Жития святых по изложению свт. Димитрия Ростовского/Февраль/1

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Жития святых по изложению свт. Димитрия Ростовского — 1 февраля
Источник: Жития святых на русском языке, изложенные по руководству Четьих-Миней св. Димитрия Ростовского (репринт). — Киев: Свято-Успенская Киево-Печерская Лавра, 2004. — Т. VI. Месяц февраль. — С. 5—19.


[5]
Жития Святых (1903-1911) - заставка 49.png
День первый

Страдание
святаго мученика
Трифона

Святый Трифон родился в стране Фригийской, в селении Кампсад, близ города Апамеи[1]. Еще с юных лет почила на нем благодать Божия и Господь даровал ему силу чудотворения[2], дабы не только из уст сего младенца, но и из чудесных его дел совершить Себе хвалу. В Великих Минеях Четиях[3] много повествуется об исцелениях от всяких болезней, совершенных святым отроком Трифоном, и об изгнании им бесов из людей, обращавшихся к нему. Мы же сначала расскажем об одном из многих его чудес, свидетельствующих о великой благодати Божией, почивавшей на нем, а затем будем повествовать об его страдании за веру Христову.

[6]В двести тридцать восьмом году на престол римский вступил император Гордиан[4], который, хотя и был идолопоклонник, но христиан не преследовал. Этот царь имел взрослую дочь, по имени Гордиану, — девицу, отличавшуюся умом и красотою, так что многие великие и славные князья желали взять ее в жены своим сыновьям. Но эту девицу, а с нею вместе и все ее семейство, постигло великое несчастье: по Божию попущению в нее вошел диавол, который жестоко мучил ее, ввергая ее в огонь и в воду; приводимые к больной девице известные своею мудростию врачи не могли помочь ей. Но вот, обитавший в девице нечистый дух сам, по повелению Божию, провещал:

— Никто не может изгнать меня отсюда, кроме отрока Трифона.

Царь тотчас послал искать повсюду Трифона. Много было приводимо к царю людей, носивших то же имя, но ни один из них не мог изгнать беса из царской дочери. Наконец, привели к царю святаго отрока Трифона, которого нашли во Фригии, в селении Кампсаде, где он пас гусей при одном озере; отроку было тогда семнадцать лет. Когда святый приближался к Риму, диавол, узнав об его приходе и начав еще сильнее мучить девицу, громко закричал:

— Не могу больше здесь жить, потому что приближается Трифон, и на третий день придет сюда, не могу более терпеть.

Прокричав так, нечистый дух вышел из девицы.

На третий день в город пришел святый Трифон и тотчас был приведен в царские палаты, где был весьма приветливо принят царем, ибо царь узнал в нем того Трифона, о котором упоминал диавол, выходя из девицы. Но чтобы больше убедиться в том, что именно Трифон исцелил его дочь, царь умолил его показать диавола воочию так, чтобы можно было видеть его телесными очами. Святый согласился на просьбу царя и шесть дней пребывал в посте и молитве и после того получил свыше еще бо́льшую и сильнейшую власть над духами нечистыми. На седьмой день при восходе солнца царь пришел к блаженному со всем своим синклитом, желая видеть диавола. Тогда Трифон, исполненный Святаго Духа и духовными очами взирая на невидимого духа злобы, сказал ему:

[7]Святый мученик Трифон— Тебе говорю, дух нечистый, во Имя Господа моего Иисуса Христа, явись воочию перед находящимися здесь, и покажи им свой мерзкий и бесстыдный образ, и яви немощь свою.

И тотчас диавол предстал пред всеми в виде черного пса, который имел огненные глаза, а голову влачил по земле.

Святый обратился к нему с вопросом:

— Кто послал тебя, демон, сюда, чтобы войти в отроковицу, и как ты дерзнул войти в созданную по образу Божию, сам будучи столь безобразен и немощен, и исполнен всякой мерзости?

Диавол отвечал:

— Я послан отцом моим — сатаною, начальником всякого зла, пребывающим в аде, от которого я получил повеление мучить эту отроковицу.

