Судебник царя Фёдора Ивановича 1589 г./Предисловие С. К. Богоявленского/ДО

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg


[III]

Въ недавнее время Московскій Главный Архивъ Министерства Иностранныхъ Дѣлъ обогатился очень цѣннымъ собраніемъ книгъ и рукописей, завѣщанныхъ Архиву извѣстнымъ любителемъ старины Ѳ. Ѳ. Мазуринымъ. Посвятивъ все свое время и свои средства къ пополненію своей библіотеки рѣдкими рукописями и книгами, Ѳ. Ѳ. Мазуринъ имѣлъ возможность пріобрѣсти немало матеріаловъ, очень цѣнныхъ и очень важныхъ для русской исторіи, для исторіи русской литературы и для исторіи русскаго права. Видное мѣсто въ этомъ собраніи долженъ занимать рукописный Судебникъ царя Ѳеодора Іоанновича, памятникъ совершенно неизвѣстный ученому міру.

Рукопись, содержащая его, имѣетъ 92 листа и листъ обертки, разбитыхъ на 14 тетрадей такъ, что первыя 8 тетрадей имѣютъ по 8 листовъ (листъ обертки и нумерованные лл. 1—63 включ.), 9-я и 10-я тетради — по 4 листа (лл. 64—71), 11-я и 12-я — по 8 листовъ (лл. 72—87), 13-я — 2 листа (л. 88 и листъ вырванный), 14-я — 4 листа (лл. 89—92). Въ шестой тетради двѣ страницы рядомъ оказались не заполненными текстомъ (лл. 43 об. и 44). Листъ 87-й вырванъ, остался одинъ обрывокъ. Вырванъ также листъ изъ 13-й тетради.

Переплетъ рукописи состоитъ изъ двухъ липовыхъ досокъ, обрѣзанныхъ вровень съ листами рукописи и обтянутыхъ кожей. На кожѣ замѣчается тисненый травный и животный орнаментъ, расположенный безъ особеннаго порядка. По верхнему краю переплета и по корешку идетъ рядъ стилизованныхъ лилій. На верхней доскѣ находится небольшой деревянный штифтикъ, который вмѣстѣ съ прибитымъ къ нижней доскѣ желѣзными гвоздиками ремешкомъ, образуетъ застежку переплета. Кожа оказалась мала для переплета, и потому края досокъ не [IV]покрыты ею. Рукопись №220 библіотеки Москов. Синод. типографіи, датированная 1565 годомъ, имѣетъ деревянный переплетъ, оклеенный цѣльной кожей, очень схожій съ описываемымъ, какъ по обрѣзу вровень съ листами, такъ и по орнаменту.

Текстъ занимаетъ на каждомъ листѣ отъ 10×6 сантиметровъ до 12×8 стм., кромѣ цифръ статей, поставленныхъ на поляхъ.

Число строкъ на страницѣ колеблется между 12 и 18 въ зависимости отъ почерка. Начальныя буквы написаны киноварью въ оглавленіи ст. 93—104 и въ текстѣ въ ст. 38—231. На л. 35 об. полторы строки написаны цѣликомъ киноварью. Очевидно, у переписчика было намѣреніе начинать всѣ статьи и въ оглавленіи и въ текстѣ красными буквами, такъ какъ оставлены пробѣлы для первой буквы или для союза а, которымъ обыкновенно начинается новая статья.

Рукопись вся писана однимъ лицомъ, почеркомъ конца XVI в., понятіе о коемъ можно составить по прилагаемымъ здѣсь фототипическимъ снимкамъ, но въ нѣсколькихъ мѣстахъ рукописи встрѣчаемъ или цѣлыя статьи, или части, или даже фразу, написанныя, повидимому, другими лицами, также почеркомъ конца XVI в., непосредственно вслѣдъ за словами, писанными главнымъ лицомъ. Эти приписки, сдѣланныя пятью почерками, слѣдующія: а) вторымъ почеркомъ (первымъ считается основной) — статьи 30 и 31 (лл. 24 об. и 25), всѣ сполна; б) третьимъ почеркомъ—статья 41 и первая половина 42-й, кончая словами „жалованние денежное“ (л. 27 об. и 28) и (близкимъ къ сему почеркомъ) начало 35-й статьи до словъ „или волостных людей“ (л. 26); в) четвертымъ почеркомъ—вторая половина 77-й (съ л. 31 об.), 78—81 и начало 82-й статьи кончая словами „казначию печатати“ (л. 31 об., 32 и 32 об.); г) пятымъ почеркомъ—конецъ 127-й (со словъ „к Москве ко борином“), 128 и первая треть 129-й статьи (кончая: „и тем судьямъ посылать цѣ“), 198-я со словъ „в городѣх; волостехъ нѣпродажныхъ“, первыя слова 199-й „а которые дѣла преж“, часть 211-й (со словъ „в котором городѣ владыка“ и кончая „половина солгала“), т.-е. въ рукописи лл. 50 об., 51, 77 и 83; этимъ же почеркомъ или во всякомъ случаѣ близкимъ къ нему—конецъ статьи 141 „а діаком [V]подписывати....“ и до „вершить по суду“ и конецъ 173-й: „или перекосит, ино властелю на нем взять за боранъ два алътына“ (лл. 57 и 67) и д) послѣднимъ шестымъ почеркомъ, близость коего къ предыдущимъ затруднительно опредѣлить въ виду незначительности отрывка, написаны въ статьѣ 112-й слова: „в том дѣлѣ оприче исцевыхъ“ (л. 84).

Первый листъ рукописи былъ приклеенъ къ доскѣ переплета. Когда онъ былъ отмоченъ, то оказались на немъ записи неполныя, такъ какъ края листа оторваны. Текстъ записей такой[1]:

„Гдину моему Гордию Петро(вичу).

Се яз Іванко Ѳедоров снъ Попов зан(ялъ)

есми у Івана у Ѳедорова (да).......

у Мартына у Івано(ва)...........

рублев денег московских.........

мца марта в 6 де(нь) (безъ ро).....(безъ ро)-

сту; а по строце ро(стъ на пять ше)-

стои. Апочнуся п(яти)ти(сись)А почнуся п(яти)ти(сь)

приставом, ино езд(ъ и хоже)-

ное мое заимъшиково а…

попом и по по........

Црю гдрь і велики князь Ѳедор Ів…“

Эти записи писаны тремя почерками: большая запись (заемная) тѣмъ же почеркомъ, что въ рукописи приписки на лл. 27 об. и 28, статьи 41 и 42; слова „попомъ, попо“ — другимъ почеркомъ, а „царю государь і велики князь Ѳедоръ Ив“… — тѣмъ же почеркомъ, которымъ вся рукопись.

Изъ другихъ надписей, не относящихся къ содержанію Судебника, отмѣтимъ слѣдующія. Л. 25: „к сеи скаске“ — повидимому, новѣйшаго происхожденія. Л. 30 об.: „Ростовской Вознесенской церкви“ — почеркомъ нашего вѣка. Такимъ же почеркомъ на л. 68 об. и 69: „Павла Соболева“, и на л. 69 об.: „1823-го Года“.

