ЭСБЕ/Россия/Русская наука/Медицина

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Россия :: Русская наука :: Медицина
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Пруссия — Сюрра
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Розавен — Репа. Источник: т. XXVII (1899): Розавен — Репа, с. 125 ( скан · индекс ); т. XXVIIa (1899): Репина — Рясское и Россия, с. 1 (Россия) ( скан · индекс ); т. XXVIII (1899): Россия и С — Саварна, с. 1 (Россия) ( скан · индекс ); доп. т. IIa (1907): Пруссия — Фома. Россия, с. 551 ( скан · индекс ); I—XCVIII ( скан · индекс )


Физическая география | Население | Политика и финансы | Медицина | Экономика | Просвещение | Общественное призрение и благотворительность | История | Право | Русский язык и литература | Искусство | Наука | Дополнение


Богословие | Математика | Астрономия и геодезия | Физика | Метеорология | Минералогия и кристаллография | Геология | Химия | Ботаника | Зоология | Анатомия | Гистология | Физиология | Медицина | Сельскохозяйственная наука | Технологическая наука | Науки инженерного и строительного искусства | География | Археология | Нумизматика | История | Церковная история | Востоковедение | Классическая филология | Славистика | Историческая география | История всеобщей литературы | История русской литературы | Русский язык и сравнительное языкознание | Философия | Социология | Философия и энциклопедия права | Русское государственное право | Церковное право | Гражданское и римское право | Гражданское судопроизводство | Торговое право и торговое судопроизводство | Уголовное право | Уголовный процесс | Международное право | Экономическая наука | Статистика | Финансовая наука | Военные науки | Приложения: Регионы | Населённые пункты | Монеты | Реки | Иск. водные пути | Озёра | Острова

14) Медицина. В глубокой древности приносились в Россию медицинские учения из Персии, как представительницы арабской школы во главе с Авиценной, а также из Византии и Александрии, как сосредоточия греческой и римской медицины с их представителями Галеном и Гиппократом, но в обиходе была главным образом народная медицина. Ей приходили на помощь наезжавшие из Византии, а впоследствии и с Запада, и настоящие врачи. Они иногда брали к себе на выучку молодых людей и таким образом распространяли некоторые медицинские знания. В первой половине XVII стол. от таких заезжих врачей брались обязательства обучать молодых людей, «ничего от них не тая». В 1654 г. появилась в Москве первая врачебная школа при госпитале, а в конце XVII стол. уже стали посылать за границу молодых людей учиться медицине и приобретать докторские дипломы. Петр I высоко ценил значение медицины, даже сам занимался ею, посещая курсы анатомии в Амстердаме. Он преобразовал некоторые госпитали во врачебные школы, так называемые тогда «Генеральные гофшпитали». Первый из них, учрежденный в Москве, находился в заведовании голландца Бидлоо (Bidloo), которого русская медицинская наука должна считать своим родоначальником (см. соотв. ст.). Госпитальные школы в Петербурге были открыты только через 26 лет, причем их было две: «сухопутная гофшпиталь» и «адмиралтейская гофшпиталь». Они были устроены по образцу московской. 12 молодых врачей, предназначенных первыми преподавателями в означенных школах, было отправлено за границу. Медицинская коллегия, сменившая Медицинскую канцелярию, обязана была также и «просвещать медицинскую науку саму по себе». В 1798 г. построены здания для чисто учебных целей, школы преобразованы в академию, а госпиталь должен был стать только учебно-вспомогательным учреждением. Основанная (1798) Медико-хирургическая акад. была поставлена на степень первых ученых заведений в империи. Преподавание в ней началось в 1800 г. при нескольких русских профессорах. В начале XIX стол., по окончании Отечественной войны, с Запада приезжали врачи, повлиявшие на постановку медицинского образования в России. В начале XIX стол. были открыты университеты дерптский, казанский, харьковский и петербургский, с медицинскими факультетами при первых трех. Таким образом явились условия для развития в Р. всех отраслей медицины.

Общая патология. Общая патология в России в данное время благодаря работам таких ученых как В. Пашутин, Подвысоцкий, Лукьянов и другие, достигла довольно высокого уровня развития. Разработка вопросов общей патологии служит одной из задач специально построенного в Петербурге Института экспериментальной медицины, состоящего под руководством профессоров И. П. Павлова, Лукьянова, Ненцкого, Виноградского, Ускова (†) и др. Работы по общей патологии печатаются в «Архиве биологических наук», издаваемом институтом, и в «Русском архиве патологии, клинической медицины и бактериологии» под редакцией проф. В. Подвысоцкого, в Киеве. Упомянем также два распространенных в России руководства по общей патологии: 1) В. В. Пашутина, «Курс общей патологии» (1885 и следующие), 2) проф. В. В. Подвысоцкого, «Основы общей патологии, руководство к изучению физиологии больного человека» (2 т, 3 изд.).

