Феаг (Платон; Карпов)/ДО

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Феаг
авторъ Платонъ, пер. Василій Николаевичъ Карповъ
Языкъ оригинала: древнегреческій. — Изъ сборника «Сочиненія Платона». Источникъ: Феаг // Сочинения Платона : в 6 т. / пер. В. Н. Карпова — СПб.: типографія духовн. журнала «Странникъ», 1863. — Т. 4. — С. 398—416. • Помѣтки на поляхъ, въ видѣ цифръ и буквъ B, C, D, E, означаютъ ссылки на изданіе Стефана 1578 года.Феаг (Платон; Карпов)/ДО въ новой орѳографіи


[398]

ЛИЦА РАЗГОВАРИВАЮЩІЯ:
ДИМОДОКЪ, СОКРАТЪ, ѲЕАГЪ.

121.Дим. Мнѣ нужно бы, Сократъ, о чемъ-то съ тобою поговорить[1], если тебѣ досужно. Да хотя бы ты былъ и занятъ, только не очень важнымъ дѣломъ, — для меня постарайся удосужиться.

Сокр. Я и такъ-таки свободенъ, а для тебя-то — и очень; поэтому, если хочешь о чемъ-нибудь говорить, — можешь.

Дим. Такъ не угодно ли, сойдемъ съ дороги, — туда, въ портикъ Зевса Элевѳерія[2]?

Сокр. Пожалуй, если тебѣ кажется.

B.Дим. Пойдемъ же, Сократъ[3]. Какъ всѣ растенія[4], всѣ [399]произведенія земли, животныя, и прочее, такъ, должно быть, живетъ и человѣкъ: ибо, что касается растеній, то мы, занимающіеся обработываніемъ земли, легко можемъ приготовить все, предшествующее садкѣ ихъ, и самую садку; но послѣ того, какъ посаженное стало жить, — уходъ за нимъ бываетъ и многосложенъ, и тяжелъ, и соединенъ съ препятствіями. То же представляется и въ отношеніи къ людямъ. По моимъ дѣламъ гадаю и о дѣлахъ чужихъ[5]. Насажденіе ли, C. рожденіе ли надобно примѣнить къ этому моему сыну, — для меня это было легче всего: но воспитаніе его соединено съ затрудненіями и всегда держитъ меня въ страхѣ, всегда боюсь я за него. Такъ вотъ можно бы говорить и о многомъ другомъ; но меня особенно пугаетъ теперешнее его желаніе. Оно, конечно, не неблагородно, однакожъ опасно. Видишь, онъ у насъ, Сократъ, говоря его словами, желаетъ сдѣлаться мудрецомъ. D. Мнѣ кажется, нѣкоторые изъ его сверстниковъ и земляковъ, хаживавшіе въ Аѳины[6], припоминаютъ какія-нибудь рѣчи и ерошатъ его. Соревнуя этимъ своимъ товарищамъ, онъ давно уже озабочиваетъ меня и проситъ, чтобы я постарался о немъ и платилъ деньги кому-нибудь изъ софистовъ, который бы сдѣлалъ его мудрецомъ. О деньгахъ-то я мало забочусь, а думаю, не спѣшитъ ли онъ идти на немаловажную опасность. [400]122. Донынѣ я удерживалъ его моими увѣщаніями: но такъ какъ далѣе удерживать уже не могу, то признаю за лучшее уступить ему, чтобы, и помимо меня, часто обращаясь съ кѣмъ-нибудь, онъ не испортился. Для того-то именно я теперь и пріѣхалъ, чтобы представить его которому-нибудь изъ этихъ кажущихся софистовъ. И ты кстати встрѣтился съ нами; потому что, приступая къ такому дѣлу, я хотѣлъ бы посовѣтоваться особенно съ тобою. Такъ если имѣешь дать какой-нибудь совѣтъ въ томъ, о чемъ отъ меня слышалъ, то можешь и долженъ.

B.Сокр. Вѣдь говорятъ же, Димодокъ, что совѣтъ есть дѣло священное[7]. Но если онъ — дѣло священное во всякомъ другомъ случаѣ, то и въ этомъ, въ которомъ ты совѣтуешься; ибо для человѣка совѣтующагося нѣтъ предмета столь божественнаго, какъ воспитаніе себя и своихъ родныхъ. Сначала, однако, я и ты — должны согласиться между собою, что такое то, касательно чего думаемъ мы совѣтоваться. Какъ бы не пришлось C. иногда разумѣть подъ этимъ — мнѣ одно, а тебѣ другое: тогда вѣдь, вошедши уже далеко въ свою бесѣду, мы сознали бы себя смѣшными, еслибы я, совѣтующій, и ты, совѣтующійся, понимали дѣло неодинакимъ образомъ.

Дим. Ты, мнѣ кажется, правильно говоришь, Сократъ. Такъ и надобно сдѣлать.

Сокр. Говорю-то я и правильно, да несовсѣмъ однако; потому что немного измѣняю мое слово. Мнѣ думается, что и ребенокъ этотъ желаетъ не того, чего, по нашему мнѣнію, желаетъ онъ, а другаго; да и мы опять, можетъ быть, еще безразсуднѣе D. его, что собираемся совѣтоваться объ иномъ. [401]Поэтому, мнѣ кажется, будетъ правильнѣе начать съ него самого — распросить, что такое то, чего онъ желаетъ.

Дим. Должно быть, въ самомъ дѣлѣ лучше такъ, какъ ты говоришь.

Сокр. Скажи же мнѣ, какое прекрасное имя[8] молодому человѣку? какъ будемъ называть[9] его?

Дим. Имя ему — Ѳеагъ, Сократъ.

Сокр. Въ самомъ дѣлѣ прекрасное и священное имя[10] далъ ты своему сыну, Димодокъ. Скажи же намъ, Ѳеагъ: заявляешь E. ли ты свое желаніе сдѣлаться мудрецомъ и просишь ли своего отца, чтобы онъ отыскалъ такого человѣка, бесѣда съ которымъ сообщила бы тебѣ мудрость?

Ѳеагъ. Да.

Сокр. А мудрецами знатоковъ ли называешь ты, въ отношеніи къ чему были бы они знатоками, или незнатоковъ?

Ѳеагъ. Я — знатоковъ.

Сокр. Что же? развѣ не воспитывалъ тебя отецъ и не училъ тому, чему учатся здѣсь другіе — сыновья почтенныхъ отцовъ, напримѣръ, грамотѣ, играть на цитрѣ, бороться, и инымъ упражненіямъ[11]? [402]

Ѳеагъ. Конечно училъ.

123.Сокр. Такъ думаешь, недостаетъ еще какого-нибудь знанія, о доставленіи тебѣ котораго отецъ долженъ позаботиться?

