Жития святых по изложению свт. Димитрия Ростовского/Июнь/10

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Жития святых по изложению свт. Димитрия Ростовского — 10 июня
Источник: Жития святых на русском языке, изложенные по руководству Четьих-Миней св. Димитрия Ростовского (репринт). — Киев: Свято-Успенская Киево-Печерская Лавра, 2004. — Т. X. Месяц июнь. — С. 178—202.


День десятый
[править]

Житие
святого отца нашего
Вассиана,
епископа Лодийского[1]
[править]

Описывать ныне жития святых, мужественно вооружавшихся, при помощи Божией, против плотских похотений и предавать память о них последующим поколениям — полезно по двум причинам. Во-первых, воспоминая мужественные подвиги святых, мы веруем, что и святые воспоминают нас пред Богом; во-вторых, описывая подвиги и мужество святых, мы тем самым побуждаем себя и других подражать сим подвигам. Имея это в виду, мы и постараемся вкратце описать жизнь и подвиги святого Вассиана, епископа Лодийского и исповедника; при помощи сего угодника Божия мы предложим описание его подвигов, ради которых он удостоился быть участником Небесного Царствия.

Этот святый муж с малых лет был старцем, — конечно, не числом лет, но разумом и добронравием. Отец его Сергий, правитель Сиракузской страны[2], держался еллинского нечестия. Он послал сына своего в Рим для изучения языческой философии, чтобы тот мог быть преемником власти отца и искусным правителем граждан. От природы мудрый и рассудительный, Вассиан с прилежанием стал изучать философию и преуспевал в обучении. В это время он услыхал об Имени Христовом и о жизни христиан[3] и тогда же восхотел всем сердцем переменить еллинскую философию на христианское душеспасительное любомудрие; посему он стал размышлять, — кому из слуг своего отца (которым он был поручен) он мог бы открыть тайну своего сердца.

Господь же, не желая надолго отдалять воина Своего от предназначенного ему делания, три раза возвещал в сонном видении одному благочестивому пресвитеру о желании и намерении юноши Вассиана сделаться христианином. Пробудившись от сна, пресвитер стал обходить все училища города Рима, стараясь найти в них того юношу, которого указал ему Господь в сонном видении. Наконец, после долгих поисков, пресвитер, с помощию Божией, нашел того, кого искал и спросил его: — откуда он родом, кто его родители и почему он живет в Риме?

Удивился пресвитер мудрым и рассудительным ответам отрока Вассиана, когда тот рассказал о себе все подробно, и понял, что это и есть тот юноша, которого он искал.

Как любящий отец, пресвитер обнял юношу и облобызал его; затем взял с собой в дом, где рассказал ему о видении, которое ему было от Бога; после сего оба они прославили Бога. Вслед затем Вассиан припал к ногам пресвитера и умолял его, чтобы он поскорее соделал его христианином. Пресвитер прежде всего стал поучать юношу истинам святой веры и объяснял ему таинства христианского закона. Юноша, слыша сие учение, умилялся и распалялся любовию ко Христу. Затем пресвитер огласил его[4] и научил, как он должен держать себя во время Святого Крещения. С этого времени Вассиан стал часто приходить к честно́му пресвитеру с одним своим старейшим рабом, который был ему верен во всем, поучаясь в христианском любомудрии из богодухновенных уст своего духовного учителя.

По оглашении Вассиан начал проводить суровую жизнь: днем постился и молился, ночью же пребывал или в молитве, или за книжным чтением, предаваясь сну лишь на небольшое время. Из предлагаемой ему пищи он вкушал только третью часть, а остальные две части раздавал нищим.

Между тем, времени прошло довольно много; настал, наконец, час Крещения Вассиана. Вассиан с верным рабом своим отправился в дом пресвитера, где и было совершено Святое Крещение. Когда Вассиан, по обычному чину Крещения, вошел во святую купель, он увидел юношу прекрасного лицем, сиявшего как солнце; этот юноша прислуживал при Крещении и держал одежду, в которую должен был облечься новокрещенный по выходе из купели. Блаженный Вассиан дерзнул спросить его:

— Кто ты? Откуда ты?

— Я давно послан к тебе, — отвечал юноша, — чтобы помочь тебе выполнить твое святое намерение и отогнать прочь все то, что противно сему намерению.

Сказав это, юноша стал невидим. По отшествии юноши, комната наполнилась дивным благоуханием, ощущавшимся с полчаса, так что все, бывшие там, думали, что они находятся не на земле, а на Небе.

После Святого Крещения Вассиан стал проводить еще более строгую жизнь, умерщвляя свое юное тело и порабощая его духу. Приставники и слуги, которым правитель Сергий приказал беречь Вассиана как зеницу ока, не зная Вассиановой тайны[5], сильно удивлялись, даже обеспокоились, видя его необычное воздержание; они недоумевали, почему он принимал так мало пищи и питья, почему он проводил ночи без сна, почему лицо его бледнело, а тело его истощалось? Видя все это, они спрашивали с недоумением друг друга:

— Ради чего так изнуряет себя господин наш?

Старейший же раб, верный святому Вассиану и знавший его тайну, говорил им:

— Не дивитесь сему, так как философское учение может быть постигнуто только такими учениками, которые презрели все страсти и довольствуются только тем, что необходимо для поддержания жизни. Поэтому знайте, что наш господин, желая изучить высочайшее любомудрие, и возложил на себя таковое воздержание и бодрствование.

Но слуги не удовольствовались этим ответом; при этом они вспомнили, что Вассиан, еще младенцем, писал иногда на песке знамение креста или слагал солому наподобие креста, за что кормилица его часто на него гневалась. Наконец, после различных дознаний, следя за тем, куда Вассиан ходит, слуги стали догадываться, что господин их принял христианскую веру и проводил жизнь сообразно христианскому учению. От этого они пришли в немалое смущение и страх, так как боялись гнева отца Вассианова, Сергия. Окончательно они уверились в том, что Вассиан христианин, по следующему случаю.

