Краткий очерк истории бань и значение их в гигиеническом и терапевтическом отношениях (Карвасовский)/ВТ

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Краткий очерк истории бань и значение их в гигиеническом и терапевтическом отношениях
автор И. А. Карвасовский
Опубл.: 1884. Источник: Commons-logo.svg Карвасовский И. А. Краткий очерк истории бань и значение их в гигиеническом и терапевтическом отношениях. — Киев: 1884.


[3]
ВСТУПЛЕНИЕ

I

Важное гигиеническое и терапевтическое значение купаний и обмываний было известно уже в глубокой древ­ности. Величайшие законодатели Востока возводили телесную чистоту в подвиг добродетели и предписыва­ли своим последователям ежедневные омовения. Браминисты еще и до сих пор считают Ганг священ­ною рекою, а купания в нем — необходимыми не только для телесной, но и для духовной чистоты; египтяне поклонялись Нилу как благодетельному божеству под именем Озириса и считали своей обязанностью прибегать к очищению в водах его ежедневно. Моисей, сознавая всю важность чистоплотности, особенно в жарких странах, предписал евреям, наряду с другими гигиеническими правилами, ежедневные омовения, купания и бани. Купания в священном Иордане производили даже чудеса: сирийский вождь, искупавшийся в нем по совету пророка Елисея семь раз, избавился от страшной болезни — проказы. Наконец, следуя по стопам [4]своего великого предшественника, Магомет в свою оче­редь возводит ежедневные омовения в степень важного религиозного правила, предписывая правоверным мусульманам многократные омовения и пользование ба­нями.

Горе тому народу, который перестал заботиться о чистоте своего тела; судьба его плачевна: множество накожных болезней, масса паразитов, буквально заедающих его, телесная хилость и дряблость, наконец, самая непродолжительность жизни — вот последствия, которые вызываются нечистоплотностью. Недаром те­перь существует мнение, что степень культуры народа хотя отчасти может быть определена количеством ежедневно потребляемой воды. Так, например, — в различных городах Англии водопроводы доставляют ежедневно средним числом по 170 литров воды на каждого жителя, во Франции — около 200 литров, в Северо-Американских Соединённых Штатах — около 250 литров, в Германии — около 130 литров, а у нас в России едва 56 литров в день на человека! Киев в этом отношении стоит даже гораздо ниже среднего числа: у нас водопроводное общество в 1875—1876 гг. подняло всего 42 миллиона ведер воды, что составляет меньше 15 литров на человека. Можно возразить, по­жалуй, что с того времени количество потребляемой в Киеве воды значительно увеличилось; но на самом деле это возражение не может иметь никакого [5]значения. Дело в том, что вся сила существующих ныне машин может поднять не более 200 000 ведер в сутки, а это составляет, если мы даже примем количество населения Киева в 100 000, только два ведра на человека или 24,6 литра в сутки. Но допустим даже, что часть жителей не пользуется водою из водопровода, то все-таки получим число далеко ниже приведенного среднего числа.

Что же сказать о дикарях? Хуже и отвратительнее жизни диких австралийцев и индейцев Северной Америки, по европейскому понятию, ничего не может быть! Они не знают, что значит обмывание, что зна­чит купание; чем старше человек, тем больше на нем грязи. Самый нечистоплотный европеец в срав­нении с ними кажется верхом чистоплотности. Все путешественники единогласно утверждают, что эти на­роды издают такой отвратительный запах, что нос европейца едва переносит общество этих несчастных людей. Зато и болезней у них масса, зато и мрут они как мухи! Кто знает, может быть, поразительно быстрое вымирание упомянутых народов главным образом и обусловлено их нечистоплотностью, их неряшеством: европейцы занесли к ним многие накожные болезни, а эти последние нашли здесь для себя весьма плодородную почву.

С другой стороны, те народы, которые пользуются благодетельными купаниями и банями, освобождают [6]свое тело от грязи и пыли, предупреждают и даже исцеляют многие болезни. Все европейцы, которым приходилось купаться в банях на Востоке, где ис­кусство — разминать члены и тщательно обмывать тело — доведено до высшей степени совершенства, утверждают, что чувствовали себя в это время невыразимо хорошо. Наконец, терапевтическое значение бань сознавалось уже со времен Гиппократа, так что бани применялись древнегреческими врачами при лечении многих болезней.

