Жития святых по изложению свт. Димитрия Ростовского/Июнь/20

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Жития святых по изложению свт. Димитрия Ростовского — 20 июня
Источник: Жития святых на русском языке, изложенные по руководству Четьих-Миней св. Димитрия Ростовского (репринт). — Киев: Свято-Успенская Киево-Печерская Лавра, 2004. — Т. X. Месяц июнь. — С. 460—477.


[460]
Жития Святых (1903-1911) - заставка 14.png
День двадцатый

Житие
во святых отца нашего
Левкия исповедника

Во времена языческие, когда римские цари-идолопоклонники обладали Востоком и Западом[1], жил в Александрии один благородный муж, по имени Евдикий; не наученный книжному искусству, он был мудр духовным обучением. Украшенный добрыми делами Евдикий проводил свою жизнь в страхе Божием и любви; со щедрою милостынею он соединял подвиг поста и молитвы. У него был единственный сын, о котором и предстоит нам слово, названный родителями Евтропий, а впоследствии переименованный Богом Левкием.

Когда отроку шел десятый год, мать его, Евфросиния, скончалась. Тогда Евдикий, взяв сына своего, пошел с ним в монастырь блаженного Ермия, находившийся в Александрийских пределах и управляемый блаженным игуменом Никитою; здесь Евдикий сам постригся, а сына отдал на книжное обучение. Как мальчик остроумный, все усваивавший быстро и без особенных усилий, Евтропий, с помощию Божиею, настолько успел в книжном учении, что превзошел в этом отношении многих. Притом он был кроток, преисполнен смирения и [461]послушания; всем, жившим в монастыре, он служил с усердием, и все любили Евтропия: одни — за его добронравие и послушание, другие — за его книжную начитанность и знания, дарованные ему Духом Святым. Блаженный игумен Никита преставился ко Господу, когда Евтропию было еще только семнадцать лет; несмотря на это, братия, посоветовавшись между собою, просили юношу, еще не постриженного в иночество, быть их игуменом. Но он упорно отказывался, к тому же и отец его, Евдикий, увещевая, запрещал ему в столь юных летах возлагать на себя бремя, которого он еще не обык носить; он советовал Евтропию показывать себя недостойным начальства — как юноше, нуждающемуся в руководстве. Так пробыл монастырь Ермия без игумена семь лет, потому что братия не желали никому более вручать начальства над собою: поэтому, при всем нежелании блаженного Евтропия и несмотря на то, что он не был пострижен, братия, руководимые примером его добродетельной жизни, всё-таки почитали его среди себя за игумена. Когда же Евтропию исполнилось двадцать пять лет, братия, собравшись, сказали ему:

— Зачем ты пренебрегаешь и нашею нуждою и нашими просьбами, — почему не хочешь быть нашим начальником? Вот, прошло уже семь лет, как мы, со дня кончины блаженного отца нашего Никиты, не имеем игумена, и каждый живет по своей воле. Смотри не ответить бы тебе за гибель нашу, если какой-либо волк, войдя в обитель, расхитит стадо Божие; мы же никого другого, как только тебя одного, желаем иметь своим отцем: мы все видим твою святую жизнь, знаем о твоем добронравии и данной тебе от Бога премудрости.

На это блаженный Евтропий так отвечал братии:

— Зачем, честны́е отцы и братия, вы неотступно молите меня о том, чего я совершенно не в состоянии исполнить? Я не пострижен в иночество и не имею никакого церковного чина, — как же я буду вам отцем, не имея в то же время власти поучать вас в храме Божием? Как я могу увещевать старейших из вас, сам будучи юн?

Тогда они начали понуждать его к пострижению и приятию священства, но он ни в коем случае не хотел исполнить их желания. Правда, в душе Евтропий стремился к иноческому чину, но опасался принимать его — из боязни, что братия тогда [462]насильно заставят его быть игуменом; так, оставаясь не постриженным, он являл собою пример истинного инока.

