Северный морской путь (Вилькицкий)/1912 (ВТ)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Северный морской путь
автор Андрей Ипполитович Вилькицкий (1858—1913)
Опубл.: 1912. Источник: Commons-logo.svg А. И. Вилькицкий. Северный морской путь. — СПб., 1912.

Редакции


Vilkitskiy-severniy-morskoy-put-1912.pdf

[3]Вопрос о Северном морском пути есть один из самых старых вопросов. Начало его должно теряться в глубокой древности, т. к. он не мог не интересовать древних ученых со стороны географической, т. е. в смысле кругового объезда всего Ст. Света.

В смысле же установления сношений Европы с Китаем, Японией и Сибирью этот вопрос уже более трех столетий интересует людей многих наций.

История не дает нам сведений, кто первым прошел морем в Сибирь, но в описаниях плаваний иностранцев имеются указания, что русские их упредили в этом деле. Этих указаний я буду касаться при перечислении плаваний англичан и голландцев. Здесь же я позволяю себе цитировать выписку из одного акта 1618 г.[1], которая указывает на случай плавания в Обь морем в промежутки между 1584 и 1598 годами, в ней говорится: «А в прежние де годы блаженные памяти при государе царе и великом князе Феодоре Ивановиче всеа Руссии ходил Москвитин Лука гость с товарыщи проведывати Обского устья тремя кочи, и те де люди с великие нужи примерли, а осталось тех людей всего четыре человека»…

Там же упоминается еще и о том, что в 1610 году двинянин Кондрашка Куркин сделал на реке Турухане кочи, спустился на них к Енисейскому устью и, выждав его вскрытия, что было через пять недель после Петрова заговения, т. е. примерно в начале июля, пошел на восток к реке Пясиде на промысел.

Есть еще в итальянской литературе начала XVII века упоминание, что в одном из донесений Папе Иннокентию VIII [4]говорится, что Россияне, плавая по северному морю, открыли около 107 лет тому назад, т. е. в конце 1500-х годов неизвестный остров подверженный вечной стуже, который величиною превосходит остров Кипр и на картах показывается под именем Новой Земли.

Наконец, имеется одна грамота от Генваря 1600 года, в которой говорится о челобитной пинежан и мезенцов, чтобы за ними было утверждено право — «ездити, промышляти и торговати в Мунгазею, морем и Обью рекою, на Таз и на Пур и на Енисею».

Многие торговые люди ходили с Двины, Мезени и Печоры в Обь и Таз другим путем: от Югорского шара шли поперек Карского моря к берегу Ямала, входили в реку Мутную и перетащив кочи через небольшой волок по реке Зеленой, спускались в Обскую губу, оттуда в Тазовскую и, наконец, в реку Таз к городу Мангазеи. В среднем это путешествие уносило месяца три, как это видно из донесений Тобольских воевод 1601 года, обеспокоенных начавшимися посещениями Печоры, Югорского шара и Оби иностранцами и допрашивавших промышленных людей зачем «немцы» ходят туда и какими водными путями можно попасть из России в Сибирь.

Беспокойство это вызывалось тем, чтобы, как писали воеводы, — «немцы дорог не узнали, и приехали бы воинские многие люди сибирским городам какие порухи не учинили», а для этого воеводы требовали от царя, чтобы было запрещено ходить в Мангазею морем и русским промышленникам.

Но они не сразу этого добились, сперва было запрещено торговать промышленным людям с немцами, но за русскими было оставлено право «ходить большим морем по-прежнему». Однако настойчивость Воеводы князя Ивана Куракина привела к тому, что в 1620 году морской путь в Мангазею был запрещен, а указан был путь материком. Но длинный и трудный путь через Урал привел к падению торговлю с Мангазеею, достигавшую в это время значительных размеров, и мало-помалу этот путь был забыт. Правда некоторые предприимчивые люди ходили еще с русских берегов океаном в Енисей, так некий мезенец Федосий Рахманин пять раз ходил морем на Енисей и обратно, но в конце концов и эти путешествия прекратились. Нельзя здесь не упомянуть еще об одной мере, которая содействовала прекращению плаваний, это посылка на летнее время стражи в 50 человек на о. Матвеев и в Югорский шар, для сбора пошлин с промышленников и торговцев.

Теперь я перейду к перечню плаваний иностранцев сперва на парусных судах, а потом на паровых.

Первое большое морское путешествие на северо-восток было совершено из Англии под начальством Гуго Виллугбея в 1553 году на 3-х судах, из которых два судна Bona Esperanza и Confidentia зазимовали на Мурмане у устья реки Варсиной, где экипаж обоих судов вместе с Виллугбеем погиб во время зимовки и только третье судно Edward Bonaventure под управлением Ченслера, отделившись от первых двух во время шторма, зашел в устье Двины, где тогда еще на месте г. Архангельска стоял лишь один Никольский монастырь. Ченслер был приглашен в Москву ко Двору, где в большом почете провел часть зимы и летом на своем судне вернулся в Англию, дав таким образом случай установить торговлю России с Англией и повод к многим в ближайшем времени плаваниям[2]. [5]

Вторым зарегистрованным в истории плаванием по нашим северным водам было плавание Стефана Бурроу в 1556 г., спутника Ченслера по 1553 г., привезшему в Европу первые сведения о Новой Земле, у которой он застал суда русских промышленников. Из этих известий следует, что эта земля была настолько давно известна русским, что успел уже здесь развиться морской звероловный промысел.

История плаваний Бурроу повествует и о том, что им были встречены русские мореходы, которые дали ему сведения об Оби и о морском пути к ней и предлагали ему плыть туда вместе, но плавание это, однако, не состоялось и Бурроу от о-ва Вайгача 9 Августа ушел в Холмогоры. Из его плаваний мы также почерпаем интересные для нас сведения, что наши звероловы считались смелыми и хорошими моряками, что суда их были довольно хороши, скорость которых даже превосходила при попутном ветре скорость английских судов, но к сожалению описание этих судов и их плавание приводит нас к заключению, что это местное мореходство наше с того времени почти не сделало успехов и вместе с благосостоянием края скорее пало, чем возвысилось.

Последующее время англичане были заняты установлением торговых сношений с Россией и следующая экспедиция состоялась уже в 1580 году. Это была экспедиция Пета. Пет первый из иностранцев проник в Карское море, войдя в него Карскими воротами. Время было раннее 19 Июля и он встретил лед в Карском море, отчего вернулся. Другое судно, сопутствовавшее ему под управлением Джакмана и бывшее еще в Карской губе с ним, пропало без вести. Приблизительно в то же время, как потом стало известно, какое то английское судно потерпело крушение у устья Оби, а экипаж был перебит самоедами. Одни догадки говорят, что это судно было Джакмана, а другие стоят за то, что погибшее судно принадлежало английской Muscovy Company и было послано за два года до экспедиции Пета с тем, чтобы проникнуть на восток от Печоры, судьба которого осталась также неизвестной. Петом также подтверждаются русские промыслы на севере. Он говорит о православных могилах и о крестах, стоящих на входных мысах на Вайгаче.

Все эти путешествия были снаряжаемы на частные средства и постоянные неудачи здесь заставили англичан попробовать счастья на северо-западном проходе, мимо с. берегов Америки; но вместо них северо-восточным путем занялись голландцы.

В 1594 году было отправлено четыре их судна. Два, под начальством Виллема Барентса, пошли вокруг северной оконечности Новой Земли, а два другие, под начальством Ная и Тетгалеса, мимо о. Вайгача.

Первые два судна 13 Июля достигли берегов Новой Земли под широтой 77° 55', т. е. самого северного её мыса и встретив лед, не стали выжидать наиболее благоприятного времени и вернулись.

Вторые же оба 10 Августа достигли реки Кары, которую приняли за Обь и считая, что с этого пункта легко уже будет достигнуть Китая, вернулись домой глубоко убежденные в решении вопроса Северо-восточного морского пути в Китай.

Это путешествие занесло на страницы истории, что и север Новой Земли посещался русскими промышленниками, так как на о-ве Крестовом было воодружено 2 креста, а несколько южнее были найдены обломки русского судна длиною в 44 фута по килю, 3 деревянных домика, крест, шесть зарытых кулей муки, множество бочек и 5 гробов.

