Жития святых по изложению свт. Димитрия Ростовского/Ноябрь/24

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Жития святых по изложению свт. Димитрия Ростовского
24 ноября
Источник: Жития святых на русском языке, изложенные по руководству Четьих-Миней св. Димитрия Ростовского (репринт). — Киев: Свято-Успенская Киево-Печерская Лавра, 2004. — Т. III. Месяц ноябрь. — С. 659—699.


[659]
Жития Святых (1903-1911) - заставка 9.png
День двадцать четвертый

Житие и страдание
святой великомученицы
Екатерины

В царствование нечестивого императора римского Максимина[1] в городе Александрии[2] жила девица, по имени Екатерина, происходившая из царского рода[3]. Она была замечательно красива и славилась своею премудростию. Будучи только восемнадцати лет от роду, Екатерина в совершенстве изучила творения всех языческих писателей и всех древних стихотворцев и философов, как например: Гомера, Виргилия, Аристотеля, Платона и других. И не только хорошо знала Екатерина сочинения мудрецов древности, но она изучила также сочинения знаменитейших врачей, как например: Асклипия, Гиппократа и Галина; кроме того, она научилась всему ораторскому и диалектическому искусству и знала также многие языки и наречия, так что все дивились ее учености и познаниям. Многие богатые и знатные [660]люди сватались за нее и с этою целию приходили к матери ее, тайной христианке, скрывавшей свою веру по причине жестокого гонения, воздвигнутого в то время на верующих Максимином. Родственники и мать часто советовали Екатерине выйти замуж, чтобы царское наследие отца ее не перешло в руки кому-либо чужому, чрез что они лишились бы окончательно сего наследия. Но Екатерина, как мудрая девица, твердо решила в своем сердце сохранить во всю жизнь чистоту девства и крайне не хотела замужества. Когда же родные ее начали усиленно уговаривать Екатерину вступить в брак, она сказала им:

— Если вы хотите, чтобы я вышла замуж, то найдите мне такого юношу, который обладал бы теми четырьмя дарованиями, которыми я, как вы знаете, превосхожу всех прочих девиц; и тогда я соглашусь избрать его в супруги; а выйти замуж за человека, который в чем-либо был бы хуже и ниже меня, я не желаю. Итак, поищите повсюду, не найдете ли такого юноши, который был бы подобен мне по знатности рода, по богатству, по красоте и по мудрости; всякий же юноша, не имеющий хотя одного из сих дарований, недостоин меня.

Домашние Екатерины, видя, что невозможно найти такого юношу, заметили ей, что царские сыновья и другие знатные искатели ее руки могут сделаться еще благороднее и богаче, если вступят с нею в брак, но по красоте и по мудрости никто с ней не может сравниться. А Екатерина говорила им на это:

— Я хочу иметь женихом своим не иного, как только равного мне по учености.

Видя непреклонность своей дочери, мать решилась испытать еще средство. Она прибегла к совету своего духовного отца, мужа благочестивого и святаго, который жил в сокровенном месте, за городом. Она взяла с собою Екатерину и пошла с нею к тому праведному мужу. Он же, увидев прекрасную отроковицу и услышав ее мудрые, хотя и скромные речи, возымел намерение научить ее познанию Христа, Царя Небесного.

— Знаю я, — сказал он ей, — одного чудного Юношу, Который несравненно превосходит тебя во всех твоих дарованиях. Красота Его светлее солнечного света; премудрость Его управляет всеми чувственными и духовными созданиями; богатство Его сокровищ распространено по всему миру и никогда не уменьшается, но, по мере раздаяния, всё более и более увеличивается; а вы[661]сота Святая великомученица ЕкатеринаЕго рода неизреченна и непостижима. Во всем мире нет подобного Ему.

Внимая сим словам старца, Екатерина подумала, что он говорит ей о каком-нибудь земном князе, — она смутилась, изменилась в лице и спросила старца:

— Правда ли всё то, что ты мне говоришь?

Он отвечал, что всё это правда, и прибавил, что тот Юноша обладает еще другими, бо́льшими дарованиями, которых невозможно и перечислить. Отроковица спросила его:

— Чей же сын восхваляемый тобою Юноша?

Старец ответил ей:

— Он не имеет отца на земле, но родился неизреченно и сверхъестественно от одной честнейшей родом Пресвятой и Пречистой Девы. Она сподобилась родить такого Сына за Свою величайшую чистоту и святость; Она пребывает бессмертной душею и телом и вознесена выше небес, где Ей поклоняются все святые Ангелы, как Царице всей твари.

Екатерина спросила старца:

— Возможно ли мне видеть того Юношу, о котором ты сообщаешь так много чудесного?

— Если ты сделаешь то, что я скажу тебе, — ответил ей старец, — то сподобишься узреть пресветлое Лице Его.

Екатерина сказала ему на сие:

— Вижу я, что ты человек разумный и старец почтенный, и потому верю, что ты говоришь правду. Я готова исполнить все, что ты повелишь мне, только бы увидеть мне Того, Кого ты так восхваляешь.

Тогда старец дал ей икону Пресвятой Богородицы, держащей в Своих объятиях Божественного Младенца, и сказал ей:

[662]— Вот изображение Девы и Матери Того, о Котором я сообщил тебе так много чудесного. Возьми сие изображение к себе домой и, затворив двери комнаты твоей, с благоговением вознеси усердную молитву к сей Деве, имя Которой — Мария; умоли Ее, чтобы Она благоволила показать тебе Сына Своего. Я уповаю, что, если ты с верою Ей о том помолишься, Она услышит тебя и сподобит увидеть Того, к Коему стремится душа твоя.

Тогда отроковица Екатерина, взяв святую икону, возвратилась домой и ночью, уединившись в комнате своей, начала молиться так, как научил ее старец. Во время продолжительной молитвы Екатерина уснула от утомления и узрела в видении Царицу Небесную в том виде, как Она изображена была на иконе вместе со святым Младенцем, окруженным лучезарным сиянием. Екатерина не могла видеть лика Его, ибо Он отвратил его от нее и обратил его к Матери Своей. Стараясь увидеть Его, Екатерина зашла с другой стороны, но Христос и оттуда отвратил от нее лицо Свое. Сие повторилось три раза. После того Екатерина услышала, что Богоматерь сказала Сыну Своему:

— Воззри, Чадо мое, на рабу Твою Екатерину, как она прекрасна и добра.

А Богомладенец ответил Ей:

— Нет, сия отроковица весьма помрачена и так безобразна, что Я не могу смотреть на нее.

Тогда Пресвятая Богородица опять сказала Господу:

— Разве сия девица не мудрее всех философов? Разве она не превосходит своим богатством и знатностию рода всех девиц?

Но Христос отвечал ей на сие:

— Опять скажу Тебе, Матерь Моя, что сия девица безумна, бедна и худородна, и Я до тех пор не буду взирать на нее, пока она не оставит своего нечестия.

На сие Преблагословенная Матерь Господа сказала Ему:

— Молю Тебя, сладчайшее Чадо Мое, не презри создания Твоего, но вразуми ее и научи, что ей нужно делать, дабы насладиться славою Твоею и узреть Твое пресветлое и превожделенное Лицо, на Которое все Ангелы взирать желают.

[663]Тогда Христос отвечал:

— Пусть идет она к тому старцу, который дал ей икону, и пусть сделает то, что повелит он ей, и тогда она узрит Меня и обретет благодать предо Мною.

Увидев и услышав все сие, Екатерина пробудилась от сна и дивилась тому видению. Когда наступило утро, она пошла с немногими рабынями своими в келлию святаго старца и, припав со слезами к ногам его, поведала ему о своем видении и умоляла его сказать, что ей нужно делать, дабы узреть желаемого ею Жениха-Христа.

Преподобный старец подробно научил ее всем тайнам истинной веры христианской, начиная от сотворения мира и создания праотца Адама и до Второго Пришествия на землю Владыки Христа, а также поведал ей о неизреченной райской славе праведников и о многоболезненных бесконечных мучениях грешников. Как девица премудрая, богопросвещенная и жаждавшая Истины и спасения, Екатерина уразумела вскоре всё христианское учение, уверовала от всего сердца в Иисуса Христа и приняла от того же старца Святое Крещение. После того старец заповедал ей снова помолиться со многим усердием к Пречистой Богородице, чтобы Она еще раз явилась ей, как в первую ночь.

Таким образом, совлекшись ветхого[4] человека и облекшись в одежду обновления духа, Екатерина возвратилась в дом свой и всю ночь провела в слезной молитве, пребывая без пищи, пока не заснула. И вот, снова видит она Царицу Небесную с Божественным Младенцем на руках. Младенец взирал на Екатерину с великою благостию и кротостию. Богоматерь спросила Сына Своего:

— Угодна ли Тебе, Сын Мой, сия девица?

Господь ответил Пречистой Матери Своей:

— Весьма угодна, ибо теперь она прекрасна и славна, а не безобразна и бесчестна, как прежде; ныне она богата и премудра, а не бедна, какою была сначала; ныне Я возлюбил ее, и так она угодна Мне, что Я хочу обручить ее Себе в нетленную невесту.

Тогда Екатерина пала на землю и воскликнула:

— Недостойна я, преславный Владыко, увидеть Царствие Твое, но сподоби меня быть хотя с рабами Твоими.

[664]В это время Пресвятая Богородица взяла правую руку отроковицы и сказала Сыну Своему:

— Дай ей, Чадо Мое, обручальный перстень в знак Твоего обручения с нею, уневести ее Себе, дабы сподобить ее Царствия Своего.

Тогда Владыка Христос дал прекраснейший перстень Екатерине и сказал:

— Вот, Я ныне избираю тебя Моею невестою, нетленною и вечною. Итак, сохрани с великим тщанием этот союз ненарушимо и отнюдь не избирай себе никакого земного жениха.

После сих слов Христа Господа видение окончилось. Отроковица пробудилась и ясно увидела на правой руке своей чудный перстень. Она почувствовала в сердце своем такое веселие и такую радость, что с того часа сердце ее предалось совершенно Божественной любви. И такая произошла в ней великая перемена, что она уже не помышляла более ни о чем земном, но только непрестанно днем и ночью размышляла о своем возлюбленном Женихе, и Его одного желала, о Нем одном поучалась наяву и во сне.

