Слёзы Аракса (Патканян; Потресов-Яблоновский)/1904 (ДО)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Слезы Аракса
авторъ Рафаэлъ Патканьянъ (1830—1892), пер. Сергей Потресовъ-Яблоновскій (1870—1953)
Языкъ оригинала: армянскій. Названіе въ оригиналѣ: Արաքսի արտասուքը. — Изъ сборника «Пѣвецъ гражданской скорби». Дата созданія: 1855, опубл.: 1904. Источникъ: Commons-logo.svg Пѣвецъ гражданской скорби — М: Т-во «Печатня С. П. Яковлева», 1904.

Редакціи




[33]
Слезы Аракса.

Мать Араксъ! По твоимъ берегамъ
Я блуждаю съ печальною думой
И мечту мою видъ твой угрюмый,
Переноситъ къ прошедшимъ вѣкамъ.

Въ полный берегъ стучася съ тоскою,
Замутясь твои воды текутъ,
И съ рыданьемъ, волна за волною,
На чужбину поспѣшно бѣгутъ.

Почему, какъ ребенокъ безпечный,
10 Не рѣзвишься ты, воды струя?
Изнывая отъ боли сердечной,
Ты печальна, родная, какъ я…

Для чего свои слезы роняешь
Ты изъ гордыхъ, прекрасныхъ очей
15 И стремительно въ даль убѣгаешь
Отъ унылыхъ, родимыхъ полей?

[34]


Лейся тихо, не вѣдая горя,
Не мути каменистаго дна:
Жизнь летитъ, доберешься до моря,
20 Унесетъ твои воды волна.

Пусть гирлянды жасминовъ душистыхъ
Берега покрываютъ твои,
И въ садахъ ароматныхъ, тѣнистыхъ,
Не смолкая поютъ соловьи.

25 Пусть найдутъ въ твоихъ водахъ прохладу
Вѣтви ивы въ полуденный зной;
Пусть съ веселою пѣснею стадо
Пастухи къ тебѣ гонятъ толпой.

Негодуя, Араксъ поднялася,
30 Воды пѣною стали полны,
И суровая рѣчь полилася,
Словно громъ, изъ ея глубины:

„Дерзкій! Рѣчью своей безразсудной
Ты напомнилъ мнѣ прежніе дни,
35 Ты нарушилъ мой сонъ непробудный,
И раскрылися раны мои…

„Гдѣ, скажи, ты видалъ, чтобъ супруга,
Когда умеръ любимый супругъ,

[35]

Позабывши угасшаго друга,
40 Наряжалась въ парчу и жемчугъ?

„Передъ кѣмъ щеголять мнѣ красою,
Восхищенные взоры маня?
Здѣсь одни ненавидимы мною,
Ненавидятъ другіе меня.

45 „Пусть Кура, какъ и я же, вдовица,
Проходящаго радуетъ взоръ
И безпечно по камнямъ струится,
Позабывши про плѣнъ и позоръ…

„Нѣтъ, не будетъ Кура мнѣ примѣромъ:
50 Какъ армянка, люблю я армянъ,
И меня не прельстить изувѣрамъ
Изъ далекихъ и чуждыхъ мнѣ странъ.

„Было время—нарядна, игрива,
Какъ невѣста, не зная оковъ,
55 Я бѣжала впередъ шаловливо
Вдоль родимыхъ моихъ береговъ;

„Такъ легко моя зыбь волновалась,
И пока не заблещетъ восходъ,
Золотая луна отражалась
60 На прозрачной поверхности водъ“…

[36]


„Что-жъ осталось отъ прежняго счастья?
Гдѣ прибрежныя села мои,
Города, гдѣ, встрѣчая участье,
Я катила привольно струи?

65 „Араратъ каждый день посылаетъ
Мнѣ святую свою благодать
И русло мое влагой питаетъ,
Словно нѣжная, кроткая мать;

„Неужли же святою водою
70 Ненавистный для сердца и глазъ
Персъ и турокъ, склонясь надо мною,
Совершатъ на колѣняхъ намазъ?

„Мои воды питаютъ невѣрныхъ,
А сыны мои, жаждой томясь,
75 Бродятъ въ мірѣ средь мукъ безпримѣрныхъ
Въ непогоду ночную и грязь.

„Жизнь ихъ длится въ изгнаньи, въ печали,
И, гдѣ былъ мой любимый народъ,
Изувѣры царить теперь стали,
80 Ненавистныхъ фанатиковъ сбродъ.

„Не для турокъ же мнѣ украшаться,
Не затѣмъ же рядить берега,

[37]

Чтобъ могли ихъ красой любоваться
Очи гнойныя злого врага!

85 „Нѣтъ, покуда въ странѣ чужедальной
Сыновья изнываютъ отъ бѣдъ—
Я пребуду вдовою печальной
И даю въ томъ священный обѣтъ!“

Замолчала Араксъ, и, сверкая
90 Чешуею блестящей змѣи,
Понесла она дальше, рыдая,
Безпокойныя волны свои.

С. Потресовъ-Яблоновскій.