Макбет (Шекспир; Кронеберг)/ПСС 1902 (ДО)/4

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Макбетъ
авторъ Шекспиръ (1564—1616), пер. А. Кронебергъ (1814—1855)
Языкъ оригинала: англійскій. Названіе въ оригиналѣ: The Tragedy of Macbeth. — Источникъ: Commons-logo.svg Шекспиръ. Полное собраніе сочиненій. — Санктъ-Петербургъ: Брокгаузъ-Ефронъ, 1902. — Т. 3. — С. 457—502.

Редакціи



[485]
ДѢЙСТВІЕ ЧЕТВЕРТОЕ.
СЦЕНА I.
Темная пещера; въ глубинѣ ея котелъ на огнѣ.
Входятъ три вѣдьмы.
Первая вѣдьма.

Три раза мяукнулъ котъ:
Часъ урочный настаетъ.

Вторая вѣдьма.

Трижды ежикъ простоналъ.

Третья вѣдьма.

Лѣшій свистнулъ — часъ насталъ.

Первая вѣдьма.

Такъ начнемте поскорѣй,
Духи воздуха, огней,
Духи суши и морей!
Вамъ, полночные, ночные,
Вамъ, полдневные, денные,
Вамъ съ словами тайныхъ чаръ
Мы приносимъ мрачный даръ!

Всѣ три (поютъ).

Кипи, котелъ! шипи! бурли!
Огонь, гори! вари! вари!

Вторая вѣдьма.

Жабу, тридцать дней проспавшую,
Острый ядъ въ себя впитавшую,
Злой дурманъ, крыло совиное,
Желчь козла, глаза мышиные,
Волчій зубъ, змѣю холодную,
Страшно-злую, подколодную!

Всѣ три (поютъ).

Кипи, котелъ! шипи! бурли!
Огонь, гори! вари! вари!

Третья вѣдьма.

Кровь младенца, въ тьмѣ зарытаго,
Грѣшной матерью убитаго,
Плодъ преступнаго сознанія,
Черной смерти достояніе!
Все проклятьемъ пораженное.
Зломъ въ природѣ зарожденное!

Всѣ три (поютъ).

Кипи, котелъ! шипи! бурли!
Огонь, гори! вари! вари!

Является Геката и трое другихъ вѣдьмъ.
Геката.

Спасибо вамъ!

[486]

Прилежный трудъ
Не пропадетъ:
На пользу вамъ,
Во славу всѣхъ,
Онъ наведетъ
На новый грѣхъ.
Пора начать
Послѣдній хоръ!
(Поютъ заклинаніе).

Духи воздуха, огней,
Духи суши и морей —
Вы ночные и полуночные,
Вы, денные и полуденные,
Васъ со дна морей глубокаго,
Изъ далекихъ, неизвѣданныхъ
Странъ, отъ вѣка заповѣданныхъ,
Къ намъ зоветъ непреклонимое
Слово впрямь неотразимое!

Вторая вѣдьма.

Палецъ у меня зудитъ:
Что-то злое къ намъ спѣшитъ.
Ну входи, кто бъ ни былъ тамъ!

Входитъ Макбетъ.
Макбетъ.

Здорово, тайныя, ночныя вѣдьмы!
Чѣмъ заняты?

Вѣдьмы.

Для нашихъ дѣлъ нѣтъ слова.

Макбетъ.

Такъ тайной безыменнаго искусства
Я заклинаю — отвѣчайте мнѣ!
Мнѣ все равно, откуда ваше знанье:
Пусть вашъ отвѣтъ подыметъ ураганы
И ихъ пошлетъ на бой противъ церквей;
Пусть всѣ суда погибнутъ въ океанѣ,
Изсохнетъ жатва на поляхъ; падутъ
Твердыни замковъ на своихъ жильцовъ,
И въ прахъ поникнутъ гордыя вершины
Дворцовъ и пирамидъ; пусть въ нѣдра жизни
Проникнетъ смерть, и возвратится хаосъ —
Я требую отвѣта на вопросъ!

Первая вѣдьма.

Такъ говори.

Вторая вѣдьма.

Спроси.

Третья вѣдьма.

Дадимъ отвѣтъ.

Первая вѣдьма.

