Жития святых по изложению свт. Димитрия Ростовского/Февраль/11

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Жития святых по изложению свт. Димитрия Ростовского — 11 февраля
Источник: Жития святых на русском языке, изложенные по руководству Четьих-Миней св. Димитрия Ростовского (репринт). — Киев: Свято-Успенская Киево-Печерская Лавра, 2004. — Т. VI. Месяц февраль. — С. 211—229.


[211]
Жития Святых (1903-1911) - заставка 29.png
День одиннадцатый

Житие и страдание
святаго священномученика
Власия,
епископа Севастийского,
и других, пострадавших с ним

В те древние времена, когда нечестивые служили идолам и многие люди поклонялись созданию и делу своих собственных рук, тогда просияла и вера многих святых, и в числе их процвело благочестие святаго славного мученика Власия. Сей святый, удаляясь от всякого злаго дела, всю жизнь свою прожил кротко и праведно, богоугодно и беспорочно. Его сограждане — жители города Севастии, находившегося в Каппадокии[1], — люди благочестивые, желали, чтобы Власий был поставлен у них епископом, — и желание их было исполнено. Новый пастырь ревностно пас стадо Христово в то время, когда на Церковь Христову были воздвигаемы частые гонения, и многие, претерпев страдальческие подвиги, удостаивались венца мученического. В то время, в царствование Диоклетиана[2], подвизался добрым подви[212]гом и святый великомученик Евстратий — один из пяточисленных мучеников — вместе с своими товарищами[3]; он до крови стоял за веру Христову, и за то был заключен в темницу. Здесь посетил его ночью святый Власий, подкупив стражу темничную большим количеством золота. Власий ублажал мученика Христова, который так мужественно переносил страдания. Евстратий отдал Власию свое завещание, составленное перед своей кончиной, делая в нем распоряжения о своем теле и об имении, о чем повествуется в его житии. Святый Власий скрывался от рук мучителей, что делали тогда и многие другие святые, не выдавая себя на мучения без особенного Божия соизволения; немногие христиане жили тогда в городе, да и то это были тайные поклонники Христа; большинство, из страха мук, бежало в пустыни, горы и вертепы; некоторые же, не будучи в состоянии вынести мучений, поклонялись на время идолам. Так и святый Власий не только в Диоклетианово царствование, но также и в царствование Ликиния[4] (при этом императоре он и пострадал) скрывался от лютых гонений в одной пустынной горе, которая называлась Аргеос[5]; здесь он обитал в пещере и подвизался в безмолвии и постничестве, воссылая непрестанные молитвы Богу. К нему приходили дикие звери, и если заставали святаго в безмолвной молитве беседующим с Богом, то они, как бы разумные существа, не прерывали его Богомыслия, но стояли перед пещерой, дожидаясь, пока святый, окончив свою молитву, не выйдет к ним, и не уходили до тех пор, пока святый, выйдя и возложив на них свои руки, не благословит их; если же какой-либо зверь чувствовал себя больным, то приходил к святому и чрез возложение святой руки его получал исцеление.

В это время игемон Агриколай всячески старался погубить возможно большее число христиан, предавая их разным ужасным мукам: одних он предавал мечу, других — приказывал сжигать на огне, третьих — потопить в реках, иных же — отдать на съедение зверям. Для последней цели он приказал своим ловчим поймать возможно большее число хищных зве[213]рей. Священномученик ВласийИсполняя это повеление, ловцы вышли на лов и, обходя горы и пустыни, пришли также и на гору Аргеос, где скрывался святый епископ Власий; подойдя к пещере святаго и увидя перед ней множество резвящихся зверей, они сказали друг другу:

— Пойдем и посмотрим, что это там происходит?

Приблизившись, они увидели, что святый Власий сидит у себя в пещере, как бы в каком-то чертоге, и воссылает Богу усердные молитвы. Ничего не сказав святому епископу, они возвратились домой и рассказали все, что видели, игемону Агриколаю; тот приказал большому числу воинов отправиться вместе с ловчими, схватить скрывающихся там христиан и привести их к нему. Придя на ту гору и войдя в пещеру, посланные воины нашли там одного только святаго Власия, который возносил Богу молитвы и прославлял Его святое имя.

— Выйди отсюда, — сказали они Власию, — и ступай с нами в город: тебя зовет игемон.

Услышав это, святый обрадовался и сказал:

— Хорошо, дети мои, пойдем вместе; Господь вспомнил обо мне. Он являлся мне трижды в эту ночь, говоря: «Встань и принеси Мне жертву, как подобает тебе по твоему званию епископа». Итак, вовремя, дети мои, вы пришли сюда сегодня, Господь мой Иисус Христос да будет с вами.

На пути язычники, видя кротость святаго и слушая его учение, а также поражаемые его чудотворениями, обращались к истинному Богу; ибо его молитвами многим болящим подавались от Господа исцеления, и не только людям, но и животным; когда к нему приносили или приводили больных, он возлагал на [214]них руки свои, возносил о них молитву и отпускал совершенно здоровыми. У одной женщины был единственный сын; во время еды рыбья кость засела у него в горле, так что он не мог произнести ни слова и был уже при смерти. Мать, взяв его полумертвого, отнесла к святому и положила у его ног, горько плача и взывая:

— Помилуй сына моего, раб Спасителя нашего Иисуса Христа, он один только у меня.