Вскоре после того, как Екатерина обратилась в христианство, прибыл в Александрию нечестивый царь Максимин, имевший ревность не по разуму о своих бездушных богах, будучи сам как бы бесчувственным и бессловесным. Желая устроить в честь сих богов торжественный праздник, он разослал по окрестным странам и городам приказ собраться всем подданным для принесения жертв, чтобы почтить богов всенародно. Собралось бесчисленное множество людей, причем каждый вел, кто что мог, для жертвоприношения: кто — волов, кто — овец, а кто был не в состоянии, те принесли птиц, или еще что-либо подобное. Когда наступил день мерзкого торжества, царь заклал в жертву сто тридцать тельцов, князья и вельможи — меньше, и каждый приносил в жертву, что мог. Весь город наполнился криками закалаемых животных и смрадом от приносимых жертв; повсюду была страшная теснота и смятение, и воздух был пропитан смрадным дымом. Когда сие происходило, благочестивая и прекраснейшая Екатерина, при виде такого пагубного соблазна душ человеческих, жестоко была уязвлена в сердце своем, скорбя об их погибели. Горя Божественною ревностию, она взяла с собою нескольких рабов и пошла [665]в храм, где безумцы приносили жертвы. Когда она встала в дверях, то все устремили на нее свои взоры, ибо она блистала своею необычайною красотою, которая свидетельствовала о ее внутренней красоте душевной. Она велела известить царя, что имеет сказать ему весьма нужное слово. Царь велел ей подойти к себе. Став перед царем, Екатерина сначала поклонилась ему, воздав подобающую честь, потом сказала:

— Царь, познай соблазн, в который вы вовлечены бесами. Вы почитаете богами идолов тленных и бесчувственных и служите им. Великий стыд быть настолько слепым и безумным, чтобы поклоняться таким мерзостям. Поверь хотя своему мудрецу Диодору[5], который говорит, что боги ваши были некогда людьми, и скончали жизнь свою нечестиво, но ради некоторых деяний, совершенных ими при жизни, люди устроили им памятники и статуи. Последующие же поколения, не зная мысли своих праотцев, которые только ради воспоминания поставили им эти памятники, но, думая, что самая вещь благочестна и благоприлична, начали поклоняться им, как богам. И знаменитый Плутарх Херонейский[6] гнушался этими богами и презирал их. Поверь же, царь, хотя сим учителям своим, и не будь виновником погибели стольких душ, за что ты подвергнешься вечным мучениям. Познай Единого Истинного Бога, присносущного, пребезначального и бессмертного, Который напоследок лет принял на Себя плоть человеческую ради нашего спасения. Им цари царствуют, страны управляются и весь мир держится. Его единым словом всё было создано и сохраняет свое бытие. Сей всесильный и преблагий Бог не требует жертв, подобных вашим, и не ублажается закаланием неповинных жертв, но только требует, чтобы мы хранили Его заповеди твердо и непоколебимо.

Слыша сие, царь воспламенился сильным гневом и сначала долго хранил молчание. Потом же, будучи не в силах ответить на ее слова, сказал:

— Оставь нас в эти дни совершать жертвоприношение, а потом мы послушаем твоих речей.

[666]Окончив свое богопротивное торжество, нечестивый царь велел привести святую Екатерину в свои царские палаты и сказал ей:

— Скажи нам, девица, кто ты, и повтори, что ты говорила нам прежде?

— Я — царская дочь, — отвечала святая, — называюсь Екатериною. Прежде я с великою любовию занималась различными науками: изучала сочинения риторские, философские, геометрию и другие науки, но теперь всё сие я презираю — как занятие суетное и бесполезное, и соделалась невестою Владыки Христа, Который чрез Своего Пророка Исаию сказал: «Погꙋблю̀ премꙋ́дрость премꙋ́дрыхъ, и҆ ра́зꙋмъ разꙋ́мныхъ сокры́ю»[7].

Царь дивился ее речам, ее необыкновенному уму, но еще более поразился ее замечательною красотою и подумал, что она не смертными родителями рождена, а теми богами, которых он почитает. Едва соглашаясь верить, что девица такой неописуемой красоты рождена от земнородных, он, пораженный ее красотою и смотря на нее бесстыдным взором, начал говорить соблазнительные слова. Святая же, проникая его беззаконные помыслы, сказала ему:

— Бесы, которых вы почитаете за богов, прельщают вас и увлекают в бессмысленные похоти; я же считаю себя землею и прахом; Бог создал меня по образу и по подобию Своему и наделил меня такою красотою, чтобы люди дивились премудрости Создателя, Который столь ничтожному и бренному лицу мог даровать такую мудрость и красоту.

Царь озлобился сими словами ее и сказал:

— Не говори так худо о богах, имеющих бессмертную славу.

Но святая возразила ему:

— Если ты желаешь хотя немного рассеять мглу и помрачение прелестию, то пойми всё ничтожество своих богов и познай Бога Истинного. Одно произнесение только Имени Его, или один только Крест, изображенный в воздухе, прогоняет твоих богов и сокрушает их; и если ты хочешь, я докажу тебе ясно истину моих слов.

[667]Царь, видя ее свободную речь и боясь быть побежденным и посрамленным ее словами, сказал ей:

— Неприлично царю беседовать с женщинами. Но я соберу мудрейших философов для беседы с тобою, и ты узнаешь ничтожество своих мнений, и уверуешь в наши учения.

Сказав сие, он приказал со всею строгостию стеречь святую девицу. Сам же тотчас послал по всем подвластным городам такое предписание:

— Я, царь Максимин, мудрейшим философам и витиям, в моих областях находящимся, желаю радоваться. Все, кто только служит мудрейшему богу Гермесу[8], и кто призывает наставниц разуму — муз[9], соберитесь ко мне, дабы заградить уста одной премудрой девицы, которая появилась в сии дни и насмехается над великими богами, называя все деяния их баснями и пустословием. Итак, приходите, дабы показать всю вашу мудрость, за что вас прославят люди, от меня же вы получите награду за свой труд.

И вот собрались, в количестве пятидесяти человек, избранные и мудрейшие витии, отличавшиеся большою остротою ума и великою силою в слове. Царь обратился к ним с такими словами:

— Приготовьтесь со всею тщательностию и внимательностью к доблестному состязанию с одной девицею так, чтобы вы могли преодолеть ее своими доказательствами в споре о богах; не пренебрегайте тем, что будете вести беседу с юною девою, но приложите всё ваше старание и покажите вашу мудрость так, как бы пришлось вам противостоять мужественному противнику и мудрейшему оратору; потому что она, как я осторожно выпытал, превосходит мудростию самого великого Платона[10]. Посему умоляю вас, покажите в споре с ней такое же старание, ка[668]кое бы вы имели, состязуясь с самим этим мудрецом. Если вы победите, то я вознагражу вас великими дарами; если же вы будете побеждены, то вам будет великий стыд, и вместо даров вы примете мучительную смерть.

На эти слова царя один, самый славнейший и мудрейший, вития ответил:

— Не опасайся царь: быть может, противница наша и необыкновенно умна, но как женщина она не может обладать мудростию в полном совершенстве, и быть вполне искусною в красноречии; повели ей только явиться к нам, и ты увидишь, что она, как только увидит такое множество философов и ораторов, так тотчас устыдится.

Услышав эту хвастливую речь философа, царь успокоился и возвеселился, надеясь, что нечестивый и надменный язык ученых победит исполненную кротости и Божественной премудрости девицу. Он тотчас повелел привести ее к себе. Собралось также множество народа слушать спор христианской девицы с языческими мудрецами. Но прежде, чем посланные успели придти к Екатерине, явился ей с Небес Архангел Михаил и сказал:

— Не бойся, дева Господня! Господь твой к премудрости твоей придаст еще премудрость, и ты победишь в прении тех пятьдесят витий. И не только они, но и многие другие уверуют чрез тебя и примут мученический венец.

Сказав сие, Ангел отошел.

Между тем к Екатерине пришли посланные царем и, взяв ее, привели к царю и философам на зрелище всем. И тотчас тот самонадеянный философ, который прежде так похвалялся, с гордостию обратился к святой Екатерине:

— Это ты с такою дерзостию и безумием порицаешь богов наших?

— Я, — кротко отвечала ему святая, — но не с дерзостию и не с безумием, как ты сказал, а с кротостию и по любви к истине говорю, что ваши боги — ничто.

Тогда философ сказал ей:

— Великие стихотворцы[11] называют их высшими богами, как же ты с такою дерзостию произносишь хулу на тех, от [669]которых сама приняла премудрость, и сладости даров которых ты вкусила?

— Я не от ваших богов, — отвечала Екатерина, — но от моего Единого Истинного Бога получила премудрость. Он и Сам есть Премудрость и Жизнь, и если кто боится, и хранит Его Божественные повеления, тот есть истинный философ. Дела же ваших богов и сказания о них достойны смеха и порицания, и преисполнены соблазна. Да и кто из твоих великих стихотворцев, скажи мне, и в каких выражениях называет их богами?

— Мудрейший Гомер[12], — отвечал мудрец, — обращаясь с молитвою к Зевсу[13], первый говорит так: «Славнейший Зевес, превеликий бог, и вы прочие бессмертные боги». А Орфей[14] преславный, обращаясь с благодарностию к Аполлону[15], говорит так: «О сын Латонов, стреляющий издалека! Сильный Феб, на всё смотрящий и царствующий над смертными и бессмертными, солнце на златых крыльях парящее». — Вот как, — сказал языческий мудрец, кончая свою речь, — самые первые и славнейшие стихотворцы почитали богов и ясно называли их бессмертными; посему не должна заблуждаться и ты, и поклоняться Распятому, как Богу[16]; никто из древних мудрецов не только не называл и не признавал Его Богом, но даже и не знал о Нем.

Святая Екатерина отвечала:

— Но ведь тот же Гомер ваш в другом месте о великом твоем боге Зевсе говорит, что он был лукавый и лживый обманщик, и что другие боги — Гера, Посейдон и Афина[17] [670]хотели связать его, но он успел скрыться от них бегством. Подобных сему деяний, внушающих презрение к вашим богам, много описано в ваших книгах. Но поелику ты сказал, что ни один из древних учителей не признавал Распятого Богом, то хотя и не следовало бы много исследовать о Нем в доказательство того, что Он есть Истинный Бог и Непостижимый, недоступный для исследования и неизреченный Создатель Неба и земли, моря, солнца, луны и всего человеческого рода, однако для большего уверения в этой истине, я приведу свидетельства из ваших же книг. Послушай, что говорит о Нем мудрейшая Сивилла[18] ваша, свидетельствуя о Его Божественном воплощении и спасительном распятии: — «В позднейшие времена придет Некий на сию землю, примет на себя плоть, кроме греха. Беспредельным всемогуществом Божества Он разрушит тление неисцельных страстей и Ему позавидуют неверующие люди, и Он будет повешен на высоком месте, как бы достойный смерти». Вспомни, что и ваш мудрец Аполлоний[19], не своею волею, исповедует Христа Богом, принужденный к тому Его Божественной силой: «Один, — говорит он, — побуждает меня Небесный исповедать Его. Он есть Свет Трисветлый, пострадавший же Бог есть, но не Само Божество страдало: ибо в Нем и то и другое: и смертен по плоти, и вместе чужд тления. И Сей Муж, всё терпящий от смертных: крест, уничижение, погребение — есть Бог». Это сказал Аполлоний об Истинном Боге, Который собезначален и соприсносущен Родившему Его. Он есть начало и основание, и источник всех созданных благ; Он создал мир из не[671]бытия для бытия и управляет им. Будучи единосущен Отцу, Он был человеком ради нас, жил на земле, наставляя, уча и благодетельствуя людям; потом принял смерть за нас неблагодарных, дабы освободить нас от древнего осуждения, и даровать нам прежнее блаженство и наслаждение. Таким образом, Он отверз нам снова врата райские, которые мы заключили грехопадением. Чрез три дня Он воскрес, восшел на Небеса, откуда и нисшел, и послал Духа Святаго ученикам Своим; они же разошлись по всему миру и проповедали Его Божество, в Которое следует веровать и тебе, философ, чтобы ты познал Истинного Бога, и соделался рабом Того, Который милостив и благоутробен и призывает всех согрешивших, говоря: «Прїиди́те ко мнѣ̀ всѝ трꙋжда́ющїисѧ и҆ ѡ҆бремене́ннїи, и҆ а҆́зъ ᲂу҆поко́ю вы̀»[20]. Итак, поверь хотя своим учителям и богам, — Платону, Орфею и Аполлонию, которые вполне явно и ясно, хотя и вопреки своей воле, признали Христа Богом.

