Русские почты в XVII и начале XVIII столетия (Карнович)/ДО

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< Русские почты в XVII и начале XVIII столетия (Карнович)
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Русскія почты въ XVII и началѣ XVIII столѣтій
авторъ Е. П. Карновичъ
Дата созданія: 1883?, опубл.: 1883. Источникъ: Историческій вѣстникъ. — С.-Петербургъ: Типографія А. С. Суворина, 1884. — Т. XV. — С. 615—625. Русские почты в XVII и начале XVIII столетия (Карнович)/ДО въ новой орѳографіи



[615]

РУССКІЯ ПОЧТЫ ВЪ XVII И НАЧАЛѢ XVIII СТОЛѢТІЙ.

КЪ ПОЯВЛЯЮЩИМСЯ время отъ времени въ нашей литературѣ историческимъ монографіямъ прибавилась еще одна, заслуживающая вниманіе монографія, подъ заглавіемъ «Къ исторіи русскихъ почтъ. Очеркъ ямскихъ и почтовыхъ учрежденій отъ давнихъ временъ до царствованія Екатерины II. И. П. Хрущова. Съ портретами, снимками и картами. С.-Петербургъ. 1884 г.». Составленіе ея началось еще въ 1880 году, по почину тогдашняго директора почтоваго департамента, барона Веліо. Въ этой монографіи предполагалось изобразить начало и развитіе почтоваго дѣла въ Россіи, отъ времени натуральной почтовой повинности, состоявшей въ дачѣ княжескому гонцу коня и корма, до 1878 года, т. е. до парижскаго почтоваго конгресса, или до примѣненія къ нашимъ почтамъ началъ, принятыхъ единогласно всѣми европейскими правительствами. Теперь вышла первая часть этого труда подъ самостоятельнымъ названіемъ «Очерка», который обнимаетъ древнее время и петербургскій періодъ русской исторіи до воцаренія Екатерины II, когда сдѣлано было коренное переустройство у насъ почтовой части. До временъ же Екатерины II, ямскія и почтовыя учрежденія, по своей первобытности и простотѣ, были чрезвычайно своеобразны и представляли какъ бы отраженіе нашего несложнаго государственнаго и общественнаго быта, которому несвойственна была быстрота передвиженій и сношеній. Въ виду этой своеобразности нашего почтоваго дѣла и обособленности его прежняго устройства отъ послѣдующаго, г. Хрущовъ весьма основательно призналъ возможность издать исторію этого дѣла до временъ

[616]Екатерины II, какъ самостоятельное сочиненіе, снабдивъ его всѣми тѣми приложеніями, которыя были предназначены для казеннаго изданія, т. е. двумя портретами: Ордына-Нащокина и Виніуса, двумя снимками и четырьмя картами. Между разными печатными источниками, послужившими для составленія упомянутаго «Очерка», авторъ пользовался дѣлами архива почтоваго департамента, дѣлами бывшаго посольскаго приказа и бывшими ямской канцеляріи и иностранной коллегіи, а также и нѣкоторыми рукописями императорской публичной библіотеки.

Руководствуясь трудомъ г. Хрущова, мы укажемъ на факты наиболѣе выдающіеся въ исторіи нашего почтоваго дѣла.