Вторая экспедиция голландцев состояла уже из шести судов, нагруженных и товарами и деньгами. Она около 19 Августа 1595 года прибыла к Югорскому шару, где [6]встретила лед. От русских промышленников и самоедского князька они собрали чрезвычайно интересные сведения, что лед в скором времени исчезнет и что лето продолжится еще 7 недель, но что иногда плавучий лед держится в проливе всё лето, что зимою пролив замерзает, но море по обе стороны пролива не замерзает. Наконец, что русские корабли нагруженные товарами, ходят ежегодно через пролив этот мимо Оби на реку Енисей, где зимуют, что жители по р. Енисею православного вероисповедания. Вместе с тем самоеды дали экспедиции также верные, как теперь мы это можем видеть, географические сведения о дальнейших берегах Ледовитого океана, лежащих за Енисеем. Все эти сведения были опубликованы в 1601 году ван Линшотеном, давшем и описание голландских экспедиций и очень интересные карты. Из которых, например, местность около Югорского шара представлена довольно сходственно с современною картою.

Экспедиции, действительно, вскоре удалось выйти в Карское море, но увидев в нём плавающий лед и боясь подвергать опасности от льдов суда, нагруженные дорогими товарами, решили вернуться в Голландию.

Вследствие этой неудачи, генеральные штаты уже не решались на большие затраты, но чтобы всё-таки споспешествовать открытию северного пути в Китай и Японию был назначен большой приз тому, кто снарядит судно и пройдет этим путем.

Это обстоятельство вызвало третью экспедицию в 1596 году из двух судов. В начале своих северных плаваний, они открыли остров Медвежий и Шпицберген. Около первого суда разлучились, из них одно, под начальством Рийпа тщетно старалось проникнуть на север вдоль восточного берега Шпицбергена и осенью того же года вернулось в Голландию. Другое же судно под начальством Барентса и Хемскерка благополучно обогнуло северную оконечность Новой Земли, прибыло в гавань лежащую на восточном берегу Новой Земли под широтою 76°, но вскоре оно было занесено льдом и зазимовало здесь. Экипаж уже на следующий год прибыл в Колу, потеряв во время зимовки от цынги одного матроса и в пути, еще близ Новой Земли, самого Барентса и двух матросов.

После всех этих неудач прошло почти столетие прежде чем были повторены решительные опыты над плаванием по северному пути, но самые серьезные имели место лишь в прошлом столетии. Правда, плавания и после Барентса часто повторялись, но это были лишь слабые попытки, так:

В 1608 году плавал Гудзон, но он уже в конце Августа был в Англии.

В 1609 году он повторил опыт, но подойдя 4 Мая к Новой Земле, нашел ее во льдах и пошел в Америку[3].

В 1612 году голландец фан Горн к концу Июля достиг широты 77° у Новой Земли и вернулся, встретив лед.

В 1625 году Босман прошел Югорским шаром в Карское море, найдя здесь лед, он вернулся в пролив переждать его, но штормом был сорван с якорей, и потеряв их, невольно должен был вернуться.

В 1664 и 1668 гг. плавал китолов Фламинг, он обогнул Северный мыс Новой Земли и идя от неё на восток, и не встретив земли, вернулся.

Было еще несколько плаваний на северо-восток, но сведений об них или совсем нет или очень мало, так известно, что в 1666 году из Голландии ходило несколько судов, но об этой экспедиции известно только то, что она была снабжена письмами на еврейском языке, на случай отыскания одного из десяти колен Израиля. [7]

В 1675 году посетил Новую землю китолов Скоббергер, а в 1676 году Вуд и Фловз плавали на двух судах, из них одно потерпело крушение у берегов Новой Земли, а другое тогда же вернулось в Англию.

После того отыскание северо-восточного пути в Китай было совсем оставлено и на протяжении почти 100 лет, если и были плавания, то главным образом китобоев и других с целями лишь промышленными или учеными.

В числе этих плаваний, мы должны упомянуть о плавании большой северной экспедиции, снаряженной по повелению Императрицы Анны Иоанновны для описи северных берегов России, о которой я скажу впоследствии, и о плавании в Карское море Родиона Иванова, который в Сентябре 1690 года потерпел крушение у Шараповых кошек, на западном берегу Ямала, зимовал там с 15 человеками команды и в следующее лето был снят русскими промышленными судами.

Вновь вопрос о северо-восточном пути был выдвинут нашим знаменитым академиком Ломоносовым, который в 1755 году написал об этом пути записку, а затем разработал целое сочинение, вследствие которого в 1764 году последовал указ о снаряжении экспедиции для прохода Сибирским океаном в Камчатку.

Экспедиция эта плавала в 1765 и 1766 гг. под начальством Капитана 1 ранга Чичагова, она два раза достигала параллели 80½°, но свободного моря там не видела.

Опуская теперь на время начавшиеся в прошлом столетии экспедиции с ученою целью, мы этим самым подойдем к целому ряду плаваний, вызванных неутомимою энергиею Михаила Константиновича Сидорова.

Несмотря на отрицательное отношение к его проектам даже со стороны ученых обществ, явившееся вследствие зародившегося мнения о непроходимости Карского моря, в 1860 году пускается в этот путь Лейтенант Крузенштерн. Он 1-го Сентября был в Карских воротах и нашел, что как этот пролив, так и Карское море были свободны ото льда, но 4 Сентября, совершив небольшой рейс по Карскому морю, ушел в Печору.

Через два года он по соглашению с Сидоровым снова пошел; 14 Августа был в Югорском шаре, где стал на якорь, но часа через два после этого ветер переменился, нагнал лед, которым Крузенштерн был сорван с якорей и вынесен в Карское море, но вскоре он освободился и подошел к Югорскому шару. Желая однако идти на восток, и не имея должного ветра, привязался к льдине и на этом буксире шел несколько дней по Карскому морю, но затем был окружен льдом и так носился по морю со своей шхуной «Ермак», пока 9-го Сентября увидев себя у берегов Ямала, он не решился оставить судно. С громадными лишениями он через неделю достиг берега, где он и его экипаж был подобран самоедами, доставившими их в Обдорск.

Постоянные приглашения Сидорова идти, нашли отклик и у Норвежских моряков-промышленников, и в 1869 году пошли в Карское море норвежские промысловые суда, из них одно под управлением Иоганнесена пройдя через Карские ворота в Карское море, достигло 26 Июля острова Белого. В тот же год англичанин Паллизер прошел через Маточкин шар и также плавал к Белому острову.

В 1870 году, Иоаганнесен, с одобрения королевской шведской академии наук, снова посетил Карское море, куда вошел Карскими воротами. Выйдя к Ямалу в широте 71° 48', пересек снова Карское море и у Новой Земли в широте 73° 48' снова пошел к Ямалу, а оттуда тоже по свободному морю мимо северной оконечности Новой Земли домой.

В следующем 1871 году в Карское море снова устремилось большое число норвежских промысловых судов, [8]причём промышленник Ман, не найдя возможности пройти в него Карскими воротами, у которых был 2-го Июня, обогнул Новую Землю, дошел до меридиана устья Енисея, повернул назад и 14 Сентября Югорским шаром вернулся.

В 1872 году состояние льдов не благоприятствовало мореходству, в этом году была затерта во льдах к северу от Новой Земли известная экспедиция Вейпрехта и Пайера. Звероловы так же, как они говорят, не могли попасть в Карское море, так как со стороны Карского моря у проливов держался лед неширокою полосою, равно как и в 1873 году. Норденшельд, касаясь этого вопроса, полагал, однако, что осенью вероятно преград этих уже не было.

В 1874 и 1875 годах привлекаются М. К. Сидоровым к этим плаваниям два известных деятеля Виггинс и Норденшельд и вместе с тем в плаваниях к берегам Сибири уже появляются паровые суда.

Все последующие плавания приведены в приложенной таблице, взятой мною из трудов Ю. М. Шокальского, немало потрудившегося над литературою севера и Л. Л. Брейтфуса, известного нашего деятеля, в качестве начальника бывшей промысловой экспедиции на Мурмане и поборника идей воскрешения нашего севера.

Таблица эта дополнена мною последующими плаваниями. И здесь я ограничусь лишь разбором некоторых годов.

