РСКД/Exercitus

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Exercitus / Войско
Реальный словарь классических древностей (Фридрих Любкер, 1854 / Филологическое общество, 1885)
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Ebora — Exuperantius. Источник: Реальный словарь классических древностей (1885), с. 512—516 ( РГБ · индекс ) • Список сокращений названий трудов античных авторов
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Exercïtus.

I. У греков. Об определенной организации войска, какая заключается в понятии слова exercitus, в героическое время еще не может быть и речи. Позднейшее же устройство войска у греков представляло совершенное отражение их гражданских учреждений. Право на военную службу было исключительным преимуществом свободных граждан, и это право в более высокой степени признавалось за теми из них, которые обладали большими денежными средствами; но вместе с тем это преимущество заключало в себя и воинскую повинность. С переменой гражданского разделения народа изменялся и состав войска. И здесь, как и в других случаях, на первом плане выступают оба главных греческих народа, и ввиду незначительности сведений, которые мы имеем об остальных племенах, следует полагать, что устройство их войск не представляло значительных и существенных отклонений от этих образцов. У спартанцев нормою для устройства войска служило отношение спартиатов, периэков и илотов. Первые, господствующий класс, граждане города Спарты, делились на 5 общин (κῶμαι), каждая выставляла один отряд (λόχος), число воинов в котором могло быть различно, смотря по случайным переменам в числе членов общины, а также и по совокупности необходимого количества людей, требуемых призывом. Точное определение этого числа зависело от решения эфоров. Спартиаты обязаны были отправлять военную службу с 20 до 60 лет; с 18 до 20 лет они исполняли, по всей вероятности, своего рода внутреннюю полицейскую службу. Мы не имеем никаких данных об общем количестве ратников; в Платейской битве их было 5000. Все служили в качестве тяжеловооруженных пехотинцев (όπλῖται), даже и так называемые всадники (ίππεῖς), составлявшие образцовый отряд и окружавшие царя в виде почетного конвоя в 300 человек (Hdt. 1, 67. 7, 205. 8, 124). Периэки, жители мелких городов, служили также в качестве гоплитов, но составляли отдельные корпуса, и никогда не были многочисленные войска спартиатов, хотя население периэков в общем итоге далеко превосходило спартиатов по своей численности. В платейской битве их было также 5000. Diod. Sic. 11, 4. Илоты сопровождали спартиатов в качестве слуг (θεράποντες) и щитоносцев (ὐπασπισταί) и состояли частным образом при своих господах, не составляя отдельного отряда в войске. Впрочем, в случаях крайности, понятным образом, пользовались ими или частью их для пополнения войска; в этом случае они являлись легковооруженными воинами (μάχιμοι ψιλοί), но не в позднейшем значении легковооруженных, составлявших отдельные отряды в противоположность гоплитам. В битве при Платеях было 35 000 илотов, но 7 на каждого спартиата. Hdt. 9, 28. 30. Обыкновенно эти илоты не принимаются во внимание при определении силы спартанского войска. Часто, однако, в фаланге они занимали задние ряды, чем усиливали натиск всего отряда; дальнейшим их назначением было добивать неприятелей, раненых и павших при стремительном нападении гоплитов (отсюда они назывались κορυνηφόροι, палиценосцы), равно как и убирать с поля битвы раненых своих господ (отсюда они назывались ἐρυκτῆρες, охранители). — Потеря большого числа полноправных граждан, погибших при землетрясении в Лаконии (465 г. до Р. Х.), равно как и вспыхнувшая внезапно 3-я Мессенская война (465—455) произвели коренные изменения в устройстве спартанского войска. Подавление восстания было общим интересом спартиатов и периэков, что, при весьма незначительном числе первых, побуждало к уравнению обоих в военном отношении и к слиянию их в войске гоплитов. Вследствие того и прежнее деление на 5 общин с соответствующими 5 лохами должно было уступить место новому и более широкому разделению населения, способного носить оружие, на 6 мор (μόραι), включая сюда и периэков. Каждая мора состояла из 4 лохов (λόχος), 8 пентекостий (πεντηκοστός) и 16 еномотий (ἐνωμοτία); во главе их стояли: полемарх, лохаги, пентеконтеры и еномотархи. Однако