Жития святых по изложению свт. Димитрия Ростовского/Июнь/7

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Жития святых по изложению свт. Димитрия Ростовского — 7 июня
Источник: Жития святых на русском языке, изложенные по руководству Четьих-Миней св. Димитрия Ростовского (репринт). — Киев: Свято-Успенская Киево-Печерская Лавра, 2004. — Т. X. Месяц июнь. — С. 122—141.


[122]
Жития Святых (1903-1911) - заставка 36.png
День седьмой

Страдание
святаго священномученика
Маркелла,
папы Римского, и прочих с ним

Святый Маркелл был родом Римлянин; отца его звали Венедиктом. Он принял престол Римской церкви после святаго мученика Маркеллина и пробыл на нем в правление нечестивых римских императоров Диоклетиана[1], Максимиана Геркула[2], другого Максимиана, по прозванию Галерия[3], и Максенция[4] — в продолжение пяти лет и шести месяцев. В те дни в Риме происходили следующие события. Император Максимиан, по прозванию Геркул, был назначен Диоклетианом в соправители себе. Возвратившись в Рим из африканских провинций[5] и желая угодить императору Диоклетиану, замедлившему на Востоке, Максимиан стал строить в честь его в Риме каменные термы, [123]Священномученик Маркеллили бани, доставлявшие язычникам мерзкую прохладу[6]. Разыскав среди римских полков множество воинов, веровавших во Христа, Максимиан лишил их воинского звания и назначил им такую же работу, которую дал некогда фараон израильтянам в Египте[7], именно: он заставлял одних делать кирпичи, других — известь, третьих — копать землю и носить для устройства упомянутых терм камни. Всё это он делал для устрашения христиан, находившихся в Риме, ибо знал, что многие римляне — не только из простого народа, но и из числа людей благородных — исповедывали веру христианскую, хотя и не открыто.

В это время в Риме проживал некий богатый и честный христианин по имени Фрасон. Заметив, что христиане томились тяжкою работою и изнемогали от голода, Фрасон пожелал тайно помогать им своими средствами; избрав для этой цели четверых богобоязненных мужей, он через их посредство снабжал христиан пищею, одеждою и всем необходимым. Этих мужей звали: Сисиний, Кириак, Смарагд и Ларгий.

Когда блаженный папа Маркелл узнал об этом, то весьма возрадовался сердцем по поводу доставляемой христианам милостыни; призвавши к себе упомянутых четверых мужей и разузнав от них всё относительно Фрасоновой щедрости, Маркелл премного благодарил последнего, а Сисиния и Кириака поставил во диаконы Римской Церкви.

[124]Однажды ночью, когда оба сии диакона несли на своих плечах посылаемую Фрасоном для святых мучеников пищу, они были схвачены нечестивыми язычниками и приведены к трибуну Экзуперию. Лишь только они были приведены, трибун приказал заключить их в общенародную темницу, а на третий день донес о них императору Максимиану. Император же приказал их назначить на ту же самую работу, которую исполняли прочие христиане, и, таким образом, они были присоединены к тем, которые носили песок для постройки каменного здания.

Среди тех христиан находился некий муж, по имени Сатурнин; по старости лет он не мог носить определенного ему тяжелого бремени. Тогда блаженные диаконы Сисиний и Кириак начали помогать сему старцу и исполняли не только свою работу, но и работу других; устами же своими они непрестанно славословили и восхваляли Бога. Обо всем этом стража донесла трибуну, а последний императору.

Тогда император приказал представить к себе Сисиния, и когда последний явился к нему, то спросил его:

— Какое имя твое?

— Я, грешный, — отвечал святый, — именуюсь Сисинием; я раб рабов Господа нашего Иисуса Христа.

— Что это за песнопения, которые вы воспеваете? — спросил Максимиан.

— Если бы ты познал значение воспеваемых нами песнопений, — отвечал святый, — то ты познал бы и твоего Создателя.

На это император сказал:

— Да кто же наш Создатель, как не Геркулес[8] непобедимый!

Отвечал святый диакон Сисиний:

— Для нас мерзость — не только именовать его, но и слышать о нем.

— Избирай для себя одно из двух, — продолжал император: — принеси жертву богу Геркулесу; в противном случае я сожгу на огне плоть твою.

— Я уже давно желаю пострадать за Христа, Бога моего, — [125]отвечал святый Сисиний, — дабы получить вожделенный венец мученичества.

Тогда император, разгневавшись, отдал его на мучение областеначальнику Лаодикию.

Последний заключил святаго в Мамертинскую темницу[9], в которой мученик пробыл семнадцать дней. По истечении же сего срока областеначальник велел снова представить к себе на допрос святаго диакона Сисиния.

Из темницы узник прежде всего был приведен к начальнику тюрьмы Апрониану. Посмотрев на него, Апрониан заметил, что лицо его сияло пречудным небесным светом; при сем также он услыхал и Голос, говоривший:

Прїиди́те бл҃гослове́ннїи ѻ҆ц҃а̀ моегѡ̀, наслѣ́дꙋйте ᲂу҆гото́ванное ва́мъ ца́рствїе ѿ сложе́нїѧ мі́ра[10].

