ЭСБЕ/Россия/Русская наука/Геология

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Россия :: Русская наука :: Геология
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Пруссия — Сюрра
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Розавен — Репа. Источник: т. XXVII (1899): Розавен — Репа, с. 125 ( скан · индекс ); т. XXVIIa (1899): Репина — Рясское и Россия, с. 1 (Россия) ( скан · индекс ); т. XXVIII (1899): Россия и С — Саварна, с. 1 (Россия) ( скан · индекс ); доп. т. IIa (1907): Пруссия — Фома. Россия, с. 551 ( скан · индекс ); I—XCVIII ( скан · индекс )


Физическая география | Население | Политика и финансы | Медицина | Экономика | Просвещение | Общественное призрение и благотворительность | История | Право | Русский язык и литература | Искусство | Наука | Дополнение


Богословие | Математика | Астрономия и геодезия | Физика | Метеорология | Минералогия и кристаллография | Геология | Химия | Ботаника | Зоология | Анатомия | Гистология | Физиология | Медицина | Сельскохозяйственная наука | Технологическая наука | Науки инженерного и строительного искусства | География | Археология | Нумизматика | История | Церковная история | Востоковедение | Классическая филология | Славистика | Историческая география | История всеобщей литературы | История русской литературы | Русский язык и сравнительное языкознание | Философия | Социология | Философия и энциклопедия права | Русское государственное право | Церковное право | Гражданское и римское право | Гражданское судопроизводство | Торговое право и торговое судопроизводство | Уголовное право | Уголовный процесс | Международное право | Экономическая наука | Статистика | Финансовая наука | Военные науки | Приложения: Регионы | Населённые пункты | Монеты | Реки | Иск. водные пути | Озёра | Острова