Сие и многое другое говорила премудрая Екатерина и привела в удивление философа, так что он оставался безгласным, не имея сил что-либо сказать ей в ответ. Царь, видя его побежденным и изумленным, велел остальным начать беседу с святою девицею. Но они отказывались, говоря:

— Мы не можем противостоять истине, ибо, если самый ученый из нас молчит, побежденный, то что скажем мы?

Тогда разгневанный царь приказал развести сильнейший огонь среди города и сжечь всех философов и витий. Те, услыхав такой суд и приказание царя, припали к ногам Екатерины, прося ее помолиться о них Единому Истинному Богу, дабы Он простил им всё совершенное ими в неведении, и сподобил их Святаго Крещения и даров Пресвятаго Духа.

Святая же, исполнившись услаждения и радости, сказала им:

— Истинно блаженны и счастливы вы, ибо, оставив тьму, познали Свет Истинный, и, презрев смертного земного царя, приступили к Бессмертному Небесному; твердо надейтесь на Его милость, и веруйте, что огонь, которым вас устрашают нечестивцы, послужит вам Крещением, и лествицею, возводящею к Небу. В сем огне вы очиститесь от всякой скверны плоти и духа, и пред Царем славы предстанете светлыми и чистыми как звезды, и соделаетесь возлюбленными друзьями Его.

[672]Сказав сие, святая Екатерина осенила каждого из них крестным знамением, и они с радостию пошли на мучение. Воины ввергли их в огонь, и таким образом они приняли мученическую кончину[21]. Вечером пришли некоторые благочестивые и христолюбивые люди, чтобы похоронить останки святых мучеников, но нашли тела их совершенно целыми, так что огонь не коснулся даже волос их. Чрез сие чудо многие из язычников обратились к познанию Истины, а мощи святых мучеников были с должною честию погребены.

Между тем Максимин решился употребить всё старание, чтобы совратить святую Екатерину к своему нечестию. Не достигнув успеха чрез философские споры, он начал ласкательством и лукавством соблазнять ее. Призвав ее, он сказал:

— Послушай меня, добрая дочь; я, как чадолюбивый отец, советую тебе поклониться великим богам, в особенности же Гермесу, покровителю наук, который украсил тебя такими философскими дарованиями. Я же, если ты исполнишь мое предложение, разделю с тобою царство мое, и власть мою — боги мне в том свидетели, — и ты будешь жить со мною в непрестанном веселии.

Но премудрая Екатерина, проникая в его намерение и видя его лукавство и лесть, сказала ему:

— Оставь, царь, свою хитрость, и не уподобляйся лисице. Я решительно, раз навсегда, сказала тебе, что я христианка, и уневестилась Христу. Его Одного имею я Женихом, и Наставником, и украшением моего девства; не прельщай меня царскою багряницею[22], — я предпочитаю ей одежды мученические.

Тогда царь сказал ей опять:

— Ты принуждаешь меня, хотя и против моей воли, к тому, чтобы я обесчестил твое достоинство и покрыл прекрасное твое тело множеством ран.

— Делай что хочешь, — отвечала святая: — чрез временное бесчестие ты приобретешь мне вечную славу, и великое множество людей (как я надеюсь) уверуют чрез меня во Христа моего; и из твоих палат многие пойдут вместе со мною в священные Небесные чертоги.

[673]Так прорекала святая; Бог же, с высоты призирая на нее, приводил в исполнение ее проречение.

Тогда сильно разгневанный царь велел снять с Екатерины порфиру и немилосердно бить обнаженную воловьими жилами. Слуги били мученицу жестоко, в течение двух часов, по плечам и чреву, так что всё тело ее покрылось ранами и обезобразилось; кровь текла ручьями и обагряла землю. Но все эти мучения святая переносила с таким мужеством и доблестию, что смотревшие на нее были поражены великим изумлением. После сего жестокий царь приказал заключить Екатерину в темницу и не давать ей ни пищи, ни питья до тех пор, пока он не измыслит новых мук, чтобы погубить ее.

Между тем Августа, супруга царя, сильно желала увидеть в лицо святую Екатерину. Слыша о ее добродетелях, мудрости и мужестве, она заочно сильно полюбила ее. После же одного видения во сне сердце Августы пылало такою любовию к Екатерине, что она не могла даже уснуть. Когда царь по какому-то делу выехал из города, и несколько дней медлил возвращением, царица нашла удобное время для исполнения своего желания. Был тогда при дворе один вельможа, верный друг царя, по сану военачальник, именем Порфирий, — человек, отличавшийся благоразумием. Сему Порфирию царица поведала свое тайное желание.

— В одну из прошедших ночей — сказала она ему, — я видела во сне Екатерину, которая восседала посреди множества прекрасных юношей и дев, одетых в белые одежды. От лица ее исходило такое сияние, что я не могла смотреть на нее. Посадив меня рядом с собой, она возложила на мою голову золотой венец и сказала: «Владыка Христос посылает тебе сей венец». С того времени я имею такое сильное желание видеть ее, что не нахожу покоя для сердца своего; прошу тебя, Порфирий, устрой каким-либо образом, чтобы я тайно могла видеть ее.

— Я исполню, царица, желание твое, — отвечал Порфирий.

Когда наступила ночь, Порфирий взял двести воинов и пошел вместе с царицею в темницу; давши деньги стражам, они вошли к святой мученице. Когда царица увидела святую, то была поражена сиянием от лица ее, которое сияло Божественною благодатию. Быстро упав к ногам Екатерины, царица со слезами воскликнула:

— Теперь я считаю себя счастливой и блаженной, ибо сподобилась видеть тебя. Подобно оленю, ищущему утолить жажду [674]свою[23], я безмерно желала видеть тебя, и жаждала слышать сладостные твои речи. Теперь, когда сподобилась получить желаемое, я уже не скорблю, хотя бы пришлось мне лишиться жизни и царства: как я счастлива, что увидела тебя! Блаженна ты и достойна похвалы, что предалась всемогущему Владыке, Который излил на тебя столь великие дарования.

Святая сказала ей в ответ:

— Блаженна и ты, царица, ибо я вижу венец над твоею главою, держимый в высоте руками Ангелов; чрез три дня ты получишь его за те немногие мучения, которые претерпишь ради Христа, чтобы чрез них отойти к Истинному Царю для вечного царствования.

Царица же отвечала Екатерине:

— Боюсь мучений, которые ты предрекаешь мне, а еще больше — супруга моего, который весьма жесток и бесчеловечен.

— Не страшись, — сказала ей святая, — Сам Христос будет тебе помощником; Он укрепит сердце твое, и никакое мучение не коснется души твоей; только тело твое пострадает здесь немного и привременно, а потом и оно получит вечный покой.

Когда святая изрекла сие, Порфирий спросил ее:

— Что дарует Христос тем, которые веруют в Него? Ибо и я желаю веровать в Него и быть воином Его.

Мученица отвечала ему:

— Разве ты не читал, или не слыхал ничего из Писания христианского?

— С юных лет, — отвечал Порфирий, — я упражнялся в воинских занятиях, и ни о чем другом не имел попечения.

Святая сказала ему:

— Нельзя языком человеческим выразить тех благ, какие преблагий и человеколюбивый Бог уготовал любящим Его и хранящим Его повеления.

Тогда Порфирий, исполнившись безмерной радости, уверовал во Христа и с ним двести воинов и царица, — и все, благоговейно простившись с мученицею, ушли.

Милостивый же и человеколюбивый Христос не оставил святую Свою невесту без попечения, но, как чадолюбивый отец, промышлял о ней. Каждый день к ней влетала в окно голу[675]бица и приносила пищу. Наконец, и Сам благий Подвигоположник Господь наш Иисус Христос посетил ее, окруженный великою славою и всеми небесными чинами, и еще более укрепил ее в мужестве и исполнил духом смелости:

— Не бойся, возлюбленная Моя невеста, — сказал Он ей, — Я всегда с тобою, и никакое мучение не коснется тебя; терпением своим ты многих обратишь ко Мне, и в награду за то сподобишься многих нетленных венцов.

Утешив ее такими словами, Господь стал невидим.

Наутро царь, воссев в судилище, приказал привести Екатерину. Она вошла к царю, сияя духовною благодатию и каким-то блаженным озарением, так что близ стоящие были озарены сиянием ее красоты. Царь был весьма удивлен и думал, что кто-либо подавал ей пищу в темнице, и потому она не ослабела телом и не изменилась в красоте лица своего, посему хотел предать казни ее стражей. Но святая Екатерина, не желая, чтобы другие были мучимы безвинно, поведала ему всю истину, сказав:

— Знай, царь, что никакая рука человеческая не подавала мне пищу, но Владыка мой Христос, Который невидимо печется о рабах Своих, питал меня.

Царь, дивясь необычайной красоте святой Екатерины, хотел опять ласкательством и лестию повлиять на нее, и сказал ей:

— Ты, солнечнозрачная девица, красотою своею превосходишь самую Артемиду[24]; ты рождена владычествовать, дочь моя. Итак, приди, поклонись и принеси жертву богам нашим, тогда будешь царствовать с нами и проведешь в радости жизнь свою; прошу тебя: не губи такую свою светлую красоту чрез мучения.

— Я — земля и прах, — отвечала святая. — Вся же красота, как цвет, увядает и, как сон, исчезает от самой небольшой болезни, или от старости, а по смерти предается совершенному тлению; итак, не заботься, царь, о моей красоте.

Во время этой беседы святой Екатерины один вельможа, по имени Хурсаден — жестокий и немилосердный мучитель христиан, — желая показать любовь и расположение к царю, сказал ему:

[676]— Я, царь, изобрел такое мучение, посредством которого ты победишь сию девицу. Прикажи устроить на одной оси четыре деревянные колеса, а по ним вокруг наколотить разные железные острия: два колеса пусть обращаются в правую, а два в левую сторону; посредине же их пусть будет привязана девица, и вращающиеся колеса раздробят ее тело. Но прежде пусть только покажут эти колеса Екатерине, чтобы она, видя их, убоялась жестокого мучения, и подчинилась бы твоей воле; если же и после этого она останется в прежнем упорстве, — то пусть примет мучительную смерть.

Царю понравился этот совет, и он велел устроить такие колеса, о которых говорил Хурсаден. Когда колеса были готовы, то привели святую на место мучения и сначала с большою силою вращали колеса пред ее глазами, дабы устрашить ее, а затем мучитель сказал ей:

— Видишь, какие мучения приготовлены для тебя! И ты примешь в них ужаснейшую смерть, если не поклонишься богам.