Тогда Апрониан в страхе и ужасе упал к ногам святаго Сисиния и сказал:

— Заклинаю тебя Христом, Которого ты исповедуешь, немедленно крестить меня и соделать меня соучастником венца твоего.

Тотчас же была принесена сюда и вода.

Тогда святый диакон Сисиний, совершивши оглашение[11] над Апронианом, благословил воду; затем велел войти Апрониану обнаженным в наполненный водою сосуд и спросил его:

[126]— Веруешь ли в Бога Отца, Всемогущего, и в Единородного Сына Его, Господа нашего Иисуса Христа, и в Духа Святаго?

Он отвечал:

— Верую.

— Да просветит тебя, — произнес святый Сисиний, — Отец, и Сын, и Святый Дух.

Затем святый велел Апрониану выйти из воды.

После этого Сисиний привел новокрещенного Апрониана к святому папе Маркеллу. Последний помазал новопросвещенного святым миром и, совершив святую Литургию, преподал обоим, — и Сисинию и Апрониану, — а также и всем, находившимся там христианам, Пречистое Тело и Кровь Господа нашего Иисуса Христа.

В полдень того же самого дня областеначальник Лаодикий приказал представить к себе на допрос диакона Сисиния. С ним пришел также и начальник тюрьмы, блаженный Апрониан, — новопросвещенный раб Христов. Подойдя к Лаодикию, Апрониан громко воззвал, обратившись к нему:

— Для чего диавол восставляет вас против рабов Божиих, научая вас причинять столько страданий неповинным?

Удивившись таким словам Апрониана, областеначальник сказал ему:

— Как кажется мне, и ты сделался христианином.

— Горе мне, окаянному, — отвечал блаженный Апрониан, — что я погубил дни мои в нечестии, до сих пор не зная Бога Истинного.

— Действительно, — воскликнул областеначальник, — ты погубишь ныне дни свои!

Затем приказал отсечь ему голову, сказав:

— Если сей не погибнет, то погибнут многие другие.

После сего воины повели святаго Апрониана за город. Отойдя от города на расстояние двух миллиарий[12], воины усекли голову [127]святаго Апрониана на дороге Саларийской[13]; так новопросвещенный Апрониан восприял венец мученический.

Святаго же диакона Сисиния, а с ним и упомянутого старца Сатурнина, областеначальник приказал заключить в темницу, сказав им:

— Если вы не принесете жертв богам, то я погублю вас, предав многоразличным мукам.

Во время пребывания сих святых в темнице к ним приходили многие язычники и безбоязненно крестились у них. По прошествии сорока дней областеначальник Лаодикий узнал об этом; приказав приготовить себе место для судилища в храме богини Теллюры[14] и воссев на нем, Лаодикий приказал привести к себе старца Сатурнина и диакона Сисиния. Христовы узники были приведены к мучителю босыми в железных оковах.

— Что же, — спросил их областеначальник, — оставили вы, наконец, суетное обольщение христианское? Неужели и теперь вы не согласитесь поклониться богам, которым поклоняются наши цари?

— Мы, грешные, — отвечал святый диакон Сисиний, — поклоняемся Господу нашему Иисусу Христу и никогда не преклоним наших голов пред диаволом и бездушным камнем.

Тогда Лаодикий сказал:

— Пусть принесут сюда медные треножники, на которых возжигается курение богам.

Немедленно были принесены треножники с горячими угольями. Мучитель начал принуждать святых воскурить идолам фимиам.

Святый старец Сатурнин сказал мучителю:

— Да обратит Господь в прах идолов языческих.

И тотчас медные треножники, растопившись, растеклись, как вода.

Два воина из числа бывших здесь, по имени Папий и Мавр, увидя это, громогласно воскликнули:

— Поистине Господь Иисус Христос, Которого почитают Сисиний и Сатурнин — есть Бог Истинный.

[128]Областеначальник Лаодикий, пылая гневом, приказал повесить святых мучеников, Сатурнина и Сисиния, на позорном столбе и бить их без милосердия веревками и суковатыми палками. Будучи так терзаемы, святые взывали, говоря:

— Благодарим Тебя, Господи, Иисусе Христе, за то, что Ты сподобил нас быть соучастниками пострадавших за Тебя рабов Твоих.

Тогда воины Папий и Мавр, видевшие страдания святых, вторично воззвали, обратившись к областеначальнику:

— Для чего диавол возбуждает вас против рабов Божиих, научая вас без милосердия мучить их, неповинных?

Лаодикий, воспылав гневом против сих воинов, приказал бить их камнями по устам; раздробивши святым уста, заключил их в темницу. В то же время он приказал своим слугам опалять свечами бока мучеников, висевших на позорном столбе. Но они, претерпевал столь великие страдания, с радостным лицом благодарили Бога.

В тот же день мучитель издал относительно святых смертный приговор. Поэтому они были сняты с позорного столба, выведены за город по нумантийской дороге[15] и усечены мечом.

Вышеупомянутый благочестивый муж Фрасон, взяв тела святых мучеников, вместе с пресвитером Иоанном похоронил их на своей земле при Саларийской дороге.

