Через Ледовитый океан из Владивостока в Архангельск (Старокадомский)/1916 (ДО)/Плавание в 1915 году

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Черезъ Ледовитый океанъ изъ Владивостока въ Архангельскъ
авторъ Леонидъ Михайловичъ Старокадомскій (1875—1962)
См. Оглавленіе. Опубл.: 1916. Источникъ: Commons-logo.svg Л. Старокадомскій. Черезъ Ледовитый океанъ изъ Владивостока въ Архангельскъ. — Петроградъ, 1916.

Редакціи

 Википроекты: Wikisource-logo.svg Викитека Wikidata-logo.svg Данныя



[70]
III. Плаваніе въ 1915 году.

На «Вайгачѣ» 3-го іюля пробовали механизмы; машина работала около 2-хъ часовъ. Ледъ сталъ таять сильнѣе, до 3—4 сант. въ сутки, но толщина годовалаго льда пока еще была велика 135 сант. Не лишнее припомнить, что вблизи мѣста стоянки «Таймыра», — «Вега» прошла 7-го/19-го авг., «Фрамъ» 27-го авг./8-го сент., «Заря» 18-го/31-го авг.

Въ ночь съ 8-го на 9-ое іюля ледяное поле, окружавшее «Таймыръ», развернуло на нѣсколько градусовъ, по краямъ поля началось торосообразованіе, подъ берегомъ появилась широкая полоса чистой воды. Партія, поставившая на берегу желѣзный знакъ и описавшая часть берега, возвращалась въ это время на корабль; болѣе сутокъ понадобилось, чтобы пройти 14 верстъ, отдѣлавшихъ транспортъ отъ берега — такъ трудно было передвиженіе, то приходилось плыть или проталкиваться въ шлюпкѣ, то выходить на ледъ и тащить шлюпку въ другую полынью или извилистый каналъ, при чемъ на глазахъ ледъ давалъ трещины, ломался на куски, изъ которыхъ одни съ шумомъ выдвигались вверхъ, другіе соскальзывали въ воду. Всѣ вернулись до крайности усталые и мокрые до пояса.

Съ этого времени корабль продвигался съ ледянымъ полемъ понемногу въ разныхъ направленіяхъ, но преимущественно на SW, отодвинувшись отъ прежняго мѣста мили на три. 15-го пробовали машину и вспомогательные механизмы, пробовали ломать ледъ, но слишкомъ было тѣсно вокругъ корабля; хотя ледъ все-же ломался хорошо; толщина льда была теперь немного больше 100 сант. Пары прекратили. Въ слѣдующіе дни продолжался дрейфъ къ берегу, подъ которымъ уже давно была видна широкая полоса чистой воды. Глубина [71]стала постепенно уменьшаться: съ 11 саж. 16-го іюля дошла до 6½ саж.; еще черезъ день была только 5½ саж. Снабдили всѣ шлюпки полозьями, приготовились, въ случаѣ необходимости, оставить корабль. Ледяное поле, охватывавшее «Вайгачъ», понемногу обламывалось, наконецъ 20-го іюля корабль освободился изъ льда и сталъ на ледяной якорь въ маленькой полыньѣ. Въ это время «Таймыръ» поднесло къ берегу, на глубину 22 ф., тогда какъ судно сидѣло кормой 17½ ф.; ледъ вокругъ торосился, ледяныя поля распадались на куски. Въ ½ мили ближе къ берегу глубина была всего 19 ф., но дрейфъ вдругъ прекратился.

26-го іюля начали разводить пары, такъ какъ ледъ сталъ расходиться и образовались новыя полыньи; немного продвинулись. Всѣ дни передъ тѣмъ вѣтеръ былъ легкій SW, W, NW; наконецъ, задулъ O-вый вѣтеръ, который разрѣдилъ ледъ. Съ большимъ трудомъ пробивались ночью, остановились, встрѣтивъ глубину 17 ф. въ 4 миляхъ отъ берега, близъ залива Гафнера, «Вайгачъ» подошелъ на разстояніе 3 миль, но затѣмъ былъ остановленъ льдомъ. Ломая ледъ, пробирался «Таймыръ» къ полуострову Короля Оскара, а затѣмъ вдоль берега по глубинамъ 5 саж. Безпрестанно набѣгали заряды съ мелкимъ дождемъ. Наконецъ, утромъ 28-го іюля вышли на чистую воду подлѣ устья рѣки Таймыра, вошли въ него и стали на якорь, а вечеромъ пошли дальше, стремясь обогнуть о. Таймыръ съ сѣвера. Рыхлый, тонкій, разламывавшійся безъ всякаго усилія ледъ скоро остался позади и транспортъ шелъ полнымъ ходомъ по чистой водѣ.