В это время в Риме царствовал язычник Коммод. Им был прислан в Александрию в качестве епарха[2] Филипп, дочь которого Евгения, по обращении в христианство, проводила, в мужеском образе, подвижническую жизнь, окончивши ее мученическою смертью. Филипп, хотя вообще и был милостив к христианам, однако, в силу повеления царя, изгнал из города христиан, святителей, иереев и иноков, разрешив им, впрочем, свободно селиться в предградии, а также строить здесь монастыри и церкви. В эти дни христианским епископом в данном округе был святый Еллий, имевший пребывание в городе Елиополе, отстоящем от Александрии на незначительном расстоянии. В пригороде Александрийском помянутым епископом был создан монастырь, врученный руководству святаго Феодора. Кроме монастыря, в той же местности находилась знаменитая в округе церковь во имя Пречистой Богородицы и Приснодевы Марии; в праздники Ея сюда стекались христиане не только из Александрии, но и из окрестных городов и стран. Поэтому, когда приближался праздник Успения Пресвятой Девы Марии, многие отправились к Ея церкви; и блаженный Евдикий, выйдя из монастыря Ермия, точно так же пошел на праздник вместе со своим сыном Евтропием. Случилось же, что в тот же самый день и на то же празднество вышел вместе с клиром и множеством народа из Елиополя и святый епископ Еллий; Евдикий и Евтропий присоединились к толпе, идущей за епископом. Епископ имел намерение сначала зайти в созданный им монастырь, управляемый игуменом Феодором, чтобы здесь отдохнуть до наступления праздника. Когда он приближался к монастырю, на пути с ним встретилась дочь епарха, блаженная Евгения, шедшая в мужском образе в сопровождении двух евнухов; увидев епископа, окруженного народом, она вмешалась в толпу с целию расспросить кого-либо о епископе и завела беседу о нем с блаженным Евтропием. Он подробно рассказал ей все об архиерее Божием, как видно из жития блаженной Евгении[3], и затем привел ее к епископу, которому Евтропий был известен за чистоту жизни и книжный разум.

[463]Когда блаженный Евдикий отдыхал в монастыре, устроенном епископом, ему было ночью в сонном видении божественное откровение о том, что он скоро умрет, а сын его будет епископом, который уничтожит идолов во Врунтисиополе Италийском[4], просветив эту страну Святым Крещением. При этом он слышал обращенный к нему голос:

— Евдикий, Евдикий, верный раб Господа! Отныне да будет имя тебе не Евдикий, а Евдиклий, то есть кроткий утешитель; сыну же твоему да будет имя не Евтропий, а Левкий, то есть «прииде на него Дух Господень».

Пробудившись, Евдиклий сейчас же позвал сына и рассказал ему о видении, открывавшем волю Божию:

— Смотри, сын мой, вот приближается время моего отшествия, — не будь прельщаем суетным миром; Господь открыл мне о тебе, что ты удостоишься епископского служения, ибо Господь хочет чрез тебя очистить от идольских капищ Врунтисиополь; и пусть не будет твое имя более Евтропий, но — Левкий; так переименовал тебя Господь, как и меня вместо Евдикия — Евдиклием.

Услышав это, святый Левкий, — он же и Евтропий, — простершись крестообразно на земле, поклонился Богу, вознося к Нему такую благодарственную молитву:

«Благословен Ты, Боже отцев наших, Авраама, Исаака и Иакова, ибо Ты не оставляешь без внимания надеющихся на Тебя и не отнимаешь милосердия Твоего от нищих рабов Твоих, милуя меня недостойного: посему я славлю и величаю Тебя, Господа Неба и земли, ибо Ты — Владыка, возлюбивший человека; да будет Тебе слава в бесконечные веки».

Во время этой молитвы святаго с Неба над церковью послышался Голос:

— Левкий, Левкий! Светлый душою и чистый сердцем, вот имя твое написано на Небе и память твоя не изгладится из книги живота.

Этот голос слышали святый епископ Еллий и некоторые из братий, проводившие ночь без сна в молитве. Но никто не мог понять, к кому именно он обращен.

