Жития святых по изложению свт. Димитрия Ростовского/Октябрь/18

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Жития святых по изложению свт. Димитрия Ростовского — 18 октября
Источник: Жития святых на русском языке, изложенные по руководству Четьих-Миней св. Димитрия Ростовского (репринт). — Киев: Свято-Успенская Киево-Печерская Лавра, 2004. — Т. II. Месяц октябрь. — С. 414—427.


День восемнадцатый
[править]

Житие
святого Апостола и Евангелиста
Луки
[править]

Святый Евангелист Лука родился в Сирийском городе Антиохии. Родители его не принадлежали к еврейскому племени: об этом свидетельствует отчасти самое имя Лука, сокращенное из латинского слова «Лукан»[1], а в особенности одно место из послания Апостола Павла к Колоссянам, где святый Павел ясно отделяет Луку от «сущих от обрезания», т. е. иудеев[2]. В своих писаниях Лука, однако, обнаруживает обстоятельное знакомство с законом Моисеевым и иудейскими обычаями; посему можно думать, что Лука, еще до обращения своего ко Христу, уже принял иудейскую веру[3]. Кроме того, на родине своей, славившейся цветущим состоянием наук и искусств, Лука обогатил свой ум разными научными сведениями. Из послания Апостола Павла к Колоссянам мы видим, что Лука изучил врачебное искусство[4]; предание же удостоверяет нас в том, что он был и живописцем. Несомненно, также, что он получил вообще хорошее образование, потому что греческий язык его писаний гораздо чище и правильнее, чем язык прочих новозаветных писателей.

Когда слух о чудесах и учении Господа Иисуса Христа распространился из Галилеи по всей Сирии и всем окрестным местам, тогда и Лука прибыл из Антиохии в Галилею, где Господь Иисус Христос начал сеять семена Своего спасительного учения[5]. Семена сии нашли для себя в сердце Луки добрую почву и принесли здесь стократный плод. Вскоре святый Лука был удостоен принятия в лик 70-ти апостолов Христовых и, получив от Господа напутственные наставления и власть творить чудеса, стал ходить «пред лицем» Господа Иисуса Христа, проповедуя о наступлении Царствия Божия и уготовляя путь Христу Спасителю[6].

В последние дни земной жизни Спасителя, когда с поражением Пастыря рассеялись и овцы Его стада, святый Лука находился в Иерусалиме, сетуя и плача о своем Господе, приявшем вольное страдание. Вероятно, во время распятия Его, в числе прочих, знавших Иисуса, стоял и Лука «издалеча» и со скорбию взирал на Распятого[7]. Но вскоре скорбь его обратилась в радость, ибо Воскресший Господь, в самый день Своего воскресения, утешил Луку, удостоив его Своего явления и беседы, о чем с особенною подробностию и живостию сообщает сам Лука в своем Евангелии[8]. Скорбя о смерти своего Учителя и недоумевая относительно Его воскресения, о котором ему сообщили жены-мироносицы, шел Лука с другим учеником Господа, Клеопою, из Иерусалима в Еммаус[9], и по дороге в сие селение удостоился стать спутником Того, Кто есть «путь, истина и живот»[10]. Оба ученика шли и разговаривали друг с другом, когда к ним приблизился Сам Иисус и пошел с ними. Господь явился им, по сказанию евангелиста Марка, «в ином образе»[11], а не в том виде, в каком они знали Его прежде. Кроме того, по особому устроению Божию, «глаза их были удержаны»[12], так что они не могли узнать явившегося Господа. Они подумали, что с ними идет один из богомольцев, ходивших на праздник Пасхи в Иерусалим.

— О чем это вы, идя, рассуждаете между собою, и отчего вы печальны? — спросил их Господь.

На сие Клеопа сказал:

— Неужели Ты один из пришедших в Иерусалим не знаешь о происшедшем в нем в эти дни?

