Персидские четверостишия (Брюсов)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Персидские четверостишия[1]
автор Валерий Яковлевич Брюсов (1873—1924)
Персидские четверостишия[1][2]
«Опыты» : «Опыты по строфике»
Из цикла «Персия», сб. «Сны человечества». Дата создания: 1911, опубл.: Альманах «Сирин», сборник II. — СПб., 1913. — (Из книги «Сны человечества»), с. XX—XXI. Источник: В. Я. Брюсов. Собрание сочинений в семи томах. — М.: Художественная литература, 1973. — Т. 2. Стихотворения 1909—1917. — С. 332.. • Цикл из четырех стихотворений.Персидские четверостишия (Брюсов) в дореформенной орфографии


Персидские четверостишия, 1911:

  1. «Не мудрецов ли прахом земля везде полна?..»[1]
  2. «Есть в жизни миги счастья, есть женщины, вино…»[1]
  3. «Только ночью пьют газели из источника близ вишен…»
  4. Эпитафия Зарифы («Той, которую прекрасной называли все в мечтах…»)[3]
ПЕРСИДСКИЕ ЧЕТВЕРОСТИШИЯ
1

Не мудрецов ли прахом земля везде полна?
Так пусть меня поглотит земная глубина,
И прах певца, что́ славил вино, смешавшись с глиной,
Предстанет вам кувшином для пьяного вина.

2

Есть в жизни миги счастья, есть женщины, вино,
Но всем на ложе смерти очнуться суждено.
Зачем же краткой явью сменяются сны жизни
Для тысяч поколений, — нам ведать не дано.

3

Только ночью пьют газели из источника близ вишен,
На осколок неба смотрят, и в тиши их вздох чуть слышен.
Только ночью проникаю я к тебе, источник мой!
Вижу небо в милом взоре и в тиши дышу тобой!

4

Эпитафия Зарифы[3]

Той, которую прекрасной называли все в мечтах,
Под холмом, травой поросшим, погребен печальный прах:
Если ты ее, прохожий, знал в потоке беглых лет, —
То вздохни за вас обоих, ибо в смерти вздохов нет.

1911

Примечания

  1. а б в г В рукописи четверостишия «Не мудрецов ли прахом земля везде полна?..» и «Есть в жизни миги счастья, есть женщины, вино…» озаглавлены: «Подражание четверостишиям Омара Хайама».
  2. «Свойства языков персидского и арабского побудили поэтов Ближнего Востока (в том числе староармянских и др.) употреблять многостопные стихи, разделенные постоянной цесурой на два самостоятельных полустишия. В передаче на европейские языки каждый такой стих разлагается на два. Так называемые «персидские четверостишия» (зародыш, из которого развилась газелла) суть, собственно, двустишия с постоянной внутренней рифмой перед первой большой цесурой; вот почему третий стих (в сущности — полустишие) остается без рифмы. «Персидские четверостишия» были напечатаны в «Сборнике Сирина», II» (Из примечаний к «Опытам»).
  3. а б В «Опытах» без подзаголовка.