Жития святых по изложению свт. Димитрия Ростовского/Февраль/12

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Жития святых по изложению свт. Димитрия Ростовского — 12 февраля
Источник: Жития святых на русском языке, изложенные по руководству Четьих-Миней св. Димитрия Ростовского (репринт). — Киев: Свято-Успенская Киево-Печерская Лавра, 2004. — Т. VI. Месяц февраль. — С. 230—255.


[230]
Жития Святых (1903-1911) - заставка 50.png
День двенадцатый

Житие
святаго отца нашего
Мелетия,
архиепископа Антиохийского

Святый Мелетий был сначала епископом Севастийским в Армении[1], но потом следующим образом был возведен на архиепископский престол в Антиохии. Архиепископ Антиохийский Евдоксий[2], последователь арианского заблуждения, прельщаемый богатством Константинопольского престола, захотел перейти туда, так как занимавший перед тем место архипастыря в Константинополе злочестивый еретик Македоний[3] был извержен, а в царство Констанция[4], сына Константина Великого, церковь Константинопольская изобиловала многими сокровищами и была гораздо богаче Антиохийской и других церквей; посему Евдоксий, пренебрегая престолом Антиохийским, начал домо[231]гаться Святый Мелетийпрестола Константинопольского. Узнав о происках своего архиепископа, жители Антиохии сильно обиделись на Евдоксия, негодуя на него за то, что он презирает свою церковь, и потому изгнали его. Отправившись в Константинополь, Евдоксий получил там престол[5]; а жители Антиохии, собрав собор, совещались все вместе, кого бы выбрать на место Евдоксия; на этом соборе бо́льшую часть присутствующих составляли ариане, которые были тогда в большой силе; число же православных было невелико; к тому же их презирали и называли евстафианами, по имени святаго Евстафия[6], который в бытность свою архиепископом Антиохийским потерпел изгнание за православную веру. На устах всех присутствующих на том соборе было имя святаго Мелетия, все хотели иметь его у себя архиепископом, но особенно желали того ариане: ибо они считали его своим единомышленником и надеялись, что он и евстафиан склонит к их мудрованию и всю Антиохию научит арианскому заблуждению. Итак, на соборе общим голосом Мелетий был избран на архиепископскую кафедру; соборное постановление все подтвердили подписью своих рук и отдали его на сохранение бывшему на том соборе святому Евсевию, епископу Самосатскому[7], мужу православному. Затем послали свою просьбу к святому Мелетию вместе с царской грамотой и с великой честью при большом стечении народа привели его в Антиохию; прибытие в город сего святаго мужа епископ Феодорит[8] описывает так:

[232]«Когда призванный царем великий Мелетий приближался к Антиохии, ему вышли навстречу все, кто носил сан священника, церковнослужители и все граждане: здесь были и иудеи, и неверующие, все желали одного — увидеть славнейшего Мелетия».

Так описывает сие событие Феодорит. Итак, святый Мелетий был возведен на архиепископский престол в Антиохии, ибо был он муж достойный того, премудрый и исполненный святости; о нем свидетельствует и святый Епифаний[9], живший тогда же. Осыпая его похвалами, о нем так он пишет:

«В великом почтении у нас тот муж (святый Мелетий), везде о нем идет добрая слава; в жизни своей он постоянен, честен, обычаи его достохвальны; народ любит его за непорочную жизнь; все весьма удивляются ему».

Так отзывается о Мелетии святый Епифаний. Насколько любил его народ, это видно из того, что при его посвящении каждый старался пригласить его к своему дому, желая, чтобы прибытие святаго дало ему благословение.

Вступив на антиохийский престол, святый Мелетий стал ревностно поучать людей добродетельной жизни, благим нравам, приготовляя в сердцах их путь к истинному правоверию; ибо святый полагал, что с большим успехом он может всеять семена Православия в души своей паствы, если сначала исправит злые нравы людей, исторгнув из сердечной нивы их терния и волчец. Тогда Мелетий поставил диаконом и великого Василия, пришедшего в Иерусалим из Антиохии. Другой знаменитый муж того времени, святый Иоанн Златоуст, в то время был еще небольшим отроком; он воспринял от святаго Крещение, был в числе народа, встречавшего Мелетия, а во время пребывания в Антиохии Василия он проходил книжное учение; впоследствии в своем похвальном слове святому Мелетию он описал тридцатидневное отлучение его от Церкви, которому подвергли святаго еретики. Это произошло так. Весь народ хотел точно знать, какого исповедания держится их новый архиепископ; когда просили о сем Мелетия, то он обратился к народу в церкви с проповедью Слова Божия, в которой [233]прославлял православную веру, утвержденную на Первом Вселенском Соборе, бывшем в Никее, исповедывал он также, что Сын Божий соприсносущен, соестественен, равен с Богом Отцом, что Он не создан, что Он — Творец всей твари. Так святый велегласно поучал народ; услышав это, архидиакон Антиохийской церкви, разделявший нечестивое учение Ария, подошел к своему архиепископу и дерзновенно рукой своей замкнул уста святаго, чтобы он не мог ни исповедывать истинной веры, ни поучать Православию. Хотя рука архидиакона и мешала говорить Мелетию, однако он, протянув свою руку к народу, перстами еще явственнее, чем языком исповедывал Святую Троицу: сначала он показал три перста, изображая таким образом три лица Божества; пригнув два, он оставил один, показывая так единое в трех Лицах Божество. Увидев то, архидиакон, отпустив уста святаго, схватил его за руку, которая так ясно изображала Троицу. Освободившись, святый стал языком исповедывать и прославлять Единую Троицу, увещевал внимавший ему народ крепко и неотступно держаться исповедания, утвержденного на Никейском Соборе: всякий, — говорил он, — кто отвергает догматы Никейского Собора, далеко стоит от истины. И так продолжалось долгое время: названный архидиакон или заграждал уста святителю, не давая ему, таким образом, говорить, или удерживал его руку, препятствуя ей изображать перстами Троицу, а святитель то устами, то перстами своими ясно проповедовал народу православную веру. Тогда православные, называемые еретиками «евстафианами», возвеселились великой радостью, видя на престоле апостольском такого благочестивого архиерея, и в ликовании восклицали, поддерживая истинное исповедание своего пастыря; сильно опечалились бывшим ариане. Они изгнали Божьего архиерея из церкви и всюду стали хулить его, утверждая, что он еретик, последователь учения Савеллия[10]: они внушили также царю Констанцию, чтобы он осудил Мелетия и отправил бы его на заточение на родину в Армению. Ночью святаго вывели из Антиохии и отправили в Армению, а на место его был избран некий Евзой, последователь Ария, бывший во время избрания Мелетия еще диаконом.