Было 2 часа ночи, ясно, свѣтло, солнце стояло довольно высоко, слабый попутный вѣтеръ почти не замѣчался, никому изъ офицерскаго состава не хотѣлось спать и всѣ были на верхнемъ мостикѣ. Впереди виднѣлась многочисленные острова. Глубины доставались механическимъ и ручнымъ лотами. Внезапно, послѣ глубины 16 саж. и возгласа лотоваго: «9 саженъ пронесло», корабль запрыгалъ по камнямъ и остановился.

При осмотрѣ трюмовъ была обнаружена значительная течь. Вода прибывала въ одной изъ балластныхъ систернъ, переборки которой оказались, къ счастью, неповрежденными. [72]Промѣръ, сдѣланный вокругъ корабля, показалъ, что у борта глубины отъ 13½ до 15 фут. тогда какъ «Таймыръ» на ровный киль сидѣлъ около 15 ф. 8 д.; корма была на плаву; за нею глубины вскорѣ увеличивались. Начавшійся отливъ накренилъ корабль до 8° на лѣвый бортъ; по временамъ слышались и ощущались глухіе удары корабля о камни. Вѣтеръ свѣжѣлъ, угрожая пригнать ледъ. «Вайгача» не было слышно. Вычисленія показали, что можно надѣяться на спасеніе корабля, если разгрузить его, выбросивъ запасы прѣсной воды и уголь. Но впереди былъ неопредѣленно продолжительный переходъ, такъ что разставаться съ углемъ было опасно. Кромѣ того, такъ какъ изъ-за наполнявшей пробитую систерну воды нельзя было опредѣлить размѣровъ поврежденій, то не могло быть увѣренности въ томъ, что корабль, сойдя съ камней, не потеряетъ плавучести. Тѣмъ болѣе, что нельзя было твердо вѣрить, что произведенныя своими средствами подкрѣпленія поврежденныхъ шпангоутовъ и задѣлка щелей въ переборкахъ и разошедшихся швахъ между листами обшивки достаточно надежны. Поэтому было предположено свезти предварительно на островокъ, лежавшій въ 1 милѣ отъ каменистой подводной гряды, на которую налетѣлъ «Таймыръ», необходимые запасы, съ которыми можно было бы легко добраться до рейда «Заря», пройдя черезъ обширный о. Таймыръ.

Но на утро вдали были замѣчены мачты «Вайгача», медленно пробиравшагося во льду, который нагоняло вѣтромъ. Подойдя ближе «Вайгачъ» сталъ на оба якоря за кормой «Таймыра»; завели перлиня, верпы, выбросили 190 тоннъ прѣсной воды и, на высотѣ прилива, при работѣ машинъ обоихъ кораблей и помощи брашпиля и лебедокъ, «Таймыръ» легко и почти безъ толчка сошелъ съ мели, какъ разъ черезъ сутки послѣ посадки на мель. Оба транспорта отошли отъ злополучнаго мѣста на глубину 18 саж. и утомленный до крайности экипажъ крѣпко заснулъ. Вода успѣшно откачивалась.

Въ тотъ день, когда «Таймыръ» стоялъ на камняхъ, пронеслось нѣсколько грозовыхъ зарядовъ отъ W съ проливнымъ дождемъ. Гроза — рѣдкое явленіе въ высокихъ широтахъ. [73]Погода испортилась. Постоянно набѣгалъ туманъ, шелъ дождь и снѣгъ, падалъ градъ. Несмотря на конецъ іюля, температура воздуха падала по ночамъ до −1°,4, а 1-го августа до −1°,7.

Между множествомъ разсыпанныхъ въ этой части океана острововъ въ архипелагѣ Норденшельда, отдѣльныя части котораго носятъ имена славныхъ русскихъ мореплавателей и ученыхъ, во многихъ мѣстахъ держался ледъ. Неточность положенія отдѣльныхъ острововъ, съемка которыхъ была сдѣлана 25. Эпизодъ изъ охоты на бѣлаго медвѣдя.
25. Эпизодъ изъ охоты на бѣлаго медвѣдя.
во время зимовки «Зари», при неблагопріятныхъ условіяхъ, сильно затруднила оріентировку.

Нѣсколько дней простояли изъ-за льда подлѣ 2-хъ острововъ группы острововъ Вилькицкаго; задѣлывало пробоину. Къ западу все видимое пространство было сплошь забито льдомъ. Во время этой невольной остановки раздобылись свѣжимъ мясомъ — убили 2 медвѣдей. (Рис. 25).