Еще въ 1666 году, при царѣ Алексѣѣ Михайловичѣ, по почину извѣстнаго, въ то время, боярина Ордына-Нащокина была устроена въ государствѣ Московскомъ почта для пересылки государственныхъ бумагъ и частной переписки торговыхъ людей. Впрочемъ, попытки къ учрежденію правильной почты на Руси дѣлались еще и прежде, и онѣ были вызываемы безпрестанными дипломатическими сношеніями между Россіею и Польшею передъ заключеніемъ Деулинскаго мира. При этомъ, безъ учрежденія какого либо особаго почтоваго управленія, правительство воспользовалось существовавшимъ уже на Руси «ямомъ» или ямщичьями стойками, чрезвычайно размножившимися еще въ XVI столѣтіи. Первоначально казенныя почтовыя сообщенія производились черезъ посылаемыхъ каждый разъ нарочныхъ гонцовъ, которые имѣли право пользоваться, отъ имени правительства, всѣми представлявшимися, въ то время, общественными и частными способами для передвиженія съ одного мѣста на другое. Послѣ того правительство приступило къ устройству, на извѣстныхъ путяхъ, подставъ и домовъ для ночлега и корма, т. е. къ устройству станцій. Затѣмъ почтовое дѣло улучшилось тѣмъ, что для пересылки казенныхъ бумагъ, а также и частной переписки было установлено срочное движеніе, и дано было болѣе способовъ для передвиженія гонцовъ. Все это не было, однако, водвореніемъ почты на европейскихъ началахъ, но истекало только изъ существовавшей искони на Руси повинности обывателей—давать князю и его людямъ «кормъ и повозъ». Но правительство стало за извѣстную плату передавать право пользованія такою повинностію и частнымъ людямъ, представлявшимъ данную отъ правительства на проѣздъ грамату. На развитіе почтовыхъ сношеній въ прежней Руси имѣло отчасти вліяніе и господство татаръ, которые, еще въ мѣстахъ прежняго ихъ пребыванія въ Азіи, устроивали на проѣздныхъ дорогахъ для своихъ чиновниковъ, пословъ и гонцовъ особые станы, и на эти станы окрестные жители, по повелѣнію хана, должны были доставлять лошадей и всякаго рода продовольствіе. Самыя слова, сдѣлавшіяся столь употребительными въ русскомъ языкѣ: «ямъ» и «ямщикъ»—слова

[617]татарскія. Изъ нихъ первое происходитъ отъ «дзямъ» — дорога, а второе отъ «ям-чи» — проводникъ. Устройство ямовъ такъ размножилось, что въ XVII вѣкѣ Архангельскъ, Смоленскъ, Нижній-Новгородъ и сѣверскіе города, а позднѣе и украинскіе, преимущественно Новгородъ и Псковъ, черезъ которые проѣзжали въ столицу иноземные послы, были соединены ямами съ Москвою.

Подорожныя граматы стали появляться уже въ XV вѣкѣ. Древнѣйшая изъ нихъ относится къ 1493 году.

Изъ иностранцевъ впервые сообщилъ свѣдѣнія объ ямской ѣздѣ въ Россіи извѣстный баронъ Герберштейнъ, бывшій въ Московскомъ государствѣ въ началѣ XVI вѣка. Онъ пишетъ: «великій князь московскій имѣетъ по разнымъ мѣстамъ своего княжества ямщиковъ съ достаточнымъ количествомъ лошадей, такъ что куда бы князь ни послалъ своего гонца, вездѣ для него найдутся лошади. Гонецъ имѣетъ право выбирать коня, который покажется ему лучшимъ. На каждомъ яму лошадей намъ мѣняли. Въ свѣжихъ лошадяхъ недостатка не было. Кто требовалъ ихъ 10 или 12, тому приводили ихъ 40 и 50. Усталыхъ оставляли на дорогѣ и замѣняли другими, которыхъ брали въ первомъ селеніи или у проѣзжающихъ».

Ямская ѣзда была, по свидѣтельству Герберштейна, и дешева и быстра. За 10 и даже за 20 верстъ платили не болѣе 6 денегъ, а ѣздили такъ быстро, что одинъ изъ служителей барона пріѣхалъ изъ Новгорода въ Москву въ теченіи 52 часовъ. Въ ямщики поступали охочіе люди, селившіеся по большимъ дорогамъ особыми слободами, а для ямскихъ лошадей каждой слободы установилось тавро или «пятно» по особому рисунку. Ямщиковъ, какъ несшихъ тягло на службѣ правительству, стали зачислять въ разрядъ «людей служилыхъ», т. е. такихъ, которыхъ нельзя было закрѣпостить за частнымъ лицомъ, помѣщикомъ; а ямщичьи слободы быстро размножались и расширялись вслѣдствіе увеличенія ихъ населенія охочими людьми. Можно даже сказать, что вслѣдствіе этого, ямщики составили изъ себя особое сословіе въ государствѣ, несшее опредѣленныя обязанности и за то пользовавшееся нѣкоторыми правами.