— О чем? — спросил снова Иисус.

— Что было с Иисусом Назарянином — сказали они в ответ, — Который был пророк, сильный в деле и слове пред Богом и всем народом; как предали Его первосвященники и начальники наши для осуждения на смерть, и распяли Его. А мы надеялись было, — продолжали свою речь ученики, — что Он есть Тот, Который должен избавить Израиля; но со всем тем, уже третий день ныне, как это произошло. Но и некоторые женщины из наших изумили нас: они были рано у гроба и не нашли тела Его, и, пришедши, сказывали, что они видели и явление Ангелов, которые говорят, что Он жив. И пошли некоторые из наших ко гробу, и нашли так, как и женщины говорили, но Его не видели.

Тогда Господь сказал им:

— О, несмысленные и медлительные сердцем, чтобы веровать всему, что предсказывали пророки! Не так ли надлежало пострадать Христу, и войти в славу Свою?

И, начав от Моисея, Христос Господь из всех пророков изъяснил им сказанное о Нем во всем Писании.

Так беседуя с Господом, ученики незаметно приблизились к Еммаусу, и так как им приятна была беседа, а их Спутник намеревался, по-видимому, идти далее, то они стали просить Его остаться с ними.

— Останься с нами, потому что день уже склонился к вечеру, — говорили они Ему.

И Он вошел в селение и остановился с ними в одном доме. Когда же Он возлег[13] с ними во время вечери, то, взяв со стола хлеб, благословил, преломил и подал им. Как только Господь совершил сие, ученики тотчас же Его узнали. По всему вероятию, сие действие Господь и прежде совершал пред учениками, а кроме того они могли признать Его по тем язвам от гвоздей, которые заметили они на Его руках. Но в сие время Господь стал невидим для них, и они сказали друг другу:

— Не горело ли в нас сердце наше, когда Он говорил нам на дороге, и когда изъяснял нам Писание?[14]

Желая поделиться своею радостью с другими учениками Господа, Лука и Клеопа тотчас же встали из-за вечери и отправились в Иерусалим. Там нашли они собранных в одном доме Апостолов и других учеников и, конечно, сейчас же возвестили им, что Христос воскрес, и что они видели Его и беседовали с Ним. Апостолы же с своей стороны утешили их, сказав, что Господь воскрес воистину и явился Симону. Затем Лука и Клеопа подробно рассказали Апостолам обо всем, происшедшем с ними на пути и о том, как они узнали Христа Господа в преломлении хлеба. Во время сего разговора внезапно среди Апостолов явился Сам Воскресший Господь, преподал им мир и успокоил их смущенные сердца. Для уверения же тех, которые думали, что видят пред собою только призрак своего умершего Учителя, Господь показал язвы от гвоздей на руках и ногах Своих и вкусил пищи. Евангелист Лука здесь снова удостоился слышать от Господа разъяснение всего, что сказано о Нем в Священном Писании Ветхого Завета, и получил дар разумения Писания[15].

После вознесения Господня святый Лука пребывал некоторое время, вместе с другими Апостолами, в Иерусалиме, но потом, по свидетельству предания, отправился на свою родину, в Антиохию, где уже было много христиан. По дороге туда он проходил с проповедию город Севастию[16], где находились нетленные мощи святого Иоанна Предтечи. Уходя из Севастии, святый Лука хотел было взять их с собою на родину, но тамошние христиане, усердно почитая Крестителя Господня, не позволили Луке взять святые мощи его. Тогда святый Лука взял от них десную руку, под которою некогда преклонил главу Свою Христос, приемля Крещение от Иоанна. С этим бесценным сокровищем святый Лука прибыл на свою родину, к великой радости антиохийских христиан[17]. Отсюда удалился он только тогда, когда стал спутником и сотрудником святого Апостола Павла, который, по сказанию некоторых древних писателей, приходился ему даже родственником. Сие произошло, впрочем, уже во время второго апостольского путешествия святого Павла[18]. В это время святый Лука вместе с Апостолом Павлом отправился на проповедь в Грецию и был оставлен им для утверждения и устроения Церкви в Македонском городе Филиппах; святый Лука с этого времени, в течение нескольких лет, трудился в деле распространения христианства в Македонии[19].