Ѳеагъ. Думаю.

Сокр. Какое же это знаніе? Скажи и намъ, чтобы мы угодили тебѣ.

Ѳеагъ. Знаетъ и онъ, Сократъ, — потому что я многократно говорилъ ему, — и это нарочно[12] толкуетъ тебѣ, какъ будто бы не знаетъ, чего я желаю. Такими вѣдь и другими еще словами препирается онъ и со мною, и никому не хочетъ представить меня.

Сокр. Но то, что говорилъ ты ему прежде, говорено было B. безъ свидѣтелей; а теперь возьми меня въ свидѣтели и объяви предо мною, что это за мудрость, которой ты желаешь. Положимъ, тебѣ желалось бы того знанія, помощью котораго люди правятъ кораблями, и мнѣ случилось бы спросить тебя: Ѳеагъ! въ какой мудрости нуждаясь, порицаешь ты отца, что онъ не хочетъ представить тебя тому, кто сдѣлалъ бы тебя мудрымъ? Что отвѣчалъ бы ты мнѣ? какая это мудрость? не кораблевожденіе ли?

Ѳеагъ. Да.

Сокр. А еслибы ты пожелалъ быть мудрымъ въ такой мудрости, C. помощью которой правятъ колесницами[13], и тоже порицалъ бы отца; то, на мой вопросъ: что это за мудрость? — чѣмъ назвалъ бы ты ее? не возничествомъ ли?

Ѳеагъ. Да.

Сокр. Но та, которой ты теперь желаешь, — безъимянная ли какая, или имѣетъ имя? [403]

Ѳеагъ. Я думаю, имѣетъ.

Сокр. Такъ знаешь ли ты ее — по крайней мѣрѣ безъ имени, или и имя?

Ѳеагъ. Да, и имя.

Сокр. Скажи же, какое оно.

Ѳеагъ. Какое другое можно дать ей имя, Сократъ, какъ не D. мудрость?

Сокр. Но не мудрость ли и возничество? Или оно кажется тебѣ невѣжествомъ?

Ѳеагъ. Нѣтъ.

Сокр. А мудростью?

Ѳеагъ. Да.

Сокр. Для чего мы пользуемся имъ? не для того ли, чтобы умѣть править парою коней?

Ѳеагъ. Да.

Сокр. Не мудрость ли также и кораблевожденіе?

Ѳеагъ. Мнѣ кажется.

Сокр. Не для того ли и оно, чтобы умѣть править кораблями?

Ѳеагъ. Конечно для того.

Сокр. А мудрость, которой ты желаешь, — что такое она? Чѣмъ умѣемъ мы править, при ея помощи?E.

Ѳеагъ. Мнѣ кажется, людьми.

Сокр. Не недужными ли?

Ѳеагъ. Совсѣмъ нѣтъ.

Сокр. Потому что для этого есть искуство врачебное. Не такъ ли?

Ѳеагъ. Да.

Сокр. Но не умѣемъ ли мы, при ея помощи, управлять поющими въ хорахъ?

Ѳеагъ. Нѣтъ.

Сокр. Потому что для этого-то есть музыка.

Ѳеагъ. Конечно.

Сокр. Или чрезъ нее умѣемъ мы управлять тѣми, которые занимаются тѣлесными упражненіями? [404]

Ѳеагъ. Нѣтъ.

Сокр. Потому что для этого-то есть гимнастика.

Ѳеагъ. Да.

Сокр. Въ какомъ же дѣлѣ пользуемся мы ею? Постарайся сказать мнѣ, какъ я напередъ сказалъ тебѣ.

124.Ѳеагъ. Ею пользуемся мы, мнѣ кажется, въ городѣ.

Сокр. Но не въ городѣ ли и недужные?

Ѳеагъ. Да; однакожъ не этихъ только я разумѣю, — говорю и о другихъ, живущихъ въ городѣ.

Сокр. Такъ ужели я понимаю, на какое искуство указываешь ты? Вѣдь мнѣ кажется, ты говоришь не о томъ, посредствомъ котораго мы умѣемъ управлять жнецами, виноградарями, садовниками, сѣятелями, молотильщиками; потому что этимъ управляемъ мы при помощи науки земледѣлія. Не такъ ли?

Ѳеагъ. Да.

B.Сокр. И не о томъ говоришь ты, посредствомъ котораго мы умѣемъ управлять пильщиками, сверлильщиками, токарями и всѣми вообще вертельщиками; потому что такое искуство не есть ли строительное?

Ѳеагъ. Да.

Сокр. Впрочемъ, можетъ быть, — о томъ, посредствомъ котораго умѣемъ мы управлять всѣми этими: и самыми земледѣльцами и плотниками, и всѣми мастерами и не-мастеровыми[14], и мужчинами и женщинами, — можетъ быть, такое-то искуство называешь ты мудростью.

Ѳеагъ. Именно такое, Сократъ; давно уже хочу я назвать его.

Сокр. А можешь ли сказать, что Эгисѳъ[15], умертвившій [405]въ Аргосѣ Агамемнона, управлялъ тѣми, о которыхъ ты C. говоришь, — мастерами и не-мастеровыми, всѣми мужчинами и женщинами, или нѣкоторыми иными?

Ѳеагъ. Нѣтъ, не тѣми, а этими.

Сокр. Что еще? Пелей[16], сынъ Эака, во Фтіи? — не тѣми ли самыми управлялъ онъ?

Ѳеагъ. Да.

Сокр. А слыхалъ ли ты о Періандрѣ[17], сынѣ Кипсела, правившемъ въ Коринѳѣ?

Ѳеагъ. Слыхалъ.

Сокр. Не тѣми ли же самыми управлялъ онъ въ своемъ городѣ?

Ѳеагъ. Да.D.

Сокр. Что скажешь притомъ объ Архелаѣ, сынѣ Пердикки, который въ послѣднее время[18] сталъ править Македоніею? Не тѣми ли самыми, думаешь, управляетъ онъ?

Ѳеагъ. Думаю, тѣми.

Сокр. А Иппіасъ, сынъ Пизистрата, правившій въ этомъ городѣ, кѣмъ, думаешь, управлялъ онъ? Не этими ли?

Ѳеагъ. Какъ не этими.

Сокр. Можешь ли ты сказать мнѣ, какое имя даютъ Вакису, Сивиллѣ и нашему соотечественнику Амфилиту[19]? [406]

Ѳеагъ. Какое больше, Сократъ, какъ не имя прорицателей?

E.Сокр. Правильно говоришь. Постарайся же отвѣтить мнѣ и относительно этихъ: какое имя прилично Иппіасу и Періандру по ихъ управленію?