Царь Михаилъ Ѳедоровичъ завелъ «Ямской приказъ», начальникомъ котораго былъ сдѣланъ знаменитый князь Дмитрій Михайловичъ Пожарскій. Ямскому приказу, кромѣ ямскихъ сборовъ, былъ также подвѣдомственъ сборъ и на выкупъ плѣнныхъ. Приказъ этотъ разбиралъ взаимныя тяжбы и иски ямщиковъ, провѣрялъ гонебныя книги и выдавалъ подорожныя, а также завѣдывалъ и почтовою частью, которая первоначально была въ неразрывной связи съ ямскою.

Въ 1650 году послѣдовалъ цѣлый рядъ распоряженій относительно ямщичье-почтоваго дѣла. Ямщикамъ, какъ нужнымъ для

[618]государева дѣла людямъ, даны были нѣкоторыя льготы относительно обязательной государевой службы и, сверхъ того, они были освобождены отъ податей, платимыхъ посадскими людьми. Въ добавокъ къ ямщикамъ, царь Алексѣй Михайловичъ завелъ такъ называемыхъ «трубниковъ», которые должны были «отъ Москвы до Путивля съ государевыми грамотами и изъ Путивля къ государю къ Москвѣ съ отписками ѣздить отъ стана до стана на́-скоро».

Въ 1665 году, въ Москву явился частный предприниматель по устройству почтъ,—голландецъ Иванъ фанъ-Сведенъ, предложившій доставлять черезъ каждыя двѣ недѣли въ приказъ тайныхъ дѣлъ, на своихъ лошадяхъ и своими людьми, вѣдомости изъ-за границы черезъ Ригу, а затѣмъ вообще устроить почту въ Вильно, черезъ Великій Новгородъ и Курляндію, и эта почта была передана въ вѣдѣніе фанъ-Сведена. Въ 1668 году, почта отъ фанъ-Сведена перешла въ вѣдѣніе иноземца Леонтія Марселиса, которому царь велѣлъ завѣдывать почтою въ Москвѣ и въ Курляндіи покамѣсть тамъ посольство будетъ, а какъ оно совершится, тогда той почтѣ быть черезъ Смоленскъ на Вильно. Главный же надзоръ надъ почтами государь поручилъ боярину Ордыну-Нащокину. Къ такому устройству почты побудилъ государя заключенный съ польскими послами договоръ, въ силу котораго, для облегченія сношеній между королемъ и царемъ, «наипаче для пріумноженія обоимъ государствамъ торговыхъ прибытковъ» постановлено было: учредить вмѣсто гонцовъ, правильную почту съ одной стороны отъ мѣста пребыванія короля только до польскаго Кодина, лежавшаго на польской границѣ, а съ другой—отъ Москвы черезъ Смоленскъ до мѣстечка Мигновичи, лежавшаго близъ Кодина на новой русской границѣ. Въ упомянутомъ договорѣ, между прочимъ, было сказано, что какъ государскіе, такъ и торговые листы и отвѣты должны быть отправляемы какъ можно скорѣе по этой почтѣ и взаимно другъ другу передаваться русскими и польскими почтмейстерами, поставленными въ двухъ означенныхъ мѣстечкахъ; за возку же частной корреспонденціи предполагалось назначить соразмѣрную плату. Почтовыя сумки Марселисъ долженъ былъ возить день и ночь съ поспѣшеніемъ и со всякимъ сбереженіемъ, не распечатывая и не смотря ничего, и передавать во дворы почтмейстерамъ. Сдѣлано было такое распоряженіе, чтобы ямщики были люди благонадежные изъ выборныхъ и цѣловавшихъ крестъ. Марселисъ желалъ, чтобы они всѣ носили однообразную одежду, а именно: зеленые суконные кафтаны, съ орломъ изъ краснаго сукна на правой сторонѣ кафтана, а на лѣвой—рожокъ для того, чтобы они въ дорогѣ были «знатны», т. е. замѣтны. Марселису разрѣшено было возить по почтѣ: дорогіе каменья, жемчугъ и золото. Почта, учрежденная по договору съ Марселисомъ, имѣла собственно значеніе почты международной, но вслѣдъ за тѣмъ признано было нужнымъ учредить

