ЭСБЕ/Россия/Русская наука/Философия

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Россия :: Русская наука :: Философия
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Пруссия — Сюрра
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Розавен — Репа. Источник: т. XXVII (1899): Розавен — Репа, с. 125 ( скан · индекс ); т. XXVIIa (1899): Репина — Рясское и Россия, с. 1 (Россия) ( скан · индекс ); т. XXVIII (1899): Россия и С — Саварна, с. 1 (Россия) ( скан · индекс ); доп. т. IIa (1907): Пруссия — Фома. Россия, с. 551 ( скан · индекс ); I—XCVIII ( скан · индекс )


Физическая география | Население | Политика и финансы | Медицина | Экономика | Просвещение | Общественное призрение и благотворительность | История | Право | Русский язык и литература | Искусство | Наука | Дополнение


Богословие | Математика | Астрономия и геодезия | Физика | Метеорология | Минералогия и кристаллография | Геология | Химия | Ботаника | Зоология | Анатомия | Гистология | Физиология | Медицина | Сельскохозяйственная наука | Технологическая наука | Науки инженерного и строительного искусства | География | Археология | Нумизматика | История | Церковная история | Востоковедение | Классическая филология | Славистика | Историческая география | История всеобщей литературы | История русской литературы | Русский язык и сравнительное языкознание | Философия | Социология | Философия и энциклопедия права | Русское государственное право | Церковное право | Гражданское и римское право | Гражданское судопроизводство | Торговое право и торговое судопроизводство | Уголовное право | Уголовный процесс | Международное право | Экономическая наука | Статистика | Финансовая наука | Военные науки | Приложения: Регионы | Населённые пункты | Монеты | Реки | Иск. водные пути | Озёра | Острова

32) Философия. Философией в России занимались и занимаются, но говорить о русской философии в том смысле, в каком говорят о французской, немецкой или английской, нельзя: национального философа, каким являются, напр., Декарт для французов, Кант для немцев, Бэкон для англичан, в России не было. Философские науки — метафизика, логика, этика, психология, история философии и эстетика — развились у нас, как и на Западе, в связи, главным образом, с университетским преподаванием. С конца XVIII-го в. все течения западноевропейской философской мысли отражались и в русской философской литературе; чем теснее становилась связь умственной жизни Запада с Россией, тем заметнее и влияние философии Запада на Россию. Область философской литературы в России до конца XVIII в. еще весьма мало исследована. Первая книга, написанная киевскими философами, — «Ифика иерополитика или философия нравоучительная преуподобления изъясненна к наставлению и пользе юным» Афанасия Миславского, архимандрита Печерского (Киев, 1712); первый писатель, проявивший своеобразное философское дарование, — Г. Сковорода (1722—1794), в котором находят любопытное сочетание мистицизма с рационализмом. Сочинения его до сих пор еще не все могут быть изданы; хорошее издание их принадлежит проф. Багалею (Харьков 1894); статьи о Сковороде написаны Г. П. Данилевским в «Украинской старине» (Харьков, 1866) и профессором Зеленогорским в «Вопросах философии и психологии» 1894 г. С открытием Москов. унив. началось светское преподавание философии; у нас водворилось Вольфианство, господствовавшее в то время в Германии; в Россию были приглашаемы иностранные учителя или вводимы их учебники (напр. Баумейстера, Винклера). Вольфианство отразилось на сочинениях Д. Аничкова и А. Брянцева. Общество, однако, находилось всецело под влиянием французских энциклопедистов; популярно и талантливо написанные сочинения Дидро и Вольтера были гораздо более по плечу дилетантам из образованного