Жития святых по изложению свт. Димитрия Ростовского/Май/Пятидесятница

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Жития святых по изложению свт. Димитрия Ростовского — Приложения: Пятидесятница
Источник: Жития святых на русском языке, изложенные по руководству Четьих-Миней св. Димитрия Ростовского (репринт). — Киев: Свято-Успенская Киево-Печерская Лавра, 2004. — Т. IX. Месяц май. — С. 790—804.


[790]
Жития Святых (1903-1911) - заставка 41.png
Пятидесятница
(сошествие Святаго Духа)

Со времен Моисея ветхозаветная Церковь ежегодно праздновала день Пятидесятницы[1], наступавший по истечении семи недель (седмиц) после иудейской Пасхи и потому называвшийся праздником седмиц[2]. Торжество это, сопровождавшееся знаменательными обрядами, установлено было в память Синайского законодательства, данного Богом великому вождю древнего Израиля — Моисею[3].

Этот праздник ветхозаветной Пятидесятницы был прообразованием и новозаветной Пятидесятницы и Сионского законоположения. Еще Пророк Исаия предсказал, что «от Сиона изыдет Закон, и Слово Господне из Иерусалима»[4], и Пророк Иоиль предвозвестил: «излию от Духа Моего на всякую плоть, и будет в горе Сионе и в Иерусалиме спасаемый»[5].

Пред Своими страданиями и смертию Господь Сам обещал Апостолам, скорбевшим об Его отшествии, послать вместо Себя Иного Утешителя, Духа Истины, Который наставит их [791]на всякую истину[6]. По воскресении Своем Господь, предъизображая окончательное излияние Святаго Духа, дуну на учеников Своих и глагола им: приимите Дух Свят[7]. Пред вознесением на Небо Спаситель снова предвозвестил Апостолам, что они не по мнозех сих днех имеют креститься Духом Святым[8].

По вознесении Господа ученики Его и Апостолы, возвратясь с горы Елеонской в Иерусалим[9], вошли, — как говорит предание, — в тот самый дом в Сионе, где совершена была Тайная Вечеря Христова. Пребывая там в единодушии и молитвах с некоторыми женами и Материю Божиею[10], они ожидали сошествия на них, по обещанию Господа, Святаго Духа и приготовлялись к принятию благодатных даров Его.

В десятый день по вознесении Господа, прилучившийся в день иудейской Пятидесятницы, в то время, когда по улицам и стогнам (площадям. — Ред.) города народ стремился во храм с веселием торжествовать свой ветхозаветный праздник, — в третий час дня[11] внезапно произошел в воздухе необычайный шум, какой бывает во время бури[12] от сильного порыва ветра. Шум происходил с неба — с верхних частей воздуха, но вскоре проник и наполнил чистейшим веянием всю храмину, в коей находились верующие[13]. В то же мгновение среди храмины, в воздухе, явились разделяющиеся языки, как бы огненные, и почили на Богоматери и на каждом из учеников[14].

[792]«Бурное дыхание было ближайшим предвестием, а явление огнецветных языков — видимым знамением пришествия Святаго Духа. Будучи Дух чистейший, бестелесный, Он избрал чувственное знамение сие, дабы тем ощутительнее явить Свое присутствие». «Ибо, — рассуждает святый Григорий Богослов, — как Сын Божий явился на земле видимо, то и Духу Святому надлежало явиться видимо» (беседа 44). Так и прежде, когда Он сходил на Иисуса Христа во Иордане, то избрал знамением Своего явления вид голубицы[15]».

За первым чудом последовало другое, бо́льшее. Умея до сего времени говорить только на одном природном языке — еврейском и притом на самом простом наречии его — галилейском, Апостолы и прочие верующие вдруг начали говорить теперь на всех, тогда известных, языках. «И исполнились все Духа Святаго и начали говорить на иных языках, как Дух давал им провещавать»[16]. Апостолы вещали величия Божии[17], то есть беспримерные совершенства Божии, чудные дела Промысла, кои открылись теперь для них во всей полноте и силе.

Народ еврейский и множество пришельцев из других стран, собравшихся в Иерусалим на праздник Пятидесятницы[18], пораженные необычным шумом с неба, пришли в смятение и массами устремились к Сионскому дому, где шум этот сосредоточивался и куда видимо направлялся. Как же удивились и ужаснулись все, когда услыхали, что Апостолы начали говорить с ними на всех языках. Подошедшие спрашивали друг друга: «сии говорящие не все ли Галилеяне? Как же мы слышим каждый собственное наречие, в котором — родились? Мы — Парфяне и Мидяне и Еламиты, и жители Месопотамии, Иудеи и Каппадокии, Понта [793]и Асии, Фригии и Памфилии, Египта и стран Ливийских, прилежащих к Киринее и пришедшие из Рима Иудеи и прозелиты[19] из Критян и Аравитян — слышим их говорящими на наших языках о великих делах Божиих?»[20].

