Дороже жемчуга и злата (Андерсен; Ганзен)/1899 (ДО)/3

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< Дороже жемчуга и злата (Андерсен; Ганзен)‎ | 1899 (ДО)
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Дороже жемчуга и злата
Дѣйствіе III

авторъ Гансъ Христіанъ Андерсенъ (1805—1875), пер. А. В. Ганзенъ (1869—1942)
Языкъ оригинала: датскій. Названіе въ оригиналѣ: Meer end Perler og Guld. — Дата созданія: 1849, опубл.: 1899. Источникъ: Commons-logo.svg Г. Х. Андерсенъ. Собраніе сочиненій Андерсена въ четырехъ томахъ. Томъ третій. Изданіе второе — С.-Петербургъ: Акціон. Общ. «Издатель», 1899, С.417—453

Редакціи


[435]
ДѢЙСТВІЕ III.
ЯВЛЕНІЕ 1-е.
Зала во дворцѣ Царя духовъ. Онъ сидитъ на тронѣ. Передъ нимъ танцуютъ и поютъ добрые геніи.

Царь духовъ. Прекрасно, прекрасно! Но надо и на завтра что-нибудь оставить! Завтра день моего рожденія! (Геніи танцуя удаляются.)


ЯВЛЕНІЕ 2-е.
Царь духовъ и Памфилій.

Памфилій. Двѣ визитныя карточки.

Царь духовъ (разсматриваетъ ихъ). «Умершій, анонимный авторъ «Господина Расмуссенъ»[1]. Онъ ждетъ тутъ за дверью. Интересно познакомиться! Но пусть подождетъ! «Профессоръ магіи Кляксъ». Очень радъ повидаться съ нимъ, но не раньше, какъ завтра. Пусть явится съ поздравленіемъ и подарками. Я охотникъ до подарковъ! У меня еще цѣлы нѣкоторые изъ прежнихъ (показываетъ картоннаго плясуна). Премилая выдумка! (смѣется).

Памфилій. Превосходная! (тоже смѣется).

Царь духовъ. А ты еще не знаешь его исторіи. Цѣлая сказка! Только не напечатанная. «Жили-были два брата. Оба пустились искать счастья по бѣлу-свѣту и набрели на домъ съ вывѣской: «Высшее учебное заведеніе; курсъ семилѣтній; зато выходятъ вполнѣ образованные люди». «Я лучше пойду въ лѣсъ!» сказалъ одинъ братъ. «А я поступлю въ это учебное заведеніе!» сказалъ другой. Ужъ онъ-то зналъ, что дѣлалъ! «Сначала надо выучить васъ стоять, какъ слѣдуетъ на ногахъ!» сказали ему тамъ и поставили его въ первую позицію. «Рѣчь—серебро, а молчаніе—золото!» сказали ему потомъ, и онъ съ тѣхъ поръ словно воды въ ротъ набралъ. «Не подавайте и вида, что заняты собою,—глядите прямо впередъ!» И онъ уставился въ одну точку. «Ходить надо не такъ! Продернемъ вамъ въ ноги веревочки!» И продернули. «Руки не такъ!» И въ нихъ продернули веревочки. И вотъ только когда его дергали за веревочки, онъ и двигалъ руками и ногами. Зато образованнымъ сталъ! Погляди теперь на него! (опять показываетъ плясуна). [436]

Памфилій. А съ другимъ братомъ въ лѣсу, что было?

Царь духовъ. Тамъ было чудесно, птицы пѣли… (за дверями слышится музыка—варьяціи на темы изъ Лючіи—означающая прибытіе птицы-Фениксъ.) пѣли, какъ вотъ сейчасъ! Слышишь? Узнай въ чемъ дѣло! (Памфилій исчезаетъ.)


ЯВЛЕНІЕ 3-е.
Царь духовъ (одинъ, прислушивается съ минуту, приложивъ руку къ сердцу, затѣмъ начинаетъ пѣть на мотивъ раздающейся мелодіи сначала тихо, потомъ все громче и громче).