[619]на тѣхъ же основанiяхъ и внутреннюю почту. Устроены были четыре почтовые тракта со срочнымъ по нимъ движенiем въ указанные дни, даже и тогда, когда возить было нечего. Изъ четырехъ упомянутыхъ трактовъ особое значенiе имѣлъ рижскiй, такъ какъ по немъ доставлялись въ Москву иностранныя газеты или «куранты». Изъ них въ Москвѣ получались: четыре газеты на нѣмецкомъ языкѣ; двѣ на голландскомъ и, сверхъ того, письменныя извѣстiя на нѣмецкомъ языкѣ. Ордынъ-Нащокинъ чрезвычайно сочувствовалъ дѣятельности Марселиса и предпрiятiе его называлъ «великимъ государственнымъ соединительнымъ дѣломъ», которое «впередъ къ умноженiю всякаго добра царству московскому будетъ».

Въ 1670 году, послѣ смерти Леонтiя Марселиса, почта перешла въ завѣдыванiе къ его сыну Петру, а въ 1675 году, вслѣдствiе неисправности Петра Марселиса, почта была передана въ вѣдѣнiе переводчика посольскаго приказа Андрея Винiуса.

При Винiусѣ было приказано возить почту не только не мѣшкотно, но и съ такою исправностiю, чтобы ямщики въ положенный часъ ждали у назначеннаго для того стана и чтобы они вмѣсто себя ни кого другаго не посылали. За неисполненiе этихъ распоряженiй приказано было: «бить батоги безъ пощады». Почтовыя сношенiя съ заграницей возбуждали подозрительность въ русскомъ правительствѣ и въ 1690 году былъ посланъ указ въ Смоленскъ о вскрытiи всѣхъ писемъ, отправляемыхъ за границу.

Въ 1696 году, англiйскiе и голландскiе купцы просили царей Ивана и Петра об учрежденiи почты отъ Москвы до Архангельска, и просьба ихъ была удовлетворена, причемъ было обращено вниманiе на неизбѣжность улучшить почтовую дорогу и введены были точныя отмѣтки на станцiях о проходѣ почты по означенному тракту.

При Петрѣ I почтово-ямщичье дѣло, как и всѣ государственныя потребности, стали развиваться сильнѣе прежняго. Ямщики стали расходиться, жалуясь не только на претерпѣваемыя ими обиды и притѣсненiя, но и на неплатежъ имъ прогонных денегъ служилыми людьми. Противъ этого Петръ принялъ разныя мѣры: онъ закрѣпилъ ямщиковъ въ ихъ званiи, но вмѣстѣ съ тѣмъ приказал удовлетворить ихъ на этотъ разъ деньгами изъ суммъ посольскаго приказа; въ то же время запретилъ давать лошадей по воеводскимъ и по какимъ другимъ грамотамъ, почему и донынѣ подорожная выдается только «по указу его императорскаго величества». Петръ вмѣстѣ съ тѣмъ повелѣлъ означать въ подорожныхъ кто отъ какого приказа былъ посланъ и сколько прибывающiй долженъ платить на каждом яму прогоновъ, дабы ямщики могли основательно жаловаться въ случаѣ неплатежа слѣдующихъ имъ от служилыхъ людей казенныхъ прогоновъ. Исправность

[620]всего пересылаемаго по почтѣ была доведена до того, что Винiусъ, завѣдовавшiй почтою, за не прописку, въ данной ямщикамъ подорожной, наставленiй относительно сбереженiя почты, долженъ былъ быть потребованнымъ в Ямской приказъ и тамъ, «по розыску быть пытаннымъ». Вообще, устройство архангелогородской почты отличается установленiемъ многихъ формальностей, но, не смотря на это, как замѣчаетъ г. Хрущовъ, она въ сущности сдѣлала шагъ назадъ, и вотъ почему именно: Марселисъ при передачѣ ему смоленской почты былъ обязанъ гонять ее въ урочные дни непремѣнно, хотя бы и не было посольскихъ и другихъ грамотъ. Винiусъ же могъ распоряжаться почтою совершенно патриархальнымъ порядкомъ. Такъ, онъ, обязанный отправить почту одинъ разъ въ недѣлю, могъ однако и не отправить ее, если къ назначенному дню не было отъ великаго государя грамотъ, воеводскихъ отписокъ и никакихъ грамотъ въ Москвѣ или въ Архангельскѣ, такъ что на потребности частныхъ лицъ и городовъ, промежуточныхъ между Москвою и Архангельскомъ, не было обращено никакого вниманiя.