Все изумлялись, — во-первых, тому, что слышали Апостолов, славословящих Бога на языках иноземных, между тем как молитвы обыкновенно совершались на священном языке еврейском; во-вторых, — тому, что никогда прежде не слыхали о столь высоких и святых истинах, но всего более изумлялись оттого, что каждый римлянин, грек, африканец, индиянин слышал свой природный язык, тогда как каждому было известно, что говорившие были все галилеяне — люди, совсем незнакомые с иностранными языками. От удивления переходили к ужасу: ибо все видели необыкновенное, слышали чудесное, а никто не мог изъяснить того, что видел и слышал. «И изумлялись все и, недоумевая, говорили друг другу: что это значит?»[21] Но скоро нашлись люди, желавшие объяснить другим то, чего сами не понимали. Насмехаясь, эти люди говорили: «они напились сладкого вина!»[22].

Слыша хулу иудеев, Апостол Петр, став вместе с прочими Апостолами, возвысил голос свой и начал так говорить им:

Мужи иудейские и все живущие в Иерусалиме! Сие да будет вам известно, и внимайте словам моим: они не пьяны, как вы думаете, ибо теперь третий час дня[23]; но это есть предреченное Пророком Иоилем: «И будет в последние дни, говорит Бог, излию от Духа Моего на всякую плоть, и будут пророчествовать сыны ваши и дочери ваши, и юноши ваши будут видеть видения, и старцы ваши сновидениями вразумляемы будут; и на рабов Моих и на рабынь Моих в те дни излию от Духа Моего, и будут пророчествовать. И покажу чудеса на небе вверху и знамения на земле внизу, кровь и огонь и курение дыма: Солнце превратится во тьму, и луна в кровь, прежде нежели наступит день Господень, великий и славный. И будет: всякий, кто призовет имя Господне, спасется[24].

[794]Таким образом, Апостол Петр, отвергнувши сначала ложный взгляд некоторых на явление дара языков («напились сладкого вина»), отвечает затем на вопрос: что же это значит? Ответ свой на этот вопрос он выражает словами выше приведенного ветхозаветного пророчества и таким образом одновременно дает и собственное свидетельство, и подтверждает его словом Божиим.

В своем пророчестве Иоиль боговдохновенным взором созерцает время, когда не только отдельные люди временно, для особенных целей спасающего людей Промысла Божия, будут удостаиваться наития Духа Божия, как это было в Ветхом Завете, но когда благодать Святаго Духа, как обильный дождь на землю, изольется на всякую плоть, т. е., на всех спасаемых людей, без различия пола, возраста и состояния, так что по отношению к спасению все будут равны: мужи и жены, взрослые и дети, свободные и рабы — все удостоятся благодати Божией.

Апостол Петр из многих ветхозаветных пророчеств об излиянии Духа Божия на верующих с пришествием Мессии[25] останавливается именно на этом пророчестве потому, что в нём, кроме общей мысли о сообщении людям благодати Духа Святаго, обозначены различные проявления откровений Духа Божия, какие были в Ветхом Завете, и исчисление которых дает указание и на другие проявления, в каких только благоугодно будет сообщить откровение Духу Божию.

Но Апостол не останавливается на этом в приведении пророчества Иоиля, но указывает и дальнейшие слова его, в которых предуказываются великие карающие суды Божии, долженствующие предшествовать тому великому и славному дню Господню[26], которым закончится настоящий мир. Эти суды Божии откроются в великих и страшных знамениях на небе и на земле: на земле откроется обильное пролитие крови, извержение огня и дыма, на небе — затмения Солнца и Луны и другие страшные явления[27]. Апостол Петр днем великим и славным называет [795]Сошествие Святаго Духа [796]здесь последний день мира, когда последует Второе славное Пришествие Иисуса Христа на землю для решительного суда над миром. Что касается цели, с которою Апостол Петр приводит эти слова пророчества Иоиля, то она ясно открывается из последующего, где он словами того же пророчества высказывает обетование благодати Божией для благочестивых, — что они милосердием Бога спасутся во время этого великого и страшного суда Божия[28]. Этим Апостол хочет возбудить слушателей к покаянию и смирению.

