Уральская железная промышленность в 1899 году/Глава 11

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

[285]
Александровская сопка. Арсентьев.png
Александровская сопка.
(С фотографии Арсентьева).

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Златоуст; рудник Орловский и Кусинский завод; рудники Ахтенский и Верхне-Кисягинский. Саткинский завод и группа Бакальских рудников
Проф. П. Земятченский

Выехав 21-го мая из Петербурга и пересев в Москве на Сибирский поезд, я 25-го рано утром был уже в городе Златоyсте, лежащем у самого подножья настоящего Урала, с западной его стороны. О городе говорят, что это самое мокрое место в Европе. Я не смотрел в метеорологические таблицы, но общее впечатление не противоречит подобному мнению. Златоуст лежит в узком красивом ущелье, образовавшемся вследствие прорыва высокого хребта Уренги рекой Аем (р. Ай). С востока виден собственно Урал с высокими вершинами — «сопками», Александровской и Уральской; с севера высятся мрач­ный вершины Большого Таганая и его ассистенты Средний и Малый Таганай; а с запада тянутся параллельные хребты гор Наземских, Липовой и др. «Попадёт туча между гор и толкается взад и вперед, пока вся не прольется дождём», говорят местные жители. Впрочем, в мой первый приезд погода в течение нескольких дней стояла хорошая и я успел взобраться на Александровскую сопку, представляющую острый гребень с отвесными станками, разбитый вертикальными трещинами. Выступающая скалы совершенно голы, даже лишаи не могут найти здесь [286]подходящих условий и укрепиться. Только в углублениях и по трещинам, цепляясь корнями, там и здесь торчат чахлые, исковерканные невзгодами елочки и березки. У подножья располагаются каменистые россыпи, состоящая из обломков и огромных глыб белого кварцита, в котором местами видны прослойки, содержания пластинки серебристо-белой слюды. Из той же породы состоит и гребень Александровской сопки.

Гребни и отдельный возвышенности, над которыми возвышается Александровская сопка, состоять из более мягких и легко раз­рушающихся пород, главным образом сланцев хлоритовых, тальковых, слюдяных, тальково-хлоритовых и пр.

В подчинении к ним в виде жил, а местами в виде сланцев проявляются изверженные породы: диабазы и продукты их динамической метаморфизации.

Тем же сланцам подчинены залежи известняков, более или менее доломитизированных, настоящих доломитов и железных руд, — бурых железняков. Старые разработки их находятся в разных местах в ближайших окрестностях г. Златоуста.

Г. Златоуст, со своими пригородными слободами расположившийся по склонам ущелья р. Ая и Тесьмы, производить до­вольно приятное впечатление своим зажиточным видом. — В нём хотя и не видно больших и богатых построек, но за то не заметно лачуг и развалин: все нивелировано и носит характер казенный. Кирпичных строений мало. Только казенный завод с арсеналом, собор на площади и улица, где находятся лавки, имеют городской вид. Деловитости и оживления не чув­ствуется. Нельзя даже заподозрить, что это заводской город. Работа идёт «с прохладцем», не спеша, да и работы, как жалуются, мало; приходится делить на двоих то, с чем бы и один мог справиться. Завод считает себя нравственно обязанным доставлять средства для заработка всем заводским обывателям. Хотя для Военного Ведомства ежегодно требуется весьма большое количество разных изделии: орудий, оружья, снарядов и пр., и казенные заводы могли бы работать несравненно интенсивнее, но далеко не все заказы поступают на казенные заводы; последние получают только наименее выгодные. Причины тому весьма раз­нообразны и вдаваться в рассмотрение их здесь не место. В последние годы к этому прибавилось бегство горных инженеров с казенных заводов на частные, частью потому, что на частных заводах вознаграждение больше, знание и труд оцениваются лучше и для личной инициативы простора больше, а частью вследствие широко практикующегося на казенных заводах непотизма. Нередко на ответственный должности чисто практическая харак­тера назначаются канцелярские деятели. Перевод с одного места на другое производится без достаточных оснований. Если принять во внимании и то обстоятельство, что жалованье полагается [287]по характеру цеха и оно довольно различно, и что вследствие этого у служащих развивается стремление к более быстрому перемещению из цеха в цех, от одной специальности к другой, а не к усовершенствованию в известной специальности, то понятно отсюда всё то, что бросается в глаза в деятельности казенных заводов. Всё это отлично сознается большинством горных инженеров, в особенности молодежью, ещё не отказавшеюся от намерения работать. Мне приходилось говорить на эту тему со мно­гими служащими как на казённых, так и на частных заводах; мнение было одно. Канцеляризм и меркантильная регламентация убивают всякое начинание. Сколько рассказов, чисто юмористических, можно было собрать о той волоките, которую приходится преодолевать, чтобы ввести какое-нибудь новое усовершенствование в производстве. Усовершенствование, напр., давно получило право гражданства за границей, а у нас о нём будут рассуждать, громоздить комиссии и кучу переписки. Все это приводит к тому, что или у затеявшего всю эту историю совершенно опускаются руки, или он совершает проступок: делает на свой риск и страх, а расходы расписываются по разным рубрикам и графам ...

Златоустовский завод при устройстве рассчитан был на во­дяную силу. Однако, вследствие постепенного расширения произ­водства, заводской пруд, питающийся водами значительной речки Ая, давно уже не удовлетворяет своему назначению: воды в нём - не хватает для всех двигателей, а зимой даже одни воздуховные машины не могут исправно работать, так мало остается воды в пруде. Вследствие этого приходится прибегать к паровым двигателям, число которых постепенно возрастает. Не так давно было время, когда за недостатком двигательной силы при­ходилось в значительной степени сокращать работы. Прибавьте к этому так называемую «страду», полтора — два летних месяца, когда работа на заводе почти совершенно прекращается. Заводское население отправляется в леса для уборки сена, так как каждый имеет свою «домашность». Конечно, с точки зрения гигиены и здоровья, против этого возражать нельзя, но за то подобный обычай ложится на производительность завода довольно чувствительным бременем[1].

Златоустовский завод имеет одну домну, ежегодно выплавляющую до 600.000 пудов чугуна[2]. В настоящее время проектируется постройка двух новых домн; в таком случае вся производительность завода может достигнут до 2½ миллионов [288]пудов в год. Чугун весь переделывается здесь же в железо и сталь на пудлинговых, мартеновских и других печах. Полученное железо и сталь перерабатываются на изделия, а частью продаются на сторону.

Плавка идёт исключительно на древесном угле (как и всюду на Урале). Доменные газы только частью утилизируются для нагревания вдуваемого в домну воздуха. Воздуходувные машины работают частью на водяной, частью на паровой силе, так как воду стараются экономить для других надобностей завода. Кроме того, в виду возможности засух и оскудения воды в пруде, имеется еще запасной паровой двигатель.

Сталь приготовляется в Сименс ― мартеновских печах на хромовом поду с доломитовой настилкой. В настоящее время предполагается вести передел по новому способу г. Горяинова. По крайней мере в мою бытность на Златоустовском заводе производилась проба этого способа в присутствии представителя от г. Горяинова.

Огнеупорные изделия, потребные заводу, приготовляются в настоящее время самим заводом, что составляет огромную экономию. Динас, отличного качества, ничуть не уступающий английскому, готовится из чистого белого кварца и извести. Этого материала в Златоустовской даче очень много и весьма хорошего качества; доставляется он подрядчиками по назначенной заво­дом цене.

