Предисловие (к первому изданию) (Карпов)/ДО

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Предисловие (к первому изданию)
авторъ Василій Николаевичъ Карповъ
Изъ сборника «Сочиненія Платона». Источникъ: Предисловие (к первому изданию) // Сочинения Платона : в 6 т. / пер. В. Н. Карпова — СПб.: типографія духовн. журнала «Странникъ», 1863. — Т. 1. — С. V—XXII. Предисловие (к первому изданию) (Карпов)/ДО въ новой орѳографіи


[V]

ПРЕДИСЛОВІЕ
(КЪ ПЕРВОМУ ИЗДАНІЮ.)

Имя Платона избавляетъ меня отъ труда говорить о цѣли и пользѣ предпринимаемаго перевода Платоновыхъ сочиненій. Стоя на заглавномъ листѣ книги, оно само — и гораздо убѣдительнѣе — говоритъ за свою книгу. Великіе геніи на поприщѣ науки суть свойственники не народа, а цѣлаго человѣчества; ихъ произведенія суть достояніе всѣхъ вѣковъ. По этому Русской литературѣ было бы стыдно предъ вѣками и человѣчествомъ не усвоить себѣ того, что справедливо почитается лучшимъ украшеніемъ каждой литературы.

Но какъ должно переводить сочиненіе, чтобы оно усвоилось литературѣ извѣстнаго народа? Переводы книгъ съ древнихъ языковъ бываютъ большею частію либо буквальные и подстрочные, какъ переводилъ греческихъ поэтовъ нашъ И. И. Мартыновъ, либо перифрастическіе, какъ переводилъ Платона В. Кузенъ. Оба эти способа передавать современникамъ и потомству мысли и чувствованія древнихъ писателей очень не трудны; потому что въ первомъ случаѣ переводчикъ не считаетъ нужнымъ заботиться о чистотѣ и плавности того языка, на который книга переводится, а во второмъ — нисколько не останавливается на особенностяхъ и частныхъ оттѣнкахъ переводимой мысли. Но по тѣмъ же самымъ причинамъ эти оба [VI]способа и не достигаютъ своей цѣли — не усвояютъ народу образцовыхъ произведеній древности. Переводы буквальные почти всегда — мертвый капиталъ литературы, а перифрастическіе — почти вовсе безполезны для читателей. Читая напримѣръ Кузена, вы дивитесь легкости и плавности его выраженія; но Платонъ едвали бы узналъ въ немъ энергію собственной своей мысли. Правда, одинъ германскій рецензентъ недавно, говоря о нѣмецкомъ переводѣ «Русской Исторіи» Г. Устрялова, замѣтилъ[ВТ 1]: die Uebersetzung ist, wie sie sein muss, d. h., man bemerkt es nirgends, dass es eine Uebersetzung ist, die man vor sich hat. Но это замѣчаніе, по моему мнѣнію, только вполовину справедливо. Хорошо конечно не узнать, что переводъ есть переводъ, однакожъ не менѣе нужно и то, чтобы сочинитель переведенной книги узналъ въ этомъ переводѣ дѣйствительно свое сочиненіе. По этому истинно хорошимъ переводомъ, кажется, надобно почитать тотъ, въ которомъ 1) выражена мысль писателя, если можно, со всѣми ея оттѣнками, 2) сохранена чистота и естественность современной фразы на томъ языкѣ, на который сочиненіе переводится. In hac translatione conficienda, говоритъ Астъ о своемъ латинскомъ переводѣ Платона[ВТ 2], id potissimum contendi, ut, quæ sunt interpretationis officia, et fidelem et latinam eam fingerem.

Эти общія правила я постоянно имѣлъ въ виду, при переложеніи Платоновыхъ разговоровъ, хотя, можетъ быть, и не всегда находилъ въ себѣ довольно силы строго выполнить ихъ. Признаюсь, — особенности двухъ языковъ, оригинальность Платоновыхъ оборотовъ и выраженій, множество поговорокъ и пословицъ и въ нѣкоторыхъ мѣстахъ необходимая связь философской мысли съ такими, а не [VII]другими греческими формами, кое-гдѣ не позволяли мнѣ держаться на своихъ основаніяхъ и принуждали — то на минуту допустить перифразъ, то отчасти измѣнить нѣкоторымъ неважнымъ требованіямъ роднаго языка. Съ необходимостію, по греческой пословицѣ, и боги не воюютъ[1]. Впрочемъ смѣю надѣяться, что такихъ недостатковъ не много, и что знатоки дѣла, взвѣсивъ всѣ затрудненія, съ которыми мнѣ надлежало бороться почти на каждой страницѣ, извинятъ подобныя неисправности моего перевода.