Памятникъ сохранился удовлетворительно, кромѣ приклеенной къ переплету обертки и вырванныхъ двухъ листовъ. [VI]

Работа переписчика рукописи оказалась не всегда тщательной: попадаются повторенія одного слова, пропуски, описки. Статья 93 не дописана, номеръ статьи не всегда бываетъ выставленъ и пр. Погрѣшности эти указаны въ примѣчаніяхъ.

Бумага, на которой написанъ Судебникъ, имѣетъ водяные знаки, сходные съ знаками Псалтыря, печатаннаго въ 1576 г. (Тромонинъ, Знаки писчей бумаги, табл. XXXI, рис. 445).

Итакъ, внѣшняя сторона рукописи — переплетъ, почеркъ и бумага — не оставляетъ сомнѣній, что она написана въ концѣ XVI вѣка; ни одна черта не указываетъ на болѣе позднее происхожденіе ея и, такимъ образомъ Судебникъ царя Ѳеодора является предъ нами въ спискѣ современномъ составленію.

Предлагаемая рукопись, безъ сомнѣнія, представляетъ изъ себя копію. На это указываетъ и самая форма рукописи — въ видѣ книги и характеръ описокъ ея: переписчикъ иногда начиналъ писать не ту строчку и затѣмъ поправлялся (оглавленіе ст. 173, ст. 3, 59 и пр.), иногда невѣрно отмѣчалъ № статьи или совершенно не выставлялъ и дальше велъ правильную нумерацію (ст. 33, 70); ст. 93 не дописана и пр. см. въ примѣчаніяхъ.

Перейдемъ къ описанію содержанія предлагаемой рукописи, при чемъ въ дальнѣйшемъ изложеніи будемъ касаться только тѣхъ юридическихъ положеній, которыя вновь внесены въ Судебникъ царя Ѳеодора Іоанновича и которыхъ не находимъ въ Судебникѣ царя Іоанна Васильевича.

Начинается Судебникъ введеніемъ, въ которомъ указывается, что царь уложилъ этотъ Судебникъ вмѣстѣ съ патріархомъ Іовомъ, митрополитомъ новгородскимъ (раньше было написано и зачеркнуто: „московскимъ“) Александромъ, боярами и со вселенскимъ соборомъ 14 іюня 7097 года. Указаніе на патріарха Іова и митрополита Александра не противорѣчитъ дѣйствительности, такъ какъ Іовъ былъ посвященъ въ патріархи 26 января 1589 года, а Александръ былъ на новгородской митрополіи съ 1589 по 1591 г. Недавнее посвященіе перваго патріарха вызвало невольную описку переписчика, рука котораго привыкла писать митрополитомъ только московскаго іерарха. Нѣсколько необычно только для XVI в. употребленіе эпитета „вселенскій“, который довольно часто [VII]встрѣчается въ XVII в. Припомнимъ также, что въ 1589 году въ Москвѣ находилось восточное духовенство. Не ясно, должны ли мы подразумѣвать подъ вселенскимъ соборомъ освященный соборъ, или земскій соборъ, о созваніи котораго, впрочемъ, въ 1589 году у насъ пока не имѣется указаній.

За введеніемъ идетъ оглавленіе и далѣе текстъ, раздѣленный на 231 статью.

Составныя части новаго Судебника указаны во введеніи: старыя уложенія царя Іоанна Васильевича и прежнихъ князей и бояръ. Дѣйствительно, старый царскій Судебникъ широко использованъ какъ въ своемъ содержаніи, такъ и въ расположеніи матеріала. Можно сказать даже болѣе: новый Судебникъ есть передѣлка и дополненіе стараго. Составитель новаго Судебника даже не рѣшился измѣнить порядокъ статей стараго Судебника, и такимъ образомъ новоуказныя статьи не внесены на соотвѣтствующія мѣста, а оставлены послѣ заключительныхъ статей стараго Судебника, но уже съ общей нумераціей. Новыя статьи составитель иногда вписывалъ среди старыхъ статей, иногда приписывалъ въ концѣ Судебника, хотя, напримѣръ, статью 227 о наслѣдованіи поровну дочерей и сыновей можно бы вставить между ст. 190—194, также касающимися наслѣдственнаго права… Но заимствуя статьи стараго Судебника, редакторъ почти ни одной не оставилъ безъ измѣненій, иногда очень незначительныхъ, чисто редакторскихъ: нѣкоторыя длинныя статьи разбиты на двѣ, на три короткія, выпущены плеоназмы и пр.

Новыхъ статей (сравнительно съ царскимъ Судебникомъ по списку К. Калайдовича вмѣстѣ съ новоуказными статьями) насчитываемъ 67; именно, статьи по новому Судебнику: 10, 23, 24, 25, 26, 32, 38, 45, 46, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 111, 130, 131, 135, 151, 152, 153, 154, 155, 158, 159, 160, 161, 162, 169, 170, 171, 174, 175, 176, 177, 185, 186, 187, 188, 191, 192, 193, 223, 224, 225, 226, 227, 228, 229, 230, 231. Сильно измѣнены слѣдующія статьи (по новому Судебнику): 100, 110, 136, 157, 163, 168, 196. Многія другія статьи также имѣютъ существенныя измѣненія. Опущены значительныя части слѣдующихъ статей [VIII]стараго царскаго Судебника: 41, 44, 47, 49, 60, 62, 65, 67, 69, 70, 75, 88, 91, статьи о судѣ съ удѣльными князьями, о срокахъ правежа и о недержаніи слугъ безъ крѣпостей.

Откуда же заимствованы новыя статьи и на какомъ основаніи измѣнены старыя? Введеніе указываетъ только одинъ для этого источникъ — прежнія постановленія. Нѣкоторыя статьи, повидимому, удерживаютъ выраженія указовъ отъ лица государя. Попадаются такія выраженія, какъ „по всей моей государевѣ русской землѣ“ (введеніе, ст. 122 и 228). Ст. 162 воспроизводитъ, повидимому, указъ недавно состоявшійся; на это указываетъ выраженіе: „новый приговоръ“. На государевъ указъ имѣетъ ссылку ст. 137. Сообразно съ государевымъ приговоромъ составлена ст. 157. Однако среди изданныхъ документовъ за время отъ 1551 до 1589 года мы нашли только законъ 1588 г. (А. И.,I. № 221, I), соотвѣтствующій, съ нѣкоторыми измѣненіями, ст. 23 новаго Судебника о судѣ по кабаламъ.

14-я статья Псковской судной грамоты напоминаетъ статью 191 Судебника объ ограниченіи завѣщанія долга, не подтвержденнаго кабалой. Стоглавъ, вѣроятно, оказалъ вліяніе на составленіе нѣкоторыхъ статей, касающихся духовнаго суда (ст. 184—188).