Ѳеагъ. Думаю, имя тиранновъ; какое же больше?

Сокр. Стало-быть, кто желаетъ управлять всѣми людьми въ городѣ, тотъ желаетъ одинакой съ ними власти — тираннической, — тотъ хочетъ быть тиранномъ.

Ѳеагъ. Оказывается такъ.

Сокр. И ты сказалъ, что желаешь ея.

Ѳеагъ. Изъ моихъ словъ, конечно, выходитъ.

Сокр. Злодѣй[20]! такъ ты, изъ-за желанія тиранствовать 125. надъ нами, давно уже порицаешь отца, что онъ не посылаетъ тебя въ школу какого-нибудь учителя тиранніи? А тебѣ, Димодокъ, не стыдно? Давно уже зная, чего желаетъ онъ, и будучи увѣренъ, что если будешь посылать его туда, то сдѣлаешь мастеромъ въ желаемой имъ мудрости, ты теперь завидуешь ему и посылать не хочешь? Но видишь, — въ эту минуту онъ оговорилъ тебя въ моемъ присутствіи: такъ посовѣтуемся съобща — я и ты, къ кому бы намъ посылать его и въ чьемъ бы сообществѣ могъ онъ сдѣлаться мудрымъ тиранномъ.

B.Дим. Да, ради Зевса, Сократъ, посовѣтуемся-таки, такъ какъ, по моему-то мнѣнію, это требуетъ совѣта немаловажнаго.

Сокр. Постой, добрякъ, сперва распросимъ получше его самого. [407]

Дим. Такъ спрашивай.

Сокр. Что, Ѳеагъ, еслибы мы нѣсколько воспользовались Эврипидомъ? Вѣдь Эврипидъ[21] гдѣ-то сказалъ:

Мудры тиранны бесѣдою мудрыхъ.

Но пусть бы кто спросилъ его: Эврипидъ! о чемъ бесѣда мудрыхъ дѣлаетъ, говоришь, мудрыми тиранновъ? Или пусть C. бы, напримѣръ, сказалъ онъ:

Мудры земледѣльцы бесѣдою мудрыхъ.

А мы спросили бы: въ чемъ мудрыхъ? — Что отвѣчалъ бы онъ? иное ли нѣчто, или то, что мудрыхъ въ земледѣліи?

Ѳеагъ. Нѣтъ, именно это.

Сокр. Что же? еслибы сказалъ онъ:

Мудры повара бесѣдою мудрыхъ.

А мы спросили бы: въ чемъ мудрыхъ? — Что отвѣчалъ бы онъ? не то ли, что въ поварскомъ искуствѣ?

Ѳеагъ. Да.

Сокр. Что еще? еслибы сказалъ онъ:

Мудры бойцы бесѣдою мудрыхъ.

А мы спросили бы его: въ чемъ мудрыхъ? — Не отвѣчалъ ли бы онъ, что въ искуствѣ бороться?

Ѳеагъ. Да.D.

Сокр. Но когда онъ сказалъ:

Мудры тиранны бесѣдою мудрыхъ.

А мы хотимъ спросить его: въ чемъ мудрыхъ, говоришь ты, Эврипидъ? — Что отвѣтитъ онъ? въ чемъ состоитъ эта мудрость?

Ѳеагъ. Не знаю, клянусь Зевсомъ.

Сокр. А хочешь ли, а скажу тебѣ?

Ѳеагъ. Если угодно... [408]

Сокр. Въ томъ, что̀, по словамъ Анакреона, знала Калликрита. Или неизвѣстна тебѣ эта пѣсня?

Ѳеагъ. Извѣстна.

Сокр. Такъ что же? не желаешь ли и ты обращаться съ такимъ E. какимъ-нибудь человѣкомъ, который обладаетъ однимъ и тѣмъ же искуствомъ съ Калликритою[22], дочерью Кіаны, и знаетъ тираннію, какъ говоритъ о ней поэтъ, чтобы и тебѣ тиранствовать надъ нами и надъ городомъ?

Ѳеагъ. Давно уже, Сократъ, смѣешься ты и шутишь надо мною.

Сокр. Какъ! развѣ, по твоимъ словамъ, не той мудрости желаешь ты, посредствомъ которой могъ бы управлять всѣми гражданами? А дѣлая это, чѣмъ же инымъ былъ бы ты, какъ не тиранномъ?

Ѳеагъ. Конечно, согласился бы я, думаю, сдѣлаться тиранномъ — особенно надъ всѣми людьми; а если не то, — по крайней 126. мѣрѣ надъ весьма многими, — желалъ бы даже, можетъ быть, сдѣлаться богомъ, хотя я и не говорилъ, что этого желаю.

Сокр. Такъ что же еще есть, чего тебѣ хочется? не сказалъ ли ты, что желаешь управлять гражданами?

Ѳеагъ. Только не насильственно, — не какъ тиранны, а по ихъ волѣ, какъ управляютъ въ городѣ и другіе знатные мужи.

Сокр. Такъ ли, говоришь, какъ Ѳемистоклъ, Периклъ, Кимонъ и всѣ, бывшіе сильными въ политикѣ?

Ѳеагъ. Да, клянусь Зевсомъ, этихъ я разумѣю.

B.Сокр. Такъ что же? еслибы случилось тебѣ пожелать сдѣлаться мудрецомъ въ верховой ѣздѣ, — къ кому естественно отправился бы ты[23], чтобы выдти отличнымъ всадникомъ? къ иному ли кому кромѣ берейтора? [409]

Ѳеагъ. Нѣтъ, клянусь Зевсомъ, не къ иному.

Сокр. А къ тѣмъ самымъ искусникамъ въ этомъ отношеніи, у которыхъ есть лошади и которые всегда обращаются какъ съ своими, такъ и со многими чужими?

Ѳеагъ. Явно, что къ нимъ.

Сокр. Что же? еслибы тебѣ захотѣлось сдѣлаться мудрецомъ въ стрѣльбѣ, — не къ стрѣльцамъ ли бы задумалъ ты идти, чтобы быть мудрымъ, — къ тѣмъ, то-есть, у которыхъ есть стрѣлы и которые всегда употребляютъ ихъ много — какъ чужихъ, такъ и собственныхъ?C.

Ѳеагъ. Мнѣ кажется.

Сокр. Скажи же теперь: такъ какъ ты хочешь быть мудрецомъ въ политикѣ, то, съ цѣлію — сдѣлаться мудрымъ, къ иному ли кому думаешь отправиться, а не къ тѣмъ политикамъ, которые и сами сильны въ политикѣ, и всегда обращаются какъ съ своимъ городомъ, такъ и со многими другими, и входятъ въ сношеніе нетолько съ греческими, но и съ варварскими городами? Или тебѣ кажется, что обращаясь съ кѣмъ-нибудь инымъ, сдѣлаешься ты мудрецомъ въ томъ же отношеніи, въ какомъ эти, а не съ нами самими?