Однажды, после всенощного бдения и всенощных трудов, блаженный юноша, утомившись, крепко заснул. Во время сна он стал произносить слова молитвы, призывая Бога, Единого в Троице, и прося направить его на путь к славе, обещанной всем, любящим Его. По молитве был слышен голос свыше:

— Радуйся и веселись, вернейший воин Христов, Вассиан! Молитва твоя принята Богом и тебе уготовано лучшее место на Небе.

После сего события слуги окончательно убедились, что Вассиан — христианин; поэтому они тайно, один за другим, отправились обратно в Сиракузы к старому господину своему, правителю Сергию, с неприятной для него вестью; они возвестили правителю, что сын его, Вассиан, принял христианскую веру.

Сергий, будучи идолопоклонником, сильно опечалился по поводу этого и стал размышлять, как бы отвратить сына своего от христианства: ласками или угрозами.

Так мало-помалу от Вассиана ушли из Рима все слуги; остался при нем лишь один старый и верный слуга, который тоже был христианином. На место удалившихся отец Вассиана пожелал послать новых слуг, чтобы они, взяв Вассиана из Рима, привели его к нему.

В это время святому Вассиану пришлось войти ночью, в первое пение петухов[6], в церковь святого евангелиста Иоанна Богослова[7]. Здесь, молясь по обычаю, он увидел честна́го мужа, украшенного сединами, который сказал ему следующее:

— Знай, верный исповедник Христов, что тебе необходимо вместе с верным рабом твоим идти отсюда в город Равенну[8], ибо отец твой, родивший тебя к жизни плотской, намеревается воспрепятствовать спасению твоему душевному; беги отсюда, дабы он не совратил тебя с правого пути. Ради этого милосердый Бог, не оставляющей Своих рабов, послал меня, своего Апостола, возвестить тебе об этом, чтобы посланные твоим отцом, нашедши тебя здесь, не воспрепятствовали тебе убежать отсюда.

Святый Иоанн Богослов после сих слов отошел от Вассиана.

Блаженный Вассиан, весьма возвеселившись сердцем по поводу апостольского явления, стал полагать многие поклоны с молитвой к Богу, прося не оставить его помощию Своею. После молитвы Вассиан возвестил все виденное и слышанное своему слуге. На следующее утро они раздали все свои вещи неимущим и, приняв благословение от духовного отца своего Гордиана, вечером вышли из Рима и отправились в Равенну.

После нескольких дней пути в дороге святый Вассиан увидел оленицу с двумя детенышами; животные уже обессилели и изнемогали от преследования гнавшихся за ними охотников. Охотники почти настигли оленей. Увидев это, святый сжалился над оленицей и над ее детенышами и сказал ей:

— Во Имя Господа нашего Иисуса Христа, повелеваю тебе без страха придти ко мне.

Оленица тотчас же, как бы поняв слова, сделавшись кроткой, остановилась и без боязни подошла к святому с своими детенышами. Вассиан стал гладить ее рукой, как бы животное давно к нему привыкшее; оленица же лизала ноги его.

Когда охотники, гнавшиеся за оленицей, добежав, увидели, что оленица стоит пред путником кроткою и тот гладит ее рукой, то весьма удивились, недоумевая, как могла перемениться так скоро дикость животного в кротость. При этом один из охотников, злонравный и жестокий, сказал своим товарищам:

— Безумцы! Для чего мы медлим и почему не берем свою добычу?

Сказав это, он стал отнимать оленицу из рук святого.

— Не я, но Бог Вышний повелевает тебе, — сказал охотнику святый Вассиан: — не делай никакого зла ни этому дикому животному, ни детенышам его.

Охотник с гневом и дерзостью осмелился оттолкнуть руку угодника Божия; но тотчас же за такое дерзостное дело напал на того жестокого охотника бес, который стал сильно мучить его. В муках он упал на землю, стал кричать страшным воплем, испускать пену и, оцепеневая, сделался как бы мертвым. Ужаснулись тогда и затрепетали от страха остальные охотники и, припав к ногам святого, со слезами стали просить прощения, боясь, как бы и их не постигла подобная участь. Вассиан повелел им отступить от этого места, а сам простерся крестообразно для молитвы и, обратив весь ум свой к Богу, стал молиться, говоря так:

— Боже, чудный Создатель всего, Боже милосердый, Спаситель падшего рода человеческого, веселящийся не о погибели мертвых, но о спасении живых: прости лежащего в несчастии, по неведению согрешившего и прогневавшего Твою благость!

В таковых и им подобных умилительных словах молился святый. Встав от молитвы, он подошел к человеку, лежавшему на земле, взял его за правую руку и сказал бывшему в нем бесу:

— Диавол! Тот, Кто низвергнул тебя с высоты Небесной в бездну, повелевает тебе тотчас оставить образ Божий — сего человека — и удалиться в уготованный для тебя тартар[9], где ты будешь мучиться во веки.

Еще святый не успел докончить сих слов, как враг рода человеческого уже вышел из человека, которого даже в малое время измучил так сильно, что тот был почти при смерти. Когда же охотник стал приходить в себя, то не видел ничего глазами своими и лежал на земле неподвижно.

Святый снова стал молиться Богу и, по молитве, осенил крестным знамением глаза охотника, которые тотчас открылись, так что охотник стал видеть. Затем Вассиан оградил всего его крестным знамением и повелел ему встать, и встал охотник здоровым, как бы не потерпевшим никакого вреда.

С трепетом взирали на сие чудесное происшествие стоявшие вдали другие охотники; потом подошли к святому и поклонились ему. Вместе с ними кланялся и получивший исцеление, который просил прощения у святого и усердно благодарил своего исцелителя. После этого все разошлись по своим местам: охотники — к себе домой, оленица с детенышами была отпущена на свободу, а сам святый Вассиан с своим рабом отправился в дальнейший путь.