При этом она рассказала Власию, что случилось с ее сыном. Святитель Божий, вложив свою руку в горло отроку и возведя очи к Небу, стал так молиться Господу:

«Спаситель мой! Ты помогаешь всем, кто с верою призывает Тебя: услышь мою молитву, и кость, засевшую в горле сего отрока, изыми невидимою Твоею силою и исцели его. И в остальное время, если случится что с человеком или с животным и станут поминать имя мое, говоря: «Боже, помоги молитвами раба твоего Власия», то Ты, Господи, скорый на помощь, помоги тем и подай исцеление в славу и честь святаго Твоего Имени».

Молясь так, он исцелил отрока и вернул его матери, которая в великой радости немолчно воссылала хвалы Богу. Вследствие таких чудес имя Власия прославилось не только в Севастии, но даже и в Никополе[6]. Когда святый находился еще в дороге, недалеко от Севастии, то произошло следующее.

Одна бедная вдова не имела ничего, кроме одного только поросенка; волк, подкравшись, схватил его. Бедная женщина стала горько плакать; увидев, что идет святый, она бросилась к нему и со слезами стала рассказывать ему о своем горе. Святый, улыбнувшись, сказал ей:

— Не предавайся скорби, женщина, не плачь: твой поросенок будет возвращен тебе живым и невредимым.

Сказав сие, святый продолжал свой путь, а к убогой вдовице прибежал тот волк, неся в зубах ее поросенка; он пустил его перед нею без всякого повреждения и убежал обратно в пустыню; вдова же взяла своего поросенка, радуясь и хваля Бога.

[215]Когда святый Власий достиг Севастии, игемон Агриколай, узнав об этом, тотчас приказал заключить его в темницу. На другой день, воссев на судилище, Агриколай приказал привести к себе святителя Божия; увидев его, игемон сначала обратился к нему с такими льстивыми словами:

— Радуйся, Власий, возлюбленный друг богов наших и наш!

На это святый отвечал ему:

— Радуйся и ты, державный игемон, но не называй богами бесов, которые будут преданы вечному огню вместе с теми, кто им поклоняется.

В гневе игемон приказал немилосердно бить святаго; после долгого истязания святый снова сказал игемону:

— Безумный обольститель душ человеческих, неужели ты думаешь своими муками отвратить меня от истинного Бога? Нет, это невозможно, ибо я уповаю на Иисуса Христа, Который укрепляет меня; впрочем, поступай, как хочешь.

Видя непоколебимую веру святаго, игемон повелел снова отвести его в темницу.

Тогда та бедная вдова, пораженная мужественными страданиями, которые святый Власий претерпел за Христа, и его твердым постоянством во святой вере, заколола своего поросенка, которого невредимым получила из зубов волка, сварила голову и ноги, положила на блюдо; сюда же она добавила еще семян, земных плодов и огородных овощей, сколько можно было ей по ее бедности; спрятав все это в корзину и зажегши свечу, она принесла эту корзинку святому в темницу; припав к ногам мученика, она стала умолять его, чтобы он взял эту пищу и вкусил бы ее. Воздав хвалу Богу, святый вкусил принесенной пищи; затем, благословив вдову, он сказал ей:

— Женщина, таким образом совершай каждый год мою память, тогда ничто из нужного в доме твоем не оскудеет; если же кто другой уподобится тебе и будет совершать мою память, тот получит в изобилии дары Божии и благословение Господа пребудет на нем во все время его жизни.

Благочестивая вдова, получив такое наставление от святаго, возвратилась в дом свой, славя Бога; и к ней применимо евангельское изречение: во все́мъ мі́рѣ рече́тсѧ и҆ є҆́же сотворѝ сїѧ̀ въ па́мѧть є҆ѧ̀[7].

[216]Между тем нечестивый мучитель, вторично воссев на судилище, приказал привести на истязание святаго Власия.

— Власий, — сказал он мученику, — принесешь ли ты жертву богам? Тогда останешься живым. Или же ты хочешь подвергнуть себя мучительной смерти?

На это святый отвечал:

— Бо́зи, и҆̀же нб҃се и҆ землѝ не сотвори́ша, да поги́бнꙋтъ[8], а смерть, которой ты грозишь, дарует мне жизнь вечную.

Видя такую непоколебимость святаго в вере, игемон повелел, обнажив, повесить его на дереве и сильно строгать железными орудиями. После долгого мучения святый мученик сказал игемону:

— Нечестивый и исполненный скверны человек, неужели ты хочешь устрашить меня ранами, когда мне помогает Иисус Христос? Я не боюсь твоих видимых мук, ибо взираю на будущие невидимые блага, обещанные любящим Бога.

После этого мучитель приказал снять его с дерева и отвести его снова в темницу. Когда святаго Власия вели в заключение, за ним следовало семь благочестивых и богобоязненных женщин, которые, собирая каплющую на землю из тела святаго кровь, помазывались ею. Слуги, сопровождавшие святаго, увидев это, взяли их и привели к игемону, говоря:

— И сии женщины — последовательницы Христа.