Другие сорта огнеупорного кирпича и другие огнеупорные изделия приготовляются из челябинского каолина, который обходится заводу по 14 коп. пуд.

Общеизвестное больное место уральских горных заводов — оскудение лесных богатств, недостаток горючего — при настоящем производстве Златоустовского завода не очень озабочивает Управление завода. Хотя прежним вполне хищническим хозяйничаньем в лесных дачах последние сильно истощены и испор­чены, однако эта участь постигла площади, расположенный в более или менее близком расстояние и от завода. На расстояниях же более далеких древесной массы (для выжигания угля) имеется ещё достаточно[3].

Отсутствие нужды в горючем видно между прочим из того, что на Златоустовском заводе ещё не нашли себе применения пни, сучья и хвоя, которыми давно пользуются многиe заводы Среднего Урала. В настоящее время уголь обходится заводу от 2 р. 70 к. до 3 рублей короб, смотря по расстоянию. Цена не ­ большая. Для удешевления угля в настоящее время заводоуправление переходит от кучного способа к печному. Построены [289]печи в верховьях заводского пруда (верстах в 6 от города) и у Ковалевых Хуторов, верстах в 30 на NW от завода. Следует упомянуть однако, что на Златоустовском заводе применяется при передельном производстве в небольшом ко­личестве нефть, которая обходится заводу в 32 коп. пуд.

Конечно при предполагаемом расширении доменного производ­ства paвновeсиe должно нарушиться и вопрос о минеральном топливе сделается тогда кардинальным.

Что касается железных руд, то в этом отношении не только Златоустовский завод, но и весь округ вполне обеcпечен, особенно с открытием саткинской ветви от ст. Бердяуш Самаро-Златоустовской железной дороги[4]. Златоустовский завод получает руду из двух месть: со своего Орловского рудника, находящегося верстах в 10 к югу от завода, и из Бакальского месторождения, лежащего в 20 — 21 верстах от Саткинского завода. В настоящее время главное количество руды провозится с Бакальского месторождения. Ор­ловские же рудник доставляет ежегодно до 200.000 пудов бурого железняка[5]. Руда обходится заводу весьма дешево: за всеми расходами (считая и обжиг) пуд руды стоит 4,3 коп. Впрочем орловская руда обладает средними качествами: в ней содержится 48 — 50% железа; вредных примесей в ней весьма мало.

Руда добывается разносом и сейчас же свозится на пожог, который производится самым примитивным нерациональным способом: на длинные дрова и жерди, расположенный так, чтобы между ними были продушины, заваливается руда в несколько ярусов и засыпается землей. Снизу зажигаются дрова и обжиг идёт в полной зависимости от времени года, ветра и вообще погоды. Во всяком случае тепла теряется понапрасну изрядное количество; кроме того, для такого обжига требуются хорошие дрова. Цель обжига не только уменьшить расходы по перевозке, но сделать руду более рыхлой и легко-плавкой.

Как уже сказано выше, Орловский рудник лежит верстах в 10 к югу от Златоуста. Залежь бурого железняка заключена здесь между тальковатыми сланцами беловатого и розоватого цвета, содержащими местные выделения кварца в виде линз или же тонких жил. В разработках бурого железняка известняков нигде не видно. Сланцы сильно выветрены и разрушены, а в самой за­лежи так перемяты, так проникнуты железистыми прослойками и жилками, направляющимися большей частью сверху вниз, что точное определение положения слоёв делается совершенно невозможным. В некоторых местах кажется, что слои поставлены [290]на голову, однако утверждать не могу, скорее думаю, что подоб­ное впечатление получается вследствие направления наибольшей оруденелости. Только в восточной части разноса сохранилось ясное расположение выветрелых сланцев и прикасающейся к ним руды. Здесь падение определено в 35°. Впрочем надо за­метить, что по падению слои волнисто изогнуты, и в других местах получились бы иные цифры.

Скопление руды ни в каком случае не имеет характера жилы или пласта; оно скорее может быть названо пластообразной залежью, причём от главной массы руды отходит несколько ветвей, скоро выклинивающихся. В настоящее время остается невыработанной только средняя часть залежи, на концах же руда взята до дна.

Как уже упомянуто было выше, в бурых железняках Орловского рудника встречается заметное количество серебристо-белых листочков слюды и талька, понижающих процентное содержание железа. Только в отдельных кусках бурый железняк является весьма чистым, образуя бурую стеклянную голову. Вообще надо заметить, что бурый железняк здесь образует плотные массы. Полости и пустоты, встречающаяся в нём, имеют небольшие размеры и неправильную форму. Большей частью они выстланы бурой стеклянной головой, образующей местами краси­вые сталактиты, оси которых направляются вертикально.

Бурым железняком на контакте с пустыми породами запол­нены те многочисленный трещины, которыми разбиты сланцы.

Эти обстоятельства показывают, что образование бурого желез­няка продолжалось, когда пласты были выведены из горизонталь­ная положения, и что после этого образования они не претерпе­вали дальнейших перемещена.

По имеющимся анализам в буром железняке Орловская рудника содержится 49 — 51 % железа; 17 — 19 кремнезема; 0,70 — 0,98 закиси-окиси марганца; 0,065 фосфора и 0,002 — 0,005 серы.

О бакальской руде речь будет ниже; теперь же заметим, что в отношении залежей руды в Златоустовском округе точных сведений не имеется, так как до сих пор, за отсутствием средств, в совокупности с другими причинами, правильных и систематических разведок не производилось. Управления заво­дов совершенно лишены возможности сказать, какими запасами и насколько лет заводы обеспечены рудой и в какой мере они могут расширить свое производство. Только Бакальское месторождение несколько освещено в этом отношении.

Флюсом на Златоустовском заводе служит плотный темно­-серый известняк, добываемый у д. Сыростант, и белый мрамо­ровидный доломит, ломки которого находятся в разных местах в окрестностях Златоуста; теперь главная работа происходит верстах в 10 — 12 вверх по р. Ай. При смешении этих флюсов достигается наилучший выход чугуна. [291] В известняке содержится 53% извести, 2% магнезии, 0,45 кремнезема; небольшие количества серы (0,016) и фосфора (0,003). В доломите 30% извести, 20% магнезии и 1,99 кремнезема.

Как белый кварц, так и известняк и доломит добываются подрядным способом.

При переделе чугуна в железо и сталь на Златоустовском заводе употребляют между прочим хромистый железняк, доста­вляемый заводу также подрядным способом, из окрестностей д. Тургояк и «из-под Екатеринбурга». Собственно заводоуправление даже и не интересуется теми месторождениями, откуда материал получается, лишь бы он был доставлен по выгодной цене.

Кроме того употребляется небольшое количество магнитного железняка (содержащего довольно большой процент титана) с горы Магнитки в окрестностях упомянутых выше Ковалевых Хуторов. Последнее месторождение также не разведано, хотя невиди­мому оно весьма богато. Рудой этой мало пользуются частью потому, что она труднее плавится, нежели бурые железняки, частью и потому, что находится в значительном расстоянии от завода, и доставка ей вследствие гористой местности и отсутствия хороших дорог[6] сопряжена с трудностями, тем более, что за­вод может получать дешевые бурые железняки с указанных выше рудников. Но во всяком случае месторождение горы Магнитки заслуживает внимания.