Заключенные же в темницу воины Папий и Мавр весьма желали получить Святаго Крещения; помолившись Господу, они вышли из темницы чрез открытые двери, никем не замеченные. Придя затем к святейшему папе Маркеллу, они приняли от него Святое Крещение. После Крещения они снова отдались искавшим их воинам и были представлены на допрос к областеначальнику. Увидавши их, областеначальник сказал:

— Теперь я узнал, что вы христиане.

— Да, мы действительно христиане, — отвечал святый Папий.

— Оставьте суетное обольщение христианское, — продолжал Лаодикий, — и поклонитесь богам, которым поклоняются наши цари!

— Пусть поклоняются им все потерявшие свои души, если они желают погибнуть навеки, — отвечал Лаодикию святый Мавр.

[129]Областеначальник же Лаодикий сказал на это:

— Если вы не принесете сейчас жертв бессмертным богам нашим, то потеряете свои души. Послушайте меня и исполните то, что я говорю, если желаете остаться живыми.

— Приноси им жертву, — ответил святый Папий, — если хочешь мучиться вечно!

После сего областеначальник приказал положить святых на земле и бить без милосердия палками. Они же, будучи жестоко биты, ничего иного не произносили, как только следующие слова:

— Господи, Иисусе Христе, помоги рабам Твоим!

Затем Лаодикий приказал бить святых оловянными прутьями. В то время как их били в течение долгого времени таким образом, они предали души свои в руки Божии.

Пресвитер Иоанн, взявши ночью тела святых, похоронил их с честию при гробнице пострадавших ранее святых мучеников Сисиния и Сатурнина (сделал это он по повелению святаго папы Маркелла).

В то время возвратился в Рим император Диоклетиан. Областеначальник Лаодикий сообщил Диоклетиану и Максимиану всё относительно святых мучеников, сказав, как он без милосердия мучил их и умертвил. Императоры были обрадованы сим известием и похвалили областеначальника за его усердие.

Между тем упомянутый выше святый Кириак, поставленный во диаконы святейшим папою Маркеллом, находился в это время вместе со святым Сисинием в темнице; здесь были заключены Смарагд и Ларгий, а также и прочие узники Христовы. Все они исполняли назначенную им тяжелую работу. Их выводили на работы днем, на ночь же снова запирали в темнице. Бог даровал блаженному Кириаку благодать исцеления недугов; многие приходили к нему и приносили своих больных, которых после молитвы к Богу святый Кириак исцелял: так получали здесь зрение слепые, делались здоровыми расслабленные, изгонялись из людей бесы, и по молитвам святаго подавалось исцеление болящим от многоразличных недугов.

У императора Диоклетиана была дочь — по имени Артемия. По попущению Божию она впала в беснование и была мучима нечистым духом. Узнав о том, Диоклетиан весьма опечалился, [130]так что в тот день по причине скорби не вкушал пищи. Когда же он вошел в комнату своей дочери, бесновавшейся в это время, то бес воззвал устами девицы:

— Я не выйду отсюда, и никто не может изгнать меня кроме диакона Кириака.

Тогда Диоклетиан приказал отыскать диакона Кириака, и когда он был найден в темнице и приведен к императору вместе с обоими друзьями своими, Смарагдом и Ларгием, то император стал упрашивать его войти в комнату дочери его и исцелить ее. Святый Кириак, войдя в комнату дочери царской, обратился к мучившему ее нечистому духу с такими словами:

— Во Имя Господа нашего Иисуса Христа повелеваю тебе: выйди из сей девицы.

Бес же отвечал ее устами:

— Если ты желаешь, чтобы я вышел из нее, то укажи мне другое обиталище, в которое я мог бы войти.

— Вот тебе мое тело, — отвечал святый Кириак; — если можешь, войди в него!

— В твое тело я не могу войти, — продолжал бес, — ибо оно отовсюду затворено и запечатано.

Тогда святый Кириак сказал ему:

— Во Имя Господа нашего Иисуса Христа Распятого выйди из сей девицы, дабы она была чистым сосудом для служения Святому Духу.

Дух нечистый закричал тогда, говоря:

— О Кириак! Если ты отсюда изгонишь меня, то я устрою так, что ты будешь послан в Персию[16].

С сими словами нечистый дух вышел. Девица же Артемия, освободившись от бесовского мучительства, сказала святому:

— Заклинаю тебя Богом, Которого ты исповедуешь: крести меня, ибо я вижу вдалеке Господа, Которого ты проповедуешь.

Здесь стояла и мать Артемии — императрица Сирена, которая радовалась сугубою радостью: и по случаю исцеления своей дочери, и по причине явления силы Христовой (ибо она была тайной христианкой).

[131]Приготовив воду, на другой день крестили девицу Артемию во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа, тайно от царя Диоклетиана.

С того времени святый Кириак приобрел благоволение императора Диоклетиана, который даровал ему и его друзьям, Смарагду и Ларгию, свободу и подарил ему близ своих терм дом в Риме, обещав ему спокойную жизнь.

Между тем императрица Сирена поучала дочь свою всем сердцем любить Христа и неизменно исполнять Закон Его.