Тогда игемон обратился к женщинам и сказал:

— Одумайтесь, принесите жертвы богам, и получите от меня великие почести.

Честные и святые жены отвечали ему:

— Если тебе, игемон, хочется, чтобы мы поклонились богам твоим и принесли им жертвы, то прежде всего нам следует очиститься; итак, пойдем к ближайшему озеру и обмоем в нем по обычаю лица наши и все тело: повели нам принести туда и богов твоих; омывшись, мы поклонимся им на берегу того озера.

Обрадовавшись, игемон приказал принести своих идолов; вложив их в мешки и запечатав оловом, игемон отдал их женщинам; затем приказал воинам, чтобы они сопровождали женщин с идолами до берега озера и оттуда опять с [217]честью привели бы их обратно. Взяв на свои плечи мешки с идолами, женщины понесли их к берегу озера; придя туда, где озеро было очень глубоко, они стали просить воинов отойти от них, как бы стыдясь раздеться при них, и немного подождать, пока они не совершат омовения. Когда те отошли, каждая из женщин бросила в озеро идола, которого несла, и скверные идолы быстро погрузились в воду, как олово. Увидев это, воины с гневом схватили их и, отведя к игемону, рассказали ему о потоплении идолов. Игемон изменился в лице от ярости и зарычал на воинов, словно лев:

— Злые слуги, почему вы не удержали богов, зачем вы не препятствовали женщинам бросать их в глубину озера?

В ответ на это воины сказали:

— Светлейший игемон, эти женщины обманули тебя и с хитрым намерением взяли богов твоих; не зная их коварства, мы не держали их.

Тогда и святые жены сказали игемону:

— Истинный Бог не знает людской лести, а боги твои, сделанные из бездушного камня и дерева, золота и серебра, лестию были взяты нами и потоплены; не в силах они были ни избавить себя от рук наших, ни спасти себя от потопления: как же могут они других спасать и избавлять от бед?

Исполнившись ярости, игемон приказал разжечь печь, растопить олово, принести железные гребни и трезубцы и семь раскаленных докрасна медных досок, сделанных наподобие одежды; все это он приказал положить на одной стороне, а на другой положил мягкие одеяния и различные женские украшения и сказал тем святым женам:

— Выбирайте себе одно из двух: или поклонитесь богам и принесите им жертвы, тогда сохраните себе жизнь, будете ходить в тех светлых одеждах и драгоценных украшениях; если же вы не исполните этого, то потерпите все сии муки, приготовленные для вас.

Одна из тех женщин, у которой было два сына — отрока, схватила светлую одежду и бросила ее в печь, где та и сгорела; а отроки стали просить мать свою, говоря:

— Дорогая мать наша, не оставь нас погибнуть на земле сей, но как ты воспитала нас сладким твоим молоком на земле, так помоги нам достигнуть и Царствия Небесного.

[218]После того игемон повелел повесить их обнаженными и строгать тело их железными гребнями. Тогда воины увидели, что вместо крови из язв их истекает молоко, а тела их стали белы как снег; Ангелы Божии, сходя с Небес, укрепляли святых жен среди мук и утешали их так:

— Не бойтесь, но продолжайте свой подвиг, подобно доброму земледельцу, который, начав жатву, оканчивает ее; исполнив дело, он получает благодарность и награду от своего господина и возвращается с радостью в свой дом. Так и вы подвизайтесь, чтобы получить от Спасителя нашего Иисуса Христа вечную блаженную жизнь.

Потом игемон повелел снять их с того дерева и бросить в огненную печь. Когда их бросили туда, огонь тотчас же погас там, и они вышли из печи без всякого вреда. Тогда игемон сказал им:

— Оставьте волшебство ваше и принесите жертву богам нашим.

Святые жены единогласно отвечали ему:

— Не будет тебе добра, сын диавола, не оставим мы Господа нашего Иисуса Христа, не станем мы кланяться камню и дереву, идолам, тебе подобным, глухим и бесчувственным, ибо призваны мы в Царство Небесное.

Услышав сие, игемон приказал отсечь им мечом головы. Когда они были приведены на место, где их ожидала кончина, они просили воинов:

— Переждите немного, пока мы помолимся Богу.

Преклонив свои колена, они стали так молиться:

«Слава Тебе, великому и прославленному Богу нашему, слава Тебе, Христе, царствующему во веки и призвавшему нас на путь спасения, — ибо кто так велик, как Ты, внушивший нам отречься от тьмы и приступить к истинному свету Твоему! Молим Тебя, Господи, причти нас к Твоей первомученице Фекле[9], прими молитву за нас от святейшего отца нашего и пастыря Власия, наставившего нас на истинный путь».

Помолившись так и поднявшись с земли, они простерли свои руки к Небу и, возведя свои очи, с чистым сердцем единодушно возопили к Богу:

[219]— Слава Тебе, Христе Боже наш, что сподобил нам стать на сем месте, как бы овцам на заколение, за Имя Твое святое: мы желаем быть жертвами Тебе, приими же души наши на небесный Твой жертвенник.