Осмотрев Златоустовский завод и его окрестности, я напра­вился в Кусинский завод, отстоящий от Златоуста вёрст на 35 к северо-западу. До с. Медведевой дорога придерживалась р. Ая, идя то по левой, то по правой его стороне, то спускаясь в до­лину к самой реке, то удаляясь от неё и подымаясь на высокие горы. Всюду виден лес, большей частью молодой, лет 25 — 30, но местами встречаются участки довольно хорошего соснового леса. Кроме сосны наичаще встречается ель, а молодые заросли состоят из березы, осины, рябины, черемухи. Реже попадается липа. Среди леса, особенно по долинам и их склонам, виднеются в довольно значительном количестве поляны, занятые крестьян­скими сенокосами. Подобное распределение угодий представляет настоящий бич для леса. Вследствие существования правила, что свободный от леса полянки могут быть выкашиваемы, крестьяне заинтересованы в увеличении площади таких полян и образо­вали новых. Поэтому молодые побеги нередко вырываются с корнем и уничтожаются; под старые заросли пускается «пал», распространяющейся и на более старый лес, который нередко гибнет совершенно; молодые же заросли поправляются с трудом и после значительного промежутка времени. Но кроме [292]сознательного уничтожения леса, идёт уничтожение его от полной небрежности населения к лесу вообще, а чужому в особенности. Огонь раскладывается где попало, очень часто под самыми де­ревьями. Никогда не бывает, чтобы огонь заваливался или засы­пался землей. Горящий костёр оставляется на произвол судьбы. Поэтому лесные пожары не прекращаются целое лето, в особенности если оно сухое. Надо удивляться, как ещё цел лес, как ещё Урал не окончательно обнажился от него. Во время своих разъездов по окрестностям Златоуста, а я делал их в разные стороны вёрст на 25 — 30, всюду видел следы «палов». Впрочем всё сказанное относится не к одному Златоу­стовскому округу, а ко всему Уралу вообще, с той только раз­ницей, что в других местах, в особенности в посессионных дачах, к «палам» по небрежности присоединяются ещё под­жоги умышленные... Если вспомнить ещё о беспорядочной рубке, которая практиковалась, можно сказать, почти вчера, то конечно трудно думать о хорошем лесовозобновлении.

С. Медведево, довольно большое и зажиточное селение, лежит на берегу р. Ай. Жители его, как и все в этой части Урала, «живут около завода», занимаясь главным образом углежжением, перевозкой заводских тяжестей, добычей камня и работой на рудниках, имеют достаточное количество скота. Кроме того и близость железной дороги не осталась без влияния на населе­ние. Земледелия не существует; только по огородам сажают картофель и самые обыкновенные овощи.

От д. Медведевой дорога на Кусинский завод поворачивает к северу и идёт сначала по ровной довольно открытой местности, занятой лугами и носящей название Чувашской степи. Здесь мы встречаем почвы тёмные, чернозёмо-видные, хотя они покрыты растительностью, характеризующею сырые луга. Однако, скоро до­рога начинает подыматься на высокий хребет, так называемую Липовую гору, на расстоянии вёрст 8 — 9 от Кусинского завода достигает наивысшей точки, и затем начинает спускаться в долину всё той же реки Ай. Подъём, в равной мере и спуск, на Липовую гору очень утомительны как вследствие крутизны склонов, так и по состояние дороги; несмотря на старание Кусинского завода поддержать её в порядке, торчащие камни, составляющее естественные выходы коренных пород, дают воз­можность подвигаться вперед только шагом.

Кусинский завод построен при слиянии р. Кусы с р. Аем, протекающим здесь в узком живописном ущелье. Своим внешним видом Кусинский завод производить совер­шенно иное впечатление, чем Златоустовский. Мрачные старые строения, темные, тесные и потому грязные мастерские, где приго­товляются снаряды и разные изделия из чугуна, свидетельствуют, что дела этого завода не блестящи и что он принадлежит к [293]пасынкам. Можно сказать, что дела его были бы совсем плохи, если бы в последнее время не перешли на литьё из чугуна различных художественных изделий, подобных приобретшим широкую известность изделиям Каслинского завода[7]. Кажется, начало этому положено бывшим управителем Кусинского завода г-ном Панцержинским. Его преемники г. Александров старался поддержать и развить производство. Пришлось бороться с различного рода трудностями: не было ни сколько-нибудь подготовленных мастеров, ни помещений, ни нужных приспособлений. Но по-видимому дело это может наладиться: приготовляемый на заводе чугун обладает прекрасными для литья качествами; к тому же мало по малу вырабатываются и мастера. Мне пришлось сравнивать изделия Кусинского завода с изделиями Каслинского, находящимися в продаже, и по моему мнению, первые нисколько не уступают вторым. Конечно, изделия Кусинского завода не так разнообразны, но не надо забывать, что на Кусе это дело новое и обстановка для литья убогая. Собственно литейной мастерской нет, а к главному корпусу пристроен дощатый жалкий сарайчик. За чугуном бегают с ковшами по узкому проходу на довольно далекое расстояние. По вечерам работают с маслен­ками, от которых больше темноты, чем свету.

Только домна, выстроенная года два тому назад, производит хорошее впечатление. Производительность её весьма приличная; годовая выплавка достигает 600.000 пудов чугуна; ежедневная 1.700 пудов, но может быть доведена до 2 — 2½ тысяч пудов. Плавка происходит с нагретым дутьём. Воздуходувный машины приводятся в движение водяной силой. Воды в пруде совершенно достаточно для названной цели; только в засушливые годы её не хватает; для таких случаев имеется в запасе паровой двигатель. К рабочим станкам приспособлен локомо­биль в 25 — 26 лошадиных сил.

Руда в виде бурого железняка добывается для Кусинского завода на Ахтенском руднике, отстоящем от завода на 24 версты. Однако, доставка её обходится заводу недорого, так как дорога к руднику пролегает по довольно ровной местности. Вместе с добычей руда обходится заводу всего 3,6 коп. пуд. Ежегодная добыча достигает свыше миллиона пудов[8]. Разрабатывается очень давно и по-видимому близок к истощению. Впрочем, за отсутствием разведок трудно сказать что-нибудь окончательное. Ахтенский рудник представляет выемку [294]около версты длиной, саженей 80 шириной и 8 — 10 саж. глу­биной. Направление выработки почти совпадает с простиранием развитых здесь сланцев NO 10°. Бурый железняк та­кого же натечного характера, как и на Орловском руднике, залегает среди сильно разрушенных сланцев, превратившихся в рыхлую мучнистую или песчанистую породу с примесью талька. В местах выклинивания залежи (вблизи р. Изранды) сланцы сохранились лучше. В боках разноса можно видеть несколько пластов бурого железняка; так, напр., в одном месте имеется три пласта, разделенные тальковатыми и кремни­стыми сланцами. Толщина одного пласта составляла 3 саж., дру­гого 1½ и третьего 1 саж. Однако, эти пласты на некотором расстоянии соединяются в один мощный пласт. В других местах наблюдается обратное явление — расщепление его на более тонкие пласты.

Ахтенский рудник. Разрез в северо-восточной части рудника.png
Ахтенский рудник. Разрез в северо-восточной части рудника.
(По фотографии проф. П. Земятченского)

Последние вместе с утонением становятся кварцеватье. В буром железняк начинают попадаться разорванные остатки измененных (окремненных) сланцев, искривленные выклинивающаяся прожилки плотного кварца.

Как уже упомянуто выше, бурый железняк Ахтенского руд­ника имеет натечный характер. Он образует плотные пла­стинки, чередующаяся с более мягкими и ноздреватыми. Пла­стинки изогнуты самым прихотливым образом, иногда идут гирляндами, или располагаются в виде концентрических скорлуп.