«Эклипсъ», освободившійся изъ льда 22-го іюля и пробиравшійся къ о. Диксона, чтобы взять уголь для судовъ экспедиціи и идти затѣмъ къ нимъ, былъ остановленъ большимъ ледянымъ полемъ и плотнымъ льдомъ въ 8 миляхъ къ S отъ [74]острововъ Скоттъ-Гансена. 2-го августа Свердрупъ телеграфировалъ, что «Эклипсъ» продрейфовало на S на 10 миль и что благодаря W-ымъ вѣтрамъ ледъ все время плотный, а 3-го августа было получено извѣстіе, что «Эклипсъ» вечеромъ пришелъ къ о. Диксона. Свердрупъ сообщилъ, что война продолжается и что къ 20-му августу начнетъ дѣйствовать радіостанція, устраиваемая на Диксонѣ. «Таймыръ» же и «Вайгачъ» и въ этотъ и еще въ ближайшіе 3 дня не имѣли возможности двинуться впередъ; 3-го августа ни разу не наблюдалась положительная температура, снѣгъ и туманъ то чередовались, то дополняли другъ друга.

Съ увеличеніемъ разстоянія между судами экспедиціи и «Эклипсомъ», болѣе мощная станція «Эклипса» отчетливо передавала депеши, но на «Эклипсѣ» весьма усердный и преисполненный, вмѣстѣ съ тѣмъ, сознанія собственнаго достоинства русскій телеграфистъ сообщалъ неофиціально, выражаясь языкомъ, всегда вызывавшимъ веселье, что «подземный, едва уловимый звукъ вашей работы уловилъ на свой детекторъ и радіо удалось принять… едва слышу, съ силой жму телефонъ къ уху, такъ что голова кружится». Но въ итогѣ телеграммы пока принимались обѣими сторонами. Однако, съ 6-го августа связь прекратилась; депеши аккуратно передавались, но не принималась до 13-го августа, когда «Эклипсъ» не былъ болѣе за островами, но шелъ навстрѣчу судамъ экспедиціи, принявъ для послѣдней уголь, керосинъ, провизію и почту, и снова находился близъ острововъ Скоттъ-Гансена.

«Таймыръ» и «Вайгачъ» въ этотъ день форсировали ледъ узкаго пролива Фрамъ, между материковымъ берегомъ къ западу отъ рейда «Заря» и островомъ Нансена, — разсчитывая встрѣтить дальше, гдѣ берегъ материка склоняется къ югу, разрѣженный ледъ, такъ какъ наконецъ O-ый вѣтеръ поднялся на смѣну безпрерывно 2 недѣли задувавшимъ западнымъ вѣтрамъ, которые прижимали ледъ къ берегу.

Къ проливу Фрамъ суда экспедиціи подошли послѣ долгихъ стоянокъ у нѣкоторыхъ острововъ западной части архипелага Норденшельда. Нужные проливы между островами были [75]забиты льдомъ. На скалистыхъ островахъ, кое-гдѣ покрытыхъ тундрой, съ ея травами, мхами и лишайниками, была замѣчены олени и водились черные гуси-казарки. Молодыя птицы въ большинствѣ еще не могли хорошо летать, сбивались на водѣ въ небольшія стайки, которыя давали хорошую добычу охотникамъ. Изъ оленей удалось убить только двухъ.

Все еще продолжался полярный день. Въ мѣстахъ зимовки судовъ экспедиціи солнце впервые скрылось за горизонтомъ 8 августа, но транспорты спустились нѣсколько къ S, и, благодаря постояннымъ туманамъ, не позволявшимъ видѣть ясное небо, потеряли возможность полюбоваться первымъ закатомъ. Было прохладно. Въ полдень 6-го августа температура воздуха упала до −3°,1 но въ слѣдующіе дни стало теплѣе.

Въ этотъ день 6-го августа «Таймыръ» долженъ былъ мѣнять мѣсто, подъ угрозой надвигавшагося ледяного поля, поджимавшаго корабль къ узкому проливу, въ которомъ оказались глубины 13 ф. и 8 ф. Образовавшіеся каналы дали возможность ускользнуть изъ этой ловушки. Пробираясь среди густого льда подошли вечеромъ къ мысу Вега, NW-ой оконечности острова Таймыра.

Предстояло обогнуть большой о. Нансена, его N-ый или SO-ый берегъ. Вдоль сѣвернаго берега провелъ въ 1901 г. «Зарю» Матисенъ, вдоль южнаго — прошелъ на «Фрамѣ» въ 1893 г. Свердрупъ съ Нансеномъ. Проливъ Матисена былъ сплошь забитъ льдомъ, производившимъ впечатленіе не взламывавшагося въ этомъ году.