Когда же Апостол Павел, в конце третьего своего апостольского путешествия, снова посетил Филиппы, Лука, по его поручению и по избранию всех верующих, ходил в Коринф для сбора милостыни в пользу бедных христиан Палестины[20]. Собрав милостыню, святый Лука с Апостолом Павлом отправился в Палестину, посещая по пути церкви, находившиеся на островах Архипелага, по берегам Малой Азии, в Финикии и Иудее. Когда Апостол Павел был заключен под стражу в Палестинском городе Кесарии, святый Лука оставался при нем. Не покинул он Апостола Павла и тогда, когда тот отправлен был в Рим, на суд Кесаря. Он вместе с Апостолом Павлом переносил все трудности путешествия по морю, подвергался опасности потерять даже жизнь[21].

Прибыв в Рим, святый Лука также находился при Апостоле Павле и вместе с Марком, Аристархом и некоторыми другими спутниками Апостола, проповедывал Христа в этой столице древнего мира[22]. В Риме же святый Лука написал свое Евангелие и книгу Деяний святых Апостолов[23]. В Евангелии он изобразил земную жизнь Господа нашего Иисуса Христа не только на основании того, что сам видел и слышал, но и принимая во внимание все то, что предали «иже исперва самовидцы и слуги бывшии Словесе»[24]. Святый Апостол Павел руководил им в сем деле и потом одобрил написанное святым Лукою Евангелие. Точно так же и книга Деяний Апостольских написана была, как говорит церковное предание, по повелению Апостола Павла[25].

После двухлетнего заключения в узах римских, Апостол Павел получил свободу и, оставив Рим, посетил некоторые из основанных им прежде церквей. Святый Лука и в сие время точно так же сопутствовал ему. В непродолжительном времени император Нерон воздвиг в Риме лютое гонение против христиан. Апостол Павел в это время в другой раз прибыл в Рим, дабы своим словом и примером ободрить и поддержать гонимую Церковь и, если угодно будет Богу, разделить с верующими венец мученический. Он был взят язычниками и заключен в узы. Святый Лука и теперь не изменил своему учителю, и один только из всех сотрудников Апостола находился при нем в это время — столь тяжкое, что Апостол сравнивал себя с жертвою, обреченною на заклание.

«Я уже становлюсь жертвою, — писал Апостол Павел своему ученику Тимофею, — и время моего отшествия настало: старайся придти ко мне скорее. Ибо Димас оставил меня, возлюбив нынешний век, и пошел в Фессалонику, Крискент — в Галатию, Тит — в Далматию. Один Лука со мною»[26].

Очень вероятно, что Лука был свидетелем и мученической кончины Апостола Павла в Риме. По кончине Апостола Павла, святый Лука, как говорит церковное предание, благовествовал Христа в Италии, Далмации, Галлии, а в особенности в Македонии, — в которой он и прежде трудился несколько лет, а также и в соседней с Македонией Ахаии[27].

Уже в глубокой старости Апостол Лука предпринял путешествие в отдаленный Египет и перенес здесь много трудов и огорчений ради славы Святаго Имени Иисусова. Он пришел в Египет, пройдя предварительно всю Ливию[28], и в Египте, — в Фиваиде, — многих обратил ко Христу. В городе Александрии он рукоположил во епископа некоего Авилия, на место Анниана, рукоположенного евангелистом Марком и проходившего свое служение 22 года. Возвратившись в Грецию, он снова устроил здесь, — преимущественно в области Беотии[29], — церкви, рукополагал священников и диаконов, исцелял болящих телесно и душевно. Подобно своему другу и руководителю — Апостолу Павлу, святый Лука «подвигом добрым подвизался, течение свое совершил и веру сохранил». Скончался он 84-х лет от роду, в Ахаии, мученическою смертию, именно, будучи повешен, за отсутствием креста, на оливковом дереве[30]. Честно́е тело его было погребено в Фивах, — главном городе Беотии, — где его святые мощи, подававшие множество исцелений, находились до второй половины четвертого века, а потом были перенесены в столицу Восточной империи — Константинополь.