[234]Святый Евсевий, епископ Самосатский, видя, что в Антиохийской церкви происходит такое волнение от еретиков, которые изгнали неповинного своего епископа святаго Мелетия, сожалел об этом весьма сильно. Встав, он вышел из Антиохии, не сообщая никому о том, и отправился в свой город. Узнав об уходе Евсевия, ариане вспомнили, что у него находится на сохранении грамота на архиепископство святаго Мелетия, составленная и подписанная всем собором: они боялись, как бы святый Евсевий не стал обличать их когда-либо на соборе, что они сами себе единогласно выбрали архиепископа, а потом сами же и изгнали его: посему они упросили царя, который был тогда в Антиохии, чтобы он повелел послать за Евсевием и взять у него грамоту.

Царь тотчас же послал за Евсевием всадника, с тем чтобы он как можно скорее настиг епископа. Когда посланный настиг Евсевия и передал ему царское повеление, святый епископ отвечал:

— Я не могу теперь отдать грамоты, а отдам ее только тогда, когда все вверившие мне ее соберутся опять вместе.

Так посланный вернулся к царю, не добившись ничего. Тогда царь сильно разгневался и, написав послание, отправил его к святому Евсевию; в сем послании было сказано, что, если Евсевий не отдаст грамоты, ему отсекут правую руку. Царь написал так для того, чтобы только устрашить святаго, приводить же свою угрозу в исполнение он запретил посланному. Когда царский посол вторично прибыл к святому епископу и вручил ему грозное послание, Евсевий, прочитав его, простер обе свои руки со словами:

— Вы можете отсечь не только одну правую руку, но даже и левую, но грамоты я не отдам, ибо она явно обличает злобу и беззаконие ариан.

Снова пришлось возвратиться послу ни с чем. Услышав такой ответ святаго, царь весьма удивился неустрашимому мужеству и неизменному постоянству Евсевия и впоследствии пред многими отзывался о нем с великими похвалами.

После свержения святаго Мелетия с архиепископского престола православные отделились от ариан; они взяли себе одну церковь, стоявшую за городскими стенами на месте, называемом Палея, и в церкви той пресвитер Павлин совершал для них [235]службы по чину православной церкви. Спустя несколько лет царь Констанций умер, а на его место вступил Юлиан Отступник[11]. В начале своего царствования Юлиан лицемерно показывал себя благочестивым, освободил всех бывших в изгнании епископов и повелел им возвратиться на свои престолы. Тогда, в силу царского повеления, и святый Мелетий возвратился из своего заточения в Антиохию. Он нашел, что в сем городе церковь православных разделилась на две части: одни ожидали возвращения на архиепископский престол его, святаго Мелетия, другие же, не дожидаясь его, избрали епископом вышеупомянутого пресвитера Павлина; последние назывались тогда павлинианами, а первые мелетианами: причиной разделения было также и то, что павлиниане не принимали в общение с собой тех из последователей учения Ария, которые возвратились в Православие чрез учение святаго Мелетия. А не принимали они к себе таковых по двум причинам: во-первых, сии лица получили Крещение от ариан: во-вторых, потому, что и сам святый Мелетий был избран на архиепископство Антиохийское и арианами, которых на соборе было более православных: обе сии части одинаково держались православных догматов, но поводом к разделению служили только описанные обстоятельства. Вернувшись, святый стал ревностно заботиться о том, чтобы снова соединить разделившееся стадо Христово. Кроткий и смиренный сердцем архиепископ не отрицал и епископства Павлина, но признавал его, а сам пас новое стадо — именно обратившихся из арианства в православие, которых тогда павлиниане не принимали в общение. Когда же беззаконный Юлиан, утвердившись на престоле, явно отвергся от Христа и стал поклоняться идолам, тогда снова святый Мелетий был изгнан из Антиохии. По всему обширному царству Юлиана было воздвигнуто на христиан гонение, которое особенно было сильно в Антиохии. Беззаконный царь, отправляясь в поход со всем своим войском в Персию, прибыл в Антиохию: здесь он приносил много жертв идолу Аполлона, стоявшему на месте, называемом Дафна: сие место находилось в предградии Антиохийском: здесь были положены и мощи святаго мученика Вавилы с тремя младенцами[12]. Однажды царь спросил лживого своего бога Аполлона, некогда [236]дававшего людям ответы, победит ли он Персов? Идол ничего не отвечал ему, ибо с тех пор, как были перенесены в то место мощи святаго Вавилы, бес отбежал оттуда: с того времени и перестал давать ответы идол, прежде много предсказывавший, ибо сей бес прорицал через идола. Царь был опечален, что идол перестал давать предсказания: узнав от тамошних жрецов, что мощи Вавилы были причиной молчания идола Аполлона, он приказал галилеянам — так называл он христиан — взять оттуда те мощи. Лишь только они были взяты, на храм Аполлона с Небес ниспал огонь и сжег капище вместе с идолом: сие очень опечалило и посрамило нечестивых жрецов, и они решили отомстить христианам. Для сего они стали говорить перед царем, что галилеяне из ненависти зажгли ночью храм Аполлона. Тогда царь исполнился ярости на христиан: он приказал преследовать и гнать их, тогда же и святый архиепископ Мелетий был изгнан из города; другие христиане, добровольно убежав из Антиохии, скрывались в тайных убежищах. Тогда были подвергнуты мучению и два святых пресвитера антиохийских — Евгений и Макарий, и святый Артемий. Когда богоненавистный сей царь Юлиан погиб ужасной смертью, на царский престол вступил благочестивый и христолюбивый Иовиан[13]. Тогда опять святый Мелетий стал пастырем и учителем Православия в Антиохии, и царь Иовиан почитал преподобного и сильно любил. Посему и ариане стали бояться святаго. Некоторые из их епископов стали даже лицемерно покровительствовать Православному исповеданию, желая тем угодить царю и Антиохийскому архиепископу Мелетию.

В то время собрался Поместный собор в Антиохии, собранный святым Мелетием и Евсевием Самосатским. На нем ариане исповедали единосущие Сына с Отцем и признали правой веру, утвержденную на Первом Вселенском Соборе в Никее; но сие их исповедание было неискренне и ложно, ибо когда вскоре после сего умер царь Иовиан и на престол вступил Валент[14], еретики ясно показали, что они не отстали от своего зловерия; они обратили в свое заблуждение даже и царя через жену его Домникию. Тогда снова стали гнать Церковь православных, снова стали изгонять ее пастырей: сей нечестивый царь Валент про[237]был долгое время в Антиохии, утверждая там и насаждая ересь арианскую; наущаемый еретиками, он изгнал и святейшего архиепископа Мелетия; и находился в изгнании святый до самой смерти Валента.