Призвав снова ко вниманию мужей израильских, Апостол Петр начинает затем свою проповедь о Христе. Назвав Его мужем всем известным, засвидетельствованным от Бога Силами, и чудесами, и знамениями, сотворенными среди народа, Апостол припоминает, что Его, по определенному совету и предведению Божию, они убили, пригвоздив беззаконными руками — и свидетельствует об Его воскресении, вознесении на Небо и излиянии Им от Отца Святаго Духа, произведшего ныне виденное и слышанное.

Особенное же внимание слушателей Апостол останавливает на событии Воскресения. Посему, благовествуя об Его воскресении, Апостол не только дает об этом свое собственное свидетельство, но и доказывает его словом Божиим[29], показывая, что воскресение Иисуса Христа необходимо должно было быть, что хотя он и умер по определению Божию, однако же смерти невозможно было удержать Его в своих узах. Событие Воскресения показывало в воскресшем Иисусе Назорее не простого смертного человека, а Господа и Христа, давно обетованного Мессию.

Чтобы утвердить веру в необычайное посланничество Иисуса Христа, Апостол Петр сопоставляет с Ним перед Иудеями чтимого ими Пророка Давида и говорит при этом, что Давид и умер, и погребен, и гроб его у нас до сего дня, и он не взошел на Небеса, но, будучи Пророком, знал, что, по обетованию Божию, «от чресл его» воздвигнется Христос по плоти, Которого душа не останется во аде и плоть Которого не будет видеть истления, и Который будет сидеть одесную Бога[30].

[797]Первая проповедь Евангельского благовестия имела сильное действие на его слушателей. Боговдохновенное слово Апостола Петра, воочию подтверждаемое чудесным событием излияния на учеников Христовых Духа Святаго и основанное на свидетельствах Священного Писания, решительно убедило слушателей в Божественном достоинстве Господа, и они спрашивают Апостолов: «Что нам делать, мужи братия?»[31]

Тогда Апостол Петр, обращаясь с словом увещания к своим слушателям, призывает их всех к покаянию и крещению во Имя Иисуса Христа для прощения грехов и к принятию дара Святаго Духа. «Покайтесь, — говорит Апостол, — и да крестится каждый из вас во Имя Иисуса Христа во оставление грехов, — и получите дар Святаго Духа»[32], т. е. сподобитесь того же Святаго Духа, чудесные действия Которого только что проявились в Апостолах.

В конце своей речи, желая еще и сильнее расположить к вере во Христа умиленные сердца Израильтян, Апостол Петр напоминает им об особенных обетованиях Божиих, им данных, о том, что они и дети их представляют богоизбранный народ[33], долженствующий предупреждать других на путях Царствия Божия[34].

«Итак охотно принявшие слово его, — прибавляет дееписатель, — крестились, и присоединилось в тот день душ около трех тысяч»[35].

Так окончилось событие Сошествия Святаго Духа на Апостолов — полным торжеством Святаго Духа над неверовавшими! И исполнились здесь впервые слова Господа, что Его ученики вследствие и в силу Его отшествия к Отцу совершат бо́льшие дела, чем какие совершил Он Сам во дни Своего уничижения[36].


[798]Сошествие Святаго Духа на Апостолов есть окончательное установление нового вечного завета с людьми, о котором предсказал Пророк Иеремия: «Се дние грядут, глаголет Господь, и завещаю дому Израилеву, и дому Иудину завет нов... Сей завет, его же завещаю дому Израилеву… дая законы Моя в мысли их и на сердцах их напишу я[37]. Дух Святый, — Дух истины[38], Дух премудрости и откровения[39], сшедший на Апостолов, начертал вместо синайского новый, сионский закон, о котором предсказал Пророк Исаия[40], «не на скрижалех каменных, но на скрижалех сердца плотяных»[41]. Место гласа синайского заступила благодать Святаго Духа, законополагающего[42], подающего силы к исполнению закона и верующим изрекающего оправдание не по делам, а по благодати[43].

«Святую Пятьдесятницу прияхом от еврейских книг, — говорит Синаксарь на этот праздник, — яко же бо евреи Пятьдесятницу празднуют, почитающе седьмое число и зане по Пасце пятьдесят дний прешедше закон прияша: тако и мы по Пасце пятьдесят дний празднующе, Всесвятаго Духа приемлем законополагающаго и наставляющаго на всякую истину, и угодная Богу повелевающаго»[44].