Думая, что не хорошо дѣлать менѣе, когда есть возможность сдѣлать болѣе, я рѣшился предстать на судъ своихъ читателей не только какъ переводчикъ, но вмѣстѣ какъ критикъ и отчасти какъ коментаторъ Платоновыхъ сочиненій; а по тому, къ каждому разговору приложилъ свое введеніе и нѣсколько филологическихъ, историческихъ и философскихъ примѣчаній. Побужденіе къ составленію такихъ приложеній, конечно — не тщеславіе и суетность; да и кто изъ тщеславія согласился бы на такіе труды и пожертвованія! Я убѣжденъ опытомъ, что кому пріятно и нужно понять все, заключающееся въ Платоновыхъ сочиненіяхъ, тотъ не обойдется безъ средствъ вспомогательныхъ. Мысль Платона нерѣдко проясняется — то частными свойствами и отношеніями тѣхъ лицъ, которыя участвуютъ, или о которыхъ упоминается въ разговорѣ,то предварительнымъ знаніемъ тѣхъ повѣрій и обычаевъ, которыя Грекамъ были совершенно извѣстны, а у насъ не существуютъ и [VIII]представляются чѣмъ-то страннымъ, то соображеніемъ различныхъ ученій, имѣвшихъ вліяніе на образъ мыслей въ греческомъ обществѣ, то изслѣдованіемъ смысла пословицъ и поговорокъ, которымъ у насъ не представляется ничего соотвѣтствующаго, то опредѣленіемъ цѣли сочиненія и проч. Все это необходимо для уразумѣнія Платоновыхъ разговоровъ и, безъ объяснительныхъ приложеній, требовало бы непрестанныхъ справокъ. При томъ мнѣ казалось, что читателю не безполезно будетъ и предварительное обозрѣніе содержанія каждой бесѣды, чтобы онъ могъ вѣрнѣе слѣдовать за развитіемъ ея подробностей и наблюдать связь ихъ. Что же касается до филологическихъ замѣчаній, то въ этомъ отношеніи я старался быть, сколько можно, короче и позволялъ себѣ подобныя примѣчанія только въ мѣстахъ спорныхъ, чтобы наши эллинисты видѣли причины такого, а не другаго переложенія.

Впрочемъ собственныя мои усилія, можетъ быть, не внушили бы мнѣ довольно смѣлости объяснять Платона, если бы я не имѣлъ подъ рукою хотя не многихъ, однакожь превосходныхъ трудовъ по этому предмету. Но прежде чѣмъ укажу на нихъ, считаю полезнымъ кратко и въ хронологическомъ порядкѣ обозрѣть всѣ, какія только были, полныя изданія Платоновыхъ сочиненій, а потомъ пересмотрѣть изданія частныя и боковыя пособія для переводчиковъ и объяснителей Платона.

Замѣчательно, что въ возраждавшейся Европѣ Платонъ заговорилъ прежде по-латини, чѣмъ по-гречески. Первый, издавшій и распространившій въ ученомъ мірѣ разговоры его, былъ Флорентинецъ Марсилій Фицинъ, который перевелъ нашего философа на латинскій языкъ еще во второй половинѣ XV вѣка, вѣроятно съ оригинала Плотинова, и [IX]въ свой переводъ сперва внесъ много нелѣпостей и мечтаній Александрійской школы, но послѣ, по совѣту Критянина Марка Музура[2], знаменитаго въ то время филолога и эллиниста, значительно исправилъ его, хотя Петръ Нанній[3] все еще имѣлъ причину сказать: Ficinum quidem religiose Platonem interpretatum esse, sed ita ut si ipse Plato legeret, pro suis non agnosceret. Фицинъ сперва переводилъ Платона перифрастически, или, по словамъ Гуеція[4], verborum quidem curam negligere Ficinum, sententias dilatare nonnunquam, vel contrahere. Это изданіе вышло

1482 года и называется флорентинскимъ I. Въ концѣ его значится: impressum Florentiae per Laurentium Venetum. За нимъ слѣдовали:

1491 Флорентинское II, напечатанное роскошно, по повелѣнію и на счетъ Лаврентія Медицисъ.