Весьма обыкновенны в буром железняк различной величины пустоты, со стенок которых свешиваются красивые сталактиты бурой стеклянной головы. Характерную особенность Ахтенского рудника составляют друзы кристалликов манганита, покрывающего стенки трещин в буром железняке. [295]По анализам руда Ахтенского рудника содержит 50,6% же­леза; 18,5 кремнезема; 0,051 фосфора и 0,002 серы.

Так как Ахтенский рудник, по-видимому, близок к истощению, то управитель Кусинского завода озабочен отысканием новых месторождение; внимание обращено на давно оставленный Верхне-Кисяганский рудник, находящейся верстах в 17 на юго-запад от завода. Ничтожные разведочные работы по склонам старой выработки обнаружили в некоторых местах присутствие бурого железняка с содержанием 51% железа. Но на какое количество может рассчитывать завод, сказать нельзя, за отсутствием систематичных разведок. Условия залегания руды на Верхне-Кисяганском руднике совершенно те же, что и на Ахтенском.

Ахтенский рудник. Разрез в юго-западной части рудника. Арсентьев.png
Ахтенский рудник. Разрез в юго-западной части рудника.
(По фотографии проф. Арсентьева)

Если бы здесь обнаружились сколько-нибудь значительные количества руды, то этот рудник приобрёл бы особенное значение, так как расстояние его от завода гораздо короче, нежели Ахтенского.

Кусинский завод для флюса употребляет доломитовый известняк с содержанием 5 — 12% кремнезема (прибавляется в количестве 20 — 26%). Добыча его производится у самой домны и обходится 0,5 коп. пуд.

Что касается горючего, то принадлежащая заводу лесная дача при правильном хозяйстве, принимая 80-тилетний лесооборот, может доставить 17.000 коробов угля ежегодно. Количество это [296]недостаточно для завода. Впрочем, недостающее количество угля в настоящее время легко восполняется покупкой его у башкир; уголь этот стоит заводу столько же, сколько уголь собственных лесных дач, именно около 3 рублей короб с доставкой на завод. Однако, расчет на башкирские леса нельзя считать верным, в виду возможности конкуренции со стороны частных предпринимателей. Таким образом очевидно, что Кусинский за­вод при существующих условиях не может думать о расши­рении производства. Другое дело, если бы осуществилось обещание сибирских углепромышленников гг. Дёрова и Михельсона до­ставить Уралу кокс по цене в 22 коп. пуд[9].

Ахтенский рудник. Вид на Таганай.
(По фотографии проф. П. Земятченского)

В таком случае деятельность завода была бы вполне обеcпечена. Рабочих рук избыток; местное население нуждается в заработке. Что ка­сается богатства природными про­дуктами, именно рудой и флюсом, то есть полное основание пола­гать, что руды в Кусинской даче имеется ещё достаточное количе­ство, так как существует много старинных рудников, теперь почти затерявшихся в лесной глуши (Артинский, Уярдяшский, Мурдасовский, Бубновский и др.). Надо полагать, что они далеко не выра­ботаны: в прежнее время работы ограничивались поверхностью и редко простирались на сколько-ни­будь значительную глубину; между тем общий характер здешних рудных залежей таков, что при кажущемся гнездовом характере скопления их достигают больших размеров и содержат значительные запасы.

Точно также и в отношении флюса: известняки разных свойств, — доломитовые и доломиты, кремнеземистые и чистые, со всех сторон окружают Кусинский завод. Кроме того, бли­зость железной дороги значительно облегчает сбыт продуктов (Кусинская платформа Самаро-Златоустовской железной дороги находится в 15 верстах от завода).

Из Кусинского завода мне пришлось ехать на лошадях вёрст 50 до известного Саткинского завода. Пришлось ещё раз [297]испытать перевал чрез Липовую гору. Кстати сказать, что при хорошей погоде трудности подъёма вознаграждаются красивой панорамой, которая открывается с перевала Липовой горы на юг и юго-восток. Глубоко-глубоко в долине р. Ай виднеется деревня Медведевка, за ней высятся один за другим горные хребты: прославленные в минералогии «Шиши» или Шишимские горы, за ними Березовые, а ещё далее, заслоняя горизонт, по­дымается мрачная Уреньга (высшая точка 3.838 фут). Все эти горы покрыты лесом и имеют приятные округленные контуры; только на вершине некоторых торчат голые камни. Бедна лесом и вершина Уреньги.

От д. Медведевой дорога поворачивает на юго-запад на д. Куваши, и далее на Саткинский завод. Хотя всюду дорога идёт лесом, тем не менее довольно сносна. Всюду виднеются мягкие сланцы, полукристаллические, то глинистые, серого и темного цветов, почти грифельные; с ними перемежаются тонко­- слоистые темно-серые кристаллические известняки, в различной степени доломитизации и окремнения; изредка встречаются выходы кварцитов. Кроме того, дорога несколько раз пересекает полосы кристаллических зелено-каменных пород (без микроскопического исследования трудно сказать, будут ли это диориты или диабазы). Все эти породы покрыты более или менее толстым слоем жёлто-бурой и красноватой глины, к которой, как конеч­ному результату, приходит она при выветривании. Высоких гор не встречается. Местность дика и безлюдна. Старых вековых лесов здесь не видно, но местами березовый и сосновый лес близок к зрелости. На всём почти 30-ти верстном расстоянии от д. Кувашей до Саткинского завода встретилась одна жалкая деревушка Половинка или Валериановка, состоящая всего из нескольких полуразвалившихся домов. Пустые дома с забитыми окнами показывали, что её малочисленное население разбегается.

Приближаясь к Саткинскому заводу, верстам в 8 от него дорога спускается в довольно широкую и ровную долину не­ большой речки Сарайки, занятую хорошими лугами. Почвы принимают тёмную окраску и становятся черноземовидными, однако никаких следов возделывания не видно. Здесь нет хлебопашества, хотя после голодного 1891 — 1892 года и были попытки за­няться им. Один год был удачен, а на другой всё погибло.

Саткинский завод (по местному просто Сатка) расположился на красивых возвышенностях, ограниченных обширным заводским прудом и р. Саткой с одной стороны и р. Сарайкой — с другой. При въезде в селение неприятно поражает огромная площадь тлеющего и курящегося навоза. Здесь по-видимому вошло в обычай — свозить весь навоз к заводскому пруду. Тут его нагромождаются целые горы; чтобы несколько уменьшить накопление, его зажигают; он дымит и курится [298]неделями и месяцами, а жижица течёт в пруд... Такие навозные площади я видел в разных местах Златоустовского пруда, а также и в Кусинском заводе. Надо удивляться, что до сих пор не положен предел этому антисанитарному обычаю.

Селение и завод производят совсем другое впечатление сравнительно с Кусой и даже с Златоустом. Чувствуется, что люди здесь живут, «шевелятся». Это видно по движению на улицах, даже по некоторой (конечно относительной) чистоте улиц и домиков; видно по базару, где много лавочек, правда маленьких, около которых видны покупатели.

Число жителей в Сатке достигает до 10.000, но кроме того много пришлого народу, особенно башкир. Весь этот люд кор­мится около завода и богатейших Бакальских рудников. Не­сомненно железнодорожная ветвь, соединившая Сатку со ст. Бердяуш Самаро-Златоустовской железной дороги, сыграла свою роль в оживлении местности. Достаточно указать, что произво­дительность всех Бакальских рудников достигла в настоящее время свыше 6 миллионов пудов в год. На Саткинском за­воде выплавляется до 1.500.000 пуд. чугуна, причём часть его переделывается здесь же в железо. Очевидно отсюда, сколько может быть задолжено в год рабочих и капля суммы должны находиться здесь в обращении. Есть полное основание полагать, что Саткинский завод ожидает блестящая будущность.