Скажи: отъ насъ, или отъ нашихъ старшихъ
Желаешь ты отвѣтъ о томъ услышать?

Макбетъ.

Зовите ихъ: я ихъ хочу увидѣть.

Первая вѣдьма.

Такъ свершите возліяніе
Кровью звѣря, раскопавшаго
Прахъ могилы и пожравшаго
Трупъ погибшаго въ отчаяньи.

Всѣ три.

Малый иль большой, явись!
Заклинанью покорись!

Громъ. Является первый призракъ: голова въ шлемѣ.

Макбетъ.

Скажи, невѣдомая сила…

Первая вѣдьма.

Тише:
Онъ знаетъ мысль твою. Молчи и слушай.

Первый призракъ.

О, Макбетъ, Макбетъ, берегись Макдуффа!
Опасенъ файфскій танъ! Пусти — довольно!

(Исчезаетъ).

Макбетъ.

Кто бъ ни былъ ты, спасибо за совѣтъ.
Ты страхъ мой разгадалъ. Еще два слова.

Первая вѣдьма.

Ему приказывать нельзя. Молчи.
Но вотъ другой — и онъ сильнѣе. Слушай.

Громъ. Является второй призракъ: окровавленное дитя.

Второй призракъ.

Макбетъ! Макбетъ! Макбетъ!

Макбетъ.

Когда бъ природа
Три органа для слуха мнѣ дала,
Я всѣми впился бы въ твои слова.

Второй призракъ.

Будь смѣлъ и твердъ. Судьба тебя хранитъ!
Рожденный женщиной тебѣ не повредитъ.

(Исчезаетъ).

Макбетъ.

Живи жъ, Макдуффъ! Чего тебя бояться?
Но нѣтъ: двойнымъ щитомъ я огражусь,
Двойной залогъ возьму я отъ судьбы:
Ты долженъ умереть. Тогда спокойно
Я страху блѣдному скажу: „ты лжешь“
И буду спать, на зло громамъ небеснымъ.

[487]
Громъ. Является третій призракъ: дитя въ коронѣ, съ вѣтвью въ рутъ.

Макбетъ.

А это что за царственный ребенокъ,
Съ короной на младенческомъ челѣ?

Вѣдьмы.

Молчи и слушай.

Третій призракъ.

Будь гордъ, какъ левъ;
Ни злость, ни гнѣвъ
Живыхъ людей
Не измѣнятъ
Судьбы твоей.
Макбетъ царитъ
Непобѣдимъ,
Пока стоитъ
Неколебимъ,
Пока нейдетъ
Съ своихъ высотъ
Бирманскій лѣсъ
На Донзинанъ. (Исчезаетъ).

Макбетъ.

Тому не быть. Кто завербуетъ рощу?
Кто скажетъ дереву: освободи
Глубокій корень изъ земли? Спасибо
За вѣсти добрыя! Смирись, измѣна!
Пока не двинется бирманскій лѣсъ,
Тебѣ главы не вознести — и Макбетъ,
Живя на гордой высотѣ, отдастъ
Свое дыханіе одной природѣ,
Когда придетъ урочный часъ. Но сердце
Дрожитъ опять: еще хочу спросить васъ.
Скажите мнѣ, когда вашъ взоръ проникнетъ
Въ такую даль: царить ли въ этомъ царствѣ
Потомству Банко?

Вѣдьмы.

Потомству Банко?Ты оставь вопросы.

Макбетъ.

Я все хочу узнать. Отриньте просьбу —

[488]

И будьте прокляты изъ рода въ родъ!
Скажите мнѣ… Куда исчезъ котелъ?
И что за шумъ? (Музыка).

Первая вѣдьма.

И что за шумъ?Явись!

Вторая вѣдьма.

Явись!

Третья вѣдьма.

Явись!

Всѣ три.

Явитесь: пусть рядъ вашъ предъ нимъ пронесется!
Пусть холодъ по гордому сердцу прольется!

Являются восемь королей; они идутъ черезъ сцену одинъ за другимъ. Послѣдній держитъ въ рукѣ зеркало. За ними тѣнь Банко.

Макбетъ.