После Валента на престол вступил благочестивый царь Грациан[15]; тогда снова были возвращены из заточения царским повелением православные архиереи, которые беспрепятственно заняли свои престолы. Тогда и святый Мелетий уже в третий раз возвратился в Антиохию на свой престол, но разногласие между верными из-за двух архиереев — Павлина и Мелетия еще продолжалось: все еще одни считали архиереем одного, другие же — другого, причем обе стороны чуждались друг друга; святый приложил все свое старание к тому, чтобы примирить тех и других. Тогда благочестивый и христолюбивый царь Грациан издал для всей своей области повеление, в силу которого все церкви должны быть отобраны у ариан и возвращены православным. С таким царским повелением прибыл в Антиохию некий князь по имени Сапор: перед царским посланником и обратился святый Мелетий к епископу Павлину с такими словами:

— Поелику и мне Господь поручил заботиться о сем стаде и ты некоторую часть из них взял от меня под свое руководство, сами же овцы ничем не отличаются друг от друга в вероисповедании, — то соединим стадо, брат мой, прекратим всякий спор из-за первенства, будем вместе пасти словесных овец, сообща будем заботиться о них. Если же обладание архипастырским престолом производит распрю между нами, то я постараюсь истребить ее: я положу на сей престол божественное Евангелие, и поступим так: оба мы сядем по обе стороны Евангелия, и, если я первый окончу свое жизненное поприще, то ты один будешь пасти стадо: если же ты первым отдашь свою душу Богу, то я по силе моей буду заботиться о пастве.

Так предложил святый Мелетий, отличавшийся необычайной кротостью, но Павлин не согласился на такое предложение. Тогда князь Сапор возвестил о том царю и, получив от него ответное послание, отнял соборный храм вместе с другими церквами у ариан и отдал его святейшему Мелетию, а [238]Павлин продолжал пасти тех овец, которых он некогда взял у Мелетия. И так святый архиепископ принял тот престол, на который был единогласно избран соборным постановлением. Ревностно и мудро он стал управлять своею паствой в мире и тишине до самой блаженной своей кончины. Ариане уже не могли более возвышаться и причинять утеснение Христовой церкви и ее добрым пастырям: в особенности же они не могли более преследовать святаго Мелетия, который сиял, как солнце, озаряя Церковь и прогоняя тьму ересей. Следуя его поучениям, многие антиохийцы преуспевали в добродетелях и православной вере и подобно ему стали совершенными светилами Церкви. Таков был Флавиан[16], который после Мелетия вступил на престол его, Акакий, бывший впоследствии епископом Берийским, Диодор Тарсийский, Елпидий, доместик Мелетиев, занимавший потом епископскую кафедру в Лаодикии: в особенности же известны святый Иоанн, впоследствии нареченный Златоустым, который был рукоположен в диаконы святым Мелетием, и друг Иоанна Василий, не Кесарийский, но другой, равноименный с последним, но только более молодой, уроженец Антиохии, возраставший вместе со святым Иоанном. Сии и многие другие украшали и просвещали потом Церковь Христову, каждый в своем месте, подобно свечам в подсвечнике. В то время в стране Сирской, где находилась и Антиохия, начал свой подвиг и святый Симеон[17], который потом вошел на столп, а с начала сковал себя железной цепью на высоком холме, как о том рассказывается в его житии. Услышав о том, блаженный Мелетий пришел к нему и, увидев его в узах, сказал:

— Человек может владеть собой и без оков, не железной цепью, но волей и разумом своим привязать себя к одному месту.

Услышав сии слова, преподобный Симеон принял этот совет; он снял оковы и связал себя свободной своей волей, чтобы быть добровольным узником Иисуса Христа.

Незадолго до блаженной кончины святаго Мелетия воцарился благочестивый Феодосий[18], который был сначала знаменитым вое[239]водой у царя Грациана и пользовался большим почетом за свою храбрость, ибо он часто со славой побеждал варварские полки. Сей Феодосий, еще до вступления своего на царский престол, видел однажды во сне архиепископа Антиохийского, святаго Мелетия; ранее он никогда его не видел наяву, но только слышал о нем. Во сне Феодосий видел, будто Мелетий стал рядом с ним и возложил на него царскую хламиду и венец царский. Проснувшись, Феодосий рассказал о своем видении одному из своих домашних и изумлялся, что бы это могло обозначать; вскоре после сего видение то исполнилось на самом деле. Царь Грациан, убедившись, что одному ему невозможно управлять Востоком и Западом вследствие обширности империи, и видя, что отовсюду грозят варвары, избрал помощником себе для управления государством воеводу Феодосия, как добродетельного, храброго и православного мужа: ему-то и поручил он всю Восточную половину империи, которой сначала обладал царь Валент, а сам взял себе Западную часть. Приняв Восточную половину и победив наступавших на Фракию готов, Феодосий прибыл в Константинополь и пожелал увидеть святаго Мелетия, который, как ему представилось в сонном видении, венчал его на царство. В то время, по согласию святых великих отцов, православных архиереев, и по изволению благочестивых царей Грациана и Феодосия начал собираться в Царьграде Второй Вселенский Собор[19]. Епископы со всей вселенной царскими посланиями призывались на сей Собор. Тогда прибыл в Константинополь и святейший архиепископ Антиохийский Мелетий. Царь Феодосий приказал боярам и своим домашним, чтобы никто не указывал ему святаго Мелетия: он сам хотел узнать его, судя по тому лицу, которое он видел во сне, и окончательно убедиться, что действительно Мелетий, а не другой какой-либо архиерей венчал его в видении на царство. Когда большой собор епископов входил в царскую палату, царь, смотря на них, тотчас увидел и узнал святаго Мелетия. Оставив всех и подойдя, он припал к стопам Мелетия и стал лобызать руки, перси, очи, уста, главу святаго, словно почтительнейший сын встречал своего отца, которого давно желал видеть. Перед всеми царь рассказал, как явился ему в видении сей святый, надевая на него [240]царский венец и порфиру, и оказывал ему предпочтение перед всеми архиереями. На том Соборе святый Мелетий удивил всех следующим чудесным знамением. Когда ариане неправославно мудрствовали о Святой Троице и своим злочестивым учением развращали благочестивую веру, тогда сей божественный муж, встав, показал людям, которые просили его поучения, три перста в знамение трех лиц Святой Троицы: затем, соединив два перста и пригнув один, он благословил людей. В то время его осенил огонь, словно молния, и святый громко воскликнул:

— Три Ипостаси мы разумеваем и об одном Существе беседуем.

Так святый Мелетий всех удивил, посрамил еретиков, а православных укрепил в вере православной: утвердил он также и святаго Григория Богослова на патриаршеском Константинопольском престоле. Вскоре после сего, когда Собор еще не состоялся и еще не все епископы съехались в Константинополь, святый Мелетий, мало поболев, мирно предал Господу свою душу[20], повергнув царя, архиереев и весь православный народ в сильную скорбь. Все с честью погребли сего славного архипастыря и перенесли в Антиохию: здесь его честное тело положено было близ священномученика Вавилы на защищение города во славу Христа Бога нашего, со Отцем и Святым Духом славимого во веки. Аминь.


Конда́къ ст҃а́гѡ, гла́съ ѕ҃:

Дꙋхо́внагѡ твоегѡ̀ дерзнове́нїѧ ᲂу҆боѧ́всѧ, ѿстꙋ́пникъ бѣ́гаетъ македо́нїй: моли́твенное же слꙋже́нїе соверша́юще твоѝ рабѝ, любо́вїю притека́емъ, а҆́гг҃лѡмъ собесѣ́дниче меле́тїе, ѻ҆́гненный мечꙋ̀ хрⷭ҇та̀ бг҃а на́шегѡ, всѧ̑ безбѡ́жныѧ закала́ѧй. воспѣва́емъ тѧ̀ свѣти́льника, просвѣти́вшаго всѧ̑.