Прибыв в город Равенну, Вассиан отправился к епископу этого города — Урсу, который был ему родственником. Епископ, увидав своего родственника, очень возрадовался и особенно, когда узнал, что он верует во Христа и ради любви ко Христу презрел все и стал странствовать. По желанию Вассиана епископ отвел для него спокойное место вне города при церкви святого священномученика Аполлинария[10], первого епископа города Равенны, рукоположенного святым верховным Апостолом Петром[11] и пострадавшего в царствование Веспасиана[12] за Имя Христово. При этой церкви нашлось очень удобное для Вассиана место: здесь он, пребывая в уединении, отвергшись мира и всего мирского, мог усердно работать Богу, подвизаясь в посте и молитве.

Господь скоро прославил раба Своего: Он даровал ему чудесную благодать исцелять телесные болезни молитвой и душевные недуги — богодухновенными поучениями. За все это он от всех окружающих приобрел уважение, любовь и славу.

В это время от царя Валентиниана[13] пришло повеление к правителю города Равенны и ко всем гражданам этого города: предать смерти городского судью по имени Вифимния; случилось же это потому, что клеветники оговорили Вифимния пред царем в больших преступлениях, будто бы совершенных им. Вифимний был связан и приведен на то место, где его должны были обезглавить. Здесь он вспомнил святого Вассиана и так сказал про себя:

— Раб Божий Вассиан! По благодати, дарованной тебе Богом, будь мне помощником!

Сам правитель города и множество народа находилось здесь, желая видеть кончину Вифимния. И вот, Вифимний уже преклонил выю для отсечения, а палач, держащий обоюдоострый меч, поднял его, чтобы с силою ударить по вые Вифимния. Но в это мгновение произошло неожиданное событие. Меч выпал из рук палача и упал вдалеке от того места. Палач снова взял меч и, схватив его крепче прежнего руками, поднял, чтобы обезглавить Вифимния, но как только размахнулся, меч снова, как и прежде, выпал из его рук и упал вдали. Палач опять с гневом схватил меч, но снова произошло то же. Все были поражены сим чудом. Правитель города, думая, что палач щадит осужденного из-за награды, которую думал получить, удалил этого палача и приказал другому усечь Вифимния. Но и с другим случилось то же самое: меч до трех раз невидимой силой выхватывался из рук палача и падал вдали. После этого правитель города, удивляясь и страшась происшедшего, приказал отвести осужденного с лобного места, тем более что и народ требовал освобождения Вифимния, ибо сила Божия защищала его от смерти.

Вифимния посадили в темницу и послали известие к царю, что осужденного не могли усечь два палача. На это известие немедленно пришло от царя милостивое повеление — освободить Вифимния от смертной казни и простить его вину.

Вифимний не скрывал, но, наоборот, говорил о своем, по Боге, заступнике — святом Вассиане, которого он в своей молитве призывал себе на помощь. Освободившись из темницы, он отправился к святому и, лобызая его ноги, воздавал ему благодарение, но святый угодник Божий повелел ему благодарить только одного Бога, избавившего его от смерти. С этого времени все жители города стали с большим почтением относиться к святому, взирая на него как на ангела Божия и прибегая к нему за помощию.

Клир же и знатные граждане сообща стали просить епископа убедить святого Вассиана принять священнический сан, так как тогда богоприятная молитва Вассиана, возносимая им при совершении бескровной жертвы, будет сильнее пред Богом. Таким образом угодник Божий, хотя и не по своему желанию, был хиротонисован в священнический сан, в коем он провел довольно продолжительное время.

В это время скончался верный слуга Вассиана, пришедший с ним из Рима. Святый Вассиан стал совершать бескровную жертву о его упокоении. В седьмой день по преставлении слуги, во время Литургии, преподобный, прилежно молясь о упокоении души новопреставленного, услышал голос с Неба, известивший его, что душа почившего получила милость от Бога и причислена к лику святых. О сем известии Вассиан сказал Вифимнию, находившемуся в церкви за Литургиею, и тогда оба они возрадовались духом о спасении души преставившегося.

Около этого времени в городе Лодии, в Лигурии[14], умер епископ. Жители этого города наложили на себя трехдневный пост и усердно молились ко Господу, прося Его послать достойного мужа, который бы, возшедши на святительский престол, мог благоуспешно управлять Церковию Христовою.

Во время общего поста и молитвы одному из пресвитеров соборной церкви, по имени Клименту, мужу добродетельному и честному, уснувшему после церковных трудов, в сонном видении явился некий светоносный муж и сказал:

— Знайте все, что вам уготован Богом во епископы пресвитер Вассиан, пребывающий в городе Равенне и украшенный дарованиями Божиими.

Пробудившись от сна, Климент тотчас же призвал честнейших мужей из клира церковного и мирян, которым и возвестил о сказанном ему Господом в видении. Тогда избрали знатных мужей и послали их в Равенну с просьбою ко святому Вассиану — прибыть к ним в Лодию и принять святительский престол.

Святому же Вассиану, еще прежде нежели посланные пришли в Равенну, Бог в ночном видении открыл о их пришествии и повелел, не отказываясь, идти с ними.

По утру лодийские посланные пришли к святому и объявили ему, что им было повелено. Святый обратился к посланным с такими словами:

— Бог создал человека бессмертным, дабы он всегда повиновался воле и указаниям своего Творца. Человек же, преступив Божие повеление, данное ему в раю, сам сделал себя смертным, точно так же и потомков своих сделал смертными. Поэтому не до́лжно человеку противиться воле своего Бога и нарушать Его повеления, но каждому необходимо, со всем усердием стараться выполнять то, что угодно Богу и заповедано Им. В виду этого и я, не из желания почестей, но ради нужд единоверных своих братьев, по Божию повелению, не отказываюсь принять налагаемое на меня иго.

Сказав это, святый Вассиан предложил путникам отдохнуть после их трудного пути. Но посланные, обрадовавшись согласию преподобного, не думали оставаться и отдыхать, но желали скорее представить в свой город неоцененное сокровище, стремились скорее отправиться обратно в путь и умоляли святого идти поскорее вместе с ними; поэтому вечером преподобный и посланные отправились в путь.