Ты слишкомъ ужъ похожъ лицомъ на Банко!
Исчезни! Прочь! Увы, твоя корона
Мнѣ жжетъ глаза! Другой! Исчезни, призракъ:
Ты — тотъ же ликъ и съ той же діадемой!
Еще одинъ! Проклятыя колдуньи,
Къ чему, мнѣ этихъ вызывать? Четвертый?
Не до послѣдняго ль суда продлится
Ихъ рядъ? Идутъ и все идутъ. Седьмой.
Я больше видѣть не хочу. Восьмой!
Онъ съ зеркаломъ — и въ немъ я вижу цѣпь
Коронъ и лицъ со скиптрами двойными,
Съ тройной державою. Ужасный призракъ!
Нѣтъ, это истина. Теперь я вѣрю —
Мнѣ улыбается покрытый кровью Банко;
Онъ мнѣ указываетъ на другихъ,
Какъ-будто хочетъ мнѣ сказать: „смотри!
Они — сыны мои!“ Не такъ ли — а?

(Призраки исчезаютъ).
Первая вѣдьма.

Да, это правда. Но зачѣмъ
Макбетъ стоитъ смущенъ и нѣмъ?
Не унывай! Сестрицы, въ кругъ!
Утѣшимъ сѣтующій духъ.
Живѣй, живѣй, рука съ рукой
Сплетайся въ кругъ, пляши и пой!
Будь веселѣй, король Макбетъ!
Тебѣ почетъ, тебѣ привѣтъ!

(Музыка. Вѣдьмы исчезаютъ въ пляскѣ).
Макбетъ.

Ихъ нѣтъ? Ушли? Будь этотъ часъ навѣки
Отмѣченъ проклятымъ въ календарѣ!
Эй, ты, сюда!

Леноксъ.

Я здѣсь. Что повелите?

Макбетъ.

Ты вѣщихъ не видалъ?

Леноксъ.

Нѣтъ, не видалъ.

Макбетъ.

И тамъ онѣ не проходили?

Леноксъ.

Нѣтъ.

Макбетъ.

Такъ пусть чума вселится въ этотъ воздухъ!
Да будутъ прокляты, кто вѣритъ имъ!
Я слышалъ конскій топотъ: кто проѣхалъ?

Леноксъ.

Два всадника пріѣхали съ извѣстьемъ,
Что Макдуффъ въ Англію бѣжалъ.

Макбетъ.

Бѣжалъ?

Леноксъ.

Да, государь.

Макбетъ.

О, время, ты перехватило жертву!
Летучій замыселъ не воротить,
Когда летитъ онъ налегкѣ, безъ дѣла.
Отнынѣ сердца первенецъ да будетъ
И первенцомъ моей руки. Сейчасъ же
Вѣнчаю мысль короной исполненья:
На замокъ Макдуффа я нападу,
Возьму весь Файфъ, отдамъ мечу на жертву
Жену, дѣтей, всѣ жалкія душонки
Его родни. Нѣтъ, это все свершится,
И прежде чѣмъ мой замыселъ остынетъ.
Видѣнья, прочь! Гдѣ вѣстники? Пойдемъ.

(Уходятъ).

СЦЕНА II.
Файфъ. Комната въ самкѣ Макдуффа.
Входятъ лэди Макдуффъ, маленькій сынъ ея и Россе.
Лэди Макдуффъ.

Что сдѣлалъ онъ, что долженъ былъ бѣжать?

Россе.

Терпѣніе!

Лэди Макдуффъ.

Онъ не имѣлъ терпѣнья.
Его побѣгъ — безумство. Не дѣла,
Такъ этотъ страхъ насъ обвинитъ въ измѣнѣ.

[489]
Россе.

Но этотъ страхъ былъ, можетъ быть, разсчетъ.

Лэди Макдуффъ.

Разсчетъ! Покинуть домъ, жену, дѣтей,
Покинуть тамъ, откуда самъ бѣжалъ?
Нѣтъ, онъ не любитъ насъ, онъ чуждъ простыхъ,
Природныхъ чувствъ. Бѣдняжка королекъ,
Малѣйшая изъ птицъ — и та дерется
Съ совой за маленькихъ птенцовъ; а онъ?
Тутъ виденъ страхъ и ни слѣда любви.
Нѣтъ, плохъ разсчетъ — бѣжать, на зло разсудку.