Тогда святый спросил его опять:

— Кто же дал вам власть посягать на создание Божие?

Демон, хотя и против своего желания, но принужденный невидимою силою Божиею, должен был сказать истину.

— Мы не имеем власти над теми, — сказал он, — которые знают Бога и веруют в Единородного Его Сына — Христа, за Которого Петр и Павел умерли здесь, — от этих людей мы со страхом бежим, и, только когда нам бывает попущено, мы причиняем им совне легкие искушения. Которые же не веруют в Бога и Сына Божия и, будучи послушны своим похотям, творят угодные нам дела, над теми мы получаем полную власть, чтобы мучить их. Угодны же нам дела такие: идолопоклонение, хула, прелюбодеяние, чародейство, зависть, убийство, гордость; этими и им подобными делами люди, как бы сетьми, [8]опутываются, отчуждаются от Бога, Своего Создателя, и самовольно делаются друзьями нам, и вместе с нами принимают вечные муки.

Услыхав это, царь и окружающие его были поражены великим страхом и пришли в ужас; и многие, оставив нечестие, уверовали во Христа; а верующие получили еще большее утверждение в своей вере, и прославили Бога.

Царь, щедро одарив святаго, отпустил его с миром домой, но святый всё, что получил от царя, роздал дорогою нищим; сам же, возвратившись в отечество, предался обычным своим занятиям, исцеляя недужных и благоугождая Богу святым и непорочным житием.

После Гордиана римский престол занял Филипп[5], который царствовал недолго, будучи убит своими воинами; а после него воцарился свирепый Декий[6], воздвигший жестокое гонение на христиан; во время этого гонения было убито бесчисленное множество христиан, причем многие из боязливых, страшась ужасных мук, отвратились от Христа и склонились к идолопоклонству. Царь этот издал приказ своим эпархам и игемонам всюду преследовать христиан и убивать их беспощадно. На Востоке в это время эпархом был некто Акилин; ему было донесено, что Трифон исповедует Христову веру и, проходя различные страны, врачует болящих, как весьма сведущий врач, и в то же время учит всех веровать во Христа и сим прельщает многих; повеления же царского Трифон не слушает, насмехаясь над всеми богами. Тотчас были посланы воины разыскать Трифона, которого вскоре и нашли: ибо не мог укрыться светильник, горящий ревностию по Боге и светящий верою и благими делами. Но и сам святый, узнав, что его ищут, не бежал в пустыню и не скрывался в горах и пропастях земных, но, вооружившись молитвою и крестным знамением, смело вышел к ищущим его и, отдавшись им в руки, с радостию пошел к эпарху Акилину, которой в то время находился в Никее[7]. Когда Акилин, окруженный оруженосцами, начальниками, слу[9]гами и множеством людей, воссел на суде, Помпиниан, скриниарий[8] большого чина, сказал ему:

— Вот, юноша из города Апамеи, присланной к твоему величеству, предстоит пред светлым судом твоей власти.

Акилин сказал:

— Предстоящий пусть скажет нам свое имя, и отечество, и фортуну[9].

Святый отвечал:

— Имя мое — Трифон, отечество мое — селение Кампсада, близ города Апамеи, фортуны же мы не признаем, ибо веруем, что всё совершается по Божию Промыслу и неизреченною Его мудростью, а не фортуною, и не зависит ни от течение звезды, ни от случая, как веруете вы. В жизни я руковожусь свободною своею волею, служа единому только Христу. Христос — вера моя, Христос — похвала моя и венец славы моей.

Эпарх на это сказал святому:

— Вероятно, ты до нынешнего дня вовсе не слыхал о царском повелении, по которому всякий, кто называет себя христианином и не поклоняется богам, должен умереть злою смертью; итак, образумься и оставь свою льстивую веру, чтобы не быть вверженным в огонь.

Но Трифон воскликнул:

— О, если бы мне сподобиться чрез огонь и все муки получить кончину за Имя Иисуса Христа, Господа моего и Бога!

Эпарх продолжал:

— Трифон, советую тебе принести жертву богам, ибо вижу, что ты, хотя и молод телом, но имеешь совершенный разум, и я не желаю, чтобы ты умер злою смертию!