Терапия. Первая русская терапевтическая клиника была открыта в Мед.-хирургической академии в Петербурге в 1806 г. Учредителем ее был клинический профессор академии знаменитый Франк (Johann-Peter Frank), руководил же этой клиникой преемник его, терапевт Гаевский, бывший в свое время выдающимся профессором. Первым введшим в России выстукивание и выслушивание как методы объективного исследования больного, был профессор Чаруковский, издавший до 35 работ по разным вопросам терапии и в их числе «Курс частной терапии». Первые клинические отделения при госпиталях были устроены благодаря стараниям Г. И. Базилевича († в 1802 г.), который завершив образование в Страсбурге, занял место проф. патологии и терапии при СПб. мед.-хирургическом училище. Из профессоров этого отдела медицины в двадцатых гг. текущего столетия имел большое влияние на учащихся метафизик и натурфилософ Велланский. Его преподавание диагностики и патологии не опиралось на анатомию и физиологию — оно носило чисто теоретический характер. Зато преемник Велланского, К. К. Зейдлиц (вышел в отставку в 1854 г.), имел огромное значение для своей эпохи. Он был многосторонне образованным ученым, причем его «Klinischer Bericht 1846 г.» представлял образец учено-практического труда. Терапия его была высоко научна, основана на рациональных показаниях и на зрелом опыте и близком знакомстве с действием главных врачебных средств. Он пользовался и гидротерапией. Преемником Зейдлица был Н. Ф. Здекауер (см.), занимавший в течение 12 лет в Военно-мед. академии кафедру общей патологии, терапии и диагностики. Он первым читал в академии в 50-х годах целлюлярную патологию по Вирхову, познакомил с применением термометрии, ввел в своей клинике молочное лечение при болезнях сердца и водянках почечного происхождения. Обновление русской жизни с воцарением Александра II отразилось и на развитии медицинских знаний в России. Приглашенные президентом СПб. медико-хирургич. акад. Н. А. Дубовицким на вновь учрежденные кафедры молодые русские ученые Якубович, Боткин, Сеченов, Юнге и Беккерс имели огромное влияние на постановку медицинского образования в России и развитие медицинских знаний. Особенно плодотворное влияние на развитие медицинских знаний в Р. имел С. П. Боткин (см.), главный насадитель терапевтических знаний в Р. Сущность учения боткинской школы сводилась к следующему: необходимо изучить сперва больного, затем болезнь последнего и соблюдать объективность. Школа эта дала ряд профессоров, представителей клинической медицины почти для всех медицинских факультетов в Р. Боткину принадлежит разработка клинического учения о подвижности почек, сократительности селезенки и по множеству других вопросов, но в настоящем очерке не место разбирать все огромные его заслуги. Его клиника заняла первенствующее место не только в России, но и среди многих заграничных клиник. Из нее вышел целый ряд выдающихся русских научных работников и много профессоров для наших университетов и академии: Д. И. Кошлаков (1835—1891), В. Т. Покровский (1838—1877), Ю. Т. Чудновский, В. А. Манасеин (читал лекции с 1866 г.). Последний, в свою очередь, основал школу, из которой вышли: Стольников, Сигрист, Бубнов, Костюрин и другие. Издавшийся С. П. Боткиным «Архив клиники внутренних болезней», с 1869 г., составил ценный вклад в русскую научную литературу. Боткин создал не только собственную терапевтическую школу, но имел большое влияние на развитие других практических специальностей, напр. учения о нервных болезнях, болезнях кожи, горла, электротерапии, гидротерапии и другие. Из его школы выходили и представители чистой науки, как, напр., физиолог И. П. Павлов, потом Лукьянов мн. др. Одним из талантливейших учеников С. П. Боткина был В. Г. Лашкевич, проф. Харьковского университета. Другим блестящим и талантливейшим учеником Боткина был покойный профессор Киевского университета Покровский. Знаменитый в летописях Московского университета врач-философ Ф. И. Иноземцев (1802 — 1869) пользовался большой популярностью среди своих учеников. Им проводилась мысль о необходимости основательного изучения патологической химии и физических и химических методов исследования больных. Иноземцев основал свою газету «Московскую медицинскую» (М., 1858), в Москве. Для разработки рациональной терапии Иноземцев считал лучшим и необходимым средством научный терапевтический опыт. Проф. Военно-медиц. акд. Кошлаков был первым пионером по части распространения сведений по патологической химии. В его лаборатории произведен ряд работ по физиологической и патологической химии, токсикологии, фармакологии и патологической гистологии, а также разрабатывался детально вопрос о физиологии и патологии желудочного пищеварения. Его учениками были: академик Л. В. Попов, проф. Т. И. Богомолов, Н. И. Симоновский, которого он подготовил преемником себе по кафедре ларингологии. В последнее время на развитие медицинской науки в России имел большое влияние Гр. Захарьин, проф. Моск. универс. Из его школы вышли выдающиеся московские профессора: Остроумов, Чериков, Павлинов, Снегирев и Филатов. Захарьиным создана школа, сущность которой заключается в том, что врач должен ставить на первом месте расспрос больного и чисто клиническое объективное исследование, оставляя в стороне детали и стараясь возможно точно формулировать задачи терапии.