Но на это Екатерина отвечала:

— Много раз уже я высказывала свое решение остаться христианкой; посему, царь, не теряй напрасно времени, а делай, что хочешь.

Мучитель, видя, что не может устрашить Екатерину и отвратить ее от Христа, велел привязать ее к колесам и с силою вращать их, дабы она была растерзана на части и таким образом умерла бы ужаснейшею смертию. Но лишь только приступили к сему мучению, как внезапно сошел с Неба Ангел, освободил от уз святую, а колеса сокрушил на части; причем колеса, с силою разбиваемые, летели в сторону и поражали многих неверующих насмерть. Видя такое преславное чудо, весь народ воскликнул:

— Велик Бог христианский!

А царь от ярости был мрачен и неистовствовал, измышляя новые пытки для мученицы.

Царица Августа, услыхав о сем чуде, вышла из своих палат и стала обличать царя.

— Поистине, — говорила она, — ты дерзок и безумен, ибо осмеливаешься бороться с Живым Богом и несправедливо мучить Его рабу.

[677]Неожиданно услышав сии слова, царь рассвирепел от неистовства и сделался лютее всякого зверя. Оставив святую Екатерину, он обратил всю ярость на свою супругу. Забыв даже естественную к ней любовь, он велел принести большой ящик и наполнить его оловом, чтобы он был неподвижен, набить гвоздей в крышку ящика, и защемив сосцы своей жены между ящиком и крышкою, сдавливать их. И мучители, причиняя святой невыразимые страдания, сдавливали ее сосцы, пока они не оторвались с ужасною болию. Блаженная же Августа, терпя сию ужасную боль, радовалась, что страждет за Истинного Бога, и молилась Ему, да ниспошлет Он ей благодатную Свою помощь. Когда сосцы оторвались, кровь текла рекою, и все окружающие исполнились жалости и выражали соболезнование к ней, переносящей такое ужасное и нестерпимое мучение. Но немилосердный мучитель не помиловал своей супруги и повелел отсечь ей голову мечом. Она же, выслушав сей приговор с радостию, сказала святой Екатерине:

— Раба Истинного Бога, помолись о мне!

— Иди с миром, — отвечала ей святая дева, — дабы царствовать со Христом вечно.

И блаженная царица была усечена за городом в двадцать третье число ноября[25]. Воевода же Порфирий, взяв ночью ее тело, с честию предал его погребению. Наутро же сам Порфирий, с уверовавшими во Христа воинами, предстал пред царем и сказал:

— И мы — христиане, воины Великого Бога.

Не имея сил слышать этого, царь вздохнул из глубины сердца, и воскликнул:

— Увы, погиб я, ибо лишился дивного Порфирия!

Потом, обратившись к прочим воинам, сказал:

— И вы, воины мои достолюбезные, соблазнились и от богов, в которых веровали отцы ваши, отреклись; что сделали вам боги, за что оставили их вы?

Они же не отвечали ему ни одного слова. Только Порфирий сказал ему:

— Почему ты оставляешь без внимания главу, и вопрошаешь ноги? Со мною беседуй.

[678]— Ты — злая глава, виновник их погибели, — воскликнул Максимин.

И не имея сил от ярости продолжать речь, приказал усечь им всем головы. Так окончили они жизнь свою. Таким образом исполнилось проречение святой Екатерины, которая предсказала царю, что многие из его собственных палат уверуют чрез нее во Христа Бога.

На другой день мучитель, приведя Екатерину в судилище, сказал ей:

— Великую скорбь и большое огорчение ты причинила мне. Ты прельстила мою жену и погубила мужественного моего военачальника, который был всею силою моего войска; много и других зол причинено мне чрез тебя, так что нужно было бы умертвить тебя без милосердия; но я прощаю тебя, потому что не желаю погубить тебя, девицу столь прекрасную и премудрую. Исполни же, наконец, мою волю, моя возлюбленная, принеси жертву богам, и я сделаю тебя своею царицею, и никогда не оскорблю тебя, и без твоего совета не исполню никакого дела, и ты будешь жить со мною в таком веселии и блаженстве, какими ни одна царица не наслаждалась.

Сие и многое другое говорил льстивый, соблазняя избранную невесту Христову, но не мог льстивыми своими словами разлучить ее со Христом, с Которым она была связана крепким союзом истинной любви. Видя, что ни ласкательством, ни обещаниями, ни угрозами, ни муками он не может склонить к своей воле твердую, как адамант[26], святую деву, он, наконец, постановил решение — усечь главу ее мечом вне города. Воины, взявши Екатерину, повели ее на место усечения. Много людей — мужчин и женщин — сопровождали Екатерину; все плакали и сожалели о том, что погибает столь прекрасная и премудрая девица. Многие из следовавших за нею знатных и благороднейших женщин говорили ей со слезами:

— Прекраснейшая и пресветлая девица! Почему ты так жестокосерда к себе, что предпочитаешь смерть сладостной жизни? Зачем ты губишь безвременно и бесплодно цвет юности [679]своей? Не лучше ли тебе послушать царя, и наслаждаться благами в сей жизни, чем умереть такою позорною смертью?

— Оставьте ваш бесполезный плач, — отвечала святая, — но лучше радуйтесь о том, что я ныне вижу возлюбленного Жениха, Иисуса Христа, — Творца и Спасителя моего, Который есть красота, венец и слава мучеников. Он призывает меня к неизреченному блаженству райскому. С Ним я буду царствовать и наслаждаться в бесконечные веки. Итак, не обо мне, — а о себе плачьте, потому что за свое неверие вы пойдете в огонь вечный на бесконечные мучения.

Когда же святую привели на место усечения, она произнесла следующую молитву:

— Господи Иисусе Христе, Боже мой! Благодарю Тебя за то, что Ты поставил на камне терпения ноги мои и направил стопы мои. Простри ныне пречистые длани Твои, некогда уязвленные на кресте, и приими душу мою, приносимую Тебе в жертву ради любви к Тебе. Вспомни, Господи, что я — плоть и кровь, и не попусти, чтобы лютые истязатели на Страшном Суде соделали явными согрешения мои, в неведении соделанные; но омой их кровию, которую я изливаю за Тебя, и соделай, чтобы тело сие, израненное в муках ради Тебя и усекаемое мечом, было бы невидимо для врагов и гонителей моих. Призри с высоты Твоей, Господи, и на предстоящих людей сих, и наставь их светом Твоего познания; и прошения тех, которые призовут чрез меня Имя Твое святое, исполни на пользу, дабы всеми воспевалось величие Твое во веки.

Окончив молитву, святая сказала исполнителю казни:

— Оканчивай приказанное.

Тогда воин поднял меч и отсек честную главу Екатерины[27], и из раны вместо крови истекло молоко. Честны́е ее мощи, как то видели удостоившиеся того верующие, тотчас же были [680]взяты святыми Ангелами, и перенесены на гору Синайскую[28], во славу Христа Бога, Который со Отцем и Святым Духом во Едином Божестве царствует во веки. Аминь[29].


[681]
Тропа́рь великомч҃нцѣ, гла́съ д҃:

Добродѣ́тельми, ꙗ҆́кѡ лꙋча́ми со́лнечными, просвѣти́ла є҆сѝ невѣ̑рныѧ мꙋдрецы̀, и҆ ꙗ҆́коже пресвѣ́тлаѧ лꙋна̀ ходѧ́щымъ въ нощѝ, невѣ́рїѧ тьмꙋ̀ ѿгна́ла є҆сѝ, и҆ цари́цꙋ[30] ᲂу҆вѣ́рила є҆сѝ, вкꙋ́пѣ же и҆ мꙋчи́телѧ ѡ҆бличи́ла є҆сѝ, бг҃озва́ннаѧ невѣ́сто, бл҃же́ннаѧ є҆катері́но: жела́нїемъ востекла̀ є҆сѝ въ нбⷭ҇ный черто́гъ, къ прекра́сномꙋ женихꙋ̀ хрⷭ҇тꙋ̀, и҆ ѿ негѡ̀ црⷭ҇кимъ вѣнце́мъ вѣнча́ласѧ є҆сѝ: є҆мꙋ̀ же, со а҆́гг҃лы предстоѧ́щи, за ны̀ моли́сѧ, творѧ́ще пречⷭ҇тнꙋ́ю па́мѧть твою̀.

Конда́къ, гла́съ в҃[31]:

Ли́къ чⷭ҇тны́й бж҃е́ственнѣ, мч҃нколю́бцы, воздви́гните ны́нѣ, почита́юще всемꙋ́дрꙋю є҆катері́нꙋ: сїѧ́ бо въ три́знищи хрⷭ҇та̀ проповѣ́да, и҆ ѕмі́ѧ попра̀, ри́торѡвъ ра́зꙋмы ᲂу҆кроти́вши.

Жития Святых (1903-1911) - разделитель 1.png
Страдание святаго великомученика
Меркурия

Нечестивые цари Римские, Декий и Валериан[32], созвав своих князей и вельмож, имели совещание с ними о распространении чествования своих лживых богов, и истреблении и уничтожении святой христианской веры. И единодушно, с общего согласия, они издали в Капитолии[33] следующий указ:

[682]«Римские цари — непобедимые победители, присночестные, великие, верные, Декий и Валериан — с вельможами: так как мы испытали благодеяния и дары наших богов и, вместе с тем, насладились победами, которые они подают нам на врагов, так как, к тому же, мы изобильно получаем от них всякого рода плоды чрез благорастворение воздухов и считаем их своими благодетелями и устроителями общего благополучия; то посему, по совещании с вельможами, единодушно повелеваем, чтобы люди всякого звания, свободные и рабы, военные и не военные, — приносили жертвы богам, припадая и усердно молясь им. Если же кто осмелится нарушить наше царское повеление, изданное нами на общем совещании, того мы повелеваем, связав, бросить в темницу, потом предать различным мучениям. Если, раскаявшись, он подчинится повелению, то будет удостоен нами не меньшей почести; если же будет противиться, то, после многих мучений, пусть будет казнен чрез усечение мечом, или пусть будет брошен в море, или отдан на съедение птицам и псам. В особенности же так должны быть казнены христиане, если найдется кто-либо из их веры; повинующиеся же нашему повелению получат великие почести и подарки. Желаем благополучно здравствовать».

Когда был издан такой царский указ, то весь Рим пришел в смятение, ибо это безбожное повеление было объявлено по всему городу и послано в окрестные города и страны. В то время на Римское государство восстали варвары[34]; цари приготовляли своих воинов и приказали воинским полкам из всех городов сходиться в Рим. Тогда пришел и тот полк, в котором Меркурий был воином; этот полк назывался Мартенсес, из первой Армении[35], под начальством трибуна[36] Сатурнина. По отбытии царя Декия на войну Валериан остался в Риме.

[683]Святый великомученик МеркурийКогда, во время войны Римлян с варварами, между ними произошла продолжительная битва, Меркурию явился Ангел Господень в образе великого человека. Одетый в белые одежды и держа в своей руке меч, он сказал ему:

— Не бойся, Меркурий, и не страшись, ибо я послан на помощь тебе, чтобы сделать тебя победителем. Приими сей меч и устремись на варваров; и когда победишь их, не забудь Господа Бога твоего.