Главная работа Саткинсоаго завода — производство чугуна и пудлингового железа, которые приобрели широкую известность своими качествами. На заводе имеются две большие домны, с производительностью каждой до 3.000 пудов чугуна в сутки. Домны двух типов — одна обыкновенная «голландская», а другая эллиптическая «рашетовская». Во время моего посещения завода домны были остановлены; предполагался ремонт и перестройка, с целью сделать домны выше, с расчётом довести на них су­точную выплавку до 10.000 пудов (на обеих вместе).

Руда, идущая в домны, вся доставляется с Бакальских месторождений: 1) с собственно Бакальского рудника и 2) Ельничного. На первом добывается бурый железняк, а на втором шпатовый; однако на завод эти руды поступают уже в другом виде, именно обожженные, превращенный в безводную окись железа.

По существующим анализам руда содержит 54 — 62% же­леза; до 2 — 2,5% закиси-окиси марганца; 0,018 — 0,020 фос­фора; 0,020 — 0,026 серы; 6,78 — 9,46 кремнезема. В шихту идёт смесь бакальской и ельничной руды, к которым приба­вляется доломитовый песок:

1) Бакальской руды ...60 пуд.
2) Ельничной ...6 пуд.
3) Доломитовый песок ... 6 пуд.

[299] Горючим завод совершенно обеспечен, так как имеет огромную площадь лесных дач, дающую возможность получать по 75.000 коробов угля ежегодно. С предполагающейся пере­стройкой домн потребность в топливе хотя и возрастёт, но управитель завода А. Д. Авраменко полагает компенсировать увеличение расхода угля переходом от кучного способа, кото­рый теперь практикуется, к печному. Уголь при наиболее отдаленном расстоянии от завода (вёрст на 40) обходится не дороже 3 р. 50 коп. короб.

Как было упомянуто выше, Саткинский завод выплавляет еже­годно до 1.500.000 пудов чугуна, переплавляя свыше 2.000.000 пу­дов железной руды. Чугун этот отдаётся казенным заводам по заготовительной цене, очень низкой здесь, — 28 — 30 к. пуд, хотя рыночная стоимость чугуна на месте 60 — 65 коп. пуд[10]. По словам заводоуправления, только Морское Ведомство берёт чугун по рыночной цене. За удовлетворением потребностей Военного Ведомства излишек чугуна продается на частные заводы.

Кроме доменного и пудлингового производства, Саткинский за­вод занимался отливанием снарядов; теперь этой работы нет. Чтобы дать заработок цеховым мастеровым, оставшимся без работы, пришлось взять часть заказа на обтачивание снарядов от Златоустовского завода.

Рабочие руки недороги, о чем можно судить по поденной плате, не превышающей 50 — 60 коп. В прочем, большинство работ как и всюду на Урале, оплачивается издельно.

Для приведения в движение различных машин завод поль­зуется водой пруда; но воды в нём хватает лишь месяцев на 7 в году; вследствие этого на помощь приобретены паровые двигатели. В настоящее время выписывается из Америки новая машина, развивающая работу в 130 лошадиных сил.

Выше было указано, что вся руда переплавляемая на Саткинском заводе, добывается на Бакальском и Ельничном рудни­ках. Эти рудники составляю то одно целое с прилежащими руд­никами Симских и Катав-Ивановских заводов.

Бакальский рудник, принадлежащий Саткинскому заводу, на­ходится верстах в 20 — 21 на юго-запад от завода в верховьях pp. Большого и Малого Бакала. К нему строится подъездной путь от Сатки. Казне принадлежит сравнительно неболь­шая часть рудных запасов, большая же часть их «ушла» в дачи Симского и Катав-Ивановского заводов.

Дорога от Саткинского завода идёт всё время лесом. Крутых и высоких подъёмов на ней нет, исключая подъём вблизи Сатки. Дорога эта усиленно ремонтируется, но от большой езды по ней, от перевозки руды, она страшно разбита, особенно после [300]дождей. Проехать эти 21 версту — настоящая мука. По дороге в откосах, в выемках для ремонта, всюду виднеются различного рода глинистые (полукристаллические) сланцы: серые, тёмные, желтоватые и других цветов. К ним присоединяются различные известняки, большей частью доломитовые, иногда с прожил­ками (по трещинам) крупно-кристаллического магнезита. Все эти породы одинаково покрыты буроватой глиной, составляющей продукт их выветривания. Глина и сланцы тесно связаны друг с другом постепенными переходами. Толщина глиняного по­крова различна: по склонам и в долинах она достигает нескольких саженей, на крутых местах и взлобьях — всего в несколько вершков, или даже сходить на нет; в таких случаях различного рода сланцы, всюду круто поставленные к горизонту, едва-едва покрываются подзолистой почвой.

Общий вид казенного Бакальского рудника.png
Общий вид казённого Бакальского рудника.
(С фотографии, проф. П. Земятченского).

Бакальский рудник расположен высоко над руслом Малого Бакала по северо-западному склону горы Буландихи. Из прежних трёх отдельных разрезов в настоящее время образо­вался один сплошной разрез, простирающейся на целую версту в длину. Не так давно рудник не отличался особенным благоустройством. В настоящее же время в этом отношение он значительно шагнул вперёд. В нём строятся более гигиеничные помещения для рабочих, построен приёмный покой, хорошая контора, помещения для служащих; вообще рудник начинает походить на посёлок. Во время наиболее интенсивной добычи руды осенью и весной количество рабочих достигает свыше 1.000 человек. Среди рабочих можно встретить людей не только из разных месть Златоустовского и Екатеринбургского уездов, но и из [301]других губернии. В текущем году особенно много пришло башкир, больше всего из Бирского уезда. Голод загнал их в таком количестве, что не хватало работы; пришлось устана­вливать несколько очередей. «Не гони; дай хоть теплый угол за работу», просили башкиры. Некоторые приходили в таком состоянии, что на следующий день умирали, или заболевали цингой и другими болезнями. Как рабочая пассивная сила, башкиры не­заменимы: выносливы, послушны; но они мало пригодны там, где требуется «смекалка» и расторопность. С русскими живут мирно; если бывают пререкания и драки, то большей частью «задирают» pyccкиe, обыкновенно в пьяном виде.

Стр 303.png
Бакальский рудник. а — Темные глинистые сланцы; b — Хлоритовые сланцы;
с — Тальковатые сланцы; d — Бурый железняк; е — Разрушенные сланцы.

Как уже сказано выше, Бакальский рудник представляет один сплошной разрез, в котором весьма отчётливо виден весь характер условий залегания и мощность руды. Бурый железняк образует здесь несколько пластов от 2 до 5 саженей толщиной.

Бакальский рудник. а — Бурый железняк; b — Желтый доломитовый песок.

Пласты эти сильно изогнуты и образуют по-видимому несколько складок, из которых некоторые размыты, от чего их крылья представляются самостоятельными пластами. Общее простирание на северо-восток с различным углом, от 10° до 20°. Падение наблюдается в двух противоположных направлениях в северо-западном и юго-восточном. Уголь падения различен: от 40° и выше.

Между пластами бурого железняка залегают глинистые, ме­стами тальковатые сланцы, большей частью значительно разру­шенные, — или же охристые и марганцовистые, землистые и песчанистые (доломитовые) массы.