Хирургия. Для суждения об успехах хирургических знаний в России в госпитальных школах в первой половине XVIII столетия мы не имеем данных. Учебники в то время были переводные, перечень же инструментов, употреблявшихся в то время, показывает, что круг применения хирургии был обширен. Из операций, которые применялись в то время, наибольшей славой пользовалась операция каменной болезни. Существовала целая школа таких операторов, основанная греком П. Венедиктовым и распространенная его учениками на несколько поколений. В XIX стол., когда в основу изучения хирургии была положена физика, химия, экспериментальная физиология, макро- и микроскопическая анатомия, с открытием общей анестезии, эта отрасль медицинских знаний претерпевает существенные изменения. В первую треть текущего столетия преподавание ее в России велось по руководству Буша, но школа Буша продержалась на уровне европейской науки лишь до 1814—1815 г. Преемником по кафедре Буша — Саломон — первый стал применять успехи хирургии на практике (перевязку внутренней подвздошной артерии в 1825 г., операцию камнедробления). Его «Руководство к оперативной хирургии» (2 тома), изданное в 1840 г., было очень хорошим для своего времени учебником. После 1865 г. проф. Мед.-хир. академии Руднев и Богдановский и др. поставили патологическую анатомию и хирургическую патологию на тот уровень, которого эти предметы достигли на немецкой почве благодаря трудам Вирхова, Отто Вебера, Бильрота, Фолькманна и их учеников. С Богдановского (1859) длинный ряд даровитейших питомцев академии командируется в центры европейской учености. Профессор Дубовицкий, назначенный президентом СПб. мед.-хир. акд., внес в нее новую жизнь, пополнив состав профессоров новыми молодыми силами и русскими талантами (Сеченов, Боткин, Юнге, Якубович и др.). Богдановский, идя рука об руку с профессором патологической анатомии Рудневым, вместо господствовавшего тогда грубо-анатомического направления ввел чисто патологическое: теоретическая хирургия при Богдановском превратилась в хирургическую патологию. Честь создания школы хирургии в Р. принадлежит Н. И. Пирогову (см.), положившему в основу ее анатомию и экспериментальную хирургию. Нельзя здесь в нескольких строках очертить огромные заслуги Пирогова, известного во всем медицинском мире. Своими опытами для выяснения сущности гнойного заражения Пирогов предугадал сущность современной бактериологической теории происхождения гноекровия и учил, что оно происходит под влиянием особых бродил, поступающих извне или развивающихся в крови. Пирогову принадлежит честь применения в России анестезирующих средств — серного эфира и хлороформа — при операциях не только в госпиталях, а также на полях сражений на Кавказе, где он впервые применил неподвижную повязку из алебастра. Повязка эта быстро распространилась в хирургической практике. Своими капитальными сочинениями по военно-полевой хирургии и военно-врачебному делу Пирогов указал на то, какое огромное значение в деле помощи раненым имеет администрация. Лучшим руководством по военно-полевой хирургии было классическое творение Пирогова «Начало военно-полевой хирургии». Пирогову принадлежит честь изобретение костнопластического способа вычленения стопы.

Дерматология. Кожные болезни до Полотебнова преподавались в самом элементарном виде и то лишь в одной медицинской академии; они стали обязательными предметами только по университетскому уставу 1884 г. Полотебнов и его ученики (Сруповенков) самостоятельно разрабатывали учение о болезнях кожи, классифицировали их, указали на связь их с общим состоянием организма и нервной системы (подробности см. Полотебнов). Сруповенков, ученик Полотебнова, познакомил русских врачей с целым рядом самых редких кожных страданий и указал на зависимость болезней кожи от заболеваний нервной системы и вообще состояния организма. Из оригинальных руководств по кожным болезням должны указать на «Учебник кожных болезней» проф. Моск. унив. Поспелова.

Акушерство и гинекология. Первый по времени акушер в России был англичанин Якоб, при Иоанне Грозном, но затем не имеется сведений о дальнейшем развитии акушерства. В 1754 г. были устроены первые акушерские школы в Петербурге и Москве, а первое руководство по акушерству было составлено московским проф. Эрасмусом по устарелым источникам XVII стол. Много сделал для этой отрасли врачебных знаний петербургский проф. Н. М. Амбодик в конце прошедшего столетия и его современник — московский проф. В. М. Рихтер, которые в то же время составили и хорошие руководства. В 1808 г. в Медико-хирургической академии в Петербурге открылась акушерская клиника, в которой первым профессором был С. А. Громов († в 1856). В Харьковском университете преподавание акушерства началось в 1815 г. Клиника получила блестящую известность при Лазаревиче, назначенном профессором в 1862 г. В Казанском унив. акушерская клиника открыта в 1833 г., в Киевском — в 1847 г. Акушерство и гинекология преподавались вместе, а в 1860—70 гг. профессор Флоринский преподавал, кроме того, еще и детские болезни в СПб. медико-хирургич. академии. Первое руководство по гинекологии составлено было профессором А. А. Киттером; им же положено начало воссозданию гинекологии на хирургических началах и дан толчок научной разработке в России акушерства и гинекологии. Им изданы: «Руководство к изучению акушерской науки» (2 т., 1857—58) и «Руководство к изучению женских болезней» (СПб., 1858). Означенные руководства были первыми оригинальными сочинениями на русском языке, отличались выдающимися достоинствами, и на них воспиталось несколько поколений русских акушеров и гинекологов. Практическое применение взглядов, высказанных и отчасти осуществленных Киттером, и дальнейшее развитие их принадлежит А. Я. Крассовскому (см.). Он первым в Р. произвел чревосечение и применил в широких размерах оперативное вмешательство при лечении женских болезней. Крассовскому принадлежит ряд научно-литературных трудов, во главе которых стоит «Оперативное акушерство». Из его школы вышли видные представители русского акушерства и гинекологии, как В. В. Сутугин, И. Ф. Масловский, К. Ф. Славянский, А. И. Лебедев, Г. Е. Рейн и др. Он первым устроил акушерскую и гинекологическую клинику, вполне соответствующую целям клинического преподавания этих отраслей медицины. Им были основаны: первый в Р. «Акушерско-гинекологический журнал» и общество. К числу выдающихся руководств, составленных Крассовским, принадлежат: «Курс практического акушерства», «Оперативное акушерство» и «Атлас овариотомий». Дальнейшей разработке акушерства и гинекологии в Р. способствовали такие видные представители этой отрасли медицины, как профессор К. Ф. Славянский (автор ценного и вполне оригинального руководства «Частная патология и терапия женских болезней», 2 тома), профессор Д. О. Отт и другие. А. И. Лебедев, профессор Медико-хирургич. академии (см.), напечатал свыше 25 научных работ и произвел более 300 чревосечений. И. П. Лазоревич в Харькове опубликовал свыше 70 ученых работ, изобрел несколько акушерских инструментов. Макеев и Снегирев (Моск. унив.), Н. И. Феноменов (Казанск. унив.), Н. Ф. Толочинов и П. А. Ясинский (Харьковского унив.), Г. Е. Рейн (Киевского унив.), Н. В. Ястребов (Варшавского унив.), Граматикати (в Томском унив.) и Д. О. Отт (проф. в Еленинском клинич. институте и директор женских медиц. курсов в Петербурге) являются современными представителями гинекологии и акушерства в Р. В Петербурге, Москве и Киеве существуют акушерско-гинекологические общества, издающие печатные труды, а в Петербурге издается специальный журнал по акушерству. В настоящее время даже в деревенских земских лечебницах имеются специалисты по указанным отраслям медицины и производятся трудные и сложные операции.