Находясь как бы в состоянии исступления, он принял явившегося ему за одного из римских князей; взяв подаваемый ему меч, он устремился с великим мужеством на врагов и посекал их как стебли растений. Пройдя сквозь варварские полки, он достиг до самого варварского царя, убил его мечом и поразил вместе с ним великое множество храбрых воинов, так что меч прилип от крови к руке его; так варвары были побеждены и обращены в бегство Римлянами.

Тогда Декий, узнав о великой храбрости Меркурия, призвал его к себе и, почтив великими дарами, поставил его начальником над всем войском. Декий, думая, что враги были побеждены с помощью богов, был весьма рад и, раздав воинам много золота, отпустил каждого к себе домой, сам же, идя с Меркурием к Риму, устраивал по городам большие пиры. Однажды ночью, когда военачальник Меркурий спал, пришел к нему Ангел таким же образом, как и в первый раз, и, толкнув его в бок, разбудил. Поднявшись и увидев явившегося, он как бы онемел от ужаса. Ангел сказал ему:

— Меркурий! Не помнишь ли — что я сказал тебе на войне? — Смотри, не забывай Господа Бога твоего, ибо тебе надлежит [684]пострадать за Него и получить венец победы в преславном Царствии Его, со всеми святыми.

Сказав это, Ангел сделался невидим. Он же, придя в себя, начал благодарить Бога и вспомнил о христианской вере, о которой слышал от деда и от своего отца. Отец его, по имени Гордиан, состоя воином в том же полку, в котором впоследствии числился и он, часто говорил:

— Блажен, кто состоит воином Царя Небесного, потому что получит от Него награду в Небесном Царствии. Ибо Сей Царь сотворил Словом всяческая, будет судить живых и мертвых и воздаст каждому по делам его.

Вспоминая эти слова своего отца и размышляя умом о явлении Ангела, Меркурий умилился сердцем и начал плакать и рыдать, говоря:

— Увы мне грешному! Будучи как бы ветвью зеленого дерева, я засох, — не имея ныне корня познания Бога[37].

Когда он так говорил с рыданиями, царские слуги пришли звать Меркурия к царю на некоторое совещание. Меркурий отказался, сказавшись больным, и царь отложил совещание на другой день, ибо не хотел совещаться без Меркурия ни о чем, — так он любил и почитал его. Поутру, пригласив с почетом к себе Меркурия, царь совещался с ним о том, что относилось к пользе римского царства. По окончании совещания царь сказал Меркурию:

— Пойдемте вместе в храм Артемиды[38], чтобы принести жертвы ей.

Святый, тайно уклонившись от царя, пошел в свое жилище. Некто же из вельмож оклеветал его пред царем, говоря:

— Великий царь, непобедимый победитель, избранный богами для обладания царством! Благоволи с кротостию выслушать меня. Тот, который получил почести от вашей царской десницы, которого ваша держава прославила и возвеличила, — вот, он не пришел в храм великой богини принести жертву за вашу державу.

[685]Царь спросил:

— Кто это не хочет приносить, в единомыслии с нами, жертвы досточтимой Артемиде?

Советник Катул отвечал:

— Меркурий, которого возвеличила ваша царская милость, — он отказывается от поклонения нашим богам.

Царь сказал:

— Не по зависти ли какой вы клевещете на него? Не поверю вам, пока сам не испытаю его и не удостоверюсь твердо. И если не окажется того, что вы говорите, то примете много казней за свою клевету; если же это окажется истиной, то за верность богам и нашему царству будете удостоены почести от нас.

Сказав это, царь тотчас послал пригласить Меркурия с честию и, когда он явился, Декий сказал:

— Не я ли оказал тебе почесть, поставив тебя начальником над всеми моими князьями по той причине, что, с помощью богов, ты победил врагов? Зачем же ты оказываешься неблагодарным за такие мои благодеяния тебе и презираешь власть и повеление мое, не воздавая подобающей чести нашим богам, как мы слышали от некоторых верных нам людей?

Доблестный воин Христов, совлекшись, по Апостольскому слову, ветхого человека с деяниями его и облекшись чрез Крещение в нового, созданного по Богу[39], с дерзновением отвечал:

— Почесть твоя пусть будет с тобою, ибо я победил врагов не с помощию ваших немощных богов, но — силою Христа Бога моего; (однако) возьми от меня то, что ты дал мне, ибо наг я вышел из чрева матери моей, наг и отойду[40].

[686]Сказав это, он снял воинский пояс и начальническую одежду и бросил к ногам царя с громким восклицанием:

— Я — христианин! Слышите все, что я — христианин!

Тогда Декий пришел в ужас и, в молчании смотря на святаго, удивлялся его смелому слову и делу, дивился еще и красоте тела его, ибо святый был высок ростом, румян лицом, и в самом взоре его светилось мужество. Потом он повелел заключить его в темницу, говоря:

— Этот человек не оценил своей чести, но когда он испытает бесчестие и огорчение, думаю, что обратится к благочестивой мысли.

Святый, когда отвели его в темницу, славил и благодарил Бога. Ночью ему снова явился Ангел Господень, говоря:

— Будь мужествен, Меркурий, и не бойся; веруй в Господа, Которого ты исповедал, и Он избавит тебя от всякой печали.

Меркурий был весьма укреплен этим Ангельским явлением. Поутру на другой день царь Декий сидел на судилище, и когда Меркурий предстал пред ним, сказал ему:

— Чрез свое безумие ты заслужил такую честь[41], что стоишь, как осужденный, на суде.

Святый отвечал:

— Поистине мне приличествует такая честь[42] ради моего Господа. Ты взял то, что вскоре погибает[43], я же получу то, что пребывает во веки[44].

Царь сказал:

— Поведай нам, какого ты рода и отечества.

Святый отвечал:

— О роде моем и отечестве, если хочешь узнать, я скажу тебе. Отца моего звали Гордианом, по происхождению он скифянин[45] и был воином в полку Мартенсов; отечество же [687]мое, к которому я с ревностью иду, есть Горний Иерусалим — город Царя Небесного[46].

Царь сказал:

— Почему ты не повинуешься нашей воле, почему не исполняешь заповеди, данной нами для всех? Почему не хочешь поклониться богам, чтобы получить свой прежний сан? Или хочешь умереть в мучениях? — отвечай скорее, потому что ты для этого призван.

Святый Меркурий сказал:

— Я пришел (сюда) для того, чтобы победить тебя и твоего отца диавола, виновника всякого зла, и получить венец победы от Подвигоположника[47] Иисуса Христа, моего Господа. Исполняй надо мною без отлагательства то, что замышляешь, ибо у меня есть броня и щит, которым преодолею все измышляемые тобою против меня мучения.

Тогда царь, разгневавшись, сказал:

— Так как ты говоришь, что имеешь броню и щит веры, то повелеваю повесить тебя нагим, растянув между четырьмя столбами.

Когда это было сделано, мучитель сказал:

— Где (у тебя) ныне орудия для борьбы твоей?

Святый же Меркурий, воззрев на Небо, сказал:

— Господи Иисусе Христе, помоги мне, рабу Твоему!

Царь повелел, принеся острые ножи и мечи, резать тело святаго, а на земле под ним развести огонь, чтобы, израненный сверху ножами и мечами, а снизу опаляемый огнем, он жестоко страдал. Когда стали делать это, из тела его кровь потекла ручьями, так что даже огонь погас от крови, а святый всё терпел доблестно.

После сего Декий повелел отвязать его, — чтобы он не умер (слишком) скоро, — и крепко запереть в некотором помещении. Слуги, взяв его, понесли, ибо он не мог сам идти, будучи еле жив, и бросили его в тюрьме, думая, что он тотчас умрет. И святый лежал как мертвый, только чуть дыша, по причине [688]жестоких ран. С наступлением ночи, Ангел Господень пришел к нему и сказал:

— Мир тебе, добрый страдалец! — и исцелил его от ран.

Святый, ощутив в себе силу, встал здоровым и благодарил Бога, посетившего его чрез Своего Ангела.

Поутру царь снова повелел представить к нему Меркурия. Воины, пойдя за ним, нашли его здоровым и, взяв, повели его к царю. Царь, увидев, что он здоров и ходит без нужной помощи, сказал:

— Тот, которого вчера унесли от нас мертвым, ныне ходит сам, — как будто бы не имел на себе никакой раны, — и повелел воинам осмотреть раны его.

Осмотрев тело мученика, они сказали царю:

— Клянемся целостью твоей державы, — у Меркурия всё тело невредимо, без всякого порока, как будто бы никогда никакое мучение не прикасалось к нему.

Царь сказал:

— Он непременно станет говорить, что его исцелил Христос, — не приводили ли вы к нему в темницу какого-либо врача?

Они отвечали:

— Клянемся вашею державою, управляющею всем миром, что никто не осматривал его, ибо мы думали, что он тотчас умрет; а как он исцелился и стоит ныне здоровым, мы не знаем.

Царь сказал:

— Посмотрите на христианское колдовство: тот, который вчера казался мертвым, сегодня стоит здоровым пред нами, — и с яростью сказал святому:

— Кто тебя исцелил, скажи нам по правде? Ибо я не считаю возможным для тебя исцелиться иначе как чрез колдовство.

Святый отвечал:

— Как ты сам первоначально сказал, против своей воли, так и есть: Господь наш Иисус Христос, истинный Врач душ и телес, исцелил меня, — Он, Который, связав нерушимыми узами всех колдунов и чародеев, вместе с поклоняющимися идолам, предаст их геенскому огню — за то, что они не познали Истинного Бога, создавшего их.

[689]Царь сказал:

— Я снова рассеку твое тело ранами и посмотрю, исцелит ли тебя Христос, Которого ты исповедуешь.

Святый отвечал:

— Верую в Господа моего Иисуса Христа, что ты не победишь меня всеми своими, измышляемыми против меня, мучениями, ибо я нисколько не боюсь их, будучи укреплен словами моего Владыки, Который сказал не ᲂу҆бо́йтесѧ ѿ ᲂу҆бива́ющихъ тѣ́ло, дꙋши́ же не могꙋ́щихъ ᲂу҆би́ти»[48]. По умерщвлении Он воскресит меня снова в страшный день Праведного Суда.

Царь повелел снова мучить его огнем и ранами.

Когда святаго били и жгли огнем, то от опаляемого тела его, вместо смрада, исходило великое благоухание. Мученик терпел так доблестно, что не испустил крика, ни стона, ни вздоха, так что все дивились терпению его.

Царь сказал ему, насмехаясь:

— Где ныне твой Врач? Пусть придет сюда и исцелит тебя, ведь ты говорил, что Он может и по смерти воскресить тебя.

Святый Меркурий отвечал:

— Делай, что хочешь, ты имеешь власть над телом моим, над душею же — Бог: хотя бы ты и умертвил мое тело, однако душа пребудет нетленной во веки.