В юго-западном конце рудника видны толщи слоистых кварцитов, составляющих висячий бок рудо-содержащих глинистых сланцев. Эти кварциты тесно связаны с кристалличе­скими известняками сероватого цвета, залегающими под [302]кварцитами, и отчасти, как кажется, им эквивалентными. По-видимому, кварциты произошли из этих известняков путём метаморфизации.

В юго-западной части рудника работы подошли к самой по­граничной меже с дачами Симских заводов. Вне всякого сомнения, пласты руды уходят за пределы казенной дачи.

Работы на руднике в настоящее время ведутся правильно. Площади для разработки подготовляются заранее. Пустыми породами месторождение не заваливается. Рудная мелочь собирается отдельно, а не смешивается с пустой породой. Вообще на руд­ник обращено серьезное внимание. Теперь заведывающий рудником г. Садовский может наперед сказать, какое количество руды он может добыть в ближайшем будущем. Во время моего посещения число уступов наиболее глубокой части выработки достигало до 13. Считая высоту каждого уступа в одну сажень с небольшим, получим до 15 саж. общей глубины.

Вид с горы Буландихи на горы Иркускан.png
Вид с горы Буландихи на горы Иркускан.
(С фотографии проф. П. Земятченского).

По руднику проложены рельсы для откатки руды и удаления пустой породы; с этой целью из рудника идёт небольшой тун­нель, по которому вагонетки выходят на откос горы, где и раз­лагаются отвалы. Все это целесообразно и весьма удобно.

По причине большой плотности и вязкости бурого железняка, при добыче применяется динамит. Шпуры для него приготов­ляются ручным способом. Запал производится для всех в определенное время.

Вследствие хорошего устройства рудника и конечно вследствие его богатства, добыча руды обходится заводу баснословно дешево: на месте стоимость её колеблется от 1,4 — 1,6 коп. пуд. Доставка на завод гужом стоит 2 коп. пуд. С окончанием Бакальской ветви провоз, понятно, удешевится.

[303] В истекшем году на Бакальском руднике добыто до 6.000.000 пудов руды; из них 2.000.000 пудов переплавлены на Саткинском заводе; 2.000.000 проданы французской компании Урал-Волга[11]; остальные отправлены в Златоуст.

Существенный недочёт относительно Бакальского рудника составляет его малая исследованность. Не смотря на своё фунда­ментальное значение как для Саткинского, так и Златоустовского заводов, до сих пор запасы его точно не определены. Правда, несколько раз принимались за разведку, но благодаря тому, что по причине ничтожности сумм, отпускаемых на разведки, последняя производились случайно, не могли иметь систематичности; и кроме того вследствие довольно частой перемены управителей результаты их нередко терялись. В конце концов затрачи­вается приличная сумма, а результатов почти никаких.

За последние 2 — 3 года проведено на руднике и прилежащих пунктах несколько довольно глубоких скважин, из которых одна (на руднике) прошла в толще бурого железняка. На основании этих разведок полагают, что Бакальское месторождение (собственно принадлежащее Саткинскому заводу) заключает в себе до 350.000.000 пудов руды, доступной для выгодной эксплуатации. Конечно, к этому количеству, пока не будет произведено обстоятельных исследований, надо относиться с осторожностью; но судя по характеру месторождения, оно не невероятно. Даже весьма воз­можно, что запасы окажутся гораздо значительнее.

Подымаясь от Бакальского рудника на хребет Буландиху, мы видим выходы диабазов, которые прорезывают сланцы и составляют как бы ось названной горы. Вершина же Буландихи состоит из кварцитов, которые образуют здесь выдающиеся одинокие скалы, напоминающие собой развалины старинных замков. С этих возвышенностей открывается великолепный вид к востоку и юго-востоку. У подножья Буландихи расстилается долина; за ней возвышаются горы Иркускан, по склонам кото­рых виднеются огромные отвалы Тяжелого рудника. За Иркусканом высятся громадные горы Сука. Вообще местность очень красива.

По юго-западном у склону Буландихи находятся новый Буландийский рудник и давно известный Успенский рудник, представ­ляющее ещё большие запасы руды, чем Бакальский рудник. Восточный склон горы (вблизи перевала), принадлежащий Симским заводам, разведан обстоятельно: запас руды во всех Симских месторождениях определяется не меньше миллиарда пудов.

[304]Но пока добыча здесь только что начинается. Соседний с Буландинским рудником Успенский, принадлежащей Катавским и Симским заводам, характеризуется обилием марганцовых скоплений.

Кроме Бакальского и Успенского рудников, крупные работы происходят на Тяжёлом руднике, снабжающем рудой Симские заводы. Он находится по другую сторону долины, простирающейся у подножья Буландихи, занимая верхнюю часть склонов горы Иркускан.

В Тяжёлом руднике работы хотя производятся уступами, но далеко ещё не приведены в надлежащий порядок. Местами видны ещё остатки старой хищнической работы. Богатства здесь также огромные. Бурый железняк залегает несколькими пластами. Складчатость здесь видна особенно отчетливо. В высоких разрезах местами видна даже цельная складка с обеими крыль­ями и синклиналью. Толщина пластов достигает до 5 саженей. В одних местах пласты бурого железняка покрываются толщами серых известняков, в других глинистыми сланцами, отчасти измененными в тальково-хлоритовые. Вообще характер залегания бурого железняка Тяжелого рудника таков же, как и Бакальского.

Бурый железняк Тяжелого рудника отличается такими же прекрасными качествами, как и Бакальского. Как на отличие его от последнего можно указать на часто встречающиеся в нём пустоты, достигающие до метра и более в диаметре. Правда, пустоты встречаются и на Бакальском руднике, но там они не так часты и не достигают столь больших размеров.

Внутренность пустот покрыта более или менее толстой корой бурой стеклянной головы; но нередко здесь стеклянная голова состоит из гетита и красного железняка. Натеки отличаются обилием и разнообразием форм, часто весьма причудливых. Обилие пустот, их своеобразное расположение, близость к известнякам и нахождение в некоторых забоях шпатового железняка, соседство Ельничного рудника, где шпатовый железняк составляет господствующую руду; всё это показывает тесное родство этих двух пород. Без сомнения, здешние бурые железняки представляют продукты окисления залежей шпатового железняка.

Бакальский рудник даёт ежегодно свыше двух миллионов пу­дов руды. Но, очевидно, может доставить и больше. К сожалению, вследствие значительной отдаленности рудника от Симского завода не всегда добытую руду можно доставить на завод. Все зависит от характера зимы. Само собой, разумеется, с окончанием Бакальской ветви этого не будет. Получится полная возможность получать руду во всякое время года, не говоря уже о понижении провозной платы. В настоящее время бакальская руда, со всеми расходами по добыче, обжигу и перевозке, [305]обходится заводу по 9 коп. пуд, т. е. на 2 — 3 коп. дороже, чем Златоустовскому заводу. С проведением Бакальской ветви расходы по перевозке будут значительно ниже[12].

Ивановский рудник, расположенный верстах в 1½ на ONO от Тяжёлого, имеет гораздо меньшие размеры, разрабатывается менее правильно и представляет огромную глубо­кую яму. Ежегодная добыча с этого рудника достигает 500 — 700 тысяч пудов. Условия залегания и характер руды те же, что и на описанных рудниках.