Литовскіе Статуты разныхъ редакцій, повидимому, не имѣли вліянія на измѣненіе статей стараго Судебника и на выработку новыхъ положеній, развѣ только Статуты указали составителю Судебника на недостатокъ статей объ охранѣ домашнихъ животныхъ и повинности содержать въ исправности проѣзжія дороги.

Царь еще не вводитъ Судебника во всеобщее употребленіе; для этого онъ издастъ особый указъ (введеніе и ст. 200). Вмѣстѣ съ тѣмъ находимъ неожиданное запрещеніе приписывать къ Судебнику постановленія по тѣмъ вопросамъ, которые не имѣютъ рѣшенія въ самомъ Судебникѣ (ст. 201).

Судебникъ даетъ мало свѣдѣній о центральномъ управленіи, однако нѣкоторыя замѣчанія, попадающіяся въ новомъ Судебникѣ, указываютъ на развитіе въ Москвѣ приказной системы и на усиливающееся значеніе дьяковъ. [IX]

Дьякъ, какъ ближайшій помощникъ государя, назначаетъ наказаніе, не опредѣленное закономъ (ст. 105, 129); по его обыску выдается царская грамота (ст. 181). Дьякъ не только подписываетъ, но и скрѣпляетъ наравнѣ съ бояриномъ и казначеемъ докладной списокъ (ст. 82).

Относительно областного управленія имѣется нѣсколько указаній на перемѣны, происшедшія со времени стараго царскаго Судебника. Сообразно тому, что отношеніе московскаго князя къ удѣльному потеряло свой прежній острый характеръ, статья объ удѣльныхъ князьяхъ изложена очень кратко. Судъ въ волостяхъ порученъ земскимъ судьямъ, замѣнившимъ волостелей; очень опредѣленно выставляется положеніе, что въ городахъ судятъ намѣстники, а въ волостяхъ земскіе судьи (введеніе, ст. 1 и др.). Составитель Судебника, однако, не далъ точнаго опредѣленія, чѣмъ отличается земскій судья отъ волостеля; въ большинствѣ случаевъ только одно названіе замѣнено другимъ. Упоминаніе въ двухъ-трехъ мѣстахъ названія волостеля представляется только недосмотромъ составителя, недостаточно внимательно передѣлывавшаго текстъ царскаго Судебника. Иногда трудно бываетъ опредѣлить, какъ надо понимать слово „судья“, стоящее въ текстѣ, — въ смыслѣ общемъ для всѣхъ судящихъ, или же этимъ названіемъ обозначается земскій судья.

Новый Судебникъ даетъ земскому судьѣ, можетъ быть, не только ту компетенцію, какой пользовались волостели, но также и судъ о разбоѣ, который вѣдался губными старостами. О губныхъ старостахъ нѣтъ ничего въ нашемъ памятникѣ, кромѣ упоминанія о получаемомъ ими безчестіи (ст. 60). Отсутствіе опредѣленія дѣятельности губныхъ старостъ можно объяснить двояко: или тѣмъ, что наказы губнымъ старостамъ дѣлаютъ соотвѣтствующія статьи Судебниковъ излишними, или тѣмъ, что губныя учрежденія были предназначены по Судебнику къ отмѣнѣ съ передачей всѣхъ дѣлъ земскимъ судьямъ, какъ единственнымъ представителямъ судебной власти въ уѣздѣ. Земскіе же судьи судятъ низшихъ церковныхъ причетниковъ: дьячка и пономаря (ст. 186).

Двѣ статьи новаго Судебника даютъ указаніе на отличіе положенія земскаго судьи отъ положенія волостеля: судья не [X]кормится отъ судныхъ дѣлъ, какъ волостель, но долженъ хранить судныя пошлины для отсылки государю (ст. 10); преступленіе, совершенное земскимъ судьею во время исполненія обязанностей, не погашается никакимъ срокомъ давности (ст. 38), тогда какъ для подачи жалобъ на волостелей опредѣлялся только годичный срокъ. Земскій судья не исправляетъ своей должности единолично, но на его судѣ сидятъ старосты, цѣловальники (дворскихъ нѣтъ); отношенія этихъ чиновъ относительно отвѣтственности другъ передъ другомъ выяснено въ статьѣ 135. У земскихъ судей, конечно, нѣтъ тіуновъ; имъ помогаютъ дьяки и сотники (ст. 135); послѣдніе держали преступниковъ въ заключеніи (ст. 106). Дѣятельность недѣльщика въ волости представлена не вполнѣ ясно; повидимому, во многихъ случаяхъ ихъ замѣняютъ представители выборнаго начала; въ статьѣ 105 имѣемъ противоположеніе: „кой недѣльщикъ, а въ волостяхъ кой человѣкъ“.

Всѣ судьи — и бояре, и намѣстники, и выборные земскіе — подчиняются двумъ правиламъ, введеннымъ Судебникомъ царя Ѳеодора Іоанновича. Во-первыхъ, при вступленіи въ должность они присягаютъ, что не будутъ брать посуловъ (ст. 1). Во-вторыхъ, судьи должны выслушивать всякаго жалобщика, хотя бы ему и не подвѣдомственнаго (ст. 7)[2]. Вмѣстѣ съ тѣмъ укажемъ и на статью 228, въ которой царь требуетъ, чтобы обиженный всегда и вездѣ находилъ себѣ управу, а также на статью 230, по которой всѣ подчиняются суду, „чей кто ни буди“.

Таковы черты, отличающія старый царскій и новый Судебники по вопросамъ, касающимся центральной и мѣстной администраціи. Относительно государственнаго хозяйства наша рукопись даетъ очень мало: ст. 231 указываетъ, что дань уплачивается тамъ, гдѣ кого застанетъ сборъ; въ ст. 196 царь отказывается отъ сбора пошлинъ, взимаемыхъ при продажѣ лошадей въ волости, оставляя по прежнему пошлины за продажу лошади [XI]въ городѣ. Судебникъ также устанавливаетъ натуральную повинность по устройству и содержанію въ исправности проѣзжихъ дорогъ и мостовъ; нормальная ширина дороги и моста опредѣлена въ 1½ сажени (ст. 223 и 224). При этомъ Судебникъ обращаетъ особенное вниманіе на содержаніе въ исправности одного изъ важнѣйшихъ торговыхъ путей—изъ Москвы къ Бѣлому морю; къ сожалѣнію, статья, касающаяся этаго пути имѣется только въ отрывкѣ (ст. 223, ср. оглавленіе).