Царь повелел повесить его вниз головой, на шею же его привязать большой камень, чтобы, давимый тяжестью камня, он умер. Мученик же, укрепляемый благодатию Божиею, в продолжение многих часов претерпевал это мучение, оставаясь живым. Потом, отвязав камень, царь повелел бить его бичами, концы которых были окованы медью; и били его так жестоко, что даже земля обагрилась кровию его. Он же, твердый как адамант, мужественно терпел, говоря:

— Благодарю Тебя, Господи, что сподобил меня пострадать за Имя Твое.

Царь, видя, что мученика никак нельзя склонить к воле его, и, не имея более времени мучить его, ибо спешил идти скорее в Рим, — постановил над ним такой окончательный приговор:

— Меркурия, который вменил наших богов в ничто и презрел честно́е постановление нашей кротости, наша держава [690]повелевает вести в Каппадокийскую страну[49] и там отрубить ему главу, для вразумления многих, — ибо всякий противящийся царю будет казнен мечом после многих мучений.

Воины, взяв святаго, положили его на животное[50] и, крепко привязав его (ибо он был весьма расслаблен телом по причине многих мучений), повезли в Каппадокию. Когда они были в Кесарии[51], Господь явился святому и сказал:

— Меркурий! Приди ко Мне и успокойся; течение ты совершил, веру соблюл, — приими же венец подвига твоего[52], ибо здесь тебе должно скончаться.

Мученик, весьма укрепленный этим видением Спаса и желая скорее разрешиться от тела и жить со Христом[53], сказал бывшим с ним воинам:

— Совершите то, что приказано вам, не откладывая более. Господь же, призывающий всех к покаянию, да подаст вам Свою благодать; богатый милостию, Он преизобильно подает Свои дары приходящим к Нему.

После того как он это сказал, глава его была усечена, при исповедании им Спаса нашего Иисуса Христа, месяца ноября 24 дня. На второй день по кончине святаго, тело его оказалось белым как снег и от него исходило благоухание драгоценного мира и фимиама, и по причине такого чуда многие уверовали во Христа. Святое тело его было с честию положено на славном месте, подавая больным много исцелений. Сего воина, святаго великомученика Меркурия, душою уже торжествующего на Небе, Возбранная Воевода, Пресвятая Богородица, употребила, спустя значительное время, на следующую свою воинскую службу.

Когда святый Василий Великий[54] молился пред иконою Пресвятыя Богородицы, — при которой было изображение и святаго [691]великомученика Меркурия с копьем, как воина, — чтобы злочестивый царь Юлиан Отступник[55], великий гонитель и истребитель правоверных христиан, не возвратился из Персидской войны[56] для истребления христианской веры, то увидел, что там, при иконе Пресвятыя Богородицы, образ святаго Меркурия сделался на некоторое время невидимым, потом показался с окровавленным копьем. А в то самое время Юлиан Отступник был пронзен на Персидской войне копьем неизвестного воина, который тотчас после того сделался невидим. Окаянный Юлиан, извергнув вверх хлынувшую из раны кровь, обращаясь к Небу с такими хульными словами на Христа: «Ты победил, Галилеянин!» — умер со злобой на устах.

Это чудо сделалось тогда явным, ибо, по молитвам святаго Василия Великого, сама Пресвятая Богородица послала сего угодника Божия и своего святаго победоносного великомученика Меркурия — от Церкви Торжествующей к Церкви Воинствующей — на казнь Богопротивного отступника Юлиана, на защиту Святой Веры и православных христиан. Его святым предстательством и защитою пусть будем и мы сохранены от богопротивных врагов, побеждаемых с помощию его, и будем вместе с ним славить Бога и Богородицу, во веки веков, аминь.


Конда́къ великомч҃нка, гла́съ д҃:

Во бра́нехъ непобѣди́маго во́ина, и҆ въ бѣда́хъ непосты́дна застꙋ́пника, пѣ́сньми меркꙋ́рїа ᲂу҆бл҃жи́мъ сла́вѧще: пра́зднꙋющыѧ бо па́мѧть є҆гѡ̀ ве́селѡ, ѿ бѣ́дъ и҆збавлѧ́етъ и҆ скорбе́й.

Жития Святых (1903-1911) - разделитель 1.png

[692]
Память святаго мученика
Меркурия Смоленского

Великое и тяжкое бедствие постигло Русскую землю в начале XIII века. Божиим попущением за множество грехов наших на русский народ напали злые враги — татары. Множество жителей было убито или отведено в плен; великое запустение стало во всей земле Русской. Поля оставались необработанными, — лишь дикие звери рыскали во множестве по полям, пожирая человеческие трупы. Много русских князей погибло тогда, защищая свое отечество. Безбожные враги не щадили ни младенцев, ни беззащитных жителей. Всех они избивали и немилосердно губили. Многих они предавали бесчестно злым поруганиям. Жестокие завоеватели связывали пленников собственными их волосами и гнали перед собой, как животных, нещадно нанося им удары бичами. Святые церкви и монастыри были разграблены, и иноки перебиты. Уже Киев был сожжен варварами и лежал в развалинах. Хан татарский Батый стал покорять другие города; он достиг Москвы и взял ее. Далее он подступил к Смоленску и умыслил разорить его, уже он приближался с громадной ратью к сему городу. Среди варваров особенно отличался своей силой один великан с своим сыном. Сила их была необычна, многие уже погибли от руки сего мучителя. Он был во главе передового полка. Страх и трепет овладел жителями Смоленска: их ожидала неминуемая гибель. Одна надежда им оставалась на покровительство Царицы Небесной; они стали усердно просить Пресвятую Богородицу избавить их от безбожных врагов и злых мучителей. Царица Небесная, непобедимая помощница всем призывающим ее с верою, не допустила, чтобы сей город достался врагам, передовое полчище которых было уже недалеко от Смоленска и остановилось в так называемом Долгомостье.

В сие время в Смоленске проживал святый Меркурий. Родился он на Западе от благородных родителей, державших Православную Веру. Еще в юных летах он переселился в Смоленск и поступил на службу к местному князю. Будучи [693]Святый мученик Меркурийвоином, Меркурий отличался своей силой и высоким ростом. Не менее он был велик и духовной силой; с раннего возраста он обращал на себя внимание своей благочестивой жизнью: подвизался в посте и целомудрии, каждую ночь он втайне от всех воспевал благодарственные хваления Господу. Услышав о приближении злых врагов, о разорении Божиих храмов, святый Меркурий скорбел и болел душою; с каждым днем он более и более возгорался Божественной ревностью, он желал пострадать и положить душу свою за веру Христову. И молитва его была услышана.

Ночью в соборном храме пред иконой Пресвятой Богородицы молился некий пономарь, служивший в сем храме. Со слезами просил он Пречистую Богоматерь об избавлении города от врагов. Вдруг он услышал Глас, раздававшийся от иконы.

— Иди к рабу моему Меркурию на Подолье.

При сем Пресвятая Богоматерь указала ему дверь, где жил святый Меркурий.

— Итак, ступай к нему на двор указанного дома и тихо скажи ему: Меркурий! Тебя зовет Владычица. Ступай в военных доспехах на врагов.

Удивился пономарь сему Гласу от иконы. Тотчас же он отправился из собора и пришел к тому дому, который ему указала сама Пресвятая Богородица.

Он застал святаго Меркурия на дворе; святый подвижник молился и воздевал свои руки к Небу. Он был в своем воинском вооружении, ибо в тот самый час, когда пономарь услышал глас от иконы Пречистой, то и святый Меркурий был предуведомлен чудесным образом о пришествии к нему пономаря.

[694]Между тем пономарь подошел к святому и сказал ему:

— Меркурий, ступай немедленно, ибо тебя зовет Владычица.

Святый Меркурий вместе с пономарем отправился в церковь Пресвятой Богородицы. В храме они нашли свечу, которая горела пред иконой Богородицы. Святый Меркурий, упав пред иконой, с слезами стал молиться, прося Пресвятую Госпожу о помощи и заступлении. Тогда вдруг раздался Глас от иконы:

— Раб мой Меркурий, я посылаю тебя, чтобы ты отразил врагов от града сего и защитил храм сей. Для сего я призвала тебя сюда из страны Римской. Враги втайне задумали в сию ночь напасть на град и разорить его. Но не оставлю я града сего: по молитвам моим он не будет предан в руки врагов. Немедленно ступай, раб мой, навстречу врагам, ступай на место, известное под названием Долгомостье. Там стоит вооруженная рать злых варваров. Не бойся: ты победишь воеводу вражеского. Я не оставлю тебя. В сей битве ты победишь врагов и сам получишь от Господа венец победы и вечного блаженства.

Услышав сей Глас, святый Меркурий преисполнился великой радости. Сама Царица Небесная обещала ему то, к чему он давно уже стремился всей душой, ибо всегда был объят желанием пострадать за своих братьев и за веру Христову. Возблагодарив Пресвятую Богородицу, он вышел из храма и, горя Божественной ревностью, немедленно отправился на указанное место.

Была глубокая ночь. Не ожидая так скоро нападения врагов, граждане были объяты крепким сном. Тихо и незаметно прошел святый Меркурий мимо стражи у городских ворот. Придя на Долгомостье, он обнажил меч свой и со словами: «Пресвятая Богородица, помоги мне» устремился на татарское полчище. Гордый исполин, надменный своей силой, пал первым от руки святаго Меркурия: сила, которой он так превозносился, оставила его, лишь только пред ним пред стал Христов воин. Много и других врагов из передового полка погибло от меча святаго Меркурия: оставшиеся в живых враги были объяты ужасом и побежали. Святый Меркурий, отойдя в сторону, стал молиться и благодарить Пресвятую Владычицу за Ея дивное и славное заступление.

[695]— Пречистая, Преславная и Преблагословенная Владычица! Ты Своим ходатайством спасла град сей и не допустила людям Твоим впасть в руки злых врагов христианских. Ныне же молю Тебя, Пресвятая Богородице, не отринь и меня грешного и недостойного раба Твоего: я знаю, что мне надлежит венчаться славным венцем мученичества и пролить кровь за святую веру. Не страшит меня сие, ибо я уже давно имею желание разрѣши́тисѧ и҆ со хрⷭ҇то́мъ бы́ти. Помолись обо мне, славная Заступнице нашего града, к Сыну Твоему и Богу нашему: да причтет Он меня к избранному Своему стаду и сподобит вечно восхвалять Его святое Имя.

Тогда раздался Глас:

— Да будет тебе по прошению твоему.

Между тем враги, получив подкрепление, снова устремились на святаго Меркурия. Но воин Христов, призывая Имя Господне, опять поразил их; враги отступили снова со срамом.

— Горе нам, — вопили они, — нельзя нам устоять против сего воина, ибо вместе с ним нас поражают некие молниеносные мужи. А над ними видим мы лучезарную Жену.

В сие время сын убитого исполина, желая отомстить за смерть своего отца, коварно напал на святаго Меркурия и усек ему мечом честну́ю его главу. На всех врагов напал великий ужас: побросав оружие, гонимые какой-то неведомой силой, они бежали от города, под котором погибло так много из лучших бойцов, и удалились из пределов Смоленских.