Верстах в 1½ — 2 на N0 от Ивановского рудника на северном склоне горы Иркускан находится рудник Ельничный или Березовый, принадлежащей Саткинскому заводу. Этот рудник можно назвать замечательнейшим по характеру и количеству добываемого на нём шпатового железняка. Последний образует здесь пласты, толщиной до 4 — 5 саженей! Строение кристаллически-зернистое. Отличается значительного вязкостью, так что при добыче приходится применять динамит. Цвет сероватый, весьма близкий к цвету встречающихся в даче кристаллических известняков. На сером фоне виднеются выделения более светлые желтоватого цвета. В массе шпатового железняка попадаются вкрапления серного колчедана.

Пласты шпатового железняка разбиты редкими трещинами на параллелепипеды до одного и более метров в диаметре и поставлены наклонно под углом 40 — 45° с падением на юго-восток. По трещинам поверхность параллелепипедов покрыта корой бурого железняка, — начало превращения шпатового желез­няка под влиянием атмосферы. В разных местах обнажений можно встретить все стадии этого превращения, до полного исчезновения шпатового железняка; в последнем случае получаются огромные жеоды бурого железняка с причудливыми сталактитами.

В некоторых местах шпатовый железняк делается кремнеземистым и переходит в зернистые кварциты сероватого цвета, по внешнему виду весьма похожие на шпатовый железняк. Всё это указывает на тесную генетическую связь между известняками, шпатовым железняком и кварцитами. Надо полагать, что шпатовый железняк и кварциты составляют продукты метаморфизации известняков.

Как между пластами шпатового железняка, так и в его висячем и лежачем боках находятся глинистые, отчасти таль­ково-хлоритовые сланцы, большей частью значительно разрушенные. Однако, в висячем боку сланцы играют подчиненную роль; в [306]большом развитии находятся кварциты, образующие мощные пласты и лежание согласно с пластами шпатового железняка.

Предварительные разведки определяют здесь запас до 50.000.000 пудов, но вероятно он гораздо больше. Ежегодная добыча до 500.000 пудов слишком.

С Ельничного рудника я возвратился в Сатку более коротким путём, доступным только в сухое время года. Путь этот идёт по долинам речек и не имеет сколько-нибудь значительных возвышении. Только вблизи Саткинского завода пришлось перевалить довольно высокую гряду, отрог Казимовских гор.

Из Сатки я осмотрел замечательнейшее, можно сказать единственное в своём роде, месторождение магнезита. Хотя об этом месторождении в Сатке известно было ранее, но первый оценивший его практическое значение был г. Маркусон, комиссионер гг. Износкова, Вишау и К° в Златоусте[13].

Он сделал на него заявку, произвёл небольшую разведку и получил разрешение добыть «для пробы» несколько тысяч пудов. К сожалению дело тормозится слишком высокой арендной пла­той, которую назначило Горное Управление. Требуемая им аренд­ная плата, 5 коп. с пуда, и существующий тариф делают до­бычу магнезита совершенно невозможной. Об этом надо очень пожалеть, так как саткинскому магнезиту, отличающемуся заме­чательной чистотой, придётся лежать втуне.

Месторождение магнезита находится верстах в 4 от Саткинского завода на так называемой Волчьей горе, по дороге на ст. Бердяуш. Волчья гора представляет невысокие холмы, направляющееся N0 35°. На северо-западном их склоне прямо на поверхность выходит пласт крупнокристаллического магнезита, местами как бы листоватого сложения. Цвет белый, а на выветрелой поверхности желтоватый и буроватый. Толщина пласта больше сажени.

Магнезит залегает среди темно-серых мелкокристаллических известняков (доломитовых), имеющих в висячем боку слан­цеватое строение. Как тот, так и другие значительно наклонены к горизонту (измерение угла падения дало 40° с наклоном на SO).

Разведками г. Маркусона пласт прослежен на версту в длину. По-видимому он постепенно выклинивается; по крайней мере на юго-западном и северо-восточном конце наблюдавшихся выходов можно заметить, как крупнокристаллический сплошной магнезит, так сказать, разбивается на множество мелких гнезд и прожилок, заключенных в темно-серый известняк. В то время как в средине залежи темно-серый известняк встречается спорадически в виде обрывков, на концах залежи он получает преобладающее значение, а магнезит находится в подчинении. [307] Мелкие прожилки магнезита довольно часто виднеются также в темно-сером известняке, находящемся в лежачем боку месторождения.

Из Сатки я возвращался в Златоуст на лошадях по пря­мой дороге Сатка-Куваши-Златоуст.

Хотя от Кувашей до Златоуста всего верст 20, но дорога страшно тяжелая; подъёмы, весьма крутые и высоте, несколько раз чередуются со спусками в глубокие долины. Вблизи же Златоуста дорога взбирается на высокую Уреньгу. Её высота резко сказывается между прочим и на растительности: березы, ели и сосны низко­рослы и имеют жалкий ощипанный вид. По всему пути встречаются и полукристаллические сланцы, переходящие в тальковохло­ритовые, местами в графитистые. Среди них в подчинённом отношении находятся кварциты, жилы кварца и яшмовидных кремнистых сланцев. На гребнях гор выступают зеленокаменные породы с эпидозитами.

Железнодорожный путь между Златоустом и Симским заводом по справедливости считается одним из самых красивых на всём Урале. Дорога то врезывается в горы, проходя в глубоких выемках, то поднимается на высоте перевалы, то, идя по косогору, спускается в речные долины. Большей частью она вьётся по дну последних, местами совсем прижимаясь к реке. Горы покрыты лесом, всюду впрочем молодым, и только по долинам виднеются более открытые луговые пространства. Древесные породы всюду одни и те же: ель, сосна, береза, осина; по речным долинам сверх сего — ольха. В виде примеси в молодых порослях встречаются в изобилии черемуха и рябина. Только перевалив высокий хребет Сулея, можно встречать в небольшом, количестве новую древесную породу — дуб.

В окрестностях д. Мурcалимкиной дорога выходит на от­крытую ровную местность, занятую темными почвами. Кругом видны засеянные хлебом поля. Суровый лесной Урал кончился; началась культурная область. Однако дорога скоро снова врезывается в горы, которые по pp. Юрюзани, Сатке и Симу образуюсь множество красивых обрывов; такие обрывы и огромные железнодорожный выемки несколько раз встречаются вблизи Катавских заводов. На прилагаемом рисунке (стр. 310) изобра­жена выемка между Усть-Катавом и Кропачёвым.

В некоторых местах железнодорожные выемки так узки, что ежеминутно кажется, что вагоны зацепятся за выступы скал, а сверху каменные глыбы так нависают, что вот-вот оторвутся и скатятся прямо на поезд. Трещины, разбивающие каменные громады на отдельные огромные куски, увеличиваюсь опасность, а между тем каким-то чудом они держатся и не падают...

Симский завод расположен верстах в 8 от ст. Сим железной дороги. Пришлось взять земских лошадей. Тут сразу [308]дала себя почувствовать бедная, чумазая земледельческая «Расея». Жалкая повозка, ещё более жалкие, заморенные, загнанные ло­шади, запряженные в мочальную и веревочную сбрую ... От этого я стал было отвыкать на Урале. Ехал восемь вёрст целых полтора часа, по дороге ни гор, ни буераков не встречалось. Дорога все время шла по долине р. Сима.

От ст. Симской до завода проведена конно-железная дорога, составляющая предмет особенной ненависти местного населения:

Выемка между Усть-Катавом и Кропачевым. Арсентьев.png
Выемка между Усть-Катавом и Кропачевым.
(С фотографии г. Арсентьева).