О местонахождении мощей святого Апостола Луки стало известно в четвертом веке по тем исцелениям, какие здесь совершались. Особенно много исцелений совершалось здесь над страдавшими глазною болезнию[31]. Сын равноапостольного Константина Великого, император Констанций, узнав от одного ахайского епископа, что тело святого Луки почивает в Фивах, послал правителя Египта Артемия[32] перенести мощи святого Луки в столицу, и тот с великим торжеством совершил сие перенесение[33].

Во время перенесения святых мощей Луки с берега моря в храм совершилось такое чудо. Некто Анатолий, евнух (из царских постельничих), был болен неизлечимою болезнию. Он много истратил денег на врачей, но исцеления получить не мог, и теперь, с верою в чудодейственную силу честны́х мощей Апостола Луки, стал молить святого об исцелении. При сем он подошел к честно́й раке святого и, сколько у него было сил, помогал нести ее. И что же? Болезнь оставила его, как только он прошел так несколько шагов. После сего он с радостью нес честну́ю раку до храма святых Апостолов, где мощи святого Луки были положены под престолом, вместе с мощами святых апостолов Андрея и Тимофея[34]. Здесь святые мощи были источником чудес и с особенною любовию были чествуемы православными христианами.

Древние церковные писатели сообщают, что святый Лука, удовлетворяя благочестивому желанию первенствующих христиан, первый написал красками образ Пресвятой Богородицы, держащей на руках Своих Предвечного Младенца, Господа нашего Иисуса Христа, а потом написал и иные две иконы Пресвятой Богородицы и принес их на благоусмотрение Богоматери. Она же, рассмотрев сии иконы, сказала:

— Благодать Родившегося от Меня и Моя милость с сими иконами да будут[35].

Святый Лука написал также на досках и изображения святых первоверховных Апостолов Петра и Павла и сим положил начало доброму и досточестному делу — писанию святых икон во славу Божию, Богоматери и всех Святых, на украшение святых церквей и на спасение верующих, благочестно почитающих сии святые иконы. Аминь.

Тропарь апостола, глас 5:

Апостольских деяний сказателя и Евангелия Христова светла списателя, Луку препетаго, славна суща Христове Церкви, песньми священными святаго апостола похвалим, яко врача суща, человеческия немощи, естества недуги и язи[36] душ исцеляюща и молящася непрестанно за души наша.

Кондак, глас 2:

Истиннаго благочестия проповедника, и таин неизреченных ритора, звезду церковную, Луку божественнаго восхвалим: Слово[37] бо его избра, с Павлом мудрым языков учителя, Един ведый сердечная.

Житие преподобного
Иулиана
[править]

Преподобный Иулиан родился от незнатных и небогатых родителей. В юности своей он не получил внешнего образования, но приобрел истинное познание Христовой веры не на словах только, но на деле.

Достигнув совершеннолетнего возраста, Иулиан удалился из мира, и поселился в одной пещере, находившейся в Парфянской пустыне[38]. Здесь он старался по возможности обуздать все свои житейские похотения и возвыситься над всем скоропреходящим и тленным, для чего он только однажды в неделю принимал хлеб с солью и водой. Утешением же и духовным питанием для него служили Псалмы святого Пророка и царя Давида и непрерывное размышление и молитвенная беседа с Богом.