Плавания в 1874, 75, 76, 77 и 78 были все удачные, если в эти года и были неблагополучия, то они ничего общего с морским путем в Сибирь не имеют, так: «Северное Сияние» разбито весенним ледоходом на Енисее во время своей зимовки; пароход «Темза» выскочил в половодье на берег Енисея, тоже после зимовки; «Луиза 1-я» 2-го Сентября во время шторма была выброшена на мель у восточного берега Обской губы; «Луиза 2-я» села на мель еще в Норвегии.

1879 год, когда снова шло 11 судов, не был одинаково удачен для них: 4 английских парохода найдя 30 Июля Югорский шар и Карские ворота закрытыми, пошли к Маточкину шару, и прождав здесь вскрытия до 10 Августа, ушли в Англию, между тем пароход «Луиза» бывший с ними, пошел снова к Югорскому шару и найдя его открытым, прибыл 18 Августа с 2 баржами на буксире в Енисей в селение Толстоносовское и обменявшись грузом, пришел обратно в Бремен. Кроме того, английская яхта «Isbjorn» прошла Маточкиным шаром, крейсеровала в Карском море и через тот же пролив к началу Сентября была у северной оконечности Новой Земли, а два парохода «Нептун» и «Экспрес» пришли в Енисей и обратно с грузом.

В том же году из Оби шли три шхуны Трапезникова «Тюмень», «Обь» и «Надежда». Все они шли с большим опозданием, кроме того сидели они 12 фут, что их тоже очень задерживало на баре реки Обь. «Тюмень» неподалеку от бара выскочила на мель и осталась на ней навсегда, а «Обь» и «Надежда» пришли в Карское море и остались в Байдаратской губе на зимовку, где их срезало льдом на следующий год и унесло, команда была на берегу; между тем, как мы видели, море в свое время было настолько чисто, что дало возможность плавать судам даже с 2-мя буксирами.

В 1880 году не прошли «Дальман» и «Луиза», но в том же году пароход «Нептун» прошел с грузами в Обь и обратно, туда Карскими воротами, а оттуда Югорским шаром, кроме того известный ревнитель Сибири Александр Михайлович Сибиряков на собственном пароходе «Оскар Диксон» со шхуною «Норд-ланд» на буксире пришел из Европы в конце Сентября Югорским шаром и когда уже считал себя в Енисейском заливе, лег на юг и попал в Гыданскую губу, где стал на мель и в конце концов [9]потерял оба судна. Сперва он, а в следующем году и команда выехали на оленях в Обдорск.

Этот раз мы опять видим, что своевременное плавание было успешно в оба конца.

В 1881 году «Луиза» прошла с грузами в оба конца, а пароход «Дальман», плававший затем по Енисею под именем «Графа Игнатьева», даже с 3 баржами на буксире.

В 1882 году шли в Сибирь пароходы «Луиза» с товаром в Енисей и «Варна» и «Димфна» для устройства международных полярных станций. «Димфна» под командою лейтенанта Говгарда, выждав у Югорского шара благоприятное время, прошла в Карское море, перешла к Ямалу и, поднимаясь к северу, увидела «Луизу» и «Варну» затертыми льдами и делавшими сигнал о бедствии. Тогда «Димфна», несмотря на имевшуюся возможность продолжать свой путь, пошла к этим судам, рискуя, конечно, разделить с ними тяжелую участь. Так и случилось. «Луиза» скоро освободилась и пройдя к Югорскому шару 1 Сентября была уже в Гаммерфесте. «Варна» была зимою напором льдов на Ямал раздавлена, а «Димфну» весь год льдом носило по Карскому морю, пока в конце Августа Карскими воротами она не вышла в океан.

Других плаваний в этом году не было и потому осветить этот год в должной мере история не может, равно как нельзя с уверенностью сказать сколь было бы удачно плавание «Димфны», если бы подание помощи бедствующим не вынудило ее изменить свое направление. Судя, однако, по тому, что «Луиза» 3 Сентября прошла Югорский шар при чистой воде, и что «Димфной» места Карского моря наиболее трудные по отношению льдов, как это мы теперь уже знаем, были пройдены, надо полагать, что дальнейшее плавание было бы вполне удачно.

1883 год также не освещается историей, в этот год шли правда в Сибирь два судна «Луиза» и «Норденшильд», но «Луиза» в Карском море об лед обломала свой винт, почему пароход «Норденшильд» взял ее на буксир и отвел в Гаммерфест.

В 1884, 85 и 86 гг., плаваний не было; собственно в 1884 году шел из Европы пароход «Норденшильд», но у него, еще при плавании до Югорского шара, случилась поломка в машине.

В следующие затем годы 1887, 88, 89 и 90 плавания были в Енисей и обратно и все были удачны.

В 1891 и 92 гг. плаваний не было.

В 1893 г. Нансен на «Фраме» прошел почти к Ново-сибирским островам и кроме того, по мысли генерал-адъютанта Чихачова, были доставлены на Енисей для постройки Сибирской дороги рельсы и 3 судна, — буксир «Лейтенант Овцын», пароход «Лейтенант Малыгин» и баржа «Лейтенант Скуратов», под начальством Лейтенанта Добротворского. Бывшие при этой доставке пароходы «Орест» под командою Виггинса и «Бланкатра» благополучно вернулись в Англию, а третий пароход «Минусинск» пришел с грузом в Енисейск.

В 1894 году пришли в Енисейск два туера Первый и Второй, с поборниками этого пути С. В. Востротиным и Виггинсом на пароходе «Стьернен».

На обратном пути «Стьернен» выскочил ночью по чистой случайности задним ходом на о-в Местный у Югорского шара, где и потерпел полное крушение, море же ото льда было свободно.

В 1895 году ходили в Енисей Лорно-Дун и Барнаул. Первое вернулось обратно, а второй остался для службы в Енисее.

В 1896 году я с своей экспедицией на пароходе «Лейтенант Овцын» с баржей «Лейтенант Скуратов» на буксире прошел из Оби в Архангельск. Море было чисто ото льда и только крепчайшим штормом (разразившимся [10]даже на берегах Белого моря и засыпавшим в Югорском шаре гравием устье реки Никольской), который нам пришлось выдерживать в Карском море в течение 3 дней, нагнало с севера вдоль Новой Земли лед, зашедший потом в Югорский шар большой массой. Он окончательно окружил нас ночью, но мы стояли на малой глубине, а перед нами уселись на глубине 6-ти сажен две больших льдины, которые и принимали на себя весь напор льда. Через сутки шар был уже чист. Здесь мы застали 3 судна, из которых один был угольщик, а два должны были идти в Енисей, но ждали Виггинса. Мы снабдив их результатами наших исследований, советовали идти по назначению и вскоре уже из Норвегии получили от них телеграмму о благополучном их плавании в Енисей и обратно.

В 1897 году ходило 12 судов, из них 2 в Обь. В этой экспедиции принимал участие и наш доблестный и незабвенный Адмирал С. О. Макаров. Плавание этих судов было вполне успешно. Льдов не было совсем.

В 1898 году на пароходе «Пахтусов» я с своей экспедицией работал в Югорском шаре, льдов в нём уже с конца Июля не было.

Сделанный по приходе рейс по Карскому морю показал, что оно было чисто ото льда, за исключением лишь Белого острова, мимо которого еще шел лед, вынесенный из Байдаратской губы.

В том же году прошли в Енисей и Обь и обратно 5 пароходов от фирмы Попгам.

В 1899 году снова пошли из Англии 5 пароходов Попгам, они нашли Югорский шар закрытым, выждав его вскрытия, вступили в него 17 Августа, пробились в Карское море, но далее идти не могли, здесь они повернули обратно в наполненный еще льдом пролив, потеряли один пароход вследствие пролома его льдом и ушли в Англию. Но в тот же год промысловая яхта «Нора» в конце Июля [12]ходила в Карское море через Карские ворота и видела лед только у Белого, где повернула обратно, хотя к дальнейшему плаванию препятствий не было. Посредине Карского моря она встретила льдину, оторванную от берегов Ямала с двумя самоедами, которых и спасла, а в Августе две шхуны из Тромсе обогнули Новую Землю с севера и льда в Карском море не видели. По изысканиям Капитана I ранга Варнека, ведшего с большим интересом в нашей экспедиции часть гидрологическую, оказалось вообще, что в более северной части условия плавания были вполне благоприятны как в Карском море, так и по западную сторону Новой Земли, южная же часть очистилась гораздо позднее. Югорский шар совсем освободился ото льда только 8-го Сентября.