Из всего сказанного уже видно, какое важное значение должны иметь бани в жизни каждого цивилизованного человека. Если это значение не всеми у нас сознается, то причина этого явления заключается в отсутствии сколько-нибудь подходящего популярного сочинения, которое разъясняло бы образованному чита­телю, какое действие производит баня на организм, и убеждало бы, что баня иногда так же необходима, как самая пища. Желая по возможности содействовать восполнению пробела, я решился выпустить в свет эту небольшую книжку, в которой старался по возможно­сти ясно и популярно изложить сущность всего того, что печаталось о банях в специальных сочинениях. Сознаюсь, что этот труд многих не удовлетворит, что он далеко не полон, но он является у нас в России, кажется, еще первой попыткой в этом направлении. Может быть, найдется другой, более досужий [7]публицист, который разрешит эту задачу полнее и всестороннее, я же могу только сказать теперь: «quod potui — feci; faciant meliora potentes».


II
Греческие и римские бани

Классический древний мир (Греция и Рим) в отношении общественной гигиены и учреждения бань стоял очень высоко: гораздо выше, чем народы новых, а особенно средних веков. Жители Греции и Рима не довольствовались купанием в публичных банях; они устраивали в каждом доме частные бани, где купались после сна, после трудов и вообще отдыхали, нежились и проводили здесь приятно время. Сами боги любили купание и сознавали могущественное значение его. Гера, желая отклонить Зевса от помощи троянам, решается обольстить его своей красотой и под шумок выхлопотать покровительство ахейцам; лучшим средством для усиления своих прелестей она считает купание и благовония. Для этой цели она удаляется в свои чертоги и

Там — амврозической влагой она до малейшего праха
С тела прелестного смыв, умастилася маслом чистейшим,

[8]

Сладким, небесным, изящнейшим всех у нее благовоний…

Нимфа Калипсо, снаряжая Одиссея в путь, «баней его освежила, душистой облекши одеждой», а Цирцея, готовясь отдаться тому же Одиссею, послала его в ба­ню, покрытую драгоценным мрамором, где он испытывал приятную теплоту, а прелестная нимфа полива­ла его голову теплой водой и ароматными эссенциями. В это время, как сам Одиссей говорит, «тело и дух его освободились от всякой усталости».

По свидетельству Геродота, Платона и Аристотеля бани появились в Греции после Троянской войны и были заимствованы греками из Азии. После того устройство бань было усовершенствовано афинянами и мессенцами, а отсюда уже бани распространились, вместе с развитием греческой колонизации, в колониях, причем подвергались, сообразно с местными условиями, более или менее важным преобразованиям. Но особенного богатства, распространения и удобства бани достигли в Древнем Риме. Здесь о банях заботились сами импе­раторы; плата за вход определялась очень маленькая, а в праздничные дни всякий мог входить в баню бесплатно. И все-таки, несмотря на общедоступность, несмотря на заботы императоров о распространении общественных даровых бань, число частных бань в Риме было чрезвычайно велико. Каждый, даже небога­тый, римский гражданин считал своим долгом [9]устроить свое balnearium (баня) или по крайней мере ванну. В то время считалось необходимым купаться два раза в день: утром и вечером. Такая, по-видимому излишняя, чистоплотность объясняется тем, что белья в то время еще не носили, а широкие тоги и туники не могли защищать тело от пыли.