это войско никогда не выступало на войну в полном своем составе, но, смотря по обстоятельствам, первый, или оба первых лоха каждой моры; третие же лохи (старики) и четвертые (юноши) служили только для защиты города. Не входили в состав этих 6 мор вышеупомянутые ίππεῖς, а кроме того, скириты (жители нынешней области майнотов) поставляли отдельный копус, о котором мы знаем только то, что это была пехота с более легким вооружением. Илоты после 3-й Мессенской войны (455 г. до Р. Х.) совершенно исчезли из спартанского войска. О коннице, которая впервые является у спартанцев к концу Пелопоннесской войны, ср. Equitatus, 1. Во времена, следовавшие за Пелопоннесскою войной, состав войска, посылавшегося за пределы государства, был совершенно иной; войско составлялось из периэков, неодамодов, мофаков и илотов и только 30 спартиатов сопровождали полководца в качестве адъютантов и членов совета. Для подкрепления такого войска вербовали и союзников. — У афинян, по установлениям Солона, только граждане первых трех классов набирались в войско в качестве тяжеловооруженных; и здесь ίππεῖς (2 класс) большей частью были не что иное, как те же гоплиты. Четвертый класс (θῆτες) составлял особый отряд и снаряжался на государственный счет для морской и сухопутной службы в качестве легковооруженных (луками). По учреждению Клисфена (510 до Р. Х.), 10 фил граждан выставляли и 10 φυλαί гоплитов, из которых каждая разделалась на 5 ναυκραρίαι. Каждая фила имела своего στρατηγός; все эти стратеги выступали на войну и каждый день по очереди сменялись в главном начальстве над войском. Каждый афинянин должен был нести военную службу от 18 (ἔφηβος) до 60 летнего возраста. Юноши первые два года обучались военному делу внутри пределов государства. Они как περίπολοι составляли гарнизоны в крепостях, построенных на границе по окончании Персидских войн, и исполняли караульную службу в стране; они служили в качестве легковооруженных и только в исключительных случаях выводились за границы государства (Thuc. 4, 67). И в Афинах (как и в Спарте) в случае какого-либо похода выступала на войну лишь известная часть состоявших в каждой филе ратников. Это число изменялось, смотря по надобности. Такого рода призыв назывался также φυλή или τάξις. Остававшиеся граждане составлявши гарнизон в Афинах, который иногда усиливался метэками (поселившимися в Афинах иностранцами). Кроме того, Афины в начале Пелопоннесской войны выставили значительный отряд конницы в 1 200 человек, ср. Equitatus, 1. — Пока в Греции среди граждан преобладал воинственный дух, наемные войска вроде тех, которые были на службе у тиранов, каковы Писистрат и Поликрат, составляли только временно явление, и соглашались на подобную службу большею частью лишь аркадяне и карийцы. Hdt. 1, 74. 2, 163. 3, 4. 11. Решительный переворот в отношении образования наемных войск имел наем 13 000 греков персидским царевичем Киром Младшим, устроенный при помощи спартанцев. После смерти Кира большая часть из них (в 400 г. до Р. Х.), известная своим славным отступлением под предводительством Ксенофонта, поступила на службу в спартанское войско, посланное под начальством Агесилая на помощь греческим городам в Малой Азии против персидского царя. Таким образом, в составе греческого войска явился совершенно новый элемент. Случавшиеся прежде иногда вербовки относились почти только к легкой пехоте, теперь же наемники являются и среди гоплитов; правда, греческие государства (в более узком смысле) нанимали солдат только на предстоявшую войну, между тем как у правителей областей Северной Греции находятся уже постоянные наемные войска, так у Ясона, тирана ферского, вместо прежних стратегов и полемархов выступают на сцену командиры наемников, Ификрат, Хабрий и др.; чем популярнее были эти командиры и чем больше денег доставляло им нанимавшее их к себе на службу государство, тем больше людей стекалось под их знамена. Эти предводители назывались также στρατηγοί, они рассылали своих офицеров (λοχαγοί), которые набирали различные отряды, называвшиеся λόχοι, по 100 человек в каждом. Т. к. наемники должны были сами заботиться о своем вооружении, которое им обходилось довольно дорого, то и жалованье (μισθός — деньгами и σιτηρέσιον — жизненными припасами) было довольно значительно, и, разумеется, всадникам платилось более, чем пехотинцам. Кроме гоплитов