С наступлением утра к епископу пришли братия Ермиева монастыря и сказали:

[464]— Знай, Владыко, что мы более семи лет пребываем без игумена, причем каждый из нас живет так, как он хочет. Не раз просили мы честна́го Евтропия принять начальство над нами; он вырос в нашем монастыре, и жизнь его по святости превосходит жизнь каждого из нас; никто не может сравниться с ним в трудах послушания; он всегда пребывает в посте и молитве, чтении и писании книг; словом, мы видим его подвизающимся во всех добрых делах. Поэтому мы и хотели иметь его себе отцом, чтобы следовать по его стопам; он же не изъявляет на это согласия, пренебрегая нашей просьбой. Молим тебя, Владыко, поставь его нам игуменом, хотя бы против его воли.

— Я тоже, — отвечал епископ, — думал о том, о чем вы сейчас говорите; впрочем, подождите немного, — я попытаюсь убедить его подчиниться нашей воле.

После этого епископ отправился в церковь, так как наступило время Святой Литургии. Он приказал архидиакону, ставши на амвоне, возглашать к народу:

— Кто из присутствующих здесь носит имя Левкия?

Никто из народа не отозвался на этот зов, потому что не находилось человека, носившего такое имя. Когда архидиакон воззвал к народу дважды и трижды, святый Левкий, видя, что в народе нет иного Левкия, кроме его, отозвался, сказав:

— Я есмь грешный Левкий!

Все удивились, взглянув на него, и говорили с недоумением:

— Ты — Евтропий, сын Евдикиев.

Святый Левкий отвечал на это:

— Спросите моего отца, он вам лучше, чем я, расскажет о моем имени.

Тогда вывели на средину блаженного Евдиклия, честна́го девяностосемилетнего старца, и спрашивали его:

— Какое в действительности имя твоему сыну?

Он же, видя желание Божие, чтобы открылась тайна о нем и об его сыне, рассказал подробно всё видение свое; между прочим и о том, как Глас Божий дважды, во сне и наяву, назвал сына его Левкием. Все, слышащие это, в радости благодарили Бога и, подходя к святому Левкию, приветствовали его с великим уважением. Вслед за этим епископ начал уве[465]щевать святаго Левкия принять сан игумена со священством. Он отказывался, а народ восклицал:

— Левкий достоин быть не только пресвитером и игуменом, но даже епископом!

И несмотря на нежелание святаго Левкия, он был хиротонисан и поставлен игуменом. За сим все светло отправили праздник Успения Пресвятой Богородицы в Ея церкви.

Вступив в управление обителью, святый Левкий усилил свои подвиги и творил чудеса живущею в нем благодатию Святаго Духа. Однажды привели к нему бесноватого Эфиоплянина, уже оглашенного ко Святому Крещению. Видя его мучения, святый Левкий сказал бесу:

— Перестань, дух диавольский, мучить человека!

Бес, затрепетав, начал вопить с рыданием:

— Если я выйду из него, то куда пойду? Не имею дома лучше этого.

— Нечистый дух, — повторил святый Левкий свое приказание, — оставь создание Божие и не осмеливайся более входить в него; постыженный и посрамленный выйди из того, кого доселе человеконенавистнически мучил, связав веригами твоей темной силы. Войди же в тех людей, которые не веруют в Господа нашего Иисуса Христа и не поклоняются Его Животворящему Кресту.

Со страшным криком вышел бес из уст человека в виде черной птицы; при этом он воскликнул:

— Что мне и тебе, раб Божий Левкий, — зачем выгоняешь меня из жилища, которое я избрал себе? Я не хотел входить в человека с белым лицем, обычного вида, но вошел в Эфиопа с черным, неприятным для глаз, цветом кожи, надеясь, что из такого жилища меня никто не изгонит.

Прогнав диавола крестным знамением, святый Левкий поднял человека с земли здоровым и сподобил его потом Крещения. Диавол же удалился в Египет, где принял образ громадных размеров змея; он ползал по улицам одного города, с необычною яростию умерщвляя встречных язычников и Иудеев — мужей, жен и детей; не щадил и животных. Святый Левкий, провидя духом столь человекоубийственную злобу диавола, поспешно отправился в Египет; почувствовав приближение к городу святаго, диавол бросился в море, оставив [466]после себя множество трупов, лежащих на улицах. Войдя в город и видя множество оплакивающих с рыданием своих мертвецов, святый Левкий вопрошал:

— Чем вызван такой плач?