В 1900 году прошла на восток Карским морем шхуна «Заря» с Русскою полярною экспедициею барона Толя. В том же году прибывший на зимовку на Новую землю известный наш художник А. А. Борисов вместе с зоологом Тимофеевым глубокою осенью пошел Маточкиным шаром в Карское море для наблюдений, но возвращаясь назад, был подхвачен льдом. Ища спасения, он оставил яхту и проведя в борьбе со смертью почти неделю, выбрался на берег к стоянке самоедов, которых на этом берегу всего две, благодаря чему и он и его доблестный экипаж были спасены; на другой же день сюда подошла и их яхта.

В 1901 году я с своей экспедицией навестил этих смельчаков в Маточкином шаре, а затем в конце лета пароход нашей экспедиции снял их и доставил в Архангельск. В этом году экспедиция работала и в Карском море и посетила залив Медвежий. Здесь между прочим были зафотографированы глетчеры и плавающие ледяные горы, т. е. льды глетчерного происхождения.

В 1902 году ходила в Карское море наша экспедиция. Начальствование над которой в этом году перешло на [13]Капитана 2 ранга Варнека. Он первый раз был в Югорском шаре 1-го Августа, но шедший лед мешал ему пройти в Карское море, почему он занялся другими работами и вновь пришел в Югорский шар 16 Августа, когда он уже был чист. Затем пройдя в Карское море, описал берег его от Югорского шара до Кары реки и через Карские ворота вышел из Карского моря.

В 1903 году плаваний частных судов также не было, гидрографическая же экспедиция, начальство над которой перешло уже к Полковнику Дриженко, 2-го Августа подошла на пароходе «Пахтусов» к Маточкину шару, но нашла его еще закрытым, 9-го Августа она подошла на вид Югорского шара, он был также закрыт, занявшись другими работами, экспедиция вновь подошла к проливу Югорский шар, а затем и к Карским воротам, и в обоих их встретила плавающий лед. 1-го Сентября ушла на работы в губу Индигу.

Так как других плаваний в этом году не было, то о состоянии Маточкина шара после 2-го Августа и о состоянии моря у северной оконечности Новой Земли не имеется; но по количеству льдов в южных частях этого бассейна, можно с уверенностью сказать, что на севере было свободно.

В 1904 году экспедиция пройдя в Карское море 7-го Августа и подвигаясь с описью вдоль Ямала, обошла также и остров Белый и закончив работы у входа в Обскую губу, вернулась 24-го Августа в Югорский шар.

В 1905 году была по мысли покойного князя М. И. Хилкова Министерством Путей Сообщения образована морская экспедиция в Енисей, которая в количестве 22 судов под начальством Полковника Сергеева, одного из ветеранов нашей экспедиции 31-го Августа прибыла в Луковую протоку на Енисее, доставив до 800/т. пудов груза. Организация этой экспедиции была очень удачно поручена князем Хилковым Товарищу Министра Б. Е. Иваницкому, а заботы [14]по разгрузке судов в Луковой протоке по просьбе Князя, любезно принял на себя С. В. Востротин.

Кроме того два немецких парохода ходили с товарами в реку Обь.

Что касается гидрографических исследований наших берегов Ледовитого океана, то эта работа была еще замышляема великим преобразователем России Императором Петром I, но получила она осуществление уже в царствование Императрицы Анны Иоанновны, в 30-х годах XVIII столетия.

Для лучшего исполнения этого предприятия, Адмиралтейств-Коллегия постановила тогда отправить в Ледовитый океан экспедицию из трех разных мест. Первую из Архангельска до Оби, вторую из Оби в Енисей и третью, одно судно из Лены в Енисей и одно из Лены в Берингов пролив.

Для описи берега от Архангельска до Оби 10-го Июля 1734 г. вышли из названного города Лейтенанты Муравьев и Павлов на двух кочах и 25 Июля уже были в Югорском шаре; сделав здесь опись, 29-го числа они вошли в Карское море, найдя его совершенно свободным ото льдов. 18-го Августа они достигли широты 72° 85'. Здесь противные ветра и позднее уже время года, тем более, что суда оказались плохими ходоками, заставили Муравьева решиться повернуть назад с целью отыскать удобное для зимовки место. Но, не найдя такового ни в устье реки Кары, ни в Югорском шаре, экспедиция направилась к устью Печоры, куда и вошла 4-го Сентября. В следующем 1735 году Муравьев и Павлов прошли к Югорскому шару раньше 15 Июля и, докончив опись его, 21 вышли в Карское море, но там встретили массу льдов, принудивших их вернуться назад в Югорский шар, где суда тоже немало пострадали от льдов; наконец выйдя 6 Августа снова в море, они, пробираясь и проталкиваясь между льдами, направились на [15]на северо-восток, сопровождаемые свежею и туманною погодою. 18 Августа суда разлучились, Муравьев 23 Августа, в широте 73°4' с., а Павлов в широте 73° 11' с. повернули обратно и 9 Сентября вместе вошли в устье Печоры.

На следующий, 1736 год, Адмиралтейств-Коллегия, недовольная действиями Муравьева и Павлова, назначила, для выполнения той же задачи лейтенанта Малыгина. Между тем геодезист Селифонтов весною 1736 года сделал съемку берега Ямала и обставил его восточные, северные и отчасти западные берега маяками (знаками).

Малыгин, выйдя с места зимовки 25 Мая 1736 года к 22 Июля наконец достиг острова Долгого, где льды его задержали на 17 дней, тем временем к нему присоединились здесь вышедшие из Архангельска на двух судах, Лейтенанты Скуратов и Сухотин. 8 Августа они вместе вошли в Югорский шар, откуда Сухотин за ветхостью своего судна, был послан обратно в Архангельск. 23 Августа Скуратов и Малыгин вошли в Карское море, но вновь остановленные льдами, могли двинуться только 5 Сентября и к 10 подошли к устью р. Кары, где и остались зимовать.

В 1737 году суда вышли из устья Кары 6 Июля, 21 числа достигли Мутного залива и 23 Июля по совершенно свободному ото льдов морю, подошли к северной оконечности Ямала, и проливу между островом Белым и материком, впоследствии названному Норденшельдом, по имени открывшего его — Малыгиным. Здесь экспедиция была задержана противными ветрами более трех недель; за всё это время льдов видно не было. Наконец 16 Августа, с попутным ветром, суда обогнули Ямал и вступили в Обскую губу, a 11 Сентября они добрались до устья Оби, совершив таким образом в два лета полное плавание из Европы в Сибирь.

Обратный путь был совершен Скуратовым тоже в два лета; выйдя из Оби 6 Июля 1738 г., он 30 Июля дошел до оконечности Ямала, 4 Августа вступил в Карское море и следуя вдоль берега, в густых льдах, дошел до параллели 70° 40'; здесь он пробовал пересечь море прямо на запад, но остановленный льдами, вернулся и, пробившись к устью р. Кары, поставил там свои суда на зимовку.

Исправив весною поврежденные льдами суда, 4 Июля 1739 г. Скуратов снова вошел в море и 29 достиг Югорского шара. Таким образом было употреблено 4 года на плавание из Архангельска до Оби и обратно, для выполнения чего теперь довольно 2-х недель.

Перейдем теперь к работам отряда, которому было поручено обследовать и описать часть берега от Оби до Енисея. Назначенный для выполнения этих предначертаний Лейтенант Овцын отправился из Тобольска на дубель-шлюпке 14 Мая 1734 г.; пройдя с трудом дельту реки, он вышел в Обскую губу 20 Июня и, преследуемый противными ветрами, только 31 Июля добрался до Тазовской губы. Наконец, 5 Августа, дойдя до широты 70° 4' с. и всё еще не видя выхода в море, Овцын решил за поздним временем вернуться обратно и 4 Сентября был в Обдорске.

Плавание 1735 г. было еще неудачнее; выйдя из Обдорска по вскрытии реки, 29 Мая, Овцын, сопровождаемый речным льдом, вышел в губу, где льды на каждом шагу преграждали ему путь, цынга свирепствовала в команде и сам Овцын заболел ею. В виду этих препятствий, дойдя только до широты 68°40' с., он решился 17 Июля вернуться, т. е. как раз тогда, когда собственно следовало только выходить в губу, как это теперь мы знаем.