7) Геология. Геология как самостоятельная наука существует лишь с начала истекающего столетия. Соответственно этому среди русских ученых прошлого века, когда специализация знаний еще не достигла таких размеров, как ныне, не могло быть геологов в современном значении этого слова. Тем не менее, в число членов Академии наук, посвятивших свои силы изучению нашего отечества, были и такие которые интересовались теоретическими вопросами геологии и собирали фактический материал относительно геологического строения России. На первом месте среди них должны быть поставлены Ломоносов и Паллас. Первый в своих мемуарах не только популяризовал запас геологических знаний, накопившихся к тому времени в Западной Европе, но и высказал такое правильное понимание многих геологических явлений, какое вряд ли существовало в его время и там. Паллас по знаниям и таланту должен быть поставлен во главе той плеяды ученых академиков, по большей части иностранцев, которые своими путешествиями по России и Сибири, предпринятыми по почину правительства, положили первое основание естественно-исторического изучения нашего отечества и, между прочим, дали богатый материал к познанию геологического его строения и описали целый ряд интересных явлений из области физической геологии. Кроме Палласа, следуя хронологическому порядку, должны быть упомянуты: Мессершмидт, Иоган-Георг, Гмелин, Штелин, Штеллер, Крашенинников, Гюльденштедт, Лепехин, Самуил-Годлиб Гмелин, Георги, Фальк, Габлицль, Герман, Лаксманн, Рычков, Никита Соколов, Зуев, Озерецковский, Севергин и другие, все более или менее связанные с Императорской академией наук. Случайные путешественники иностранцы (Патрин, Шап д’Отерош), иностранцы выписанные для содействия развитию горного дела (Ренованц), наконец, просто любознательные люди «из немцев», служивших в России, тоже интересовались различными curiosa: минералами, окаменелостями, особенными физическими явлениями и оставили нам или собственные, часто весьма наивные, описания их, или пересылали собранный материал за границу, где он подвергался научной обработке. На царствование императрицы Екатерины II падает блестящий период деятельности Академии наук по географическому и естественно-историческому исследованию России. Начало истекающего столетия не благоприятствовало дальнейшим правительственным мероприятиям, направленным к этой цели. Зато основание Горного института, учреждение Общества испытателей природы при Московском университете (1804), Императорского минералогического общества, нескольких университетов, наконец, появление «Горного журнала» (1825) — все это повело к созданию, помимо академии наук, новых центров, куда стекались русские геологические наблюдения и популяризовались выдающиеся произведения западноевропейской геологической литературы, оживленной в это время деятельностью таких выдающихся ученых, как Ляйэлль, Кювье, Л. фон Бух. Наряду с этим возросло и число деятелей на поприще геологии из числа горных инженеров и особенно из среды Дерптского университета, снабжавшего в этот период Р. академиками, профессорами и подготовлявшего к профессорской деятельности, отправляемых правительством наиболее даровитых воспитанников русских высших учебных заведений. Все эти обстоятельства отозвались, однако, на оживлении геологических исследований уже значительно позже, в 30-х и 40-х годов истекающего столетия; к первой же четверти его относится деятельность академиков Паррота, Гесса, профессора Зембницкого, М. фон Энгельгарда, англичанина Странгвейса и немногих других. В царствование имп. Николая I правительственным поощрением пользовались по преимуществу те геологические исследования, которые имели практическое значение и отвечали потребностям развивающегося горного дела. Главное внимание было обращено на исследования горнопромышленных районов Урала, Алтая, Нерчинского округа, Олонецкого края; в меньшей мере Подмосковного края, Кавказа и Южной Р. Из деятелей этого времени должны быть упомянуты Аносов, Бледе, Борисяк, Бояршинов, братья Бутеневы, Иваницкий, Вангенгейм фон Квален, Ковалевский, Макеровский, Озерский, Оливьери, Соколов, Фольборт, Фишер фон Вальдгейм, Языков, П. Вагнер, Лавров, Асмусс, Чихачев и другие, отчасти известные своими трудами на поприще практической геологии, отчасти палеонтологии. Но выдающееся место среди них занимали Гельмерсен и Гофман в области практической геологии и как исследователи районов наиболее важных в горнопромышленном отношении, Эйхвальд и Пандер, положившие начало палеонтологическому исследованию России и собравшие громадный материал в этой области и, наконец, Щуровский, Куторга и Рулье, помимо своих ученых работ, имеющие громадные заслуги как талантливые популяризаторы геологических знаний, блестящие лекции которых с занимаемых ими кафедр в Моск. и СПб. университете возбуждали интерес к этой науке и привлекали к ее изучению. К этой эпохе относится и начало долголетней деятельности Абиха по изучению Кавказа, экспедиция Демидова в Южную Р., но особенное значение имеет знаменитое путешествие Мурчисона и его спутников по Уралу и Европ. Р. Это была первая попытка охватить геологическое строение Европ. Р. в целом и явившийся результатом поездки классический труд Мурчисона, Вернейля и Кейзерлинга «Geology of Russia the Uralmountains» положил прочное основание дальнейших исследований, дав для них точку опоры. Благодаря громадной эрудиции, талантливости и проницательности Мурчисона и его сотрудников этот труд, несмотря на полстолетие, протекшее со времени его появления, в значительной части сохранил свое значение и до настоящего времени; последующие исследования развивали взгляды Мурчисона, видоизменяли их в подробностях, но лишь в немногом коснулись основных его выводов. Хотя благодаря появлению превосходного основного труда Мурчисона для изучения геологии Р. открылось широкое поприще, но недоставало работников, которые могли бы всецело отдаться этой отрасли науки. В университетах кафедра геологии еще не существовала, а Горный институт едва в состоянии был удовлетворять прямому своему назначению — приготовлению практических деятелей горного дела и мог выделить из своей среды лишь немногих интересовавшихся геологией, как наукой. В конце 40-х и начале 50-х годов продолжали свою деятельность отчасти те же вышеперечисленные ученые, среди которых наиболее видное место заняли Гельмерсен, Гофман, Антипов, Меглицкий, Куторга, Эйхвальд, Пандер и Абих, к которым присоединились несколько новых деятелей горного мира, из которых на первом месте следует