Два упомянутых отрока, приступив к матери своей, сказали ей:

— Мать, вам готовы венцы от Господа на Небесах, а нас препоручи доброму страстотерпцу святейшему епископу Власию.

Тогда палач, приступив, отсек святым семи женам их честные головы; такова была кончина их.

После сего игемон, приказав привести из темницы святаго Власия, спросил его:

— Принесешь ли ты ныне жертвы богам или нет?

— Окаянный слепец, — отвечал святый, — не видишь ты истинного света: кто из тех, кои познали Бога Живаго, принесет жертвы или поклонится бездушным идолам? Знай же ты, омраченный и нечестивый человек, что оставил ты Бога Живаго и поклоняешься бесчувственному камню; не боюсь я твоих угроз, мучай меня, как хочешь, — вот, я предаю тебе за Христа моего тело мое, один Бог имеет власть над душою моею.

Тогда игемон сказал святому:

— Если я прикажу бросить тебя в озеро, разве может помочь тебе тогда твой Христос, Которому ты поклоняешься?

— Слепой и неразумный, — отвечал святый, — ты, почитая идолов, считаешь себя спасенным; а я, почитая Христа, неужели не покажу тебе на водах силы Бога моего?

Тогда игемон приказал его вести к озеру и бросить в глубину; святый же, придя на берег, ознаменовал воду крестным знамением, пошел по воде, как посуху, и, достигнув середины озера, сел на воде, как на земле, и обратился с такой речью к стоявшим на берегу воинам и слугам мучителя:

— Если вы имеете богов, то покажите их силу: идите и вы по воде.

Тогда шестьдесят восемь мужей, призвав имена богов своих, вступили в озеро, желая идти по воде, и все внезапно погрузились в воде, как бы олово, и погибли. Ангел же Господень, сойдя с Небес к святому, сказал ему:

— Исполненный Божией благодати архиерей, сойди с воды и восприими венец, уготованный тебе от Бога.

[220]Сойдя на землю, святый с лицом, сиявшим, подобно яркому снегу, пришел к игемону и стал укорять его. Тогда игемон издал смертный указ для Власия такого содержания:

«Власий не повинуется мне, презирает царя, хулит богов наших, погубил в воде своим волшебством шестьдесят восемь мужей — за все сие он должен быть усекнут мечом вместе с двумя отроками».

Вместе с отроками Власий выведен был от игемона. Придя на место казни, он молился о своих согрешениях, о всем мире, в особенности же о тех, которые будут совершать его память; и о таковых он молился, чтобы их не касалась никакая болезнь, чтобы дома их были исполнены всяких благ и чтобы услышаны были молитвы их. В то время сошло свыше на него светлое облако, которое осенило его, и из облака послышался глас Христов:

— Все прошения твои исполню, возлюбленный мой подвижник.

Тогда палач усек честную главу его, а за ним и двум вышеупомянутым отрокам на одном утесе за городской стеной в Севастии; это произошло в одиннадцатый день месяца февраля[10].

Одна благочестивая женщина, по имени Елисса, взяв святые тела мучеников, с честью погребла их на том же месте; от гробницы святых подавались болящим исцеления.

Узнав о страдальческой кончине святителя Христова Власия, та вышеупомянутая женщина, имевшая одного поросенка, почтила память святаго, собрав к себе соседей и знакомых, и Бог благословил ее дом всяким довольством. Подражая ей, другие благочестивые люди также начали ежегодно совершать память святаго Власия, принося в церковь свечи и фимиам, собираясь в домах своих единоверцев и подавая милостыню нищим и убогим. С тех пор и начался тот благочестивый обычай, которого и доныне некоторые еще держатся, а именно совершать память святаго священномученика Власия по примеру той вдовицы, которая первой совершила такое воспоминание, и бывает сие воспоминание в славу Господа нашего Иисуса Христа, с Отцем и Святым Духом славимого и поклоняемого во веки. Аминь.


[221]
Конда́къ сщ҃енномч҃нка, гла́с в҃:

Бж҃е́ственное прозѧбе́нїе, цвѣ́тъ неꙋвѧда́емый, лозы̀ хрⷭ҇то́вы розго̀ многострада́льнаѧ, бг҃оно́се вла́сїе: вѣ́рою чтꙋ́щыѧ па́мять твою̀ весе́лїѧ твоегѡ̀ и҆спо́лни, молѧ́сѧ непреста́ннѡ ѡ҆ всѣ́хъ на́съ

И҆́нъ конда́къ, гла́съ и҃:

Сщ҃е́нїѧ пома́занїемъ, и҆ мꙋче́нїѧ кро́вїю ᲂу҆краси́лсѧ є҆сѝ сла́вне вла́сїе, и҆ сїѧ́еши всю́дꙋ въ вы́шнихъ ликꙋ́ѧ, и҆ на́съ назира́ѧ въ хра́мъ тво́й прише́дшыѧ, и҆ въ не́мъ тебѣ̀ непреста́нно зовꙋ́щыѧ: всѣ́хъ на́с соблюдѝ.

