Слёзы Аракса (Патканян; Веселовский)/1907 (ДО)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg



[25]
Слезы Аракса

По берегамъ твоимъ заснувшимъ
Брожу, Араксъ, въ тоскѣ моей.
Я уношусь къ вѣкамъ минувшимъ,
Взываю къ тѣнямъ славныхъ дней!..

Но волны бурныя несутся,
Не внемля, пѣнясь и шумя;
О берегъ съ плачемъ горькимъ бьются
И мчатся въ дальніе края…

Повѣдай мнѣ, Араксъ могучій,
10 По комъ рыдаешь ты порой?
Зачѣмъ объятъ тоскою жгучей
Ты даже чудною весной?

И слезы горькія струятся,
Изъ гордыхъ падаютъ очей,
15 И волны къ морю вдаль стремятся
Отъ грустной родины моей?..

[26]


О, не мути же въ гнѣвѣ воды!
Забудь волненье и печаль!
О, вспомни вновь былые годы!..
20 Зачѣмъ спѣшишь ты къ морю вдаль?..

Пусть снова розы украшаютъ
Сады прибрежные твои,
А ночью пѣсней оглашаютъ
Заснувшій берегъ соловьи!

25 Пусть ивы свѣжестью отрадной,
Сгибаясь, дышатъ у воды—
И въ жаркій день въ струѣ прохладной
Купаютъ нѣжные листы.

Пускай пастухъ съ свирѣлью бродитъ
30 По берегамъ твоимъ порой,
И стадо мирное приходитъ
Къ тебѣ въ жару на водопой!..

Араксъ запѣнилъ гнѣвно воды
И влагу бурей всколыхалъ,—
35 И въ шумѣ дикомъ непогоды
Я голосъ грозный услыхалъ:

„Зачѣмъ съ желаньемъ безразсуднымъ
Пришелъ, безумецъ, ты ко мнѣ,—
Тревожить вновь видѣньемъ чуднымъ
40 Меня въ тяжеломъ полуснѣ?

[27]


Въ тоскѣ по мужѣ, въ тяжкомъ горѣ,
Ужель вдову, средь грустныхъ слезъ,
Ты встрѣтишь въ праздничномъ уборѣ,
Какъ въ годы счастья, годы грезъ?

45 И мнѣ,—зачѣмъ мнѣ украшаться?
Красою чей мнѣ тѣшить взглядъ?
Мои сыны въ плѣну томятся,
Мои враги вездѣ царятъ!

Пускай пощады рабски проситъ
50 У соблазнителя Кура,
И цѣпи тяжкія выноситъ
Моя безпечная сестра:

Но подражать ей не хочу я,
Забыть армянъ я не могу!..
55 Пускай зачахну я, тоскуя,—
Но не поддамся я врагу!..

А были дни,—въ краю свободномъ
Я въ чудномъ блескѣ протекалъ,
И къ морю вдаль въ просторѣ водномъ
60 Спокойно шелъ за валомъ валъ.

Въ тѣ дни я гордо украшался,
Сверкали, искрились струи…
А утромъ раннимъ отражался
Въ нихъ отблескъ пламенной зари.

[28]


65 Но что же сталось съ древней славой
Моихъ роскошныхъ береговъ?
Гдѣ храмъ иль замокъ величавый?
Гдѣ блескъ старинныхъ городовъ?..

Лишь Араратъ не забываетъ
70 О славѣ скрывшейся моей
И влагой нѣжно онъ питаетъ
Мое русло, какъ мать—дѣтей…

Но влаги вѣчной и священной
Достойны ль мертвыя поля,
75 Гдѣ турокъ властвуетъ презрѣнный,
И стонетъ древняя земля?

Мои сыны,—ихъ нѣтъ со мною!
Но сколько ихъ въ странѣ чужой,
Въ борьбѣ съ гнетущею нуждою,
80 Въ борьбѣ за хлѣбъ насущный свой!

Моихъ сыновъ враги изгнали,
Отчизну душитъ низкій плѣнъ,
И въ древній край они прислали
Толпы невѣрныхъ мнѣ взамѣнъ!

85 Для нихъ ли пышными цвѣтами
Теперь украшу берегъ свой,
И мнѣ ль предъ дикими очами
Блистать чарующей красой?!

[29]


Пока сыны мои томятся,
90 Пока для нихъ отчизны нѣтъ,
Я буду скорби предаваться,—
И святъ да будетъ мой обѣтъ!“

И, бѣлой пѣной одѣваясь,
Въ ней скрылъ Араксъ свою печаль,—
95 И, точно змѣйка извиваясь,
Понесъ онъ волны къ морю вдаль…

Юрій Веселовскій.