«Иже древле, — поет Церковь, — закон начертавши Моисею, Новаго Завета величия и Закон благодати излагает ясно, в Апостольских сердцах написав»[45].

Блаженный Иероним пишет: «законоположение синайское и сионское было в 50-й день по Пасхе. На Синае от землетрясения колебалась гора: на Сионе сотрясся дом Апостолов. Там среди пламени и сверкающих молний раздавались громы и глас бурный: здесь с огненным видом языков бысть шум с небесе, [799]яко носиму дыханию бурну. Там звук трубный возгремел слова́ Закона: здесь труба Евангельская возгласила устами Апостолов»[46].

Таким образом, день Пятидесятницы, бывший древле ежегодным воспоминанием дарования закона Божия на горе Синае, и для христиан сделался ежегодным праздником торжественного открытия данной святым Апостолам власти учить, священнодействовать и управлять. В 50-й день по Воскресении Христа Господа Апостолы приняли Божественную силу Святаго Духа и для всей вселенной сделались проповедниками и свидетелями Иисуса Христа[47].

Приняв Святаго Духа, Апостолы ежегодно начали праздновать день Пятидесятницы и заповедали святить его всем христианам ради сошествия Святаго Духа.

В апостольской истории действительно находим указания на празднование дня Пятидесятницы, собственно христианское. Апостол Павел, намереваясь посетить Церковь Коринфскую, писал в послании к ней об этом намерении своем; но прибавлял, что он пробудет еще в Ефесе до Пятидесятницы[48], а выше, говоря об исправлении некоторых беспорядков в сей Церкви, сделал ясный намек на празднование Пасхи, но не иудейской, а христианской[49]. Если Пасха здесь разумеется христианская, и Пасха сия есть праздник, — то, конечно, таков же и день Пятидесятницы. Ибо для чего же было Апостолу, столько ревновавшему о свободе христиан от закона иудейского, дожидаться в Ефесе праздника иудейского?

Вскоре после сего мы видим того же Апостола поспешающим на праздник Пятидесятницы в Иерусалим[50]. По толкованию святаго Епифания и блаженного Августина, нельзя думать, что Апостол имел в виду при этом исполнить только требование Закона Моисеева, который повелевал каждому Израильтянину являться в сей день к месту общественного Богослужения, а надо полагать, что в том и другом случае разумеется день Пятидесятницы, который Апостол, и в Ефесе и Иерусалиме, желал провести как праздник христианский.

[800]В Постановлениях Апостольских есть прямая заповедь праздновать Пятидесятницу: «Спустя десять дней по Вознесении бывает пятидесятый день от первого дня Господня (Пасхи); сей день да будет великим праздником. Ибо в третий час сего дня Господь Иисус послал дар Святаго Духа»[51].

В другом месте Апостольских Постановлений в числе дней, в которые рабы должны быть свободны от работ, после Пасхи и Вознесения упоминается и Пятидесятница: в «Пятидесятницу рабы должны быть свободны от работ ради пришествия Святаго Духа, данного уверовавшим во Христа»[52].

Тертуллиан[53], употребляя слово «Пятидесятница» и в значении всего пятидесятидневного времени, в другом месте выражается так:

«В день Господень мы считаем неприличным поститься или преклонять колена: тою же свободою пользуемся от дня Пасхи до Пятидесятницы».

Здесь под именем Пятидесятницы, очевидно, разумеется один определенный день, именно — день Сошествия Святаго Духа, заключение всего пятидесятидневного времени, начинающегося Пасхою.

В IV-м веке у Евсевия Кесарийского, у святых Василия Великого, Григория Богослова, Григория Нисского, Епифания и Златоуста, также у блаженного Августина и других часто встречается упоминание о празднике сошествия Святаго Духа под именем Пятидесятницы.

Святый Иоанн Златоустый о времени празднования Пятидесятницы говорил в своей беседе: «Еще не прошло 10 дней, как вознесся Христос, и уже ниспослал нам духовные дарования, дары примирения»[54].


Как у древних Израильтян, так и в Церкви Христовой праздник Пятидесятницы есть великий дванадесятый, вселенский. В Постановлениях Апостольских он называется великим.

Святый Григорий Богослов в неделю Пятидесятницы говорил: «Мы празднуем Пятидесятницу — пришествие Духа, окончательное [801]совершение обетования, исполнение надежды, таинство великое и досточтимое»[55].