Жития Святых (1903-1911) - разделитель 1.png

[241]

Житие
святаго отца нашего
Алексия,
митрополита Московского и всея России чудотворца

Святый чудотворец Алексий, митрополит Российский, происходил из боярского рода. Родители его — Феодор и Мария — были бояре Черниговского княжества. Святый Алексий родился в Москве[21] при московском князе Данииле Александровиче[22], сын и наследник которого князь Иоанн Даниилович[23], бывший тогда еще отроком, был восприемником Алексия в Святом Крещении, причем младенцу было наречено имя Елевферий. Когда он подрос, его отдали учителям для книжного учения. Однажды, когда Елевферию было двенадцать лет, он как-то в поле расставлял сети для ловли птиц. В это время отрок случайно уснул и услышал голос:

— Зачем, Алексий, ты напрасно трудишься? Я сделаю тебя ловцом людей.

Пробудившись от сна, отрок никого не видел вокруг и сильно дивился тому, что он слышал. С сего времени он стал много думать и размышлять, что должен значить сей глас. Возлюбив Бога с юного возраста, он оставил своих родителей, отказался от женитьбы и, желая поработать Единому Владыке Христу, пришел в Богоявленский монастырь в Москве [242]и здесь постригся в иноки, причем в пострижении ему дали то имя, которое он слышал в сонном видении, — Алексий[24]. Тогда игуменом в Богоявленском монастыре был Стефан, брат великого чудотворца Сергия Радонежского; он сам постриг святаго Алексия, которому шел тогда двадцатый год от рождения.

С того времени до сорокалетнего возраста святый Алексий неустанно трудился, постился, молился каждую ночь и упражнялся в других иноческих подвигах, так что многие дивились его ревности. За его богоугодную жизнь все почитали и уважали святаго Алексия; даже сам Великий князь Московский Симеон Иоаннович[25] и митрополит Феогност[26] сильно любили его. За многие добродетели он был поставлен епископом города Владимира[27].

Когда преставился митрополит Феогност, Великий князь Московский Иоанн Иоаннович[28], принявший бразды правления после брата своего великого князя Симеона, по соборному постановлению избрал в митрополита святаго Алексия и послал его на посвящение в Царьград к Святейшему Патриарху Филофею[29]. Филофей поставил святаго Алексия митрополитом Киевским и всея России. По возвращении из Царьграда святый Алексий принял на себя управление Церковию Русскою[30] и еще более стал подвизаться, к одним подвигам прилагая другие, и был светильником для всех, подавая пример словом, делом и жизнию, верою и чистотою, духом и любовию.

Слава о святителе Алексии распространилась не только между верующими христианами, но даже и среди неверных магометан, которые не знали Христа. Супруга хана татарского Джанибека Тайдула три года назад лишилась зрения. Слыша, что Бог тво[243]рит Святитель Алексиймногие чудеса по молитвам святаго Алексия, Джанибек послал к великому князю московскому Димитрию Иоанновичу[31] с просьбой, чтобы он прислал к нему сего человека Божия, дабы он, помолившись о его царице Богу, дал ей прозрение. При сем Джанибек дополнил:

«Если царица получит исцеление по молитвам того человека, ты будешь иметь со мною мир. Если же ты не пошлешь его ко мне, то я разорю огнем и мечом твою землю».

Когда это прошение Джанибека пришло в Москву, святый Алексий восскорбел, считая сие делом выше своих сил. Но, по просьбам великого князя Димитрия, он все-таки отправился к хану Джанибеку. Перед своим отшествием из Москвы он совершил с духовенством молитвенное пение в соборном храме в честь Успения Пресвятыя Богородицы. Во время сего молебствования свеча у гроба святаго чудотворца Петра зажглась сама собой, и все видели сие чудо. Из сего святый Алексий уразумел, что Господь благоволил ему возвестить, что путешествие его будет благополучно. Взяв некоторую часть воска от той свечи и изготовив из него малую свечу, святитель вместе с своим клиром стал готовиться в дорогу, твердо уповая на милость Божию.

Еще до прибытия блаженного в столицу монголов, царица в сонном видении узрела святителя Божия Алексия в архиерейской одежде в сопровождении иереев. Пробудившись, она тотчас приказала изготовить драгоценные облачения для архиерея и свя[244]щенников по тому образцу, как она видела в сонном видении. Когда святый Алексий приближался к столице татар, Джанибек вышел навстречу ему с великой честью и ввел его в свои палаты. Святитель, начав молебное пение, повелел возжечь ту малую свечу, которую он взял с собой. После продолжительной молитвы он окропил освященной водой царицу, и та тотчас прозрела. Хан со своими вельможами и все бывшие там весьма изумлялись этому дивному и славному чуду и воссылали хвалы Богу. Почтив Алексия[32] и бывших с ним и щедро наградив их, Джанибек отпустил их с миром.

Возвратившись из Орды, святый Алексий, по прошествии некоторого времени, принужден был снова отправиться в Орду. Хан Джанибек умер, а на его престол вступил жестокий и кровожадный сын его Бердибек. Убив своих двенадцать братьев, он хотел идти с своим войском на Русскую землю. Тогда, по просьбе Великого князя Иоанна, святый Алексий отправился в Орду к Бердибеку и своей кроткой, разумной беседой укротил ярость жестокого хана. Исходатайствовав пред грозным владыкой мир для христиан, святый Алексий возвратился в Москву, ибо сюда был перенесен святым Петром, митрополитом Киевским, престол Киевской митрополии вследствие частых войн и вторжений варварских народов.

Когда скончался Великий князь Иоанн, на рамена святителя пала опека над несовершеннолетним князем Московским Димитрием Иоанновичем. Власть великого князя выпросил себе в Орде суздальский князь Димитрий Константинович[33]. Святитель должен был благословить суздальского князя на великое княжение, но решительно отказался исполнить просьбу Великого князя жить во Владимире, оставаясь благопопечительным отцом для юного князя Димитрия Иоанновича. В Орде между тем шли смуты; каждый год являлось по несколько ханов, истреблявших один другого; в 1362 году явилось два хана-соперника. Юный Димитрий выпросил у одного из них звание Великого князя России и заставил Димитрия Константиновича удалиться из Владимира. Святитель Алексий с радостию благословил питомца своего на великое княжение чудотворною Владимирскою иконою Богома[245]тери. — Он был душой советов и дел князя Димитрия; трудами святителя росла и крепла власть Великого князя Московского.