Ѳеагъ. Слыхалъ я, Сократъ, какъ пересказывали твои рѣчи объ этихъ людяхъ. Сыновья подобныхъ политиковъ, D. говорили, нисколько не лучше, чѣмъ сыновья кожевниковъ. И ты, мнѣ кажется, сколько я могу судить, говоришь весьма справедливо. Поэтому я былъ бы безуменъ, еслибы подумалъ, что кто-нибудь изъ нихъ мнѣ можетъ передать свою мудрость, а собственному своему сыну, при всей способности быть полезнымъ для кого бы то ни было изъ людей, никакой пользы принести не можетъ.

Сокр. Но чѣмъ бы ты, лучшій изъ мужей, помогъ себѣ, еслибы родился у тебя сынъ и сталъ вводить тебя въ такіе хлопоты, говоря, что онъ желаетъ сдѣлаться хорошимъ [410]живописцемъ, E. и порицая тебя — отца, что ты не хочешь на этотъ предметъ тратить для него денегъ, а между тѣмъ мастеровъ сего самаго искуства, — живописцевъ, безчестилъ бы и не хотѣлъ у нихъ учиться? Тоже и флейтистовъ, — желая сдѣлаться флейтистомъ, тоже и цитристовъ. Что могъ бы ты съ нимъ сдѣлать и куда въ другое мѣсто послалъ бы его, еслибы онъ не захотѣлъ учиться у этихъ?

Ѳеагъ. Клянусь Зевсомъ, не знаю.

127.Сокр. Но теперь то же самое дѣлаешь ты съ своимъ отцомъ, а между тѣмъ удивляешься и порицаешь его, когда онъ недоумѣваетъ, какъ повестись съ тобою и куда послать тебя. Пожалуй, мы представимъ тебя кому-нибудь изъ отличнѣйшихъ въ политикѣ Аѳинянъ, который наставитъ тебя даромъ; и ты съ одной стороны, сбережешь деньги, съ другой, пріобрѣтешь гораздо больше расположенія отъ народа, чѣмъ учась у кого другаго.

Ѳеагъ. Такъ что же, Сократъ? развѣ ты не изъ отличнѣйшихъ мужей? Согласись только меня допустить къ своей бесѣдѣ, — и для меня довольно, я не буду искать никакого болѣе.

Сокр. Что это говоришь ты, Ѳеагъ?

B.Дим. А вѣдь онъ говоритъ нехудо, Сократъ; ты вмѣстѣ сдѣлаешь удовольствіе и мнѣ. Думаю, для меня не было бы находки больше той, какъ еслибы онъ понравился тебѣ, и ты согласился бы бесѣдовать съ нимъ. Я даже стыжусь сказать, какъ сильно хочу этого; посему прошу обоихъ васъ: тебя, чтобы ты согласился бесѣдовать съ нимъ; а тебя, чтобы ты не искалъ обращенія ни съ кѣмъ, кромѣ Сократа. Чрезъ это вы избавите меня отъ многихъ и страшныхъ безпокойствъ. Теперь C. вѣдь я очень боюсь за него, какъ бы не столкнуться ему съ кѣмъ другимъ, который можетъ развратить его.

Ѳеагъ. Съ этого времени за меня-то уже не бойся, батюшка, если ты въ состояніи убѣдить его, чтобы онъ принималъ меня въ свою бесѣду.

Дим. Очень хорошо говоришь. Послѣ этого, Сократъ, къ тебѣ уже обращаю мое слово. Я готовъ, говоря коротко, [411]предложить тебѣ и меня и мое, что имѣю, самое драгоцѣнное, однимъ словомъ — все, чего ни потребуешь, лишь бы только ты полюбилъ этого Ѳеага и благодѣтельствовалъ ему, сколько D. можешь.

Сокр. Димодокъ! я не удивляюсь твоей заботливости, если ты думаешь, что сынъ твой особенно отъ меня получитъ пользу; ибо не знаю, о чемъ бы больше всего заботился всякій умный человѣкъ, какъ не о своемъ сынѣ, чтобы онъ былъ самымъ лучшимъ. Но почему тебѣ показалось, будто я въ состояніи принесть твоему сыну больше пользы, чтобы онъ вышелъ хорошимъ гражданиномъ, чѣмъ ты самъ, и съ чего взялъ сынъ твой, будто я буду для него полезнѣе тебя, — это для меня очень удивительно. Во-первыхъ, ты старше, чѣмъ я; E. потомъ, ты, въ управленіи Аѳинянами, занималъ много правительственныхъ должностей, да еще и важнѣйшихъ; кромѣ того, ты пользуешься особеннымъ почетомъ какъ со стороны анагирасійскихъ гражданъ[24], такъ не меньше и со стороны всѣхъ жителей республики[25]. Во мнѣ же никоторый изъ васъ не найдетъ ничего подобнаго. Да и то еще: — если этотъ Ѳеагъ, презирая бесѣду политиковъ, ищетъ какихъ-то другихъ, которые объявляютъ, что могутъ учить молодыхъ людей; то есть здѣсь и Продикъ хіосскій, и Горгіасъ леонтинскій, и Полосъ акрагантинскій, и другіе многіе, которые такъ мудры, 128. что, приходя въ города, убѣждаютъ благороднѣйшихъ и богатѣйшихъ между юношами, чтобы они, имѣя возможность даромъ бесѣдовать съ какими угодно гражданами, оставили [412]ихъ бесѣды и обращались съ этими, а для вознагражденія, платили имъ очень большія деньги, съ придачею еще благодарности. Такъ изъ нихъ котораго-нибудь слѣдовало предъизбрать B. и сыну твоему и самому тебѣ, а меня — не слѣдовало; потому что я не знаю ни одной изъ этихъ блаженныхъ и прекрасныхъ наукъ, хотя бы и желалъ, да и всегда-таки говорю, что мнѣ приходится, просто, не имѣть никакого знанія, кромѣ неважнаго, относящагося къ дѣламъ любовнымъ[26]: въ этомъ именно знаніи я почитаюсь сильнѣе кого бы то ни было и изъ прежнихъ людей, и изъ нынѣшнихъ.