Святый Амвросий Медиоланский[56] в слове своем в день Пятидесятницы говорил: «Возвеселимся в сей святый день, как в Пасху мы возвеселились. В Пасху крестятся оглашенные, в Пятидесятницу крещены Апостолы, по слову Господа, Который, восходя на Небо, сказал ученикам Своим: «Иоанн убо крестил есть водою, вы же имате креститися Духом Святым, не по мнозех сих днех»[57].

Святый Иоанн Златоустый[58], беседуя в день Пятидесятницы, назвал этот день торжеством многочадным. «Опять праздник, — беседовал святитель, — опять торжество и опять многочадная и чадолюбивая Церковь украшается множеством чад. Велики и выше всякого слова человеческого дары ниспосланы нам сегодня от человеколюбивого Бога. Посему все мы вкупе возрадуемся и с восторгом будем прославлять Господа нашего. Подлинно ныне великий для нас день и торжество. Как в преемстве дней и времен года одна перемена следует за другою, так точно и в Церкви праздник идет за праздником, а один отсылает нас к другому. Недавно праздновали мы кресту, страданию, воскресению, потом вознесению Господа на Небо, — а сегодня, наконец, дошли до самого края благ, вступили в самую митрополию праздников, достигли до самого плода обетования Господня. Много благ нисходило с Неба на землю для рода человеческого, но таких, какие ныне, никогда не было прежде сего. Одождил Бог манну на землю и хлеб небесный давал людям: ибо хлеб Ангельский яде человек[59]. Поистине [802]велико сие и достойно человеколюбия Божия. После сего ниспослан был огнь, который обличил заблуждающийся народ Иудейский и пожрал жертву от алтаря[60]. Ниспослан был дождь, когда все изнемогали от голода, и произвел великое плодоносие. Велико это и дивно: но настоящее гораздо более. Не манна, не огонь, не дождь ниспослан ныне, но изливаются дарования Духа. Принеслись свыше облака не для того, чтобы дать плодоносие земле, но чтобы возбудить естество человеческое, воспроизвести плод добродетели Божественному Делателю. И тотчас, принявшие хотя каплю от сего дождя, изменили свою природу, и вся земля внезапно исполнилась Ангелами, — Ангелами не небесными, но являющими в человеческом теле добродетель бесплотных сил»[61].

Величие праздника Пятидесятницы видно и из обычая древних христиан принимать Святое Крещение в этот праздник, как и в другие великие праздники.

Святый Григорий Богослов[62], упоминая о различных извинениях, по которым в его время отлагали Крещение, замечает, что иной из оглашенных говорил: «Жду дня светов; другой: более уважаю Пасху; третий: дожидаюсь Пятидесятницы. Первый говорил: лучше со Христом просветиться; другой: со Христом восстать в день воскресения; третий: почтить явление Духа».

Святые Иоанн Златоуст и Прокл в своих беседах на день Пятидесятницы также упоминают о новокрещенных. Благочестивый обычай креститься в день Пятидесятницы по всей вероятности получил начало еще при Апостолах[63]. В воспоминание сего и доселе на Литургии пред чтением Апостола, вместо обыкновенного песнопения: святый Боже, святый Крепкий, святый Безсмертный поются слова Апостола: елицы во Христа крестистеся, во Христа облекостеся, аллилуиа.


[803]В Православной Церкви существует благочестивый обычай украшать в праздник Пятидесятницы храмы Божии и жилища древесными зелеными ветвями, травами и цветами. Это обыкновение вероятно произошло из примеров Церкви ветхозаветной.

На обыкновение украшать дома и храмы зелеными растениями в день Святыя Троицы имела влияние мысль о явлении Бога в виде трех странников Аврааму у дуба Мамврийского, где стояла куща сего патриарха[64]. Празднование Святой Троице, Которой некогда поклонился Авраам в Мамврийской дубраве, располагало древних христиан в день Святыя Троицы вносить в храмы древесные ветви и цветы, дабы таким образом украшенный храм Божий очевиднее изображал собою ту Мамврийскую дубраву и Авраамову кущу, где некогда благоволил явиться Триединый Бог.

Иудеи в праздник Пятидесятницы украшали синагоги и дома древесными ветвями, травою и цветами — в память того, что Закон был дан в то время, когда близ горы всё зеленело и цвело, и при том во время странствования их по пустыне, когда и сами они должны были жить в кущах из древесных ветвей. Сионская горница, где Дух Святый сошел на Апостолов в день Пятидесятницы, по обычаю ветхозаветному, также украшена была в сей день древесными ветвями и цветами.