Детские болезни (педиатрия). Выделению этой отрасли медицинских знаний в отдельную специальность и развитию ее в России много способствовало учреждение детских госпиталей, из которых вторым в Европе был петербургский Николаевский госпиталь, учрежденный в 1834 г. Первая кафедра детских болезней была учреждена в Моск. унив. в 1866 г., причем представителем ее был проф. Н. А. Тольский (см.), который в то же время был и директором детских клиник и главным врачом моск. детской больницы. Ему принадлежит ряд работ, посвященных детским болезням. В В.-медицинской (Медико-хирургич.) академии в Петербурге теоретической курс детских болезней читал проф. Хотовицкий уже в 1827 г., а в 1863 г. для детского отделения при акушерской клинике академии была выделена лишь отдельная комната, самостоятельная же кафедра открыта была в 1869 г. Пособием для студентов в течение долгого времени служили печатные и литографированные «записки по педиатрике» Хотовицкого, напечатанные в 1847 году в виде руководства «Педиатрика». По открытии при академии кафедры педиатрии (1870 г.) представителем ее был профессор Флоринский, а по уходе его в 1875 г. кафедра была занята профессором Н. И. Быстровым, под руководством которого получил специальное образование длинный ряд врачей, из которых некоторые (Чернов) заняли самостоятельные кафедры детских болезней; из клиники проф. Н. И. Быстрова вышло много работ, посвященных развитию этой отрасли медицины. В настоящее время в Р. имеется пять отдельных кафедр детских болезней, два громадных воспитательных дома, 15 детских больниц, детские колонии при санатории (см. соотв. ст.), много приютов и один специальный орган печати. В специальной литературе имеются ценные оригинальные труды, к которым должны быть отнесены: сочинения проф. Московского университета Н. Филатова: «Семиотика и диагностика детских болезней» (5 изд.), «Лекции об острых инфекционных болезнях у детей» (4 изд.), «Краткий учебник детских болезней» (3 изд.); проф. Н. Гундобина: «Общая и частная терапия болезней детского возраста»; прив.-доц. В. Ф. Якубовича: «Руководство к диагностике детских болезней и способам исследования детей» (1890 г.); проф. В. Рейтц: «Лекции по патологии и терапии детского возраста» (1895), «Дифтерия» (1880), «Введение к изучению болезней детского возраста» (СПб., 1879) и др.

Офтальмология. Первым официальным окулистом на Руси считается Давыд Брун (1628 — 1667), затем окулист Яган Мангорн (1659). Кроме этих — приезжали и другие глазные врачи; им, как и другим врачам, давались ученики для обучения «очному и окулистскому делу». Преподавание офтальмологии в первых медицинских школах в России было соединено с хирургией, но сведущие в офтальмологии русские врачи в XVIII выходили из французской школы, где они учились во время своих командировок за границу. Преподавание глазных болезней в России было устроено Моренгеймом († в 1797) в Калинкинском хирургическом институте, затем полный курс глазных болезней преподавал проф. акушерства физиологии Карл Брандт. В конце XVIII стол. славой окулиста пользовалась еврейка Байнитович, выдержавшая экзамен при Медицинской коллегии. В то же время появился в России опытный окулист проф. и доктор Реннер. До 1870 г. преподавание офтальмологии в университетах было соединено с хирургией и только в Московском унив. и Медико-хирург. акад. были особые кафедры и клиники глазных болезней.

В начале XIX столетия, с учреждением в СПб. Медико-хирургич. акад. в 1818 г. особой кафедры офтальмологии с клиникой, было положено основание самостоятельному развитию офтальмологии; но устав 1835 г. опять соединил преподавание офтальмологии с оперативной хирургией и хирургической клиникой. В 1860 г. было разрешено открытие кафедр теоретической офтальмологии в Московском университете и Военно-медиц. академии, а устав 1863 г. сделал ее общим достоянием всех университетов. В Московском унив. офтальмологию читал совместно с хирургией проф. И. Ф. Гильдебрандт († в 1859), а затем Эвениус, Воинов и Миткоменов. С 1860 г. в Москов. унив. была открыта особенная кафедра теоретической офтальмологии с назначением на нее профессором д-ра Юнге, перешедшего вскоре в СПб. медико-хирург. акад. В 1892 г. в Москве открыта собственная глазная клиника и при Екатерининской больнице — глазное отделение. Эта больница послужила научному изучению офтальмологии в самый период расцвета этой специальности, когда учение Гельмгольца и создателя научной офтальмологии Грефе-отца привлекало внимание многих врачей. Ученая деятельность московской кафедры офтальмологии выразилась в работах Брауна, Маклакова, Любинского, Ложечникова, Волкова, Крюкова, Даршкевича, Головина, Зернова и др. Учрежденная в 1806 г. СПб. глазная лечебница в лице директоров: Лерхе, Соломона, Блессига, графа Магавли, разрабатывала многие вопросы офтальмологии и с 1887 г. издает брошюры: «Сообщения СПб. глазной лечебницы». Первым профессором офтальмологии в СПб. медико-хирургич. академии был Груби и его преемники: Каллинский, Савенко, П. П. Пелехин, П. А. Дубовицкий († в 1882) и П. П. Заблоцкий-Десятовский († в 1882). С образованием (1840) отдельной глазной клиники в Петербурге был поставлен во главе ее д-р И. И. Кабат (1884), применивший электричество для лечения глазных болезней. Открытая по инициативе Дубовицкого специальная глазная клиника (1860) с стоявшим во главе ее Юнге проявила свою деятельность большим числом работ по глазным болезням, нормальной и патологич. анатомии и физиологии глаза. Проф. Юнге, руководивший работами, создал на новых началах школу русской офтальмологии, из которой вышло много известных деятелей. Проф. Юнге обязаны учреждением особой кафедры глазных болезней наши университеты. Из клиники его вышел ряд работ по анатомии, физиологии и патологии глаза (Кабата, Галензовского [Давно переселился в Париж, где находится и по настоящее время], Нарановича (Павел Андреевич, см.), самого Юнге, Прозорова, Нелюбина, Бетлинга, Тихомирова, Мандельштама, Добровольского, Траутфеттера и мн. др.). В Киевском университете кафедру теоретической и госпитальной хирургии и офтальмологии занимал фон Гюббенет. Его преемник, хирург Караваев, изучал глазные болезни у Бера, усовершенствовавшего способ излечения катаракт. Караваев устроил самостоятельную клинику и кафедру глазных болезней в Киеве, в 1870 г., одновременно с этим в Киеве А. В. Иванов (см.), получил большую известность своими исследованиями по нормальной и патологической анатомии глаза (строение ресничной мышцы в глазах различной рефракции, анатомия и отслойка стекловидного тела, воспаление сетчатки и зрительного нерва, отек сетчатки и др.). Преемник проф. Иванова — проф. Ходин — основал при клинике первый журнал по глазным болезням: «Вестник офтальмологии». Проф. Казанского университета Адамюк устроил специальную клинику (1871) и произвел ряд выдающихся работ по различным отделам офтальмологии, из числа которых особенною известностью пользуется его «Учебник офтальмологии», считающийся лучшим из имеющихся у нас в Р. руководств по этой отрасли медицины. Харьковской глазной клиникой руководил проф. Л. Гиршман с 1868 г., отличный оператор, а до него, с 1858 г., клиникой заведовал Паранович (Петр Андреевич; см.).