Тогда ему сказали, как внезапно появился в городе змей, многих умертвивший, и как он только что сейчас, пред его приходом, бросился в море, где и скрылся. Святый Левкий приказал принести воды, освятил ее и начал ею окроплять мертвых, говоря к ним:

— Восстаньте во Имя Господа Саваофа, — вы держимы не узами смерти, но лишь повреждены диавольским ядом; однако вы не в состоянии сами избавиться от действия силы змеиной, которая могущественнее вас по причине вашего нечестия и сердечной слепоты. Восстаньте же силою Бога моего и воздадите славу Создавшему вас.

Во время этой речи святый Левкий касался своим жезлом трупов. И тотчас все, точно пробудившись, восстали и, хватаясь за ноги святаго, говорили:

— Бог, Которому подобает кланяться, есть не иной как Тот Отец, Сын и Дух Святый, Коего ты, раб Божий и отец наш, проповедуешь.

Все воскресшие уверовали во Христа, вместе с ними обратилось в христианство еще до трех тысяч мужей; все они крестились с женами и детьми своими, прославляя Господа нашего Иисуса Христа, сотворившего столь дивные чудеса чрез святаго Своего Левкия.

По прошествии нескольких лет во Христа уверовал со всем своим домом епарх александрийский Филипп, побуждаемый к тому примером святой дочери своей Евгении; по истечении некоторого времени он оставил начальство, сделавшись христианским епископом. По страдальческой кончине епископа Филиппа преемником ему единогласно избран был святый Левкий. Между тем в Александрии после Филиппа епархом был сначала Терентий, а потом Сатурнин. Будучи врагом христианства, последний обдумывал со своими советниками-идолопоклонниками, как бы поднять в Александрии гонение на христиан, убив предварительно их епископа, святаго Левкия: Сатурнин видел, что он многих обращает из язычества в христианство. И стал епарх изыскивать удобное время для [467]приведения в исполнение своего злого умысла. Верные же из жителей Александрии, узнав об этом, совещались между собою, как бы убить епарха. Тогда святый Левкий, призвав к себе всех христиан, убеждал их оставить свой мятежный замысел и поведал им о бывшем ему от Бога явлении:

— Знайте, возлюбленные, что Господь мой благоволил явиться мне в видении и повелел поставить вам другого епископа, чтобы я мог идти на Запад во Врунтисиополь, ибо город этот нуждается в христианском просвещении.

Услышав это, христиане с рыданием начали припадать к ногам святаго, говоря:

— Отче святый! Не оставляй нас сиротами, — не разлучайся с теми, коих приобрел Богу; не покидай нас до своей кончины.

— Вы все знаете, — возразил святый Левкий, — что еще во дни моей юности Господь благоволил о мне открыть отцу моему Евдиклию, как я, недостойный, восприиму сей святительский сан и как пойду в идолопоклоннический город, в среду народа, не знающего Бога. Так угодно Владыке нашему, чтобы чрез меня, недостойного раба Его, присоединить тех людей к Святой Церкви. Посему именно и повелел мне Господь поставить вам иного отца, я же иду на предуказанное мне дело. О епархе же Сатурнине знайте, что нечестивый замысел его о гонении на христиан не исполнится, ибо сократились дни жизни его и близка его погибель: по моем удалении отсюда рушится дом его, похоронив его со всеми домашними под развалинами.

Сказав это и утешив плачущих христиан, он избрал мужа, достойного святительского престола; так поставлен был вместо святаго Левкия другой епископ. Взяв с собою двух своих диаконов — Евсевия и Дионисия и пять учеников, святый Левкий отправился из города на корабельную пристань. Все христиане, числом пять тысяч, не считая жен и детей, с плачем и рыданием провожали своего епископа.

— Зачем, — восклицали они, — покидаешь нас, отче, не жалея детей своих?