поставить Барбот де Марни и других, расцвет деятельности которых падает, впрочем, на более поздние годы. Учреждение по уставу 1863 г. особой самостоятельной кафедры геологии, и палеонтологии во всех русских университетах дало энергичный толчок к развитию геологических исследований России, которому значительно способствовали открывшиеся вскоре общества естествоиспытателей при университетах и оживление деятельности Минералогического общества, получившего специальные средства на геологические исследования. Под покровительством этих обществ и частью на их средства производилось большинство исследований и печаталось в их изданиях и отчасти в «Горном журнале». В эту эпоху (60-х и 70-х годов) наиболее видными деятелями по геологии и ее отраслям явились профессора университетов, Горного института и некот. других высших учебных заведений и отчасти академики. В СПб. университете первым заместителем вновь открывшейся кафедры геологии и палеонтологии был Эд. Гофман, кратковременная деятельность которого была посвящена палеонтологии; его место вскоре заместил А. А. Иностранцев, известный своими трудами по геологическому исследованию Севера России, по микроскопической петрографии и доисторической антропологии. Один из многочисленных учеников Иностранцева, В. В. Докучаев себе заслуженную известность своими трудами по изучению потретичных образований России и почвоведению. В Моск. унив. Щуровского заместил талантливый палеонтолог В. Ковалевский, которого сменил А. П. Павлов, много сделавший по изучению мезозойских и кайнозойских образований Поволжья. В Казани первым профессором геологии был Н. А. Головкинский, известный своими исследованиями пермских и потретичных образований Камско-Волжского района, перешедший затем в Новороссийский университет и посвятивший себя изучению Крыма. Преемником его был А. А. Штукенберг (из СПб. унив.), занимавшийся по преимуществу исследованием Вост. Р. С Казанским унив. связана и деятельность П. И. Кротова, много сделавшего по изучению Казанской, Вятской губ. и зап. склона Урала. В Харьковском университете кафедру геологии занял И. Ф. Леваковский, а потом его преемник и ученик А. В. Гуров, деятельность которых посвящена всестороннему изучению Харьковской, Екатеринославской и других соседних губ. В Киеве первым деятелем по геологии выступил К. М. Феофилактов, многосторонняя деятельность которого была направлена на геологич. изучение губ., входящих в состав Киевского учебного округа. В этот же период работал в Киеве по изучению фауны позвоночных третичной системы проф. ботаники Рогович. Впоследствии на смену их выступили П. Н. Венюков (из СПб. унив.), специалист по девонским образованиям Р. П. Я. Армашевский, много работавший по изучению потретичных образований Черниговской, Полтавской, Киевской губерний и Полесья, и профессор Шмальгаузен, специалист по изучению ископаемых растений. В Одессе главнейшими деятелями по геологии явились перешедшие из Казани Головкинский и И. Ф. Синцов, большая часть трудов которого посвящена описанию фауны верхнетретичных, отложений юга Р. В Варшаве работали по изучению геологии Царства Польского: Цейшнер, Юркевич и Трейдосевич, в области петрографии А. Е. Лагорио, а затем В. П. Амалицкий (из СПб. унив.), знаток пермских отложений и их фауны и исследователь бассейна Северной Двины. В Юрьеве (Дерпте) за этот период действовали Гревингк, по изучению геологии и доисторической антропологии Прибалтийских губерний, Ф. Ю. Левинсон-Лессинг (СПб. унив.), специалист по петрографии, и Н. И. Андрусов — знаток русских верхнетретичных отложений и их фауны. В Академии наук продолжал свою деятельность, Гельмерсен и выступил Ф. Б. Шмидт, один из первых исследователей геологии Сибири, которому геология обязана также детальным изучением наших силурийских отложений и их фауны. В академии работали также Грюневальдт, по изучению палеозойских образований Урала, и Пахт, по девонской системе. В Горном институте выступили палеонтологи В. И. Меллер, И. Лагузен, А. П. Карпинский, известный своими исследованиями по геологии, палеонтологии и петрографии преимущественно Урала, И. В. Мушкетов, специалист по физической геологии, много трудившийся над исследованием Туркестана и Средней Азии, и Г. Д. Романовский, палеонтолог и специалист по полезным ископаемым, также много лет работавший в Туркестане. В начале 80-х годов к вышеперечисленным учреждениям присоединяется новое, имеющее специальною целью изучение геологического строения Европейской России и составление геологической ее карты — геологический комитет, среди деятелей которого, кроме Карпинского и Мушкетова, должны быть указаны — Ю. Н. Чернышев, специалист по палеозойским отложениям Урала и севера Р., Н. А. Соколов — исследователь дюн и нижнетретичных отложений южной Р., Краснопольский, работавший на Урале и в Зап. Сибири, Михальский — в Царстве Польском и, наконец, С. Никитин, занимавшийся преимущественно изучением мезозойских образований Поволжья и гидрологическими исследованиями. К 90 гг. относится начало систематического изучения Сибири особыми геологическими партиями (Обручев, Ячевский, Богданович, Зайцев, Державин и др.), а также учреждение геологической части при Кабинете Его Вел., имеющей целью исследование Алтая (завед. А. Иностранцев). К тому же времени относится учреждение Финляндской геологической комиссии, главными деятелями которой являются молодые ученые — Зедергольм, Берггель, Рамзай и др. Помимо деятельности названных, так сказать, официальных представителей геологической науки, в этот последний период к разработке русской геологии примыкают и некоторые частные лица, и хотя этот разряд ученых у нас в Р., к сожалению, очень невелик, но некоторые относящиеся к нему ученые оказали существенное влияние на развитие геологических знаний; таковы исследователи геологии Сибири Чекановский, Черский, Кропоткин, известный также своими исследованиями ледникового периода Финляндии, и Киприанов, автор прекрасных монографий о ящерах курского фосфорита. В эти 35 лет, протекших со времени введения преподавания геологии в унив., геологич. изучение Р. подвигалось настолько успешно, что явилась возможность издания геологическим комитетом, удовлетворительной, геологической карты Европейской России. Ученые геологи, съехавшиеся со всего света на международный геологический конгресс 1897 г. в Санкт-Петербург и участвовавшие в организованных конгрессом геологических экскурсиях по России, свидетельствуют о вполне правильной постановке и успешном развитии у нас геологии.

Б. Поленов.