— Я тогда буду иметь совершенный разум, — отвечал святый, — когда принесу Богу моему совершенное исповедание, и если сохраню неизменною, как многоценное сокровище, благочестивую веру в Него, и сделаюсь жертвою Тому, Кто Сам принес Себя в жертву ради меня.

Тогда эпарх, угрожая святому, с гневом вскричал:

— Огню предам твое тело, душу же твою укрощу самыми лютыми казнями.

[10]— Ты угрожаешь мне огнем угасающим, — отвечал Трифон, — после которого остается только пепел, я же вам, неверующим, угрожаю огнем вечным, неугасающим; оставь суетную веру твою и познай истинного Бога, чтобы не раскаяться тебе после, когда впадешь в огонь вечный.

Но Акилин, воспламенившись сильнейшим гневом, повелел бить святаго, повесив его на дереве. Услыхав это приказание, Трифон сам тотчас снял с себя одежды и с радостию отдал тело свое палачам на истязание. Палачи, повесив его на дереве со связанными сзади руками, жестоко истязали его в течение трех часов. Но святый мужественно терпел мучение, ни одного крика, ни одного стона не издав за всё время, пока его били. Когда кончили истязать его, Акилин снова обратился к нему с увещанием:

— Одумайся, Трифон, оставь свое безумие, обещай поклониться богам, ибо никто из нежелающих повиноваться царскому повелению не может избежать ужасной смерти.

Святый дерзновенно отвечал:

— И я тебе говорю, что никто, отвергающийся небесного Царя Христа, не может наследовать жизнь вечную, но будет послан в огонь вечный, никогда не угасающий.

Эпарх на это сказал:

— Нет другого царя небесного, кроме Зевса, сына Сатурнова[10], он есть отец и богов и людей, и если кто ему не кланяется, тот не может оставаться в живых; поклонись и ты ему, если хочешь наслаждаться сладостию сей жизни.

Тогда святый, желая просветить язычника светом истины и изобличить всю мерзость язычества, сказал Акилину:

— Пусть будут подобны твоему богу Зевсу все поклоняющиеся ему и надеющиеся на него; а о нем повествуется, что он был первым пребеззаконным волхвом и пагубным чародеем, отцом всякого нечестия и безбожия, по смерти которого люди, желавшие следовать его злым делам, устроили ему золотых и серебряных идолов, назвав его богом; и сделали это затем, чтобы иметь оправдание и для себя самих в своей нечистоте и беззаконии, дабы никто не укорял их в постыдных делах, потому что и бог их был таков же; подобным образом и [11]другие мерзкие и всезлобные люди были возведены на степень богов своими подражателями[11]; вы же, веруя в эти древние нечестивые предания и ложные басни, поклоняетесь бездушным и немым идолам, забывая о Боге живом, Который небо утвердил, землю основал на водах, и излил воздух; Бог, создавший каждую тварь и давший ей видимый образ, господином над всем поставил человека, созданного после; но человек, по зависти диавольской, прельщенный лукавым змием[12], впал в бесчисленные бедствия; тогда Бог-Слово, умилосердившись над ним, по Своему изволению, Сам благоволил воплотиться и явился в подобии человеческом, умер на кресте, был погребен, в третий день воскрес, восшел на Небеса и сидит одесную Бога Отца, пока не познает Его всё создание; тогда Он опять придет с силою и славою великою, и воздаст каждому по делам его. Он есть Бог богов и Царь царей, и Судия живых и мертвых; а почитаемые вами боги послужат на возжжение огня вечного со всеми поклоняющимися им.