общества, чем тяжеловесные и скучные учебники Вольфа. На смену французскому влиянию явился мистицизм, особенно в царствование Александра I. И в этом направлении, центром которого сделалась в Москве типография Лопухина, руководящая роль принадлежала иностранным писателям Сен-Мартену и Якову Бэму (см. книгу Лонгинова «Московские Мартинисты»). Влияние Канта сначала сказалось главным образом на университетском преподавании. Первый, кто возражал против учения Канта о пространстве и времени, был Осиповский, профессор Харьковского университета («О пространстве и времени», Харьков, 1807). Шеллинг оказал влияние особенно на преподавание естественных наук, или натурфилософии; первым русским шелллингианцем был проф. Медико-хирургической академии в СПб. Данило Велланский. Его многочисленные сочинения и талантливые лекции (о которых рассказывает Н. Розанов, «Русский вестник», 1867) производили значительное впечатление, теперь его сочинения имеют лишь исторический интерес. В Москве проповедником шелиингианства был проф. сельского хозяйства и физики М. Павлов (см. Е. Бобров, «Материалы к истории русской философии»). С общими философскими принципами Шеллинга знакомили публику и студентов А. И. Галич в Петербурге и И. И. Давыдов в Москве. Некоторое влияние Шеллинга можно заметить и на князе Одоевском, Н. И. Надеждине и И. М. Скворцове. Меньшее влияние оказала философия Фихте; все же это влияние можно проследить на О. Новицком (1806—1884) и И. Михневиче. Английская эмпирическая философия нашла представителя в лице протоиерея Ф. Ф. Сидонского, преподававшего философию в Петербургском университете после бесцветного А. А. Фишера. Сочинение Сидонского: «Введение в науку философии» (СПб., 1833) до сих пор сохраняет ценность. Значительнейшее влияние на русскую литературу имел Гегель: целый ряд писателей, начиная с Герцена и кончая Н. Н. Страховым, находились под большим или меньшим влиянием Гегеля. Славянофилы одинаково обязаны Шеллингу и Гегелю (см. И. Панов, «Славянофильство как философское учение» «Журн. Мин. нар. просв.», 1880). Гегельянство имело блестящих представителей и в числе университетских представителей. (С. С. Гогоцкий, Б. Н. Чичерин, К. Неволин, П. Г. Редкин). Вне университета в духе гегельянства писали: Е. В. Амфитеатров, отчасти Н. Г. Дебольский и В. В. Розанов («О понимании», М., 1886). После падения гегелевской системы наступил период разочарования в философии и вместе с тем период господства материализма и позитивизма. Первым выразителем этого направления был у нас Н. Г. Чернышевский; одновременно с ним писали М. А. Антонович и П. Л. Лавров. О позитивизме заговорили еще раньше В. Майков и В. Милютин. Главным представителем позитивизма следует считать Е. В. де Роберти; отчасти к этому учению примыкают Н. К. Михайловский и В. В. Лесевич в первый период его деятельности; впоследствии он стал сторонником неокантианизма в той форме, в которой его выразил Авенариус. Упадок философии продолжался короткое время; начиная с 70-х годов интерес к философии на Западе и у нас постепенно возрастал и выразился в чрезвычайном разнообразии направлений. В Р. этому оживлению способствовал университетский устав 63-го года, благодаря которому появился целый ряд талантливых профессоров по кафедре философии. В это же время и в духовных академиях появляются крупные философские силы. Руководящая роль в этом оживлении философии принадлежала психологии; ей удобнее всего было сломить влияние материализма и ослабить значение позитивизма, в котором она не находила себе надлежащего места. Роль психологии, первоначально критическая, с течением времени изменилась; на ней самой отразилось развитие методов естествознания, и она постепенно стала экспериментальной наукой. Системы Лоце, Шопенгауэра и