Общественные бани устраивались с большой рос­кошью; при них находились площадки, обширные сады и аллеи, портики для игры в мяч, террасы, множе­ство зданий, служб и коридоров, библиотеки и так далее. Самыми обширными и роскошными банями считались бани Агриппины, Адриана, Каракаллы, а особенно Деоклециана. В последнем помещалось 3000 купален и три огромные бассейна, в которых сотни людей могли одновременно плавать совершенно свободно. Самые бани заключали в себе восемь отделений: a) Aquarium, зал, посреди которого находился огромный бассейн; b) Vaporarium, в котором помещалось множество медных чанов, наполненных водою различной тем­пературы; c) Calidarium — сухая потовая баня; d) Te­pidarium — влажная потовая баня, в которой мрамор­ный пол нагревался снизу и поливался водой для образования пара; e) Hypocaustrum — огромная печь со сводами; f) Frigidarium — отделение, в котором оп­рыскивались и обливались холодной водой; g) Elaeothesium — помещение для растираний и намазываний ароматными маслами и, наконец, h) Apodytherium — зал для одевания. [10]Римлянин входил сначала в calidarium или tepida­rium и оставался там от пяти до восьми минут, после чего переходил в vaporarium и здесь обливался, смотря по желанию, теплою или прохладною водою или погру­жался в бассейн с тепловатой водой. Желающие мог­ли прямо из паровых бань отправляться в frigida­rium или даже в aquarium, где бросались в бассей­ны, наполненные холодной водой, плавали здесь несколько минут и снова возвращались в потовые отделения. Окончивши купание, римлянин переходил в elaeothesium, где его тело натирали ароматными мас­лами, а оттуда выходил в apodytherium, где уже одевался. Для тщательного очищения кожи особые неволь­ники скоблили тело римлян маленькими костяными или деревянными ножичками.

Число прислуживавших в банях рабов было очень велико, и функции их — довольно разнообразны. Одни из них распределяли воду (aquarii), другие — нагревали печь (fornicatores), третьи — натирали тело лебяжьим пухом (jatratiptes), четвертые — терли тело и скоблили его упомянутыми выше ножиками (fricatores), пятые — разминали мускулы, вытягивали члены и зас­тавляли трещать сочленения (tractatores), шестые — выдергивали без боли волоса (alipilarii), седьмые — вырезывали мозоли и затвердения (dropacistes), вось­мые — выливали эссенции и масло на выходивших из бани (unctores), девятые очищали разные отверстия тела (paratiltres), десятые — убирали и мазали волосы и бороду (picatores). [11]

Открытие бань возвещалось барабанным боем или колокольным звоном. Стекавшийся народ располагал­ся на площадях, в портиках, аллеях и залах. Од­ни забавлялись играми, другие слушали ораторов, поэтов, музыкантов, певцов и так далее. Здесь же прода­вались произведения искусства, предметы роскоши и туалетные принадлежности. Изящные своды разных отделений опирались на ионические колонны; пол был испещрен разнообразной и богатой мозаикой, а стены укра­шены скульптурными произведениями и прекрасными картинами. Гардеробная и водопроводы украшались ба­рельефами и статуями. Купальни устраивались из дорогого мрамора, египетского гранита и порфира; одни из них утверждались неподвижно, другие — подвешивались цепями, так что купающийся, сообщая им тол­чки, мог балансировать, как на висячих качелях. Разумеется, всему этому великолепию соответствовали и остальные принадлежности бани, как то: вазы, утварь и так далее.

Подобные только что описанным общественные ба­ни существовали в Риме еще во время республики, но достигли цветущего состояния только во времена Помпея. С этого времени число их значительно возросло, так что каждая улица имела по крайней мере одну баню. Страсть к баням не ослабевала до времен Константина, который устроил несколько бань и в новой своей столице — Константинополе. Но вдруг [12]времена изменились; христианские епископы решили, что общественные бани развращают нравственность, и на­стояли на том, чтобы бани были закрыты. Власть епископов в то время была уже настолько велика, что им легко удалось достигнуть своей цели: бани были закрыты и не появлялись в Европе до времени гос­подства аравитян. Правда, закрытие бань имело для христианских народов роковые последствия; оно выз­вало ужасные накожные болезни и потребовало учреж­дения обширных больниц. Кажется, нетрудно было сообразить, что хуже: болезни ли и необходимые для них больницы или воображаемый соблазн для нрав­ственности, а между тем Европа надолго лишена бы­ла возможности пользоваться благодетельным гигиеническим учреждением вследствие ревностной заботли­вости епископов о духовной чистоте своей паствы.