А.

Психиатрия и невропатология. Научная разработка психиатрии вообще началась сравнительно поздно, и исходной точкой ее служат труды французского врача Пинеля, в конце прошлого столетия. В России первое оригинальное сочинение по психиатрии появилось лишь в 1834 г. Оно принадлежит д-ру П. Бутковскому (издано в СПб. под заглавием «Душевные болезни, изложенные сообразно началам нынешнего учения психиатрии»). До этого времени на русском языке имелись лишь переводы трактата Пинеля и некоторые немецкие сочинения по душевным болезням, кроме того, в руководстве судебной медицины, составленном профессором С. Громовым (СПб., 1832), был отдел, посвященный душевным болезням. Отсутствие ученых трудов по психиатрии за первые десятилетия нашего столетия находится в связи с недостаточным преподаванием этой специальности на медицинских факультетах. Для нее тогда не существовало отдельной кафедры, и чтение лекций по душевным болезням происходило случайно, между прочим, в виде добавления к какому-нибудь другому предмету. Так, напр., в Медико-хирургич. академии в СПб. еще в конце 40-х годов психиатрию преподавал Г. Кулаковский, бывший собственно профессором фармакологии, рецептуры и накожных болезней. В Харькове в начале 50-х годов ее преподавал профессор судебной медицины Свиридов. Как здесь, так и там преподавание имело преимущественно теоретический характер, не сопровождаясь систематическими занятиями в клинике за отсутствием таковой. Лишь в 1857 году в СПб. медико-хирургической академии была учреждена впервые самостоятельная кафедра психиатрии, причем преподавателем этого предмета был назначен профессор И. М. Балинский, который до того занимался преимущественно изучением детских болезней. Однако он подготовил себя к новой деятельности изучением психиатрии в Западной Европе и с честью занимал кафедру до 1877 г. При его содействии эта кафедра в 1867 г. была снабжена специальной клиникой душевных болезней, первой в Р. по времени учреждения и по размерам научной деятельности. Хотя профессор Балинский не издал никаких ученых трудов по душевным болезням — имеются лишь литографированные записи его лекций, — он все-таки справедливо считается отцом русской научной психиатрии, так как его блистательные лекции привлекали толпу слушателей, из которых вышел целый ряд современных ученых и практических психиатров. Что касается психиатрических сочинений, то они по-прежнему долго составляли у нас редкость. В 1853 г. вышли в СПб. «Очерки психиатрии» д-ра Герцога, а в 1855 г. перевод руководства Кленке. В 60-х годах появились переводы знаменитого учебника Гризингера и сочинение Маудсли «Физиология и патология души» и оригинальный труд д-ра А. Фрезе об устройстве домов для умалишенных. В 1866 г. возник новый центр научной психиатрии, а именно — с этого года стал читать лекции по этому предмету д-р Фрезе, назначенный впоследствии (1872) профессором психиатрии при Казанском университете и состоявший в то же время директором окружной лечебницы для умалишенных, которая была открыта в 1869 г. Кроме того, Фрезе, скончавшийся в 1884 г., издал составленное руководство к душевным болезням (1881), преимущественно по немецким учебникам того времени. Вообще в области психиатрии у нас долгое время обнаруживалось влияние наших ближайших соседей — немцев. Из руководств, служивших источниками знания для студентов и врачей, в 70-х годах наиболее была распространена вышеназванная книга Гризингера, составившая эпоху и в Германии и пользовавшаяся там громадным успехом в течение почти трех десятилетий. Можно отметить, впрочем, еще перевод сочинения Маудсли «Ответственность при душевных болезнях», с примечаниями доктора О. А. Чечотта (1875). Затем у нас руководство Гризингера было вытеснено переводами двух новых немецких учебников — Шюле (1880) и Крафт-Эбинга (1882). Последнее сочинение было переведено доктором Черемшанским и снабжено примечаниями и дополнениями проф. И. П. Мержеевского; о его распространении у нас свидетельствует тот факт, что недавно вышло третье русское изд. (перевод с 5 — го немецкого). Наравне с ним, хотя в гораздо меньшей степени, в 80-х гг. были распространены переводы немецких сочинений Мейнерта и Крэпелина. Одновременно с этим начинается появление самостоятельных трудов по психиатрии. В 1877 г., за выходом в отставку проф. Балинского, преподавателем этого предмета и директором клиники в медицинской академии сделался проф. И. П. Мержеевский, занимавший эту кафедру до 1893 г. При нем из клиники стали выходить многочисленные научные исследования, преимущественно экспериментальные и патологоанатомические. Благодаря деятельности проф. Мержеевского и его учеников возобновились правильные заседания Общества психиатров в СПб., которое было основано еще в 1861 г., но через несколько лет заглохшее и не издававшее тогда печатных трудов. С 1879 г. стали появляться ежегодно протоколы названного общества, существующего до нашего времени, причем председателем его был профессор Мержеевский, а секретарями — сперва А. Е. Черемшанский, потом В. М. Бехтерев и П. Я. Розенбах. В 1883 г. началось издание двух журналов, посвященных специально психиатрии и нервным болезням. Один из них, под названием «Вестник клинической и судебной психиатрии и невропатологии», был основан профессором