Между тем святитель Алексий занимался строением обителей иноческих. Так, он построил на берегу р. Яузы храм во имя Господа нашего Иисуса Христа, в честь Нерукотворенного Его Образа, устроил при сем храме монастырь и ввел в нем общежительный устав[34]. Старейшинство в новой обители он вручил Андронику[35], ученику святаго чудотворца Сергия. Кроме сего монастыря, святитель Алексий построил еще другие церкви и монастыри в Москве и в других городах русских. Так, он построил в Москве каменную церковь во имя святаго Архистратига Михаила, в честь славного чуда его, бывшего в Хонех[36], и устроил монастырь, доныне именуемый Чудовым[37]; при сем святитель заповедал положить здесь свое тело. Много других дел, достойных памяти, славных и дивных, соделал святитель Алексий во славу Божию, и добре пас свое словесное стадо до самой своей кончины.

Предузнав о своем отшествии к Господу, святитель совершил Божественную службу и причастился Святых Таин. Пожелав всем пребывать в мире, он воздал всем последнее целование и спокойно предал Господу свою душу 12-го февраля 1378 года[38]. Святительский престол сей великий служитель занимал 24 года, всех же лет жизни его было 85. С подобающею [246]честию тело его было погребено в созданном им храме во имя Архистратига Михаила в приделе Благовещения Пресвятой Деве.

Спустя много лет обретены были святые и многоцелебные его мощи вполне нетленными[39]. Даже ризы на почившем святителе были совершенно целы, как будто их надели накануне. После сего сии святые мощи были перенесены в церковь, построенную во имя сего угодника Божия.

От них и доселе источаются, как бы от неиссякаемого источника, многие исцеления и подается святыми его молитвами помощь всем, с верою припадающим к ним, по неизреченному милосердию Господа нашего Иисуса Христа, Ему же слава во веки. Аминь.


Тропа́рь ст҃а́гѡ, гла́съ и҃:

Ꙗ҆́кѡ а҆пⷭ҇лѡмъ сопресто́льна, и҆ врача̀ предо́бра, и҆ слꙋжи́телѧ бл҃гопрїѧ́тна, къ ра́цѣ твое́й чⷭ҇тнѣ́й притека́юще, ст҃и́телю а҆леѯі́е, бг҃омꙋ́дре чꙋдотво́рче, соше́дшесѧ любо́вїю въ па́мять твою̀ свѣ́тлѡ пра́зднꙋемъ, въ пѣ́снехъ и҆ пѣ́нїихъ ра́дꙋющесѧ, и҆ хрⷭ҇та̀ сла́вѧще таковꙋ́ю бл҃года́ть тебѣ̀ дарова́вшаго и҆сцѣле́нїй, и҆ гра́дꙋ твоемꙋ̀ вели́кое ᲂу҆твержде́нїе.

И҆́нъ тропа́рь, гла́съ д҃:

А҆пⷭ҇льскихъ догма̑тъ ѡ҆па́сна храни́телѧ, цр҃кве рѡссі́йскїѧ па́стырѧ и҆ ᲂу҆чи́телѧ, пребл҃же́ннагѡ а̑леѯі́а ст҃и́телѧ па́мѧть пра́зднꙋюще, славосло́вимъ хрⷭ҇та̀ бг҃а на́шего пѣ́сньми достодо́лжными, дарова́вшаго на́мъ ᲂу҆го́дника своего̀, ꙗ҆́кѡ ѻ҆би́льный и҆сто́чникъ точа́щъ врачева̑нїѧ, гра́дꙋ же москвѣ̀ похвалꙋ̀ и҆ ᲂу҆твержде́нїе.

Конда́къ, гла́съ и҃:

Бж҃е́ственнаго и҆ пречⷭ҇тна́го ст҃ителя хрⷭ҇то́ва, но́ваго чꙋдотво́рца а҆леѯі́а, вѣ́рнѡ всѝ пою́ще лю́дїе, любо́вїю да ᲂу҆бл҃жи́мъ, ꙗ҆́кѡ па́стырѧ вели́каго, слꙋжи́телѧ же и҆ ᲂу҆чи́телѧ премꙋ́дра землѝ рѡссі́йстѣй. дне́сь въ па́мять є҆гѡ̀ прите́кше, ра́достнѡ возопїе́мъ пѣ́снь бг҃оно́сномꙋ: ꙗ҆́кѡ и҆мѣ́ѧ дерзнове́нїе къ бг҃ꙋ, многоѡбра́зныхъ на́съ и҆зба́ви ѡ҆бстоѧ́нїй, да зове́мъ тѝ: ра́дꙋйсѧ, ᲂу҆твержде́нїе гра́дꙋ на́шемꙋ.

Жития Святых (1903-1911) - разделитель 5.png

[247]

Житие преподобной
Марии,
подвизавшейся в мужском образе под именем
Марина,
и отца ее преподобного
Евгения

В Вифинии[40] жил один благочестивый человек по имени Евгений. Жена его также была богобоязненна и имела страх Божий в сердце своем. У них была единственная дочь — Мария. Когда мать ее умерла, Евгений воспитал дочь свою в заповедях Господних. Когда отроковица возросла, отец сказал ей:

— Возлюбленная дочь моя, вот, я отказываю тебе все свое имение, а сам пойду в монастырь спасать свою душу.

Отроковица же возразила отцу своему:

— Отец мой, ты сам хочешь спастись, неужели ты небрежешь спасти и меня. Ведь ты знаешь, что Господь сказал в Евангелии: па́стырь до́брый дꙋ́шꙋ свою̀ полага́етъ за ѻ҆́вцы[41]; ибо тот, кто спасает чью-либо душу, как бы созидает ее.

Услышав сие, Евгений был весьма рад, что дочь его так благочестива. А юная Мария, ведя беседу с отцом, рыдала.

— Любезная дочь, — сказал Евгений, — не знаю, как мне поступить с тобою. Ведь ты женского пола, я же пойду в монастырь мужской. Как же ты можешь пребывать там вместе со мною? Диавол может твоим видом ввести кого-либо в грех.

Услышав это, отроковица сказала:

— Отец, я не войду в мужской монастырь в образе жены. Я остригу мои волосы, надену мужское одеяние, войду вместе с тобою в монастырь, и никто не узнает, что я — жена.

[248]Услышав это, блаженный Евгений возрадовался еще сильнее; раздав нищим и убогим, сиротам и вдовицам все свое имение, он постриг свою дочь, дал ей мужское одеяние и назвал ее Марином вместо Марии.

— Дочь моя, — сказал он ей, — ты должна соблюдать себя и скрывать твой пол; ты знаешь, что жены в монастырь не входят, ты будешь посреди мужей, как бы посреди огня; соблюдай свое девство. Если мы исполним наше обещание, то сподобимся быть наследниками Царства Небесного.

Помолившись Богу, Евгений вместе с дочерью своею, облеченной в мужские одежды, вступил в монастырь. Оба они стали подвизаться среди других иноков. Дочь его день от дня все более и более успевала в добродетельной жизни. Она отличалась своим послушанием, смирением и всегда стремилась на бо́льшие подвиги. Прошло несколько лет. Иноки того монастыря считали ее за евнуха, ибо у ней не было усов и бороды и голос ее был тонок. Другие же думали, что такой голос у Марина вследствие его великих подвигов и поста, ибо Марин принимал лишь немного пищи и то не ежедневно, а через день.