Въ 1700 году, Петръ, начиная войну съ Швецiею, былъ озабоченъ благоустройствомъ заграничной почты и вслѣдствiе этого, по предложенiю Андрея Винiуса, был учрежденъ новый почтовый трактъ отъ Смоленска къ Пскову, такъ какъ предстоявшая война препятствовала сообщениямъ через Ригу, и поэтому нужно было направить заграничную почту черезъ Литву. Въ 1701 году, заграничная почта изъ вѣдѣнiя стольника Винiуса перешла въ вѣдѣнiе переводчика посольскаго приказа Петра Шафирова, при чемъ, однако, почта осталась на прежнемъ коммерческомъ основанiи, и какъ Винiусу было предоставлено право «взимать со всѣхъ писемъ золотниками въ оба пути должный сборъ противъ прежняго», такъ точно долженъ былъ поступать и Шафировъ, уплачивая прогонныя деньги изъ взимаемого имъ почтоваго сбора. При этомъ онъ обязанъ былъ вести счетъ и имѣть записныя книги. Кромѣ того, онъ долженъ былъ пересылать безплатно государевы приказы и «всякiя государственныя дѣла».

Шведская война вызвала устройство еще и новоторжскаго тракта «для свейской службы». Война эта тяжело отозвалась на ямщикахъ въ сѣверной полосѣ России, такъ какъ они должны были безостановочно возить полковую казну, пушечные припасы и ратныхъ людей. Они дошли до того, что имъ не стало чѣмъ кормить лошадей. Жалобы эти были уважены Петромъ, и онъ приказалъ увеличить число ямщиковъ и выдавать по 20 рублей жалованья на выть. Но ни помѣщики, ни монастыри, не хотѣли отдавать своихъ крестьянъ въ ямскiя выти. Петръ однако не уважилъ домогательства монастырей.

Съ основанiемъ Петербурга былъ проложенъ къ нему новый

[621]трактъ отъ Новгорода, а вмѣстѣ съ тѣмъ была устроена почта изъ Москвы въ южномъ направленіи черезъ Сѣвскъ, Батуринъ и Нѣжинъ до Бѣлой Церкви. При устройствѣ этой почты, какъ и при устройствѣ другихъ почтъ, ямщикамъ былъ сказанъ государевъ указъ съ подкрѣпленіемъ, чтобы они исполняли его подъ опасеніемъ себѣ жестокаго наказанія и пытки, и почту возили бы бережно «подъ пазухою», чтобы отъ дождя нигдѣ не измочить и печатей и обертокъ не попортить и другъ другу отдавать по станамъ ее съ росписками. Почта эта была первою почтою, устроенною внѣ вѣдѣнія Ямскаго приказа и подчинена была приказу Малой Россіи. Почтари къ ней были опредѣлены какъ бы рекрутскимъ наборомъ, они ѣздили верхомъ и передвиженіе на подводахъ не входило въ обязанность этой почты.

Изъ книги г. Хрущова видно, что въ промежутокъ времени отъ 1704 по 1707 годъ было учреждено нѣсколько новыхъ трактовъ и состоялся указъ о водвореніи во всѣхъ ямахъ тѣхъ ямщиковъ, которые, уйдя оттуда, поселились въ посадахъ и стали заниматься промыслами и торговлею. Такихъ отлучившихся ямщиковъ велѣно было сыскать и затѣмъ, кромѣ ямской гоньбы, ни въ какія службы и въ тягло не писать.