Кроме того, в Церкви ветхозаветной был также священный обычай приносить в праздник Пятидесятницы первые плоды жатвы, которая в Палестине оканчивалась к сему времени[65]. И в праздник христианской Пятидесятницы ветви и цветы приносятся как начатки Богу — от весны, обновляющейся силою Духа Зиждителя[66], и указывают на духовное плодоносие Церкви Христовой.

«Иудеи, украшая кущи листьями и плодами, — говорит святый Григорий Нисский, — сим самым изображали новозаветную Церковь, произрастшую после Закона»[67].


[804]Святая Церковь, прославляя милосердие Божие, ниспосланием Святаго Духа на Апостолов и силою Сего Духа просветившее всю вселенную, благодарно воспевает[68]: «Велича́емъ тѧ̀, живода́вче хрⷭ҇тѐ, и҆ чте́мъ всест҃а́го дх҃а твоего̀, є҆го́же ѿ ѻ҆ц҃а̀ посла́лъ є҆сѝ бж҃е́ствєннымъ ᲂу҆ч҃нкѡ́мъ твои́мъ!»[69]


Тропа́рь, гла́съ и҃:

Бл҃гослове́нъ є҆сѝ хрⷭ҇тѐ бж҃е на́шъ, и҆́же премꙋ́дры ловцы̀ ꙗ҆вле́й, низпосла́въ и҆̀мъ дх҃а ст҃а́го, и҆ тѣ́ми ᲂу҆ловле́й вселе́ннꙋю: чл҃вѣколю́бче, сла́ва тебѣ̀[70].

Конда́къ, гла́съ и҃:

Е҆гда̀ снизше́дъ ѧ҆зы́ки слїѧ, раздѣлѧ́ше ꙗ҆зы́ки вы́шнїй: є҆гда̀ же ѻ҆́гнєнныѧ ѧ҆зы́ки раздаѧ́ше, въ соедине́нїе всѧ̑ призва̀: и҆ согла́снѡ сла́вимъ всест҃а́го дх҃а[71].