Когда они приближались к Лодии, весь народ с радостию и веселием вышел навстречу к своему, Богом дарованному, пастырю.

В это время находился в толпе один человек, бывший в параличе, не владевший языком. Вместе с народом этот больной, хотя и с большим трудом, подошел к святому и облобызал святую десницу угодника Божия. Тотчас он окреп телом; язык его разрешился, и он стал прославлять величие Божие. Народ усугубил свою радость, видя, какого святого пастыря и чудотворца даровал им Бог.

Для посвящения святого Вассиана в сан архиерейский прибыл в Лодию святый епископ Амвросий[15] из Медиолана[16] и вышеупомянутый сродник святого Вассиана Урс из Равенны. В первый день января состоялось посвящение Богом избранного мужа Вассиана во епископа, что и доставило великую радость и большое торжество всему городу тому.

Святый Вассиан, сделавшись епископом, стал учить паству свою словом и делом, но главным образом — примером своей добродетельной жизни. К святому Амвросию он оказывал большую любовь о Святом Духе, и от Амвросия имел таковую же любовь, которая выражалась в частых любезных посланиях их от одного к другому.

По прошествии некоторого времени святитель Христов Вассиан выстроил в восточном предместье города великолепный храм во имя Святых Апостолов и на освящение этого храма пригласил святого Амвросия Медиоланского и Филакса Команского[17] (Урс Равеннийский в это время уже почил о Господе). В то время, когда архиереи освящали храм, среди народа, собравшегося на освящение, находилась одна бесноватая отроковица, устами которой диавол стал взывать велегласно:

— Зачем вы, мужи Божии, неправедно восстали на меня? Зачем все трое на одного меня вооружились непобедимым оружием? Разве для вас мало, что вы отняли у нас силу вредить кому-либо из вас? Вот, вы выгоняете нас и из тех, над которыми мы имели власть. Если выгоните меня отсюда, то, взяв с собою двух или больше (бесов), отправлюсь в другое место, куда вы не придете.

Служители Христовы, услыша диавольский вопль, преклонили колена и стали усерднее молиться ко Господу. Во время молитвы бес, не стерпев их молитвенной силы, поверг отроковицу на землю и с страшным воплем вышел из нее. Тогда святители приступили к отроковице и, подняв ее с земли уже здоровой, отдали ее родителям, заповедуя им воздать благодарение Господу за освобождение их дочери от мучения демонского.

По освящении церкви была устроена в славу Божию трапеза, за которой святители беседовали о том, что полезно для Церкви Божией. После трапезы и дружеской беседы прибывшие архиереи отправились в свои места, и святый Вассиан с честию проводил каждого из них.

Однажды, во время жатвы, один отрок собирал снопы среди жнецов; его ужалила змея, и он умер. Родители, неутешно рыдая по поводу смерти его, принесли его для погребения во вновь построенную блаженным Вассианом церковь в честь и славу Святых Апостолов, где в это время случайно находился и сам архиерей Божий, Вассиан. Он часто приходил в эту церковь и совершал в ней Богослужение. Во время пения обычного погребального канона плач родителей по отроке стал заглушать голос певцов. Архиерей Божий, сожалея плачущих, повелел всем выйти из церкви; потом остался один, повергся на землю пред Богом со слезами и умолял Его, чтобы Господь повелел душе отрока возвратиться в тело. Во время молитвы святого тело умершего отрока стало сначала немного, а затем все более и более двигаться. Святый восстал от молитвы, взял отрока за руку и повелел ему встать. Отрок, как бы проснувшись от сна, открыл глаза, начал звать свою мать и встал. Находившиеся вне церкви родители и народ, услыхав отрока, от радости не могли оставаться на месте, тотчас же открыли церковные двери и вошли внутрь храма. Увидев отрока воскресшим из мертвых, все изумились и ужаснулись и, припав ко святому, с радостию лобызали его руки и одежду. Святый же, воздав благодарение всемогущему Богу и сказав поучение, отпустил всех с миром.

По прошествии нескольких лет после этого смертельно заболел святитель Христов Амвросий. Архиерей Божий Вассиан, узнав о болезни возлюбленного своего, о Святом Духе, отца и друга, поспешил отправиться в Медиолан навестить болящего. Здесь, увидав Амвросия на одре болезни, он остался прислуживать ему, молиться вместе с ним и утешать его надеждой на Христа.

Святому Амвросию было такое видение: ему представилось, что он видит Господа нашего Иисуса Христа, идущего к нему со светлым ликом и любезно ему улыбающегося. Об этом видении святый Амвросий рассказал находившемуся около него святому Вассиану. Тогда Вассиан, поняв, что приблизился час кончины святого Амвросия, начал плакать и вместе радоваться. Радовался он тому, что святый муж отходил ко Христу, призывающему его, — плакал же потому, что лишался любезного своего друга в этой временной жизни: но он имел твердую о Христе надежду свидеться с ним в будущей жизни и быть вместе с почившим в лике иерархов.

По кончине святого Амвросия Вассиан и все жители Медиолана оплакали святителя и с честию похоронили святое тело его. После этого Вассиан отправился в свой город, где стал возносить пред Господом бескровную жертву с молитвою о упокоении Амвросия, хотя вполне был уверен, что душа его упокоена со святыми; но молитва и бескровная жертва и о святых не бывают бесплодны. Если молитва о святом не может в чем-либо ему способствовать, то она возвращается в недро молящегося — принесет пользу последнему, как говорит Давид: моли́тва моя̀ в не́дро моѐ возврати́тся[18].

По прошествии довольно продолжительного времени святому Вассиану снова пришлось отправиться в Медиолан по церковным делам. Входя в город, он увидал на площади весовщика, который на весах вешал различные товары. Этот весовщик был неправеден, многих обманывал и этим старался доставить себе прибыток. Святый увидал на весах беса, в образе маленького эфиопа, перетягивавшего весы, чем и пользовался неправедный весовщик. Святый спросил бывших с ним:

— Видите ли вы что-нибудь странное?