Ѳеагъ. Видишь ли, батюшка, что Сократъ, какъ мнѣ кажется, не очень согласенъ обращаться со мною? Съ моей-то C. стороны и есть готовность, еслибы ему угодно было; да онъ только шутитъ надъ нами. Я знаю нѣкоторыхъ моихъ сверстниковъ и юношей немногимъ постарше меня, которые до обращенія съ нимъ ничего не стоили, а вошедши въ его общество, въ весьма короткое время оказываются лучше всѣхъ тѣхъ, сравнительно съ кѣмъ сперва были хуже.

Сокр. Знаешь ли ты, сынъ Димодока, какъ это бываетъ?

Ѳеагъ. Да, ради Зевса, знаю, что еслибы ты захотѣлъ, — и я былъ бы въ состояніи сдѣлаться такимъ, каковы тѣ.

D.Сокр. Нѣтъ, добрякъ, тебѣ неизвѣстно, какъ это бываетъ; — а я тебѣ скажу. По божественному жребію, за мною съ дѣтства слѣдуетъ геній[27]: это — голосъ, который, когда [413]проявляется, всегда даетъ мнѣ замѣтить, что я долженъ уклониться отъ того, что намѣренъ дѣлать, но никогда не наклоняетъ къ чему бы то ни было. Поэтому, кто изъ моихъ друзей сносится со мною, и въ то же время проявляется голосъ, — это самое отклоняетъ меня и не позволяетъ мнѣ дѣлать. Въ этомъ я представлю вамъ свидѣтелей. Вѣдь вы знаете того бывшаго красавца Хармида[28], сына Главконова. Нѣкогда онъ объявилъ E. мнѣ о своемъ намѣреніи пробѣжать въ Немеяхъ стадію. Едва началъ онъ говорить, что рѣшается на этотъ подвигъ, — вдругъ проявляется голосъ. Тогда я сталъ отсовѣтовать ему это и сказалъ: между тѣмъ какъ ты говорилъ, — проявился во мнѣ голосъ генія; такъ не подвизайся. — Можетъ быть, онъ даетъ знать, отвѣчалъ Хармидъ, что я не одержу побѣды? Что же? пусть не одержу, — по крайней мѣрѣ въ это время доставлю себѣ пользу тѣлеснымъ упражненіемъ. — Сказавъ такъ, пустился онъ въ подвигъ. Стоитъ спросить его самого, что случилось съ нимъ во время этого подвига. Если 129. хотите, спросите и брата Тимархова, Клитомаха, что говорилъ ему Тимархъ, когда умиралъ, именно оттого, что не послушался генія, — спросите, что говорилъ и онъ, и стадійный скороходъ Эватлъ, принявшій къ себѣ бѣжавшаго Тимарха. Онъ скажетъ вамъ, что Тимархъ говорилъ ему слѣдующее.

Ѳеагъ. Что такое?

Сокр. Клитомахъ! говорилъ онъ, я умираю теперь оттого, что не хотѣлъ послушаться Сократа. А что именно разумѣлъ подъ этимъ Тимархъ, — я разскажу. Когда Тимархъ и Филимонъ, сынъ Филимонида, встали съ пира, чтобы убить B. Никіаса[29], сына Ироскамандрова, — а они только двое и питали этотъ умыселъ; — тогда первый изъ нихъ, вставши, сказалъ мнѣ: Что ты толкуешь, Сократъ? Вы пейте, а я долженъ [414]встать и куда-то идти; немного спустя возвращусь, если удастся. — А у меня на ту пору — голосъ, и я тотчасъ сказалъ: никакъ не вставай; вѣдь вотъ во мнѣ проявилось обычное знаменіе — геній. Онъ удержался; но спустя нѣсколько времени, снова порывался идти и сказалъ: иду, Сократъ. А во C. мнѣ опять голосъ, — и я опять заставилъ его удержаться. Въ третій разъ, чтобъ утаиться отъ меня, онъ всталъ, не сказавъ мнѣ ни слова и, улучивъ минуту, когда мое вниманіе занято было чѣмъ-то другимъ, ушелъ потихоньку. Отправившись такимъ образомъ, онъ совершилъ то, отъ чего потомъ умеръ. Потому-то сказалъ онъ брату, какъ теперь сказалъ я вамъ, что причиною его смерти было невѣріе мнѣ. Конечно, отъ D. многихъ слыхали вы и о томъ, что произошло въ Сициліи[30], какъ я говорилъ о погибели войска. О совершившемся вы можете слышать отъ тѣхъ, которые знаютъ дѣло: но этотъ случай можетъ служить пробою знаменія, правду ли оно говоритъ. Когда Санніонъ красивый отправлялся на войну, — мнѣ было знаменіе, — и между тѣмъ какъ теперь, чтобы сражаться съ Тразилломъ, идетъ онъ прямо къ Ефесу и Іоніи, мнѣ думается, что или его ожидаетъ смерть, или ему наскочить на что-нибудь подобное: вообще, я очень боюсь за нынѣшнее E. предпріятіе[31]. Все это я говорилъ тебѣ — съ намѣреніемъ показать, что сила моего генія имѣетъ важное вліяніе на собесѣдованіе обращающихся со мною лицъ; потому что многимъ она противится, внушая, что отъ обращенія со мною [415]не получить имъ пользы, такъ что и обращаться съ ними не позволяетъ. А многимъ быть моими собесѣдниками она и не препятствуетъ; но бесѣдованіе это нисколько имъ не полезно. Напротивъ, кому сила генія въ собесѣдованіи помогла бы, тѣ выходятъ такими, какими и ты знаешь ихъ, — необыкновенно скоро дѣлаютъ успѣхи. Впрочемъ, изъ этихъ опять — успѣвающихъ, одни получаютъ пользу прочную 130. и постоянную; многіе же во все время, пока обращаются со мною, удивительно успѣваютъ, а какъ скоро удаляются отъ меня, ничѣмъ не отличаются отъ всякаго. Такимъ нѣкогда оказался Аристидъ, сынъ Лизимаха, сына Аристидова. Обращаясь со мною, онъ въ короткое время успѣлъ очень много; потомъ выпала ему какая-то война, — и онъ поплылъ; пришедши же назадъ, нашелъ въ обращеніи со мною Ѳукидида[32], сына Мелисіева, внука Ѳукидидова. B. Ѳукидидъ на первыхъ порахъ нѣсколькими словами выразилъ мнѣ свое нерасположеніе. Поэтому, увидѣвшись со мною и поздоровавшись, Аристидъ сталъ разговаривать и между прочимъ сказалъ: я слышу, Сократъ, что Ѳукидидъ нѣсколько величается предъ тобою и надмевается, будто что значитъ. — Такъ и есть, отвѣчалъ я. — Что же? развѣ не знаетъ онъ, продолжалъ Аристидъ, что прежде, чѣмъ вступилъ въ собесѣдованіе съ тобою, былъ чуть не рабомъ? — Теперь-то не кажется такимъ, клянусь богами, отвѣчалъ я. — Впрочемъ, и самъ-то я, Сократъ, кажусь для себя смѣшнымъ, сказалъ онъ. C. — Почему особенно? спросилъ я. — Потому, отвѣчалъ онъ, что до отплытія могъ разговаривать со всякимъ человѣкомъ и никого не хуже являлся съ своимъ словомъ, такъ что искалъ случаевъ бесѣдовать съ людьми самыми пріятными: напротивъ, теперь, только что почую какого-нибудь ученаго, — тотчасъ бѣгу; — такъ стыжусь я своего простоумія. — Но вдругъ ли оставила тебя эта сила, или оставляла понемногу? спросилъ [416]D. я. — Понемногу, отвѣчалъ онъ. — Отъ чего же это приключилось тебѣ? спросилъ я: отъ того ли, что, учась у меня, получилъ ты такое расположеніе, или какимъ инымъ образомъ? — Я скажу тебѣ, Сократъ, отвѣчалъ онъ. Невѣроятно, клянусь богами, однакожъ истинно. У тебя, какъ самъ ты знаешь, я ничему не научился, однакожъ бесѣдуя съ тобою, успѣвалъ, даже когда жилъ только въ одномъ съ тобою домѣ, а не въ одной комнатѣ; живя же въ одной съ тобою комнатѣ, успѣвалъ еще болѣе. И мнѣ казалось, что успѣхи мои шли гораздо быстрѣе, когда, находясь въ одной съ тобою комнатѣ, во время твоей бесѣды, я E. смотрѣлъ больше на тебя, чѣмъ куда-нибудь въ другую сторону; а еще замѣтнѣе и значительнѣе успѣвалъ, когда сидѣлъ возлѣ тебя и прикасался къ тебѣ. Теперь же, сказалъ онъ, тогдашнее состояніе мое совершенно исчезло. — Такъ вотъ каково наше собесѣдованіе, Ѳеагъ! Если угодно будетъ Богу, то ты очень много и скоро успѣешь; а когда нѣтъ, — не успѣешь. Поэтому, смотри, не безопаснѣе ли для тебя учиться у кого-нибудь изъ тѣхъ, которые сами ручаются за пользу, доставляемую ими людямъ, чѣмъ у меня, который предоставляетъ пользоваться тѣмъ, что случится.