На рассвете граждане увидели чудное заступление Пресвятой Богородицы: пред ними было покрытое трупами поле. С благодарностью они взяли тело славного заступника города — святаго Меркурия и с честию погребли его в соборе Пресвятой Богородицы у левого клироса.

Вскоре после своей кончины святый Меркурий явился в сонном видении вышеназванному пономарю и сказал:

— Поведай гражданам сего города: пусть они повесят мое оружие над гробом моим — на воспоминание о славном заступнике и помощи Пресвятой Богоматери.

При сем святый обещал свою помощь всем, призывающим его на помощь. Граждане тогда же повесили оружие святаго над его гробницей.

[696]При взятии Смоленска Поляками в 1611 году, когда соборный храм был разрушен и на месте его построен католический костел, осталось неизвестным, куда скрыты гроб с останками св. Меркурия и его воинские доспехи. В настоящее время только железный шишак и железные башмаки, принадлежавшие св. Меркурию, хранятся в Успенском соборе, в особом ящике.


Конда́къ мч҃нка, гла́съ д҃:

Ꙗ҆ви́сѧ во бране́хъ непобѣди́мь во́инъ, ѿ ри́млѧнъ ро́домъ, сыновство̀ и҆мѣ̀ гра́да смоле́нска: ꙗ҆́кѡ бо си́хъ ра́ди нарече́сѧ, ꙗ҆́кѡ ѿ бцⷣы стра́жъ крѣ́покъ посла́сѧ гра́дꙋ, пѣ́сньми меркꙋ́рїѧ ᲂу҆бл҃жи́мъ, пра́зднꙋюще ве́селѡ па́мѧть є҆гѡ̀, ꙗ҆́кѡ да и҆зба́витъ гра́дъ на́шъ ѿ бѣды̀ ра̑тникъ.

Жития Святых (1903-1911) - разделитель 5.png
Память преподобного
Симона Сойгинского

Преподобный Симон происходил из города Сольвычегодска. С юного возраста благодать Божия почивала на нем. Он уклонялся от мирской суеты. В молодых годах он оставил дом своих родителей и прибыл в монастырь к преподобному Корнилию Комельскому. Узрев преподобного, святый Симон пал на колени пред ним и со слезами просил блаженного постричь его в иноки. От прозорливых очей преподобного Корнилия не утаилось, что пред ним стоит будущий подвижник Божий. Уступая его просьбам, он принял Симона и дал ему в руководители одного опытного старца. Подражая святому Корнилию, святый Симон подвизался в посте и молитвах. Он безропотно исполнял все послушания, какие на него налагались, и отличался своим необычайным смирением. Так, в течение многих лет он неисходно подвизался в Корнилиевом монастыре. В 1537 году, по преставлении своего великого наставника, святый Симон вместе с старцем Логгином, отличавшимся своей благочестивой жизнью, направился к своей родине Сольвычегодску. Оба подвижника искали уединения. В верстах 15 от города, при устье реки Коряжемы, они оста[697]новились. Здесь преподобный Логгин решился поселиться среди глухого леса. Святый Симон решился помочь Логгину, уже изнуренному иноческими подвигами и бывшему в преклонном возрасте. Оба они построили здесь келлию и часовню. Некоторое время преподобный Симон подвизался в сей местности вместе с Логгином. Но затем, вознамерившись искать себе более уединенного места, он расстался с святым Логгином и направился вверх по Вычегде.

В 60 верстах от Коряжемы, на возвышенном берегу Вычегды, при устье реки Сойги, среди дикого леса святый срубил себе келлию, а потом построил и храм во имя честна́го и славного Преображения Господа нашего Иисуса Христа[57]. Сей храм был освящен 17 мая 1541 года. В сей дикой и глухой местности и стал подвизаться преподобный Симон. Воздержание и молитвенные бдения его были поистине изумительны.

К нему стали собираться люди, желавшие подвизаться в пустыне под руководством святаго мужа, отличавшегося своим благочестием. И блаженный всех наставлял и поучал. Как истинный пастырь он своим примером указывал всем путь, ведущий к спасению и вечному блаженству. Так целых двадцать лет подвизался святый в своей пустыни. Незадолго до своей кончины преподобный был обрадован известием, что его духовный друг и наставник святый Логгин прославлен чудесами. После такой подвижнической жизни он с миром предал Господу свою честную душу 24 ноября 1562 года, оплакиваемый своими осиротелыми учениками. Святые мощи его почивают под спудом в основанной преподобным, ныне упраздненной, обители в храме во имя святой Великомученицы Екатерины.

Жития Святых (1903-1911) - разделитель 5.png

[698]
Память преподобной
Мастридии

В городе Александрии[58] Египетской проживала одна святая дева, по имени Мастридия, которая, заботясь о своей душе, пребывала ради Христа в безмолвии, в посте, в постоянном бодрствовании, в молитвах, раздавая при этом много милостыни. Но диавол, всегда препятствующий людям в подвигах богоугодной жизни, не мог вынести таковых добродетелей святой девы и начал с нею бороться таким образом. Он вложил одному юноше нечистое желание к этой деве. Юноша приходил в дом ее сам или присылал кого-либо к ней, склоняя ее к этой страсти, однако не получал никакого ответа. Когда Мастридия выходила из дому и направлялась в церковь помолиться Богу, и в это время юноша не отставал от нее, чем причинял святой деве великую скорбь. Он говорил ей такие слова, которые любят слушать только грехолюбивые, что побудило святую Мастридию ни выходить никуда из своего дома, даже и в церковь.

В один день Мастридия послала к юноше свою рабыню с такими словами:

— Приходи, тебя зовет моя госпожа.

Юноша с радостию пришел к ней, думая, что она согласится на его нечестивое желание. Мастридия, когда вошел к ней юноша, занималась тканием полотна, и спросила его:

— Зачем ты, брат, доставляешь мне столько огорчения и печали, что не даешь мне даже сходить в церковь?

— Поистине, — ответил юноша, — я очень люблю тебя, и, когда тебя вижу, я весь бываю, как бы огненный.

— Что же ты видишь во мне? — спросила юношу Мастридия.

— Я вижу очи твои настолько прекрасными, — сказал юноша, — что они прельщают меня.

[699]Святая дева, услышав, что ее глаза прельщают людей, челноком, которым ткала полотно, тотчас же проколола себе глаза.

Юноша, увидав сие, ужаснулся. Когда же он уразумел, что святая дева совершила сие по ревности ко Христу и ради спасения ближнего своего от соблазна[59], на него нашел страх Божий и он раскаялся. Отправившись в скит, юноша облекся в черные одежды и сделался строгим иноком, подражая в молитвенных подвигах и воздержании святым отцам.

Мастридия же окончила свое житие, работая Господу, к Которому и предстала.