Жития Святых (1903-1911) - разделитель 1.png

Память святой царицы
Феодоры

Святая Феодора была супругой царя Феофила иконоборца[11], но она не разделяла иконоборческой ереси своего мужа. Царь — иконоборец изгнал из столицы константинопольского патриарха Мефодия[12], на его место поставил Анния и сжег святые иконы. Блаженная же царица Феодора, хотя явно и не смела поклоняться святым иконам, но тайно имела их в своей спальне и ночью бодрствовала на молитве, молясь Богу, да ниспошлет Он Свою милость православным. Она имела сына, по имени Михаила, которого воспитала в православной вере. По смерти своего мужа блаженная Феодора снова восстановила на константинопольском патриаршем престоле святаго Мефодия[13] и созвала Священный Собор, на котором иконоборцы были преданы проклятию, Анний низведен с престола, и святые иконы внесены были в церкви Божии[14]. По совещанию со всем Святым Собором отцов Фео[222]дора помолилась Богу о муже своем, чтобы изъял его от вечной муки, дабы он мог получить жизнь неизреченную. После того блаженная царица Феодора добре подвизалась в благочестии и потом вскоре предала душу свою Богу, к Которому стремилась, оставив царство сыну своему Михаилу[15].

Жития Святых (1903-1911) - разделитель 1.png

Память преподобного
Димитрия Прилукского,
Вологодского чудотворца

Преподобный и богоносный отец наш Димитрий происходил из города Переяславля[16] от благочестивых родителей. С молодых лет он отдан был в книжное научение и навык в чтении божественных книг; многих сверстников он превосходил разумом и выделялся среди них своим смиренномудрием, которое всегда скрывал в сердце своем. Блаженный любил часто размышлять о будущем веке, о суде Божием, о воздаянии каждому по делам его, о Царстве Небесном, радости праведных и райском блаженстве. Изучив Священное Писание Ветхого и Нового Завета, святый познал, что жизнь в сем свете скоропреходяща. И потому он вскоре оставил сей суетный мир и, с умиленной душой, придя в страх Божий, в том же Переяславле принял иночество в Нагорном Борисоглебском монастыре. Здесь усердно подвизаясь в добродетельной жизни, он упражнялся в духовном трезвении и молитве, отличаясь чистотой, крайним смирением и духовною любовию ко всем. Таким образом сей трудолюбивый и неустанный богоугодный подвижник, поучаясь в законе Господнем день и ночь, обрел плод спасения, целомудрием и чистым сердцем взыскуя Бога и проводя равноангельное житие. Иноки и простой народ любили святаго за его великую добродетель. По прошествии некоторого времени, Бог сподобил преподобного [223]Преподобный ДимитрийДимитрия принять сан священства. В то время преподобный Сергий, Радонежский чудотворец, устроил близ Радонежа монастырь во имя Святой Троицы и, по изволению Божию, учредил там иноческое общежитие. Преподобный Димитрий часто посещал преподобного Сергия для духовных бесед о том, как бы лучше управить иноческим общежитием и людей избранных привести к Богу. После Того преподобный Димитрий построил церковь во имя святаго Николая Чудотворца и при ней создал монастырь на берегу Переяславского озера[17], и был при той обители игуменом. К преподобному стало стекаться, ради духовной пользы, много монахов и мирян, желавших жить в его обители, и блаженный принимал их, поучая со смирением и постригая мирян в святый иноческий чин. Так он собрал у себя большое Божие стадо словесных овец Христовых. Вскоре затем преподобный устроил в своем монастыре общежитие, утвердив его строгими правилами. Братия во всем повиновались святому с любовию и послушанием — как Ангелу Божию и истинному наставнику, в особенности же как ходатаю Царства Небесного. Потом, бегая славы человеческой[18], блаженный Димитрий удалился отсюда на Вологду; там, недалеко от города, преподобный полюбил уединенное место при луке[19], образуемом коленом [224]р. Вологды, создал здесь храм во имя Всемилостивого Спаса и основал общежительный монастырь[20]. Когда разнеслась молва о водворении преподобного в Прилуках, многие из учеников перешли из Переяславля к любимому наставнику, в Прилуки; приходило к преподобному много ищущих иноческой жизни и из разных других стран. Так составилась общежительная Прилукская обитель. И собрал здесь преподобный Димитрий многочисленную братию[21]. Добре упасши Христово стадо вверенных его руководству овец словесных, преподобный преставился ко Господу 11-го февраля 1392 года[22].


Тропа́рь прпⷣбнагѡ, гла́съ а҃:

Свы́ше ѿ бг҃а прпⷣбне, бл҃года́ть прїѧ́лъ є҆сѝ дꙋхо́внꙋю, и҆ ѿ негѡ̀ ᲂу҆́бѡ позна́лсѧ є҆сѝ бл҃же́нне: тогѡ̀ ра́ди и҆ ты̀ дꙋ́хомъ позна́лъ є҆сѝ лꙋ́чшаѧ є҆гѡ̀, бꙋ́дꙋщаго вѣ́ка пребыва́нїе, и҆ по́стнически и҆спыта́всѧ во свои́хъ ѻ҆би́телехъ. и҆ ны́нѣ со а҆́гг҃лы ликовствꙋ́ѧ, сп҃сꙋ всѣ́хъ за ны̀ моли́сѧ свѧ́те дими́трїе, да всѝ вопїе́мъ: сла́ва да́вшемꙋ тѝ крѣ́пость: сла́ва вѣнча́вшемꙋ тѧ̀: сла́ва дѣ́йствꙋющемꙋ тобо́ю всѣ́мъ и҆сцѣлє́нїѧ.