131.Ѳеагъ. Мнѣ кажется, Сократъ, что мы должны поступить такъ: бесѣдуя другъ съ другомъ, испытать этого генія. Если онъ позволитъ намъ, — будетъ очень хорошо; а когда нѣтъ, — останется еще время посовѣтоваться, что дѣлать: — искать ли другаго руководителя, или попытаться живущее въ тебѣ божество умилостивить молитвами, жертвами и всѣмъ, чего требуютъ прорицатели.

Дим. Не противорѣчь больше юношѣ, Сократъ; вѣдь Ѳеагъ говоритъ хорошо.

Сокр. Если кажется, что такъ надобно сдѣлать, — сдѣлаемъ.


Примѣчанія

  1. О чемъ-то съ тобою поговорить — ἅττα σοὶ ἰδιολογήσασθαι. Самое начало греческой рѣчи въ Ѳеагѣ показываетъ, что этотъ діалогъ написанъ далеко послѣ временъ Платона; потому что глагола ἰδιολογεῖοθαι напрасно стали бы мы искать у писателей древнѣйшей Греціи. Въ какое время вошло въ употребленіе это слово, показываетъ Свицеръ, Thesaur. Eccles. T. I, p. 1134.
  2. Портикъ Зевса Элевѳерія, или освободителя, построенъ былъ въ Керамикѣ, близъ статуи того же имени. А Керамикомъ называлась часть или кварталъ города Аѳинъ. Керамиковъ, по свидѣтельству Свиды, въ Аѳинахъ было два: одинъ въ самомъ городѣ, другой за-городомъ. Въ одномъ погребали гражданъ, павшихъ въ сраженіи; въ другомъ находились позорные домы. Такое же показаніе см. Hesych.и Meurs. De Ceramic. с. 4.
  3. Естественно представлять, что Димодокъ, сказавъ: пойдемъ же, Сократъ, дѣлалъ этотъ переходъ до портика не молча, но тотчасъ началъ свой монологъ, служащій вступленіемъ въ бесѣду. Такое вступленіе напоминаетъ намъ о первой страницѣ Платонова Горгіаса.
  4. Всѣ растенія, πάντα τὰ φυτά. Подъ словомъ φυτά разумѣется все, что φύεται. На это слово писатель смотритъ, какъ на знакъ понятія родоваго, и различаетъ въ немъ два вида: τὰ ἐκ τῆς γῆς φυόμενα καὶ τὰ ζῶα. Подобное мѣсто встрѣчаемъ Phileb. p. 22 B: (βίος) πᾶσι φυτοῖς καὶ ζώοις αἱρετός. Legg. VI, p. 764 E.
  5. По моимъ дѣламъ гадаю и о чужихъ дѣлахъ, ἀπὸ τῶν ἐμαντοῦ τεκμαίρομαι καὶ ἐς τἆλλα, т.-е. καὶ εἰς τὰ τῶν ἄλλων. Такой конструкціи, сколько помнимъ, не встрѣчали мы ни у Платона, ни у другихъ образцовыхъ греческихъ писателей. — Притомъ смѣшною и пошлою представляется мысль Димодока: τὴν τοῦ υἱέος τουτονὶ εἴται φυτείαν εἴται παιδοποιίαν πάντων ῥᾄστην γεγονέναι. Платонъ выразился бы конечно деликатнѣе. Діонисій галикарнасскій (Art. Rhetor. T. V, p. 405, ed. Reisk.), почитая Ѳеага сочиненіемъ подлиннымъ, старается извинить Платона и говоритъ: τοῦτο δὲ οὐ χρὴ νομίζειν, ὅτι μεγάλῃ τῇ φωνῇ χρῆται ὁ Πλάτων, — такъ какъ это говорилъ отецъ въ присутствіи сына, — ἀλλ᾽ ἐπειδὴ ὁ Δημόδοκος ἐργαστικὸς καὶ γεωργός, φωνὰς ἀφίησι τῆς τέχνης. Но такое извиненіе неудовлетворительно.
  6. Хаживавшіе въ Аѳины, εἰς τὸ ἄστυ καταβαίνοντες. Штальбомъ и нѣкоторые другіе критики заключаютъ изъ этого, что Ѳеагъ жилъ въ Пиреѣ. Но ἄστυ здѣсь берется, очевидно, не какъ аѳинская цитадель, или центральное мѣсто города, а какъ резиденція правительства республики, и противуполагается τοῖς δήμοις. Поэтому-то Димодокъ и говоритъ: νῦν οὖν ἥκω ἐπ᾽ αὐτὰ ταῦτα, т.-е. изъ своей демы въ Аѳины.
  7. Совѣтъ есть дѣло священное, συμβουλὴ ἱερὸν χρῆμα. Схоліастъ: παροιμία ἐπὶ τῶν καθαρῶς καὶ ἀδόλως συμβουλευσάντων· δεῖ γὰρ τὸν συμβουλεύοντα μὴ τὸν ἴδιον σκοπεῖν· τὸ γὰρ ἱερὸν οὐδενὸς ἴδιον, ἀλλὰ τῶν χρωμένων ἐστὶ κοινόν· ἐπειδὴ καταφεύγομεν ὥσπερ εἰς τὰ ἱερὰ θέλοντες συμβουλεύεσθαι οἱ ἄνθρωποι. Προςήκει οὖν τοῖς συμβουλεύουσιν ἀψευδεῖν καὶ τὰ βέλτιστα κατὰ τὴν αὐτῶν γνώμην συμβουλεύειν. Эту пословицу приводитъ и Аристофанъ въ Ἀμφίαρ. Зенодотъ производитъ ее отъ Епихарма. Schott. ad. Zenob. Proverb. Centur. IV, 40. Epist. Plat. V init. Alberti ad Hesichium vol. II, p. 27.
  8. Какое прекрасное имя? τί καλὸν ὄνομα; Прилагательное καλόν поставлено здѣсь какбы для того только, чтобы естественнѣе было дальнѣйшее выраженіе: καλόν γε τῷ υἰεῖ τὸ ὄνομα ἔθου. Подобное употребленіе его едва ли встрѣтимъ у греческихъ писателей. Впрочемъ, это выраженіе можно понимать какъ формулу вѣжливости.