Россе.

Любезная сестрица, успокойтесь.
Вашъ мужъ уменъ, догадливъ, благороденъ
И лучше всѣхъ постигъ значенье вѣка.
Не смѣю много говорить: настала
Година бѣдствія. Какъ тяжело
Прослыть измѣнникомъ, не измѣняя,
Дрожать, не зная передъ чѣмъ, носиться
По бурной прихоти свирѣпыхъ волнъ!
Прощайте. Я приду опять и скоро.
Такому бѣдствію не устоять;
Оно пройдетъ, пройдетъ необходимо:
Порядокъ прежній долженъ воротиться.
Благослови тебя Господь, дружокъ!

Лэди Макдуффъ.

Огецъ не умеръ, а дитя сиротка!

Россе.

Нѣтъ, я не въ силахъ дольше оставаться:
Я повредилъ бы тѣмъ себѣ и вамъ —
И потому прощайте. (Уходитъ).

Лэди Макдуффъ.

Отецъ твой умеръ. Что ты станешь дѣлать?
Какъ будешь жить?

Сынъ.

Какъ птички.

Лэди Макдуффъ.

Какъ? червями?

Сынъ.

Чѣмъ Богъ пошлетъ: онѣ, вѣдь, такъ живутъ.

Лэди Макдуффъ.

О, птичка бѣдная! и не боишься ты
Ни клѣтокъ, ни силковъ?

Сынъ.

Зачѣмъ бояться?
На бѣдныхъ птичекъ ихъ никто не ставитъ.
Отецъ мой живъ, хоть ты и говоришь,
Что умеръ онъ.

Лэди Макдуффъ.

Что умеръ онъ.Онъ умеръ, говорю я.
Гдѣ взять другого?

Сынъ.

Гдѣ? А гдѣ тебѣ
Другого мужа взять?

Лэди Макдуффъ.

О, ихъ на рынкѣ
Я разомъ дюжину могу купить!

Сынъ.

А черезъ день опять продать?

Лэди Макдуффъ.

Бѣдняжка,
Какъ мѣтокъ безсознательный твой лепетъ!

Сынъ. Маменька, папенька былъ измѣнникъ?

Лэди Макдуффъ. Да.

Сынъ. А что такое измѣнникъ?

Лэди Макдуффъ. Человѣкъ, который клянется и лжетъ.

Сынъ. И всѣхъ, которые клянутся и лгутъ, надо вѣшать?

Лэди Макдуффъ. Всѣхъ.

Сынъ. А кто же долженъ ихъ вѣшать?

Лэди Макдуффъ. Честные люди.

Сынъ. Такъ глупы же лгуны: ихъ столько, что они могли бы перевязать и перевѣшать всѣхъ честныхъ людей.

Лэди Макдуффъ.

Господь съ тобой, бѣдняжка-лепетунъ!
Но гдѣ добудешь ты отца другого?

Сынъ. Если бы онъ умеръ, вы плакали бы; а если бы не плакали, такъ добрый знакъ: значитъ, у меня скоро былъ бы новый папенька.

Лэди Макдуффъ. Что ты за вздоръ болтаешь!

Входитъ вѣстникъ.
Вѣстникъ.

Богъ въ помощь вамъ! Я незнакомъ вамъ, лэди,
Но я васъ знаю. Вамъ грозитъ опасность.
Примите добрый мой совѣтъ: бѣгите
Отсюда прочь, да дѣтокъ не забудьте.
Я грубо испугалъ васъ — что же дѣлать?
Жестоко было бы не предварить.
Бѣда близка. Господь да защититъ васъ!
Я дольше оставаться не могу. (Уходитъ).

[490]
Лэди Макдуффъ.

Куда бѣжать? Что сдѣлала я злого?
Однако жъ, да! Я здѣсь, на этомъ свѣтѣ,
Гдѣ часто злой бываетъ прославляемъ,
А тотъ, кто добръ, слыветъ за дурака,
Безумца вреднаго. Что жъ пользы въ томъ,
Что женщины щитомъ я укрываюсь
И говорю: я зла не сотворила?

Входятъ убійцы.

Лэди Макдуффъ.

А, это что за лица?

Первый убійца.