Въ проливѣ Свердрупа ледъ казался разрѣженнымъ. Весь день держался густой туманъ, скрывавшій «Вайгача», который шелъ близко впереди, какъ имѣющій болѣе крѣпкій корпусъ. Рано утромъ туманъ на короткое время прояснился; вдали, въ проливѣ Свердрупа, была залѣчена съ марса частая вода, но входъ въ проливъ былъ закрытъ льдомъ. Пройдя разбитымъ льдомъ мимо мелкихъ острововъ, лежащихъ у сѣвернаго входа въ проливъ Свердрупа, подошли къ перемычкѣ сплоченнаго льда и, пробившись сквозь нее, вышли на чистую воду. Подойдя къ проливу Фрамъ, убѣдились, что онъ плотно забитъ льдомъ. [76]

Открытая Нансеномъ гавань Колинъ-Арчеръ, находящаяся подлѣ восточнаго входа въ проливъ Фрамъ, была свободна отъ льда и здѣсь транспорты стали на якорь. Неподалеку плавала вокругъ небольшой льдины группа изъ трехъ медвѣдей — одного взрослаго и двухъ медвѣжатъ, за которыми тотчасъ, отплыли охотники.

На берегу были замѣчены 2 ящика съ мясными консервами, положенные одинъ на другой. Южная часть залива, часть котораго носитъ имя Колинъ-Арчеръ, была забита льдомъ, покрывавшимъ также рейдъ «Заря», по западную сторону острова Наблюденій, съ прекрасно сохранившимся огромнымъ каменнымъ знакомъ, поставленнымъ Русской Полярной Экспедиціей на мѣстѣ зимовки «Зари». Здѣсь отдыхала 3 дня, питаясь свѣжимъ оленьимъ мясомъ, береговая партія, ушедшая съ транспортовъ на «Эклипсъ».

Съ 7-го по 13-ое августа «Таймыръ» и «Вайгачъ» находились по восточную сторону пролива Фрамъ. Все время вѣтеръ былъ неблагопріятный, пасмурно, частые туманы. На берегу оставили задѣланную въ жесть записку для Бѣгичева, который долженъ придти съ оленями и запасами провизіи; въ письмѣ объяснялось, что для экспедиціи складъ въ этомъ мѣстѣ теперь не нуженъ и потому слѣдуетъ привезенные запасы отвезти обратно въ мысу Вильда, гдѣ Бѣгичевъ долженъ ждать съ оленями до 1-го октября, если не будетъ раньше извѣщенъ проходящими этотъ мысъ судами экспедиціи. Жестяной конвертъ съ письмомъ привязали проволокой къ бамбучинѣ, поставленной на мѣсто, гдѣ лежали взятые на суда ящики съ консервами. 11-го августа «Таймыръ» дѣлалъ развѣдку въ проливѣ Фрамъ, но изъ-за тумана не удалось пройти до конца этого узкаго пролива, хотя ледъ въ проливѣ мѣстами былъ не очень сплоченный. На слѣдующій день гавань стало забивать льдомъ, пришлось мѣнять мѣсто и медленно дрейфовать со льдомъ.

13-го августа транспорты начали пробиваться во льду, войдя въ проливъ Фрамъ, въ полночь прошла до западнаго конца пролива и стали среди густого льда, сильно сплоченнаго впереди. [77]

14-го пробивались дальше. Оба эта дня шла все время тяжелая борьба, закончившаяся тѣмъ, что суда вышла изъ архипелага и шла открытымъ моремъ черезъ разрѣженный ледъ, сбивавшійся въ болѣе сплоченныя массы подлѣ каждаго встрѣчавшагося острова ила мыса. 15-го августа прошли мысъ Вильда, мѣсто зимовки «Эклипса». Здѣсь сооруженъ деревянный знакъ, на которомъ было найдено письмо Бѣгичева, извѣщавшаго, что онъ до 15-го августа пробудетъ на мысѣ Прощанія, южнѣе м. Вильда, затѣмъ до 1-го сентября вблизи послѣдняго, а потомъ пойдетъ на рейдъ «Заря». Къ знаку прикрѣпили бѣлый флагъ и оставили записку, разрѣшающую Бѣгичеву уйти 1-го сентября домой.

«Эклипсъ», пройдя острова Маркгама, встрѣтилъ плотный ледъ и сталъ въ ожиданіи разрѣженія его. 16-го августа суда экспедиціи шла среди сильно разрѣженнаго льда, прошли мимо острововъ Маркгама и затѣмъ о-вовъ Скоттъ-Гансена, не видя «Эклипса». Просили Свердрупа сообщить, куда идти для встрѣчи съ нимъ или гдѣ его ожидать. Получивъ отвѣтъ, что Свердрупъ проситъ подождать его, стали на якорь миляхъ въ 10 къ SW отъ острововъ Скоттъ-Гансена, здѣсь море было почти чисто отъ льда.

Въ 2 ч. дня 16-го августа «Эклипсъ» подошелъ къ судамъ экспедиціи. Получили почту, какъ ту, что была отправлена въ мартѣ съ Бѣгичевымъ, такъ и адресованную «въ г. Красноярскъ, Колл. Асс. Кушакову», на имя участниковъ экспедиціи.