Мержеевским в СПб. и выходил сперва два раза в год, а в последнее время реже, в виде сборника серьезных научных трудов. Многие из них появились одновременно также в иностранных, немецких или французских журналах. Другой специальный журнал, под названием «Архив психиатрии, нейрологии и судебной психопатологии», был основан в том же 1883 г. проф. П. И. Ковалевским в Харькове и выходил в виде выпусков 6 раз в год; изд. его лишь недавно остановилось. Этот журнал помещал преимущественно статьи клинического и казуистического характера, отчеты о движениях больных в различных земских лечебницах и отчасти переводы. Редактор его, начавший свою профессорскую деятельность в Харькове в начале 80-х годов, сам выпустил множество сочинений по психиатрии, в том числе и руководство, опять-таки примыкавшее по характеру изложения к немецкой школе; кроме того, под его редакцией вышел целый ряд переводов сочинений по душевным и нервным болезням. В 80-х годах изучение психиатрии сделало также крупный шаг вперед в других двух университетских центрах. В Казани после смерти Фрезе кафедру занял В. М. Бехтерев (в 1885 г.), и благодаря его энергии здесь закипела научная работа, плодом которой, впрочем, были преимущественно научные исследования в области нервных болезней, анатомии и физиологии нервной системы. С другой стороны, в 80-х годах в Москве психиатрия нашла выдающегося представителя в лице С. С. Корсакова, ученика проф. А. Я. Кожевникова. Последний еще с 60-х годов преподавал нервные болезни, и хотя в круг его преподавательской деятельности входило и учение о душевных болезнях, но оно было на втором плане и носило теоретический характер. Корсаков посвятил себя главным образом разработке клинической психиатрии и обогатил последнюю весьма ценными работами. В 1887 г. московская кафедра благодаря частной благотворительности была снабжена специальной психиатрической клиникой и с тех пор заняла видное место среди психиатрических кафедр других русских университетов. Кроме СПб. и Москвы, клиника душевных болезней имеется также при юрьевской кафедре, где она в 80-х годах находилась под руководством проф. Крэпелина; с 1890 г. на нее перешел В. Ф. Чиж, также вышедший из клиники проф. Мержеевского. Две другие кафедры психиатрии, возникшие в 80-х годах — в Киеве и Варшаве — не имеют клиники; кафедра психиатрии, основанная в 1892 г. при Томском университете, пока также не имеет клиники. В 80-х годах начинается оживление в области практической психиатрии. До тех пор заведения для умалишенных и отделения для них при общих больницах находились преимущественно в заведовании врачей, не получивших специального психиатрического образования. Начиная с 80-х годов, появляется целый ряд врачей-психиатров, которые прошли школу в СПб. клинике, бывшей первым рассадником не только преподавателей этого предмета, но также практических психиатров. Впоследствии, конечно, и другие университетские города, в которых процветало преподавание душевных болезней, главным образом Москва и Казань, стали выступать в этой же роли. Вместе с тем земства, городские управления и вообще учреждения, заботившиеся о призрении душевнобольных, стали приглашать врачей со специальным образованием на должности директоров и ординаторов заведений. Понятно, что эти врачи, в свою очередь, являлись реформаторами этих заведений, применяя на практике приобретенные ими специальные сведения и требуя устройства и организации заведений согласно научным данным. Вместе с тем указанные заведения сами сделались психиатрической школой для служивших при них молодых врачей. Для выяснения различных вопросов, возникавших в области практической психиатрии — относительно устройства заведений, управления ими, системы лечения, отчетности и прочего, — в 1887 г. был созван в Москве первый съезд отечественных психиатров, на котором вышеозначенные вопросы подверглись совместному обсуждению. Впоследствии подобные задачи решались на секциях нервных и душевных болезней, выделявшихся при всероссийских съездах врачей, которые собираются через каждые два года. Таким образом, 80 — е годы оказались крайне плодотворными для успехов психиатрии во всех направлениях. Русские психиатры в короткое время достигли научного уровня, на котором эта наука стояла в Западной Европе, и целый ряд заведений для умалишенных, воздвигнутых у нас за этот период, также стоит на высоте совершенства, соответствующего современным требованиям науки и техники. Рука об руку с научной разработкой психиатрии развивалось также у нас учение о нервных болезнях, насколько эти две специальности неразрывно связаны, основываясь на изучении мозга и нервной системы в здоровом и больном состоянии. Среди возникшей у нас школы психиатров и невропатологов отдельные выдающиеся лица приобрели крупное имя, пользующееся авторитетом и известностью не только в России, но и в Западной Европе благодаря все возрастающему научному и литературному сближению. К числу таких лиц, между прочим, принадлежит талантливый русский психиатр В. Х. Кандинский, скончавшийся в 1889 г., 40 лет от роду. Он оставил два весьма ценных труда — «О псевдогаллюцинациях» и «О невменяемости»; кроме того, русская литература обязана ему образцовым переводом капитального сочинения Вундта «Основы физиологической психологии».