Въ 1711 году, установлена была поверстная плата за «почтовыхъ» лошадей — по деньгѣ на версту. При этомъ указано было никому почтовыхъ лошадей не давать за исключеніемъ: князя Меншикова, фельдмаршала Шереметева, адмирала Апраксина и канцлера Головкина. Учрежденіе почтъ вызвало нѣкоторыя особыя санитарныя мѣры. Такъ, въ 1710 году, при появленіи заразы, сдѣлано было распоряженіе о пріемѣ на заставахъ писемъ издали, о держаніи ихъ на вѣтру и объ окуриваніи можжевельникомъ. Ямской приказъ долженъ былъ разсылать въ Москвѣ письма провѣтренныя и окуренныя и не иначе какъ со своими посланными, а не съ прибывшими въ Москву почтарями.

Въ 1711 году, Ямской приказъ былъ упраздненъ, а вмѣсто него учреждено было Ямское повытье подъ вѣдѣніемъ «въ Московской губерніи управителя», но вскорѣ ходъ дѣлъ потребовалъ возстановленія прежняго приказа. При учрежденіи сената главное завѣдываніе ямскою гоньбою и почтами перешло къ нему, и только иностранная почта осталась въ вѣдѣніи Посольскаго приказа подъ главнымъ надзоромъ Шафирова, бывшаго уже въ то время государственнымъ подканцлеромъ.

Географическое положеніе Петербурга потребовало усиленнаго развитія почтовыхъ сношеній и тогда учреждена была изъ Петербурга до Москвы обыкновенная почта, ѣздившая въ недѣлю два раза, а также были устроены ямы, въ которые были выбраны лучшіе «семьянистные лошадные люди». Въ 1723 году, были уже въ Россіи 4 почтовыя конторы, которыми исключительно завѣдывали

[622]нѣмцы, а также и центральное управленія всѣми почтами подъ названіемъ «General-Post-Amt». Въ 1716 году, была учреждена «полевая почта, при которой состояли и почтальоны». Въ 1717 году, подводы были раздѣлены на почтовыя и ямскія, и тѣ и другія разрѣшено было брать «партикулярнымъ» лицамъ, но только съ двойною платою противъ той, какая взималась съ проѣзжихъ по казенной надобности. Въ 1719 году, состоялся указъ о проведеніи изъ Петербурга ординарной почты до всѣхъ «знатныхъ» городовъ, и мѣры эти значительно облегчили ямщиковъ, такъ какъ сократилась посылка курьеровъ и гонцовъ, бывшихъ главными притѣснителями ямщиковъ. Почта, смотря по важности городовъ, должна была ходить въ недѣлю одинъ или два раза, исключительно для посылки указовъ и казенныхъ бумагъ. Указъ объ этомъ велѣно читать въ городахъ и селахъ, на торжкахъ и ярмаркахъ, чтобы всѣ знали объ ограниченіи права брать для кого бы-то ни было ямскія и почтовыя подводы.

Въ 1722 году, во время похода въ Персію, указомъ Петра была учреждена новая должность генералъ-почтъ-директора. Въ инструкціи, данной государемъ этому новому сановнику, сведены были въ одно всѣ потребности почтоваго дѣла, все то, на что было обращено вниманіе въ указахъ послѣдняго десятилѣтія, какъ-то: о защитѣ ямщиковъ отъ испытываемыхъ ими притѣсненій со стороны проѣзжающихъ, о постановленіи относительно опредѣленнаго количества подводъ, подтвержденіе о платѣ, о взиманіи прогоновъ со всѣхъ лицъ, безъ всякаго исключенія, хотя бы и съ ѣдующихъ по казенной надобности, объ обязательной пересылкѣ казенныхъ бумагъ по почтѣ, о платѣ за это изъ присутственныхъ мѣстъ. Иностранная почта до времени осталась на прежнемъ положеніи и только было высказано предположеніе объ устройствѣ ея впослѣдствіи по иностраннымъ образцамъ. На должность генералъ-почтъ-директора былъ назначенъ надворный совѣтникъ Алексѣй Дашковъ.

Въ послѣдній годъ царствованія Петра и въ Сибири была учреждена почта, которая должна была быть отправляема одинъ разъ въ мѣсяцъ.