Обернувшись назад и видя плачущих, святый Левкий сам возмутился духом, прослезился и, воздевая к Небу руки, сказал:

— Господи Боже мой, Иисусе Христе, если есть Твоя воля, [468]не разлучай меня от сих людей Твоих, на служение которым Ты поставил меня!

Только что окончил он эту молитву, как с Неба раздался Голос, услышанный всеми христианами:

— Левкий! Не пренебрегай повеления Господня, но садись на корабль и отправляйся с миром, куда тебе повелено.

— Вы слышите, — обратился святый Левкий к сопровождавшим его, — волю Господню, братия? Итак, знайте, что не по своему желанию расстаюсь я с вами.

Простившись со всеми, он вошел в корабль и отправился в путь. В Александрии же, согласно пророчеству святаго, внезапно разрушился дом епарха, умертвив вместе с последним и всех, находившихся внутри.

После пятнадцати дней корабль приплыл в Адрианополь, не Фракийский, а находящийся в Древнем Египте; здесь святый Левкий пробыл немного времени, приняв к себе двух пресвитеров, Леона и Савина. Найдя другой корабль, он сел на него, вручив условленную плату, и приплыл в Гидрунт, где пересел на Далматийский корабль, на котором и достиг Врунтисиопольской области. Выйдя из корабля, святый Левкий направился к городу со своим клиром. На пути им встретился трибун[5] Армалеон с его воинами; одного из последних святый Левкий и спросил:

— Кто начальник этого города?

— Разве вы не слыхали, — ответил воин, — о великом Антиохе, господине этой страны?

— Какую же веру исповедует господин твой Антиох? — снова задал вопрос святый Левкий.

Услышав такой вопрос, трибун и воины со смехом сказали:

— Разве есть какая другая вера и какой другой бог, кроме Солнца и Луны, освещающих вселенную? Не слышат ли уши всех голосов их, гремящих в облаках? Что скорее молнии, исходящей от Солнца? Что светлее Луны, предвозвещающей своими видоизменениями о наступающих переменах погоды?

— Бедные невежды! — сказал со вздохом святый Левкий. — До вас еще не достигло божественное просвещение, и потому вы не знаете, что Солнце и Луна — создание Божие и повинуются [469]повелению Господа, свершая свое беспрерывное течение. И не следует называть их богами: в них нет ничего Божественного; они даже не могут стоять на одном месте, но постоянно движутся, восходят и заходят, закрываются то облаком, то ночною тьмою и бывают то видимы, то сокрыты от глаз. И настолько свет их отличен от присносущного Света, то есть Бога, почитаемого нами, насколько создание отлично от Создателя. Бог наш, создавший Солнце, Луну, небо и землю со всем, наполняющим их, и есть Свет истинный, просвещающий всех, в Него верующих. Он сотворил сияние Солнца и Луны, повелев им служить людям, населяющим поднебесную, — Солнце да светит днем, а Луна — ночью. И если бы вы познали невидимый Свет — Бога нашего, то никогда бы не преклонялись пред видимыми светилами.

— Какой же это свет, — спросил трибун Армалеон, — о котором ты говоришь, что он невидим нашими очами?

— Христос, сын Божий, — пояснил святый Левкий, — рожденный Девою Мариею от Святаго Духа.

И рассказал им всё о Христе, — как Он родился, как жил среди людей, как пострадал Своею волею, умер, в третий день воскрес, вознесся на Небо, сел одесную Бога Отца и — как Он придет судить весь мир, чтобы каждому воздать по его делам. С умилением слушали воины поучение святаго Левкия; уверовав в его слова, как в истину, они пали пред ним на землю, говоря:

— Молим тебя, отче, соделай нас участниками вечной жизни!

Он после оглашения крестил их; число новообращенных было шестьдесят семь мужей. Сопровождаемый ими и клиром, святый Левкий вошел в город. Так положено было начало просвещению Врунтисиополя светом Христова учения.

Князь Антиох, узнав, что трибун Армалеон уверовал во Христа вместе со своими воинами, призвал его к себе и спросил:

— Правда ли то, что я слышу о тебе, Армалеон? Будто ты с подчиненными тебе воинами сделался христианином?