Они ответили ему, что ничего особенного не видят. Тогда святый помолился о том, чтобы и прочим для достоверного свидетельства отверзлись очи видеть то же, что видел он. И действительно отверзлись духовные очи у пресвитера Климента и у диакона Елвония: они увидели то же, что видел архиерей Божий, именно — маленького эфиопа, сидевшего на весах и исполнявшего приказания весовщика. Они сказали о виденном святому и подтвердили слова Давида, который говорит: лжи́ви сы́нове челове́честии в ме́рилех[19].

Святый позвал весовщика и спросил его:

— При помощи какой неправедной меры ты увеличиваешь вес и обманываешь купцов?

— Я не делаю никакой неправды, — отвечал весовщик и клятвой подтвердил, что вес его правилен.

Тогда святитель показал ему на весах адского эфиопа и сказал:

— Этот эфиоп тотчас же войдет в тебя, сокрушит твое тело и исторгнет из тебя душу твою со страшными мучениями.

Неправедный весовщик от страха задрожал и, припав к ногам святого с покаянием, обещался отстать от неправды. Святый вразумил его от святого Писания и повелел ему все, что он нажил неправдой, раздать нищим. После этого святый молитвой отогнал от весов беса и отправился в свой путь.

Возвратившись обратно в свой город, угодник Божий занялся обычными делами богоугождения и попечением о пастве. Он прожил в архиерейском звании пять лет и с миром отошел ко Господу, Которому верно и истинно работал, имея от роду девяносто лет[20]. Верные овцы с честию похоронили своего пастыря в сооруженной им Апостольской церкви, и много плакали, лишившись такового отца. Скончался же святый в царствование Гонория[21] на Западе и Феодосия[22], сына Аркадия, — на Востоке. Как при жизни, так особенно по кончине своей он был чудотворцем: от гроба его чудесно подавались исцеления болящим по святым молитвам его и по благодати Господа нашего Иисуса Христа, Которому, вместе со Отцем и Святым Духом, воссылается честь и слава, ныне и в бесконечные веки. Аминь.

Память преподобного
Феофана
[править]

Святый Феофан происходил от языческих родителей. Когда он достиг юношеского возраста, то сочетался браком с одной девицей, но она в скором времени умерла, Феофан же уверовал во Христа и крестился. Затем, оставив все, заключился в одной хижине близ того города и жил там довольно продолжительное время, поучая приходящих к нему хранению заповедей Божиих и целомудренной жизни. Узнав об одной блуднице, что она многих погубила своею красотой, святый Феофан вышел из затвора и, облекшись в светлые одежды, выпросил у своего отца девять литр золота, как бы желая взять за себя ту женщину. Придя затем к блуднице, отдал золото и, убедив ее изменить свою жизнь, крестил ее. После сего святый Феофан устроил около своей хижины другую хижину, где и затворил означенную женщину. И соделал ту, которая раньше была сосудом греха, жилищем Святаго Духа, — золото же роздал нищим. Эти оба угодили Господу и в один и тот же день отошли в Небесные обители[23].

Память святого священномученика
Тимофея,
епископа Прусского
[править]

В городе Пруссе, находящемся на границах Вифинии, Фригии и Лидии[24], близ горы Олимпийской[25], епископом был святый Тимофей, за чистоту своей жизни и святость получивший от Бога дар чудотворения. Случилось однажды ему умертвить громадного змия, поселившегося в пещере под кипарисовым деревом и причинявшего большой вред животным и людям. Этого змия святый умертвил, бросив в его пасть покров, которым накрывается на божественном престоле освященный хлеб (агнец). В другой раз он исцелил одного царя, по имени Арита, который страдал тяжкой болезнью, так что уже приближался к вратам смерти. Подобным же образом и некую царицу не только возвратил от смерти к жизни, но и обратил от тьмы идолослужения к свету истинной веры. Кроме сего, святый Тимофей, по дарованной ему от Бога благодати, исцелял различные болезни, совершил много и других чудотворений силою Христовою. Проповедию же своею он просветил всю свою паству и множество неверующих обратил ко Христу. Когда же вступил на римский престол император Юлиан[26], который отвергся от Христа, стал поклоняться идолам и воздвиг жестокое гонение на Церковь Божию, — то святый Тимофей с особенною ревностию начал трудиться в проповедании слова Божия, укрепляя верующих и обличая язычников в их заблуждениях. Услышав о святом, нечестивый император Юлиан повелел взять его и привести к нему, и потом посадил его в темницу. Сюда ко святому стекалось множество народа, которому он проповедовал о Христе, Боге Истинном. Юлиану было доложено, что христианский епископ, заключенный в темнице, учит своей вере приходящих к нему людей. Юлиан тогда послал ему приказание — не учить об имени Иисуса Христа. Но святый Тимофей не послушал распоряжения нечестивого и беззаконного царя, и без боязни продолжал совершать подобающее ему как христианскому епископу — учить народ. Когда же император Юлиан снова узнал, что святый Тимофей безбоязненно продолжает проповедовать о Христе, разгневался и послал палача, чтобы он отсек святому голову в темнице[27]. После блаженной кончины священномученика верующие взяли его святое тело и с честию похоронили его. От его гроба подавалось множество чудесных исцелений разных болезней, во славу Христа Бога нашего[28].

Страдание святых мучеников
Александра и Антонины
[править]

В одно из гонений на христиан, когда множество верующих во Христа было умерщвлено после различных мучений, спустя немало времени от начала гонения была схвачена и приведена к жестокому правителю Фисту одна христианская девица, по имени Антонина, происходившая из города Кродамна[29]. За ее благочестивую и добродетельную жизнь Господь сподобил ее принять мученический подвиг — для посрамления и победы над лукавым диаволом.

Когда деву Антонину привели к жестокому правителю Фисту, то он начал ее соблазнять многими лукавыми словами, говоря ей так:

— Госпожа Антонина, я хочу тебя, деву чистую и целомудренную, сделать царицей богини Артемиды[30], дать тебе много подарков и почестей и сделать тебя управительницей всего моего имущества.