III
Средневековые и восточные бани

Наступило господство аравитян; Абубекр устроил общественные бани в Испании, Омар — в Леванте, а Абдеррам — во Франции. Судьба этих бань не луч­ше судьбы римских бань. Едва изгнали из Европы мусульман, как со стороны католического духовенства [13]снова начались гонения на бани. Для духовенства до­статочно было уже того, что мусульмане пользовались банями по предписанию Корана, следовательно для христиан, по мнению патеров, одно уже это служило источником безнравственности и растления. Таким образом, христианам снова закрыт был доступ в об­щественные бани, и новые бани не строились.

Между тем начались крестовые походы. Толпы крестоносцев устремились на восток и здесь получили возможность ближе ознакомиться с благодетельным влиянием бань. Мусульманские бани отличались такою же роскошью, как и римские. Они обыкновенно состо­яли из четырех квадратных отделений со сводами, но в богатых банях могло быть и больше отделений, назначенных для отдыха. Самыми важными, однако, были два отделения, из которых одно служило для мытья, а другое — для потения. Последнее отделение, или теп­лица, отличалось высокой температурой и выстилалось мраморным полом. Под полом происходило посто­янное нагревание, так что он был горячий, следова­тельно босыми ногами туда входить нельзя было, а для этой цели надевались особые деревянные башмаки. Сре­ди комнаты находилось возвышение, на котором ложи­лись и потели. Пар образовался, как и в римских банях, поливанием пола водою, и температура теплицы нередко доходила до 60 °R. Пропотевши некоторое время (около четверти часа), моющийся переходил в следующее [14]отделение, ложился на доски, покрытые рогожами и ковром, и здесь подвергался операции мытья. Операция эта производилась особенным банщиком, который в турецких банях называется теллаком, то есть гладильщиком. Теллак натирал сначала тело моющегося губкою, а потом, надевши на руку мягкую кожаную перчатку, тер ею тело сначала тихо и нежно, затем все сильнее и сильнее. Когда кожа, вследствие трения, краснела, теллак снимал перчатку и разминал тело голыми руками. Разминание это он производил равномерно и умеренно то правой, то левой рукой, а затем вытягивал члены и заставлял хрустеть сочленовные поверхности; вся эта операция длилась от пятнадцати до двадцати минут, а затем все тело и волосы намыливались твердым ароматным мылом. Моющийся садился на табурет, и теллак тер его уже обеими руками, быстро и очень ловко скользя ими по пояснице, возвращаясь на грудь и охватывая члены. Затем тело снова покры­валось мыльной пеной и снова подвергалось некоторое время трению. Теперь только следовала операция окачивания теплой и прохладной водой, после которой купающийся входил в отделение для отдохновения. Пробыв здесь некоторое время и отдохнув, купавшийся покры­вался шерстяным одеялом и переходил в уборную, где банный мальчик вытирал его простынями досуха и помогал одеваться. После одевания подавались труб­ка табаку и чашка кофе. [15]

Восточные бани отличались замечательной чистотой и опрятностью; стены их были тщательно выбелены и содержались необыкновенно чисто. Комнаты для отдыха и одевания имели умеренную температуру и убирались весьма роскошно; пол устилался чистыми циновками и тростником, матрацы покрывались ковра­ми или бараньими кожами с тонкою белою шерстью, а в богатых банях среди залы находился большой мраморный бассейн с фонтаном и роскошными растениями. Свод иногда оканчивался куполом, убранным цветными стеклами, пропускавшими в залу волшебный полусвет. Тут же помещался род буфета, вокруг которого стояли мягкие диваны, на которых лежали мусульмане, разговаривая о делах, покуривая трубки и запивая кофе.

По предписанию Корана мужчины должны были ходить в баню раз в неделю, а женщины два раза в месяц; но мусульмане так любили баниться, что пользовались купаниями гораздо чаще: они видели, что эти купания совершенно очищают кожу, смягчают тело, облегчают движение членов, доставляют невыразимое наслаждение и укрепляют здоровье.