1491 Венеціанское I, вновь пересмотрѣнное самимъ Фициномъ.

1517 Венеціанское II, съ показаніемъ содержаній каждаго разговора, составленныхъ Фициномъ.

1518 Парижское I, озаглавленное: Opera Platonis latina a Mars. Ficino traducta.

1522 Парижское II, неболѣе какъ копія перваго.

1532 Базельское I, съ поправками Гринея.

1539 Базельское II, Гринеево.

1546 Базельское III.

1548 Лейденское I.

1551 Базельское IV, съ поправками Гринея.

1557 Лейденское II, къ которому присоединены шесть [X]сомнительныхъ разговоровъ Платона, переведенныхъ Сев. Коррадомъ. Эти разговоры: Эриксіасъ, Акефалосъ, Демодохъ, опредѣленія, о добродѣтели, о справедливости.

1561 Корнаріево, подъ заглавіемъ: Platonis Atheniensis, philosophi summi ac penitus divini, opera per Ianum Cornarium, Medicum Physicum, latina lingua conscripta. Ejusdem eclogae decem additis Ficini argumentis et commentariis. Basileae. Въ этомъ изданіи особенно цѣнятся критиками Корнаріевы эклоги, написанныя вслѣдствіе соображенія подлиннаго Платонова текста въ Альдовомъ и двухъ базельскихъ греческихъ экземплярахъ (см. ниже); такъ что Фридр. Фишеръ въ свое время счелъ полезнымъ напечатать ихъ отдѣльно и присоединить къ нимъ предисловія Альда Мануція, Симона Гринея и Марка Гоппера.

1567 Лейденское III.

1588 Лейденское IV.

1590 напечатанное съ лейденскимъ греческимъ подлинникомъ.

1592 Лейденское V, пересмотрѣнное Стефаномъ Тремулеемъ.

1602 — напечатанное съ франкфуртскимъ, или вехеліанскимъ греческимъ текстомъ.

Вотъ всѣ латинскія изданія Платоновыхъ сочиненій, получившія начало и размножившіяся отъ Фицинова перевода, или отъ перваго флорентинскаго кодекса. Но между тѣмъ, какъ Платонъ мало по-малу былъ исправляемъ, очищаемъ и распространяемъ на языкѣ латинскомъ, нашлись люди, признавшіе нужнымъ пересмотрѣть и распространить самый подлинникъ твореній греческаго философа. Первый, рѣшившійся осуществить это намѣреніе своими издержками, былъ Венеціанецъ Альдъ Мануцій. [XI]Его усердіе къ этому дѣлу простиралось до того, что онъ вызывался платить чистымъ золотомъ за исправленіе каждой ошибки въ греческомъ текстѣ Платона, и нашелъ себѣ ученаго дѣятеля, увлекавшагося не корыстію, а любовію къ общему благу. Тотъ самый Маркъ Музуръ, который, тридцатью годами ранѣе, совѣтовалъ Фицину исправить переводъ Платоновыхъ сочиненій, теперь самъ наблюдалъ за вѣрностію предпринятаго Альдомъ изданія. Оно вышло въ

1513 году подъ заглавіемъ: Platonis opera omnia graece. Venetiis, in aedibus Aldi et Andreae Soceri. Этотъ текстъ снятъ съ древнѣйшихъ списковъ, сохранявшихся подъ титуломъ: παλαιὰ καὶ ἀξιόπιστα. Къ нему приложены письма и шесть подложныхъ сочиненій, носящихъ имя Платона, также письмо Альда къ Льву X, въ которомъ онъ проситъ первосвященника содѣйствовать распространенію просвѣщенія. За симъ изданіемъ слѣдовали:

1534 Базельское I, иначе, по имени базельскаго книгопродавца Вальдера, называемое вальдеріанскимъ. Заглавіе его: Platonis omnia opera cum commentariis Procli in Timaeum et Politicam, thesauro veteris philosophiæ maximo, græce. Adiectus etiam est in Platonis omnia sententiarum et verborum memorabilium index. Пересмотромъ и исправленіемъ этого текста занимался особенно Опоринъ, который однакожь, избѣжавъ многихъ погрѣшностей изданія Альдова, вмѣсто ихъ, сдѣлалъ нѣсколько новыхъ ошибокъ.

