Нечистики (Никифоровский)/Оборотни

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Нечистики : Свод простонародных в Витебской Белоруссии сказаний о нечистой силе — Оборотни
автор Николай Яковлевич Никифоровский
См. Введение, Общее о нечистиках, Повсюдники, вольные нечистики, Человекоподобники, Демоноподобники. Опубл.: 1907, Вильна. Источник: Оригинал в орфографии Commons-logo.svg совр., Commons-logo.svg дореволюц. — стр. 100—103 Нечистики (Никифоровский)/Оборотни в дореформенной орфографии


Оглавление

[100]

XXV. ОБОРОТНИ

Под воздействием нечистой силы, как непосредственным, так и чрез демоноподобников, человек может быть обращен в различные предметы — одушевленные и неодушевленные. Если это произошло от стороннего наведения, получается переворотень, от личного, по собственному произволу — оборотень. [101]В последнем смысле оборотнями могут быть полти все нечистики и, преимущественно — ведьмаки, ведьмы, колдуны и колдуньи, как имеющие частую нужду укрывать свой человеческий вид. Так, замечается иногда, что видимый издали человек вдруг побежал волком, зайцем, покатился камнем, остановился пнем: ясно, что это один из демоноподобников обратился в новый предмет, чтобы привлечь на себя внимание. Нет такой надобности, или не даётся она — демоноподобник становится оборотнем, чтобы просто поглумиться над людьми, фальшивою приметою ввести в обман, и чаще всего это проделывают ведьмы да колдуньи. Всем жильцам данного дома видно, напр., как сорока бесстрашно припала к окну снаружи дома, или на ворота, на стреху, слышно, что она стрекочет о каких-то наиблагоприятнейших вестях; но пусть только кто-нибудь доверится этому стрекотанью и станет ожидать благих исполнений — случится наоборот: тут стрекотал оборотень — ведьма или колдунья.

Бесовские надобности создают отдельных оборотней, которые ради корыстных или вредоносных целей из обыкновенных мирных людей преобразуются в разные предметы, и демоническую деятельность проявляют только в таком именно перерождении. Посему оборотня гораздо труднее узнать, чем ведьмакующего, или колдующего: его выдает разве усталый вид да ироническая улыбка, полунамеки, свидетельствующие о том, что он что-то такое знает, что-то такое сделал своему собеседнику, или обоим им известному лицу,

Подобно ведьмакам и колдунам, оборотни приобретают свой дар путем предварительного уговора с нечистою силою; однако, многие оборотни владеют и средствами вполне естественными, достигают уменья обращаться в иные предметы помимо нечистой силы — личною практикою, наставлением опытных оборотней. Вследствие сего, за малыми исключениями, оборотни не пмеют такого лютого конца жизни, какой неизбежен [102]для колдунов, и, если греховная душа их не избегает заслуженной кары, так в данном случае она несет наказание обычных грешников.

Оборотни заботливо охраняют тайны своего перераживапья и выдают их разве при конце жизни самым близким лицам. Это обстоятельство, как и неохотное содействие нечисти-ков, недоверчиво относящихся к оборотням, делает их относительно редкими демоноподобниками. Кроме того и практическая польза от перераживапья в оборотней не окупает риска, — как это известно из истории оборотней.

Чтобы оборотиться в произвольное животное, человека втыкает в уединенном месте леса, отдаленной пустоши, двенадцать одинаковых ножей в землю, острием вверх, и троекратно кувыркается чрез них, стараясь не стронуть ножей с места. За первым кувырком человек теряет подробные очертания своего лица; за вторым — остается бесформенным живым существом, а за третьим приобретает полный вид животного, в которое желательно оборотиться. Когда наступит время переоборотиться, оборотень вновь кувыркается троекратно чрез те же ножи, ио с обратной стороны, причем изменение существа его следует в обратном же порядке.

Для обращения в волка, лисицу, хорька, или ласку достаточно семи ножей, чрез которые совершается то же троекратное кувырканье. Но чтобы оборотиться в мелкую птичку, в пресмыкающееся, или насекомое, молено обойтись и без ножей, единственно при помощи осинового пня, на котором, при рубке дерева, не положено крестного знамения: человек хватается зубами за верхний край пня и стремительно кувыркается чрез него — по другую сторону он сразу становится желанным животным. Обратным кувырком оборотень снова преобразуется в человека.

Если сам оборотень стронул с места один из предметов, чрез которые кувыркался, или это сделал сторонний, [103]а тем паче унос предметы, оборотень навсегда остается в принятом виде, разве его выручит посвященный в тайный подобного нерераживанья близкий человек. Бывали случаи, когда злополучный оборотень падал от пули, попадал в капкан, силок, в охотничьи сети: снимая шкуру с убитого оборотня, находили под нею истлевшую одежду, ожерелье, серьги, кольца, а во всём теле его — человекоподобную форму. Зная всё это, оборотни прибегают к опасному риску в крайних случаях, при соблюдении самых строгих предосторожностей. Чаще всего они обращаются в продажное животное — лошадь, корову, овцу, свинью, гуся, курицу: по предварительному уговору с близким лицом, оборотень продается на базаре за настоящее животное, которое вскоре уходит от своего хозяина; проданное вторично, в другие руки, животное снова уходит, или оборотившись в новое животное, проходит вторичную продажу в несколько рук. Из предметов неодушевленных оборотни делаются «поворотными рублями» — и в таком состоянии проделывается то же, что и в состоянии животного. Но последнее обращение ещё опаснее потому, что иногда такой рубль может подвергнуться изгибу, перелому, когда дело идет на пари, или может быть расплавлен на изделие: оборотень увечится, или погибает окончательно.

Напрасно уверяют, будто перераживанье оборотней проходит безнаказанным для них самих; напротив, известно, что за каждым таким деянием жизнь их сокращается на несколько дней, применительно к летам животного, или ценности «поворотного рубля». Вследствие сего, под старость, оборотни отстают от своей демонической деятельности, тем или другим средством искупают пороки жизни, которую и кончают обыкновенными добродетельными людьми.