Кампания 1736 года также не отличалась большою удачею. 29 Июня, выйдя из Обдорска, уже 22 Июля в широте 69° 30' с., встретили льды и подвигаясь за ними к северу, 5 Августа дошли до параллели 72° 40' с. ш.; продержавшись здесь до 14 числа и не видя очищения ото льдов, Овцын пустился в обратный путь. [16]

В 1737 году уже на новом судне, Овцын 14 Июля вышел в губу и хотя льдов не было, но только к 20 Июля ему удалось достигнуть выхода в океан. Отсюда Овцын повернул на восток, 16 Августа обогнул мыс Матте-сале, а 31 Августа поднялся вверх по Енисею на зимовку в г. Туруханск.

Затем в 1738 году штурман Минин, для обследования берегов, по поручению Овцына, вышел из Енисея 3 Августа и следовал к северу вдоль берега; к 16 Августа он дошел до Каменных островов, лежащих в широте 73° 7', т. е. до порта Диксона, где укрылся от льдов. Наконец, видя, что они не расходятся, он вернулся зимовать в Енисей.

В 1740 году Минин, снова выйдя из Енисея в конце Июля. к 20 Августа не встречая льдов дошел до параллели 75° с. ш., где густая масса плавучего льда остановила его и заставила вернуться обратно.

Таковы были работы большой северной экспедиции на пространстве, по которому пролегает морской путь в Сибирь. Её участники впервые описали берега Карского моря и губ Обской и Енисейской. Труды, понесенные ими при этом, поистине были громадны.

В 1806 году была послана экспедиция для исследования полезных ископаемых на Новой Земле, составившая карту части прибрежий острова.

Затем в 1819 году опять была снаряжена экспедиция, под начальством Лейтенанта Лазарева 1-го, не принесшая почти никаких результатов.

В 1821, 1822, 1823 и 1824 г.г. Капитан Лейтенант Ф. Литке совершил ряд плаваний к берегам Новой Земли, результатом коих было обстоятельное описание посещенных мест, но для решения занимающего нас вопроса экспедиция эта имела скорее отрицательное значение, так как Литке, найдя Карское море затертым льдами, составил себе мнение, что такое его состояние и есть естественное; впоследствии это [18]мнение Литке, как председателя Императорского Русского Географического Общества и моряка, плававшего в Ледовитом океане, имело большое значение, удерживая многих, стремившихся подвинуть вперед дело, об открытии морского пути в Сибирь.

В 1825 году штабс-капитан корпуса флотских штурманов Иванов был послан для описи берегов Карского моря; в течение следующих двух лет Иванов и поручик корпуса флотских штурманов Бережных, закончив опись берегов Карского моря, произвели съемку и восточных берегов полуострова Ямала до Обдорска.

Затем было еще четыре экспедиции на Новую Землю, из них две — поручика корпуса флотских штурманов Пахтусова в 1832—1833 г.г. на трех судах, причём Пахтусову надлежало описать восточный берег острова, а Кротову на шхуне «Енисей» пройти через Маточкин шар к устью реки Енисея; но последний исследователь пропал без вести, а Пахтусов перезимовал у южного острова Новой Земли в широте 70° 36' с., причём он видел, что Карское море несколько раз в зиму освобождалось у берегов, на значительное расстояние, от льдов.

На следующее лето Пахтусов, сперва на шлюпке, а затем на судне, пройдя вдоль восточных берегов острова, вошел в Маточкин шар.

Вторая экспедиция Пахтусова состоялась в 1834—35 г.г., когда им были описаны некоторые части северного острова Новой Земли и Маточкин шар.

В 1837 году Академией наук была послана экспедиция, во главе коей стал академик Бэр, а судном командовал прапорщик корпуса флотских штурманов Циволько; экспедиция обследовала Новую Землю в естественно-историческом отношении.

Наконец, в 1838 году для осмотра северного и северо-восточного берега Новой Земли опять был послан Циволько, [19]умерший на острове в течение зимы. Экспедиция описала значительную часть западных берегов острова.

По этим работам были составлены карты Ледовитого океана, но, как замечает известный исследователь восточной части наших берегов Ледовитого океана Лейтенант Врангель, опись эта не могла отличаться нужною для мореплавания точностью, за несовершенством как морских способов того времени для астрономического определения географических широт и долгот мест, так и вследствие того, что съемка берега, будучи основываема на счислении пути парусных судов, была конечно подвержена неизбежным погрешностям от течений, ветра и других причин, и поэтому он совершенно справедливо считал, что произведенная опись берегов могла служить лишь приготовительным началом для другой вернейшей описи.

Как видно этот взгляд разделял и бывший Управляющий Морским Министерством, ныне член Государственного Совета, Генерал-Адъютант Чихачов, который видя в пути чрез Ледовитый океан дешевый и простой способ доставки грузов в Сибирь и обратно, возбудил на одном из первых заседаний Комитета по сооружении Сибирской железной дороги в 1893 году вопрос о производстве нового гидрографического исследования Северного Ледовитого океана.

С этою целью была образована в 1894 году под моим начальством гидрографическая экспедиция.

Работу мы начали с Енисейского залива, зимовали 1-й год в Енисейске, второй в Тобольске, а третий в Архангельске.

Первые три года мы имели в своем распоряжении небольшой пароход «Лейтенант Овцын», пополнявший запас угля с баржи, которую водили с собой, а по истечении этого времени нам был дан пароход «Пахтусов», поднимавший запас угля на всё лето. Экспедиция эта обходилась казне ежегодно в 55/т. рублей, она состояла из начальника, 6 офицеров, врача и 40 человек команды. Помимо описи [20]берега, промера и астрономических определений пунктов, производились наблюдения магнитные, метеорологические, гидрологические, над силою тяжести, а также собирались коллекции зоологические, ботанические, геологические и другие, одним словом всё, что было в пределах уменья офицеров и врача; этот последний материал сдавался в разные ученые учреждения.

На карте показаны сплошной краской описанные нами берега, а пунктиром эти же берега в том их виде и положении на географической сетке, как они значились на картах предшествовавших нашим. Таким образом эта карта показывает сумму наших работ, а вместе с тем и разницу в положении берегов с прежними картами, так например на ней видно, что место мыса Трехбурного, лежащего при впадении Тазовской губы в Обскую, было ошибочно почти на 100 верст.

Помимо карт, мы дали лоцию, т. е. наставления для плавания по этим водам.

Короткий срок работ — 10 лет, для этого огромного пространства не позволил нам дать все детали берега и повсеместный рельеф дна этого моря, но все мысы бухты и другие точки берега, по которым мореплаватель может опознавать свое место, положены на географической сетке правильно, равно как и общее направление берегов, так что астрономические способы кораблевождения теперь приложимы во всей их мощи, сделанный же промер настолько выясняет характер рельефа дна, что теперь при встрече со льдами легко уже соображать, в какую сторону мореплаватель может от них уклоняться, ходовые части пути освещены еще подробнее, так что со стороны мелей плавание совершенно безопасно, и эту сторону наших наставлений вполне освещает покойный Адмирал С. О. Макаров в печатном отчете о своей поездке, он пишет: «В нынешнем (1897 г.) году коммерческие суда пользовались уже [21]картами и лоцманскими заметками подполковника Вилькицкого, а один из капитанов, ходивших к устью Оби, Stewart письмом уведомил меня, что он ни разу не стал на мель только потому, что строго руководствовался этими наставлениями». В общем произведенные работы показали следующее: Река Енисей бара не имеет, между тем как прежде утверждалось, что доступ в нее возможен лишь судам с осадкою в 14 фут, и так как эти глубины лежали на пути к Луковой протоке, очень хорошему разгрузочному месту, то о необходимости поисков мне писал еще покойный Виггинс, две недели затративший на это дело, и найдя фарватер, мы провели его здесь 7 саженным фарватером. У реки Обь бар в 12 фут, но природа дала хорошее разгрузочное место в устье губы, эту бухту мы обследовали и назвали Находкой.

Глубины как в Енисейском заливе, так и в Обской губе небольшие, 8—12—15 сажен. Опасных мест мало, но и эти места легко распознаются, так что ограждения вехами не требуют ни Енисейский залив, ни Обская губа, и только уже в самом Енисее чувствуется некоторая надобность в нескольких вехах для облегчения плавания в Луковую протоку.