1556 Базельское II, иначе называемое гопперіанскимъ — по слѣдующей причинѣ: Нѣкто Арнольдъ Арленій, путешествуя по Италіи, собралъ нѣсколько рукописныхъ экземпляровъ Платона и, провѣривъ ими изданіе Вальдерово, многое въ немъ исправилъ, пополнилъ [XII]пропущенное, отбросилъ чуждое, и свои бумаги передалъ для напечатанія Марку Гопперу. Впрочемъ этотъ экземпляръ, какъ и предъидущій, все еще не безъ ошибокъ.

1578 Стефаново, подъ заглавіемъ: Platonis opera quæ extant omnia, ex nova Ioannis Serrani interpretatione, perpetuis ejusdem notis illustrata: quibus et methodus et doctrinæ summa breviter et perspicue indicatur. Ejusdem annotationes in quosdam suæ illius interpretationis locos. Henr. Stephani de quorundam locorum interpretatione judicium et multorum contextus græci emendatio. Excudebat Henr. Stephanus, Parisiis, въ трехъ листовыхъ томахъ. Греческій текстъ этого изданія, кажется, не былъ свѣренъ ни съ какими древними рукописями, но списанъ съ экземпляра Альдова, которому Стефанъ отдавалъ преимущество предъ базельскими, и исправленъ по филологическимъ указаніямъ Гоппера, Корнарія, Евсевія и другихъ. Что же касается до перевода, сдѣланнаго Іоанномъ Серрскимъ, то на латинскомъ языкѣ дотолѣ еще не было худшаго. Serranus, говоритъ Гуецій[5], sententiis contentus verba despexit, fidelem absque eo ac perspicuam, quam pollicetur, conversionem praestiturus. А Бруккеръ[6] обличаетъ его еще сильнѣе: Serranus, cum Platonem non satis intelligeret, sententiam magis suam, quam Platonis expressit, ejusque verba conlemsit et analysi scholastica peregrinam Platoni faciem induxit. Не смотря на то, если не переводъ Іоанна Серрскаго, то греческій текстъ Платоновыхъ сочиненій, установленный Стефаномъ, долго перепечатываемъ былъ почти безъ поправокъ и критики. Даже и нынѣ ссылки [XIII]на Платона дѣлаются обыкновенно по изданію Стефана. На это же изданіе указываютъ маргинальные знаки и въ моемъ переводѣ.

1590 Лейденское, или, по имени книгопродавца, лемарское и

1602 Вехеліанское, подъ заглавіемъ: Platonis opera omnia, quæ exsant, Marsilio Ficino interprete. Graecus contextus quam diligentissime cum emendatioribus exemplaribus collatus est etc. Francofurti.

1781—7 Бипонтійское, подъ заглавіемъ: Platonis opera philosophi, quæ extant, græce, ad editionem Henrici Stephani accurate expressa, cum Marsilii Ficini interpretatione, въ XI томахъ въ 8 долю. Къ этому изданію присоединены различныя чтенія и содержанія Платоновыхъ разговоровъ, изложенныя Тидеманомъ.

1813 слл. Таухницево — почти копія съ предъидущаго, въ VIII томахъ въ 8 долю. Первые три тома его, въ отношеніи къ греческому тексту, пересмотрѣны Беккомъ и провѣрены трудами критиковъ и филологовъ; а послѣдніе перепечатаны безъ всякой перемѣны.

1816—18. Беккерово, въ VIII томахъ, въ 8 долю, съ критическими замѣчаніями. Греческій текстъ его исправленъ чрезъ снесеніе всѣхъ лучшихъ кодексовъ Платона; а латинскій — Фициновъ, напечатанъ съ древнихъ списковъ безъ всякой перемѣны, чтобы могъ имѣть достоинство критическое. Къ этому изданію присоединены, кромѣ множества различныхъ чтеній, рункеніевы схоліи.

1819—27. Астово въ IX томахъ въ 8 долю. Въ немъ греческій текстъ изложенъ преимущественно по Альду, а латинскій есть переводъ самого Аста и отличается чрезвычайною точностію и близостію къ подлиннику. Впрочемъ, [XIV]заботливость о переводѣ буквальномъ нерѣдко заставляла переводчика упускать изъ вида естественность и ясность латинскаго выраженія.

1821—26. Вейгеліево, въ XII томахъ въ 8 долю, есть не что иное, какъ изданіе беккерово, пересмотрѣнное Штальбомомъ, по замѣчаніямъ Баста, де-Фуріа, Рудольфа и другихъ.