Гдѣ вашъ мужъ?

Лэди Макдуффъ.

Надѣюсь, не въ такомъ нечистомъ мѣстѣ,
Гдѣ бъ могъ онъ встрѣтиться съ такимъ, какъ ты.

Первый убійца.

Измѣнникъ онъ!

Сынъ.

Ты лжешь, мерзавецъ!

Первый убійца.

Ба!
И онъ туда жъ, негодное отродье!

(Убиваетъ его).

Сынъ.

Меня убилъ онъ! Маменька, бѣгите.

(Умираетъ. Лэди Макдуффъ бѣжитъ, преслѣдуемая убійцами).

СЦЕНА III.
Англія. Комната во дворцѣ короля.
Входятъ Малькольмъ и Макдуффъ.
Малькольмъ.

Пойдемъ и выплачемъ въ уединеньи
Печаль души.

Макдуффъ.

Печаль души.Нѣтъ, лучше обнажимъ
Губящій мечъ, пойдемъ спасать отчизну
И бодро станемъ за свои права.
Что новый день, то вопли новыхъ вдовъ,
И плачъ сиротъ, и тяжкій стонъ несчастья
Восходятъ къ небу — и въ его громахъ
Какъ-будто слышится глаголъ участья.

Малькольмъ.

Я сѣтую о томъ, чему я вѣрю,
А вѣрю я тому, въ чемъ я увѣренъ;
Исправлю все, когда настанетъ время.
Тиранъ, котораго одно названье
Способно воздухъ заразить — когда-то
Онъ честнымъ слылъ. Ты былъ къ нему привязанъ,
И онъ тебя еще не уязвилъ.
Я молодъ; но и я гожусь въ подарокъ
И мною можно услужить; разсчетъ
Приноситъ въ жертву бѣднаго ягненка,
Чтобъ гнѣвное смирить имъ божество.

Макдуффъ.

Я — не измѣнникъ.

Малькольмъ.

Но Макбетъ измѣнникъ.
Приказъ властителя могъ пошатнуть
И душу честную. Прости мнѣ, Макдуффъ!
Кто бъ ни былъ ты, тебя не перемѣнитъ
Чужая мысль: вѣдь ангелы всѣ свѣтлы,
Хотя свѣтлѣйшіе изъ нихъ и пали.
Когда бы зло прикрылось маской чести,
Добро бы все осталося добромъ.

Макдуффъ.

Я потерялъ мои надежды.

Малькольмъ.

Я потерялъ мои надежды.Да,
Быть можетъ, тамъ, гдѣ я нашелъ сомнѣнья.
Съ такой поспѣшностью и не простясь
Покинуть домъ, жену, дѣтей, расторгнуть
Любви святыя узы? Но, Макдуффъ,
Я не хочу обидѣть подозрѣньемъ:
Я безопасенъ быть хочу — и только.
Ты можешь честнымъ быть, что бъ я ни думалъ.

Макдуффъ.

Страдай, отечество, страдай! ликуй,
Тиранство гордое! Святая правда
Тебя не смѣетъ поразить! Злодѣйствуй:
Законъ призналъ тебя. Прощай, Малькольмъ!
За страны всѣ, подвластныя тирану,
За всѣ сокровища богатаго Востока
Я не могу быть той презрѣнной тварью,
Какой ты счелъ меня.

Малькольмъ.

Не обижайся:
Мое сомнѣніе не безусловно.
Я вѣрю, край родной страдаетъ тяжко;
Довольно слезъ и крови пролито.
Охотно вѣрю, что найдутся руки
Въ защиту правъ моихъ; король Эдвардъ
Даетъ мнѣ войско — что же будетъ дальше?
Положимъ, я попру моей ногою

[491]

Тирана голову, или вонжу
Ее на мечъ мой — бѣдная отчизна,
Ты станешь жертвою другихъ страстей!
Тебя больнѣй и глубже истерзаетъ
Наслѣдникъ Макбета.

Макдуффъ.

Наслѣдникъ Макбета.Но кто же онъ?

Малькольмъ.

Я самъ. Во мнѣ пороки вкоренились
Такъ глубоко, что дай имъ только волю —
И черный Макбетъ станетъ бѣлъ, какъ снѣгъ.
Народъ, сравнивъ его съ моею злостью,
Увидитъ въ немъ ягненка.