Гербарта послужили той почвой, на которой велась борьба с материализмом. Первым выступил против материализма П. Д. Юркевич боровшийся с Н. Г. Чернышевским; за ним пошли М. И. Владиславлев («Современные направления в науке о душе», 1866), Г. Струве («Самостоятельное начало душевных явлений, психофизилогическое исследование», Москва, 1870) и К. Д. Кавелин («Задачи психологии», 1872). Английской эмпирической психологии также принадлежала видная роль в реконструкции философских начал; представителем этого направления в Россни служит профессор Московского университета М. М. Троицкий († 1899), выступивший со строгой критикой немецкой идеалистической психологии («Немецкая психология в текущем столетии», М., 1867) и с защитой английского эмпиризма («Наука о духе», Москва, 1882); того же направления держатся А. И. Смирнов, проф. Казанской дух. акд. Снегирев («Психология», 1892) и П. Ф. Каперев. Последователей Спенсера у нас весьма много; в первом периоде деятельности Н. Я. Грота влияние Спенсера очевидно. В области исторического исследования эволюционизм защищает проф. Н. И. Кареев («Основные вопросы философии истории». М., 1883, III т., СПб., 1890). К эволюционистам следует причислить и Л. Е. Оболенского. Самый видный защитник новокантианства в Р. — проф. СПб. университета А. И. Введенский («Опыт нового построения теории материи на принципах критической философии», СПб., 1888, а также его полемика с проф. М. И. Каринским). Философское направление проф. Дерптского университета Тейхмюллера нашло исследователя в лице А. А. Козлова («Свое слово»), и проф. Казанского университета А. Боброва. Наиболее самостоятельные труды в области философской мысли принадлежат В. С. Соловьеву («Критика отвлеченных начал», М., 1880; «Религиозные основы жизни», М., 1884; «Оправдание добра», СПб., 1897), защищающему идеалистическую философию, имеющую немало сходных черт с философией Баадера и Шеллинга. Влияние В. С. Соловьева сказалось на Л. М. Лопатине и кн. С. Н. Трубецком. Кроме того, здесь следует также упомянуть о трудах проф. Моск. дух. акд. В. Д. Кудрявцеве (см. «Полное собрание соч. К.»). Хотя Кудрявцев и не отличается большой оригинальностью мысли, но защищаемый им трансцендентальный монотеизм представляет цельное, продуманное рационалистическое мировоззрение.

Философская переводная литература приобретает у нас особое значение ввиду отсутствия национальной философии. В харьковском журнале «Вера и разум» помещаются переводы классических философских произведений, напр. Лейбница. Моск. психологическое общество, издающее журнал «Вопросы философии и психологии», в то же время издает выпусками разные классические труды по философии (напр. перевод В. С. Соловьева «Пролегом. к метафизике Канта»). Первый философский журнал в России, «Философский трехмесячник», издавался в Киеве в 1885—86 гг. В «Трудах» киевской и московской духовн. акд. издается по преимуществу патриотическая литература. Из греческих философов Платон переведен Сидоровским (в конце XVIII стол.) и В. Н. Карповым, проф. СПб. дух. акд.; новый перевод предпринят В. С. Соловьевым (т. I, М., 1899). Из сочинений Аристотеля «Политика» переведена Скворцовым (2 изд.), «Аналитика первая» — Н. Н. Ланге, «Этика» и «Об истолковании» — Э. Л. Радловым, «О душе» — Снегиревым, «Категории» — Касторским, «Поэтика» — Захаровым. «Рассуждение о методе Декарта» переведено дважды: Скиадой (издано в Воронеже) и проф. Н. А. Любимовым, который снабдил перевод обширным комментарием. «Этика» Спинозы переводилась несколько раз (В. И. Модестовым и Иванцевым.) Избранные сочинения Лейбница изданы Московским психологическим обществом (3-й вып.); «Теодицеи» Лейбница появилась в переводе на страницах «Веры и разума». «Опыт о человеческом разумении» Локка переведен