Карское море совершенно чисто даже вблизи берегов, оно несколько глубже в юго-западной части, где глубины доходят до 50 и даже до 100 сажен, вдоль же Ямала и южного берега 10—12 сажен.

Вода в Обской губе, несмотря на длину последней в 700 верст, по всей губе пресная, в этом сказывается могучая сила реки.

В Енисейском заливе у устья вода пресная, но затем соленость возрастает и уже у островов Диксона достигает почти той нормы как и в океане.

Приметных характерных мест, которые могли бы служить судам для определения своего места, немного, поэтому [22]необходимо поставить несколько опознательных знаков: по обоим устьям Югорского шара, на островах Белом, Вилькицкого и Сибирякова, и на Сопочной карге. На восточном устье Югорского шара собственно хорошо было бы поставить не знак, а малый маячный огонь, вот и все ограждения, которые требуются для всего этого большого водного пространства, вряд ли где нибудь на земном шаре найдутся столь благоприятные условия со стороны мелей и других постоянных опасностей.

Относительно льдов Карского моря и препятствия от них мореплавателям, я должен сказать, что за последнее полустолетие было получено уже довольно много данных, чтобы сделать некоторые определенные выводы.

Прежде всего непосредственными наблюдениями Говгарда, который в 1882 году, как уже было упомянуто, с своим пароходом «Димфна» был затерт в Карском море и носился по нему в течение целого года; мы знаем, что Карское море не замерзает, то есть не покрывается постоянным ледяным покровом. Правда, лед в нём образуется, но первой же волной ломается, куски эти несет ветром по морю и так как зимою преобладающий ветер здесь юго-западный, то под влиянием последнего лед прибивает к Ямалу, где он нагромождается ветром один на другой, в большие горы, при затишье он несколько отходит от берега, но свободная вода опять замерзает, новым ветром этот лед тоже взламывается и нагромождается друг на друга и таким образом число плавающих таких ледяных торосов с каждым днем зимы всё более увеличивается и в Апреле море представляется заполненным как нагроможденным льдом, так и разломанным носящимся по его поверхности. С наступлением лета начинается таяние льда, стоящие в это время ветра от северо-востока прижимают его к Вайгачу и Новой Земле, где сильное течение истирает его погруженную часть, а верхняя тает и под влиянием [23]дождя, тумана и солнца делается рыхлою, слабые льдины разрушаются, а большие и прочные получают вместе с тем простор для движения и эта разрушающая работа идет чрезвычайно быстро. При волнении быстрота таяния увеличивается. Надо еще заметить, что морской лед начинает таять уже при температуре —2°Ц.

Говгард будучи свидетелем этих явлений, утверждает, что чужого льда в Карском море он никогда не видел, равно как и то, что образовавшийся в нём лед, в нём и тает, и что загромождая, например, к концу лета юг этого моря, он открывает его северную часть, что в свою очередь подтверждается зверопромышленниками.

Указанный процесс образования льдов в море подтверждается также исследованиями австрийской экспедиции и Нансена.

Невозможность же попадания в Карское море льда с северо-востока объясняется тем именно, что юго-западные ветры зимою препятствуют этому льду войти в Карское море, к лету, когда уже ветер переходит в северо-восток, то Обь уже не несет большого льда, а напротив, принося более нагретую воду к северо-западной оконечности Новой Земли, еще более способствует таянию льда в Карском море.

Что касается полярных льдов, то их никто никогда не видел в Карском море и в близлежащих водах. Они встречаются в Атлантическом океане, например, в широтах 50°—40° с., но не здесь.

Относительно льда в Обской губе и Енисейском заливе, нужно сказать, что здесь прямо немыслимо долгое его пребывание как вследствие заметных еще течений от напора речной воды, так и от сравнительно высокой её температуры, правда приходится встречать здесь лед в широте 74° иногда и после 15 Августа, но он препятствовать плаванию паровых или хорошо управляемых парусных судов не может. [24]

Баренцево море очищается от льда довольно рано, благодаря гольфстрему, отчего давно уже установлены правильные рейсы из Архангельска на Новую Землю.

Вообще надо сказать, чем дальше на запад, тем навигация продолжительнее, на Мурмане она уже круглый год, а у Русского заворота и на меридиане 3-ей Гуляевской кошки 4 месяца, и она недели на три, на четыре продолжительнее, чем сейчас же за этим меридианом по направлению к востоку. Эти соображения надо иметь в виду при устройстве порта для железной дороги из Сибири к Ледовитому океану.

По западную сторону Новой Земли навигация по крайней мере на месяц продолжительнее, чем по восточную её сторону, где таковую надо считать месяца в 2, но в хорошие годы и еще большею.

Днем открытия навигации в Югорском шаре надо считать в среднем 5-е Августа, но нормальные уклонения от этого числа могут быть недели на 2 в ту или другую сторону.

Такая отрадная картина условий плавания как будто не сходится с приведенным мною перечнем результатов всех зарегистрованных путешествий, но на это указывает только первое впечатление, если же разобраться насколько плававшими судами были выполнены те необходимые условия, которыми владеем мы в настоящее время, и отбросить случаи ничего общего не имеющие с препятствиями ото льдов, то вывод получится обратный. Недаром великий наш Ломоносов пишет, что «неудачные предприятия произошли 1) от неясного понятия предприемлемого дела, что не имели не токмо наши, но и Агличане и Голландцы довольного знания натуры, ниже ясного воображения предлежащей дороги, 2) что приуготовления были беспорядочны».

Возьмем сперва плавание парусных судов, и с самого начала, т. е. и те, когда всякий увиденный в море клочек земли представлял новое открытие, откинув лишь плавание [25]Виллугбея в 1553 г., ибо он, или собственно Ченслер, попав в Двину, на восток не ходил.

Все неудачные попытки этого периода проникнуть на восток можно разделить по причинам неудач на три группы:

I-я группа — незнание времени, когда Карское море открывается; к ней должны быть отнесены:

1) Экспедиция Бурроу 1556 года, — ушла от Вайгача 9 Августа.

2) Экспедиция Пета 1580 года, — ушла из Карского моря 19 Июля.

3) Экспедиция Барентса 1594 года, — ушла 13 Июля.

4) Экспедиция Гудзона 1608 года, в конце Августа была уже в Англии.

5) Его же экспедиция 1609 года, ушла 4 Мая.

II-я группа — незнание других условий плаваний:

1) Голландская торговая экспедиция 1595 года из 7 судов вошла в Карское море, но не зная, может ли вступить во встреченный плавающий лед, вернулась, между тем пересекать здесь носящийся редкий лед дело обычное и легкое.

2) 2-я экспедиция Барентса была на С. В. Новой Земли, в заливе занесена льдом; мы уже видели, что летом в Карском море ветра всегда от северо-востока, которыми и нажимает лед на Новую Землю, поэтому если море не чисто, надо, стоя в заливе, всегда быть начеку.

3) Экспедиция Чичагова 1765 и 1766 гг., ищет свободного моря под такой широтой, как 80½°.

III-я группа — неосторожность, к ней относится:

2-я экспедиция Крузенштерна в 1862 году. Он был сорван с якорей льдом в Югорском шаре, но затем освободился, а потом уже сам прицепился к льдине и через несколько дней был окружен льдом, между тем простору было много, если несколько дней он шел на этом буксире.

Кроме того отстаиваться надо всегда на малой глубине, тогда крупный лед не только не тронет, а даже защитит, так как он на 6 саж. глубине уже становится на мель.

Все же остальные суда этого парусного периода, приведенные мною в перечне плаваний, препятствий ото льдов не терпели.

Обращаясь же теперь к плаваниям паровых судов, мы видим, что:

С 1874 по 1905 год было 174 попытки плаваний через Карское море (155 паровых судна и 19 парусных), не считая норвежских промысловых судов.

Из них:

142 благополучных (127 паровых и 15 парусных).

11 потерпело аварии или разбилось на отмелях:

«Луиза 2-я» стала на мель еще в Норвегии.

«Норденшильд» — поломка в машине.

2 английские парохода, принадлежащие экспедиции Министерства Путей Сообщения по очереди и по одному и тому же плану загорелись в С.-Петербурге (1905 г.).

«Гампстедт» — английский пароход той же экспедиции, выскочил в тихий и ясный день при свободном море на берег Вайгача.

«Роддам» — английский пароход той же экспедиции, выскочил, сдавши груз, в Енисее на остров.