На это предложение Фиста святая Антонина долгое время ничего не отвечала, но потом сказала:

— Для чего ты обещаешь мне суетные дары? Лучше ты сам, Фист, раздели со мной мои богатства, чтобы через веру в Господа моего Иисуса Христа получить сокровища вечных благ.

— Да не будет того, — возразил Фист, — что ты говоришь, да сохранят меня от сего боги, чтобы мне не уверовать в такого Бога, или лучше сказать Человека, Который был пригвожден ко кресту и умер на нем!

Святая Антонина ответила на это Фисту:

— Не утаиваю я того, что Господь наш Иисус Христос был пригвожден ко кресту и по смерти положен во гроб, но и то о Нем возвещаю, что Он воскрес из мертвых в третий день и ныне сидит одесную Бога Отца Своего, как о том написано в наших книгах: рече Господь Господеви моему: седи одесную Мене, дондеже положу враги Твоя подножие ног Твоих[31].

— Ложны все твои пространные речи, — сказал Фист. — Почему ты не соглашаешься повиноваться мне и принести жертву нашим богам, дабы насладиться всеми благами, какие существуют в мире?

— Не поклонюсь я таким бездушным богам, — ответила святая дева, — ибо они бесы, как и написано о том в законе Господа моего: вси бози язык бесове: Господь же небеса сотвори[32].

— Как осмеливаешься ты, — вскричал Фист, — называть наших богов бесами?

— Да, так я их называю, — отвечала святая Антонина, — потому что нет в них никакой силы; никакой помощи ты не получишь от них — поистине они не боги, но бесы.

От этих слов святой Антонины Фист пришел в сильную ярость и повелел воинам сильно бить ее по ланитам, дабы она не была так дерзновенна. Затем снова обратился к ней с такими словами:

— Клянусь богами, что, если ты не исполнишь царского повеления, я, после лютейших мучений, прикажу тебя отвести в непотребный дом — и тем присужу тебя к величайшему посрамлению. Поэтому даю тебе сроку три дня, чтобы ты размыслила — совершенно ли ты откажешься исполнить мое приказание, или пожелаешь раскаяться и принести жертву богам? Ведь многие, разделяющие вашу веру, сначала поступали так же, как и ты, но потом переменяли свои мысли и поклонялись нашим богам.

Тогда святая Антонина сказала правителю:

— Делай, что хочешь, нечестивый мучитель!

После этого святая была отдана под стражу четырем воинам, с которыми с радостью в душе и с веселым лицем отправилась в темницу. Правитель же, призвав к себе тайно начальника темничной стражи, приказал ему не причинять никакой обиды святой деве, но ласковыми словами уговаривать ее отречься от христианской веры и принести жертву идолам, потому что, прибавил Фист, весьма трудно заставить христиан отречься от их веры. Когда же начальник темничной стражи посадил святую в темницу, то, придя к ней, начал ее убеждать такими словами:

— Чистая дева Антонина, зачем упорствуешь? Ради чего не желаешь переменить свои мысли?! Принеси жертву нашим богам, чтобы избавиться тебе от ожидающих тебя мучений.

Но святая ничего ему не отвечала, так что страж темничный весьма удивился и недоумевал, почему святая дева не отвечала ему ни слова. А святая Антонина, преклоняя колена на землю, день и ночь молилась Господу Богу, оставаясь все время без пищи.

По истечении трех дней пребывания святой Антонины в темнице внезапно раздался сильный гром: запоры темничные разрушились и двери открылись сами собой, внутри же всю темницу осветил сильный свет и с Неба послышался Голос, говоривший так:

— Встань, Антонина, и подкрепись пищей, вкуси хлеба и воды, будь мужественна и нисколько не бойся нечестивого правителя Фиста, потому что Я — с тобою.

Святая же, окончив свои молитвы, произнесла:

— Аминь.

Затем, встав с колен, вкусила хлеба и воды и легла немного уснуть.

При наступлении следующего дня правитель сел на свое судейское место и сказал:

— Приведите ко мне ту дерзкую женщину, да узнаем ее мысли.

Воины, исполняя приказание правителя, привели к нему святую. Когда же святую деву вели на суд, она возвела свои глаза к Небу и молилась:

— Благодарю Тебя, Господи Боже мой, что Ты исполняешь на мне Твою волю, молю Тебя — не оставь меня даже и до смерти моей.

И вдруг послышался с Неба Голос, возвещавший:

— Иди в путь твой безбоязненно, ибо Я с тобой!

Когда святую деву Антонину привели на судейское место, где восседал Фист, она засмеялась. Фист, увидав, что она засмеялась, спросил ее:

— Отчего ты рассмеялась?

Святая ответила ему:

— Я открою тебе причину моего смеха, ибо я вижу, что престол, на котором ты сидишь, в скором времени разрушится, и ты погибнешь, — поэтому я и рассмеялась.

Правитель, увидав, что она посмеивается над ним, повелел бить ее бичами. Святая же, возведя свои духовные очи к Небу, молилась так:

— Благодарю Тебя, Господи Боже мой, что Ты сподобил меня, окаянную и грешную, разделить жребий святых Твоих, — сего же беззаконника и проливающего невинную кровь низвергни в скором времени на дно ада, чтобы он узнал бессилие своих ложных богов, на которых возлагает всю свою надежду.

Услышав такие слова, правитель, жаждавший человеческой крови, пришел в еще бо́льшую ярость и сказал воинам:

— Сия злая и дерзкая женщина не только осмеливается поносить наших богов, но и нам самим угрожает; отведите поэтому ее в непотребный дом на осквернение.

Воины тогда взяли святую и отвели в отдельный дом. Святая Антонина, оставшись одна в отдельном помещении, стала усердно молиться Богу. В это время Ангел Господень явился одному из воинов правителя, имеющему двадцать три года от рождения и называвшемуся Александром. Явившись к нему, Ангел сказал:

— Иди к правителю и скажи ему, чтобы он дозволил тебе войти к Антонине. Когда взойдешь к ней, то одень ее твоим плащом и пусть она уйдет из того дома, да не узнает ее злобный правитель.