Спустя некоторое время преподобный Евгений преставился к Богу в иноческом чине, так что дочь его Мария, или иначе отрок Марин, осталась сиротой. С сего времени она еще более стала подвизаться, умерщвляя тело свое многими трудами и воздержанием. Благодатию Божией она до того преуспела в добродетелях, что получила даже власть над духами злобы: к ней часто приводили страждущих от нечистых духов; святая возлагала на них руки, молитвой своей изгоняла из них бесов, и больные становились совершенно здоровыми.

В сем монастыре было всего 40 человек братии, украшенных всякой добродетелью и духовной мудростью. Ежемесячно из числа братии 4 инока были посылаемы на огороды ради монастырских потреб, ибо монастырь тот имел села, удаленные от обители на значительное расстояние. Посредине, на пути между монастырем и огородами, находилась гостиница, в которую заходили для отдыха братия, идущие на работу или возвращающиеся оттуда. Сам хозяин той гостиницы с любовью относился к инокам, отвел им особое помещение и заботился о них. Враг человеческий, не терпя столь добродетельного жития юной [249]отроковицы в мужском образе, ее любви к Богу, усердия в трудах и иноческих подвигах и неуклонного терпения, восстал на нее. Он хотел воспрепятствовать ей в ее подвиге и обесславить ее. Он хитрым своим коварством устроил следующее. Однажды игумен того монастыря призвал к себе инока Марина и сказал ему:

— Брат Марин, я знаю твою добродетельную жизнь, знаю, что ты подвизаешься в послушании, не откажись, сходи на монастырские работы. Ведь некоторым инокам неприятно, что ты неисходно пребываешь в монастыре и никогда не выходишь на огороды для работы, потребной для нашей обители. Отправься туда, чадо, и получишь множайшую мзду от преблагаго Бога, ибо и Он Сам не возгнушался послужить Своим ученикам.

Услышав сие, Марин упал ниц пред игуменом и сказал:

— Благослови меня, честный отче: я пойду, куда ты велишь.

Вместе с другими тремя иноками Марин отправился на монастырские работы. Дорогой он ночевал в упомянутой гостинице. У хозяина же той гостиницы была дочь, уже совершенно взрослая. Некий воин, ночуя в той гостинице, растлил ее, и она зачала. Тот же воин научил ее сказать своим родителям, что в падении ее виновен Марин. Когда родители ее спросили дочь свою, кто ее обольстил, она указала на Марина. Сильно опечалился ее отец. Он отправился в монастырь и с гневом стал кричать:

— Где у вас здесь сей лукавый и ложный христианин, который выдает себя за инока?

К нему вышел монастырский ключарь со словами:

— В добрый час ты пришел, но отчего же так печален, почему ты восклицаешь с таким гневом? Смирись, молю тебя.

На сие гостиник отвечал:

— Проклят тот час, когда я свел знакомство с вашим монастырем. Горе мне! Что за несчастие случилось со мною. Как мне быть, не знаю.

Игумен, услышав о сем, призвал к себе гостинника и спросил, что с ним случилось, чем он столь опечален, чего желает он.

— Чего я хочу? — сказал гостинник, — я хочу, чтобы мне никогда и нигде не видеть ни одного инока и не говорить с ним.

[250]Когда игумен спросил, почему он так говорит, гостинник отвечал:

— У меня была единственная дочь. Я думал, что она успокоит меня на старости — и вот что сделал с нею Марин, которого вы считаете добрым и благонравным христианином, — он обесчестил мою дочь, и она зачала от него во чреве своем.

Услышав сие, игумен сильно удивился и отвечал гостиннику:

— Что мне делать: сейчас Марина нет в монастыре, ибо он еще не возвратился с монастырских работ. Когда же он придет, я немедленно изгоню его из монастыря.

Между тем возвратился в обитель Марин вместе с прочими тремя иноками. Игумен тотчас призвал его и сказал:

— Таково ли, брат, твое житие, таков ли твой подвиг: ночуя в гостинице, ты растлил дочь хозяина той гостиницы, и теперь она непраздна. Отец ее пришел сюда и всячески поносил нас из-за тебя.

Услышав сие, Марин упал в ноги пред игуменом и сказал ему:

— Отче, прости меня грешного, прости Господа ради, я согрешил, как человек.

Тогда игумен, сильно разгневанный сим, с бесчестием изгнал Марина из монастыря.

По изгнании из монастыря неповинный Марин пребывал пред воротами обители; сидя здесь без одежды, он терпеливо переносил и зной и холод. Входящие в монастырь или выходящие из него спрашивали его:

— Почему, авва, ты сидишь здесь обнаженным, перенося сии лишения?

— Я согрешил, — отвечал Марин, — и посему изгнан из монастыря.

Между тем дочь гостинника родила отрока; отец ее, взяв сего младенца, пришел к монастырю и, найдя Марина сидящим пред вратами, бросил пред ним младенца и ушел. Взяв его, Марин с рыданием говорил:

— Увы мне, окаянному и отверженному. Воистину я, скверный, воспринимаю достойное по делам моим, но сей бедный младенец почему должен страдать и умереть у меня?

[251]Преподобные Мария и ЕвгенийМарин начал просить у пастухов молока и им кормил младенца, как настоящий отец. Мало того, что Марин претерпевал постоянно зной и голод, насмешки и скудость во всем, даже уход за младенцем доставлял ему много трудов и забот. Часто младенец грязнил его одежды, но преподобный Марин все то безропотно переносил в течение 3 лет, терпя и благодаря Бога. По прошествии трех лет братия стала жалеть о Марине. Иноки, собравшись, пришли к игумену и сказали ему:

— Отче честный, довольно покаяние Марина; ныне мы просим тебя, прими его в монастырь. Ведь он раскаялся и перед всеми рассказал о своем падении.

Но игумен не хотел послушать их просьбы и опять принять Марина. Тогда иноки снова стали просить его и сказали:

— Если ты не примешь в монастырь брата Марина, то и мы все уйдем. Ведь как мы можем просить Господа, чтобы он оставил наши согрешения, когда мы сами не отпускаем их нашему брату, который уже три года страждет без покрова пред вратами нашей обители.

Услышав сие, игумен отвечал инокам:

— Истинно, ради греха, который содеял Марин, он недостоин войти сюда, но ради вашей любви и вашего прошения я принимаю его.

Призвав Марина, игумен в присутствии всех иноков сказал ему:

[252]— Брат, ради греха, содеянного тобою, ты недостоин занимать прежнее твое первое место среди братии. Но ради любви братии, которая просила меня за тебя, я даю тебе в монастыре последнее место — и должен ты быть последним среди иноков.

Со слезами Марин сказал игумену:

— Честнейший отче, для меня уже и того много, что ты позволяешь мне войти в монастырь, где могу я послужить всей братии.