Нѣсколько новыхъ указаній даетъ нашъ Судебникъ на положеніе классовъ русскаго общества. Относительно крестьянъ имѣемъ одно очень цѣнное замѣчаніе. По ст. 23 кабала на крестьянъ должна писаться на сумму, вдвое бо́льшую занятой фиктивно или дѣйствительно; эта двойная сумма и должна взыскиваться при расчетѣ съ процентами. Тутъ или надо видѣть стремленіе неоплатнымъ долгомъ ограничить свободу крестьянъ, или этой статьей опредѣляется усиленный процентъ съ капиталовъ, болѣе дорогихъ въ деревнѣ. Статья о крестьянскомъ отказѣ (178, 179) написана небрежно и заставляетъ предполагать пропускъ въ текстѣ[3]. Сохраняя переходъ въ Юрьевъ день, статья опредѣляетъ размѣръ пожилого, уплачиваемаго при отходѣ, въ 25 коп. (за прожитой годъ?). Сборъ за увозимую рухлядь не упомянутъ. Если крестьянинъ уступаетъ свою землю другому, то оставляетъ своему преемнику „пожилую копну“ сѣна опредѣленнаго размѣра. Не ясно, какое значеніе имѣетъ указаніе, что подворники платятъ подворное по 25 коп. въ годъ. Это указаніе стоитъ какъ-то отрывочно, внѣ контекста. Въ новомъ Судебникѣ опущена та часть ст. 88 стараго Судебника, гдѣ говорится о переходѣ пашенныхъ крестьянъ въ холопы.

Статьи 36 и 37 также касаются крестьянъ. Въ нихъ устанавливается, что иногородцы или пришельцы могутъ искать на волостныхъ крестьянахъ, не переступая 8-лѣтней давности. Однако статья не отвѣчаетъ на вопросъ, уплачиваютъ ли волостные люди за свои поступки или за поступки земскаго судьи—ихъ избранника. [XII]

Относительно духовенства имѣемъ одну измѣненную старую статью и 4 новыхъ (ст. 184—188). Въ ст. 185 повторяется постановленіе Стоглава о судѣ по иску на духовномъ лицѣ у свѣтскаго судьи съ земскими людьми и о рѣшеніи дѣла жребіемъ съ докладомъ архіерею. Но если священникъ хочетъ совершенно устранить вмѣшательство своего духовнаго начальства, то въ судѣ надъ нимъ сидятъ представители низшаго духовенства и мѣстной общины, и въ такомъ случаѣ подсудимый можетъ быть подвергнутъ правежу. Дьячокъ и понамарь подлежатъ суду земскаго судьи, если имѣютъ дѣло съ нецерковниками; а если спорятъ между собой, то ихъ судитъ приходскій священникъ съ земскимъ цѣловальникомъ и съ волостными людьми по выбору тяжущихся. Наконецъ, ст. 188 ограничиваетъ кругъ лицъ, подлежащихъ духовному суду тѣми, которые питаются отъ церкви, за исключеніемъ по ст. 186 дьячка и понамаря.

Обращаясь далѣе къ положеніямъ гражданскаго права, вновь введеннымъ въ Судебникѣ царя Ѳеодора Іоанновича и касающимся субъекта права, укажемъ на очень подробную и достаточно полную оцѣнку различныхъ общественныхъ состояній, выраженную въ разнообразныхъ размѣрахъ платы за безчестіе. Вновь указанъ размѣръ безчестія среднему и меньшему гостю (ст. 45, 46), крестьянину-торговцу или ростовщику (ст. 52), „повоскимъ“ (ст. 53, 54), представителямъ земской администраціи (ст. 55—59), церковному причту (ст. 60—62), черному духовенству (ст. 63), нищимъ, скоморохамъ, незаконнорожденнымъ (ст. 64—69), преступникамъ (ст. 71), ратнымъ людямъ и каменщикамъ (ст. 72). Изъ списка этого надо выдѣлить лихихъ людей и женъ неописныхъ скомороховъ, которые ничего не получаютъ за безчестіе. Непашенный, промышляющій торговлей крестьянинъ получаетъ безчестія больше, чѣмъ пашенный.

Относительно лицъ съ ограниченной правоспособностью имѣемъ ст. 137, касающуюся холопства. Въ ней мы находимъ неожиданную новость: „по холопѣ рабы нѣтъ“. Нельзя думать, что это описка, такъ какъ далѣе мы не находимъ повторенія фразы стараго царскаго Судебника: „а по холопѣ раба“ (ст. 76 [XIII]царскаго Судебника). Составитель Судебника указываетъ и на то основаніе, по которому онъ рѣшился занести это нововведеніе — царскій указъ. Далѣе новый Судебникъ повторяетъ съ небольшими редакторскими измѣненіями положенія о холопахъ, уже знакомыя намъ по Судебнику царя Іоанна Васильевича[4], опуская только ненужную фразу о томъ, что сельскій ключъ не ведетъ самъ по себѣ къ холопству. Къ сожалѣнію, тотъ листъ (изъ 13-й тетради), на которомъ мы могли бы ожидать передѣлку новоуказныхъ статей о холопахъ (ст. 17 и 18 по списку Калайдовича), оказался вырваннымъ.

Перейдемъ теперь къ нормамъ наслѣдственнаго права. Ст. 191 касается завѣщанія, въ которомъ будетъ отказано долговое обязательство, не скрѣпленное кабалой. Судебникъ позволяетъ упоминать о такихъ долгахъ только завѣщателю больному, находящемуся при смерти, въ присутствіи священника, и притомъ безкабальный долгъ не можетъ превышать суммы одного рубля, если завѣщатель выздоровѣетъ, то такое завѣщаніе должно быть уничтожено.

Когда завѣщаніе отсутствуетъ, то наслѣдство послѣ отца дѣлятъ его дѣти — и сыновья и дочери поровну, устраняя боковыхъ родственниковъ; послѣ матери дѣти не наслѣдуютъ (ст. 227). Эта статья не согласуется со статьей 92 стараго царскаго Судебника, вошедшей и въ новый: если нѣтъ сына, наслѣдуетъ дочь. Изслѣдователи такъ объясняютъ эту статью, что дочери наслѣдуютъ только въ томъ случаѣ, если нѣтъ сыновей. Однако возможно другое объясненіе, а именно, что дочь при отсутствіи сыновей получаетъ все имущество; если же имѣются и сыновья, то дѣлится съ ними движимымъ имуществомъ (животами), соотвѣтственно ст. 227, а недвижимая собственность цѣликомъ переходитъ сыновьямъ. Двѣ статьи 192 и 193 касаются наслѣдованія приданаго: бездѣтная вдова получаетъ приданое и ежегодно по 2 гривны, „дитя-вотчинникъ“ наслѣдуетъ приданое матери. [XIV]