«Северное Сияние» — погибло во время зимовки при вскрытии реки Енисей.

«Темза» — тоже.

«Луиза I» — выскочила на берег в Обской губе во время тумана.

«Тюмень» — погибла на баре р. Оби, ставши на мель.

«Ермак» — выскочил на банку в Югорском шаре (1905 г.).

21 судно было остановлено льдом и частью погибло, а именно.

В 1879 г. не выполнили своего назначения 4 английских судна, они найдя 30 Июля Югорский шар и Карские ворота [26]закрытыми, пошли к Маточкину шару, и не видя удачи, еще 10 Августа ушли назад, но бывшая с ними «Луиза» снова спустилась к Югорскому шару и 18 Августа с двумя баржами на буксире была уже в Енисее, а яхта «Айсберн» ходила в Карское море Маточкиным шаром, также прошли в Енисей и обратно «Нептун» и «Экспресс». Шхуны «Обь» и «Енисей», вышедшие из р. Обь, были встречены возвращавшейся «Луизою» на параллели Маточкина шара всего лишь в 120 милях. «Луиза» прошла спокойно, а они нет, но тут не было должного уменья вообще плавать.

В 1880 году мы опять видим, что два судна не прошли, но «Нептун» прошел с грузом в Енисей и обратно и прошел Карским морем А. М. Сибиряков с двумя судами.

В 1882 году «Луиза» и «Варна» были затерты, но Говгард на «Димфне» шел благополучно вдоль берега и как он говорит, пришел бы, но необходимость помочь бедствующим, решила судьбу его плавания иначе.

В 1899 году не прошли Югорским шаром 5 английских судов, но после них благополучно прошла Карскими воротами яхта «Норра», плавала по Карскому морю и льда не видела.

Все эти случаи показывают лишь только на то, что необходимо знание условия плаваний и времени.

В 1888 году не прошло 4 судна и в 1903 одно, других судов не ходило и потому только эти два года являются сомнительными, но с другой стороны совершенно не было сведений о состоянии прохода в Карское море у Северной оконечности Новой Земли, где ходят норвежские промысловые суда, которые показывают, что если южные пути бывают закрыты, то этот северный бывает открыт непременно.

В 1905 году, когда шла экспедиция Министерства Путей Сообщения, признаки были более угрожающими, почему, по требованию князя Хилкова, я послан был в Югорский шар с приказанием, если найду нужным принять начальствование над экспедицией, которую вел подполковник Сергеев, один из моих бывших помощников по гидрографической экспедиции, однако, методичность его действий и план их, не потребовал моего вмешательства, хотя еще 15 Августа шар был полон льда. Экспедиция прошла благополучно взад и вперед с колесными пароходами и имея иногда даже по 2 баржи на буксире, которые осенью пришли в Енисейск.

И когда мне пришлось давать свои показания в 1905 году в особом совещании, состоявшемся по поводу посылки экспедиции Министерством Путей Сообщения, то по требованиям личного опыта и результатов изучения вопроса о морском пути в Сибирь, я категорично высказался, что плавание к устьям Енисея не представляет особых затруднений и при надлежащем руководстве не является сомнительным.

Теперь мне остается добавить, что если проливы, ведущие в Карское море, снабдить беспроволочным телеграфом, то при плавании в Енисей не будет даже и потери времени на ожидание вскрытия проливов, кроме того эти станции, ведя наблюдения над морем, позволят нам довершить изучение условия плавания, и установить правильные рейсы и расширить пределы навигации. Гудзонов залив в худших условиях, между тем там уже пароходство процветает.

Таким образом небольшие денежные затраты, как на упомянутые надобности, так и на другие, напр., устройство разгрузочных пунктов в Енисее и Оби, некоторые таможенные льготы по ввозу, дадут быстро расцвесть торговым и промышленным зачаткам Сибири и вместе с этим расцветет еще больше и благосостояние нашей Великой России.


А. Вилькицкий.

[27]... — Суда не дошедшія до Карского моря по случаю крушенія на меляхъ, поломокъ въ машинѣ и т. п.


<—> — Суда прошедшія Карское море.


— — Суда не прошедшія Карскаго моря по случаю льда, или погибшія въ немъ.