Эта пѣсня, эти звуки
Будятъ рой воспоминаній!
Сердце полно сладкой муки…
Грудь же рвется отъ рыданій!..


ЯВЛЕНІЕ 4-е.
Царь духовъ и Памфилій.

Памфилій. Повелитель! Фея Бравалла… Птица-Фениксъ въ золотой клѣткѣ! Принесъ ее сынъ Зефиса!

Царь духовъ. Бравалла!.. Что со мною?!.. Не говори никому объ этой минутѣ слабости!.. Не одно перышко, мнѣ принесли самое птицу! Смѣльчакъ! Пусть войдетъ! Нѣтъ, постой! Пусть птицу-Фениксъ отнесутъ въ солнечный кабинетъ. Тамъ спадетъ съ нея опереніе, тамъ вернется къ ней ея прежняя красота, тамъ мы и встрѣтимся! Не надо унижать ее!

Памфилій. А сына Зефиса?

Царь духовъ. Его я приму! Ты же позаботься о крошкѣ-домовомъ. (Памфилій уходитъ.)


ЯВЛЕНІЕ 5-е.
Царь духовъ, Элимаръ и Генрикъ (съ обезьяньимъ лицомъ и обезьяньими ухватками).

Царь духовъ. Будь это завтра—это былъ бы мнѣ сюрпризъ въ день рожденія.

Элимаръ (преклоняетъ колѣна, Генрикъ подражаетъ). Повелитель духовъ! Осмѣлюсь принести тебѣ свою благодарность за всѣ твои благодѣянія!

Царь духовъ. Добро пожаловать въ мое царство!

Элимаръ. Осмѣлюсь также умолять тебя—возврати этому несчастному человѣческій образъ! (указываетъ на Генрика).

Царь духовъ. Понимаю! Эта—обезьяна твой слуга. (Беретъ кувшинъ воды и выплескиваетъ ее Генрику на голову. Тотъ вскрикиваетъ и ) [437](подпрыгиваетъ, обезьянья маска съ него сваливается, и онъ опять становится прежнимъ Генрикомъ.)

Генрикъ. Ахъ, что-бъ васъ..! И что это за манера! Воротничокъ весь мокрый! (спохватясь). Ай, простите, Ваша Милость! Я ужъ больше не обезьяна?

Царь духовъ и Элимаръ. Ты возрожденъ! Поглядись въ зеркало!

Генрикъ (прыгаетъ и пляшетъ отъ радости).

Элимаръ. Генрикъ! Ты забываешься! Благодари царя духовъ!

Царь духовъ. А въ прежнемъ видѣ онъ былъ интереснѣе! Но довольно объ этомъ! (Элимару), Я знаю, зачѣмъ ты явился сюда,—можешь не трудиться говорить. Отцу твоему я далъ шесть драгоцѣнныхъ статуй, тебѣ нужна теперь седьмая, самая прекрасная и драгоцѣнная.

Элимаръ. Позволь мнѣ припасть къ твоимъ стопамъ!..

Царь духовъ. Помолчи! Слово пока за мною!—Ты уже имѣешь доказательства моего расположенія къ тебѣ! Я открылъ тебѣ подземелье, я послалъ къ тебѣ крошку-домового, давъ ему цѣлую кучу орѣховъ счастья… И онъ распорядился ими очень умно! Словомъ, я во всемъ принималъ большое участіе. Получишь ты и седьмую статую, что «дороже жемчуга и злата»!..

Генрикъ. А не найдется-ли еще восьмой, хоть маленькой—для меня?

Царь духовъ (продолжая). Ты ее получишь, но съ условіемъ: привези мнѣ прежде восемнадцатилѣтнюю дѣвушку, красивую, добрую и невинную, образецъ женщинъ, которая еще не сказала въ жизни ни единаго слова неправды!

Генрикъ. Покорно благодарю! Прощайтесь, баринъ, со статуей! Видно, что Повелитель духовъ совсѣмъ не знаетъ женщинъ! Полно вамъ скупиться-то, Ваше Всемогущество! Дайте ужъ намъ статую! Для васъ это сущій пустякъ!