Относительно землевладѣнія имѣемъ нѣсколько очень интересныхъ новыхъ статей. Что касается крестьянскаго землевладѣнія, то Судебникъ царя Ѳеодора Іоанновича имѣетъ ясно выраженную тенденцію обособленія отдѣльныхъ деревенскихъ общинъ. Каждая деревня имѣетъ свои опредѣленныя угодья, къ пользованію которыми допускаются члены другихъ общинъ только по соглашенію (ст. 176). Деревня имѣетъ и опредѣленную пашню; кто пашетъ наѣздомъ, пользуется занятой землей не болѣе 3 лѣтъ, по истеченіи которыхъ онъ долженъ или продать землю или купить (ст. 161), дѣлаясь такимъ образомъ общинникомъ. Статья 177 опредѣляетъ границы общинной земли: по межѣ до просѣки и отъ просѣки по черному лѣсу, куда достанетъ топоръ отъ просѣки. Выраженіе этой статьи „а на осѣкъ ставъ, топоромъ шиби“ нѣсколько неясно. Черный лѣсъ эксплуатировать можетъ всякій (ст. 175). Всѣ земельныя владѣнія и угодья подлежатъ передѣлу, если въ деревнѣ появится новый жилецъ, при чемъ запрещается свозить уже накиданный на пашню навозъ. Новый жилецъ также получаетъ подворную землю, гдѣ захочетъ, кромѣ хмельника и сада, при чемъ происходитъ не передѣлъ всей дворовой земли, а только уравненіе ея размѣровъ между всѣми общинниками (ст. 159). Кто устраиваетъ складное[5] хозяйство, тотъ долженъ очистить для своего товарища на дворѣ мѣсто для хоромъ; если послѣдній не пожелаетъ воспользоваться отведеннымъ мѣстомъ, то можетъ поставить свою избу на любомъ мѣстѣ отъ крайнихъ строеній, хотя бы на хмельникѣ (ст. 160, 162). Общая пашня складниковъ дѣлится между ними по жребію; лѣсъ, выгонъ и пр. находится въ общемъ пользованіи и не можетъ быть эксплуатируемъ однимъ лицомъ. По ст. 174, если одинъ складникъ запашетъ запущенное и поросшее лѣсомъ поле, то и другой складникъ пользуется плодами этой работы. [XV]

Статьи 168, 169, 170 и 171 касаются вопроса, кому ставить гдѣ ограду, какихъ размѣровъ должна быть ограда, кто виноватъ въ потравѣ, при чемъ объясняется, что потрава считается только до Семенова дня, т.-е. до 1 сентября. Эти статьи замѣняютъ краткую и недостаточную статью 86 стараго царскаго Судебника.

Право владѣнія землей подтверждается только показаніемъ старожильцевъ (ст. 151), хотя по актамъ знаемъ, что въ концѣ XVI ст. были въ большомъ ходу и другія доказательства права владѣнія, какъ данныя, духовныя, закладныя и пр. При этомъ составитель Судебника не скрываетъ отъ себя ненадежность такого свидѣтельства (ст. 153).

Статья 85 стараго царскаго Судебника о выкупѣ вотчинъ потерпѣла очень значительныя измѣненія. Во-первыхъ, отмѣнено исключеніе нисходящихъ родственниковъ изъ числа лицъ, имѣющихъ право на выкупъ вотчины, напротивъ того, по новому Судебнику только нисходящіе родственники имѣютъ исключительное право на выкупъ, если при продажѣ не былъ въ послухахъ никто изъ родни (ст. 163, 164). Во-вторыхъ, выкупъ совершается не по соглашенію, а по цѣнѣ продажи (ст. 163). Въ этомъ пунктѣ видимъ отголосокъ того закона, о которомъ знаемъ только по намекамъ.

Далѣе, имѣемъ двѣ статьи, охраняющія владѣніе домашними животными. Кто убьетъ „неповинно“ какое-либо домашнее животное, тотъ долженъ отдать такое же животное или уплатить по оцѣнкѣ и по соглашенію съ хозяиномъ убитаго животнаго; за пѣтуха уплачивается 40 алтынъ, а за курицу 2 деньги (ст. 225). Такая высокая оцѣнка пѣтуха вызываетъ недоумѣніе. Судебникъ не говоритъ, какъ поступаютъ съ провинившимся, если потерпѣвшій не согласится на требованіе оцѣнки. Послѣдній пунктъ выясняется только при убійствѣ собаки: если хозяинъ убитой собаки не согласится на мировую, то провинившійся долженъ самъ, за крѣпкой порукой, стеречь дворъ потерпѣвшаго, пока не выкормитъ собаку, подобную убитой.

Заемъ обезпечивается кабалой, которую пишетъ дьякъ въ присутствіи послуховъ (ст. 153). Судебникъ предвидитъ случай, что при сомнѣніи въ подлинности кабалы дьякъ и послухи [XVI]могутъ дать разнорѣчивыя показанія (ст. 26). Безкабальный долгъ хотя и признается, но представляется нежелательнымъ, и статья 191 позволяетъ только въ исключительныхъ случаяхъ заносить въ завѣщаніе безкабальный долгъ на сумму не свыше одного рубля. По кабалѣ можно просить суда только въ теченіе 15 лѣтъ (ст. 23). Старая 78-я статья царскаго Судебника о выдачѣ служилыхъ кабалъ на сумму не дороже 15 руб. дополнена замѣчаніемъ, что кабалы, написанныя на бо́льшія суммы, должны быть переписываемы (ст. 141), конечно, на сумму въ 15 рублей. Это замѣчаніе, а также требованіе писать на крестьянъ кабалы на двойную сумму (ст. 23), подтверждаютъ ту мысль, что мы имѣемъ дѣло съ фикціей займа, при чемъ проставленная въ кабалѣ сумма нормируется правительствомъ въ связи съ стремленіемъ облегчить или затруднить выходъ изъ холопства. Далѣе, имѣемъ статью 24, касающуюся переемныхъ денегъ, т.-е. предусмотрѣнъ случай о искѣ по займу, часть котораго погашена.

Договоръ свободнаго найма (статья 83 Судебника ц. Іоанна Васильевича) измѣненъ въ пользу наймита, который получаетъ теперь всю выговоренную за работу плату, если господинъ откажетъ ему до срока; если же господинъ совершенно откажется уплатить наймиту, то судъ приговоритъ его къ уплатѣ тройного вознагражденія, а не двойного, какъ было прежде (ст. 148).

Судебникъ царя Ѳеодора Іоанновича устанавливаетъ рядъ преступныхъ дѣяній, упущенныхъ изъ виду старымъ царскимъ Судебникомъ. Къ числу преступныхъ дѣяній отнесено дурное содержаніе дорогъ и мостовъ, послужившихъ причиною несчастія съ людьми и животными (ст. 223ѵ и 224). Мы уже упоминали объ отвѣтственности за убійство домашнихъ животныхъ (ст. 225 и 226). Статья 229 говоритъ, что неучастіе въ поимкѣ бѣглыхъ и помощь имъ вмѣняется въ преступленіе[6]. Далѣе, новый Судебникъ пополняетъ существенное упущеніе прежняго Судебника: подлежали также суду тѣ 10—20 человѣкъ дѣтей боярскихъ или добрыхъ крестьянъ, которые оговорятъ невиннаго [XVII]человѣка, если ихъ вина откроется повальнымъ обыскомъ (ст. 111). Безконечныя тяжбы, которыя вели ходатаи по дѣламъ, заставили принять рѣшительную мѣру: каждый долженъ искать и отвѣчать передъ судомъ лично, не пользуясь на судѣ совѣтами посторонняго; если послѣдній будетъ уличенъ въ подачѣ совѣтовъ, то подлежитъ отвѣтственности (ст. 131). Конокрадство поставлено въ число наиболѣе тяжкихъ преступленій (ст. 115).