  9. Какъ мы будемъ называть его? тί αὐτὸν προςαγορέυωμεν; Платонъ сказалъ бы: τί αὐτὸν ὀνομάζωμεν, или καλῶμεν; а προςαγορέυειν употребляется только тогда, когда наименовывается должность, занятіе, добродѣтель и т. п. Напр., Phileb. p. 12 B: καὶ νῦν τὴν μὲν Ἀφροδήτην ὅπῃ ἐκείνῃ φίλον, ταύτῃ προςαγορέυω. Здѣсь говорится объ имени удовольствія. De Republ. V, p. 463 A: τί ὁ ἐν ταῖς ἄλλαις δῆμος τοῦς ἄρχοντας προςαγορέυει; alib.
  10. Ѳеагъ — Θεάγης значитъ: сильно любящій божественное.
  11. Почтенныхъ отцовъ — τῶν καλῶν κἀγαθῶν πατέρων. Καλοὶ κἀγαθοί, въ отношеніи къ рангамъ гражданской жизни, суть люди благородные, вельможи и сановники государства, которымъ противуполагается ὁ δῆμος. Такъ Xenoph. Hellen. II, 3, 15: εἴ τις ἐτιμᾶτο ὑπὸ τοῦ δήμου, τοὺς δὲ καλοὺς κἀγαθοὺς μηδὲν κακὸν εἰργάζετο. Plutarch. vit. Pericl. p. 158 B: οὐ γὰρ εἴασε τοὺς καλοὺς κἀγαθοὺς καλουμένους — σῦμμεμῖχθαι πρὸς τὸν δῆμον. То, чему должны были учиться благородныя дѣти, достаточно показано въ Протагорѣ p. 325 D sqq. Aristoph. Nubb. v. 955—980.
  12. Нарочно — ἐζεπίτηδες, притворно, съ умысломъ, какъ будто бы, то-есть, Димодокъ въ самомъ дѣлѣ не зналъ, какой мудрости желаетъ Ѳеагъ, тогда какъ послѣдній уже много разъ объяснялъ отцу, что̀ разумѣетъ онъ подъ именемъ мудрости. Слово нарочно въ этомъ смыслѣ выходитъ у насъ изъ употребленія и держится только почти въ простонародномъ говорѣ.
  13. Правятъ колесницами, τὰ ἅρματα κυβερνῶσιν. Шлейермахеръ правильно замѣчаетъ, что едва ли бы Платонъ сказалъ: κυβερνᾶν τὰ ἅρματα. Примѣровъ такого примѣненія этого глагола не представляется.
  14. И не-мастеровыми, καὶ τῶν ἰδιωτῶν. Ἰδιῶται здѣсь противуполагаются τοῖς δημιουργοῖς, и потому это такіе люди, которые не научены никакому мастерству и не знаютъ никакихъ искуствъ, — artium imperiti. Употребленіе этого слова въ такомъ смыслѣ см. Sympos. p. 178 B. Phaedr. p. 258 D. Ion. p. 531 C, al.
  15. Эгисѳъ, умертвившій двоюроднаго своего брата Агамемнона на пиру, семь лѣтъ господствовалъ въ Микенахъ и умерщвленъ Орестомъ, сыномъ Агамемнона. Odyss. I, 35.
  16. Пелей и Теламонъ, по зависти, умертвили своего брата Фоку. Изгнанные своимъ отцомъ, они удалились — одинъ во Фтію, другой на островъ Саламинъ.
  17. Періандръ коринѳскій обыкновенно считается однимъ изъ семи мудрецовъ Греціи; онъ жилъ около XXXVIII олимп. Платонъ причислялъ его не къ мудрецамъ, а къ жестокимъ тираннамъ. См. Protag. p. 339 C. примѣчаніе.
  18. Въ послѣднее время сталъ управлять (Архелай), — τὸν νεωστὶ τούτων ἄρχοντα. Объ этомъ много говорится въ Горгіасѣ p. 471 D sqq. Архелай возшелъ на македонскій престолъ въ концѣ 91 олимп., т.-е. за 413 лѣтъ до Р. Х. А такъ какъ ниже, p. 129 D, упоминается объ экспедиціи Тразилла къ берегамъ Іоніи, которая относится къ 4, 92 олимп., т.-е. къ 409 году до Р. Х.; то разговоръ этотъ долженствовалъ происходить въ семъ самомъ году. Поэтому словомъ νεωστὶ обнимаются предшествующіе четыре года.
  19. Вакисъ — бэотійскій прорицатель, который, задолго до нашествія Ксеркса на Грецію, предсказывалъ Грекамъ все, что должно было произойти. Геродотъ въ восьмой книгѣ (с. 20) приводитъ много его предсказаній. Сивилла здѣсь разумѣется эритрейская, о которой вмѣстѣ съ Вакисомъ и Амфилитомъ упоминаетъ Themistius p. 55, ed. Dind. Амфилитъ, по сказанію Геродота (I, 62), — Акарнанецъ: а что здѣсь называется онъ ἡμεδαπός, то это либо потому, что онъ долго жилъ въ Аѳинахъ, либо потому, что вмѣсто Ακαρνάν, у Геродота надобно читать Ἀχαρνεὺς. Подробнѣе объ этихъ лицахъ см. Wesseling. ad Herodot. VIII, 20.
  20. Злодѣй — ὦ μιαρέ. Мы неправильно поняли бы въ этомъ мѣстѣ тонъ рѣчи Сократовой, еслибы, вмѣстѣ съ Шлейермахеромъ, принимали слова его серьёзно. Здѣсь Сократъ сперва Ѳеагу, а потомъ Димодоку говоритъ шуточно; поэтому и Димодокъ далѣе отвѣчаетъ ему шуткою.