1833 слл. Штальбомово издано на одномъ греческомъ языкѣ съ латинскими введеніями въ каждый разговоръ, съ обширными филологическими примѣчаніями, съ приложеніемъ различныхъ чтеній, указателей и проч. Это изданіе, и по вѣрности текста, и по основательности критики, и по богатству заключающихся въ немъ вспомогательныхъ способовъ для надлежащаго разумѣнія Платоновыхъ сочиненій, безспорно есть лучшее изъ всѣхъ, какія доселѣ выходили въ полномъ объемѣ.

Теперь слѣдовало бы обозрѣть разговоры Платона на языкахъ живыхъ; но литература новыхъ языковъ почти не представляетъ намъ нашего философа въ цѣломъ умственномъ его существѣ, въ полномъ составѣ его твореній: онъ разобранъ по частямъ, раскиданъ по-членно на пространствѣ всего Европейскаго ученаго міра. Намъ доселѣ извѣстны только три изданія Платона, по крайней мѣрѣ не много недоведенныя до конца: первое въ 5 томахъ на языкѣ нѣмецкомъ — Шлейермахерово, заключающее въ себѣ 30 разговоровъ; второе — въ 12 томахъ на Французскомъ — Кузенево, состоящее изъ 33 сочиненій[7]; третіе [XV]въ 3 томахъ на Славянорусскомъ — Пахомова, содержащее 25 разговоровъ. Если возмемъ въ расчетъ время выхода въ свѣтъ каждаго изъ нихъ, и средства, примѣнительно ко времени, бывшія въ рукахъ всѣхъ трехъ переводчиковъ; то безъ всякаго пристрастія отдадимъ преимущество нашему отечественному изданію. Пахомовъ съ своими помощниками переводилъ Платоновы сочиненія еще въ восьмомъ десяткѣ прошедшаго столѣтія, когда въ библіотекахъ и западной Европы не находилось въ этомъ родѣ ничего лучше Стефанова подлинника, Корнаріевыхъ эклогъ и Фицинова перевода; а о другихъ побочныхъ пособіяхъ, столь богатыхъ, каковы нынѣ, и особенно для всѣхъ 25 разговоровъ, нашему эллинисту и думать было невозможно. Не смотря на то, его переводъ, сравнительно, вѣрнѣе Кузенева и заключаетъ въ себѣ почти только два недостатка: одинъ тотъ, что Пахомовъ неправильно понималъ тонъ Платонова діалога и выражался слишкомъ педантски, безъ нужды облекая мысль философа въ славянскія формы; другой тотъ, что онъ яснѣе видѣлъ и выдерживалъ значеніе словъ, нежели мысли. Правда, по мѣстамъ у него встрѣчаются пропуски, или прибавки: но съ тогдашнимъ Русскимъ языкомъ можно ли было сдѣлать что-нибудь удачнѣе? Лучшій, не только изъ всѣхъ трехъ разсматриваемыхъ переводовъ, но едва ли не единственно хорошій, есть переводъ Шлейермахеровъ. Шлейермахеръ строго выдерживаетъ мысль философа, не пренебрегаетъ и малѣйшими ея оттѣнками, старается уловить въ формы нѣмецкаго языка самую фразу подлинника и, при всемъ томъ, рѣдко бываетъ тяжелъ и теменъ. Что же касается до его критическихъ и филологическихъ замѣчаній, то, не вездѣ можно согласиться съ ними. [XVI]

Чтобы обозрѣніе литературы Платоновыхъ сочиненій было полно, надлежало бы по возможности оцѣнить частныя ихъ изданія на древнихъ и новыхъ языкахъ, и пересмотрѣть пособія, служащія къ объясненію Платона: но подобныхъ изданій и пособій такъ много, что не только перечитать и обсудить, даже видѣть всѣ ихъ невозможно. По этому я укажу только на тѣ, которыя, по общему сужденію ученыхъ, заслуживаютъ особенное вниманіе.

Adrastus peripateticus писалъ о Тимеѣ. Нѣсколько отрывковъ его сочиненія находится у Порфирія ad harmonica Ptolemæi L. I. c. 5. p. 270.

Aelianus platonicus. Его сочиненіе разсмотрѣно и во многомъ одобрено Порфиріемъ.