Въ дальнѣйшемъ развитіи у насъ почтоваго дѣла замѣтны усилія правительства устранить тѣ злоупотребленія, которыя начали устанавливаться по почтовому вѣдомству. Такъ, въ 1725 году, приказано было наблюдать, чтобы никакихъ партикулярныхъ писемъ не было влагаемо въ казенные пакеты. Въ 1727 году, во главѣ почтоваго вѣдомства сталъ тогдашній вице-канцлеръ баронъ — впослѣдствіи графъ — Остерманъ. При немъ была уменьшена почти втрое такса за письма, отправляемыя отъ Петербурга до Мемеля; устроенъ былъ прямой почтовый трактъ отъ Петербурга до Архангельска, помимо Москвы, Ярославля и Вологды. Этимъ трактомъ

[623]былъ сокращенъ путь съ 2,000 верстъ до 1,178 и сдѣлано это было съ цѣлью «способствовать коммерціямъ и публичному интересу». Остерманъ обратилъ также вниманіе и на тѣ злоупотребленія, какія въ отношеніи ямщиковъ позволяли себѣ воеводы и вице-губернаторы, принуждавшіе ямщиковъ возить безденежно даже дрова, а когда ямщики отказывались исполнять это, то ихъ, какъ ослушниковъ, заковывали въ желѣза или били батожьемъ. За такія притѣсненія сенатъ установилъ взыскивать съ виновныхъ значительные, по тому времени, денежные штрафы.

При Аннѣ Іоанновнѣ состоялись указы о неотягощеніи лошадей тяжестью свыше 10 пудовъ, объ учрежденіи «телѣжной почты», о прибавкѣ лошадей на станціяхъ. Запрещено было подъ страхомъ тѣлесной и даже «смертной казни» непристойно ругать почтовыхъ управителей или служителей, или «оказывать имъ невѣжество и нахальство». Все это, впрочемъ, относилось собственно къ Лифляндіи, но нѣкоторыя улучшенія по почтовой части были произведены и въ другихъ мѣстахъ имперіи. Такъ, въ 1731 году, запрещено было пересылать изъ Астрахани почту сухимъ путемъ, по опасности отъ тамошнихъ «вѣтреныхъ» народовъ. Въ Малороссіи еще учреждена «ординарная» почта. Обращено было вниманіе на Сибирь, дабы не обременять тамошнихъ жителей выставкою на станахъ одновременно значительнаго числа лошадей. Берингъ, отправленный въ Камчатку для научныхъ изслѣдованій, долженъ былъ самъ заботиться объ устройствѣ почтовыхъ сношеній съ Петербургомъ. Объ устройствѣ почтъ въ Сибири старался въ особенности извѣстный историкъ Татищевъ, желая примѣнить къ Сибири тѣ порядки по почтовой части, какіе были установлены для Лифляндіи. Онъ задумывалъ даже изданіе «Дорожника», которымъ могли бы руководствоваться проѣзжающіе при платежѣ прогоновъ. Вообще, Татищевъ имѣлъ такіе обширные взгляды на цѣль и способы устройства почтъ, что впослѣдствіи даже Безбородко не могъ осуществить многихъ изъ высказанныхъ Татищевымъ предположеній.

Походы Миниха въ Крымъ вызвали, по его требованію, отчасти улучшенія почтовыхъ сообщеній, а отчасти и учрежденіе новыхъ; то же самое вызвала и отправка русскихъ пословъ на съѣздъ съ турецкими уполномоченными. Смотрителей на почтовыхъ станахъ начали опредѣлять изъ офицеровъ, состоявшихъ при ямской канцеляріи. Въ 1739 году, повелѣно было учредить почтовые станы въ «донскихъ» казачьихъ городкахъ, и на этихъ станахъ давать подводы только тѣмъ лицамъ, которыя будутъ посланы для государевыхъ дѣлъ. Въ 1740 году, состоялся чрезвычайно важный указъ объ устройствѣ почтъ во всѣхъ губерніяхъ и провинціяхъ, съ тѣмъ, чтобы «способы къ пересылкѣ писемъ всякому свободны были». Въ образецъ для устройства новыхъ почтъ были взяты почты отъ Петербурга до Москвы и отъ Москвы до Кіева.

