскойженской гимназіи». К. Семченкова.
  41. Объ Александровской женской гимназіи существуетъ историко-статистиче­скій очеркъ «Пятнадцатилѣтіе Пермской женской прогимназія». 1881—1896 г.
  42. «Г. И. Холмогоровъ» Г. И. Смирнова
  43. Путеводитель по Камѣ — изданіе губернской типографіи.
  44. Пермскія губ. вѣд. 1899 г.
  45. «Путеводитель по Камѣ», изд. губ. типогр.
  46. «Очерки губ. гор. Перми» А. Дмитріева.
  47. Пермскія губ. вѣд. 1911 г.
  48. Взято изъ статьи И. Р., помѣщенной въ № 112 Пермскихъ Губ. Вѣдомостей за 1910 годъ.
  49. О картинныхъ выставкахъ см. ниже.
  50. «Очерки губ. гор. Перми» А. Дмитріева.
  51. Перм. Губ. Вѣдом. № 144 за 1912 г.
  52. Эти путевые очерки вошли въ полное собраніе сочиненій П. И. Мельникова, изданнаго при "Нивѣ" Маркса.
  53. Желающихъ подробно ознакомиться съ литературой о г. Перми и Пермской губерніи отсылаемъ къ книгѣ Д. Д. Смышляева «Источники и пособія для изученія Пермскаго края» (до 1877 года) и брошюрѣ В. Верхоланцева «Лѣтопись г. Перми» съ 1890 по 1912 годъ».
  54. Желающихъ подробнѣе ознакомиться съ дѣятельностью Пермскаго губерн­скаго зем ства отсылаемъ къ брошюрѣ Е. И. Красноперова «25-ти лѣтіе Пермскаго края со времени отмѣны крѣпостного права».
  55. Желающихъ подробнѣе ознакомиться съ дѣятельностью Пермскаго уѣзднаго земства отсылаемъ къ брошюрѣ В. И. Маноцкова «25-ти лѣтіе Пермскаго уѣзднаго земства» 1895 г.
  56. Составлено по брошюрѣ врача А. Я. Пономарева «Матеріалы для исторіи богоугодныхъ заведеній г. Перми и Пермской губерніи» Пермь. 1877 г.
  57. Путеводитель по Камѣ — изданіе губ. типографіи.
  58. «Пермскія Губернскія Вѣдомости» 1911 г.
  59. Дмитріевъ — Очерки губ. г. Перми.
  60. «Пермскія Губ. Вѣдомости» 1904 г.
  61. «Пермскія Губ Вѣдомости» 1907 г.
  62. «Пермскія Губ. Вѣдомости» 1911 г. № 44.
  63. «Пермскія Губ. Вѣдомости «1912 г. № 79.
  64. «50-лѣтіе Пермскаго губ. дѣтскаго пріюта». Пермь, 1900 г.
  65. «Пермскія Губ. Вѣдомости». 1911 г.
  66. „Хозяйственное описаніе Пермской губерніи" 1804 г. ч. 2, 249 стр.
  67. „Рѣчь на торжествѣ столѣтія г. Перми" 6 стр.
  68. Дмитріевъ — „Лѣтопись г. Перми".
  69. „Иллюстрир. путеводитель по Камѣ" — изд. Губ. Правленія, 56 стр.
  70. „Пермскія Губ. Вѣдомости" 1912 г. № 191-й.
  71. Приводимыя свѣдѣнія одолжены автору Л. Е. Воеводинымъ изъ его ненапе­чатанныхъ трудовъ и взяты изъ отчетовъ Пермской городской думы.
  72. О Пермской желѣзной дорогѣ болѣе подробныя свѣдѣнія можно найти въ книгѣ Неопиханова „Желѣзнодорожные пути Урала". Пермь. 1912 г.
  73. Особенною грязью, по словамъ Д. Н. Мамина-Сибиряка, отличался Черный рынокъ.