Albinus. Его Hypotheses Platonieæ et isagoge, περὶ τῶν Πλάτωνι ἀρετλόντων, говорятъ, сохраняются въ Ватиканѣ.

Aug. Arnold, Platons Werke einzeln erklärt und in ihrem Zusammenhange dargestellt. Erster Theil, 1836. Продолженія кажется еще не было. Въ первой части аналитически излагаются содержанія 18-ти разговоровъ и опредѣляется цѣль каждаго изъ нихъ.

Ast, Platonis Symposium et Alcibiades I., съ примѣчаніями, 1809.

Platon’s Phædrus und Gastmahl, 1817. Въ этомъ изданіи особенно одобряются комментаріи.

Ast Platonis Phædrus, 1810., съ примѣчаніями. Но въ X томѣ полнаго Астова изданія Платона, примѣчанія на Федра и Протагора гораздо обширнѣе.

Platonis Respublica, 1814., и потомъ въ другой разъ 1820., съ учеными примѣчаніями.

Fr. Bast, Kritischer Versuch über den Text des Platonischen Gastmahls, 1793.

[XVII]

Bickerodii, Schediasma in Platonis Timæum, 1683.

Biester, Platonis dialogi IV, Meno, Crito, Alcibiades uterque, cum virorum doctorum animadversionibus, 1780. Эту книгу впослѣдствіи два раза (1811. и 1820) пересматривалъ и издавалъ Бутманъ. Бистеру много содѣйствовали своими замѣчаніями Гедике, Шнейдеръ и Готлеберъ.

Bœch Simonis, Socratici, ut videtur, dialogi IV: de lege (Minos), de lucri cupditate, de justo ac virtute. Additi sunt incerti auctoris dialogi, Eryxias et Axiochus, 1810., съ критическимъ введеніемъ.

Boissonade, Excerpta ex Procli scholiis in Cratylum Platonis, 1820.

Busteed, Platonis Menexnus et Lysiæ oratio funebris, 1696., съ переводомъ и краткими примѣчаніями Филельфа.

Creuzer, Initia philosophiæ ac theologiæ ex Platonis fontibus ductæ, sive Procli Diadochi et Olympiodori in Platonis Alcibiadem commentarii, 1820—25., въ 4 частяхъ, изъ которыхъ въ первой. содержатся комментаріи на Алкивіада, во второй. — схоліи Олимпіодора, въ третьей. — богословскія наставленія Прокла, въ четвертой. — опроверженія Прокловыхъ наставленій, сдѣланныя Николаемъ Метоненскимъ.

Engelhardt, Platonis Laches, Apologia Socratis, Euthyphro et Menexenus, 1826., съ примѣчаніями.

[XVIII]

Ettwallus, Platonis Hipparchus et Alcibiades uterque, 1771.

Van Eys, Disputatio de Platone Mosaizante, 1715.

Findissen, Platonis Gorgias, 1796., съ подробнымъ указателемъ греческихъ словъ и различныхъ чтеній; но издатель не показалъ знанія грамматическихъ тонкостей.

Fischer, Platonis Euthyphro, Apologia Socratis, Crito, Phædo, græce, 1783. Это изданіе замѣчательно по хорошему снесенію различныхъ чтеній въ древнихъ кодексахъ.

Platonis Philebus et Symposium, græce., съ примѣчаніями, направленными преимущественно къ показанію различія древнихъ изданій.
programmata. отъ 1791 до 1798, въ которыхъ разсмотрѣны первыя шесть отдѣленій Кратила; но въ этихъ разсмотрѣніяхъ иногда безъ нужды много говорливости.

Forster, Platonis dialogi V (Amatores, Euthphro, Apologia, Crito, Phaedo), 1752. Особенно одобряется переводъ этого изданія.

Foxii Morzilli Hispalensis, commentarius in X Platonis libros de republica, 1556. Изданіе болѣе обширно, чѣмъ учено.

Gedike, Platonis Meno, Crito et Alcibiades uterque. Нѣмецкій переводъ съ хорошими и довольно подробными замѣчаніями. Эта книга была издана два раза, 1781. и 1822.

Götz, Platonis Parmenides mit philosophischen Anmerkungen, 1825.

Gottleber, Platonis Menexnus et Periclis Thucididis. [XIX]oratio funebris, 1782, съ примѣчаніями, изъ которыхъ особенно хороши историческія.