[624]

Когда, по вступленіи на престолъ императрицы Елизаветы, Остерманъ былъ отправленъ въ ссылку, то почты были отданы въ непосредственное вѣдѣніе великаго канцлера князя Черкасскаго, но съ назначеніемъ на мѣсто вице-канцлера Бестужева-Рюмина, онѣ были подчинены этому послѣднему. При немъ, какъ и въ прежнее время, продолжались жалобы ямщиковъ на испытываемыя ими притѣсненія, а правительство съ своей стороны старалось ограничивать число бланокъ, выдаваемыхъ на проѣздъ безъ платежа прогоновъ. И въ это время открытіе новыхъ почтовыхъ трактовъ обусловливалось прежде всего военными потребностями. Кромѣ того, для привоза изъ Астрахани фруктовъ къ высочайшему столу была устроена сухопутная почта отъ Москвы до Царицына и отъ Царицына до Астрахани судоходная, которая, соотвѣтственно вызвавшей ее потребности, называлась «фруктовой» почтой.

Въ 1744 году, въ новозавоеванныхъ областяхъ Финляндіи было учреждено 7 почтовыхъ станцій. Была также учреждена почта для города Раненбурга, рязанской губерніи, для сношенія съ тѣми лицами, которыя были назначены для наблюданія за сосланною туда брауншвейгскою фамиліею. Учреждены были также почты и по тракту въ Оренбургъ, при чемъ «купецкія» письма должны были быть оплачиваемы по особой таксѣ. Вообще, въ половинѣ прошлаго столѣтія, протяженіе всѣхъ почтовыхъ путей въ Россіи доходило до 16.434 версты, считая при этомъ Москву исходною ихъ точкою, но не включая трактовъ изъ Петербурга до Москвы и до Смоленска. Для возки почты были заведены крѣпкіе чемоданы, которые обвертывались парусиной. Указы стали развозить въ кожаныхъ сумахъ, запечатывать въ пакеты изъ толстой картузной бумаги, а большіе конверты — зашивать въ холстъ. Въ царствованіе Елизаветы выходили иногда по почтовому вѣдомству странныя, по современнымъ намъ понятіямъ, распоряженія. Мы говорили уже о «фруктовой» почтѣ. Кромѣ того, былъ еще и такой случай. Однажды императрица приказала привезти въ Петербургъ изъ Москвы лучшихъ дьяконовъ на среду или, по крайней мѣрѣ, на четвергъ страстной недѣли и тогда вышелъ указъ — не выдавать никому подорожныхъ, пока дьяконы не будутъ привезены въ Петербургъ. Почтовыя дороги при Елизаветѣ были такъ дурны, что почты изъ Москвы приходили въ Петербургъ на тринадцатый и даже на четырнадцатый день, и на этомъ трактѣ «ради многой гоньбы и изнеможенія ямщиковъ» былъ установленъ платежъ двойныхъ прогоновъ.

Въ послѣдніе годы царствованія Елизаветы и въ шестимѣсячное царствованіе Петра III почты отличались прежнимъ разстройствомъ: то пакеты не доходили по назначенію, то ямщики доведены были до раззоренія, то возникали взаимныя ссоры между проѣзжими и ямщиками. Въ это же время главноприсутствующій

[625]въ ямской канцеляріи генералъ-поручикъ Овцынъ озаботился устроеніемъ на станціяхъ почтовыхъ дворовъ, какъ гостинницъ съ трактирами. Не лучше было состояніе почтъ и въ первыя семнадцать лѣтъ царствованія Екатерины II. Только со времени вступленія въ управленіе почтовымъ вѣдомствомъ графа А. А. Безбородки начались существенныя улучшенія и преобразованія по этой части, причемъ приняты были за образецъ французскія почты.

Мы заимствовали изъ книги г. Хрущева только самыя главныя указанія, но въ ней есть не мало любопытныхъ свѣдѣній, и вообще книга эта можетъ быть прочтена легко, не смотря на то, что предметъ ея самъ по себѣ представляетъ, повидимому, мало занимательнаго.

Е. Карновичъ.



PD-icon.svg Это произведение перешло в общественное достояние в России и странах, где срок охраны авторского права действует 70 лет, или менее, согласно ст. 1281 ГК РФ.

Если произведение является переводом, или иным производным произведением, или создано в соавторстве, то срок действия исключительного авторского права истёк для всех авторов оригинала и перевода.