Армалеон молчал. Тогда Антиох с гневом сказал:

— Почему ты не отвечаешь мне?

— Разве тебе, — спросил трибун, — необходимо нужно гневаться на меня за то, что я теперь христианин?

[470]— Я спрашиваю тебя, — возразил Антиох, — без всякого гнева: скажи нам, кто тебя научил христианской вере? Мы все знали тебя за человека мудрого в наших учениях, который доселе отвергал христианство, и теперь удивляемся, каким путем ты превратился в христианина?

— До сих пор, — отвечал Армалеон, — я был слеп и блуждал в сени смертной, и ныне, просвещенный благодатию Божиею, я прозрел и пребываю в надежде вечной жизни.

— Какая это жизнь вечная, о которой ты говоришь? — спросил Антиох.

— Если хочешь, можешь познать ее, — предложил трибун.

— Если действительно ты покажешь нам ее, — рассуждал Антиох, — то, конечно, хочу видеть и разуметь; впрочем, я не думаю, что есть иная жизнь, кроме настоящей, и не верю, что существует иной свет и Бог, кроме Солнца и Луны.

— Солнце и Луна, — сказал Армалеон, — не боги, но создание Божие, утвержденное Господом на небе не с тою целью, чтобы привлекать кого-либо на служение себе, но затем, чтобы служить, освещая землю, разумному созданию, то есть человеку, живущему на земле.

С удивлением выслушал Антиох эти слова трибуна и спросил его:

— Кто тебя научил такой мудрости?

— Меня просветил, — сказал он, — один александриец, по имени Левкий, недавно сюда пришедший.

В это время святый Левкий находился за городом на месте зрелищ против западных ворот Врунтисиополя; он учил здесь народ вере Христовой, крестя приступающих к Господу Иисусу. Антиох послал за ним, с честью прося его придти к нему. Увидев архиерея Божия, он сказал ему:

— Если хочешь, чтобы мы уверовали в проповедуемого тобою Бога, то умоли Его послать на нашу землю дождь, которого мы не видим вот уже два года. От бездождия земля наша иссохла и утратила прежнее плодородие, почему народ пребывает в скудости и нужде.

Святый Левкий, созвав свой клир и всех новокрещенных христиан, сотворил общее усердное моление к Господу Богу, и тотчас небо покрылось облаками, из коих полился обильный дождь, напоивший всю землю той страны. Тогда уверовал во [471]Христа весь город во главе с Антиохом, так что крестилось двадцать семь тысяч человек, и все славили Христа, Бога нашего. Построили среди города церковь во имя Пресвятой Богородицы и Приснодевы Марии; другой же храм, во имя Иоанна Крестителя, поставили на том месте, где был крещен народ. Так просветился весь Врунтисиополь светом святой веры.

Уча и утверждая в вере новопросвещенных, святый Левкий сильно разболелся и по откровению Божественному узнал, что болезнь его смертельна. Призвав к себе Антиоха, он завещал ему предать погребению его тело на том месте, где пристал к земле их корабль. Затем, воздев руки, он сотворил молитву о своей пастве, преподал всем последнее благословение и прощальный привет с пожеланием мира; после чего и преставился ко Господу, оплакиваемый всем городом[6]. Взяв честно́е тело святаго, Антиох перенес его с подобающими почестями на место, где святый, прибыв из Александрии, вышел на землю из корабля. Создав здесь церковь во имя святаго Левкия, Антиох положил в ней честны́е мощи угодника Божия. И многие чудеса совершались от гроба его во славу Отца, и Сына, и Святаго Духа — Бога, в Троице славимого, Ему же от всей твари хвала, благодарение и поклонение во веки. Аминь.