Как светильник, поставленный на вершине горы, не может быть скрыт, так и праведная жизнь святого не могла укрыться от людей. Молва о святом подвижнике скоро достигла до слуха людского, и вскоре к Иулиану собралось много лиц, желающих проводить свою жизнь под руководством и по примеру жизни святого. Испросивши позволение у святого отца, они поселились около его пещеры в палатках, сделанных ими, и стали подвизаться под руководством мудрого наставника.

Недолго прожил вместе с пришедшими святый Иулиан. Желая проводить жизнь в полном уединении и молитве, он оставил братию и удалился за 50 верст в глубь пустыни, где и стал проводить вполне уединенную жизнь, и только изредка, ради научения, приходил к оставленной им братии.

Однажды, когда святый, преподав наставление братии, намеревался отправиться в пустыню, его усердно стал просить взять с собою юноша, по имени Астерий, воспитанный в неге, но имевший такое усердие к благочестию, которое превышало еще его силы. Иулиан сначала отговаривал этого юношу от трудного путешествия в пустыню, где при этом даже не было воды, но, убежденный его желанием, склонился на его просьбу и взял его с собою. С радостию последовал за старцем Астерий; по прошествии же трех дней он ослаб и стал изнемогать. Наконец, обессиленный он стал умолять святого старца, чтобы Иулиан сжалился над ним и облегчил его положение. Святый позволил ему идти назад, но Астерий был настолько обессилен, что не мог уже идти; притом он и не знал, как возвратиться к пещере. Тогда человек Божий, тронутый страданием своего спутника, снисходя к слабости его, преклонив колена, так усердно молился Богу о спасении юноши, что даже оросил землю слезами. Молитва святого была услышана; капли слез его, упавшие на землю, вызвали водяной источник.

Говоря о высоком достоинстве молитвы Иулиана, нельзя не упомянуть и о кротости его, свидетельством которой был такой случай. Однажды Астерий, вышеупомянутый ученик св. Иулиана, сделавшийся уже сам подвижником и руководителем других и нередко посещавший своего любимого учителя, в знак усердия к нему, принес на плечах своих в дар ему большой мешок смокв; он нес на себе эту тяжесть в продолжение семи дней пути. Смущенный и огорченный тем, что ради него другой человек так утрудил себя, Иулиан не захотел воспользоваться его трудом и отказался принять приношение. Когда же Астерий стал уверять старца, что не сложит тяжести с своих плеч, пока тот не согласится принять приношение, тогда преподобный, хотя и тяготился принять пищу, добытую трудом другого, но, увидев искреннее желание услужить ему, принял эту услугу.

— Исполню требование твое, — сказал тогда святый, — только сложи поскорее с себя эту тяжесть.

Во время войны императора Юлиана Отступника с Персами многие верующие, зная преподобного как верного раба Божия, просили у него молитв о низложении сего врага христиан. Преподобный десять дней молился об освобождении от злого мучителя и, наконец, услышал голос:

— Нечистое и мерзкое животное погибло.

Окончив молитву, преподобный с радостию возвратился к братии. На вопрос их о причине его радости, Иулиан отвечал:

— Братие, настоящее время есть время благодушия и радования: нечестивца не стало; восставший против Господа получил достойное поражение от преследовавшей его руки. Поэтому-то я и радуюсь, видя, что гонимые им церкви торжествуют, и отступник не получил никакой помощи от демонов, которых чтил[39].

Немало трудов положил святый Иулиан для борьбы с распространившеюся в то время арианскою ересью. С этою целию он, любитель безмолвной пустыни, расстался с нею, чтобы не умолчать об истине.