Доблестный воин Христов, исполняя повеление Ангела, пришел к правителю и стал просить его:

— Позволь мне войти к Антонине, и если я ее уговорю, тогда освободи ее, а если нет, то делай с ней, что пожелаешь.

Правитель согласился исполнить его просьбу и сказал ему:

— Делай с ней все, что тебе желательно.

Тогда Александр взошел в то помещение, где находилась святая дева, припал к ее ногам и так начал ей говорить:

— Раба Господня, дева Антонина! Господь послал меня к тебе открыть тебе то (как Он мне возвестил), что девство твое будет сохранено.

Святая устрашилась. Но вдруг комнату осветил сильный свет и послышался Голос, который говорил:

— Не бойся, Антонина! Призвавший тебя на подвиг щедр и многомилостив, — и сего Александра призывает к тому же мученическому подвигу. Оденься в его плащ, голову же свою наклони, и спрячь лице свое, и так выйди отсюда, чтобы правитель в таком виде не узнал тебя. Я же так скрою тебя, что он тебя не узнает!

Тогда святая Антонина взяла у Александра его плащ и надела на себя, закрыла голову свою и, выйдя вон из дому, сделала знак рукой правителю, как бы говоря: поступай, как желаешь. Таким образом святая дева Христова, как серна избегши сетей, пошла своим путем, радуясь своему избавлению. Правитель же, подумав, что это Александр вышел из дома, послал к Антонине еще четырех воинов, сказав им:

— Ступайте к ней и сделайте с ней, что вам угодно; а надругавшись над нею, выведите ее вон, да получит она великое бесчестие и мы все посмеемся над ней.

Воины, исполняя приказание правителя, вошли, чтобы осквернить деву, но не нашли ее, а увидали только одного Александра. Сильно удивившись, они спросили его:

— Где же та женщина? Отчего ты один?

Взяв затем его, привели к правителю и сказали:

— Мы в той комнате нашли только его одного, девицы же нет там.

Правитель также был весьма удивлен происшедшим и стал спрашивать Александра:

— Скажи нам, неверный и обманщик, как ты осмелился обмануть нас? Где та нечестивая блудница? Ты обесчестил ее, а потом, одев своим плащом, отпустил, желая взять ее себе в жены; но этого не будет, и ты не избегнешь моего гнева.

Когда Александр ничего не ответил на это правителю, то он долгое время думал, а потом повелел повесить его для мучений и бить его без милосердия. Когда же исполняли повеление правителя и били святого Александра, то правитель снова спросил его:

— Где та нечестивая женщина, к которой ты входил?

Александр же опять ничего не ответил, а только устремлял свои глаза к Небу. И вдруг послышался с Неба Голос, говоривший правителю:

— Жестокий Фист, зачем ты мучаешь невинного человека?

Услышав сей Голос, правитель повелел перестать мучить святого, и, сняв мученика с дерева, — отвести в темницу, а святую деву Антонину повелел повсюду разыскивать.

По прошествии пяти дней правитель снова велел привести к нему на суд Александра, и стал спрашивать его:

— Что ты надумал? Принесешь жертву богам, или нет?

Святый Александр отвечал правителю:

— Могу ли я изменить свои мысли, о нечестивый и жестокий мучитель!

— А где та женщина, к которой ты входил? — спросил Фист.

— Не знаю, где она находится, — отвечал Александр.

Между тем, когда они так разговаривали, святой Антонине деве явился Сам Господь Иисус Христос и сказал:

— Мужайся и иди туда, где находится несправедливый и жестокий правитель.

Тогда святая пошла и, безбоязненно явившись к правителю, сказала ему:

— Нечестивый и жестокий Фист, кого ты ищешь, не меня ли? Вот, я сама являюсь к тебе, чтобы посрамить и уничтожить твою силу.

Увидев святую, Фист пришел в сильную ярость и повелел воинам повесить ее, сильно бить и спрашивать:

— Дева ты, или нет?

Святая же под сильными ударами не испустила ни одного стона. Когда же ее сняли с дерева, то сам правитель стал ее спрашивать: осталась ли она еще девою, или нет? Тогда святая мученица ответила правителю:

— О нечестивый и жестокий мучитель! Мы, христиане, совершенно не порабощены вашею нечистою похотию, ибо и меня Господь и Бог наш по Своему милосердию сохранил невинною.

Фист посмотрел на нее с удивлением и сказал:

— Если ты еще дева, то подойди вместе с Александром, принеси жертву нашим богам, и останетесь невредимыми.

На это предложение правителя святые мученики Христовы Александр и дева Антонина как бы одними устами отвечали правителю:

— Нет таких мучений, жестокий Фист, какими бы вы смогли принудить нас поклониться вашим мерзким богам, не имеющим ни разума, ни могущества.

После такого ответа святых мучеников правитель повелел отсечь им руки. Доблестные и благородные воины Христовы простерли тогда свои руки для отсечения и сказали:

— Прежде всего, нечестивый и жестокий мучитель, да будет тебе известно, что никакими мучениями ты не сможешь победить наши благочестивые мысли, — поступай с нами, как желаешь!

Воины обнажили свои мечи и отсекли руки святых мучеников. Они же, как бы не чувствуя боли, прославляли Господа и, обратившись затем к правителю, сказали ему:

— Жестокий и сквернейший правитель! Мы нисколько не чувствуем тех мучений, какие ты причинил нам, тебя же самого Господь наш, рабы Которого — мы, в скором времени ввергнет в геенну огненную, где ты будешь вечно мучиться непрестанными мучениями.