[225]
Конда́къ, гла́съ и҃:

Ѿ ю҆́ности, прпⷣбне, кре́стъ тво́й взе́мъ, хрⷭ҇тꙋ̀ послѣ́довалъ є҆сѝ, въ мл҃твахъ и҆ поще́нїихъ, во бдѣ́нїихъ же и҆ ѕлострада́нїихъ пло́ть твою̀ и҆знꙋрѧ́ѧ. тѣ́мже и҆ всеви́дѧщее ѻ҆́ко твоѧ̑ трꙋды̀ ви́дѣвъ, чꙋдесы̀ тѧ̀ прославлѧ́етъ, и҆ всѣ́хъ зва́ти тебѣ̀ наꙋча́етъ: ра́дꙋйсѧ прпⷣбне ѻ҆́тче дими́трїе, по́стникѡвъ ᲂу҆добре́нїе.

Жития Святых (1903-1911) - разделитель 1.png

Память святаго благоверного князя
Всеволода,
нареченного во святом крещении
Гавриилом

Святый благоверный князь Всеволод, нареченный во святом крещении Гавриилом, был сыном великого князя Мстислава, сына знаменитого Владимира Мономаха[23]. В 1117 году престарелый Владимир Мономах посадил сына своего Мстислава в Киевском Белгороде[24], чтобы иметь в нем помощника себе, а внука своего, Мстиславова сына блаженного князя Всеволода, поставил князем на его место в Новгороде. Блаженный князь Всеволод проводил богоугодную жизнь и справедливо управлял вверенным ему княжеством, как то и подобает православным князьям. Он отличался всякими добрыми делами и добрым нравом: был богобоязнен, правдив, тих и кроток и ко всем равно имел нелицемерную любовь. Князь Всеволод любил созидать храмы Божии, любил церковный и монашеский чин, давал им щедрую милостыню и чтил их, как братию Божию. Памятником его ревности к созиданию церквей служит построенный [226]им на торговой новгородской площади, на Петрятине дворище, великолепный храм во имя св. Иоанна Предтечи с придельным храмом, снабженный дорогими иконами, весьма ценным Евангелием и всеми богослужебными книгами; особою грамотою он обеспечил содержание храма и причта, частию из пошлин со всех предметов торговли, из которых также значительная часть шла на содержание Софийского собора. Благочестивый князь был заступником вдов и сирот, был милостив к нищим, упокоевал немощных и раздавал обильную пищу. В 1132 г. отец блаженного князя Всеволода Мстислав[25] скончался в Киеве, и великий престол киевский занял брат Мстислава Ярополк, который отдал Всеволоду южный Переяславль, считавшийся старшим после Киева[26]. С неудовольствием отпустили новгородцы Всеволода; между тем младшие сыновья Мономаха, дяди Всеволода, восстали за Переяслав против великого князя, предполагая, что он хочет сделать племянника наследником киевского престола. Один из этих князей, Юрий Владимирович[27], поднял оружие против Всеволода и хотел взять Переяслав. Святый же, услышав об этом и избегая междоусобия, без кровопролития ушел из Переяслава в Новгород, оставив Переяслав князю Юрию.

Вольные новгородцы за это время уже успели забыть о благодетельном управлении Всеволода и не хотели, было, принимать его, но скоро одумались и пригласили к себе столь много благотворившего им князя. Вскоре после этого блаженный князь Всеволод, по требованию новгородцев, принужден был идти с новгородцами с походом на Суздаль и Ростов[28]. Произошло [227]Святый Всеволодкровопролитное сражение, но суздальцы и ростовцы одержали верх, хотя их пало более, чем новгородцев. В том же году блаженный князь вместе с благочестивым архипастырем Нифонтом[29] основал великолепный каменный храм во имя святаго Климента, но ему не удалось оканчивать его. В мае 1136 г. вспыхнул в Новгороде мятеж. Гордые своевольные новгородцы, в гневе за то, что не удалось им повеличаться победой над суздальцами, восстали против святаго князя Всеволода и объявили его низложенным. «Нет нам от тебя помощи», — сказали они святому и изгнали его из Новгорода.