Ариане, для распространения своего лжеучения, распустили в Антиохии молву, что преподобный Иулиан держится догматов, проповедуемых ими. Тогда Акакий и Астерий, ученики святого, побуждаемые благочестивыми мужами Флавианом и Диодором, отправились к Иулиану, чтобы он пришел на помощь к православным, погибающим от обольщения. Пришедши к святому, они рассказали ему, что претерпевают христиане от ариан[40]. Услышав это, старец тотчас отправился в Антиохию. Дошедши к ночи до одного селения, он остановился на отдых в доме одной благочестивой женщины, имевшей семилетнего сына. В то время, когда святый вечерял, сын ее, вышедши незаметно из-за трапезы, упал в колодезь. Благочестивая женщина, узнав об этом, не высказывала никакого смущения и, приказав закрыть колодезь, продолжала служить святому. Так велика была ее вера, что в присутствии молитвенника, известного уже даром чудотворений, не могло произойти несчастия в ее доме. И Господь совершил по вере ее.

Когда, пред вкушением пищи, святый спросил об отроке, хозяйка дома отвечала:

— Какая-то болезнь напала на него и он лежит.

Святый стал требовать, чтобы отрок вышел к нему и получил благословение. Тогда хозяйка принуждена была рассказать о случившемся несчастии. Святый тотчас же вышел и, сняв покрышку с колодца, увидел отрока, носимого водою, совершенно здоровым и, подав ему руку, вытащил его из колодца. Когда отрока стали расспрашивать о том, что с ним было, он сказал:

— Ничего дурного я не испытал, так как святый старец носил меня по воде, не допуская утонуть.

Отсюда преподобный отправился в Антиохию и поселился в той пещере, в которой некогда скрывался святый Апостол Павел. Большая толпа собралась около пещеры, чтобы получить утешение и благословение от святого, но он, одержимый лютой «огневицею» (горячкой), лежал в забытьи. Наконец, он опомнился, помолился сам о себе, и тотчас болезнь оставила его. Тогда, вышедши к ожидающим, он смиренно сказал:

— Если вам полезно мое благословение, Бог да подаст вам.

Здесь святый подвижник производил не только телесные, но и духовные врачевания словом своим, и вскоре клеветники были обличены и посрамлены, а приверженцы Истины — успокоены и обрадованы.

Однажды встретился ему на пути больной, лежавший при дороге, который, прикоснувшись края его одежды, тотчас встал и пошел за ним, как хромой за Петром и Иоанном[41]. Преподобный возвратил болящему не только телесное здоровье, но и утвердил его в православной вере.

Затем он возвратился в свою пустыню и, пребыв там до глубокой старости, мирно отошел ко Господу[42].


В тот же день страдание мученика Марина старца, пострадавшего при Диоклетиане в городе Тарсе.

Примечания[править]