Погрузили уголь съ «Эклипса», провели вмѣстѣ нѣсколько хорошихъ часовъ, и въ 10 ч. веч. снялись съ якоря. «Эклипсъ» нѣкоторое время шелъ вмѣстѣ съ «Таймыромъ» и «Вайгачемъ», затѣмъ отдѣлился и пошелъ къ о. Уединенія, который ему было поручено осмотрѣть, закончивъ этимъ поиски экспедиціи Русанова.

Въ седьмомъ часу вечера 17-го августа, суда экспедиціи стали на якорь въ бухтѣ о. Диксона. Здѣсь была цѣлая флотилія: пароходъ «Туруханскъ» и три лихтера, на одномъ изъ которыхъ было устроено жилое помѣщеніе для И. Г. [78]Кушакова и его помощниковъ. (Рис. 26). На берегу строились 2 дома, уже были готовы баня и сарай, возвышалась 100-метровая деревянная мачта радіотелеграфа, построенная изъ поставленныхъ другъ на друга восьми пачекъ бревенъ по четыре бревна въ каждой. Мачта еще не была вооружена, и станція не была закончена, но уже въ ночь на 23-е августа радіостанція Югорскаго Шара приняла казенныя депеши съ Диксона.

На Диксонѣ суда оставались до 26-го августа. Съ большой благодарностью будутъ всегда вспоминать участники экспедиціи то вниманіе и заботливость, съ какими они были встрѣчены П. Г. Кушаковымъ. Личный, тяжело доставшійся опытъ, пріобрѣтенный во время экспедиціи на Землю Франца-Іосифа на «Св. Фокѣ» со старшимъ лейтенантомъ Сѣдовымъ, и знакомство съ полярной литературой помогли П. Г. Кушакову тщательно обсудить возложенное на него порученіе и выполнить его съ рѣдкой предусмотрительностью и умѣньемъ.

Отъ Свердрупа пришло извѣстіе 18-го августа; «Эклипсъ» дошелъ до о. Уединенія почти по свободной отъ льда водѣ; никакихъ слѣдовъ пребыванія людей на островѣ не нашли: подняли національный флагъ на S берегу острова. Едва успѣли поздравить неутомимаго полярнаго изслѣдователя и его сотрудниковъ и выразить свою радость, что такъ быстро удалось выполнить отвѣтственное порученіе, какъ была получена телеграмма, что «Эклипсъ» сѣлъ на песчаную банку къ O-ту отъ о-ва Свердрупа и безуспѣшно пытался сняться съ мели, выбрасывая уголь и завозя верпъ. Извѣстили Свердрупа, что черезъ 2 часа «Таймыръ» идетъ на помощь, но спустя часъ «Эклипсъ» снялся самъ и былъ на пути къ о. Диксона. На другой день «Эклипсъ» стоялъ въ бухтѣ.

Въ этотъ же день, 21-го августа, пришла изъ Гольчихи туземная шлюпка съ 5 долганами, привезшими для П. Г. Кушакова записку, извѣщавшую, что береговая партія пришла къ устью р. Енисея въ Гольчиху 6-го августа; всѣ здоровы и ждутъ парохода, который долженъ уйти вверхъ по рѣкѣ и доставить всѣхъ въ г. Красноярскъ. [79]

Вмѣсто такого парохода въ Гольчиху былъ посланъ транспортъ «Вайгачъ», который вернулся 24-го августа, привезя всѣхъ. Оказалось, что 600-верстный переходъ былъ совершенъ безъ особаго напряженія: шли около 20 верстъ въ сутки, налегкѣ, поклажу везли олени. На день разбивали палатки, ночью шли, такъ какъ солнце въ это время сутокъ грѣетъ значительно слабѣе и потому идти легче. Въ этотъ день можно было отправить первыя частныя телеграммы. Выяснилось, что станція на о. Диксонѣ можетъ передавать депеши непосредственно въ Архангельскъ. 26. Постройки на о. Диксона.
26. Постройки на о. Диксона.

26-го августа простились съ о. Диксономъ, превращеннымъ изъ дикаго, угрюмаго клочка каменистой почвы въ удобное пристанище, снабженное запасами провизіи, одежды и топлива. Наканунѣ ушелъ въ море «Эклипсъ». Незадолго передъ уходомъ въ море экспедиціи, въ бухту вошелъ пароходъ «Китъ», съ грузомъ угля для «Таймыра» и «Вайгача». Это былъ старый знакомецъ. Еще въ 1913 году, въ Ледовитомъ морѣ, неподалеку отъ Берингова пролива, суда Гидрографической экспедиціи встрѣтили стоявшій во льду норвежскій промысловый пароходъ, привѣтствовавшій ихъ національнымъ гимномъ, исполненнымъ на духовомъ инструментѣ. Это былъ «Kit», промышлявшій моржей. Теперь онъ былъ пріобрѣтенъ [80]въ казну и его капитанъ, норвежецъ Иверсенъ, бывшій командиръ судна итальянской полярной экспедиціи на «Stella polare», долженъ былъ доставить для «Таймыра» и «Вайгача» уголь на о. Диксонъ или къ берегамъ Таймырскаго полуострова, если бы ледоколы не прибыли къ этому острову[1].