Описанный тип восточных бань остался неизменным и до сих пор; теперешняя турецкая баня ничем почти не отличается от описанной выше. Турецкие женщины ходят в баню обыкновенно два раза в неделю и никак не реже одного раза. Оно и [16]понятно; день этот служит для турчанки днем наслаждения. В этот день она кокетливо и тщательно одевается в свои лучшие одежды, украшает себя драго­ценностями, закутывается большой вуалью и скромно входит в баню. Здесь вуаль, скрывавшая прелести и роскошные одежды от нескромных взглядов прохожих, становится излишней: женщинам нечего скрывать свои прелести друг от друга. Напротив, здесь у них арена тщеславия, здесь турнир, на котором они могут состязаться и роскошью и красотой. Вымывшись в бане и отдохнувши, они одеваются; тут-то и начинается праздник. Курильницы испускают волны ароматного дыма, а невольницы нежно расчесывают им волосы, поливая их разными эссенциями, жасмин­ной и розовой водой, другие невольницы играют на мандолинах и исполняют сладострастные танцы. Вот где можно вдоволь насладиться и музыкой и зрелищем танцев; вот где можно посплетничать и показать свои роскошные наряды.

Но возвратимся к крестоносцам. Присмотревшись к восточным баням и испытавши на себе их благодетельное влияние, крестоносцы постарались устро­ить публичные бани и в своем отечестве. Древние римские теплицы были возобновлены, новые вырастали как грибы. В XV и XVI столетиях бани для многих европейцев стали существенной необходимостью жизни. В гостиницах устраивались частные бани, и каждый [17]живший в них мог в то же время пользоваться их банями. Бани эти сделались очень разнообразны: здесь были и ванны, и потовые бани, и отделения, где пили кофе, стриглись, согревались в холодное время года и так далее. Но нет добра без худа: в банях происхо­дило смешение полов, которое очень дурно отзывалось на нравственности, и вот еще раз бани нашли себе противников в духовенстве, которое под предлогом злоупотребления настояло в 1569 году на том, чтобы бани были изгнаны и закрыты. Таким образом, бани еще раз были изгнаны из Европы и только в сравни­тельно недавнее время снова утвердились в западных государствах. В настоящее время наибольшим сочувствием населения пользуются общественные купальни и бани в Англии, где законом 1874 г. (Bath and Wash Houses Act) каждой общине было дозволено сделать заем на устройство бань для рабочего класса. Во Франции закон 3 февраля 1851 года дал министру торгов­ли и земледелия право употребить 600 000 франков казенных денег на устройство публичных бань. Всего менее распространены подобные учреждения в Германии, но и там они начинают мало-помалу распростра­няться. Наконец, в Северной Америке в настоящее время существуют бесплатные бани для бедных.