От таких обличений святых мучеников правитель пришел в сильнейшую ярость и приказал вырыть глубокую яму, а прежде всего, повесив святых страдальцев, до тех пор бить их, пока они не почувствуют боли от наносимых им ударов. В яму же приказал набросать во множестве дров и хвороста так, чтобы она наполнилась до верха и сжечь в ней святых мучеников. Между тем они, несмотря на жестокие побои, не ощущали никакой боли, как будто бы не их тела подвергались таким мучениям, но воздавали хвалу Господу Иисусу Христу. Видя сие, правитель повелел новыми мучениями терзать их, опаляя ребра их горящими свечами. Тогда святые мученики Александр и Антонина громким голосом воззвали к правителю:

— Нечестивый Фист! Мы терпим наши страдания ради любви ко Господу нашему Иисусу Христу, твердо веруя, что в будущей жизни, после этой временной, мы получим вечную награду в Царстве Небесном. А тебя Господь и Бог наш вскоре предаст погибели за то, что ты заставляешь так сильно страдать невинных рабов Его!

Фист, слыша слова сии, в сильной ярости дал такое приказание своим слугам:

— Зажгите находящиеся в яме дрова, чтобы скорее бросить в огонь этих людей.

Когда приказание правителя было исполнено воинами, тогда жестокий мучитель повелел им облить святых мучеников смолою и бросить в яму, пылавшую огнем. При этом он приказал положить еще сверху на дрова сухую смолу, чтобы мученики совершенно сгорели и даже кости их обратились в прах. По исполнении казни правитель повелел засыпать ту яму землей, сказав:

— Пусть нельзя будет женщинам их собрать и костей их, как это в обычае у христиан.

По приказанию Фиста святых мучеников ввергли в огонь и засыпали яму ту. Потом Фист возвратился в свой дом, но не мог вкусить ни пищи, ни питья и сделался немым, ибо посланный на него святыми Ангелами злой дух в течение семи дней мучил его. После же тяжких семидневных бесовских мучений правитель извергнул свою нечестивую душу. Так он умер, и гонение на христиан в тех местах прекратилось. Блаженная же кончина святых мучеников Александра и Антонины последовала в третий день месяца мая[33], в субботу, в девятый час дня, во владычество Господа нашего Иисуса Христа, Которому воссылается честь и слава вечно. Аминь.

Примечания[править]

  1. Лодия, или Лавда, находилась вблизи Медиолана (см. прим. 2-е, на стр. 188-ой).
  2. Сиракузы — одна из первых греческих колоний на восточном берегу острова Сицилии, основанная за VIII в. до Р. Хр.; впоследствии — самый большой и богатый город острова.
  3. Из дальнейшего повествования видно, что святый Вассиан слыхал о христианах еще в детстве (житие повествует, что Вассиан, будучи младенцем, чертил на земле знамение креста); но в Риме Вассиан более обстоятельно познакомился с христианством и имел возможность лично наблюдать самую жизнь христиан.
  4. Обыкновенно все, приступавшие ко Крещению, в древней Церкви подвергались предварительно оглашению — т. е., изустному наставлению в истинах веры христианской. Оглашенным дозволялось присутствовать лишь при совершении первой (проскомидии) и второй (Литургии оглашенных) частях Божественной Литургии; перед третьею частию (Литургиею верных) оглашенные должны были выходить из церкви, о чем и оповещалось возглашением диакона: «оглашеннии изыдите». Срок оглашения был различен: он продолжался от нескольких дней или недель до нескольких месяцев и даже лет.
  5. Т. е. не зная того, что он был христианином.
  6. Первые христиане, по примеру древних евреев, делили ночь на четыре части (по 3 часа в каждой), называвшиеся стражами. Пение петухов было в третью стражу, которое поэтому и называлось петлоглашением или куроглашением.
  7. Память святого Апостола и Евангелиста Иоанна Богослова празднуется 26-го сентября и 8-го мая.
  8. Равенна находилась в так называемой Циспаданской Галлии, на берегу Адриатического моря. Природа и искусство сделали из этого города сильную, почти неприступную, крепость, почему Равенна считалась оплотом Италии. Римские императоры, начиная с Гонория (395 г. — 423 г.), избирали ее своим местопребыванием.
  9. Под именем тартара древние Греки разумели темную бездну, находившуюся в глубине земли.
  10. Память святого священномученика Аполлинария празднуется 23-го июля.
  11. Память святого Апостола ПетраПавла) совершается 29-го июня.
  12. Император Веспасиан царствовал с 70 г. по 79 г.
  13. Император Валентиниан (II-ой) царствовал с 383 г. по 392 г.
  14. Лигурией в Италии называлась область, населенная Лигурами, — племенем кельтского происхождения. Лигурия граничила с Галлией.
  15. См. житие святого Амвросия под 7-м декабря.
  16. Медиолан — древний город Цизальпинской Галлии или нынешней северной Италии — центр наук и искусств; ныне — главный город итальянской области Ломбардии.
  17. Город Команы находился в провинции Понте, на северо-востоке Малой Азии. Ныне на месте этого города находится селение Гуменек.
  18. Псал. 34, ст. 13.
  19. Псал. 61, ст. 10.
  20. Кончина святого Вассиана последовала ок. 409 г.
  21. Император Гонорий управлял Западом с 395 г. по 423 г.
  22. Император Феодосий (II-ой) управлял Востоком с 408 г. по 450 г.
  23. Кончина св. Феофана последовала во второй половине IV в.
  24. Вифиния, Фригия и Лидия — малоазийские области.
  25. Гора Олимп находилась в северо-восточном углу Малой Азии, на границах Фригии, Мизии и Вифинии.
  26. Юлиан Отступник царствовал с 361 г. по 363 г.
  27. Кончина святого Тимофея последовала во второй половине IV в.
  28. Честны́е мощи святого Тимофея находились в Константинополе в храме его имени, выстроенном близ Меландезийских ворот (в 12 части Константинополя).
  29. Город Кродамн находился в малоазийской области Фракии.
  30. Артемида, или Диана, — греко-римская богиня света и луны.
  31. Псал. 109, ст. 1.
  32. Псал. 95, ст. 5.
  33. Кончина святых мучеников последовала 3-го мая 313 г., но повествование о житии их предложено под 10 июня потому, что под этим числом оно помещено в прологах. — Честны́е мощи их впоследствии были перенесены в Константинополь и положены в монастыре Максимовом.