в наемных войсках встречается и легкая пехота, вооруженная легче гоплитов и предназначавшаяся для перестрелки с неприятелем; в состав ее входили ἀκοντισταί — копейщики, τοξόται — лучники и σφενδονῆται — пращники; все они не имели щитов, почему и назывались общим именем γυμνῆτες, γυμνοί, безоружными, или ψιλοί. От последних следует отличать введенных Ификратом пельтастов, легкую строевую пехоту, представлявшую нечто среднее между гимнетами и гоплитами и имевшую менее тяжелое оборонительное оружие и более длинные копья, см. Arma, 7. В Херонейской битве у греков было около 50 000 пехоты и немного конницы, у Филиппа же 30 000 человек пехоты и 2 000 конницы. Александр предпринял поход против Персидского государства с 30 000 пехоты и 4 500 всадников; в индийском походе участвовало 160 000 пехоты (40000 македонян и 120000 азиатов). Главную силу македонского войска составляла фаланга гоплитов, свободных, но не знатных македонян; она представляла сомкнутый строй в 16 человек глубиною, непроницаемую массу, которая, несмотря на всю точность в исполнении оборотов, была довольно неподвижна. Копья (σάρισσαι), длиною в 14-16 футов, выдавались вперед по направлению к неприятелю только из 5 первых рядов, копья же остальных рядов лежали на плечах солдат передних рядов. Часто фаланга бывала только в 12 человек глубиною. Она называлась также τάξις и состояла обыкновенно из 4 000 человек, хотя число это находилось в зависимости от случайной численности и народонаселения в 6 македонских областях, из которых каждая выставляла такой полк. Поэтому и следующие подразделения фаланги не имели строго определенного числа воинов; фаланга делилась на 4 χιλιαρχίαι (в направлении от фронта к тылу), каждая хилиархия на 4 συντάγματα (таким же образом) и синтагма на 4 τετραρχίαι. Отряд гипаснистов был легче вооружен и свободнее к движениям, но отличался от легковооруженных стрелков (см. ниже). О вооружении гипаснистов нет, собственно, определенных указаний, но из назначения этого отряда производить частые и быстрые нападения можно заключить, что вместо сариссы они имели длинный меч; они составляли постоянный и, следовательно, хорошо обученный отряд. Во время войны, когда число их, вероятно, увеличивалось до 6 000, они составляли царскую охранную стражу в лагере. Кроме этого, войска первого македонского периода (6 полков тяжелой, каждый в 4 000 человек и 6 000 человек более легкой пехоты, гипаснистов) находим мы еще в первое время царствования Александра отряд стрелков в 2 000 человек, которые разделялись на агрианских копейщиков (ακοντισταί) и македонских лучников. Конница, набиравшаяся из аристократического сословия македонян, была тяжелая; ее оружием был длинная пика (δόρυ, ξυστόν); состояла она из 3 000 человек и делилась на 15 ил, к которым присоединялся еще в виде 16-й илы почетный царский конвой (ἄγημα, ἴλη βασιλική). Кроме тяжелой конницы была еще легкая, состоявшая из 8 ил сариссоносцев (σαρισσοφόροι) и вооруженная вышеупомянутою сариссою в 14-16 футов длиною. Ср. Equitatus, 2. Это Филиппово устройство войска удерживалось в существенных чертах и в войске Александра во время похода его в Персию. К этому войску, однако, присоединялись еще контингенты греческих союзников, состоявшие из пехоты и конницы, а также и наемные войска тяжелой пехоты. После разрушения Персидского государства Александру пришлось произвести различные изменения в своей армии, состоявшие преимущественно в устройстве легких войск для преследования отдельных народов, продолжавших еще сопротивляться; с другой стороны, реорганизация армии вытекала также и из желания Александра сравнять в отношении подданства азиатов с остальными европейскими союзниками и, главным образом, сгладить национальности; эти изменения простирались даже до переименования больших частей войска. К прежним гвардейцам прибавились еще, между прочими, аргираспиды (см. Argyraspides) со щитами, обделанными в серебро. Первоначально небольшой обоз македонского войска увеличился до громадных размеров, так как при несметной добыче явилось у солдат и желание больших удобств, а кроме того, вследствие продолжительности службы в войске; увеличивалось и число жен и детей солдат. Об употреблении тяжелых метательных орудий см. Tormenta, 2 и слонов см. Elephantus, B. I). Ср. Rüstow и Köchly, Geschichte des Griech. Kriegswesens (1852).