После этого эпарх Аквилин, собравшись на охоту, велел захватить и святаго Трифона, приказав привязать его к коню и вести за собою. Большие мучения пришлось выносить святому: пальцы ног его отрывались, потому что, при ужасном морозе, ноги его были босы, а конь наступал и давил их своими ногами, — и ступни его растрескались, но мученик, вперив духовный взор к Богу и пламенея любовию к Нему, ни во что ставил эти мучения и пел слова Давида: «совершѝ стѡпы̀ моѧ̑ во стезѧ́хъ твои́хъ, да не подви́жутсѧ стѡпы̀ моѧ̑»[13], и другие: «стѡпы̀ моѧ̑ напра́ви (Господи) по словесѝ твоемꙋ̀, и҆ да не ѡ҆блада́етъ мно́ю всѧ́кое беззако́нїе»[14], повторяя вместе с тем и слова святаго первомученика архидиакона Стефана[15]:

— Господи, не вмени им греха сего.

Возвратившись после охоты, эпарх призвал к себе мученика и сказал ему:

— Теперь, несчастный, не надумал ли ты благоразумно [12]принести жертвы богам, или остаешься в своем прежнем безумии?

Святый отвечал:

— Ты сам, ослепленный диаволом, преисполнен безумия и невежества, потому что не можешь познать Создателя всех и поклониться Ему; а я остаюсь премудрым, не отступая от спасающей меня истины.

Эпарх велел отвести святаго в темницу; а сам отправился в ближайшие пределы страны, где и оставался некоторое время.

По прибытии обратно в Никею эпарх, явившись в судилище, снова вызвал Трифона и сказал ему:

— Не научило ли тебя продолжительное пребывание в узах повиноваться царскому повелению и обратиться к богам?

— Бог мой и Господь Иисус Христос, — отвечал святый, — Которому я служу чистым умом, поучая, наставил меня и утвердил меня, дабы я мог неизменно и непоколебимо сохранить веру в Него: посему Ему — Единому истинному Царю и Богу — я повинуюсь и к Нему прибегаю, твою же и царскую гордость я презираю, а от почитаемых вами богов отвращаюсь.

Эпарх, сильно озлобясь, вскричал слугам:

— Вбейте острые гвозди в ноги его и, водя по городу, бейте его.

Слуги тотчас исполнили приказание мучителя. Святаго стали водить, или лучше сказать, влачить по городу, подвергая истязаниям, и он переносил ужасные страдания — как от вбитых в ноги гвоздей, так и от сильного мороза, по случаю суровой зимы. Но великий страдалец, имея пред духовным взором своим Христа и взирая на будущие воздаяния, всё переносил с великим терпением и радостию; когда же он опять был приведен к эпарху, мучитель, удивляясь такому терпению святаго, с великою досадою сказал ему:

— До каких же пор, Трифон, ты будешь нечувствителен к мукам, и когда же ты почувствуешь всю ужасную боль мучений?

Святый отвечал:

— Когда же и ты познаешь силу Христову, во мне пребывающую; когда ты перестанешь, окаянный, искушать Святаго Духа?

Тогда, пылая сильнейшею злобою, мучитель велел снова повесить его на дереве и нещадно бить железом, а бока его опалять горящими свечами. Всё это слуги исполнили с великим [13]старанием; но внезапно свет небесный осиял святаго, а на главу его спустился с Неба прекрасный венец; пораженные этим видением, мучители от страха пали на землю. Святый же Трифон, ощутив в себе пришедшую свыше помощь, исполнился радости и веселия и, молясь, говорил:

— Благодарю Тебя, Господи, за то, что Ты не оставил меня без помощи в руках врагов моих, но защитил меня в день брани и дал мне спасение, и рука Твоя поддержала меня. И ныне молюсь Тебе, Господи, не оставляй меня, утверждая и защищая меня, и сподоби меня беспреткновенно совершить подвиг этот, дабы сподобиться получить венец правды со всеми возлюбившими Имя Твое святое, ибо Ты один препрославлен во веки. Аминь.

После этого мучитель, приказав развязать связанного святаго и призвав его к себе, начал с ласкою увещевать его, говоря:

— Трифон, принеси жертву великому Зевсу и поклонись царскому изображению, и я отпущу тебя.