Тогда блаженный князь Всеволод пошел в Киев к дяде своему, великому князю Ярополку, сыну Владимира Мономаха. Ярополк дал Всеволоду в управление Вышгород[30], но блаженный князь пробыл там недолго. Псковитяне, дорожа и благодеяниями и высокими качествами Всеволода, прислали выборных в Вышгород с усердным прошением, чтобы он пошел к ним княжить: в то время в Пскове не было князя. Святый Всеволод согласился и пошел княжить в Псков. На пути, когда он проходил мимо Полоцка[31], князь полоцкий Василько, услышав о приходе святаго, поспешно вышел к нему навстречу, обратился к святому с братским о Христе лобзанием и приветствием, дал ему много даров и проводил его с великим торжеством. Между тем жители Пскова вышли навстречу блаженному князю Всеволоду во главе с духовенством, [228]с честными крестами, и так приняли его в город. И была великая радость в Пскове по причине прихода святаго. Равным образом и святый радовался по поводу прихода своего в Псков, как бы в горний Иерусалим, провидя духом, что честные мощи его будут положены в нем. И тотчас же начал княжить, справедливо управляя псковитянами до самой кончины своей. Благочестивый князь немедленно заложил каменный храм во имя Святыя Троицы, оконченный в следующем году. Латинствующие народы все боялись самого имени святаго и не смели нападать на Псков. Святый князь Всеволод княжил в Пскове один год с небольшим. Потом, по изволению Божию, он впал в тяжелую телесную болезнь; причастившись Пречистого Тела и Крови Христовых на исход души своей и преподав мир домочадцам своим и всем гражданам псковским, он отошел ко Господу и приложился к отцам своим, где все святые упокоеваются. Преставление блаженного князя Всеволода-Гавриила последовало в четверг Сырной недели 11-го февраля 1138 года. Тело святаго провожали с честию все граждане псковские, игумены и множество духовенства и положили в церкви святаго великомученика Димитрия Солунского. Меч же и щит блаженного князя Всеволода поставлены были на его гробе, в похвалу и на утверждение города Пскова, где находятся и доныне в Троицком соборе. Спустя 52 года по блаженном преставлении святаго благоверного князя Всеволода-Гавриила, мощи его были обретены нетленными. В 1192 г. святый князь явился в видении одному богобоязненному человеку и сказал:

— Объяви властям, чтобы перенесли мощи в храм Святыя Троицы: там хочу я возлечь. Господь Иисус Христос предал мне город Псков, чтобы хранил я его.

Тогда же святые мощи его благоговейно перенесены были в Троицкий собор[32]. С тех пор при гробе блаженного князя Всеволода начали истекать многоразличные исцеления с верою приходящим к его святым мощам, во славу Христа Иисуса, Господа нашего, Ему же подобает слава ныне, всегда и во веки веков.


[229]
Тропа́рь ст҃а́гѡ, гла́съ д҃:

И҆з̾ мла́да ꙗ҆ви́лсѧ є҆сѝ бг҃омꙋ́дре кнѧ́же гаврїи́ле, бж҃е́ственный сосꙋ́дъ, и҆збра́нъ бг҃ови, бл҃гоче́стїемъ воспита́нъ: вѣ́рꙋ непоро́чнꙋ соблю́дъ, и҆ мнѡ́ги ст҃ы̑ѧ цр҃кви ᲂу҆стро́ивъ, и҆згна́нїе претерпѣ́лъ є҆сѝ ѿ свои́хъ, ꙗ҆́коже и҆ цѣломꙋ́дрїи прароди́тели твоѝ ѿ бра́та ᲂу҆бїе́нїе. съ ни́ми же предстоѧ̀ ст҃ѣ́й трⷪ҇цѣ моли́сѧ, держа́вы рѡ́сскїѧ нача́льникѡмъ сохранє́нымъ бы́ти, и҆ всѣ́мъ на́мъ сп҃сти́сѧ.

Конда́къ, гла́съ и҃:

Многомꙋ́дреннѡ пресели́всѧ во гра́дъ пско́въ бл҃же́нне кнѧ́же гаврїи́ле, пло́дъ бл҃гїй бг҃ови въ жи́зни се́й бы́лъ є҆сѝ, присноцвѣтꙋ́щъ добродѣ́тельми, и҆ ꙗ҆́коже дв҃дъ неѕло́бїемъ: тогѡ̀ ра́ди полꙋчи́лъ є҆сѝ жи́знь вѣ́чнꙋю на нб҃сѣ́хъ. всегда̀ зрѧ̀ ст҃ꙋ́ю трⷪ҇цꙋ, молѝ и҆зба́витисѧ на́мъ ѿ всѧ́кихъ бѣ́дъ, да зове́мъ тѝ: ра́дꙋйсѧ ᲂу҆твержде́нїе гра́дꙋ на́шемꙋ.