  1. Это имя — Лукан — находится в некоторых древних рукописях латинского перевода Евангелия от Луки. Пример подобного сокращения имени можно видеть в имени Силы, которое сокращено из Силуана. (Деян., гл. 15, ст. 22. 2-е Посл. к Коринф., гл. 1, ст. 19 и друг.).
  2. Послан. к Колосс., гл. 4, ст. 10—15.
  3. Язычники, принимавшие иудейскую веру, назывались пришельцами врат, а кто из них, вместе с верою иудейскою, принимал и обрезание, тот назывался пришельцем правды. Таковы были в первенствующей церкви: вельможа ефиопской царицы Кандакии, крещенный Апостолом Филиппом (Деян., гл. 8, ст. 27—40); таков был римский сотник Корнилий (Деян., гл. 10, ст. 1—3); таков был один из семи диаконов — Николай, родом, подобно Луке, — антиохиец (Деян., гл. 6, ст. 6) и многие другие (Еванг. от Матф., гл. 23, ст. 15; Деян., гл. 2, ст. 10).
  4. Ап. Павел называет Луку прямо врачом возлюбленным: «Целует вы — говорит он, — Лука, врач возлюбленный» (Колос., гл. 4, ст. 14).
  5. Еванг. от Матф., гл. 4, ст. 24—25, Луки, гл. 4, ст. 37.
  6. Еванг. от Луки, гл. 10, ст. 1—24. — Сему преданию не противоречат слова самого Луки, в которых он как бы исключает себя из числа Апостолов — самовидцев Слова (Еванг. от Луки, гл. 1, ст. 2). Этими словами св. Лука хочет сказать только, что он не принадлежал к лику 12-ти Апостолов, которые, конечно, видели гораздо больше евангельских событий, чем 70 учеников Господа, которые шли, во время проповеди Христа, впереди Его.
  7. Еванг. от Луки, гл. 23, ст. 49.
  8. Еванг. от Луки, гл. 24, ст. 13—32. Хотя сам Лука в Евангелии своем не называет при этом себя по имени, но самая подробность его повествования показывает, что он сам был тот другой ученик, имени которого не упомянул. Об этом говорит и церковное предание. И в церковной молитве собирающимся в путь читаем: «Луце и Клеопе в Еммаус спутешествовавый Спасе, сошествуй и ныне рабам твоим путешествовати хотящим».
  9. Еммаус — селение, отстоящее на 60 стадий (около 12-ти верст) к западу от Иерусалима.
  10. Слова Самого Христа Спасителя из Еванг. от Иоанна: гл. 14, ст. 6.
  11. Еванг. от Марка, гл. 16, ст. 12.
  12. Еванг. от Луки, гл. 24, ст. 16.
  13. Древние иудеи не сидели, а возлежали за трапезою.
  14. Еванг. от Луки, гл. 24, ст. 17—32.
  15. Еванг. от Луки, гл. 24, ст. 18—49.
  16. Севастия — главный город Самарии.
  17. О сем событии см. подробнее на стр. 305 и дал.
  18. Это апостольское путешествие продолжалось с 52-го по 55-й год по Р. Хр.
  19. Деян., гл. 20, ст. 6. — Македония находилась к северу от Греции, между Иллириею, Фракиею, Егейским морем и Гетом или Балканом. Некоторое время она составляла независимое государство, которое особенно возвысилось и прославилось при царе Александре Великом; впрочем оно также быстро пало, как быстро возвысилось. Во времена Апостолов Македония входила в состав Римской империи. Теперь она во власти Турок. — Филиппы — македонский пограничный город, названный так в честь македонского царя Филиппа, который возобновил и укрепил его.
  20. «Послахом же с ним (апостолом Титом) и брата, егоже похвала во Евангелии по всем Церквам: не точию же, но и освящен от Церквей с нами ходити, со благодатию сею, служимою нами к самого Господа славе и усердию вашему» (2 Посл. к Коринф., гл. 8, ст. 18—19). Древние толкователи под «братом» разумеют Апостола Луку. Святый Иоанн Златоуст видит здесь указание на посвящение святого Луки во епископа (в слове освящен) по греч. χειροτονειθίς.
  21. Бедствия этого продолжительного путешествия святый Апостол Лука описал в 27-й и 28-й главах книги Деяний.
  22. Это ясно видно из написанных в то время посланий Апостола Павла к Колоссянам и Филимону.