Но Трифон, с улыбкою, отвечал:

— Если я самому царю оказал презрение и его нечестивыми повелениями пренебрег, то неужели я поклонюсь его бездушному изображению? Этого не будет. О Зевсе же и других ложных богах ты спроси своих же мудрецов, которые скажут тебе о том, какие сочиняются басни об этих богах для покрытия их гнусных дел, прилагая наименование их к другим вещам, назвав небо — Зевсом, воздух — Герою, землю — Церерой, море — Посейдоном, солнце — Аполлоном, луну — Дианою[16]. Эти же баснотворцы именами богов ваших назвали также различные дурные обычаи и страсти человеческие, измыслив бога гнева и войны — Марса, а блудную страсть назвав Венерою[17]. И вот вы, оставив [14]Создателя всех Бога, наполнили безумно всю вселенную идолами и тварь предпочли Творцу; и не только сами, будучи лишены здравого разума и совратившись с истинного пути, стремглав падаете в душепагубную пропасть, но и нас стараетесь увлечь туда же, чтобы сделать участниками вашей погибели, но, льстецы, вы не будете иметь никакого успеха! Ибо вы никогда не будете в силах совратить с истинного пути и склонить к вашим идолам надеющихся на истинного и живаго Бога.

Выслушав эти слова, Акилин удивился такому дерзновению святаго и, разгневавшись, приказал бить его без всякого милосердия; воины, взяв святаго, истязали его в течение многих часов самым жестоким образом.

Наконец, мучитель, видя, что не может поколебать непоколебимого столпа веры и отвратить его от Христа, сделал о нем следующий окончательный приговор:

— Трифон Апамейский, противящийся царскому повелению и, после многоразличных мук, не пожелавший принести жертвы богам, должен быть казнен чрез усекновение главы.

И тотчас воины, взяв мученика, вывели его из города на место усекновения. Святый же Трифон, став лицом к востоку, обратился к Богу с такою молитвою:

«Господи Боже, Царь царствующих, святейший паче всех святых! Благодарю Тебя за то, что Ты сподобил меня совершить сей подвиг без преткновения. И ныне молюсь Тебе: не допусти коснуться меня уловляющей руке лукавого невидимого врага, дабы он не свел меня во глубину погибели, но введи меня в возлюбленные селения вместе со святыми Ангелами Твоими, и соделай меня наследником Твоего вожделенного царствия; приими в мире душу мою, всех же, которые будут воспоминать имя раба Твоего и в память мою святые жертвы Тебе принесут, услышь с высоты святыни Твоея; и призри на них от святаго жилища Твоего, подавая им обильные и нетленные дарования, ибо Ты один благий и щедрый податель во веки веков».

Так молился святый. И вот еще воины не успели усекнуть его главы, как Господь взял его душу; честное же тело Трифона осталось мертвым на земле. Находившиеся в Никее христиане обвили его чистыми плащаницами и умастили ароматами, [15]намереваясь погребсти его у себя в защищение своему городу. Но святый, явившись им в видении, велел перенести мощи его в селение Кампсаду, место родины его, — и повеление его было исполнено[18].

Так святый Трифон, от юности посвященный Богу, приведший множество людей ко Христу и исцеливший многих из них от болезней, после великих мучений, принятых за Истину, увенчан нетленным венцом от Отца, и Сына, и Святаго Духа — Единого в Троице Бога, Которому слава во веки. Аминь[19].

[16]
Тропа́рь мч҃нка, гла́съ д҃:

Мч҃никъ тво́й, гдⷭ҇и, трѵ́фѡнъ во страда́нїи свое́мъ вѣне́цъ прїѧ́тъ нетлѣ́нный ѿ тебѐ бг҃а на́шегѡ: и҆мѣ́ѧй бо крѣ́пость твою̀, мꙋчи́телей низложѝ, сокрꙋшѝ и҆ де́монѡвъ немощны̑ѧ де́рзѡсти. тогѡ̀ мл҃твами сп҃сѝ дꙋ́шы на́шѧ[20].