Жития Святых (1903-1911) - разделитель 28.png


  1. То есть, 50-й.
  2. Кн. Второзак., гл. 16, ст. 9—10, Кн. Исход., гл 34, ст. 22.
  3. На горе Синае в 50-й день по исшествии Евреев из Египта (Кн. Исход, гл. 3, ст. 7—9; гл. 5, ст. 6—23; гл. 20, и след.).
  4. Кн. Прор. Исаии, гл. 2, ст. 3.
  5. Кн. Прор. Иоиля, гл. 2, ст. 28 и 32.
  6. Еванг. от Иоанна, гл. 16, ст. 13.
  7. Еванг. от Иоанна, гл. 20, ст. 22.
  8. Кн. Деяний Апост., гл. 1, ст. 5.
  9. Еванг. от Луки, гл. 24, ст. 52; Деян., гл. 1, ст. 4, 12—13.
  10. Деян., гл. 1, ст. 14.
  11. То есть, в 9-й час утра (за 3 часа до полудня). Срав.: Еванг. от Луки, 24, ст. 53; Деян., гл. 2, ст. 46.
  12. Ꙗ҆́кѡ носи́мꙋ дыха́нїю бꙋ́рнꙋ — (Деян., гл. 2, ст. 2).
  13. Это был не ветер, а только шум ветра в его бурном стремлении; это был не огонь, а нечто подобное колеблющимся языкам пламени, которые светились, но не жгли, — символ Святаго Духа, веющего как ветр там, где восхощет, хотя неизвестно, откуда приходит и куда уходит (Еванг. от Иоанна, гл. 3, ст. 8).
  14. И҆ бы́сть внеза́пꙋ съ нб҃сѐ шꙋ́мъ ꙗ҆́кѡ носи́мꙋ дыха́нїю бꙋ́рнꙋ (Деян., гл. 2, ст. 2—3). Шум должен был возбудить внимание учеников Господних к предстоящему событию и выражал самое присутствие и величие сходящего Бога — Духа Святаго. Шум сходит с неба в напоминание того, что Дух Святый нисходит по ходатайству Господа, вознесшагося на Небо. Ꙗ҆́кѡ дыха́нїе бꙋ́рно — в ознаменование величия ниспосылаемого дара. Шум сей наполняет весь дом и обнимает всех, находящихся в нём, чтобы сотрясением внешних чувств их более раскрыть для приятия дара чувства их духовные. В эти минуты над Апостолами совершилось таинство духовного возрождения их по обетованию Господа: вы́ же и҆́мате крести́тисѧ дх҃омъ ст҃ы́мъ не по мно́зѣхъ си́хъ дне́хъ (Деян., гл. 1, ст. 5).
  15. Беседа Иннокентия, архиепископа Херсонского, на Пятидесятницу (Сочин., т. I. Изд. 1872 г., стр. 386).
  16. Деян., гл. 2, ст. 4. То есть произносили то, что влагал им в душу и уста Дух Святый.
  17. Деян., гл. 2, ст. 11.
  18. По Закону Моисееву, во время праздников Пасхи, Пятидесятницы и Кущей иудеи обязаны были для празднования их собираться в Иерусалим, ко храму Господню (Кн. Исход, гл. 34, ст. 23; Кн. Второз., гл. 16, ст. 16). Для иудеев Палестины это было легко, но для иудеев рассеяния, живших в разных странах света, равно и для пришельцев (прозелитов) из разных стран, далеких от Иерусалима, исполнение этого требования было делом большой трудности; только по любви к Иерусалиму и храму и по ревности законной они презирают все трудности далекого путешествия и собираются теперь в Иерусалим на праздник Пятидесятницы. Поэтому они справедливо называются людьми благоговейными — набожными (Деян., гл. 2, ст. 5).
  19. Пришельцы, или прозелиты, то есть, обращенные из язычников.
  20. Деян., гл. 2, ст. 6—11.
  21. Деян., гл. 2, ст. 12.
  22. Деян., гл. 2, ст. 13.
  23. Т. е., девятый час утра по нашему счислению — первый молитвенный час и время утренней жертвы, до которого, особенно в праздничный день, израильтянин не дозволял себе принимать никакой пищи.
  24. Деян., гл. 2, ст 14—21; ср.: Кн. Прор. Иоиля, гл. 2, ст. 27—32.
  25. Напр., Кн. Прор. Исаии, гл. 32, ст. 18; гл. 14, ст. 3; Кн. Прор. Иезек., гл. 36, ст. 25—26; гл. 39, ст. 29.
  26. Деян., гл. 2, ст. 19—20.
  27. Очевидно, что во всей полноте исполнение этого пророчества еще предстоит в будущем, именно при кончине мира. Но в некоторой мере оно пришло уже в исполнение, — именно в тех великих наказаниях, какие испытал народ иудейский за свое неверие.
  28. Деян., гл. 2, ст. 21.
  29. Деян., гл. 2, ст. 24—32; ср.: Псал. 15, ст. 8—11.
  30. Деян., гл. 2, ст. 29—36; ср.: Псал. 131, ст. 11; Псал. 15, ст. 10.
  31. Деян., гл. 2, ст. 37.
  32. Там же, ст. 38.
  33. Там же, ст. 39.
  34. Помня заповедь Иисуса Христа — идти по всему миру и проповедовать Евангелие всей твари даже до края земли (Матф., 28, 19; Марк., 16, 15; Деян., 1, 8), апостол, впрочем, прибавляет здесь же, что спасение Божие во Христе не простирается только на Иудеев, но на всех, «кого ни призовет Господь Бог наш» (Деян., 2, 39).
  35. Деян., гл. 2, ст. 41.
  36. Еванг. от Иоанна, гл. 14, ст. 12. — То, что сохранил нам писатель Кн. Деяний из благовестия Апостола Петра, есть только небольшая часть его наставлений. Равно Дееписатель ничего не передает нам из евангельских речей других Апостолов, хотя из того, что, убежденные словом Апостола Петра, слушатели обратились не к Петру только, но и к прочим Апостолам за советом о средствах спасения (Деян., 2, 37), можно видеть, что и прочие Апостолы вместе с Петром участвовали в научении и убеждении собравшегося около них народа. Впрочем, это и без особых указаний должно быть для нас понятно, когда мы там же читаем, что искавших научения Апостольского, — которые потом и крестились, — было около трех тысяч (Деян., 2, 41).