II. У римлян словом exercitus назывался каждый более или менее значительный, отдельно и самостоятельно действующий отряд; поэтому в первые времена Римской республики exercitus consularis означало войско каждого консула, состоявшее из 2 легионов. Во времена императоров названием exercitus, кроме совокупности легионов, мог означаться и один только легион, если он составлял весь гарнизон в провинции и вел самостоятельно войну, как, напр., exercitus в Африке. О разделении легионов и о наборе их см. Legio и Dilectus militum. О первоначальном военном устройстве в период от Ромула до Сервия известия римских писателей разноречивы на том естественном основании, что с постепенным увеличением римского народонаселения по необходимости постоянно изменялось и устройство войска. Вообще же следует принять за достоверное, что после соединения трех триб, Ramnes, Tities и Luceres, войско состояло из 3 000 человек пехоты (по 1 000 из каждой трибы) и 300 всадников, составлявших 3 центурии, ср. Dion. Hal. 2, 2. Plut. Rom. 13. Celeres (см. сл. и Equites, 1) и были эти 300 всадников. Сервий Тулий определил политические права граждан и их воинские обязанности, приняв за основание ту мысль, что тот, у кого больше имущества, должен и более принимать участие в защите отечества. По окончании похода каждый возвращался опять к своей пашне; при этом случалось, что тот, кто в одном походе был полководцем, в следующий раз занимал значительно низшую должность, но никто из этого не выводил права и не находил в этом повода считать себя изъятым от соблюдения строжайшей субординации и дисциплины. С самого начала до позднейших времен главной единицей римского войска был легион, численность которого в разные времена, начиная с Сервия Туллия, изменялась между 4200 и 6000; см. Legio. Разделялся легион на 3 отдельных ряда: hastati, principes и triarii (ср. Acies и Legio), куда присоединялся отряд легковооруженных (velites) и небольшой отряд конницы (в 300 человек) для прикрытия флангов (alae). По уничтожении царской власти и возникновении Республики ничего почти не изменилось в военном отношении, за исключением только того, что предводителем войска стали вместо царя оба консула. После заключения союзнического договора с сабинянами в 494 г. до Р. Х. появились в римском войске еще союзники (socii), к каждому легиону такое же число союзнического войска с одинаковым вооружением и разделением, но только конницы союзники выставляли вдвое больше, см. Equitatus, 3 и Socii. С распространением римского владычества за пределы Италии прибавились еще, кроме того, вспомогательные войска союзных или покоренных царей (auxilia, auxiliares), которые, впрочем, составляли самостоятельные корпуса, отдельно от легионов. О дальнейшем различии между ними и войском союзников ср. Auxilia. Они служили, первоначально, только в качестве легковооруженных; но со времени lex Iulia и Lex Plautia Papiria, когда все италийские народности, получив права римского гражданства, должны были и нести службу в легионах, auxilia зачастую заступали место прежних socii. Наемники появились впервые в римском войске во 2-ю Пуническую войну (213 г. до Р. Х.), когда пришлось нанять кельтиберов в Испании за ту же плату, за какую раньше этого они служили карфагенянам. Liv. 24, 49. Но вообще наемничество в том виде, в каком оно было у греков, не могло развиться на римской почве; римские солдаты были вместе с тем и римскими гражданами, и требование, чтобы поступающие в войско обладали правом римского гражданства, поддерживалось даже и тогда, когда после междоусобных войн изменился характер римского войска; не имеющим гражданских прав таковые или давались тотчас же при зачислении их в войско, или же, по крайней мере, обещались им. Но, несмотря на все это, со времен Мария римские солдаты, в сущности, были не что иное, как наемники. Марий, а с ним и другие предводители уже не обращали внимания при наборе на имущественный ценз, но только на физическую способность, почему и capite censi, до сих пор лишенные права служить в легионе, считались удобным материалом для пополнения войска; не брезгали даже вольноотпущенниками и рабами, даруя им право свободы и гражданства. То, что прежде было исполнением обязанностей свободного гражданина, обратилось теперь в военное ремесло, и войска, служившие прежде государству и распространению его славы, начали иметь в виду главным образом интересы своего начальника. Хотя эти перемены были вызваны отчасти чрезмерным честолюбием Мария (Sall. Iug. 86), тем не менее они не могли бы прочно удержаться, если бы они не соответствовали духу того времени; военная служба стала для многих тяжелым бременем, а людям неимущим давала желаемый случай к обогащению. Sall. Iug. 84. С изменением характера римского гражданского войска исчезло и разделение его на hastati, principes и triarii; все солдаты в легионе имели одинаковое вооружение (ср. Arma, 9). Наконец, во времена Империи явилось и постоянное войско. 