Конда́къ, гла́съ и҃:

Трⷪ҇ческою тве́рдостїю многобо́жїе разрꙋши́лъ є҆сѝ ѿ конє́цъ всесла́вне, чⷭ҇тенъ во хрⷭ҇тѣ̀ бы́въ, и҆ побѣди́въ мꙋчи́телей во хрⷭ҇тѣ̀ сп҃си́телѣ, вѣне́цъ прїѧ́лъ є҆сѝ мꙋ́ченичества твоегѡ̀, и҆ дарова̑нїѧ бж҃е́ственныхъ и҆сцѣле́нїй, ꙗ҆́кѡ непобѣди́мь.

Жития Святых (1903-1911) - разделитель 12.png
Память преподобного
Вендимиана,
пустынника Вифинийского

Преподобный Вендимиан, родом из Мизии[21], в мододости пришел к преподобному Авксентию[22] в основанную им обитель на горе Оксии близ Халкидона[23]. После принятия его Авксентий жил не долго. По кончине его Вендимиан сделал келлию немного ниже келлии преподобного Авксентия, но, прожив 5 лет, хотел уйти по трудности места. Господь Иисус Христос явился ему и укрепил его, и он прожил здесь еще 37 лет, творя чудеса при жизни. Преподобный Вендимиан скончался около 512 года.

Жития Святых (1903-1911) - разделитель 12.png

[17]
Память святой мученицы
Перпетуи
и с нею святых юношей
Сатира, Ревоката, Саторнила, Секунда и святыя Филикитаты жены

Святая мученица Перпетуя Святая Перпетуя происходила из знатного рода и жила в городе Карфагене[24]. Она тайно от своего отца, язычника, приняла Святое Крещение и, несмотря на его слезные просьбы и увещания, пребывала непоколебимою в истинной вере. Двадцати двух лет от роду Перпетуя овдовела, имея на руках грудного ребенка, которого она сама кормила. Брат ее Сатир, служанка Филикитата и юноши: Ревокат (слуга), Саторнил и Секунд (из благородного звания) также готовились принять Святое Крещение. Все они вместе с Перпетуей взяты были языческими судьями и заключены в тесную темницу. Явившийся сюда отец святой Перпетуи старался было поколебать твердость ее веры, воз[18]буждая в мученице любовь к ее грудному младенцу; но любовь ко Христу была в святой Перпетуе выше всех земных привязанностей.

Прежде страдания своего святая Перпетуя сподобилась следующего видения[25], которое она сама и описала, находясь в темнице.

«Я видела, — говорит святая Перпетуя, — золотую лестницу, чрезвычайно высокую, которая доходила от земли до неба; она была столь узка, что по ней едва можно было восходить только поодиночке; бока этой лестницы были увешаны и утыканы острыми мечами, ножами, копьями, кинжалами, гвоздями, крючьями и тому подобными острыми предметами. При нижнем конце лестницы обитал страшный змий, готовый броситься на тех, которые покушались взойти по ней. Не обращая внимания на этого змия, Сатир безбоязненно вошел первым на лестницу. Дошедши благополучно до самой последней ступени, он обратился ко мне с такими словами:

— Перпетуя! Я жду тебя, но остерегайся, чтобы змий не поглотил тебя.

— Я не боюсь его, — ответила ему Перпетуя.

И тотчас решилась во Имя Господа нашего Иисуса Христа идти по лестнице. Подошедши к лестнице, она прежде всего наступила на голову змия, как бы на первую ступень. И когда взошла на верх лестницы, то увидала прекрасные райские селения и в них множество обитателей. Когда святая Перпетуя рассказала об этом видении своим сподвижникам, то все они поняли его как предсказание о своем страдальческом подвиге. С этого времени они всецело отрешились от земных привязанностей, и все свои мысли сосредоточили на вечности.

После многих страданий в темнице святых мучеников наконец осудили на смерть. Юношей бросили на растерзание диким зверям в цирке[26], а на святых жен Перпетую и Филикитату выпустили дикую и бешеную корову, дабы она забо[19]дала их рогами. Но звери не растерзали святых мучеников, а потому они все были после того усечены мечами и ножами. Когда закалали святую Перпетую, то рука исполнителя казни долгое время не могла попасть в гортань ее; тогда Перпетуя сама поднесла к шее меч его, и, таким образом, мужественно скончалась за Христа[27].