Жития Святых (1903-1911) - концовка 19.png


  1. Каппадокия — большая область в восточной половине Малой Азии. Севастия — город Каппадокии на границе с Малой Арменией, в северо-восточной части области.
  2. Царствовал с 284 по 305 год.
  3. Память их совершается Церковию 13-го декабря.
  4. Царствовал с 307 по 324 год.
  5. Аргеос — иначе Аргей — большая, покрытая на самой вершине вечным снегом, а при подножии своем прекрасным лесом, гора Малой Азии, часть Антитавра, в северо-западной Каппадокии.
  6. Никополь — город в Малой Армении, на границе Понта, при реке Ликусе; ныне Эндерес.
  7. Еванг. от Матф., гл. 26, ст. 13.
  8. Кн. прор. Иеремии, гл. 10, ст. 11.
  9. Память ее — 24 сентября.
  10. Святый священномученик Власий пострадал и скончался около 316 года. — Мощи его перенесены на Запад во время Крестовых походов; части их находятся во многих странах Европы.
  11. Император Феофил иконоборец царствовал с 829 по 842 г.
  12. Св. Мефодий I, патриарх Константинопольский, управлял патриаршим престолом с 842 по 846 год. В этом году он был низложен и изгнан царем-иконоборцем.
  13. Это было в том же 842 году, в котором он изгнан был из Константинополя. — В первое время по восшествии на престол царский (в 842 году) Михаила государством управляла мать его Феодора — по 855 год.
  14. Таким образом состоялось восстановление иконопочитания на Константинопольском Соборе 842 года. В память этого тогда же был установлен в Церкви особый «чин православия», совершаемый и ныне в первый воскресный день святой Четыредесятницы.
  15. Император Михаил III царствовал с 855 по 867 г.
  16. Переяславль Залесский, северный, — ныне уездный город Владимирской губернии.
  17. Ныне — так называемый Никольский на Болоте, заштатный монастырь в Переяславле Залесском.
  18. Слух о высокой жизни преподобного Димитрия дошел до великого князя московского Димитрия Иоанновича Донского, и он пригласил преподобного к себе, чтобы он был восприемником детей его. Преподобный исполнил желание князя и получил от него щедрые дары для обители. После этого он и решился оставить Переяславский монастырь и удалиться в глухое место.
  19. Лука — изгиб, кривизна, излучистый берег, мыс, огибаемый рекою.
  20. Это было в 1371 году. Спасо-Прилукский (второклассный) монастырь находится в 15 верстах от Вологды. — При основании обители владельцы места с любовию уступили преподобному свою землю. Горячее усердие явилось и у граждан Вологды. Каждый спешил жертвовать преподобному, что мог, для сооружения храма. Великий князь Димитрий Донской, узнав об основании преп. Димитрием новой Спасо-Прилукской обители, прислал от себя для нее пожертвования.
  21. Преподобный своими подвигами и добродетелями служил высоким примером и образцом для собравшейся в его обитель братии, в то же время непрестанно поучая и наставляя ее. Он отличался нищелюбием и благотворительностию. Сам, всегда довольствуясь только просфорою с теплою водою, он обходил монастырские угодья и заботился, чтобы для трапезы братии вовремя доставлялось все нужное. Одежда у него зимою и летом была одна — овчинный заскорузлый тулуп, под которым летом бывал он мокрым от жары, а зимою страдал от морозов. Но для братий он ходил вместе с ними на работы. Для того, чтобы другие не видали его слезной молитвы, он часто удалялся для молитвы в уединенное место, с левой стороны храма, где для этого была сделана деревянная пристройка. Своими высокими подвигами самоотвержения и самоотречения преподобный достиг высокого духовного совершенства и сподобился дара прозрения.
  22. Тело преп. Димитрия было погребено в созданной им Спасской церкви. У гроба его и его молитвенным предстательством совершались чудеса и различные исцеления. И ныне мощи преп. Димитрия Прилукского почивают в том же храме, где находится и чудотворный образ сего святаго, бывший с великим князем Иоанном III во время похода его под Казань.
  23. Владимир Мономах, внук Ярослава Мудрого, идеал древнерусского князя, известен особенно как миротворец враждующих князей; с 1114 по 1125 г. Великий князь Киевский.
  24. Белгород — небольшой город Киевского княжества, имевший, однако, в княжение наследников Владимира Великого епископа и некоторое время бывший удельным столом. Ныне — село Киевской губернии и уезда, на Ирпени, принадлежащее киевскому митрополиту, с 1900 десятин земли и свыше чем с 1½ тысячью жителей, с приходскою церковию.
  25. Мстислав Владимирович, отец св. благ. князя Всеволода, был Великим князем Киевским с 1125 по 1132 г. Ему наследовал брат его Ярополк, княживший в Киеве с 1132 по 1138 год.
  26. Переяславское княжество считалось первым после великого княжества Киевского. Переяславль южный — ныне уездный город Полтавской губ., при р. Альте и Трубеже.
  27. Юрий (Георгий) Владимирович Долгорукий, младший сын Владимира Мономаха, князь Суздальский, впоследствии Великий князь Киевский с 1148 по 1150 г.; потом был изгнан Изяславом Мстиславичем, но по прошествии некоторого времени снова завладел Великим княжеством Киевским, хотя и ненадолго.
  28. Это последовало следующим образом. Изяслав Мстиславич, по милости властолюбивого князя Юрия Долгорукого, из Турова явился в Новгород за помощью против Юрия, дерзко оскорблявшего Мстиславичей. Новгородцы зашумели, вызываясь защищать Изяслава против Юрия. Блаженный князь Всеволод не желал иметь дело с дядей, а святитель Михаил отговаривал новгородцев от похода, указывая на опасности зимнего похода. Но, в конце концов, Всеволод должен был подчиняться желанию новгородцев и идти в поход против суздальцев и ростовцев.
  29. Память св. Нифонта, епископа Новгородского, совершается Церковию 8-го апреля; скончался Нифонт в 1156 году.
  30. Вышгород — небольшой город близ Киева.
  31. Полоцк — ныне уездный город Витебской губернии, при впадении р. Полоты в Западную Двину. Полоцкое княжество занимало большую часть Витебской губернии, части Могилевской, Минской и Виленской губерний.
  32. Это было в 1192 году.