[18]
IV
История русских бань

Посмотрим теперь на историю бань в России. Рус­ская баня есть нечто оригинальное, свойственное толь­ко русским славянам, она так же древня, как и са­ми славяне. Русские бани всегда преследовали только гигиенические цели: о неге и провождении времени сла­вяне не заботились и потому устраивали свои бани просто и незатейливо. Этим, вероятно, объясняется и то обстоятельство, что русские бани никогда не преследовались ни гражданскими, ни духовными законами. Первые известия о русских банях мы находим у летописца Нестора в описании путешествия Андрея Первозванного, который в словенской земле «виде, как ее моют и хвощут». У них были «бани древяны», которые они «вельми пережигали» и нагие обливались в них «мытелью», потом брали «ветвие» и били себя им до того, что едва «вылезут живи сущи», после чего обливались «водою студеною». В другом месте Нестор упоминает о банях, когда описывает, как со­жгли по приказанию княгини Ольги послов древлянского князя Мала. Исторические факты показывают далее, что во время удельно-вечевого периода и периода [19]московских царей баня пользовалась при дворе большим уважением. Великие князья и цари ходили в баню каж­дую неделю; но особенно необходимою баня считалась при свадьбах. В последнем случае банились накануне свадьбы и на другой день после нее. Некоторые придворные удостоивались чести баниться вместе с государем, другие же прислуживали, подавали белье и так далее. Так, например, во время свадьбы Василия Ива­новича с Глинскою в 1526 году издан был «Разряд бояром и детем боярским как быти на свадьбе у Великого князя Василия Ивановича». В этом «разряде» поименованы лица, которые должны были мыться с государем и носить платье за ним. На дру­гой день после свадьбы Михаила Феодоровича в 1626 году в бане был даже устроен обед и пир, на котором, по словам летописца, «Государь, вышед из сенника, был в мыльне, и кушал в мыльне, а ествы были приказные. И жаловал Государь, подавал ближним бояром ествы, а бояр и окольничих жа­ловал, посылал романею в кубках». Обыкновенно мытье в бане в то время продолжалось почти целый день, а для развлечения играла музыка. В царствование Петра Великого, по словам камер-юнкера Берхгольца, бани были устроены почти при каждом доме. В них купались раз или два раза в неделю. Прислуживали в банях русские и чухонские женщины, которые умели мастерски исполнять свое дело. Полка покрывалась [20]соломою и чистой простынею; моющийся ложился на нее и некоторое время потел; потом являлись женщины, парили лежавшего березовыми вениками, затем цара­пали по всему телу пальцами для отделения нечистот, натирали мылом, окачивали, по желанию, теплой или холодной водой и обтирали чистыми полотенцами. Берхгольц говорит далее, что русские совершенно голые бросались из самых жарких бань в самую холодную воду и чувствовали себя очень хорошо, потому что при­выкали к этому с детства. Каждый русский считал баню насущнейшей потребностью; по словам Олеария, русские считали Лжедмитрия чужестранцем главным образом за то, что он не любил баниться. Общест­венные русские парные бани описываются Олеарием так. Деревянною перегородкою баня делилась на две половины: мужскую и женскую; перегородка эта, впрочем, вовсе не скрывала одну половину от другой, да и вход в обе половины был общий. Мужчины и жен­щины входили в одну и ту же дверь, причем более скромные женщины закрывались вениками, а другие вовсе не стеснялись своей наготой и даже разговаривали со своими мужьями в присутствии других мужчин. Распарившись до невозможности, и мужчины и женщины, мокрые и нагие, бросались в холодную воду, а зимою прямо валялись по снегу. Такая «перемена противоположных деятелей», по замечанию Олеария, «благоприятствует их здоровью». [21]

В то время, когда Олеарий путешествовал по Московии, появились уже и немецкие парные бани, ко­торые, по его словам, были гораздо лучше устроены. Пол в них покрывался сосновыми листьями, истер­тыми в порошок, а также разными травами и цветами, сообщавшими воздуху очень приятный запах. Ска­мейки для потения и растираний располагались вдоль стен в несколько этажей; они покрывались белыми простынями и набитыми сеном подушками. Каждому входящему давалась прислуга, которая подавала при входе несколько кусков редьки и соли; если же вы были друг дома, то сама хозяйка или ее дочь подава­ли вам питье, состоявшее из вина и пива, в которое клали ржаной хлеб, мелкие ломтики лимона и мускат­ный орех. Затем прислуга приступала к делу: терла, мыла, купала и делала все необходимое. По окончании бани обыкновенно ложились в постель.