Въ Карскомъ морѣ суда экспедиціи не встрѣтили ни одной льдины. На пути принимали депеши, передаваемыя станціей на Диксонѣ. Участники экспедиціи получили рядъ привѣтственныхъ телеграммъ отъ высшаго начальства.

«Эклипсъ» вышелъ изъ Карскаго моря проливомъ Карскія ворота, оба транспорта прошли проливомъ Югорскій Шаръ, гдѣ изъ-за непогоды стояли возлѣ поселка Хабарово.

1-го сентября всѣ три корабля стояли подлѣ мыса Канинъ Носъ, куда для встрѣчи судовъ пришелъ ледоколъ «Bruce». Ночью на 3-е подошли къ плавучему маяку, а утромъ пришли къ Архангельскъ.

Здѣсь экспедиція была торжественно встрѣчена на Соборной пристани начальствомъ, представителями города и нѣкоторыхъ общественныхъ организацій.

Мѣстная газета[2] такъ описываетъ событіе, взволновавшее Архангельскъ:

«Сѣренькій пасмурный день. Съ утра накрапываетъ дождь, но уже къ 10 час. набережная вблизи Соборной пристани начинаетъ наполняться народомъ.

Архангельскій рейдъ, несмотря на осень, выглядитъ какъ то привѣтливо, масса парусниковъ и пароходовъ, украсившихся съ утра флагами.

Подходятъ группы учащихся, которыя выстраиваются шпалерами на пристани.

Прибываетъ губернское военное и гражданское начальство, представители города и различныхъ общественныхъ организацій. Минуты ожиданія тянутся томительно долго.

Въ 11 ч. передается извѣщеніе по телефону, что суда уже прошли въ Маймаксѣ мимо завода Амосова.

Публика пытливо всматривается вдаль. [81]

Наконецъ, показывается долгожданная экспедиція.

Суда яхтъ-клуба первыми привѣтствуютъ дорогихъ гостей.

Ближе и ближе къ Соборной пристани.

Раздается орудійная пальба — это «Баканъ» отдаетъ привѣтъ доблестнымъ морякамъ, получая немедленно отвѣтный салютъ. Вотъ команда «Бакана» разсыпалась по вантамъ и могучее «ура» оглашаетъ архангельскій рейдъ.

Первымъ подходитъ къ пристани «Таймыръ», за нимъ слѣдуютъ «Вайгачъ» и «Эклипсъ».

Раздается народный гимнъ, исполненный оркестромъ, а неумолкаемое «ура» перекатывается по рядамъ.

Свѣтлою радостью полны лица, гордостью за отечественныхъ героевъ.

Самъ капитанъ Вилькицкій стоитъ на мостикѣ, бодрый, улыбающійся. Команда и офицерскій составъ выстроились на палубѣ.

Спущенъ трапъ.

Входятъ привѣтствовать съ успѣшнымъ окончаніемъ славнаго плаванія вице-адмиралъ Угрюмовъ, г. губернаторъ С. Д. Бибиковъ, военные и гражданскіе чины и представители города.

Съ первымъ привѣтствіемъ обращается къ капитану Вилькицкому и его отважнымъ спутникамъ вице-адмиралъ Угрюмѣвъ. Представители города подносятъ хлѣбъ-соль и приглашаютъ на торжественное засѣданіе въ Думу.

Одинъ за другимъ спѣшатъ радостно пожать руку Начальнику славной экспедиціи представители общественныхъ организацій и др. лица.

Входятъ родственницы полярныхъ героевъ, полтора года тому назадъ проводившія близкихъ своихъ въ опасное плаваніе и не разъ терявшія надежду вновь видѣть родныя лица. Звучитъ музыка. Несется «ура».

Главный герой дня спускается съ парохода и проходятъ среди рядовъ учащихся и публики, устраивающей бурныя оваціи славному соотечественнику.

Медленно, не спѣша, подтягивается къ борту «Таймыра» «Эклипсъ».

Старый капитанъ, знаменитый Свердрупъ, въ зеленой шляпѣ, въ желтой курткѣ, спокойно похаживаетъ по палубѣ.

Стараго морского волка словно не интересуетъ вся эта житейская суета. [82]

Увѣренно, не спѣша, дѣлаетъ свое дѣло и команда.

Какимъ то чисто сѣвернымъ поморскимъ духомъ вѣетъ отъ этой картины.