Спустя немного времени к Диоклетиану пришло послание от Персидского царя; в этом послании Персидский царь просил Диоклетиана отправить к нему диакона Кириака, ибо дочь его бесновалась, причем бес взывал ее устами, говоря:

— Никто не может изгнать меня, кроме римского диакона Кириака.

Тогда император сказал своей супруге, императрице Сирене, чтобы она позвала к себе Кириака и упросила его отправиться в Персию к бесновавшейся царевне.

Когда святый Кириак был призван к императрице и узнал о послании из Персии, то сказал:

— Во Имя Господа моего, Иисуса Христа я отправлюсь, не колеблясь!

Кириак был снабжен императрицею всем необходимым, после чего и отправился в Персию вместе со своими друзьями — Смарагдом и Ларгием.

Когда он пришел в Персию и был приведен к беснующейся царевне, то диавол воззвал ее устами:

— Что, Кириак, не заставил ли я тебя потрудиться придти сюда, как говорил об этом тебе ранее?

— Я пришел сюда, — отвечал Кириак, — с помощию Владыки моего, Господа Иисуса Христа, чтобы выгнать тебя и отсюда. Итак, дух нечистый, повелеваю тебе Именем Господа Иисуса Христа: выйди из сей девицы и больше не возвращайся в нее.

— Но ведь ты, Кириак, устал и тебе необходимо прежде всего отдохнуть с дороги, — сказал бес.

— Благодаря помощи все устрояющего Бога я не чувствую усталости, — отвечал Кириак.

— Но вот я, — продолжал бес, — что захотел, то и сделал: обещался заставить тебя придти в Персию, и ты пришел.

— Не можешь ты, бессильный и окаянный, сделать то, что [132]пожелаешь; ты можешь сделать лишь то, что попустит тебе Создатель наш.

Тогда бес стал мучить девицу. Святый же Кириак, пав ниц на землю, начал со слезами молиться Богу. Между тем бес взывал к святому:

— Если ты изгонишь меня отсюда, то укажи мне вместилище, в которое я бы мог войти.

Отвечал святый:

— О безумный! Нигде в создании Божием ты не найдешь себе вместилища, ибо непобедимая и всемогущая сила Господа моего Иисуса Христа отовсюду изгонит тебя.

Тогда диавол немедленно вышел из отроковицы и, убегая, оглашал воздух воплями, говоря:

— О как страшно для меня Имя Того, Кто изгоняет меня!

С того времени отроковица стала здоровой. Ей было имя Иовия. Она уверовала во Христа и приняла Святое Крещение. Уверовали во Христа и крестились многие из царского дома, всего около четырех сот человек. Царь Персидский предложил многие дары святому Кириаку. Но он ничего не взял, довольствуясь лишь одним хлебом и водой. Пробывши в Персии сорок пять дней, он удалился оттуда, возвращаясь от Персидского царя к Римскому императору с благодарственным письмом, которое Диоклетиан почтительно принял. Императрица Сирена и дочь ее Артемия весьма радовались возвращению Кириака.

Спустя немного времени после сего Диоклетиан отправился из Рима на Восток, а Максимиан Геркул в Медиолан[17], где тот и другой оставили и свое императорское достоинство. Тогда другой Максимиан, по прозванию Галерий, коего Диоклетиан усыновил себе, а потом выдал за него и дочь свою, — старшую сестру Артемии, Валерию, — пришел в Рим и стал преследовать и убивать христиан. Взяв вместе с прочими святаго диакона Кириака, — ибо он гневался на него за Артемию, которую Кириак обратил в христианскую веру, — он посадил его вместе с его друзьями, Смарагдом и Ларгием, в темницу; при этом мучитель [133]приказал водить за собою Кириака — обнаженного и закованного в железные вериги — по всем тем местам, куда он ни отправлялся. Это он делал для устрашения прочих христиан.

Однажды, когда мучитель шел в какой-то город, его встретил святый папа Маркелл, который громко сказал ему:

— Для чего ты убиваешь служителей Божиих, молящихся за твое царство!

Тогда мучитель, разгневавшись, приказал бить святаго палками без милосердия и определил его на должность надсмотрщика над животными. И так святый папа Маркелл приставлен был к кормлению животных, и сторожа наблюдали за тем, чтобы он неленостно исполнял свои обязанности. Святаго же Кириака с его друзьями император передал своему наместнику Карпасию со словами:

— Убеди сих волхвов, совращающих народ к христианству, принести жертвы; заставь их сделать это, хотя бы мучениями.

Карпасий, взявши святаго и находившихся с ним христиан, заключил их в темницу, а затем, воссевши на судилище своем в храме Теллюры[18], призвал к допросу святых мучеников, — диакона Кириака, друзей его, Смарагда и Ларгия, и вместе с ними четвертого узника по имени Крискентиана, также заключенного в темнице за исповедание Имени Христова. Карпасий обратился к христианам с такими словами:

— Почему вы не слушаете императорского приказания и не приносите жертв бессмертным богам нашим?

Кириак и друзья его отвечали:

— Мы приносим себя самих в жертву живущему во веки Богу и Господу нашему Иисусу Христу.

— Твоя старость, — сказал Карпасий Кириаку, — убелила волоса твои; но вот я теперь обращу твою старость в юность.