ведь она в значительной степени лишила их заработка. Для за­вода, конечно, она имеет несомненную выгоду. В настоящее время перевозка груза со станции до завода обходится всего около четверти копейки с пуда.

Симский завод расположен при выходе р. Сима из узкого красивого ущелья в более широкую долину, идущую отсюда прямо на север до ст. Симской. Довольно глубокий, хотя и не очень обширный пруд, устроенный при заводе, кажется совершенно замкнутым среди гор, так круто р. Сим поворачивает и [309]скрывается за весьма живописной скалой, имеющей оригинальную коническую форму. На вершине этой скалы построена часовенька. Крутые скалы гор густо поросли молодым смешанным лесом, который поражает своей свежестью и здоровьем. Особенно ве­лики молодые побеги пихтовника. Другие возвышенности, сопровождавшая здесь долину Сима (из них выдается высокая коническая гора Шелывагина Шишка), имеют мягкие очертания и пред­ставляют красивую перемежаемость пашней и перелесков. В долине Сима и в нижних частях склонов находятся черноземные почвы, нередко со множеством кварцевых и песчаниковых галек. По более крутым склонам и на возвышенностях развиты почвы серые с подзолистым характером, или глинистые перемытые.

Население Симского завода имеет полуземледельческий характер. Однако условия, в которые поставлен симский обыватель, сложились для него весьма неблагоприятно: его существование всецело зависит от завода. Крестьяне не имеют надельной земли; заводская же земля отдается в аренду только тем, кто имеет какую-нибудь работу на заводе. Аренда достигает до 5 р. 50 коп. десятина. Чтобы пользоваться выгоном, покосом и пахотной землей, необходим о заключить с заводом «условие» на работу. С таких «условных» за право пасти скот также взимается довольно порядочная плата: с овцы 50 коп., с коровы и лошади по одному рублю в лето. При этом надо заметить, что из пятитысячного населения задол­жается на заводе всего тысяча слишком человек (до 300 человек на самом заводе и около 800 человек занято вспомогательными работами).

Собственно завод производит приятное впечатление порядка и экономичности. Между отдельными его частями проложены рель­совые пути; для доставки угля и руды до домны проведена воздушная дорога. Подъём указанных материалов к колошникам производится подъемной машиной.

В прошедшем (1898) году выплавлено было миллион пу­дов чугуна, причём выход его составлял 61% взятой руды.

Уголь, употребляемый в доменном производстве, получается частью печным, а частью кучным способом. В виду значительных расстояний, где отводятся в настоящее время лесосеки, короб угля обходится заводу около 4 рублей[14].

Доменные газы утилизируются сполна частью воздуховными машинами, а частью воздухонагревательными аппаратами. Кроме [310]того, двигателем служит и вода заводского пруда. Полученный чугун Симский завод частью переделывает у себя, а большую часть отправляет на Миньярский завод, находящейся верстах в 3 от ст. Миньяр; часть чугуна продается на сторону. Флюсом служить доломитовый кристаллический известняк, содержащий около 6% MgO. Он прибавляется в количестве 6 — 7%. Обхо­дится вместе с доставкой 0,6 коп. пуд.

Употребляемый при мартеновском производстве хромистый железняк получается Симским заводом из двух районов: 1) из Миасской дачи Златоустовского округа (между д. Сыростаном и Тургояком) с содержанием 31 — 33 % хрома и 2) со ст. Мраморской (к югу от Екатеринбурга) более богатый, содержащий 48 — 50 % хрома. Первый обходится заводу с доставкой на ст. Симскую по 9 коп. пуд, а второй по 41 коп.

Кроме указанных производству Симский завод занимается отливкой чугунных изделий частью для своих надобностей, частью же для потребностей железных дорог и механических заводов.

Лесом Симский завод при настоящем производстве обеспечен, так как его лесная дача имеет свыше 220.000 десятин. Хотя эта дача при прежнем хозяйстве нисколько расстроена, но в ней имеются еще участки совершенно нетронутого леса[15].

О возможности значительного расширения дела и здесь пришлось слышать то же самое, что и в Златоустовском округе, т. е. расшиpeниe возможно только в том случае, когда сюда получит доступ кокс, по цене 20 — 21 коп., как то обещал купец Дёров, владелец западно-сибирских каменноугольных копей. Некото­рое увеличение производительности возможно и при теперешних запасах горючего; при ст. Аша строится новый завод, распола­гающей 40.000 десятин почти нетронутого леса. Лес весьма удобно может сплавляться по p. Aшe; сплавной лес будет до­ставляться на завод гужом всего версты 3, а заводские и здания и продукты прямо на ст. Аша железной дороги на расстоянии каких-нибудь ½ — 1 версты. Как уже указано было выше, окончание постройки этого завода зависит от сооружения ветви от Сатки до Бакальских рудников; тогда явится возможность полу­чать железную руду с Бакальских рудников прямо без перегрузок и в течение круглого года.

Из Симского завода я возвратился снова в Златоуст, а оттуда на ст. Mиасса для того, чтобы проследовать далее к югу до горы Магнитной, получившей в последние годы выдающееся значение и приобретшей широкую известность.


  1. Подобный перерыв в работах практикуется на большинства уральских заводов и если не для всех производств, то по крайней мере для некоторых. Только там, где плата повышена, рабочие не бегут на «страду».
  2. По словам управляющего Златоустовским заводом Э. А. Гертума ежедневная выплавка чугуна достигает до 2.500 пудов.
  3. В настоящее время эксплуатируемые лесные площади отодвинулись от завода на тридцать и более верст.
  4. В настоящее время ветвь эта не доведена ещё до Бакальских рудников, но и теперь бакальская руда обходится заводу всего 6 — 7 коп. пуд. С окончанием же ветки железная руда станет ещё дешевле.
  5. В истекшем году на Орловском руднике добыто было 290.000 пудов руды.
  6. В настоящее время, вследствие устройства углеобжигательных печей у Ковалевых Хуторов, дорога к ним приводится в надлежащий вид
  7. Чтобы судить о величине заработка местного населения, достаточно указать, что подённая плата на заводе колеблется в пределах 40 — 50 коп., с лошадью 70 коп. Лучший рабочей, постоянно работающий на заводе «задельно», может добыть рублей 35 — 40 в месяц.
  8. В истекшем году добыто 1.070,000 пудов руды.
  9. О донецком коксе мечтать не приходится, так как в настоящее время он может быть получен не дешевле 40 коп. пуд.
  10. В прошедшем году такого чугуна сдано 750.000 пудов.
  11. Горное Управление разрешило горному начальнику Златоустовского округа продать означенному обществу около 12.000.000 пудов руды с тем, чтобы добыча руды производилась в течение 6 лет. Общество платит по 6 коп. за пуд добытой обожженной руды.
  12. Насколько тесно в практическом отношении стоит деятельность местных заводов с Бакальской ветвью, видно хотя бы из следующего: как только решено было построить указанную ветвь, началась г. Балашовым постройка нового чугунно-плавильного завода при ст. Аша. Замедлилось окончание ветви, приостановлена была и начавшаяся работа.
  13. При проведении Саткинской железнодорожной ветви, магнезит начали было добывать, как строительный камень.
  14. Mне кажется однако, что показанная цена нисколько высока. Судя по сходству условий, в которых находится Симский завод, с условиями Златоустовского и Саткинского заводов, цены на уголь не должны так резко разниться (в казенных заводах цена угля не превышает 3 рублей короб).
  15. Г. Умов считает для лесооборота совершенно достаточным 50 — 60 лет.