ВѢДОМОСТЬ
о плаваніяхъ по Карскому морю съ 1874 по 1905 г.
Годъ плаванія. СУДНО. Мѣсто
отправленія.
Дальнѣйшій
достигнутый
пунктъ.
ПРИМѢЧАНІЯ.
1874 пх. «Діана» < — > Дунди. о. Диксонъ. Крейсеровалъ съ научною цѣлью 8 недѣль по Карскому морю, до острова Диксона въ Енисейской губѣ и обратно.
1875 пс. «Вимъ» <—> Англія. до Ямала. Крейсеровалъ въ Карскомъ морѣ.
пс. «Pröven» <—> Тромсэ. о. Диксонъ. Начальникъ экспедиціи Норденшельдъ на шлюпкѣ пошелъ въ Енисей и черезъ Сибирь вернулся домой.
1876 пх. «Thames» —> Сундерлэндъ. Туруханскъ на Енисеѣ. Первый транспортъ товаровъ, когда-либо доставленныхъ въ Енисейскъ—прямо изъ Европы.
пх. «Jmer» <—> Тромсэ. Енисейская губа. Дошелъ до деревни Кореновской близъ Гольчихи на Енисеѣ, гдѣ оставилъ часть груза.
пс. «Glow-worm» <—> Англія. о. Бѣлый. Посѣтилъ Ледяную гавань на Новой Землѣ, мѣсто зимовки Баренца.
пс. «Сѣверное сіяніе» ... Енисейскъ. Бреховскіе о. на Енисеѣ. Разбитъ весеннимъ ледоходомъ на мѣстѣ зимовки.
[28]
1877 пх. «Fraser» < — > Бременъ. Гольчиха.
пх. «Louise» —> Гуль. Тобольскъ. Остался въ Тобольскѣ. Первый морской пароходъ, поднявшійся по Оби.
пс. «Утренняя Заря»
(прежде Jbis).
<— Бреховскіе о. на Енисеѣ. С.-ПБургъ. Первое судно, построенное въ Сибири и прибывшее въ Европу.
пх. «Thames» ... р. Курейка, прит. Енисея. устье Енисея. Выскочилъ въ половодье на берегъ.
1878 пх. «Workworth». <—> Ливерпуль. р. Надымъ, Обская губа. Доставлено въ Обдорскъ около 500 тоннъ разныхъ товаровъ и столько же тоннъ принято пшеницы для доставки въ Лондонъ.
пх. «Neptun» <—> Гамбургъ. р. Надымъ въ Обской губѣ. Благополучно довезъ въ Надымъ грузъ и, взявъ здѣсь новый грузъ, вернулся на родину.
пх. «Louise 1» ... Тобольскъ. Обская губа. Выброшенъ на мель въ Обской губѣ, гдѣ и погибъ.
пс. «Сибирь» <— Тюмень. Лондонъ.
пх. «Vega» —> Карлскрона. Беринговъ проливъ, Тихій океанъ Ученая экспедиція барона Норденшельда.
пх. «Lena» —> Тромсэ. Якутскъ. Оставленъ въ Якутскѣ. Единственное судно, пришедшее до сихъ поръ съ моря въ Якутскъ.
пх. «Fraser» <—> Германія. с. Дудинское на Енисеѣ. Оба судна грузил. около «Караула». Взявъ затѣмъ полный грузъ пшеницы, вернулись въ Европу.
пс. «Express» <—> Германія. с. Заостровное на Енисеѣ
пх. «Царица» —> Норвегія. Енисейская губа. «Царица» наткнулась на камень близъ Корсаковскихъ острововъ, товары были перегружены на баржи, шедшія съ пароходомъ «Москва».
пх. «Луиза 2» ... Кронштадтъ. Норв. штаты. Сѣла на мель еще въ Норвегіи.
пх. «Москва» —> Бременъ. Енисейскъ. Колесной пароходъ «Москва», съ тремя желѣзными баржами, по 100 тоннъ каждая, оставлены на Енисеѣ.
1879 пх. «Louise» <—> Бременъ. с. Толстоносовское на Енисеѣ. Прошелъ съ грузомъ въ оба конца и привелъ въ Енисей 2 баржи груженыхъ товарами.
пх. «Amy» Англія. Зап. берег Нов. Земли
пх. «Brighton» Англія.
пх. «Mizpah» Англія.
пх. «Alston» Англія.
пх. «Neptun» <—> Германія. Енисей. Въ оба конца прошелъ съ грузомъ.
пс. «Express» <—> Германія. Енисей. Въ оба конца прошелъ съ грузомъ.
пс. «Jsbjorn» <—> Англія. Восточ. бер. Нов. Земли.
пс. «Надежда» р. Обь. Оба судна погибли отъ льдовъ, на зимовкѣ въ Карской губѣ.
пс. «Обь» р. Обь.
пс. «Тюмень» ... р. Обь. Тюмень погибла на мели въ Обской губѣ.
[29]
1880 пх. «Dahlmann» Германія. Новая Земля. Оба парохода, встрѣтя ледъ, какъ въ проливахъ, такъ и около сѣверной оконечности Новой Земли, вернулись обратно.
пх. «Луиза» Германія.
пх. «Naptun» < — > Гамбургъ. устье Оби. Въ оба конца шелъ съ грузами.
пх. «Oscar Dikson» —> Вардэ. Гыданская губа. Оба судна, принявъ, по ошибкѣ, заливъ около Матесале за входъ въ Енисей, погибли.
пс. «Nordland» —>
1881 пх. «Луиза» <—> Гаммерфестъ мысъ Караульный на Енисеѣ.
пх. «Dahlmann» —> Гаммерфестъ Шелъ съ тремя баржами. Остался зимовать въ Енисейскѣ (позже названъ «Графъ Игнатьевъ»).
1882 пх. «Луиза» Бременъ. Ю.-в. часть Карскаго м.
пх. «Dymphna» Копенгагенъ Ю.-в. часть Карскаго м. Оба парохода зимовали во льдахъ Карскаго моря, около Ямала, причемъ пар. «Varna» раздавленъ льдомъ.
пх. «Varna» Голландія. Ю.-в. часть Карскаго м.
1883 пх. «Луиза» Бременъ. Южная часть Карскаго м. У парохода «Луиза» льдомъ повредило винтъ, вернулся на буксирѣ «Норденшельда».
пх. «Норденшельдъ» Южная часть Карскаго м.
пх. «Обь» Архангельскъ. Карское м. Шли на выручку голландской команды съ погибшаго пар. «Varna».
пх. «Георгій»
пх. «Норденшельдъ» ... Печора. Югорскій шаръ. Вернулся вслѣдствіе поломки въ машинѣ.
1885—6 Не было плаваній къ берегамъ Сибири.
1887 пх. «Phoenix» —> Ньюкастлъ. Енисейскъ. Привезъ разный товаръ и остался въ Енисейскѣ.
1888 пх. «Labrador» <—> Ньюкастль. до Ямала.
1889 пх. «Labrador» <—> Лондонъ. Гольчиха. Вслѣдствіе того обстоятельства, что рѣчные пароходы не прибыли къ сроку, сгрузилъ половину груза въ Гольчихѣ и вернулся обратно.
1890 пх. «Biskaia» <—> Лондонъ. с. Казанское на Енисеѣ.
пх. «Thule» <—> Лондонъ.
пх. «Bard» —> Лондонъ. Енисейскъ. Оставленъ на Енисеѣ.
1891—92 Плаваній не было.
1893 пх. «Fram» —> Христіанія. почти до Ново-Сиб. о.
пх. «Orest» <—> изъ Англіи. Гольчиха. Доставили изъ Англіи до 2000 тоннъ груза, преимущественно рельсъ для Сибирской жел. дор.
пх. «Минусинскъ» —>
пх. «Blancathra» <—>
пх. «Лейтенантъ Овцынъ» —> Глазго, Шотландія Енисейскъ. Первыя суда подъ военнымъ флагомъ на Енисеѣ, ими доставлены рельсы для Сибирской жел. дор.
пх. «Лейтенантъ Малыгинъ» —>
пс. «Лейтенантъ Скуратовъ» —>
1894 пх. «Стьерненъ» <—> Ньюкастль. Луковый протокъ. Разбился на обратномъ пути въ Англію.
[30]
1894 пх. «Первый» —> Ньюкаслъ. Енисейскъ. Колесные пароходы мин. пут. сообщенія.
пх. «Второй» —>
1895 пх. «Lorna Doone» < — > Англія. Гольчиха.
пх. «Burnoul» —>
1896 пх. «Лейтенантъ Овцынъ» <— Тобольскъ. г. Архангельскъ. Гидрограф. экспедиція.
пс. «Лейтенантъ Скуратовъ» <—
пх. «Ecosaise» <—> изъ Англіи. Енисей.
пх. «Lorna Doone». <—>
1897 пх. «Іоаннъ Кронштадтскій» —> Норвегія. Енисейскъ. На этомъ пароходѣ совершилъ плаваніе въ Енисей покойный адмиралъ Макаровъ.
пх. «Blancathra» <—> Англія. Енисей. Коммерческая экспедиція Попгаумъ.
пх. «Lorna Doone» <—>
пx. «Briton» <—>
пх. «Norman» <—>
пх. «Ecossaise» <—>
пх. «Buccaner» <—>
пх. «Glenmor» —>
пх. «Scotia» —>
баржа «Mary» <—>
пх. «Engineer» <—> Обь.
пх. «Naranja» <—>
1898 пх. «Пахтусовъ» <—> Архангельскъ. до Ямала.
5 пароход <—> Англія. Обь и Енисей.
1899 5 больш. пароход. Англія. Вайгачъ. Льды въ проливахъ около о. Вайгача не позволяли проникнутъ въ Карское море. Одинъ изъ англійскихъ пароходовъ, а именно «Arthur», погибъ около Югорскаго шара.
яхта «Norra» <—> Норвегія. о. Бѣлый.
1900 пх. «Заря» —> С.-ПБургъ. Ново-Сиб. о. Судно пришло въ негодность и, по снятіи съ него инвентаря и машины, брошено.
1901 пх. «Пахтусовъ» <—> Архангельскъ. зал. Медвѣжій.
1902 пх. «Пахтусовъ» <—> Архангельскъ. Байдаратская губа. Плаваній въ Сибирь не было, не принимая, конечно, въ разсчетъ, парусныхъ яхтъ норвежскихъ звѣропромышленниковъ, посѣщающихъ почти каждый годъ Карское море.
1903 пх. «Пахтусовъ» Архангельскъ
1904 пх. «Пахтусовъ» <—> Архангельскъ. Обская губа.
[31]
1905 пх. «Пахтусовъ» < — > Экспедиція Мин. Путей Сообщенія въ Енисей.
пх. «Свеаборгъ» <—>
пх. «Гапсаль» <—>
Англійскій пар. ... 2 англійскихъ парохода сгорѣли въ С.-Петербургѣ.
Англійскій пар. ...
пх. «Гамстедъ» ... Гамстедъ выскочилъ на берегъ въ ясную погоду въ Лямчиной губѣ (на о-вѣ Вайгачъ).
пх. «Роддамъ» —> ... Роддамъ выскочилъ на Енисеѣ на о-въ Турушинъ.
пх. «Енисейскъ» —>
пх. «Красноярскъ». —>
пх. «Минусинскъ» —>
пх. «Туруханскъ» —>
пх. «Лена» —>
пх. «Ангара» —>
пх. «Гладіаторъ» <—>
пх. «Симпсонъ» <—>
пс. «Унтервезеръ» <—>
пх. «Ермакъ» ... Ермакъ выскочилъ на банку въ Югорскомъ шарѣ.
Нѣмецкій пар. <—> 2 Нѣмецкіхъ парохода съ товарами въ Объ.
Нѣмецкій пар. <—>

Примечания[править]

  1. Б. Житков. Город Мангазея и торговый путь через Ямал. Стр. 4.
  2. В 1556 году погиб и Ченслер с большею частью команды разбившись на Bonaventure у берегов Шотландии, после вторичного путешествия в Архангельск. В этот год с ним возвращались принадлежавшие к экспедиции погибшего Виллугбей Bona Esperanza и Confidentia. Последнее погибло со всем экипажем у берегов Норвегии, а первое на пути между Тронтгеймом и Англией.
  3. В широте 53° остановленный льдами зимовал, но весною взбунтовавшеюся командою был посажен с сыном и семью человеками экипажа в шлюпку и предоставленный судьбе пропал без вести.