Что касается специально нервных болезней, то уже упомянуто о профессоре А. Я. Кожевникове, преподававшем этот предмет в Москве еще с 60-х годов. Первоначально он, как уже сказано выше, был также преподавателем психиатрии, и лишь в конце 80-х годов кафедра была разделена на две, при чем последний предмет отошел к С. С. Корсакову. Такое разделение кафедры психиатрии, кроме Москвы, проведено лишь в Казанском университете, где кафедру нервных болезней занимает профессор Л. О. Даркшевич, издавший несколько важных работ по анатомии мозга. В остальных же университетах эти две специальности преподаются одним и тем же профессором. Для изучения нервных болезней также долго служили у нас исключительно переводными учебниками, преимущественно немецкие (Эрба, Штрюмпеля, Зеелихмюллера), отчасти французские (Шарко) и английские (Росс, Гоуэрс). Собственно говоря, и до сих пор нет полного оригинального русского руководства к изучению нервных болезней, а имеются лишь отдельные частичные учебники, из которых первым по времени является руководство П. Я. Розенбаха «Основы диагностики нервных болезней» (СПб., 1887). Вслед за тем вышла «Методика исследований болезней нервной системы» А. А. Корнилова (М., 1893). Но зато еще с 80-х годов русская литература по нервным болезням была богата многочисленными оригинальными трудами в форме журнальных статей, докторских диссертаций и отдельных книг, в том числе монографии И. Л. Сикорского о заикании и «Нервные болезни в отдельных наблюдениях» В. М. Бехтерева (два выпуска). За последнее десятилетие нашего века научная разработка душевных и нервных болезней безостановочно шла вперед, развиваясь одновременно в нескольких центрах. О процветании этих наук и кипучей деятельности врачей в означенной области свидетельствует основание новых специальных обществ и специальных журналов. В Москве в 1891 г. учреждено общество психиатров и невропатологов, в Казани такое же общество в 1892 г., в Киеве в 1898 г. В Петербурге, наряду с обществом психиатров, с 1895 г. возникли научные собрания врачей клиники душевных и нервных болезней. К названным выше двум специальным журналам присоединились «Неврологический вестник», основанный профессором В. М. Бехтеревым в Казани в 1892 г., и ежемесячное издание «Обозрение психиатрии, невропатологии и экспериментальной психологии», основанное им же в 1896 г. в Петербурге, где он с 1893 г. заменил проф. Мержеевского; наконец, с 1897 г. издается проф. И. А. Сикорским в Киеве журнал «Вопросы психо- и нервотерапии». Около каждого из названных центров группируется целый ряд работников, которые не только выступают с научными сообщениями и журнальными статьями, но также с самостоятельными более или менее крупными трудами. Таким образом в Москве в 1893 г. вышло руководство к душевным болезням С. С. Корсакова, весьма сочувственно встреченное критикой. Там же появились недавно лекции о нервных болезнях детского возраста В. А. Муратова, исследование о мышечной сухотке В. К. Рота, патологоанатомические исследования спинного мозга Л. С. Минора, работы по гипнотизму А. А. Токарского и др. В особенности же плодовитой оказалась в последние годы деятельность СПб. клиники В. М. Бехтерева, из которой выходят преимущественно экспериментальные и анатомические работы в виде докторских диссертаций. Кроме того, он сам недавно издал двухтомный труд «Проводящие пути головного и спинного мозга», а А. Ф. Эрлицкий напечатал «Клинические лекции по душевным болезням». Независимо от клиники в СПб. имеется еще центр для изучения нервных болезней — клинический институт, где этот предмет преподается О. О. Мочутковским. Заслуживают также упоминания клинические работы по психиатрии из городской больницы, управляемой О. А. Чечотом, и невропатологические труды Я. В. Рыбалкина и С. Н. Данилло, скончавшегося в 1896 г. Наконец, надо отметить работы харьковского проф. И. Г. Оршанского, посвященные вопросу о наследственности. Имея в виду недавнее начало университетского и в особенности клинического преподавания рассматриваемых здесь двух отраслей медицины, надо признать замечательно быстрый прогресс их научной разработки, давшей в короткое время блестящие результаты и теперь покоящейся на прочной основе, в руках многочисленных энергичных и хорошо подготовленных работников.

П. Р.