Царь духовъ. Смирно! (Элимару). Но, смотри, не влюбись въ нее и немедленно доставь ее въ мой дворецъ! Помни—каждый день, каждый часъ промедленія собираетъ надъ твоей головой тучи горя, а если ты не передашь дѣвушку мнѣ вполнѣ добровольно—ты умрешь въ ту же минуту! Клянись же исполнить все!

Элимаръ. Клянусь! (Ударъ грома.)

Генрикъ. У! Какъ урчитъ у повелителя въ желудкѣ!

Царь духовъ (Элимару).. Помни! Ты или она!

Элимаръ. Я или она! Но, Повелитель, если даже я и найду такую восемнадцатилѣтнюю дѣвушку, красивую, добрую и невинную, образецъ всѣхъ женщинъ, какъ же мнѣ узнать, не сказала-ли она когда-нибудь неправды, хотя бы въ шутку?

Генрикъ. Загляни въ ея аттестатъ! [438]

Царь духовъ (Элимару). Ты правъ. Мнѣ надо дать тебѣ средство распознавать женщинъ.

Генрикъ. Ваша Прозрачность! Пусть онъ совѣтуется со мной! Онъ еще такъ неопытенъ! Я лучше его знаю женщинъ и всѣ ихъ увертки!

Царь духовъ. Хорошо! (Элимару). Встрѣтивъ подходящую дѣвушку, возьми ее за руку: если она не невинна и не правдива, сего юношу (указываетъ на Генрика) тотчасъ же передернетъ, какъ будто сквозь него пропустили электрическій токъ.

Генрикъ. Нѣтъ, нѣтъ, Ваша Немилость! Этого я не вынесу! Я смерть боюсь щекотки!

Царь духовъ. Какъ я сказалъ такъ и будетъ! Человѣкъ выносливѣе, чѣмъ самъ полагаетъ!

Генрикъ. Прошу прощенія! (хочетъ уйти).

Элимаръ. Куда ты?

Генрикъ. Мнѣ что-то не по себѣ!

Царь духовъ. Останься!

Генрикъ. Но, Повелитель! Я, вѣдь, не духъ! Я человѣкъ съ сердцемъ, съ легкими, съ желудкомъ и пр. и пр.! Я не могу исправлять должность электрической машины!

Царь духовъ. Смирно! Тебя ждутъ и радости, несказанныя радости! Если найдется такая дѣвушка, невинная, вѣрная, правдивая…

Генрикъ. Мы, вѣдь, доставили вамъ птицу-Фениксъ, этакую рѣдкость, чего вамъ еще!

Царь духовъ. Слушай меня! Когда найдется такая дѣвушка, ты исполнишься несказаннаго блаженства! Тебѣ захочется смѣяться, пѣть, плясать!..

Генрикъ. Плясать, Повелитель! Искалѣченному-то!

Элимаръ. Я позабочусь о твоемъ будущемъ!

Генрикъ. Да, когда я буду лежать въ землѣ!

Царь духовъ. Такъ я хочу!—Памфилій!


ЯВЛЕНІЕ 6-е.
Тѣ же и Памфилій.

Царь духовъ. Вели запрячь пару старыхъ драконовъ, которые возятъ мою парадную колесницу; это смирныя животныя!

Памфилій. Невозможно, Повелитель! Одинъ сломалъ себѣ лѣвое крыло, а другой не можетъ больше изрыгать огонь!

Царь духовъ. Какъ же быть? Постой! Возьми одинъ изъ небольшихъ воздушныхъ шаровъ. Только научи сначала крошку-домового управлять имъ (Элимару). Гдѣ шаръ спустится, тамъ и ищи счастья! Вамъ обоимъ выдадутъ сейчасъ на память объ этомъ посѣщеніи драгоцѣнныя одѣянія; [439]они пригодятся и потомкамъ вашимъ въ тридцати поколѣніяхъ. Позабочусь я и о хорошей погодѣ. (Памфилій уходитъ.)