Таковы новыя статьи Судебника ц. Ѳ. И.; есть и упущенія: часть статьи 44 и статьи 47 стараго Судебника, касающаяся тѣхъ возможныхъ преступленій, которыя связаны съ дѣятельностью недѣльщиковъ и ѣздоковъ, оказалась не внесенной въ новый Судебникъ. Также въ новомъ Судебникѣ не находимъ той части статьи 70 стараго Судебника, которая устанавливаетъ, какъ преступное дѣйствіе, заключеніе въ оковы слугами намѣстниковъ и волостелей безъ вѣдома старостъ и цѣловальниковъ.

Система наказаній по новому Судебнику въ общемъ не подверглась перемѣнамъ; однако нѣкоторыя наказанія, практиковавшіяся по старому Судебнику, усилены или смягчены. Плата за безчестіе опредѣлена гораздо подробнѣе. Конечно, преступныя дѣйствія, вновь вошедшія въ Судебникъ, сопровождаются указаніемъ на размѣры наказанія. Впрочемъ, наказаніе не всегда указано опредѣленно: въ двухъ случаяхъ говорится только, что за такой-то поступокъ совершившій его „тѣмъ виноватъ“ (ст. 151 и 229). Прежнее неопредѣленное назначеніе пени за судейское волокитство замѣнено вполнѣ опредѣленнымъ штрафомъ въ одинъ рубль (ст. 8, подтверждена статьей 23). Волокита по винѣ недѣльщика карается штрафомъ по три деньги въ день (ст. 97). За отрицаніе послухами правильности кабалы (ст. 26), за ложный оговоръ, за даваніе совѣтовъ на судѣ (ст. 131) виновные уплачиваютъ частью или полностью ту сумму, которая была бы взыскана съ отвѣтчика, если бы онъ былъ обвиненъ. За потраву, за убійство домашняго животнаго и за дурное содержаніе дорогъ и мостовъ назначается возмѣщеніе убытковъ (ст. 168, 170, 223, 224, 225, 226). За злонамѣренную потраву полагается кромѣ того торговая казнь (ст. 170). [XVIII]

Въ тѣхъ старыхъ статьяхъ, гдѣ имѣются перемѣны въ размѣрахъ наказанія, замѣчаемъ больше усиленія наказанія, чѣмъ уменьшенія. Во многихъ случаяхъ наказаніе сопровождается порукою. Усилено наказаніе въ слѣдующихъ случаяхъ: 1) за оговоръ судьи кромѣ тюремнаго заключенія назначена еще уплата безчестія (ст. 6); 2) кто будетъ неосновательно жаловаться, что судный списокъ написанъ невѣрно, не только платитъ пересудъ, но и подвергается торговой казни (ст. 102); 3) не сознавшійся послѣ пытки, но облихованный воръ-рецидивистъ долженъ быть казненъ черезъ повѣшеніе, а не заключенъ въ тюрьму пожизненно (ст. 108); 4) выдача правой грамоты холопу намѣстникомъ или волостелемъ безъ боярскаго суда карается тройнымъ, а не двойнымъ возмѣщеніемъ убытковъ (ст. 120); 5) за отказъ наймиту въ вознагражденіи уплачивается втрое, а не вдвое (ст. 148). Наказаніе по статьямъ 4, 16, 113 и 126 уменьшено: за невѣрное написаніе и составленіе суднаго списка дьякъ не подвергается тюремному заключенію, а только отставляется отъ службы; за ложное обвиненіе въ вымогательствѣ окольничаго, дьяка и недѣльщика — тюрьма только до поруки:, за ложную подписку — кнутъ, а не смертная казнь; за освобожденіе лихого человѣка безъ доклада на судьѣ взимается истцовъ искъ, а не вдвое.

Переходимъ къ наиболѣе развитой части Судебника — къ изложенію судебнаго процесса. Мѣсто суда опредѣляется мѣстомъ уплаты дани (ст. 231). Въ виду этого судья долженъ выслушивать жалобы и тѣхъ просителей, которые постоянно живутъ и не въ его округѣ (ст. 7). О срокахъ давности на судей говорили уже выше. Недѣльщики и доводчики, которымъ поручалось призывать отвѣтчика къ суду, занимали мало вниманія составителя Судебника, и потому выпущены существенныя части по старому царскому Судебнику статьи 44, касающейся запрещенія писать въ приставную болѣе двадцати дѣлъ и выдавать приставную, если искъ окажется меньше ѣзда, а также статьи 47, опредѣляющей число, мѣсто и срокъ исполненія обязанностей ѣздоковъ у недѣльщика.

Когда начинается судъ, то намѣстникъ или земскій судья обязаны пригласить для участія въ судѣ старостъ и [XIX]цѣловальниковъ. Это требованіе особенно подчеркивается въ Судебникѣ: старосты и цѣловальники должны быть при судьѣ, какъ въ волости, такъ и въ городѣ (ст. 122). Однако о дѣятельности на судѣ этихъ представителей населенія въ нашемъ Судебникѣ говорится значительно меньше, чѣмъ въ прежнемъ. Не находимъ ничего ни о составленіи выборными судныхъ списковъ—копій (ст. стараго царскаго Судебника 66),—это, повидимому, уже вкоренилось въ практику (ст. С. ц. Ѳ. И. 123), — ни о коллизіи среди самихъ старостъ и цѣловальниковъ (ст. ц. С. 69).

Старая статья о неявкѣ на судъ (ст. ц. С. 41) и отсрочкѣ суда на служилыхъ людей на ¾ сокращена въ новомъ Судебникѣ (ст. 89). Зато устанавливается, что истецъ, пославшій пристава, а самъ не явившійся къ сроку, лишается права иска до смѣны стараго судьи новымъ (ст. 100). Крестьяне и посадскіе люди, въ искѣ на которыхъ намѣстничьи люди не станутъ отвѣчать, и которые сами не явятся на вызовъ судьи, считаются виновными по неотвѣтнымъ грамотамъ (ст. 35).