Фармация. Началом организации фармацевтического дела в России принято считать время прибытия в Москву аптекаря Джемса Франчема (1583 г.), рекомендованного английской королевой Елизаветой царю Ивану Васильевичу для основания первой придворной аптеки в Кремле. В царствование Бориса Годунова Франчем, возвратившись из поездки в Англию, привез большое количество медикаментов. В Риге (принадлежавшей в то время Польше) были уже одна частная аптека и 4 врача. В царствование Алексея Михайловича заведены были аптекарские огороды, благодаря которым отчасти уменьшился привоз заграничных медикаментов. В царствование Петра Великого были приглашены на службу в России многие известные иностранные врачи и фармацевты. Аптекарский приказ, учрежденный в 1620 г., был преобразован в Аптекарскую канцелярию, и было повелено открыть в Москве 8 частных аптек. Первая частная аптека в СПб. открыта в 1721 г. Продажа сильнодействующих медикаментов в купеческих лавках запрещена указом Правительствующего Сената 1733 г. В 1736 г. издан регламент о содержании военно-полевых аптек, которые были основаны в 4 пунктах. С учреждением губерний заведены были городские больницы от приказов общественного призрения; в это время почти во всех губернских городах имелись приватные аптеки. Первая российская фармакопея издана в 1798 г. В 1803 г. основано первое фармацевтическое общество, в Риге. В 1818 г. Шерер основал СПб. фармацевтическое общество и школу. В 1864 г. основаны были фармацевтические общества в Москве, Казани, Одессе, а затем постепенно и в других больших центрах. В этом году состоялся первый съезд фармацевтов, на который собрались фармацевты почти со всех мест обширной империи. В 1820 г. начал издаваться фармацевтический журнал; в 1839 г. Силлер (Siller) издавал «Nordische Centralblatt fur Pharmacie» (издавался до 1843 г.); Гаучер издавал «Repertorium» (прекратившийся в 1848 г.). В обоих журналах помещались оригинальные работы русских аптекарей. В настоящее время издаются: «Фармацевтич. журнал», который под редакторством покойного проф. Драгендорфа значительно расширил первоначальную программу, печатая статьи по научным вопросам, по фармацевтической практике и по вопросам, касающимся социального положения фармацевтов; «Журнал медицинской химии и фармации» (основан профессором Пелем — он же редактор); «Фармацевтический вестник» (первоначальные редакторы проф. Червинский и Салтыков); «Фармацевт» (ред. Альтгаузен). Кроме этих журналов, специальные труды печатаются еще в протоколах некоторых фармацевтических обществ. Что касается вопроса о снабжении различных лечебных учреждений медикаментами, то заготовление последних в XVII столетии лежало на обязанности Аптекарского приказа (учрежден в 1620 г.), который частью приобретал лекарственные вещества за границей, частью таковые доставляли аптекарские огороды и отечественные лекарственные растения, доставляемые специально для этой цели предназначенными лицами (травниками). Командировки врачей и аптекарей за границу и в различные места России много способствовали наращиванию лекарственного материала. С развитием фабрично-заводской промышленности многие фармацевтические препараты стали изготовляться в России, причем некоторыми медикаментами удовлетворяются не только требования внутреннего рынка, но снабжаются также заграничные аптекарские склады (бобровая струя, шпанские мушки, маточные рожки, горчичное и касторовое масла, глицерин, лакрица, ртуть, хромовые препараты и некот. др.). Обрабатывающая и заводская промышленность в России еще не достигла значительных размеров, а потому почти все алкалоиды, глюкозиды, ароматические соединения и другие химические препараты и в настоящее время получаются из-за границы. Ученые степени фармацевтов в XVIII столетии приобретались долговременной практикой в аптеке и по выдержании строгого экзамена: в столицах — в физикате и Медицинской канцелярии, а в провинциях — в особых комитетах врачей. Более или менее систематическое преподавание аптекарских наук введено было в первой половине XVIII столетия в медицинских школах, основанных при госпиталях в Петербурге, Москве и Кронштадте. Открытие Медико-хирургической академии в Петербурге и университетов в Москве, Дерпте, Вильне, Харькове и Казани в конце XVIII-го и начале XIX-го столетий в связи с успехами естествознания, главным образом ботаники, химии и физиологии, не могли не отразиться на характере и объеме преподавания фармации, которое в настоящее время в университетах и Военно-медицинской академии обставлено соответственно современным требованиям науки и фармацевтической техники. Такому развитию фармация и фармакогнозия обязаны многим русским деятелям, между которыми европейскую известность приобрели: Кирхгоф (доказавший превращение крахмала в сахар), Нелюбин, К. Шмидт, Клаус, Бунге, Бухгейм, Подвысоцкий, Драгендорф, Трапп, Коберт, Тихомиров и др. Особенно способствовал научному развитию фармации основанный при Юрьевском университете фармацевтический институт, из лаборатории которого вышли многие ученые работы по фармации и токсикологии.

Д. К.

История судебной медицины в России как науки начинается со времени преподавания ее с кафедры в открывшемся в 1755 г. Московском университете. Первым профессором судебной медицины в СПб. медико-хирургической академии был Рингебройг. Первым оригинальным трудом по судебной медицине было сочинение проф. С. А. Громова «Краткое изложение судебной медицины для академического преподавания и практического употребления» (изд. 1832 г.). Научная разработка судебно-медицинских вопросов с введением гласного суда и производства стала на надлежащую высоту. С этого времени стали выдвигаться деятелями приобретшие почетную известность: Пеликан, Драгендорф, Эргардт, Оболенский, Беллин и др.

Ученые медицинские общества в России. Первое физико-медицинское общество было основано в 1804 г. в Москве, второе в Вильне, в 1805 г., третье, Общество немецких врачей, в Петербурге в 1819 г., четвертое в 1820 г., варшавское, затем Общество русских врачей в Петербурге, в 1833 г. В промежуток времени с 1820 г. до 1858 г. не было открыто ни одно общество: застои в культурной жизни России отразились и на развитии медицины. В период шестидесятых годов, с оживлением русской общественной жизни и учреждением земства, замечается оживление и в жизни медицинских обществ: в 70-х годах основаны 14 обществ, в 80-х и 90-х годах ежегодно открывалось по нескольку, и в 1896 г. всех врачебных обществ в России около 120. В 1865 году возникло Общество естествоиспытателей и врачей, собирающееся периодически на съезды в университетских городах. В 1885 году был утвержден устав Московско-петербургского медицинского общества, преобразованного в 1887 году в более обширное Общество русских врачей в память Н. И. Пирогова, которое за время своего существования собиралось уже 7 раз. Кроме того, в столицах и провинциальных больших городах существуют по нескольку обществ, разбившихся по специальности. Большинство обществ выпускает, по мере накопления, материалы, периодические записи «Труда» и «Протоколы».