45 легионов, бывших налицо до битвы при Акции, Август соединил в 23, а с 6 г. от Р. Х. в 25 легионов, которые он распределил по своим провинциям; одна только Африка, несмотря на то что она была сенатской провинцией, получила 1 легион. К ним прибавились еще в таком же размере auxilia. Tac. ann. 4, 5. Dio Cass. 55, 24. Если принять тогдашнюю численность легиона в 6 000 человек — определенных указаний за это время мы не имеем, во время Траяна число солдаты в легионе было только 5 280 человек, — то постоянное войско вместе с вспомогательными войсками было в 300 000 человек. Во главе отдельных корпусов стояли наместники провинций, легаты, называвшиеся, в отличие от командиров отдельных легионов, которые также назывались легетами, — legati pro praetore consulari potestate; они получали установленное годовое содержание (Dio Cass. 52, 23. 53, 13); о полномочии их см. Legatus. Кроме этого войска, распределенного по императорским провинциям, было еще 9 когорт преторианцев, предназначенных для охранения Рима и Италии (Tac. ann. 4, 5; Dio Cass. 55, 24 ошибочно сообщает о 10 coh. praetoriae; столько их было в более позднее время); отборное войско и служба их была почетнее, чем в легионе; они назывались также piae vindices, потому что им доверялась охрана императора. 3 cohortes urbanae и еще 7 cohortes vigilum, первоначально состоявших из вольноотпущенников и служивших в качестве полицейской стражи и пожарной команды, не могли быть причислены собственно к войску (ср. Cohors). По введении постоянного войска мало-помалу после Августа образовалось имевшееся им в виду особое военное сословие в противоположность гражданским сословием, а для пробуждения более сильного и более определенного так называемого корпоративного духа солдатам доставлялись льгота за льготой: напр., предоставление выслужившим солдатам при общественных зрелищах всаднических мест, облегчение при составлении завещаний, освобождение от податей даже и по увольнении от службы. Хотя Август различными своими распоряжениями и старался, правда не без успеха, поднять упавшую во время междоусобных войн дисциплину в войске (ср. Disciplina militaris), тем не менее уже в самом возникновении особого военного сословия лежал зародыш постепенной деправации войска, с чем последующие замечательные императоры были уже не в состоянии успешно бороться. Именно после того, как Тиберий, несмотря на все другие воинские строгости, возвысил власть и значение praefectus praetorio (см. Praefectus) до положения, опасного даже для самого императора, а Клавдий своими чрезмерными и не по заслугам расточаемыми милостями в отношении к солдатам наставил войско еще на более ложный путь, ни Гальбе, ни Веспасиану не удалось уже ввести снова прежнюю дисциплину. У них не было уже для этого достаточно исполнителей и начальников. Солдаты привыкли к наживе; кто, следовательно, давал им больше, тот и был их любимцем, пока не находился другой, который мог дать еще больше. Теперь не императоры держали в своих руках кормило правления, а солдаты. Кроме этой испорченности нравов, ослабление войска во время междоусобиц при императорах произошло еще вследствие разделения и даже переразделения первоначальных сильных легионов, так что Тацит (hist. 4, 17) мог называть их только тенями легионов (inania nomina legionum). С Адриана начались решительные изменения в целой армии (ср. Acies); и хотя окончательное падение римского войска этим и отсрочилось на некоторое время, но он не мог ему совершенно помешать, и в сравнении с прежними храбрыми римлянами, которые с оружием в руках вели переговоры с иностранными державами, войско мало-помалу до того опустилось и расслабло, что приходилось несколько раз покупать мир от неприятелей. Dio Cass. 73, 6. 77, 14. — Число легионов Августа — 25 в ближайшее время до Нерона, вследствие разделения одного легиона на два (leg. 22 и leg. 15). а также через прибавление совершенно новых легионов, при Траяне увеличилось до 30. При Адриане войско, находившееся в провинциях, состояло из 28 легионов, в каждом по 6 000 человек (при Траяне из 5 280 человек), кроме вспомогательных войск, которые стояли отдельно от легионов и во время битвы действовали самостоятельно. Если в позднейшее время сообщается о том, что, кроме большого числа иного рода отрядов, войско состояло на востоке из 70 легионов, а на западе из 62, то это вовсе не значит, что войско было значительно увеличено сравнительно с прежним; а сколько насчитывается легионов, столько было тысяч солдат.