Элимаръ. Я полонъ отваги и воодушевленія! Скоро я приведу тебѣ прекраснѣйшую, лучшую изъ женщинъ! (низко кланяется и уходитъ).


ЯВЛЕНІЕ 7-е.
Тѣ же безъ Элимара.

Генрикъ. А я, Повелитель, ухожу и безъ отваги, и безъ воодушевленія! Еще бы!

Царь духовъ. Странный человѣкъ! И чего ты такъ трусишь?

Генрикъ. Да, Вашей Эфирности легко говорить! А терпѣть-то придется мнѣ! Ужъ по крайности произвели бы меня сначала въ Геркулесы, а то, вѣдь, я зачахну! Грета, пожалуй, и не узнаетъ меня!

Царь духовъ. Грета? Это еще что за особа?

Генрикъ. Чудесная дѣвушка! Другой такой не сыскать отъ Копенгагена до Китая! Она моя невѣста!

Царь духовъ. Ну, можешь когда-нибудь привести ее ко мнѣ!

Генрикъ. Слуга покорный! Нѣтъ, ужъ лучше она останется при мнѣ! «Не залетай высоко и корми себя честнымъ трудомъ!»—вотъ ея поговорка. Грету-то ужъ я при себѣ оставлю!

Хоть Гретъ на свѣтѣ много есть,
Такой другой вы поищите!
Нѣтъ, не сыскать вамъ, Ваша Честь,
Хоть свѣтъ кругомъ весь облетите!
Въ кухаркахъ Греточка живетъ,
Чудесный мой цвѣточекъ!
И вамъ божусь—сама сойдетъ
За самый лакомый кусочекъ!

Царь духовъ. Съ чѣмъ тебя и поздравляю!.. Обѣщаю тебѣ, что ты вернешься къ ней еще красивѣе, чѣмъ былъ.

Генрикъ. А могу я положиться на ваше обѣщаніе, Повелитель?

Царь духовъ. Какъ на свою Грету!

Генрикъ. Ага! Ну ладно, Ваше Могущество! (уходитъ съ низкими поклонами).

Царь духовъ. Памфилій!


ЯВЛЕНІЕ 8-е.
Царь духовъ, Памфилій.

Царь духовъ. Принеси мнѣ нѣсколько новыхъ книжекъ изъ какой-нибудь частной библіотеки… Что-нибудь этакое скандалезное насчетъ земли [440]и ея обитателей!.. Да покури здѣсь! Сейчасъ слышно, что тутъ были люди! (уходитъ при громѣ и молніи, сопровождаемый Памфиліемъ).


ЯВЛЕНІЕ 9-е.
Воздушное пространство.
(Воздушный шаръ несется надъ облаками. Элимаръ и Генрикъ сидятъ въ корзинѣ; оба въ великолѣпныхъ одѣяніяхъ. Домовой машетъ флагами. У Элимара въ рукахъ подзорная труба, у Генрика лорнетъ и театральный бинокль, и онъ прикладываетъ къ глазамъ поперемѣнно то тотъ, то другой).

Элимаръ. Чудесная у меня подзорная труба! Все видно!

Генрикъ. Да, сверху-то оно всегда виднѣе! (завидѣвъ приближающагося аиста). Баринъ! Аистъ!.. Сѣлъ къ намъ на край корзины!.. Здравствуй, Петруша! На вотъ, снеси-ка отъ меня письмецо Гретѣ! Всего слова два! Киваетъ!.. Согласенъ! Баринъ! Щелкаетъ клювомъ!.. Прощай, Петруша! Кланяйся Гретѣ! Вотъ такъ летучая почта!

Элимаръ. Холодно! Надо накинуть плащи!

Оба. Что это тамъ за городъ внизу? Какія странныя, высокія башни! Что-то невиданное! (Шаръ исчезаетъ за облаками.)

Примѣчанія[править]

  1. Названіе провалившейся комедіи самого Андерсена. Прим. перев.