Радостно, звонкимъ лаемъ заливаются полярныя собаки, полтора года не видавшія вмѣстѣ съ ихъ хозяевами шумнаго города. Среди четвероногихъ друзей есть чуть не кругосвѣтная путешественница, побывавшая съ Амундсеномъ у южнаго полюса.

Подошелъ вплотную въ борту «Эклипсъ», и губернское начальство, вмѣстѣ съ представителями города, сходитъ по трапу привѣтствовать стараго капитана и его команду.

Кончились шумныя привѣтствія, и виновникъ главнаго торжества кап. Вилькицкій, вмѣстѣ съ собравшимися на торжество и команднымъ составомъ направляется въ соборъ возблагодарить Всевышняго, сохранившаго его и ввѣренныхъ ему людей среди бурь и опасностей Сѣвернаго океана».

Была получена высокомилостивая телеграмма Государя Императора, телеграммы Великаго Князя Александра Михаиловича, Королевы Эллиновъ, многихъ ученыхъ обществъ и учрежденій и отдѣльныхъ лицъ, интересовавшихся работами и плаваніемъ Гидрографической Экспедиціи Сѣвернаго Ледовитаго Океана.

Городская Дума г. Архангельска въ торжественномъ засѣданіи чествовала прибывшую экспедицію и «Россійскаго Колумба», какъ названъ въ поднесенномъ адресѣ Начальникъ экспедиціи флигель-адъютантъ Б. А. Вилькицкій. Мѣстный яхтъ-клубъ также пожелалъ особо привѣтствовать прибывшихъ.


Продолжающаяся великая война заставила отложить на будущее время разработку обширныхъ матеріаловъ, добытыхъ экспедиціей въ области метеорологіи, гидрологіи и біологіи.

Во время зимовки производились черезъ каждые 4 часа метеорологическія наблюденія, по временамъ также наблюденія высокихъ слоевъ атмосферы посредствомъ подъема метеорографа на змѣяхъ; велась регистрація полярныхъ сіяній, велись наблюденія надъ ростомъ льда, достигшаго къ концу апрѣля толщины 180 с. для льда этой зимы и мѣстами до [83]300 с. — для стараго, набивного льда. Толщина снѣжнаго покрова колебалась между 0—20—80 с., лишь вблизи борта корабля снѣжные сугробы достигли 1½ саж. Образцы воды съ разныхъ глубинъ, для опредѣленія удѣльнаго вѣса и температуры, доставались періодически; при большихъ морозахъ работа съ батометромъ очень затруднялась чрезвычайно быстрымъ образованіемъ льда на приборѣ. Опредѣленіе удѣльнаго вѣса воды, а также, иногда, и содержанія раствореннаго въ водѣ кислорода, производилось врачемъ экспедиціи, ведшимъ и біологическія наблюденія. Нѣкоторый интересъ представляло опредѣленіе удѣльнаго вѣса воды, полученной изъ разныхъ слоевъ льда. Разложенная на параллельные слои, въ 30 с. толщиною, выпиленная въ срединѣ марта, 150-ти сант. толщины льдина была изслѣдована въ этомъ отношеніи, при чемъ получены слѣдующіе результаты:

уд. вѣсъ воды, полученной изъ 1-го слоя льда (поверхн.) 1.000169
»уд. »вѣсъ »воды, »полученной »изъ 2-го »слоя »льда »(поверхн.) 1.000168
»уд. »вѣсъ »воды, »полученной »изъ 3-го »слоя »льда »(поверхн.) 1.000164
»уд. »вѣсъ »воды, »полученной »изъ 4-го »слоя »льда »(поверхн.) 1.000154
»уд. »вѣсъ »воды, »полученной »изъ 5-го »слоя »льда »(поверхн.) 1.000154
»уд. »вѣсъ »воды, взятой изъ подъ края льда въ проруби 1.001813

Во время плаванія производились сборы морскихъ животныхъ въ 114 пунктахъ, включая поверхностные сборы планктона, и сдѣланы 44 наземныхъ сбора, давшихъ свыше 500 экземпляровъ насѣкомыхъ и пауковъ, 134 экземпляра птицъ, 5 череповъ бѣлаго медвѣдя и нѣкоторое количество образцовъ горныхъ породъ. Въ концѣ января и въ началѣ марта была сдѣлана попытка добыть придонныхъ обитателей въ мѣстѣ стоянки корабля, на глубинѣ 11 с. посредствомъ нарочно построенной металлической сѣти съ приманкой, на подобіе прибора, которымъ съ успѣхомъ пользовались на яхтѣ Принца Монакскаго. Эти пробы дали значительное количество бокоплавовъ одного вида. Толщина ледяного покрова достигала въ это время 140 сант., придонная температура была −1,°2. Слѣды первыхъ птицъ — куропатокъ — были замѣчены на берегу 15-го марта, а 4-го апрѣля возлѣ борта корабля порхалъ первый снѣжный подорожникъ. Во время [84]зимовки «Зари» оба эти вида птицъ были впервые замѣчены 18-го апрѣля 1901 г., что, на ряду съ температурными данными, подчеркиваетъ болѣе мягкій характеръ зимы 1914—15 г. На берегу постоянно встрѣчались слѣды песцовъ, волковъ и лемминговъ.