С сими словами он приказал растопить смолу и возливать ее на голову святаго. Святый же взывал, говоря:

— Слава Тебе, Господи, что Ты сподобляешь нас, рабов Твоих, войти во врата Небесного Царства Твоего!

Крискентиана же мучитель приказал повесить нагим на позорном столбе, бить веревками и палками, строгать железными когтями и опалять огнем. В таких мучениях святый Крискентиан и предал дух свой, всё время воссылая благодарение Богу.

[134]Потом мучитель приказал взять тело его и бросить без погребения на съедение псам, прочих же святых мучеников он снова заключил в темницу. Но упомянутый пресвитер Иоанн, придя ночью и взявши тайно тело мученика, похоронил его вместе с прочими мучениками.

По прошествии четырех дней после сего мучитель, призвав на допрос к себе одного Кириака, спросил его:

— Для чего ты хочешь низвести в ад в лютых мучениях дни твоей старости? Принеси жертву богам и останешься жив.

— Я, — отвечал святый, — весьма желаю быть замученным за Христа Бога моего; вашим же богам пусть приносят жертвы те, кто не познал Истинного Бога, Создателя своего.

Карпасий в гневе приказал повесить святаго нагим на позорном столбе и мучить его тем же способом, как и святаго Крискентия, причиняя побои вервиями и палками, строгая когтями, опаляя огнем.

Между тем Христов мученик, перенося все сие доблестно, взывал:

— Помилуй меня, грешного, Господи мой Иисусе Христе! Слава Тебе, Сыне Божий!

Карпасий убедившись, что никакими мучениями он не принудит Кириака принести жертвы, повелел прекратить мучения; потом сообщил императору всё, что касалось Кириака и остальных мучеников. Император же приказал предать смерти Кириака и всех, находившихся вместе с ним в темнице.

В той самой темнице, в которой пребывал святый Кириак со своими друзьями, было всего христиан двадцать один человек обоего пола. Выведя их всех за город, язычники обезглавили их вместе со святым Кириаком, Смарагдом и Ларгием. К этому месту ночью пришел пресвитер Иоанн вместе с некоторыми христианами; взяв тела святых мучеников, он похоронил их на том же самом месте, где были похоронены тела и других мучеников.

В это самое время была замучена и умерщвлена за исповедание имени Христова и дочь Диоклетиана, блаженная царевна Артемия, пребывавшая в то время в Риме. Умерщвлена же она была по распоряжению того же нечестивого мучителя Максимиана. Окаянный не пощадил даже своей родственной крови, ибо Арте[135]мия была родной сестрой его жены Валерии, и ему самому, как усыновленному Диоклетианом, она приходилась сестрою.

После убиения святаго Кириака и прочих, находившихся с ним в темнице, христиан, вышеупомянутый Карпасий выпросил себе у императора дом Кириаков, находившийся близ терм Диоклетиановых; дом этот был подарен Диоклетианом Кириаку. Войдя в этот дом, Карпасий увидал в нем прекраснейший источник, устроенный святым Кириаком и освященный папою Маркеллом; в этом источнике крестились многие язычники, обращавшиеся в христианство. На поругание и оскорбление христианам Карпасий обратил тот дом в общественную баню и в блудилище и часто сам там омывался, или лучше сказать, загрязнялся, ибо, пируя здесь со своими друзьями, он и его сообщники оскверняли себя омерзительными плотскими грехами.

Однажды он приказал устроить там для себя пир и пришел сюда в обществе девятнадцати друзей своих есть, пить, мыться и блудодействовать. И вот в то время как они предавались своим мерзостям, внезапно пали все мертвыми, пораженные невидимою силою Божиею. Все окрестные жители пришли от этого в великий страх и заколотили дом тот, ибо никто не решался входить в него.

Между тем нечестивый император Максимиан Галерий отправился из Рима на Восток; императорский престол принадлежавший в то время Константину в Риме[19], предвосхитил Максенций. В то же самое время римские клирики, собравшись ночью, отправились на тот двор, в котором был приставлен кормить скот святый Маркелл, и вывели оттуда архипастыря своего.

Достигнувши хищническим образом римского престола, Максенций также, как и его предшественники, начал преследовать христиан.

В это время в Риме жили две женщины из благородного сенаторского рода, по имени Прискилла и Лукина. Они обе были вдовами и верными рабынями Господа Иисуса Христа, Которому и служили с великим усердием. Эти две женщины имели много имущества, которым помогали святым во всех их нуждах. [136]Они устроили в своих имениях весьма хорошие гробницы для погребения тел святых мучеников, ибо бесчисленное множество христиан было тогда умерщвляемо за исповедание Имени Христова. Прискилла устроила гробницу на расстоянии трех поприщ от города при Саларийской дороге, а Лукина — на расстоянии семи поприщ при дороге Остийской[20]. Тайно по ночам они собирали тела мучеников, бросавшиеся язычниками на съедение псам, зверям и птицам и с честию погребали их в своих гробницах. И вот, когда святый Маркелл был выведен своими клириками с двора, где он кормил животных, отправился с блаженною Лукиною к тому месту, где был усечен святый мученик Кириак с Смарагдом и Ларгием; выкопавши из земли святые мощи их и обвивши их чистыми полотнами с ароматами, они принесли их в гробницу, принадлежавшую Лукине, и с честию положили их в каменных гробах.