Въ качествѣ судебныхъ доказательствъ, которыя приняты въ новыхъ статьяхъ или которыя потерпѣли измѣненія въ старыхъ, укажемъ на слѣдующія. 1) Повальный обыскъ практикуется въ томъ случаѣ, если послухи, записанные въ кабалу, обвинятъ дьяка, писавшаго ее, въ подлогѣ (ст. 26), а также, если будетъ заподозрѣна правильность оговора со стороны 10—20 дѣтей боярскихъ или добрыхъ крестьянъ (ст. 111). 2) Крестное цѣлованіе иногда замѣняетъ поле (ст. 20 и 30). Выборъ, кому цѣловать крестъ, всегда предоставляется отвѣтчику (ст. 20, 130, 132, 153). Статья 130 устанавливаетъ, что отвѣтчикъ, сознающійся въ части иска, не можетъ, давая въ обезпеченіе уплаты не сумму денегъ, а свою свободу, предложить отвѣтчику поцѣловать крестъ (ст. 130). Истцы не имѣютъ права вторично заставлять отвѣтчиковъ цѣловать крестъ (ст. 21). 3) Сознаніе отвѣтчика влечетъ за собой уплату въ тѣхъ размѣрахъ, какъ сознается отвѣтчикъ (ст. 40). Сознаніе облихованнаго человѣка не всегда требуется, чтобы предать его казни (ст. 108). Въ Указной книгѣ Разбойнаго приказа упоминается о состоявшемся въ царствованіе Ѳеодора Іоанновича боярскомъ приговорѣ, по которому лихой человѣкъ, [XX]не сознавшійся съ пытокъ въ разбоѣ, не подвергается смертной казни. Этотъ приговоръ вполнѣ согласовался съ ст. 56 царскаго Судебника; вышеприведенная статья новаго Судебника отвергаетъ прежній принципъ, по которому сознаніе въ уголовномъ дѣлѣ — необходимое доказательство виновности. 4) Жребій, практиковавшійся при тяжбѣ русскаго человѣка съ чужеземцемъ, отмѣняется и замѣняется крестнымъ цѣлованіемъ (ст. 74). 5) Пытка получаетъ нѣкоторое ближайшее опредѣленіе: по статьѣ 103 пытать накрѣпко значитъ дать 100 ударовъ кнутомъ. 6) Оговоръ 10 — 20 дѣтей боярскихъ и добрыхъ крестьянъ достаточенъ для взысканія по иску менѣе, чѣмъ на 10 рублей. Число оговаривающихъ людей, достаточное для достовѣрности показанія, уменьшено: достаточно 10 человѣкъ добрыхъ крестьянъ, тогда какъ по старому Судебнику требовалось не менѣе 15 человѣкъ черныхъ людей (ст. 110). 7) Разметныя книги служатъ основаніемъ суда надъ намѣстниками даже въ тотъ годъ, въ который онѣ не присланы старостами и цѣловальниками въ Москву (ст. 128). 8) Свидѣтельство старожильцевъ служитъ доказательствомъ въ спорѣ о землѣ (ст. 151). Слѣдовательно, давность еще не уступила крѣпостямъ своего значенія. Эти старожильцы должны быть посторонними для тяжущихся, но послѣдніе сами ихъ избираютъ (ст. 155). Если старожильцы будутъ давать противорѣчивыя показанія, то дѣло рѣшается крестнымъ цѣлованіемъ (ст. 153). Самъ судья иногда долженъ осмотрѣть спорную землю; ѣхать можетъ одинъ судья, а не двое, который и рѣшаетъ дѣло въ присутствіи старосты и цѣловальника (ст. 157). Если окажется, что истецъ преувеличилъ размѣры спорной земли, то его прошеніе оставляется безъ послѣдствій (ст. 152). 9) Составъ лицъ, свидѣтельство которыхъ имѣетъ рѣшающее значеніе, измѣненъ; изъ него исключены приказные люди, но прибавлены выборные представители волости и добрые крестьяне (ст. 215). 10) Ссылка „изъ виноватаго“ уже не соблюдается такъ строго, какъ по старому Судебнику: послухъ можетъ по пунктамъ второстепенной важности не подтвердить показаніе ссылающагося на его свидѣтельство, и это не ведетъ за собою потери иска (ст. 216). [XXI]

Ст. 25 вызываетъ сомнѣнія. Не ясно, что надо понимать подъ словомъ „отбой“. Извѣстно, что жалоба на судей ведетъ процессъ, къ которому прилагались правила обыкновеннаго суда, и который могъ сопровождаться поединкомъ. Но выраженіе, поставленное въ оглавленіи, — „кто отъ судей отбіется“—не указываетъ на такой поединокъ. Предлагаемъ такъ перефразировать статью: кто будетъ настаивать передъ судьями о поединкѣ съ своимъ соперникомъ и т. д.

Про всякое рѣшенное дѣло старосты и цѣловальники должны писать въ Москву (ст. 220). Въ Москву же обращаются всѣ судьи, если сами не рѣшаются произнести приговоръ (ст. 24 и 30).

Судебникъ царя Ѳеодора Іоанновича прибавляетъ новые сборы съ тяжущихся: 1) Дьякъ за переписку суднаго списка для доклада получаетъ 10 денегъ (ст. 10). 2) Если послухъ подтвердитъ крестнымъ цѣлованіемъ показаніе, неблагопріятное для отвѣтчика, то послѣдній платитъ пошлины (ст. 27). 3) Воръ, приведенный съ поличнымъ, платитъ въ казну 30 руб. „за узелъ“ (ст. 103). 4) Судья, пріѣхавшій на спорную землю, получаетъ съ истца 2 алтына, цѣловальникъ съ обоихъ тяжущихся 2 деньги и дьякъ также съ обоихъ тяжущихся 4 деньги (ст. 157). 5) Дьякъ, записавшій показанія послуховъ, получаетъ по 2 деньги съ каждаго (ст. 158). Въ статьѣ 17 не упоминается о вознагражденіи подьячему за поединокъ.

Таково содержаніе памятника сравнительно со старымъ царскимъ Судебникомъ. Въ немъ мы видимъ не мало новыхъ статей, которыя довольно рѣзко и смѣло рѣшаютъ различные вопросы русскаго права. Но новый Судебникъ не дѣлаетъ большого шага къ Уложенію: въ немъ опущенъ цѣлый рядъ преступныхъ дѣяній, нѣтъ о вмѣняемости, умыслѣ и пр.; отличіе уголовнаго и гражданскаго такъ же смутно и неопредѣленно.

Что же представляетъ изъ себя нашъ Судебникъ? Изданъ онъ былъ, или нѣтъ? Надо принять послѣднее, такъ какъ такой важный законодательный памятникъ упоминался бы во многихъ актахъ; съ другой стороны, въ жалованныхъ грамотахъ, изданныхъ послѣ 1589 года, не встрѣчаемъ тѣхъ измѣненій, которыя [XXII]внесъ бы Судебникъ царя Ѳеодора Іоанновича. Въ жалованной грамотѣ Б. Годунову 1592 года (А. А. Э. № 356) нѣтъ отмѣны пятнанія лошадей. То же въ грамотѣ № 373. Мы имѣемъ списки Судебника царя Іоанна Васильевича съ новоуказными статьями, годъ изданія которыхъ относится къ концу XVI столѣтія, ко времени значительно позднѣе утвержденія новаго Судебника (см. напр., А. А. Э., IV, № 14). Хотя въ нашемъ Судебникѣ мы и находимъ запрещеніе приписывать новоуказныя статьи, однако ихъ мы ждали бы въ какихъ-либо иныхъ памятникахъ, а не въ старыхъ Судебникахъ, упраздненныхъ введеніемъ новаго; фактъ приписки новоуказныхъ статей къ старому Судебнику указываетъ на то, что новый не былъ введенъ въ дѣйствіе.