Макдуффъ.

И въ аду
Не сыщешь дьявола, который могъ бы
Поспорить съ Макбетомъ въ искусствѣ зла.

Малькольмъ.

Я знаю, онъ кровавъ, двуличенъ, жаденъ,
Свирѣпъ и золъ — въ немъ живы всѣ пороки;
Но и мое безмѣрно сладострастье;
Всѣ ваши дочери, всѣ ваши жены,
Всѣ ваши дѣвушки не утолятъ
Бездонной пропасти моихъ желаній.
Я грубо ниспровергну всѣ преграды,
Какія встрѣчу на моемъ пути.
Пусть лучше Макбетъ царствуетъ, чѣмъ я.

Макдуффъ.

Конечно, сладострастіе безъ мѣры
Есть тоже зло — жестокій деспотизмъ.
Оно не разъ опустошало троны
И низводило королей. При всемъ томъ,
Чего бояться взять свое? Ты можешь
Насытить страсть свою до пресыщенья

[492]

И вмѣстѣ съ тѣмъ воздержнымъ слыть. У насъ
Довольно дамъ, готовыхъ на услуги;
И коршунъ страсти, какъ ни будь онъ жаденъ,
Не можетъ всѣхъ ихъ исклевать.

Малькольмъ.

Къ тому же,
Въ моей испорченной душѣ живетъ
Ненасытимое любостяжанье.
О! будь я королемъ, я за богатство
Зарѣжу всѣхъ: кого за блескъ алмазовъ,
Кого за земли и дома. Добыча
Не утолитъ неугасимой жажды —
Напротивъ, будетъ только раздражать.
Ни преданность, ни святость не спасутъ
Богатаго отъ плахи и суда.

Макдуффъ.

Да, эта страсть пускаетъ въ душу корни
Опаснѣе и глубже сладострастья.
Она была ужасный мечъ-губитель,
Сразившій нашихъ королей. Однако,
Опять я повторю; чего бояться?
Шотландія богата; ей легко
И эту жажду утолить. Повѣрь мнѣ,
При доблестяхъ иныхъ, все это сносно.

Малькольмъ.

Ихъ ни единой нѣтъ во мнѣ: правдивость,
Умѣренность, терпѣніе, любовь,
Рѣшимость волю подчинить закону,
Умѣнье управлять самимъ ссбой,
Дать доступъ истинѣ и отличать
Заслугу скромную отъ гнусной лести —
О, этихъ доблестей, царя достойныхъ,
Нѣтъ и слѣда во мнѣ! За то кипитъ
Въ моей душѣ водоворотъ пороковъ.
О, дай мнѣ власть — и я въ пучину ада
Сплесну елей согласія и мира,
Разрушу связь — единство на землѣ!

Макдуффъ.

Шотландія! Шотландія!

Малькольмъ.

Скажи,
Такой достоинъ ли быть королемъ?
А я таковъ.

Макдуффъ.

Быть королемъ? О, нѣтъ,
И просто жить онъ даже недостоинъ!
Народъ несчастный, подъ кровавымъ скиптромъ
Тирана страждущій, когда же снова
Увидишь ты дни счастья и покоя?
Наслѣдникъ истинный своимъ признаньемъ
Самъ осудилъ себя и опозорилъ
Свой царскій родъ. Король, отецъ твой,
Благочестивый былъ король; царица,
Тебя родившая, гораздо чаще
Молилась, чѣмъ блистала на престолѣ.
Въ тебѣ, Малькольмъ, нашелъ я всѣ пороки,
Все зло, которое меня изгнало
Изъ милой родины. Прощай! О, сердце,
Здѣсь кончились твои надежды!

Малькольмъ.