Haenisch, Lysiae amatorius, 1827, graece.. Сочинитель изслѣдываетъ: Лизіасу ли принадлежитъ извѣстная рѣчь въ Платоновомъ Федрѣ, или самому Платону, и защищаетъ первое мнѣніе.

Heindorf, Platonis dialogi tres, Phaedo, Sophista, Protagoras, 1810. Этотъ филологъ вообще отличается знаніемъ грамматическихъ тонкостей, но въ изъясненіи мыслей очень часто невѣренъ.

Platonis libri IV, Gorgias, Apologia Socratis, Charmides, Hippias major, 1805., съ краткими критическими примѣчаніями на Апологію Сократа.
Platonis dialogi duo, Gorgias et Theaetetus, 1805., съ приложеніемъ замѣчаній Бутмана. Изданіе отличное.
Platonis dialogi IV, Lysis, Charmides, Hippias major, Phaedrus, 1802. и въ другой разъ 1827., съ непрерывными примѣчаніями и поправками Бутмана по Беккеру.

Van Heusde, Specimen criticum in Platonem, 1803. Эта книга заключаетъ въ себѣ прекрасныя критическія замѣчанія на многіе разговоры Платона.

Kirchmayer, Exercitatio de Platonis Atlantide, 1685., — сочиненіе полезное для проясненія нѣкоторыхъ мѣстъ Платонова Тимея.

Knebelius, Platonis dialogi tres, Theages, Amatores, Io, 1833., съ примѣчаніями и введеніями. Изданіе весьма хорошее.

Köppen, Platon’s Alcibiades der zweite, 1786. Къ этому изданію приложены нѣсколько филологическихъ примѣчаній и содержанія разговоровъ.

[XX]

Köppen, Platon’s Menexenus im Grundriss nebst Anmerkungen.

Kraft, de notione philosophiae in Platonis Erastis obvia 1786. Это сочиненіе, кромѣ нѣкоторыхъ замѣчаній о значеніи справедливости и разсудительности въ смыслѣ Платона, заключаетъ въ себѣ краткій обзоръ содержанія.

Kuhnhardt, Platon’s Phaedon mit besonder Rücksicht auf die Unsterblichkeitlehre erläutert und beurtheilt, 1817.

Lange, Specimen criticum in Platonis Critonem, 1821.

Lichtenstädt, Platon’s Lehren auf dem Gebiete der Naturforschung und der Heilkunde, 1826. Сочиненіе полезное при объясненіи Тимея.

Lindau, Platonis Timaeus, 1828., свѣренный съ лучшими изданіями и снабженный непрерывными примѣчаніями.

Vit. Lörs, Platonis Menexenus, 1824.; переводъ съ Греческаго на Латинскій, съ примѣчаніями и мнѣніемъ Аста, что Менексенъ написанъ не Платономъ.

Massey, Platonis de republica, sive de justo libri X., съ исправленнымъ переводомъ и примѣчаніями, 1713, въ 2 частяхъ. Критическія замѣчанія не одобряются; хорошо только снесеніе мнѣній древнихъ и новыхъ философовъ съ мнѣніями Платона.

Meursius, Platonis Timaeus a Chalcidio latine versus, cum jusdem in eundem commentario, 1617.

Morgenstern, Symbolae criticae in Platonis Critonem.

Müller, Platonis Io, sev dialogus de furore poëtarum, 1782., съ примѣчаніями.

[XXI]

Nitsch, Platonis Io, 1822., также съ примѣчаніями.

Car. Nürnberger, Platonis Alcibiades I et II, 1796.

Оболенскій, Платоновы разговоры о законахъ, 1827. Переводъ довольно близкій, вѣрный и легкій.

Pinzger, Specimen novi commentarii in Euthydemum., доведенъ до стр. 272 A. 1834.

Plutarchi, opuscula de animae creatione et de musica, идутъ къ объясненію Тимея.

Procli commentarius in Timaeum, 1534, но не весь, а доведенъ только до стр. 44. C; слишкомъ обширенъ и утомителенъ; особенно много аллегорій.

Mich. Psellus, εὶς τὴν Πλάτωνος ψυχολογίαν, v. Allatium de Psellis p. 87., et 91.

Regius. Timée de Platon, 1557.

Routh, Platonis Euthydemus et Gorgias, 1784., съ примѣчаніями, изъ которыхъ особенно хороши историческія и критическія.