Вскорѣ по прибытіи транспортовъ «Таймыръ» и «Вайгачъ» въ г. Архангельскъ, всѣмъ офицерамъ и командѣ была дана возможность перейти на другія суда и должности, что позволило многимъ принять непосредственное участіе въ дѣйствіяхъ боевого флота. Транспорты, послѣ спѣшнаго ремонта, несутъ службу въ Бѣломъ и Ледовитомъ моряхъ.

1-го октября 1915 г. Гидрографическая Экспедиція Сѣвернаго Ледовитаго океана была расформирована.

Такъ былъ совершенъ впервые переходъ Сѣвернымъ Ледовитымъ океаномъ изъ Тихаго океана къ берегамъ Европы. Вопросъ о «великомъ сѣверномъ пути» послѣдними плаваніями Гидрографической Экспедиціи рѣшается въ неблагопріятномъ смыслѣ. Необходимо имѣть рядъ наблюденій надъ состояніемъ ледяного покрова въ самой трудной для навигаціи области Ледовитаго моря — отъ мыса Челюскина къ западу до выхода изъ архипелага Норденшельда, — чтобы окончательно рѣшить этотъ вопросъ. Но все, что извѣстно до сихъ поръ, указываетъ, что, вступая въ Ледовитый океанъ, нельзя разсчитывать проплыть черезъ весь океанъ въ одну навигацію, какъ это почти удалось сдѣлать одному лишь Норденшельду въ 1878 году. (Рис. 27).

Спустя годъ по возвращеніи судовъ экспедиціи, послѣдовало офиціальное присоединеніе открытыхъ ею земель къ территоріи Россійской Имперіи[3].

Съ Высочайшаго соизволенія, воспослѣдовавшаго 4-го сентября с. г., Предсѣдатель Совѣта Министровъ, Министръ Иностранныхъ Дѣлъ, 20-го сентября обратился къ гг. Императорскимъ Россійскимъ Посламъ, Посланникамъ и повѣреннымъ въ дѣлахъ съ циркулярною депешею, въ которой было предложено передать правительствамъ союзныхъ и [85]дружественныхъ Россіи странъ нижеслѣдующую нотификацію, приводимую въ переводѣ на русскій языкъ.

«Значительное число открытій и географическихъ изслѣдованій въ области полярныхъ странъ, расположенныхъ къ сѣверу отъ азіатскаго побережья Россійской Имперіи, произведенное въ теченіе столѣтій усиліями русскихъ мореплавателей и купцовъ, недавно пополнилось новѣйшими успѣхами, коими кончилась дѣятельность флигель-адъютанта Его Императорскаго 27. Винтъ тр. „Таймыръ“ по возвращеніи корабля изъ плаванія.
27. Винтъ тр. „Таймыръ“ по возвращеніи корабля изъ плаванія.
Величества, капитана 2-го ранга Вилькицкаго, Начальника гидрографической экспедиціи, которой въ 1913—1914 гг. было поручено изслѣдованіе Сѣвернаго Ледовитаго океана.

Этотъ офицеръ Императорскаго Россійскаго флота произвелъ въ 1913 г. опись нѣсколькихъ обширныхъ мѣстностей, расположенныхъ вдоль сѣвернаго побережья Сибири, и на [86]75°45′ сѣв. шир. открылъ островъ, позднѣе позванный островомъ генерала Вилькицкаго; за симъ, поднявшись къ сѣверу, открылъ обширныя земли, распространяющіяся къ сѣверу отъ Таймырскаго полуострова, коимъ были даны наименованія земли Императора Николая II, острова Цесаревича Алексѣя и острова Старокадомскаго. Среднія температуры воздуха.
Среднія температуры воздуха.

Въ теченіе 1914 г. капитанъ Вилькицкій, сдѣлавъ новыя и важныя изслѣдованія, открылъ другой новый островъ близъ острова Беннетта. Названіе «островъ Новопашеннаго» было дано этому острову.

Императорское Россійское Правительство имѣетъ честь нотифицировать настоящимъ правительствамъ союзныхъ и дружественныхъ державъ включеніе этихъ земель въ территорію Россійской Имперіи».


Примѣчанія[править]

  1. Въ настоящее время «Китъ» носитъ имя «Полярный» и плаваетъ подъ транспортнымъ флагомъ.
  2. «Сѣверное Утро», 4-го сент. 1915 г.
  3. «Правительственный Вѣстникъ», 4-го октября 1916 г. № 212.