Здѣсь кончились твои надежды!Макдуффъ.
Твой честный гнѣвъ, дитя души открытой,
Освободилъ меня отъ подозрѣнья
И примирилъ съ твоею честью. Макбетъ
Уже не разъ пытался хитрой ложью
Меня въ ловушку заманить; но скромность
Меня спасала: не рѣшался я
Повѣрить на-слово всему, что слышалъ.
Но будь Господь свидѣтель между нами:
Отнынѣ я вполнѣ тебѣ ввѣряюсь,
И всѣ слова мои беру назадъ.
Отъ всѣхъ пороковъ отрекаюсь я:
Они мнѣ чужды; я еще невиненъ;
Я клятву данную не нарушалъ;
Едва ль желалъ я своего; всегда
Хранилъ святыню данныхъ словъ и правду
Любилъ, какъ жизнь; здѣсь въ первый разъ солгалъ я
На самого себя. Но прочь, притворство!
Я твой — и весь принадлежу отчизнѣ;
Туда еще до твоего пріѣзда
Готовились итти старикъ Сивардъ
И съ нимъ двѣнадцать тысячъ войска.
Теперь и мы соединимся съ ними.
Господь за праваго! Зачѣмъ молчишь ты?

Макдуффъ.

Меня смутилъ внезапный переходъ
Отъ горя къ радости.

Входитъ докторъ.

Малькольмъ.

Отъ горя къ радости.Довольно — послѣ.
Его величество сегодня выйдетъ?

Докторъ.

Да, тамъ ужъ ждетъ его толпа несчастныхъ.
Болѣзни ихъ наукѣ недоступны,
Но Богъ благословилъ его десницу:
Едва рукой коснется онъ страдальца —
И онъ здоровъ.

Малькольмъ.

И онъ здоровъ.Благодарю васъ, докторъ.

(Докторъ уходитъ).
[493]
Макдуффъ.

Что за болѣзнь?

Малькольмъ.

Что за болѣзнь?Ее зовутъ здѣсь немочь —
И добрый царь творитъ надъ нею чудо.
Съ тѣхъ поръ, какъ я здѣсь, въ Англіи, не разъ
Онъ совершалъ его въ моихъ глазахъ.
Какъ молится онъ Господу — не знаю,
Но только онъ страдальцевъ исцѣляетъ,
Покрытыхъ язвами. Врачей наука
Отъ недуга ихъ отреклась — и страшно
На нихъ взглянуть; но онъ, съ святой молитвой
На шею налагая имъ монету,
Врачуетъ ихъ. Въ народѣ говорятъ,
Что царственнымъ потомкамъ передастъ онъ
Свой дивный даръ. Съ цѣлительною силой
Онъ одаренъ и духомъ прорицанья.
Престолъ его украшенъ чудесами —
Знать, благодати преисполненъ онъ!

Входитъ Россе.

Макдуффъ.

Кто это тамъ?

Малькольмъ.

Землякъ, но кто — не знаю.

Макдуффъ.

А, здравствуй, милый братъ!

Малькольмъ.

Теперь узналъ я.
О, Господи, скорѣе уничтожь
Все то, чѣмъ чужды мы другъ другу!
Аминь!

Россе.

Макдуффъ.

Аминь!Ну, что въ Шотландіи? все то же?

Россе.

Страна несчастная! Увы, ей страшно
И оглянуться на себя! Для насъ
Она не мать, а темная могила.
Улыбки тамъ не встрѣтишь на лицѣ;
На стонъ и вопль, звучащій безъ умолку,
Никто не обращаетъ и вниманья;
Печаль слыветъ за пошлое безумство.
При мрачномъ звукѣ похоронной мѣди
Едва ль кто вздумаетъ спросить: по комъ?
И люди мрутъ, съ болѣзнью не знакомясь,
Какъ вянетъ сорванный цвѣтокъ.

Макдуффъ.

Какъ вянетъ сорванный цвѣтокъ.Ужасный,
Но вѣрный очеркъ.

Малькольмъ.

Какъ погибъ послѣдній?

Россе.

Кто вздумаетъ разсказывать о томъ,
Что было часъ назадъ, того освищутъ.
Тамъ что ни мигъ, то новое несчастье.

Макдуффъ.

А что жена?

Россе.

А что жена?Что? Ничего.

Макдуффъ.

А что жена?Что? Ничего.А дѣти?

Россе.

И дѣти тоже.

Макдуффъ.

И дѣти тоже.Извергъ не нарушилъ
Покоя ихъ?

Россе.

Покоя ихъ?Нѣтъ; при моемъ отъѣздѣ
Они покойны были.

Макдуффъ.