В тот же день память преподобного отца нашего Петра Галатийского, скончавшегося около 429 года[28].

Жития Святых (1903-1911) - концовка 15.png


  1. Фригия — одна из больших областей Малой Азии. Апамея — самый значительный город Фригии, с оживленною торговлей.
  2. По греческим евхологиям, однажды молитвою святаго Трифона спасены были от голода жители Кампсады, где появившиеся вредные гады и насекомые поедали хлебные злаки, древесные листья и всякую зелень. Святый Трифон, сожалея о бедствии, простер руки свои ко Господу с молитвою, прося Его послать Ангела Своего для поражение вредных насекомых; при этом св. мученик и сам связал их клятвою, чтобы они удалились в места недоступные, назначенные к их обитанию.
  3. Великие Минеи-Четии составлены московским митрополитом Макарием в XVI столетии. Кроме житий святых здесь помещены все книги Священного Писания, множество поучений и разных статей духовного содержания. На основании Макарьевских Миней составлены Минеи-Четии святаго Димитрия Ростовского.
  4. Гордиан царствовал от 238 года до 244 года.
  5. Филипп (Аравитянин) царствовал с 244 по 249 г.
  6. Декий царствовал с 249 по 251 г.
  7. Никея (ныне Исник) — в древности богатый и цветущий город Вифинии (в Малой Азии), ныне весьма бедный и малонаселенный. В сем городе происходили I и VII Вселенские Соборы.
  8. Скриниарий — придворный казнохранитель, имевший большую силу при епархе (правителе области), почему ему оказывалось особенное царское доверие и поручались разные ответственные должности.
  9. Фортуна (лат. Fortuna) — богиня судьбы и счастия у римлян.
  10. Зевс (или Юпитер) — греко-римский бог, почитавшийся язычниками властителем неба и земли, отцом всех богов и людей.
  11. Вообще боги греков и римлян, по их верованию, отличались теми же страстями и преступными наклонностями, как и люди.
  12. Быт., гл. 3.
  13. Псалом 16, ст. 5.
  14. Псалом 118, ст. 133.
  15. Кн. Деяний Апостол., гл. 7, ст. 60. — Память святаго первомученика архидиакона Стефана, побитого камнями от евреев, празднуется Церковию декабря 27 дня.
  16. Гера (Юнона) почиталась древними греками и римлянами сестрой и женой Зевса, наиболее почитаемой между богинями; считалась богиней земли, покровительницей брака и родов. Церера (или Деметра) — римская и греческая богиня земли и плодородия. Посейдон (Нептун) почитался братом Зевса и полновластным повелителем морей, рек и всех источников и водовместилищ. Аполлон (Феб) — один из наиболее почитаемых древними греками и римлянами языческих богов, считавшийся богом солнца и умственного просвещения, а также охранителем закона. Диана (Артемида) — известная языческая богиня у греков и римлян, пользовавшаяся особым поклонением у них; Диана считалась богиней луны и изображалась прекрасной, светлой девой-охотницей.
  17. Марс (или Арей) — греко-римский бог войны. Венера — греко-римская богиня красоты и любви. Празднества в честь ее сопровождались проявлениями крайней разнузданности и разврата.
  18. Часть мощей святаго Трифона хранится в Москве, в церкви его имени, что в Напрудной. — Существует предание, имеющее тесную связь с историею этого храма. Однажды на охоте у царя Иоанна Васильевича Грозного по какой-то оплошности сокольника боярина Трифона Патрикеева улетел любимый кречет; царь приказал этому сокольнику во что бы то ни стало разыскать кречета в три дня, в противном случае угрожая смертною казнию. Весь лес изъездил сокольник, но поиски не привели ни к чему. Измученный, усталый, он на третий день остановился около Марьиной рощи (в Напрудной слободе) и от сильного изнеможения заснул крепким сном под деревом. Перед этим Патрикеев усердно молился о помощи святому мученику Трифону, которого, по самому имени своему, считал покровителем и надежнейшим руководителем. И видит сокольничий дивный сон: предстал пред ним благолепный юноша на белом коне и держит на руке царского