Эта мысль подтверждается также тѣмъ, что составители Уложенія царя Алексѣя Михаиловича, повидимому, не были знакомы съ Судебникомъ царя Ѳеодора. Тѣ перемѣны, которыя введены этимъ Судебникомъ, не вошли въ Уложеніе, кромѣ статей о судѣ по кабаламъ въ 15 лѣтъ, объ искѣ священника передъ судьей отвѣтчика и объ охранѣ владѣнія домашними животными, но эти статьи имѣютъ другіе намъ извѣстные источники (законъ 1588 года, Стоглавъ, Литовскій Статутъ, дополнительныя статьи царскаго Судебника у Калачова). Если бы Судебникъ царя Ѳеодора былъ введенъ, то составители Уложенія пользовались бы имъ, а не старымъ царскимъ Судебникомъ, который легко узнать во многихъ статьяхъ Уложенія.

Хотя Судебникъ и не былъ введенъ въ дѣйствіе, однако нѣтъ основаній думать, что онъ былъ проектомъ частнаго лица. На его правительственное происхожденіе указываетъ введеніе съ опредѣленной датой, которую мы не можемъ представить себѣ вымышленной. Заподозрѣть дѣйствительность того, что изложено во введеніи, мы не имѣемъ никакихъ основаній. Въ такомъ случаѣ Судебникъ царя Ѳедора Іоанновича является проектомъ, заслушаннымъ царемъ и его совѣтниками, но не введеннымъ въ дѣйствіе.

Относительно составителя Судебника имѣемъ очень мало даже косвенныхъ указаній. Слогъ составителя оказался очень мало схожимъ съ обыкновеннымъ приказнымъ слогомъ. Въ [XXIII]Судебникѣ попадаются нѣкоторыя выраженія, которыя указываютъ, что составитель имѣлъ какое-то отношеніе къ сѣверу или сѣверо-западу Руси. На это указываетъ употребленіе такихъ выраженій, какъ заворы и отводы (см. словарь Даля). Слово „осѣкъ“ также встрѣчается въ актахъ въ связи съ чисто русскими выраженіями: межа до вымла до осѣчнаго (А. И., I, № 163, 1556 г.). Складничество было особенно распространено на сѣверѣ и сѣверо-западѣ; на сѣверѣ же былъ въ ходу и самый терминъ. Дорога на сѣверъ охраняется въ исправности съ особенной заботливостью. Интересы составителя или потребности изданія новаго Судебника очень разнообразны и, какъ видно по вышеизложенному направлены на многія стороны общественной жизни, но наибольшее число новыхъ статей относится къ сельскому хозяйству, статьи о межахъ очень подробны и порою мелочны; статьи относящіяся къ устройству деревенской общины и къ отношенію между ея членами, также многочисленны.

Въ виду важности памятника, сохранившагося только въ одномъ нынѣ найденномъ спискѣ, при изданіи его приняты были всѣ мѣры, которыя могли бы дать болѣе ясное понятіе объ издаваемомъ спискѣ и которыя способствовали бы болѣе точному воспроизведенію его въ печати. Текстъ памятника издавался такъ, какъ написанъ, безъ какихъ-либо поновленій въ правописаніи и слогѣ: 1) титла не раскрывались и слова печатались, какъ и въ рукописи, съ пропускомъ нѣкоторыхъ буквъ; 2) правописаніе рукописи строго соблюдалось и исправленіе дѣлалось только въ тѣхъ случаяхъ, когда описка была совершенно ясна; но всѣ эти поправки непремѣнно указывались въ примѣчаніяхъ; 3) буквы, написанныя надъ строкой, набраны курсивомъ; 4) буквы, недописанныя (главнымъ образомъ „ь“) и при изданіи для ясности добавленныя, вездѣ поставлены въ круглыя скобки ( ); 5) всѣ описки и поправки писца отмѣчались въ примѣчаніяхъ. Отступленія отъ рукописи сдѣланы только слѣдующія: а) цифровыя показанія, №№ статей въ текстѣ ихъ, передавались не буквами, а цифрами; б) введены большія прописныя буквы и современная пунктуація.

Для нагляднаго представленія о почеркѣ рукописи [XXIV]прилагаются четыре фототипическія таблицы, на коихъ помѣщены снимки 8 листовъ рукописи, а именно: л. 1, 1 об., 68 об., 69, 74, 74 об., 92 и 92 об.

Снимки текста той или другой страницы сдѣланы въ величину оригинала, только поля рукописи на снимкахъ нѣсколько уменьшены (на 2½ сант. вверху и внизу рукописи).

С. Богоявленскій.

Примечания[править]

  1. Печатается строка въ строку.
  2. Повидимому, въ этой статьѣ „приказъ" употребляется не въ смыслѣ позднѣйшемъ — правительственнаго московскаго учрежденія, а въ смыслѣ вообще порученія: у извѣстнаго лица, напр. волостеля, такая-то волость „въ приказѣ“.
  3. Въ текстѣ Судебника, въ примѣчаніи къ этой статьѣ вкралась ошибка: надо читать „Судебникъ царя Ивана“ вмѣсто „Судебникъ ц. Ѳеодора“.
  4. Подтвержденное новымъ Судебникомъ положеніе стараго, чтобы отецъ и мать — холопы не стояли у докладной на ихъ сына, не соблюдалось ни въ 1589 г., ни въ 1600 г. Юшковъ, Акты, представленные въ Разрядный приказъ, №№ 247 и 259.
  5. Есть нѣкоторыя основанія думать, что составитель Судебника ц. Ѳ. И. называетъ складниками не только участниковъ дворового хозяйства, но также и участниковъ хозяйства деревенской общины. Можетъ быть, что даже во всѣхъ приведенныхъ случаяхъ складники — жители одной деревни. Несомнѣнно въ такомъ смыслѣ употреблено названіе складника въ ст. 225.
  6. Въ Актахъ Юридическихъ имѣется одна погонная 1589 г. 29 іюня (№ 363) „по государеву слову“.


PD-icon.svg Это произведение находится в общественном достоянии в России.
Произведение было опубликовано (или обнародовано) до 7 ноября 1917 года (по новому стилю) на территории Российской империи (Российской республики), за исключением территорий Великого княжества Финляндского и Царства Польского, и не было опубликовано на территории Советской России или других государств в течение 30 дней после даты первого опубликования.

Несмотря на историческую преемственность, юридически Российская Федерация (РСФСР, Советская Россия) не является полным правопреемником Российской империи. См. письмо МВД России от 6.04.2006 № 3/5862, письмо Аппарата Совета Федерации от 10.01.2007.

Это произведение находится также в общественном достоянии в США, поскольку оно было опубликовано до 1 января 1926 года.

Flag of Russia.svg