Жития Святых (1903-1911) - разделитель 5.png
Память святых мучеников
Аристоклия, Димитриана и Афанасия

Святый мученик Аристоклий, родом кипрянин[7] из города Тамаса, был соборным пресвитером. Во дни царя Максимиана[8], когда над христианами разразилось великое гонение, святый Аристоклий удалился в пустыню, где и скрывался в одной горной пещере: здесь во время молитвы его однажды облистал свет, превосходивший солнечный, и с Неба послышался Голос, повелевавший ему идти в Саламинскую митрополию, что на Кипрском острове, и там восприять мученический подвиг за испове[472]дание имени Христова. Укрепленный явлением света и Божественным Гласом он тотчас же, оставив боязнь мучений, пошел, куда было повелено. По пути, пролегавшем в лесу, он зашел в храм святаго Апостола Варнавы и здесь нашел диакона Димитриана и чтеца Афанасия, которые встретили его с любовью. Во время беседы святый Аристоклий открыл им о причине своего путешествия в город Саламин, рассказав о бывшем ему видении. Димитриан и Афанасий после этого рассказа возымели непреодолимое желание идти вместе с Аристоклием, чтобы умереть за Христа. Когда они достигли города Саламина, то, вставши на возвышенном месте, на виду у всех, начали громким голосом проповедовать об Иисусе Христе, Его прославляя, а языческих богов, бесчувственных идолов, похуляя; язычники тотчас же схватили проповедников и представили на суд к правителю для допроса. Последний, узнав, что они христиане, и видя их непоколебимую преданность святой вере, повелел пресвитера Аристоклия усечь мечом; святых же Димитриана и Афанасия после многих мук он предал на сожжение; но после того как святые мужи пробыли в огне живы и невредимы, правитель осудил и их на усечение мечом. Так скончались[9] страстотерпцы Христовы, украсившись мученическим венцем.

Жития Святых (1903-1911) - разделитель 5.png
Память святаго священномученика
Мефодия,
епископа Патарского

Угодник Божий Мефодий, с юных лет предавший себя на служение Господу, явился честны́м сосудом, приявшим Святаго Духа; за это, по избранию божественному, он сподобился епископского достоинства, став архипастырем словесных овец города Патары, в Ликийской области[10]. Святый Мефодий руководил свое словесное стадо с богоугодным тщанием, направляя его к совершенству кроткими поучениями. Во дни [473]Святые мученики: Аристоклий, Димитриан и Афанасий [474] [475]Священномученик Мефодийепископства святаго Мефодия возникла Оригенова ересь[11], обольщавшая многих; видя ее возрастание, святый Мефодий, как пастырь выдающийся, точно огнем попалял ересь своими обличениями, — учением, исполненным мудрости и Божественной благодати, он истребил нависшую над верными еретическую мглу. Его боговдохновенные наставления облистали вселенную подобно молнии, и как звук разумной трубы по всей земле раздался голос его поучений. Поэтому невидимый враг был не в состоянии выносить той ревности, какою одушевлен был святый Мефодий в своих великих трудах, подъемлемых ради благочестия, ради Церкви Христовой; он вооружил против святаго епископа своих видимых слуг, — язычников, поклоняющихся идолам; по его наущению язычники вознамерились предать мучительной смерти служителя Божия, еще прежде страданий облекшегося в «живоносное умерщвление». Схватив святителя Христова, язычники отсекли ему мечом честну́ю главу. И перешел святый Мефодий в лучшую жизнь; как жертва живая принесся Богу тот, который в начале служил Агнцу Божию, а потом сам заклан был как агнец. Так увенчался двойным венцем добрый подвижник благочестия, боровшийся с ересями и Христа исповедавший пред язычниками безбоязненно, даже до пролития крови и мученической кончины, которая последовала в царство Аврелиана[12]. Аминь[13].


[476]
Тропа́рь, гла́съ а҃:

Кро́вь твоѧ̀ мꙋ́дре, та́йнѡ вопїе́тъ ѿ землѝ ꙗ҆́коже а҆́велева къ бг҃ꙋ, бг҃омꙋ́дре ст҃и́телю меѳо́дїе, ꙗ҆́снѡ проповѣ́давый бж҃їе вочл҃вѣ́ченїе: тѣ́мже и҆ посрами́лъ є҆сѝ ѻ҆рїге́новꙋ ле́сть, и҆ преста́вилсѧ є҆сѝ въ нбⷭ҇ный черто́гъ. молѝ хрⷭ҇та̀ бг҃а, да сп҃се́тъ дꙋ́ши на́ша.