Савиным (М., 1897). Сочинения Бэкона переведены господином Зибиковым, с предисловием проф. Рио. Канта переводили М. И. Владиславлев («Критика чистого разума»), Смирнов («Критика практического разума»); Скворцов перевел все три критики. Панаев перевел некоторые произведения Фихте, Чижов — Эстетику и Логику Гегеля, Е. Корш — «Микрокосм» Лоце. Переведены также «Система логики» и «Философия Гамильтона» Дж. Ст. Милля. Всего больше появилось в России сочинений по логике, психологии и истории. Первая история философии принадлежит Галичу (СПб., 1819); за ней следует «История философии» архимандрита Гавриила (Казань, 1839). Зедергольм, перешедший в православие и принявший монашество, написал «Историю древней философии» (М., 1841). Соч. проф. Новицкого «Развитие древней философии в связи с религиозными представлениями» (1860—61) написано под влиянием Гегеля; некоторые его части до настоящего времени не потеряли своего значения. Е. В. Роберти в сочинении «Прошедшее философии» (М., 1886—87) проводит позитивный взгляд на историю философии. Особенное внимание заслуживает обширное сочинение Б. Чичерина «История политич. учений». Н. М. Коркунов написал «Курс истории философии права» (СПб., 1897), в котором отведено значительное место русским законоведам-философам. Этот курс лучше курсов Пилянкевича и Бершадского. Н. Страхов перевел известное изложение новой философии Куно Фишера и историю материализма Ф. Ланге. 3-й т. Ибервега («Новая философия») переведен Я. Н. Колубовским (2-е изд. 1899), дополнившим его очень ценными сведениями о философии в России (глава эта переведена на немецкий язык и помещена в 104 томе «Zeitschrift für Philosophie und philos. Kritik»). Курсы Вебера, Виндельбандта, Швеглера, Бауера, Фуллье, Льюиса тоже переведены. Особого упоминания заслуживает соч. П. Г. Редкина «Из лекций по истории философии права» (древняя философия до Аристотеля включительно). Монографии по истории философии: кн. С. Трубецкого, «Метафизика в древней Греции» (М., 1890); Гилярова-Платонова, два сочинения о софистах (1888—91); М. М. Владиславлева, «Плотин» (СПб., 1868); Каринского, «Бесконечное Анаксимандра» (СПб., 1890); Ю. Кулаковского, «Об Эпикуре и Лукреции»; А. Казанского, «Об Аристотеле» (Одесса, 1891); пр. Зеленогорского, «Об Аристотелевской психологии»; Эльпидинского, «О Плутархе» (СПб., 1893); И. Чистовича, «Древнегречесий мир и христианство в отношении к вопросу о бессмертии и будущей жизни человека» (СПб., 1891); Г. В. Малеванского, «Нравственные принципы и характеры древних греческих философов» (Киев, 1897); Бронзова, «Аристотель и Фома Аквинат в отношении к их учению о нравственности» (СПб., 1884); А. Садова, «Лактанций» (СПб., 1895); В. С. Серебреникова, «О Локке» (СПб., 1892); Н. Ланге, «История нравственных идей в XIX в.» (СПб., 1888); А. Козлов, «Генезис учения о пространстве и времени по Канту»; В. Соловьев, «Кризис западной философии» (против позитивистов, М., 1874); архимандрит Никанора, «Позитивная философия и сверхчувственное бытие» (СПб., 1875—1888); кн. Д. Цертелев, «Философия Шопенгауэра,» (СПб., 1880), его же, «О философском пессимизме»; Смирнов, «Беркли» (1873); его же, «История английской этики» (I т., Казань, 1880); С. Гогоцкий, «Философия XVII и XVIII в. в сравнении с философией XIX в. и отношение той и другой к образованию» (Киев, 1877—1884); В. Штейн, «Шопенгауэр» (СПб., 1887); А. Введенсюй, «Современное состояние философии в Германии и Франции» (М., 1894), М. Каринский, «Критический обзор последнего периода германской философии» (СПб., 1873); Я. Озе, «Персонализм и проективизм в метафизике Лотце» (Юрьев, 1896); В. А. Кожевников, «Философия чувства и веры в ее отношениях к литературе и рационализму XVIII в. и к критической философии» (часть I, М., 1897).