  74. Смышляевъ «Сборникъ статей о Пермской губерніи» 127 и 128 стр.
  75. Желающихъ лучше познакомиться съ состояніемъ климата и метеорологиче­скими явленіями въ гор. Перми отсылаемъ къ трудамъ знатока метеорологіи Перми Ѳ. Н. Панаева.
  76. Адресъ-Календарь Пермской губерніи на 1883 годъ.
  77. Волжско-Камская справочная книжка ч. 1-я (вып. XXII Сборн. Казен. Окр. Путей Сообщенія 1912 г.).
  78. Иллюстрированный путеводитель по Камѣ — изданіе типо-литографіи губ. правленія стр. 58 и 59.
  79. Пермскія губ. вѣдомости за 1910 г. № 135.
  80. Церковныя вѣдомости за 1894 годъ.
  81. Прим. Викитеки. Согласно найденной метрической книге 20 июля (см. wikipedia)
  82. Прим. Викитеки. Согласно найденной метрической книге - Юговские Казенные заводы, ныне - Юг (см. wikipedia)
  83. Нива 1909 г., № 45.
  84. Нива 1911 г., № 40.
  85. Смышляевъ. Сборникъ статей о Пермской губерніи 100 стр.
  86. Дмитріевъ — Очерки губ. г. Перми 85 стр.
  87. Пономаревъ А. Я. «Матеріалы для исторіи богоугодныхъ заведеній г. Перми» 5 стран.
  88. Поповъ Е. А. «Великопермская и Пермская епархія» 119 стр.
  89. Эта статья первоначально была напечатана въ Пермскихъ Губернскихъ Вѣдомостяхъ въ № отъ 9 мая 1912 г.
  90. Грацинскій много содѣйствовалъ открытію въ Перми Маріинскаго женскаго училища и преобразованію его въ гимназію.
  91. Составлено по статьямъ М. Я. Попова «А. А. Дмитріевъ (Труды Перм. Ученой Архивной Комиссіи вып. V), «Памяти А. А. Дмитріева», Н. П. Белдыцкаго (Труды Пермской Архивной Комиссіи вып. VI).
  92. Перм Губ. Вѣд. за январь 1893 г.
  93. Дмитріевъ — «Біографическій указатель памятныхъ дѣятелей Пермскаго края».
  94. Перм. Губ. Вѣд. за 1899 г. и 1910 г. (№ 109).
  95. Скабичевскій — «Исторія новѣйшей русской литературы», 388 стр.
  96. Взято изъ некролога Н. Н. Новокрещенныхъ—Малченко (Труды Пермской архивной комиссіи, вып. Ѵ-й).
  97. Перм. Губ. Вѣд. 1900 г. № 273.
  98. Кривощековъ И. Я. — «Словарь Верхотурскаго уѣзда, Пермской губ.», 225 стр.
  99. Составлено по брошюрѣ «Прот. Е. А. Поповъ» 1888 г.
  100. Скабичевскій — «Исторія новѣйшей русской литературы». 228—236 стр.
  101. Заимствовано изъ «Біографическаго указателя памятныхъ дѣятелей Перм­скаго края» А. А. Дмитріева.
  102. Смышляевъ — Сборникъ статей о Пермскомъ краѣ.
  103. Заимствовано изъ статьи И. Г. Остроумова «Ѳ. А. Теплоуховъ».
  104. Дмитріевъ — Біографическій указатель памятныхъ дѣятелей 42 страница.
  105. Н. Котовщиковъ — Воспоминанія о М. А. Хомяковѣ.
  106. Журналъ «Нива» № 19 за 1911 годъ
  107. П. В. Вологдинъ «Памяти В. Н. Шишонко».
  108. Нынѣ Казанскій губернаторъ.
  109. Заимствовано изъ замѣтки «Пермскіе городскіе головы» М. Я. Попова и Р. С. Попова.