  37. Кн. Прор. Иеремии, гл. 31, ст. 31—34; Посл. к Евр., гл. 8, ст. 8—12.
  38. Еванг. от Иоанна, гл. 16, ст. 13.
  39. Посл. к Ефес., гл. 1, ст. 17.
  40. Кн. Прор. Исаии, гл. 2, ст. 3.
  41. 2-е Посл. к Коринф., гл. 3, ст. 3.
  42. Синаксарь в неделю Пятидесятницы.
  43. Посл. к Римл., гл. 5, ст. 16.
  44. Синаксарь на праздник Пятидесятницы.
  45. Канон Святому Духу, песнь 5-я.
  46. Блаж. Иероним, знаменитый Отец Западной Церкви конца IV и первой четверти V века, известный своими учеными трудами по истолкованию Священного Писания. Скончался в 420 году.
  47. Деян., гл. 1, ст. 8.
  48. 1-е Посл. к Коринф., гл. 16, ст. 8.
  49. Там же, гл. 5, ст. 6—8.
  50. Деян., гл. 20, ст. 16.
  51. Апост. Постан., кн. 5, гл. 20.
  52. Там же, кн. 8, гл. 38.
  53. Тертуллиан  — знаменитый писатель Церкви III века.
  54. В 1-й беседе на Пятидесятницу, гл. 2.
  55. В 41-м Слове на Пятидесятницу.
  56. Св. Амвросий, епископ Медиоланский, прославился как ревностный поборник и защитник Православия против арианства в западной половине Вселенской Церкви. Много оставил писаний, в которых частию объясняет Слово Божие, частию излагает учение веры, частию поучает христианским добродетелям. Скончался в 397 году. Память его — 7 декабря.
  57. Деян., гл. 1, ст. 6.
  58. Св. Иоанн Златоустый, архиепископ Константинопольский, знаменитый отец Церкви конца IV-го и начала V века, прославившийся особенно своими многочисленными проповедническими трудами. За свое необыкновенное красноречие он и получил имя Златоуста. Сначала он был пресвитером в Антиохии, а в самом конце IV века занял кафедру Константинопольского архиепископа. Кончил жизнь в ссылке, в Армении (в 407 году). Память его — 13 ноября и 30 января. Ему принадлежит Литургия, совершающаяся в Православной Церкви большую часть года.
  59. Псалом 77, ст. 25.
  60. 3-я Кн. Царств, гл. 18, ст. 38.
  61. В 1-й беседе на Пятидесятницу.
  62. Св. Григорий Богослов (Назианзин) был недолго Патриархом Константинопольским и известен своими высокими творениями, за которые получил прозвание Богослова. Он был близким другом другого знаменитого отца Церкви (IV века) — св. Василия Великого, с которым познакомился еще во дни своей молодости в Афинских философских школах. Память св. Григория — 25 января.
  63. Деян., гл. 2, ст. 38.
  64. Кн. Бытия, гл. 18, ст. 1—15.
  65. Кн. Левит, гл. 23, ст. 16—20. Кн. Числ, гл. 28, ст. 26.
  66. Псалом 103, ст. 30.
  67. (В слове при вступлении в Св. Четыредесятницу). Св. Григорий Нисский — брат св. Василия Великого, епископ города Ниссы в Каппадокии; один из знаменитейших Отцов Церкви IV-го века, известный своею ревностной борьбой с арианством, а также и многими сочинениями — богословскими, философскими и проповедническими; немало также у него бесед на Св. Писание и проповедей. Св. Григорий скончался в 394 году. Память его совершается Церковию 10 января.
  68. Величание празднику.
  69. Особенность Церковного Богослужения в день Святой Троицы составляет то, что Литургия, совершаемая в этот день, оканчивается вечернею, во время которой Церковь коленопреклонно читает три особые молитвы, составленные на этот день св. Василием Великим. Первою из них она взывает к Богу-Отцу: простить все грехи юности и неведения нашего, не отринуть нас во время старости нашей и, посетив сердца наши благодатию и утверждением в святых законах Его, собрать нас в Царствии Небесном. Второю молит Господа-Сына: подать нам духа премудрости, разума и страха Божия для достойных молитв Ему и полезного наставления в жизни. И третьею — просит Сына Божия упокоить всех умерших в надежде воскресения и ослабить меру осуждения их; нас же, живущих, благословить.
  70. Русск. перевод: Благословен Ты, Христе Боже наш, явивший (миру) премудрых ловцов (т. е. Апостолов), ниспослав им Святаго Духа и ими уловивший вселенную, Человеколюбец, слава Тебе!

    Апостолов мы называем здесь премудрыми ловцами, потому что они своею проповедью о Христе, как рыболовы неводом рыбу, уловляли людей и обращали их в веру Христову.

  71. Русск. перевод: Когда Всевышний, сошедши, смешал языки, (тогда) Он разделил народы; когда же Он разделил (между Апостолами) огненные языки, (тогда) Он призвал всех к соединению. И мы единодушно прославляем Святейшего Духа.