Приняв Марина, игумен велел ему исполнять самые трудные и последние работы в монастыре. Святый Марин исполнял их с великим тщанием, в сокрушении сердца, в полном смирении. Вместе с ним был и отрок, который, следуя постоянно за Марином, называл его, как отца, и просил у него пищи. Преподобный Марин заботился о воспитании отрока. Когда он подрос, то, по молитвам своего мнимого отца, стал преуспевать в смирении и молитвах: был любим всеми за свою добродетель и принял иноческий сан. Но сие случилось уже по преставлении святаго Марина, блаженная кончина которого происходила так.

Христос видел веру и терпение невесты Своей, потрудившейся во Имя Его в мужском образе, перенесшей столь великие напасти и злострадания. И восхотел Господь утешить ее в скорбях и дать ей успокоение от ее многих трудов и вселить ее в райские обители. По Божию изволению она преставилась в своей келлии — и никто не знал сего. Игумен, видя, что Марин уже три дня не приходит в церковь и на монастырские работы, спросил иноков:

— Вот уже три дня прошло, как я не вижу Марина. Первым он всегда приходит к началу Богослужения, а ныне нет его. Сходите к нему в келлию и узнайте, не приключилась ли с ним какая болезнь.

Братия, отправившись, нашли, что Марин предал Господу свою душу; возле него сидел плачущий отрок. Братия немедленно сообщили игумену, что Марин преставился. Услышав сие, игумен удивился и сказал:

— Душа его покинула тело его; какой ответ он даст Господу о своих согрешениях?

После сего он повелел, по обычаю, приготовить тело Марина для погребения. В сие время иноки увидели, что брат [253]Марин был женского пола. Они ужаснулись и все единогласно начали взывать:

— Господи, помилуй!

Игумен, услышав их восклицания, удивился и сказал:

— Что это такое?

Ему отвечали:

— Брат наш Марин — естеством жена.

Игумен, приблизившись к преподобной, увидел сию дивную неожиданную вещь, упал на землю и, касаясь к ногам святой, взывал:

— Прости меня, Господи Иисусе Христе, что в своем неведении я согрешил и столь много опечалил святую и чистую Твою невесту.

И снова, припав к ногам святой, взывал:

— Здесь я умру при честных твоих ногах или буду призывать до тех пор, пока не получу прощения моих согрешений, коими я оскорбил тебя.

Так он долго плакал и рыдал. Вдруг с Неба раздался глас:

— Если бы ты совершил сие в ведении, то не было бы тебе прощено сие, но ты согрешил в неведении, посему ныне прощаются тебе грехи твои.

Тогда игумен, встав от честных мощей, послал сказать гостиннику:

— Приди к нам немедленно, я имею нечто сказать тебе.

Когда гостиник пришел в монастырь, игумен сказал ему:

— Брат Марин умер.

Он же отвечал:

— Бог да простит ему его грех!

Но игумен прервал его, сказав:

— Покайся, брат, ибо ты согрешил пред Господом и меня прельстил своими речами, и я согрешил из-за тебя. Марин — жена!

Услышав сие, гостиник пришел в ужас и молчал, словно был немым. Игумен же, взяв его за руку, повел его к тому месту, где лежало святое тело блаженной Марии, и сказал ему, что напрасно он винил Марина в растлении его дочери. Увидев такое дивное чудо, гостинник стал плакать и раскаиваться [254]в своем озлоблении, которое он имел прежде на святую. Между тем игумен вместе с иноками при пении надгробных песнопений честно положили чистое девственное тело непорочной невесты Христовой в монастыре в особо приуготованном месте. Сюда пришла и дочь гостинника, которая мучима была нечистым духом. Она открыто перед всеми рассказала всю истину. Когда ее подвели ко гробу святой Марии, нечистый дух тотчас вышел из нее, и она с того часа стала совершенно здоровой. Все, видевшие сие чудо, прославили премилостивого Бога и Его святую угодницу Марию, которая, неведомо для всех, до смерти хранила тайну и многое претерпела ради Царствия Небесного[42].

Да будем и мы, братие, подражать ее мученичеству, твердости и терпению; тогда и мы получим в будущей жизни благодать от великого Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, Которому слава и держава вместе со Отцем и Святым Духом ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Жития Святых (1903-1911) - разделитель 1.png
Память святаго
Антония,
патриарха Константинопольского

Родиной святаго Антония была Азия, но вся жизнь его — от младенчества и до блаженной кончины — протекла в столице Греческой империи Константинополе[43]. В этом городе преподобный был вскормлен, провел свои детские и юношеские годы, получил образование и, наконец, стал епископом. О высоком служении святаго Церкви в сане епископа было весьма много предзнаменований. Между прочим, будучи еще младенцем, он внимательно присматривался к тому, как совершать проскомидию, как держать кадило, как вообще отправлять в храме Божественную Литургию. Так, благодать Божия подготовляла преподобного еще с младенческих лет его к совершению Богослужения. Достигнув совершеннолетия, святый Антоний в одной из кон[255]стантинопольских обителей принял иночество и доблестно стал проходить подвиги иноческой жизни. Строгостию своих подвигов он вскоре обратил на себя внимание и, против своего желания, был рукоположен сперва в сан пресвитера, а потом, по повелению патриарха, поставлен и игуменом. В это время и отец преподобного вступил в иноческое звание. Неся новые труды игуменства, святый Антоний, сверх того, неизменно продолжал и обычные свои подвиги, пребывая в постоянном бодрствовании, посте и непрестанных молитвах. Проводя таким образом время, он занимался еще тем, что своими руками раздавал милостыню бедным. И вот в то время, когда этот великий подвижник, проходя свою многотрудную иноческую жизнь, совершал дела милости, однажды кто-то принес ему мешок золота и, подавая его, сказал:

— Возьми это для раздачи нищим.

При этих словах явилась преподобному только рука, держащая мешок с золотом, а сам подававший его был невидим. С этого времени преподобный в изобилии стал раздавать милостыню всем, достойным ее.

Наступило время, когда патриарший престол в Константинополе стал праздным, и преподобный Антоний, по единогласному избранию епископского собора и императора, был возведен на кафедру Константинопольского патриарха[44]. В это время он уже был в преклонном возрасте, но, невзирая на слабость своих старческих сил, крепкий силою Святаго Духа, он обошел все церкви своей патриархии, преодолевая силою молитвы временные свои недуги, насколько это в его возрасте было возможно. Видя стесненное положение клириков, вследствие недостатка материальных средств, преподобный выводил их из затруднения обильными денежными пособиями. При входе в церкви его встречали всегда тысячи нищих, и он всех их оделял милостынею. Вообще для многих во многом он был слугою. Совершив множество чудес, преподобный Антоний в глубокой старости отошел ко Господу.