  21. Этотъ стихъ Платонъ приписываетъ Эврипиду и здѣсь, и въ VIII кн. Государства (p. 568 A). Но другіе, напротивъ, находятъ его въ Софокловомъ Аяксѣ локрскомъ. Gataker. Opp. T. 1, p. 173.
  22. Что это была за Калликрита, — греческое преданіе не говоритъ ничего; да и стихи, написанные Анакреономъ, до насъ не дошли. Conf. edit. Fischeri p. 451 et Bergk. De Anacreontis Reliquiis p. 264. Судя по замѣчанію Сократа въ этомъ мѣстѣ, она любила толковать о политикѣ, и въ этомъ отношеніи была предшественницею Аспазіи и Діотимы, прославленныхъ греческимъ классицизмомъ.
  23. Къ кому бы отправился ты, παρὰ τίνας ἂν ἀφικόμενος, конструкція у Платона неупотребительная. Вмѣсто παρά τινας ἀφικνεῖδθαι или ἰέναι, Платонъ сказалъ бы: εἰς τίνος ἰέναι. По крайней мѣрѣ, здѣсь надобно разумѣть уже не хожденіе въ школу, а посѣщеніе кого-нибудь для какой бы то ни было цѣли.
  24. Схоліастъ: Ἀναγυροῦς, δῆμος Αἰαντίδος, ἀφ᾽ οὖ Ἀναγυράσιοι. Объ этой демѣ, которую писатели относятъ къ трибѣ эрехтійской, см. Harpocrat. Stephan. Bysant. Boeck. ad Corp. Inscript. n. 200 Grotefend. De Demis Atticae p. 18 eq. (Въ текстѣ нѣтъ указаній на сноски №№ 1 и 2. Ред. электроннаго изданія.)
  25. За этимъ слѣдуетъ монологъ, почти буквально выписанный изъ Апологіи Сократа (p. 19 E), гдѣ текстъ читается такъ: ἀλλὰ γὰρ οὔτε τούτων οὐδέν ἐστιν (а у писателя Ѳеага: ἐμοὶ δὲ τούτων οὐδὲν ἐνορᾶ οὐδέτερος ὑμῶν), οὐδε γε εἴ τινος ἀκηκόατε, ὡς ἐγὼ παιδεύειν ἐπιχειρῶ ἀνθρώπους καὶ χρὴματα πράττομαι, οὐδὲ τοῦτο ἀληθές. Επεὶ τοῦτο γε и проч. Такого повторенія одного и того же текста Платонъ сдѣлать не могъ, и это представляется важнѣйшимъ доказательствомъ подложности Ѳеага. (Въ текстѣ нѣтъ указаній на сноски №№ 1 и 2. Ред. электроннаго изданія.)
  26. Къ чему писатель навязываетъ здѣсь Сократу знаніе дѣлъ любовныхъ, — нисколько не видно. Предметъ рѣчи вовсе не требовалъ этого. Если въ Симпосіонѣ, p. 177 D, Сократъ говоритъ: οὐδέν φημι ἄλλο ἐπίστασθαι, ἢ τὰ ἐρωτικά (снес. Lysid. p. 204 B); то тамъ слова его понятны, — тамъ идетъ разсужденіе о любви, которой онъ своими изслѣдованіями старается сообщить высшее значеніе: а здѣсь діалогистъ чрезъ такую вставку является не больше, какъ слѣпымъ и бездарнымъ компиляторомъ, который любовался только отдѣльными оборотами Платонова діалога, не усвояя себѣ его идеи.
  27. Это опять выписка изъ Апологіи Сократа (p. 31 D). Притомъ Сократовы мысли о геніѣ приложены здѣсь къ тому, къ чему сынъ Софрониска никогда не прилагалъ ихъ. Изъ его упоминанія о геніѣ писатель Ѳеага сдѣлалъ какой-то даръ предсказыванія, чего Сократъ никогда себѣ не приписывалъ. Могло ли придти кому-нибудь въ голову, что несчастія Хармида и Тразилла зависѣли не отъ умственнаго и нравственнаго ихъ состоянія, а отъ случайнаго сцѣпленія обстоятельствъ, предсказанныхъ Сократомъ?
  28. Разсказъ о Хармидѣ ни изъ какого другаго источника неизвѣстенъ.
  29. Этого Никіаса, сына Ироскамандрова, о которомъ нигдѣ больше не упоминается, надобно отличать отъ знаменитаго аѳинскаго полководца, дѣйствовавшаго во время войны пелопонезской.
  30. Разумѣется несчастная экспедиція Аѳинянъ въ Сицилію, о которой см. Thucyd. VI, 8 sqq.
  31. Писатель не представляетъ никакой причины, почему Сократъ такъ боялся за этого неизвѣстнаго исторіи Санніона. Неизвѣстнымъ остается и то, почему Σαννίων названъ ὁ καλός. Корнарій, Фицинъ, Беккеръ, Шлейермахеръ и Квебелій принимаютъ ὁ καλός, какъ имя собственное, или какъ ограничительную черту собственнаго имени Σαννίων, хотя кодексами Платоновыхъ сочиненій это и не подтверждается. Надобно замѣтить, что здѣсь говорится объ экспедиціи совершившейся въ 4, 92 олимп. и предпринятой противъ Іоніи. См. Xenoph. Hellen. 1, 2, 1 sqq. Diodor. XIII, 64. Тразиллъ былъ одинъ изъ тѣхъ вождей, которые, потерпѣвъ пораженіе при аргинузскихъ островахъ, не привезли съ собою убитыхъ и за то приговорены были къ смертной казни.
  32. Объ Аристидѣ и Ѳукидидѣ см. Lachet. 179 A sqq. Сравн. Theaetet p. 150 E.