Schlosser, Platon’s Briefe, mit einer historischen Einleitung und Anmerkungen.

Schmidt, Parmenides, als dialectisches Kunstwerk, 1821.

Stutzmann, de republica, Πλὰτωνος πολιτεία, graece et latine, cum animadversionibus criticis et argumentis atque commentationibus de totius operis argumento, ingenio, partibus, codicibus scriptis, 1817., и во второй разъ 1818.

Susеmihe, die genetische Entwickelung der Platonischen Philosophie. 3 B. 1855. Книга, особенно хорошо объясняющая философское значеніе діалоговъ Платона.

Tiedemann, dissertatio de doctrina Platonis de materia in vol. I. Biblioth. Götting. Philolog. nov. Fasc. I. part. I.

[XXII]

Timaei, lexicon vocum Platonicarum., съ примѣчаніями Рункенія, 1789.

Tirsch, Specimen editionis symposii Platonis, 1808.

Vernsdorf, notae in Platonis Critonem et Alcibiadem I. 1815.

Windishmann, Platon’s Timaeus, 1804.

Winkelmann, Platonis Euthydemus, 1833., съ примѣчаніями, введеніями и схоліями. Къ сему изданію приложена книга Аристотеля de elenchis Sophistarum. Руководство превосходное.

Wittenbach, Platonis Phaedo, 1810., объясненный введеніемъ и примѣчаніями, — изданіе полное учености и познаній; но мало критики и неровенъ переводъ.

Wolf, Platonis dialogorum delectus, pars I. Euthyphro, Apologia Socratis, Crito, 1812., съ Латинскимъ переводомъ.

Platon’s Gastmahl на Греческомъ., съ примѣчаніями. Книга, по тогдашнему времени, хорошая.

Изъ этихъ изданій Платона и стороннихъ пособій для изъясненія его сочиненій, я имѣлъ подъ рукою немногія. Главными же руководителями моими были Стефанъ, Астъ, Шлейермахеръ и Штальбомъ: ихъ глубокимъ изслѣдованіямъ обязанъ болѣе, чѣмъ собственнымъ своимъ усиліямъ.


Примѣчанія

  1. Латинскій языкъ, по своимъ формамъ, безъ сомнѣнія ближе къ греческому, нежели русскій; — и однакожъ Астъ, переводя Платона на латинскій языкъ, долженъ былъ, для выраженія нѣкоторыхъ греческихъ терминовъ, составить слова: dupliciquentia (διπλασιολογία), sententiloquentia (γνωμολογία), simililoquentia (εἰκονολογία), также breviloquentia, superbiloquentia, superrefutatio, subdeclaratio, augeratio, insanitio, и проч. Я большею частію старался избѣгать такого словотворенія.
  2. Menag. T. II. Antibailleti p. 157.
  3. Gaddii T. II. de scriptt. non ecclesiasticis p. 144.
  4. Huet. de clarr. interpr. p. 295.
  5. de clarr. interprr. p. 289.
  6. Histor. Philos. T. I. p. 659.
  7. Къ этимъ тремъ изданіямъ, кажется, надлежало бы присоединить еще Клейкерово: Platons Werke, aus dem griechischen übersetzt in 6 Bände 1778—97. Но я никогда не видѣлъ его, и потому не могу судить ни о достоинствѣ, ни о полнотѣ его.
  8. Я не упоминаю о древнихъ рукописныхъ экземплярахъ сочиненій и объяснителей Платона. Число ихъ во всѣхъ Европейскихъ библіотекахъ восходитъ выше трехъ сотъ. Подробный каталогъ ихъ сдѣланъ Фридерихомъ Фишеромъ. См. Platonis Euthyphro, Apologia Socratis, Crito, Phaedo, graece ex recens. Fr. Fischer. Lips. 1783. Немогу утверждать, чтобы кромѣ указанныхъ мною изданій, не было и другихъ, излагающихъ или объясняющихъ сочиненія Платона; вижу указанія на труды Целлера, Штейнгарта и другихъ. Но эти труды не доходили до моихъ рукъ, и потому я ничего не могу сказать о ихъ достоинствѣ.

Примѣчанія редакторовъ Викитеки

  1. Repertorium der gesammten deutschen Literatur. Bd. 25, E. G. Gersdorf, 1840, p. 83
  2. Platonis quae exstant opera, F. Ast, 1819, T. I, p. VII