В это время блаженная Лукина пожертвовала в пользу Церкви Римской многие имения свои; прекрасный же дом свой, находившийся в центре города Рима, она пожертвовала верующим, дабы они обратили его в церковь. Папа освятил сей дом по положенному церковному чину и совершал в нем Литургии, принося бескровные жертвы Богу, днем и ночью славословя Бога. И таким образом дом Лукины сделался домом Божиим и соборною церковию в Риме.

Это стало известным нечестивому императору. Последний, разгневавшись на Лукину, присудил изгнать ее с бесчестием, как великую грешницу, вон из города, всё же имущество ее велел отдать на разграбление. Он делал попытки также склонить к своему нечестию папу Маркелла, но нисколько не успел в этом. Узнавши же, что святый Маркелл был осужден на работу ухода за скотом его предшественником Максимианом, он сделал то же самое определение относительно святаго. Желая обесчестить не только папу, но и церковь, он обратил освященный для церкви прекрасный дом Лукинин в скотный двор и приказал содержать там множество скота. Святому же папе Маркеллу он определил все дни жизни его до самой смерти, находясь под стражею, ходить за скотом в этом доме.

[137]И так сей святейший пастырь и руководитель душ человеческих в течение девяти месяцев исполнял работу ухода за скотом; великий слуга Божий, подобно некоему плененному рабу, был предметом поругания со стороны нечестивых идолослужителей. Он постоянно был занят работою, так что совершенно не имел отдыха и покоя и испытывал большой недостаток в самом необходимом; он не имел ни достаточной пищи, ни одежды, ибо сторожа не позволяли никому приходить к нему и что-либо приносить для него. Его одежда состояла из одной только колючей власяницы на теле. По причине таких трудов, страданий, лишений в самом необходимом, а также по причине зловония скотского, святый Маркелл весьма ослабел телом, заболел и предал свою страдальческую душу в руки Божии[21]. Тот же пресвитер Иоанн, взявши ночью его тело, отнес его в гробницу Прискиллину и, призвав клириков, предал его здесь честно́му погребению.

Так окончил жизнь свою святейший римский папа Маркелл, первоначально предпослав по пути мученичества многочисленных чад своих к Богу, а затем после них и сам отправился предстать со святыми иерархами престолу Великого Архиерея, Господа нашего Иисуса Христа, Которому воссылается слава ныне и в бесконечные веки. Аминь.

Жития Святых (1903-1911) - разделитель 5.png
Память святых мучениц
Кириакии, Калерии и Марии

Мученицы Христовы Кириакия, Калерия (или Валерия) и Мария происходили из города Кесарии Палестинской[22]. Наставленные в христианской вере одним христианином, они отрешились от мерзких идольских жертв, приступили ко Христу и кре[138]стились. Потом они поселились в некоей хижине, пребывая в молчании и моля Бога, дабы рассеялась лесть идолослужения, вера же Христова воссияла во всем мире и, таким образом, прекратились бы гонения на христиан. Когда они проживали таким образом в пощении и молитвах, то были оклеветаны пред правителем той страны идолослужителями и принуждаемы были отречься от Христа и к поклонению идолам. Но они не хотели ни в каком случае совершить сего. Посему они нещадно были мучимы жестокими истязаниями и в тех мучениях предали души свои в руки Божии.

Жития Святых (1903-1911) - разделитель 25.png
Память святаго священномученика
Маркеллина

Папа Маркеллин вступил на престол в правление Диоклетиана[23] и Максимиана[24] после кончины святейшего папы Кая[25], во время жесточайшего гонения на христиан, когда в течение тридцати дней в Риме было истреблено после многоразличных мучений семнадцать тысяч христиан обоего пола. В это время схвачен был и приведен на допрос к Диоклетиану и папа Маркеллин. Но, устрашившись жестоких мучений, он воскурил фимиам на алтаре идольском и принес жертву Весте и Изиде[26]. Желая вознаградить его, император облек его в драгоценную одежду и назвал своим другом.

[139]После сего, вернувшись домой, Маркеллин горько заплакал и зарыдал — как некогда Апостол Петр, отрекшийся от Христа[27]. Маркеллин начал обличать и укорять самого себя, так как, хотя многих других утвердил в вере и побудил к мученическому подвигу, тем не менее сам отпал от веры самым позорнейшим образом. Размышляя о сем, папа несказанно скорбел в сердце своем.

В то время в городе Синуессе в Кампании[28], происходил Поместный церковный Собор[29], на который собрались многие епископы и пресвитеры, всего числом сто восемьдесят человек. На этот Собор прибыл и Маркеллин. Облекшись во власяное рубище, посыпав пеплом голову, с сокрушением сердечным вошел он на Собор к отцам и, став пред ними как обвиняемый, открыто пред всеми исповедал грех свой. Проливая горькие слезы, он испрашивал у честны́х отцев суда над собою. Отцы же говорили:

— Осуди себя сам своими устами: из твоих уст вышел грех, пусть твоими же устами будет произнесено и осуждение. Мы знаем, что и святый Петр из страха отвергся Христа, но, горько оплакав грех свой, снова получил благоволение у своего Господа.