Жития Святых (1903-1911) - разделитель 5.png


  1. Севастия Армянская — на северо-востоке Малой Азии.
  2. Евдоксий занимал патриаршую кафедру в Антиохии с 357 по 358 г.
  3. Македоний I, патриарх Константинопольский, занимал патриаршую кафедру с 341 г.; потом как еретик был низвержен, но несколько раз захватывал в свои руки патриаршую власть до 360 года. Македоний нечестиво учил о Святом Духе, что Он есть служебная тварь, не имеющая участия в Божестве и славе Отца и Сына.
  4. Император Констанций царствовал с 337 по 361 год.
  5. Евдоксий патриаршествовал в Константинополе с 360 по 370 год.
  6. Святый Евстафий патриаршествовал в Антиохии с 323 по 331 год.
  7. Святый священномученик Евсевий, епископ Самосатский, мученически скончался около 380 года. Память его совершается 22-го июня.
  8. Феодорит, епископ Кипрский, — один из замечательнейших учителей Церкви и знаменитый церковный историк V века. Вышеозначенное событие описано им в его церковной истории.
  9. Святый Епифаний, архиепископ Кипрский, — известный церковный писатель IV в. Скончался в 403 г. Память его — 22-го мая.
  10. Савеллий неправильно учил о таинстве Пресвятыя Троицы, утверждая, что Бог есть одно Лицо: как Отец — Он на небе, как Сын — на земле, как Святый Дух — в тварях.
  11. Юлиан Отступник царствовал с 361 по 363 год.
  12. Память святаго Вавилы, епископа Антиохийского, совершается 4-го сентября.
  13. Иовиан царствовал с 363 по 364 год.
  14. Валент царствовал с 364 по 378 год.
  15. Грациан царствовал с 383—392 год.
  16. Флавиан патриаршествовал с 381 по 404 год.
  17. Разумеется святый Симеон, первый столпник, память которого празднуется Церковию 1-го сентября.
  18. Феодосий Великий воцарился в 379 году и царствовал до 395 года.
  19. В 381 году. На этом Соборе осуждена была ересь Македония, и Никейский Символ веры был дополнен и закончен новыми пятью членами Символа.
  20. Святый Мелетий, патриарх Антиохийский, скончался в 381 г. во время II-го Вселенского Собора. Святый Григорий Нисский пред лицом Собора почтил память святаго Мелетия похвальным словом, а святый Златоуст то же сделал по вступлении своем в сан священства. От святаго Мелетия сохранилась беседа, трактующая, главным образом, об единосущии Сына Божия с Богом Отцем, и письмо к императору Иовиану, представляющее его исповедание Святой Троицы. — Мощи святаго Мелетия были перенесены из Константинополя в Антиохию.
  21. Отец св. Алексия митрополита, боярин Феодор Бяконт, перешел в Москву оттого, что край Черниговский, опустошенный Батыем, не переставал терпеть нападения от хищных набегов. Под защитой же крепкого и благочестивого князя Даниила Александровича нашел он мирную и покойную жизнь. — Святый Алексий родился в 1300 году.
  22. Князь Даниил Александрович, младший сын св. Александра Невского, основатель самостоятельного Московского княжества и родоначальник князей московских (1261—1303 гг.) — Впоследствии он причислен Церковию Русскою к лику святых, и мощи его, обретенные нетленными в 1652 г., доныне открыто почивают в храме созданного им на берегу Москвы-реки Данилова монастыря.
  23. Впоследствии Великий князь Московский Иоанн Даниилович Калита — с 1328 по 1340 г.
  24. Это было в 1320 году. Богоявленский (1-классный) монастырь в Москве основан в 1296 году при князе московском Данииле Александровиче.
  25. Великий князь Московский Симеон Иоаннович Гордый княжил с 1340 по 1353 г.
  26. Св. Феогност управлял Русской Церковию с 1328 по 1353 г. Он окончательно утвердил пребывание митрополитов Русских вместо Владимира в Москве.
  27. Владимир на Клязьме, престол митрополичий, до святителей Петра и Феогноста. Св. Алексий был посвящен в епископа Владимирского в конце 1352 года. Еще за 12 лет перед тем митрополит Феогност повелел Алексию жить в святительском дворе его и заведывать судебными делами Церкви, причем для св. Алексия, при постоянных непосредственных сношениях со святителем-греком, открылись и нужды, и средства прекрасно познакомиться с греческим языком.
  28. Великий князь Московский Иоанн II Иоаннович княжил с 1353 по 1359 г.
  29. Патриарх Филофей управлял Константинопольскою Церковию с 1354 по 1355 г., и потом вторично с 1362 по 1376 год.
  30. Св. Алексий, митрополит Московский, управлял Русскою Церковию с 1354 по 1378 г.
  31. Димитрий IV Иоаннович, Великий князь Донской, родился в 1350 г. октября 12; с 1362 г. получил великое княжение; построил каменный Кремль в Москве; княжил 27 лет, жил 40 лет. Он победил хана Мамая на Дону в 1380 году 8 сентября; скончался 1389 года 19 мая.
  32. Признательный хан дал святителю в знак почести перстень, который доселе хранится в патриаршей ризнице.
  33. Димитрий Константинович был Великим князем с 1359 по 1363 г.
  34. Этот монастырь был обетный. Когда святитель Алексий отправлялся в Константинополь для посвящения в сан митрополита Киевского и всея России, то, на возвратном оттуда пути, подвергся бедствию, так что самая жизнь его была в опасности: на море поднялась страшная буря, и корабль каждую минуту готов был исчезнуть в волнах. Все бывшие с митрополитом отчаивались в спасении. Между тем святитель усердно молился Богу, причем дал обет соорудить храм во имя того святаго, которому будут праздновать в день высадки пловцов на берег. Господь услышал молитву святителя. Настала тишина, и корабль пристал к берегу 16 августа. Во исполнение сего обета св. митрополитом Алексием и был основан около 1360 года вышеупомянутый монастырь в честь Всемилостивого Спаса, Нерукотворенного Его Образа. В деле созидания монастыря много помогал святителю преп. Андроник, ученик преп. Сергия, почему он и получил наименование Спасо-Андроникова (Андрониева) монастыря; ныне — второклассный монастырь. В монастыре и теперь хранится Нерукотворенный Образ Спасителя, привезенный св. Алексием из Царьграда, украшенный богатою ризою.
  35. Память преп. Андроника совершается 13 июня. Мощи его почивают в созданном им совместно со святителем Алексием Спасо-Андрониковом монастыре.
  36. Воспоминание чуда, бывшего в Хонех, празднуется 6 сентября.
  37. Чудов монастырь (кафедральный) основан в 1365 г. в память чудесного исцеления татарской царицы Тайдулы.
  38. В духовной литературе св. Алексий митрополит оставил после себя грамоты, поучения и переводы. В Московском Чудовом монастыре хранится переведенное им с греческого и собственноручно написанное Евангелие.
  39. Это было 20-го мая 1431 года.
  40. Северо-западная провинция Малой Азии.
  41. Еванг. от Иоан., гл. 10, ст. 11.
  42. Преподобная Мария, переименовавшаяся Марином, и отец ее Евгений скончались в начале VI века.
  43. Святый Антоний родился около 829 г.
  44. Св. Антоний II (по прозвищу Кавлей) вступил на Патриарший Константинопольский престол в 893 году и патриаршествовал до самой кончины своей, последовавшей в 895 году.