Они покойны были.Не скупись
Словами, Россе; каково имъ, бѣднымъ?

Россе.

Когда я выѣзжалъ, отягощенный
Вѣстями горькими, пронесся слухъ,
Что многія изъ знатныхъ лицъ убиты.
Я этому повѣрилъ тѣмъ скорѣе,
Что былъ свидѣтелемъ движенья въ войскѣ.
Теперь часъ помощи насталъ: явитесь —
И взоръ вашъ будетъ создавать солдатъ.
Чтобъ ужасъ бѣдствій прекратить, возьмутся
За мечъ и женщины.

Малькольмъ.

За мечъ и женщины.Мы въ путь готовы.
Король Эдвардъ даетъ намъ въ помощь войско
И храбраго вождя; старикъ Сивардъ
Славнѣйшій изъ воителей Христа.

Россе.

О, если бъ я на радостныя вѣсти
Могъ также вѣстью радостной отвѣтить!
Но нѣтъ! Я слово вамъ принесъ, друзья!
Ему въ степи бы прозвучать глухой,
А не касаться слуха человѣка!

Макдуффъ.

Къ кому относится оно? ко всѣмъ,
Иль частное въ немъ зло заключено?

[494]
Россе.

Въ комъ сердце есть, тотъ будетъ огорченъ;
Но ты особенно.

Макдуффъ.

Но ты особенно.Такъ говори
Скорѣй!

Россе.

Скорѣй!Не прокляни же мой языкъ —
Онъ поразитъ твой слухъ ужасной вѣстью.

Макдуффъ.

О, я предчувствую!

Россе.

О, я предчувствую!Твой замокъ взятъ;
Жену, дѣтей зарѣзали злодѣи.
Разсказывать подробно я не стану:
Я не хочу къ окровавленнымъ трупамъ
Прибавить новый трупъ.

Малькольмъ.

Прибавить новый трупъ.Творецъ небесный!
Макдуффъ, не надвигай на брови шляпу:
Дай скорби вылиться въ словахъ, иначе
Она невидимо источитъ жизнь.

Макдуффъ.

Такъ и дѣтей?

Россе.

Такъ и дѣтей?Жену, дѣтей, вассаловъ —
Все, что могли найти.

Макдуффъ.

Все, что могли найти.А я былъ здѣсь!
Такъ и жену?

Россе.

Такъ и жену?Да, и жену.

Малькольмъ.

Такъ и жену?Да, и жену.Мужайся!
Пойдемъ — и эту рану сердца
Пусть безпощадная излѣчитъ месть.

Макдуффъ.

Макбетъ бездѣтенъ! Всѣхъ моихъ малютокъ?
Всѣхъ, говоришь ты? Адскій коршунъ! Всѣхъ?
Птенцовъ и мать однимъ налетомъ? Дьяволъ!

Малькольмъ.

Снеси несчастіе, какъ мужъ.

Макдуффъ.

Снеси несчастіе, какъ мужъ.Снесу;
Но я и чувствую его, какъ мужъ.
Я не могу не вспоминать о томъ,
Что было для меня дороже жизни.
И Небо не вступилось? Грѣшный Макдуффъ,
Они погибли за тебя! Презрѣнный,
Не за свои грѣхи они убиты,
А за твои! О, Боже, упокой ихъ!

Малькольмъ.

Точи свой мечъ на этомъ камнѣ, Макдуффъ!
Дай волю сердцу, растравляй страданье,
Дай скорби превратиться въ гнѣвъ!

Макдуффъ.

Я могъ бы,
Какъ женщина, залиться горькимъ плачемъ,
Храбриться на словахъ; но, Боже, Боже,
Не отлагай суда: лицомъ къ лицу
Сведи меня съ Шотландіи тираномъ!
Дай мнѣ сойтись съ нимъ на длину меча,
И если онъ уйдетъ живой, тогда,
О Господи, прости ему и ты!

Малькольмъ.

Слова, вполнѣ достойныя мужчины.
Пойдемте къ королю. Войска готовы.
Теперь простимся — и на битву. Макбетъ
Созрѣлъ для гибели — и мечъ небесный
Ужъ занесенъ. Пусть доживаетъ день свой;
Ночь безразсвѣтная уже близка.

(Уходятъ).