Тогда Маркеллин произнес следующий приговор над самим собою:

— Я признаю себя лишенным священного сана, которого я недостоин. За это пусть после моей смерти тело мое не предается обычному погребению, но да будет брошено оно на съедение псам; да будет проклят тот, кто осмелится похоронить его.

Возвратившись затем в Рим по окончании соборных заседаний, Маркеллин, взяв драгоценную одежду, которую получил от Диоклетиана, отправился к сему последнему и, бросивши пред ним одежду, обличил его, осудил ложных богов его, а себя назвал тяжким грешником, причем горько плакал. Исполнившись гнева, император отдал его на мучения, а затем присудил [140]к смерти. И вот блаженный Маркеллин был поведен вместе с тремя христианами — Клавдием, Кирином и Антонином за город для обезглавления. За ним следовал пресвитер Маркелл, после него занявший престол папский. Подозвавши его, мученик Христов Маркеллин увещевал, чтобы он оставался твердым в вере. Он сказал также относительно своего тела, чтобы никто не осмеливался погребать его в земле, но чтобы оно было брошено на съедение псам:

— Я недостоин, — говорил он, — человеческого погребения, недостоин чтобы меня взяла земля, так как я отвергся Господа моего, Творца Неба и земли!

Когда достигли места казни, святый мученик Маркеллин с усердием помолился Господу Христу, приемлющему кающихся грешников, и с готовностию предоставил свою выю на отсечение, и умер за Христа, Которого сначала отвергся из-за страха мучений[30]. Вместе с ним были обезглавлены и упомянутые три мужа — Клавдий, Кирин и Антонин, и тела их были брошены непогребенными при дороге. Впрочем, по прошествии нескольких дней верующие, взявши ночью тела Клавдия, Кирина и Антонина, похоронили их; тело же Маркеллина никто не осмеливался взять и похоронить, так как он дал заклятие не предавать тело его погребению; и валялось честное тело мученика Христова при дороге в продолжение тридцати шести дней. По прошествии же этого времени новопоставленному папе Маркеллу явился святый Апостол Петр и сказал:

— Почему ты до сего времени не предаешь погребению тело Маркеллиново?

— Я страшусь его клятвы, — отвечал Маркелл, — ибо он дал заклятие не хоронить тела его.

— Разве ты не помнишь, — сказал Апостол, — написанного — смирѧ́ѧй себѐ вознесе́тсѧ[31]. Итак, пойди и с честию похорони тело его.

Тогда папа Маркелл взял честны́е мощи мученика и похоронил их в гробнице Прискиллы — что при Саларийской дороге[32].

[141]Так скончался священномученик папа Маркеллин, оставивши образец покаяния для многих, впадавших в то время в подобный грех (ибо тогда многие отвергались от Христа из-за страха пред мучениями). Мы же славим неизреченное милосердие Божие всегда и в бесконечные веки. Аминь.


В тот же день память святаго мученика Феодота Анкирского, усеченного мечом в 303 году (житие его см. под 18-м мая).