  23. Судя по тесной связи между сим Евангелием и книгою Деяний Апостольских (Еванг. от Луки, гл. 1, ст. 1—4; Деян., гл. 1, ст. 1), написанною после Евангелия и появившеюся в Риме около 63 года, необходимо признать, что между написанием той и другой книги протекло очень немного времени, и что Евангелие явилось также в Риме около 61-го или 62-го года. То же подтверждается и подписями, находящимися на некоторых рукописях. — Как Евангелие свое, так и книгу Деяний апостольских, св. Лука написал для некоего «державного» Феофила (Еванг. от Луки, гл. 1, ст. 3; Деян., гл. 1, ст. 1). Древнее предание говорит, как о некоем знатном христианине — Феофиле антиохийце, под которым и разумеют того, для которого написаны были св. Лукою Евангелие и Деяния Апостольские.
  24. Еванг. от Луки, гл. 1, ст. 2. — «По сравнению с другими писателями Евангелия святый Лука отличается, — как говорит св. Иоанн Златоуст, — большею полнотою, с какою он объемлет новозаветные события, начиная от рождества св. Иоанна Предтечи, о котором он один только и говорит. Равным образом и последнее евангельское событие — вознесение Иисуса Христа на Небо, — у Матфея и Иоанна вовсе не упомянутое, а у Марка упомянутое неподробно, — святый Лука один рассказал подробно». — От Луки св. Евангелие, по уставу Православной Церкви, — кроме особенных случаев, — читается на Литургии во все дни с 17-ой до 29-ой недели по Пятидесятнице; с 29-ой же недели до недели Мясопустной — только во дни субботние и воскресные, и в понедельник, вторник и четверток недели Мясопустной.
  25. В книге Деяний св. Апостолов Лука подробно описал сошествие Св. Духа на Апостолов и подвиги их, совершенные ими по вознесении Господнем для распространения и утверждения веры христианской в Иудее и других странах вселенной. «Преимущественно же св. Лука, — как говорит св. Иоанн Златоуст, — описал здесь деяния св. Апостола Павла, любимым учеником и ближайшим сотрудником которого он был».
  26. 2 Посл. к Тим., гл. 4, ст. 6,10. — Может быть, св. Лука, как прежде, так и в сие время своим врачебным искусством облегчал болезни Апостола — узника, страдавшего, как говорит церковное предание, головною болью и другими телесными недугами, и за сие заслужил от Апостола имя «врача возлюбленного».
  27. Далмация — южная часть Иллирийской провинции, которая граничила на севере с Паннонией, на западе с Италией и Адриатическим морем. — Галлия заключала в себе земли, лежащие между океаном, Пиренеями, Средиземным морем, Альпами и Рейном. Ахаия — область на юге Греции, занимала северную часть полуострова Мореи.
  28. Ливия — провинция в северной Африке. Там было немало греческих колоний (у греков, впрочем, вся Африка иногда называлась Ливией).
  29. Беотия — область средней Греции.
  30. Как свидетельствует св. Григорий Богослов в первом слове на императора Юлиана.
  31. Как бы в ознаменование врачебного искусства Апостола Луки, Господь ниспосылал дождем на место погребения святого Апостола целительный «каллурий», т. е. лекарственную примочку от глазной болезни.
  32. Сей Артемий скончался мученическою смертью при императоре Юлиане Отступнике; память его — 20-го октября.
  33. Перенесение мощей св. Луки Церковь воспоминает 22-го апреля.
  34. Святый Андрей Первозванный, — Апостол из лика 12-ти. — Святый Тимофей, апостол из лика 70-ти, был епископом в г. Ефесе (в Малой Азии).
  35. Православная Церковь, чествуя святые иконы Богоматери, взывает к Ней так в своих песнопениях: Первее написавшейся твоей иконе, Евангельских таин благовестником, и к тебе Царице принесенней, да усвоиши ту, и сильну соделаеши спасти чествующыя Тя, и порадовалася еси, паки сущи милостива, спасения нашего содетельница. (Стихира из службы Казанской иконе Богоматери, 22 октября). — В Москве, в Успенском соборе, хранится (Владимирская) икона Божией Матери, которую, по преданию церковному, написал также св. Лука.
  36. Язя — рана, болезнь, скорбь.
  37. Т. е. Бог Слово — Господь Иисус Христос.
  38. Пустыня эта простиралась от Парфянской страны до берегов реки Евфрата.
  39. Смерть Юлиана последовала в 363 г.
  40. Положение православных было тягостным главным образом потому, что на императорском престоле в то время был арианин Валент (364—378 г.), который старался разными стеснительными мерами распространить арианство.
  41. Кн. Деян, гл. 3, ст. 1—11.
  42. Преподобный Иулиан скончался в конце IV века.