Гастингское поле (Гейне; Михайлов)/ДО

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Гастингское поле
авторъ Генрихъ Гейне (1797—1856), пер. М. Л. Михайловъ (1829—1865)
Пѣсни Гейне въ переводѣ М. Л. Михайлова, 1858.
Романсы и баллады.
Языкъ оригинала: нѣмецкій. Названіе въ оригиналѣ: Schlachtfeld bei Hastings («Der Abt von Waltham seufzte tief…»). — Изъ цикла «Исторіи», сб. «Романсеро». Опубл.: 1857[1]. Источникъ: Пѣсни Гейне въ переводѣ М. Л. Михайлова. — СПб.: Типографія Якова Трея, 1858. — С. 113—119.. Гастингское поле (Гейне; Михайлов)/ДО въ новой орѳографіи


Гастингское поле.


[113]

Глубоко вздыхаетъ вальтамскій аббатъ;
Дошли къ нему горькія вѣсти:
Проигранъ при Гастингсѣ бой — и король,
Убитый, остался на мѣстѣ.

Зоветъ онъ монаховъ, и имъ говоритъ:
«Ты, Асгодъ, ты, Эльрикъ — вы двое —
Идите, сыщите вы трупъ короля
Гарольда межь жертвами боя!»

Въ печали монахи на поискъ пошли;
10 Вернулись къ аббату въ печали.
«Нерадостна, отче, Господня земля:
Ей дни испытаній настали!


[114]

«О, горе намъ! палъ благороднѣйшій мужъ,
И воля ничтожныхъ надъ нами:
15 Грабители дѣлятъ родную страну —
И дѣлаютъ вольныхъ рабами.

«Паршивый норманскій оборвышь — увы!
Британскимъ становится лордомъ;
Вездѣ щеголяютъ въ шитьѣ золотомъ,
20 Кого колотили по мордамъ!

«Несчастье тому, кто Саксонцемъ рожденъ!
Нѣтъ участи горше и гаже.
Враги наши будутъ безбожно хулить
Саксонскихъ святителей даже!

25 «Узнали мы, что̀ намъ большая звѣзда
Кровавымъ огнемъ предвѣщала,
Когда на горящей метлѣ въ небесахъ
Средь темной полночи скакала.

«Сбылося предвѣстье, грозившее намъ
30 И нашей отчизнѣ бѣдами!
Мы были на Гастингскомъ Полѣ, отецъ:
Завалено поле тѣлами.


[115]

«Бродили мы долго, искали вездѣ,
Надеждой и страхомъ томимы…
35 Увы! королевскаго тѣла нигдѣ
Межь трупами тамъ не нашли мы!»

Такъ молвили Асгодъ и Эльрикъ. Аббатъ,
Сраженный ихъ вѣстью жестокой,
Поникъ головою — и молвилъ потомъ
40 Монахамъ съ тоскою глубокой:

«Живетъ въ гриндельфильдскомъ дремучемъ лѣсу,
Сношеній съ людьми не имѣя,
Одна, въ беззащитной избушкѣ своей,
Эдиѳь Лебединая-Шея.

45 «Была, какъ у лебедя, шея у ней
Бѣла, и стройна, и прекрасна,
И въ Бозѣ почившій король нашъ Гарольдъ
Когда-то любилъ ее страстно.

«Любилъ онъ ее, цаловалъ и ласкалъ;
50 Потомъ разлюбилъ и покинулъ.
За днями шли дни, за годами года:
Шестнадцатый годъ тому минулъ.


[116]

«Идите вы, братіе, въ хижину къ ней…
Туда вы поспѣете къ ночи…
55 Возьмите съ собою на поискъ Эдиѳь:
У женщины зоркія очи.

«Вы трупъ короля принесете сюда;
Надъ нашимъ почившимъ героемъ
По чину мы долгъ христіанскій свершимъ,
60 И съ почестью тѣло зароемъ.»

Ужь въ полночь монахи къ избушкѣ лѣсной
Пришли — и стучатся. «Скорѣе
Съ постели вставай и за нами иди,
Эдиѳь Лебединая-Шея!

65 «Насъ герцогъ норманскій въ бою побѣдилъ,
И много легло насъ со славой;
Но палъ подъ мечемъ и король нашъ Гарольдъ
На гастингской нивѣ кровавой!

«Пришли тебя звать мы — искать, гдѣ лежитъ
70 Межь мертвыми нашъ повелитель:
Найдя, понесемъ мы его хоронить
Въ священную нашу обитель.»


[117]

Ни слова не молвя, вскочила Эдиѳь,
И вышла къ монахамъ босая.
75 Ей вѣтеръ полночный трепалъ волоса,
Сѣдыя ихъ космы вздувая.

Пошли. По оврагамъ, по топямъ и пнямъ
Вела ихъ лѣсная жилица…
И вотъ показался утесъ мѣловой,
80 Какъ въ небѣ зажглася денница.

Бѣлѣя какъ саванъ, взвивался туманъ
Надъ полемъ сраженья; взлетали
Съ кровавыми клювами стаи воронъ —
И дико и мерзко кричали.

85 Ограблены, голы, безъ членовъ, черны,
Валялися трупы повсюду:
Там люди лежали, тутъ лошадь гнила,
Давя безобразную груду.

Бродила Эдиѳь по равнинѣ, гдѣ мечъ
90 Разилъ и губилъ безъ пощады;
Изъ глазъ неподвижныхъ метала она,
Какъ стрѣлы, пытливые взгляды.


[118]

Въ крови по колѣни ходила Эдиѳь;
Порой рукавами рубахи
95 Отъ мертвыхъ гнала она стаи воронъ.
За нею плелися монахи.

Весь день проискала она короля.
Закатъ былъ, какъ зарево, красенъ…
Вдругъ бѣдная съ крикомъ поникла къ землѣ.
100 Пронзительный крикъ былъ ужасенъ!

Нашла Лебединая-Шея, нашла,
Кого такъ усердно искала!
Не молвила слова и слезъ не лила,
И къ блѣдному лику припала…

105 Лобзала его и въ чело, и въ уста
И жалась лицомъ къ его стану;
Лобзала на мертвой груди короля
Кровавую черную рану.

Потомъ увидала на правомъ плечѣ
110 (И к нимъ приложилась устами)
Три рубчика: въ чудно-блаженную ночь
Она нанесла ихъ зубами.


[119]

Монахи двѣ жерди межь тѣмъ принесли,
И доску къ жердямъ привязали,
115 И на доску подняли трупъ короля
Въ глубокой, безмолвной печали.

Въ обитель святую его понесли —
Отпѣть и предать погребенью;
За трупомъ любви своей тихо Эдиѳь
120 Пошла похоронного тѣнью.

И пѣла надгробныя пѣсни она
Такъ жалобно-дѣтски!.. Звучали
Напѣвы ихъ скорбно въ ночной тишинѣ…
Монахи молитву шептали.




Примѣчанія.

  1. Впервые — въ журналѣ «Библіотека для чтенія», 1857, т. 146, отд. I, с. 125—128, съ подзаголовкомъ «Баллада Гейне» и пропускомъ строкъ 109—112; затѣмъ — въ Пѣсни Гейне въ переводѣ М. Л. Михайлова. — СПб.: Типографія Якова Трея, 1858. — С. 113—119. и Стихотворенія М. Л. Михайлова. — Берлинъ: Georg Stilke, 1862. — С. 195—200..