Жития Святых (1903-1911) - концовка 7.png


  1. Император Диоклетиан управлял Восточною половиною Римской империи с 284 г. по 305 г.
  2. Максимиан Геркул управлял Западною половиною Римской империи с 284 г. по 305 г.
  3. Максимиан Галерий управлял Востоком с 305 г. по 311 г.
  4. Максенций управлял Западом с 305 г. по 312 г.
  5. В ведении Максимиана находилась Африка, Испания и Италия.
  6. Следует заметить, что термы у древних Римлян-язычников были не только банями, но и блудилищем.
  7. С целию стеснить и ослабить Израильтян фараон Египетский назначил им тяжелые работы. В сравнительно короткое время (от смерти Иосифа до выхода из Египта) Израильтяне выстроили Египтянам три города — Пифом, Раамзес и Илиополь (см.: Кн. Исх., гл. 1, ст. 1—14).
  8. Геркулес, или Геракл, — национальный древнегреческий герой. По сказанию греческой мифологии Геркулес был сыном Зевса и Алкмены, жены тиринфского царя Амфитриона. Геркулесу усвоялась большая физическая сила, почему он считался богом-покровителем гимнастов и гладиаторов.
  9. Мамертинская темница находилась в северной части города Рима. Она предназначалась главным образом для государственных преступников, к числу которых относили и христиан. В этой темнице были заключены, по преданию, святые Апостолы Петр и Павел (память их — 29 июня). Эта темница в реставрированном (восстановленном) виде сохранилась и до настоящего времени, причем то отделение темницы, где были заключены Апостолы Петр и Павел, как священное место, охраняется католиками с особенным вниманием.
  10. Еванг. от Матф., гл. 25, ст. 34.
  11. Оглашение — изустное наставление в истинах веры православной, преподававшееся в древней Церкви всем, желавшим приступить к Таинству Крещения. Имея право входа в храм для слушания священного Писания и поучений и даже присутствовать при первой и второй частях Литургии (проскомидии и «Литургии оглашенных»), оглашенные пред наступлением третьей, самой важной части Литургии («Литургии верных») должны были немедленно выходить из храма, о чем и оповещалось диаконом возгласом, и доселе сохранившемся в Православной Церкви при совершении Литургии. Срок оглашения был не одинаков; многие пребывали оглашаемыми в продолжении всей жизни. В случае необходимости срок оглашения сокращался до нескольких дней или даже нескольких часов (как например в данном случае). — Церковный обряд оглашения и доселе совершается в Православной Церкви; он состоит в прочтении молитв над приступающим ко Крещению и произнесении заклинания на диавола; при этом приступающий ко Крещению отрекается сатаны, сочетавается Христу и исповедует свою веру чтением Символа веры (при крещении младенцев это делается восприемниками).
  12. Миллиарий — римская миля или, точнее, римский милевой камень, потому что в конце каждого миллиария стоял в виде знака каменный столб. Миллиарий равнялся 8 стадиям (стадия=88 саженям), что составит приблизительно 1½ наших версты. Милевые камни были рассеяны по всей Италии; на них надписывалось обыкновенно имя строителя или императора, при котором они строились. Первый милевой камень, от которого вели свое начало все остальные камни и у которого соединялись все дороги, находился у храма Сатурна. При раскопках в Риме были найдены остатки этого камня.
  13. Салария — одна из самых больших дорог древнего Рима. Она шла вдоль реки Тибра до Кур, проходила через Лациум, Сабинию и т. д. до Ардии. Название этой дороги объясняется тем, что сабиняне провозили по ней соль (sal) с берегов моря в свою страну.
  14. Теллюра, или Гаия, — греко-римская богиня земли и плодородия.
  15. Нумантийская дорога шла из Рима по направлению к городу Нумантии.
  16. Диавол устрашает святаго Кириака путешествием в Персию потому, что в те времена путешествие вообще были обременительны, вследствие отсутствия правильных путей сообщения.
  17. Медиолан (ныне Милан) — значительнейший город северной Италии, в области Ломбардии; основан в глубокой древности, за несколько веков до Р. Хр. В истории христианской Церкви Медиолан известен как место архипастырской деятельности архиепископа Амвросия (с 374 г. по 397 г.), проявившего большое усердие в борьбе с ересью арианской (память его празднуется св. Церковию 7 декабря).
  18. См. стр. 127-ую, прим. 2-ое.
  19. Император Константин царствовал с 306 г. по 337 г. (см. житие его под 21 мая).
  20. Остийская дорога вела к Остии — гавани города Рима, построенной при устье реки Тибра. Остатки этой гавани показываются и теперь; вследствие наноса берегового песка она удалена от берега на расстояние часа пути.
  21. Кончина святаго священномученика Маркелла, папы Римского, последовала в 310 г. Он управлял Римскою Церковию в продолжении пяти лет и шести месяцев (с 304 г. по 310 г.). Прочие мученики и мученицы, упоминаемые в житии святаго папы Маркелла, пострадали несколько ранее, в 305 г. и 306 г.
  22. Кесария Палестинская находилась на восточном берегу Средиземного моря. В древние времена Кесария была резиденцией римских прокураторов и центром общественно-политической жизни страны. — В истории христианской Церкви Кесария палестинская замечательна тем, что здесь впервые был открыт язычникам доступ в Церковь Христову Апостолом Петром, крестившим сотника Корнилия (Деян., гл. 10). Здесь же происходил последний суд над Апостолом Павлом (Деян., гл. 2527). В Палестине была еще другая Кесария, в отличие от настоящей называвшаяся Филипповой. Она находилась у истоков Иордана.
  23. См. стр. 122-ую, прим. 1-ое.
  24. См. стр. 122-ую, прим. 2-ое.
  25. Кай управлял римскою Церковию с 283 г. по 296 г.
  26. Веста, или Гестия, — считалась у древних Римлян и Греков богиней-покровительницей семейного очага и жертвенного огня. Ей обычно приносилась жертва пред началом всякого важного дела, почему у язычников и сложилась поговорка: «начинать с Вестой». В Риме в честь богини Весты был выстроен храм в роще, на склоне Палатинского холма. В этом храме помещался жертвенник, на котором постоянно горел огонь, поддерживавшийся жрицами богини — весталками. Главный праздник в честь богини Весты отправлялся в Риме в июне месяце. — Изида — богиня плодородия. Изида была собственно древнеегипетской богиней, но в первые века по Р. Хр. культ ее проник в Грецию и Италию, где в честь ее строились многочисленные храмы.
  27. Еванг. от Матф., гл. 26, ст. 75.
  28. Кампания — местность в древней Италии, ограниченная на западе — Лациумом, на севере — Самниумом, на востоке — Луканиею, на юге — Тирренским морем. В этой итальянской области впервые начали отливаться (с VIII в.) колокола, почему они в церковном уставе и называются кампанами.
  29. Собор этот происходил около 300 г.
  30. Кончина святаго папы Маркеллина последовала около 300 г.
  31. Еванг. от Луки, гл. 18, ст. 14.
  32. Замечание о Саларийской дороге см. стр. 127-ую, прим. 1-ое.