Жития Святых (1903-1911) - концовка 57.png


  1. Максимин царствовал с 306 по 313 г.
  2. Александрия — город в Египте, при западном рукаве реки Нила; основана Александром Македонским в 331 году до Р. Хр.
  3. По своей национальности Екатерина принадлежала к александрийским грекам. Об этом можно догадываться по древнейшим спискам ее жития; да и самое имя великомученицы греческое (Ἀεικαθαρίνα — всегда чистая). Екатерина — уже несколько видоизмененное наименование.
  4. Сравн.: Посл. к Колос., гл. 3, ст. 9.
  5. Диодор Сицилийский — известный языческий писатель, историк и философ, отличавшийся своим беспристрастием и глубокою наблюдательностию.
  6. Плутарх Херонейский — знаменитый греческий историк. Херонея — город в Средней Греции.
  7. Кн. Прор. Исаии, гл. 29, ст. 14.
  8. Гермес (Эрмий), или Меркурий, — считался вестником богов, покровителем торговли и ораторов и был одним из популярнейших языческих богов. Так, невежественное народонаселение городов Листры и Ликаонии было настолько поражено чудесами Апостолов Павла и Варнавы, что назвало Варнаву Зевсом, а Павла Эрмием, потому что он начальствовал в слове. (Деян., гл. 14, ст. 12).
  9. Богини, считавшиеся покровительницами наук и искусств.
  10. Платон — известный греческий философ IV века до Р. Хр., современник и учитель известного греческого философа — Аристотеля. Платон — ученик знаменитого и славного философа Сократа. Замечательно то, что в своих философских воззрениях Платон, особенно в учении о Боге, творении мира в загробной жизни, близко подходит к христианскому учению.
  11. Здесь разумеются Гомер, Виргилий и другие поэты. Вообще, сказания о своих богах язычники, главным образом, почерпали из поэтических произведений.
  12. Гомер — один из ученейших и славнейших поэтов греческих, живший задолго до Р. Хр. Написал знаменитые поэмы: «Илиаду» и «Одиссею».
  13. Зевс (или Юпитер) — греко-римский бог, почитавшийся язычниками властителем неба и земли, отцем всех богов и людей.
  14. Орфей — легендарная личность, которая пользовалась особым уважением у язычников.
  15. Аполлон, или Феб, — сын Зевса и Латоны, один из наиболее почитаемых греко-римских языческих богов. Почитался богом Солнца и умственного просвещения, а также благополучия общественного и порядка, охранителем закона, божеством предсказания будущего.
  16. Особенно дико казалось язычникам, что христиане поклонялись Распятому, так как казнь на кресте считалась позорною. Посему-то и Апостол Павел говорит, что проповедь о распятом Христе есть для Еллинов (т. е. язычников) — безумие (1 Посл. к Кор., гл. 1, ст. 23).
  17. Гера (Юнона) почиталась древними Греками и Римлянами сестрой и женой главного их бога Зевса, наиболее почитаемой между богинями; считалась богиней Земли и плодородия и покровительницей супружеств. — Посейдон считался богом морей. — Афина считалась богиней мудрости, преимущественно военной. — Вышеприведенное место заимствовано из «Метаморфоз» римского поэта Овидия. Вообще, боги Римлян и Греков, по их верованию, отличались теми же страстями и преступными наклонностями, как и люди.
  18. Сивиллами назывались у Римлян в древности прорицательницы. Их предсказания были соединены в три книги, которые хранились в храме Зевса (Юпитера) Капитолийского, а потом в храме Аполлона на Палатинском холме. Эти «Сивиллины книги» пользовались глубоким уважением в языческом мире. На их предсказания обращали внимание и христианские писатели, находя в них некоторые намеки на наступление Царства Христова.
  19. Аполлоний Тианский — языческий мудрец, творивший ложные чудеса и привлекший много последователей (III в.). Его изречения, записанные в особую книгу, особенно пользовались глубоким уважением в Александрии, где такая книга хранилась в самом потаенном, священном месте одного языческого храма.
  20. Еванг. от Матф., гл. 11, ст. 28.
  21. Это было 17 ноября 307 года.
  22. Багряница — длинная, окрашенная в пурпуровый, кровянистый цвет одежда, очень дорого ценившаяся в древности и считавшаяся принадлежностью царского сана.
  23. Срав.: Псал. 41, ст. 2.
  24. Артемида, иначе Диана, — известная языческая богиня у Греков и Римлян, пользовавшаяся особым поклонением у них (она считалась богиней луны, и изображалась прекрасной, светлой девой-охотницей).
  25. Память св. царицы Августы (или Василиссы) совершается Церковию 24 ноября; тогда же воспоминаются Церковию Порфирий и 200 воинов, усеченные за исповедание Христа.
  26. Адамант (алмаз) — камень, имеющий такую крепость, что чертит и режет прочие камни, не получая от того вреда. Это название в церковной литературе придается многим святым (особенно отцам и учителям Церкви), прославившийся твердостью своей веры и характера.
  27. И доселе в Александрии показывают благочестивым путешественникам место убиения великомученицы Екатерины, которое всегда пользовалось особым благоговейным почитанием со стороны местных христиан. Некоторые из граждан Александрии, озаренные верою в распятого Господа, сохранили даже до настоящего времени небольшую мраморную колонну, на которой, по преданию, усечена честная глава святой великомученицы. Колонна эта и теперь с благоговением хранится в Александрийской православной обители святаго Саввы и стоит в левом приделе храма, посвященного имени сего святаго.
  28. Долгое время святые мощи Екатерины пребывали в неизвестности в земле, и были открыты лишь спустя 200 с лишком лет. Это случилось следующим образом. Однажды, приблизительно в 30—40 годах VI столетия по Рождестве Христовом, братия Синайской обители, основанной Византийским императором Юстинианом, за 800 верст от Александрии, чудесно были извещены свыше, что мощи святой великомученицы Екатерины почивают нетленно недалеко от них, и при сем получили повеление перенести их в новосозданный храм Синайского монастыря. Благочестивые старцы с радостию поспешили к горе, указанной им недалеко от обители. Эта возвышенность достигала до 1200 сажен; но отшельники, движимые религиозным одушевлением и вспомоществуемые благодатию Божиею, победили все трудности пути и скоро достигли ее вершины, где и обрели святые мощи великомученицы Екатерины нетленными и благоухающими. Их положить сюда только и могли Ангелы. — Мощи святой Екатерины были обретены не полностию, а только глава ее и левая рука. Эти части нетленного тела достохвальной мученицы Христовой, тогда же торжественно перенесенные в Синайскую обитель, и доселе почивают в этом, замечательном по своей древности, монастыре. В 1689 году русский император Петр Великий пожертвовал в Синайскую обитель для мощей святой Екатерины среброкованную раку. Но этот дар хранится в ризнице. «Страх от жадности мусульман, от огласки путешественников, — замечает известный епископ Порфирий, бывший на Синае, — приучил синаистов таить эту драгоценность». В настоящее время св. мощи великомученицы Екатерины сохраняются в небольшой мраморной раке в алтаре великого храма Синайской обители во имя Преображения Господня, на правой стороне престола. Святую главу невесты Христовой покрывает ныне золотой венец, а на одном пальце надето драгоценное кольцо, в память таинственного обручения св. Екатерины с Небесным Женихом — Христом. В раке святые части мощей покоятся на серебряном подносе, под которым лежит толстый пласт ваты, проникнутый благоуханием святыни. Когда же части мощей выносятся для поклонения братии, то они поставляются среди храма, вместе со многими другими останками святыни, на столе, нарочито для сего приготовленном. Мощи св. Екатерины для дальнего поклонника открываются во всякое время, но для братии и ближних пришельцев — только по окончании Утрени в Господские праздники.
  29. Память святой Екатерины чествуется во всем православном мире с особым благоговением и торжественностию. В честь ее созидаются церкви, многие монастыри называются ее именем; весьма многие из православных и инославных христианок носят ее имя. Слава этой мученицы была велика и в древности. Павла, знаменитая римлянка, основавшая монастырь в Вифлееме в 386 году, посвятила в нем храм муч. Екатерине, о которой св. Епифаний говорил Павле, что Екатерина родилась на острове Кипре, в гор. Саламине, в его епископии, оттуда перешла в Александрию, была в Св. местах в Иерусалиме, пред яслями в Вифлееме дала обет девства и получила от Христа перстень. На Западе она считается покровительницею учащегося юношества, особенно философии. — Святую великомученицу почитают даже некоторые из язычников, например: монголо-буряты забайкальские.
  30. Т. е. Августу, жену Максимина.
  31. Что касается службы великомученице и церковных песнопений, в честь ее составленных, то они относятся к глубокой древности. В IX веке Феофан Никейский, известный христианский песнопевец, и неизвестный монах Вавил написали многие песни в честь великомученицы Екатерины, которые ныне Православною Церковию и поются 24 ноября, в день ее преставления. Преподобный Феофан написал в честь св. великомученицы канон, краестрочие которого заключает следующую мысль: «Екатерину приснопамятную песньми пою».
  32. Декий царствовал с 249 по 251 г. Валериан единолично царствовал несколько позднее (253—260 гг.). Настоящее житие представляет его принимавшим участие в управлении империей еще при Декии.
  33. Капитолий — храм верховного бога Юпитера и богинь Юноны и Минервы, на одном из холмов, на которых был раскинут древний Рим, столица Римской империи. Холм этот, вместе с храмом, был главным святилищем и назывался Капитолийским.
  34. Варварами Греки и Римляне называли иноплеменников. Самое название указывает на людей с непонятною речью. Здесь разумеются, вероятно, Готы, на войне с которыми Декий, несколько позднее, был убит.
  35. Собственно Армения граничила на севере с Колхидою, Иберией и Албанией, на западе — с Малой Азией, на юго-востоке и востоке — с Мидиею и Ассириею. Первоначально она находилась в зависимости от Ассириян, Мидян и Персов, потом служила предметом раздора между Парфянами и Римлянами, затем — между Римлянами и Персами, и попеременно зависела то от тех, то от других. Армения первая лежала близ восточной части южного берега Понта Евксинского (Черного Моря), Армения вторая и третья на юго-запад, четвертая — на юг от первой.
  36. Трибун — римское название начальника войсковой части, среднее между нашим полковником и ротным командиром.
  37. Образ речи заимствован из Евангелия (ср.: Еванг.: от Луки, гл. 23, ст. 31; от Иоан., гл. 15, ст. 1—6). В этих словах святый Меркурий выражает ту мысль, что хотя отец его был христианином, сам он оставался, однако же, до сих пор язычником, не заботившимся о просвещении христианскою верою.
  38. Об Артемиде см. стр. 675, примеч. 1.
  39. Посл. к Ефес., гл. 4, ст. 24. Это выражение указывает на совершившуюся в святом Меркурии, чрез Крещение, силою Благодати Христовой, перемену мыслей и чувств. Вместо прежнего пристрастия к языческому образу жизни он был преисполнен теперь готовности к совершению подвигов христианского самоотвержения.
  40. Здесь святый Меркурий выражается словами многострадального Иова (Кн. Иов., гл. 1, ст. 21), в которых тот выразил свою преданность воле Божией, после того как диавол, по попущению Божию, лишил праведника всего имущества. Смысл слов такой: не имеющим ничего я родился в мире, ничего из мирских благ мне не нужно будет, когда я буду умирать.
  41. В смысле насмешки, выражение: «честь» употреблено вместо — «бесчестия».
  42. Святый, пользуясь вышеприведенным выражением мучителя, утверждает ту мысль, что в мучениях за Имя Христово заключается для него не бесчестие, а, напротив, великая честь.
  43. Т. е. — что имеет значение для человека только на время его краткой земной жизни, каковы: богатства, слава, почести и т. п. Всё это оставляет человека, погибает для него, при наступлении смерти.
  44. Т. е. — духовные, небесные блага. Образ речи заимствован из Еванг. от Матф., гл. 6, ст. 19—20.
  45. Скифы — древний народ, который жил частию в северных пределах западной Азии, до Каспийского моря, преимущественно же по северным берегам Черного моря, причем северные границы расселения скифов были неизвестны древним.
  46. Т. е. — Царство Небесное. Выражение заимствовано из Посл. к Евр., гл. 12, ст. 22.
  47. Так Христос называется потому, что Он чрез Свою земную жизнь, в особенности чрез крестные страдания и смерть, дал на все времена высочайший пример подвига послушания воле Божией и самоотверженного служения людям.
  48. Еванг. от Матф., гл. 10, ст. 28.
  49. Каппадокия — восточная область Малой Азии.
  50. Здесь нужно разуметь мула или осла, на которых ездили и перевозили небольшие тяжести. Для перевозки более значительных тяжестей служили верблюды.
  51. Имя Кесарии носили несколько римских городов. Здесь разумеется Кесария — столица Каппадокии, названная так императором Тиверием (ранее называлась Мазака).
  52. Выражение 2 Посл. к Тимоф., гл. 4, ст. 8. Течение — путь земной жизни, в особенности — мученических страданий и смерти; венец подвига — венец славы в Небесном Царстве, заслуженный мученическим подвигом.
  53. Выражение заимствовано из Посл. к Филип., гл. 1, ст. 23. Апостол выражал желание скорее умереть, чтобы, освободившись от тела, теснее соединиться душою со Христом в Его Небесном Царствии.
  54. Св. Василий Великий родился в 330 г., в благочестивом семействе, в Каппадокии, получил обширное светское и духовное образование. Первоначально, вместе с своим другом св. Григорием Богословом, проводил отшельническую жизнь, потом был поставлен сначала пресвитером, а затем, в 370 г., — епископом Кесарийским. Подобно св. Афанасию Александрийскому, был ревностным защитником Православия в эпоху арианских смут и написал для защиты и раскрытия православного учения много замечательных сочинений, за что Церковь и дала ему название Великого. Умер в 379 году.
  55. Император Юлиан царствовал с 361 по 363 г. Сделавшись императором, он отступил от христианской веры и поставил задачею своей жизни восстановление язычества. Посему он и называется Отступником.
  56. Персы жили в Азии, близ Персидского залива. В разное время границы страны были разные. С воцарением среди них династии Сассанидов (в 226 г. по Р. Хр.), вели неоднократно войны с Римлянами. Персидская война, во время которой был убит Юлиан, относится к царствованию персидского царя Сапореса II.
  57. Спасо-Преображенская-Сойгинская, или Соежская, пу́стынь, ныне погост Сойгинский-Преображенский, находится в Вологодской губернии Сольвычегодском уезде в 82 верстах от Сольвычегодска, на правом берегу реки Сойги, при впадении ее в реку Вычегду. Эта пустынь в 1791 году была совершенно упразднена и обращена в приходский храм.
  58. Об Александрии см. прим. 2, на стр. 659.
  59. Христос Спаситель, научая Своих последователей побеждать дурные страсти, сказал а҆́ще ѻ҆́ко твоѐ соблажнѧ́етъ тѧ̀, и҆сткнѝ є҆̀: до́брѣе тѝ є҆́сть со є҆ди́нѣмъ ѻ҆́комъ вни́ти въ црⷭ҇твїе бж҃їе, не́же двѣ̀ ѻ҆́цѣ и҆мꙋ́щꙋ вве́рженꙋ бы́ти въ гее́ннꙋ ѻ҆́гненнꙋю (Еванг. от Марка, гл. 9, ст. 47). Святая же Мастридия лишила себя глаз, по ревности ко Христу, чтобы, удалив причину соблазна для юноши, тем самым и его подвигнуть ко спасению.