Из более старых сочинений по логике упоминания заслуживают книги Новицкого и Карпова. Логика Владиславлева (большое издание) имеет значение потому, что к ней приложена обстоятельная истории логики начиная от Аристотеля до Дж. С. Милля — единственный в русской литературе обзор всей истории логики. Сочинения И. Лейкфельда касаются направлений в логике и развития индуктивной логики (1895). Ф. А. Зеленогорский написал «О математическом, метафизическом, индуктивном и критическом методах исследования и доказательства» (Харьков, 1877). В своем «Учебнике логики» (Москва, 1885—1888) М. М. Троицкий следует английским образцам, главнейше Д. С. Миллю и Бэну. На философию он смотрит как на систему учений о началах науки, заканчиваемую учениями трансцендентными, т. е. переступающими пределы науки. В сочинении Н. Я. Грота «К вопросу о реформе логики» (Лейпциг, 1882) логика рассматривается как теоретическое знание. Несмотря на ошибочность основной мысли автора — сведения логики к психологии, — в сочинении Грота имеются ценные психологические замечания. Самая замечательная русская книга по логике принадлежит М. И. Каринскому; это — «Классификация выводов» (СПб., 1880), представляющая совершенно оригинальную обработку предмета. На вывод автор смотрит как на перенесение одного из основных элементов готового суждения в другое суждение на основании какого-либо отношения между остальными элементами суждения. Все выводы делятся на два класса: выводы, представляющие перенесение предиката с одного субъекта на другой и основывающиеся на сличении субъектов, и выводы, основывающиеся на сличении предикатов и представляющие перенесение субъекта. Взгляд свой Каринский обосновывает критикой силлогистического учения.

Психологическая литература несколько богаче, чем логическая. Архимандрит Гавриил написал «Основания опытной психологии» (СПб., 1858). Опытным этот курс назван в том значении, в котором в 50-х годах понимали этот термин в применении к психологии, т. е. в смысле внутреннего опыта, самонаблюдения. Большим значением пользовалась книга К. Ушинского «Человек как предмет воспитания. Опыт педагогической антропологии» (СПб., 1873). П. Каптерев в «Педагогической психологии» (1877) придает значение английской психологии и подробно рассматривает физиологическую подкладку явлений. Экеблат, автор «Опыта обозрения и биологико-психологического исследования способностей человеческого духа» — шеллингианец; главная его забота — выяснение смысла разных видов душевной деятельности. Н. Грот написал «Психологию чувствований в ее истории и главных основах» (СПб., 1880). Историческая часть этой книги представляет несомненную ценность; в положительной части автор является зависимым от Спенсера. Общая мысль «Психологии» М. Владиславлева (СПб., 1881) состоит в том, что воле принадлежит главенство во всей психической области. В учении об ассоциациях есть правильные и тонкие замечания. В другом сочинении, «Современные направления в науке о душе» (СПб., 1866), Владиславлев дает подробный очерк истории психологии. М. Троицкому принадлежат два сочинения по психологии: «Немецкая психология в текущем столетии» (М., 1867; хорошее изложение английской психологии и пристрастная критика немецкой) и «Наука о душе» (М., 1882; психология в английском духе, с попыткой сведения психических явлений к ассоциациям). Третий выпуск «Трудов Москов. психол. общества» (М., 1889) содержит в себе статьи о свободе воли Н. Грота, Д. М. Лопатина, Н. В. Бугаева, С. С. Корсакова, А. А. Токарского, П. Е. Астафьева. Г. Челпанов в сочинении «Проблема восприятия пространства в связи о учением об априорности и врожденности» (часть I) доказывает, что два измерения непосредственно даны в зрительном восприятии; а третье есть результат умозаключения. Сочинение Н. Н. Ланге «Психологические исследования, закон перцепции, теория волевого внимания» (Одесса, 1893) — до настоящего времени единственный у нас труд по экспериментальной психологии, имеющий несомненную ценность. Много психологического материала содержит в себе книга Д. Дриля «Малолетние преступники» (М., 1884—90). Наконец, упоминания заслуживают «Теория волевых представлений» (СПб., 1892) Т. Соловьева и работы М. Манасеиной «О сознании» (М., 1886) и «Сон как треть жизни человека» (СПб., 1892), с богатыми библиографическими указаниями.