Конда́къ, гла́съ д҃:

Сщ҃еннотаи́нникъ ст҃ы́ѧ трⷪ҇цы, и҆ ꙗ҆̀же па́че ᲂу҆ма̀ повелѣ́нїй бж҃е́ственныхъ проповѣ́дникъ, и҆ правосла̑внымъ ᲂу҆твержде́нїе бы́лъ є҆сѝ, меѳо́дїе, ѕлосла̑вныѧ ѡ҆бличи́лъ є҆сѝ смы́слы, правовѣ́рїѧ ра́ди кро́вїю твое́ю сщ҃енномч҃нкъ ꙗ҆́влься: и҆ хрⷭ҇тꙋ̀ со а҆́гг҃лы предстоѧ̀, молѝ сп҃сти́сѧ на́мъ.

Жития Святых (1903-1911) - разделитель 5.png
Перенесение мощей святых мучеников
Инны, Пинны и Риммы

Сии святые мученики происходили из северных стран, из земли варварской[14]. Они были учениками Апостола Андрея[15] и многих из варваров от почитания кумиров обратили к вере во Христа. За это они были схвачены и представлены правителю варваров, который хотел было обольстить их различными соблазнами и лестными обещаниями, но они не склонились на предложенные им почести и за свою твердость в вере во Христа биты были без пощады. Так как в то время стояла суровая зима и реки замерзли настолько, что их можно было переходить по льду, то посредине реки поставили и утвердили [477]на льду прямые дерева и привязали к ним святых мучеников. Когда под тяжестию дерев лед стал пригибаться, то вода поднялась до их шей, и они в таком положении предали святые души свои Господу. Некоторые христиане похоронили тогда тела их, но потом епископ[16] вынул их из могилы и, взяв на плечи свои, положил в своей церкви. Спустя семь лет после кончины своей святые мученики явились тому же епископу и повелели ему перенести мощи их в местечко, называемое Аликс, в сухое пристанище[17].

Жития Святых (1903-1911) - концовка 12.png


  1. Другие известия относят рождение св. Левкия ко временам христианских греко-римских государей и именно — ко времени Феодосия Великого (379—395 гг.).
  2. Начальника.
  3. См. под 24 числом декабря месяца.
  4. Ныне Бриндизи.
  5. Трибун — начальник отряда воинов.
  6. Некоторые известия относят кончину св. Левкия к V веку.
  7. Кипр — один из больших островов Средиземного моря.
  8. Максимиан Галерий правил с 305 г. по 311 г.
  9. Около 306 года.
  10. В Малой Азии.
  11. См. стр. 372-ю, примеч. 1-е.
  12. 270—275 гг. Но более вероятно предположение, что смерть св. Мефодия последовала позднее — в 310—312 гг.
  13. От св. Мефодия сохранились письменные труды, относящиеся: 1) к защищению св. веры против язычества, 2) к изложению догматов веры, особенно против заблуждений Оригена, 3) к нравственному учению и 4) к объяснению Св. Писания.
  14. В Месяцеслове императора Василия сказано, что сии святые мученики были родом из Скифии, из северных ее пределов (ἀπὸ Σκυθίας ἐκ τοῦ βορείου μέρους), а по мнению проф. Е. Голубинского (История Русск. Ц., т. I, первая половина, изд. 2, стр. 31 и прим. 2) они происходили из Готфии дорийской, занимавшей узкую приморскую полосу земли в нынешнем Крыму между Балаклавой и Судаком.
  15. Никодим в своем синаксаристе не называет сих святых мучеников учениками апостола Андрея.
  16. В славянской редакции Месяцеслова императора Василия епископ этот назван Годдою, а имя Годда — готфское.
  17. Аликс есть нынешняя Алушта, находящаяся на берегу Черного моря в 42 верстах на северо-восток от Ялты. «Сухое пристанище» означает морскую пристань.