кречета. «Возьми, — говорит, — пропавшую твою птицу, поезжай с Богом к царю и не печалься». Проснулся сокольник и видит — на руке у него действительно сидит царский кречет, которого он и отвез к Грозному, причем рассказал ему и свое видение. Прежний гнев государя и угрожавшее сокольничему страшное бедствие заменились милостями царскими, и благочестивый боярин Трифон Патрикеев в благодарность пред Богом и пред угодником Божиим святым мучеником Трифоном за спасение своей жизни немедленно построил сперва часовню на том месте, где нашел своего сокола, а потом, как говорят, при содействии даже самого государя, соорудил близ этой часовни и каменную церковь во имя святаго мученика Трифона, на том самом месте, где совершилось вышеописанное явление ему сего святаго мученика.
  19. В Большом Требнике (гл. 60) помещен «Чин бываемый на нивах, или винограде или вертограде, если случится повредиться от гадов, или иных видов». Этот «Чин» совершается в том случае, если появятся «вред и тщету нивам, виноградам, садам же и вертоградам наносящие» «многовиднии зверие, червие, гусеницы, хрущи и прузи, мыши, щуры и критицы, и различные роды мух и мушиц» и проч. В указанном «Чине» говорится: «Подобает быть Литургии и вжигати кандило святаго Трифона, или св. Евстафия, или св. Иулиана Ливийского, или и обоих», и после Литургии «взяти елей от кандил, и воду св. Богоявлений» и кропить крестообразно «на ниву или виноград или вертоград, глаголя молитвы» (см. их в Б. Требнике). В том же «Чине» находится «заклинание святаго мученика Трифона», составленное от лица этого св. угодника. Веруя, что святый Трифон, при жизни отгонявший «единым токмо пришествием своим духи лукавствия» и своими молитвами отвращавший общественные бедствия, — и по блаженном успении своем не оставляет помощию тех, которые прибегают к нему, упомянутое «заклинание» вредных для растительного царства насекомых и гадов и произносится от лица святаго Трифона — как такого угодника Божия, который имеет великую славу у Бога и может с большим дерзновением повелеть им Именем Господа «изыти от места и окрест предел рабов Божиих».
  20. Русск. перевод: «Мученик Твой, Господи, Трифон, при своем страдании получил от Тебя Бога нашего, нетленный венец, ибо имея от Тебя силу, он победил мучителей и уничтожил наглость демонов. По молитвам его, спаси души наши». — В этом тропаре говорится о том, что святый мученик в награду за свои страдания получил от Бога нетленный венец, то есть бессмертную жизнь в Царстве Небесном, потому что, при помощи Божией, он терпеливо переносил все угрозы и истязания от мучителей, не желая отступать от веры во Христа, и этим посрамил диавола, который невидимо разжигает злобу мучителей.
  21. Мизия — северо-западная область Малой Азии.
  22. Память его — 14 февраля.
  23. Халкидон — город в Малой Азии, на берегу Константинопольского пролива (на другой стороне против него — Константинополь). Халкидон известен в истории Церкви тем, что в нем происходил IV Вселенский Собор.
  24. Карфаген — древнейшая знаменитая колония финикиян на севере Африки, достигшая в древности высшей степени могущества и разрушенная в 146 году до Р. Хр.; на развалинах древнего Карфагена при первых римских императорах возник новый Карфаген, который существовал с большим блеском в продолжение весьма долгого времени. В Карфагене весьма сильно был развит языческий греко-римский культ со всеми его суевериями.
  25. Записи о страданиях ведены в темнице самими святыми мучениками: Перпетуею и Сатиром. Остальное дополнено очевидцем и для очевидцев; ибо говорится: «И мы, что слышали и осязательно очами видели, возвещаем вам, братия и сестры, дабы и вы, которые при сем присутствовали, снова вспомнили для славы Божией».
  26. Один из мучеников, Секунд, умер еще в темнице.
  27. Все сии мученики скончались около 203 года.
  28. Он же воспоминается 22 февраля и 25 ноября под именем Петра Столпника и Молчальника.