Сочинений по эстетике на русском языке немного (о первых попытках по эстетике см. статью Колубовского в «Журн. М. Н. П.», 1890). Одно из первых по времени сочинений принадлежит А. Галичу: «Опыт науки изящного» (СПб., 1825). Историю эстетики Галич делит на три периода; третий период — полного владычества разума — открыт Платоном, продолжен Лессингом, Гердером, Шлегелем и др.; в духе этих писателей и сочинена эстетика Галича. В соч. Розберга «О развитии изящного в искусствах и особенно в словесности» (Дерпт, 1839) заметно влияние Гегеля. В 1854 г. А. Никитенко на акте СПб. университета произнес речь «О начале изящного в науке». Год спустя появилось известное сочинение Чернышевского «Эстетические отношения искусства к действительности», а также его разбор перевода (Б. Ордынского) «Эстетики» Аристотеля. В 1878 г. Вл. Виллямович издал «Психофизиологические основания эстетики» (СПб.). Самое заглавие показывает направление труда; красота сводится к понятию пользы и наслаждения. Некоторые метафизические начала эстетики излагает В. С. Соловьев («Красота в природе», «Смысл искусства», «Смысл любви» в «Вопр. филос. и психологии», 1889—94). В. А. Гольцев написал «Об искусстве. Критическая заметка» (М., 1890). Подробный курс эстетики принадлежит А. И. Смирнову («Эстетика как наука о прекрасном в природе и искусстве. Физиологические и психологические основания и законы красоты и их приложение по эстетической теории музыки и живописи», Казань, 1894). Точка зрения его характеризуется следующими словами: «эстетические чувства относятся к разряду удовольствий и страданий; следовательно, какими бы особенностями ни отличались наши чувства изящества и красоты, они должны подчиняться общим законам удовольствий и страданий». В соч. Боброва «О понятии искусства» (Юрьев, 1894) к сфере эстетики применяется принцип философии Тейхмюллера. Упоминания заслуживает еще работа Л. Саккетти «Из области эстетики и музыки» (СПб., 1896). Большое внимание обратила на себя ст. Л. Н. Толстого «Об искусстве» («Вопр. филос. и психол.», 1898, и отдельно). Точка зрения Толстого имеет некоторое сходство со взглядами, которые высказывает Гюйо в своих трудах по эстетике. По истории этики (кроме переводных сочинений, вроде Иодлая) имеется книга М. Олесницкого «История нравственности и нравственных учений» (часть I, Киев, 1882). А. Мальцев в «Нравственной философии утилитаризма» (СПб., 1879) дает исторический обзор утилитарной нравственности начиная от софистов и Аристиппа и кончая Спенсером, а затем критический разбор основных начал нравственной философии утилитаризма. О сочинении А. И. Смирнова по английской этике упомянуто выше. А. Куницыну принадлежит сочинение «Право естественное» (М., 1878), Мокиевскому — «Ценность жизни» (СПб., 1884), Н. М. Минскому — «При свете совести» (СПб., 1890), Н. Г. Добольскому — «О высшем благе или о верховной цели нравственной деятельности» (СПб., 1886). Счастье, по Дебольскому, есть соединение наименьшей возможной меры страдания с наибольшей возможной мерой положительного удовольствия. В сочинении Вл. С. Соловьева «Оправдание добра. Нравственная философия» (СПб., 1897) разбираются первичные данные нравственности — аскетическое начало, жалость и религиозное начало. Корень всякой нравственности — в религиозном начале. Иван Попов («Естественный нравственный закон», Сергиев Посад, 1897) задается вопросом о том, в каких свойствах человеческой природы коренится нравственный закон, понимаемый в смысле внутреннего побуждения к добру. Дав нечто вроде феноменологии нравственных явлений на основании их исторических форм, автор замечает, что нравственность вытекает из основного стремления человеческого духа к гармонии, порядку, единству. — Сведения о русских философских трудах можно найти в упомянутых в тексте сочинениях архимандрита Гавриила и Я. Н. Колубовского; сверх того, см. «Материалы для истории философии в Р.» в «Вопр. философии и психологии»); А. Введенский, «Судьба русской философии» (там же) и статьи М. Филиппова о русской философии (В «Научном обозрении») и Е. Бобров, «Материалы к истории русской философии» (в «Казанск. университетских известиях»).

Э. Р.