Общественные бани в прошлом столетии были очень распространены и составляли отдельную отрасль промышленности. Они брались сначала на откуп, но, бла­годаря злоупотреблениям откупщиков, откуп впоследствии был уничтожен. Тогда же рядом с обыкновен­ными банями появлялись и так называемые бадерские, то есть врачебные бани. Бадерскими они назывались потому, что содержатели их были известны под именем бадеров. Это были большею частью иностранцы. Для содержания врачебной бани требовалось разрешение [22]правительства. Первым, выхлопотавшим себе привилегию на устройство бадерской бани в Москве, был Яков Кентер. Привилегия эта выдана была от медицинской канцелярии в 1733 году; ею разрешалось Кентеру ку­пить в Немецкой слободе землю и построить на ней баню. Строение его избавлялось от всяких постоев и податей, а Кентер обязывался пользовать в своей бане наружные болезни, не производить трудных операций без ведома и совета доктора, не составлять и не продавать в ущерб аптекарей медикаментов и за труд свой брать «цену настоящую и без излишества». Вместе с тем ему запрещалось держать водку и всякие «заповедные напитки», а также беглых и подозрительных людей. Осуществление этого предприятия от­кладывалось Кентером очень долго, но наконец баня была устроена в Петербурге по плану, утвержденному медицинской канцелярией, и была совершенно похожа на теперешние торговые бани. Само собою разумеется, что устройство бадерских бань крайне не нравилось откупщикам торговых бань. Так, в 1788 году от­купщики торговых бань в Петербурге — Андреев и Баранщиков жаловались на бадера Грудинского, что в его бане всякий посетитель парится за деньги, как и в торговых банях, и через это он делает им подрыв, отступая от бадерской привилегии, а казне причиняет убытки, лишая откуп принадлежащих ему доходов. Грудинский едва мог оправдаться, да и то [23]благодаря только всем известным тогда злоупотреблениям банных откупщиков.


V
Нынешнее устройство русских бань

В настоящее время русские бани по устройству можно разделить на два разряда, а именно: a) частные бани, куда относятся: 1) парение в печках, 2) черные бани, 3) белые, или городские, бани, и b) общественные бани, которые до недавнего времени, смотря по цене, назначенной за вход, делились на четыре класса: 1) простонародные, 2) смешанные, 3) дворянские и семейные, или номерные, бани. Остановимся немного на устройстве каждого вида бань.

I. Парение в печках. Этот способ парения принадлежит к самым древним, но практикуется в некоторых захолустных деревнях и доныне. Баню в данном случае заменяет простая русская печь. Ба­нятся в ней при удобном случае, например при топке печи для печения хлеба. После того как хлеб вынут из печки, под ее настилается соломой, и желающий мыться влезает в нее с шайкой воды и [24]распаренным в горячей воде веником. В печке берут пучок соломы, обмакивают его в воду и водят им в ту и другую сторону; при этих манипуляциях через несколько минут печка наполняет­ся горячим паром. Тогда парящийся, лежа, припаривает себе веником различные места тела; это про­должается от двадцати до тридцати минут. Когда силы начинают ослабевать, парящийся вылазит из печки и для охлаждения выходит на снег или в холодные сени. Такие приемы повторяются иногда раза три, после чего следует обыкновенное обмывание мылом, щелоком и водой. Больных и дряхлых стариков для отправки в печь кладут на доску и с ними влазит другой для парения.

II. Черные, или деревенские, бани — строятся до­вольно далеко от жилых помещений. Это небольшой деревянный домик, состоящий из двух комнат: собственно бани и предбанника. В каком-нибудь углу бани помещается четвероугольная печь с громадным устьем, основание которого находится непосредственно над полом. Над сводами устья расположено другое отверстие, так называемая каменка; это отверстие наполняется речными камнями, которые вследствие дурной проводи­мости тепла сильно накаливаются (иногда докрасна). Дымовой трубы нет вовсе, так что во время топки дым выходит прямо в баню, — вследствие чего во время топки открываются двери и единственное окно. [25]Возле стен устроены скамейки для мытья, а рядом с печкою помещается поло́к, состоящий из нескольких ступеней и верхней, довольно широкой пло­щадки. Над полком расположено небольшое око­шечко, закрытое деревянною задвижкою. В случае угара или очень высокой температуры это окошеч­ко открывается и, не охлаждая сразу бани, служит для освежения воздуха. Когда баня жарко натоплена, устье печки, окно и двери затворяются и в каменку вливается несколько шаек холодной воды, отчего баня сильно наполняется паром, и удушливая, сухая теплота превращается во влажную. Это называется опариванием бани. Тем не менее в наших банях, как показал доктор Костюрин, воздух никогда не бывает вполне насыщен парами. Если повесить на по­лок мокрое платье, то оно быстро высыхает; это зна­чит, что воздух все-таки сух, то есть при этой тем­пературе он может содержать в себе гораздо больше паров, чем содержит.

Через час после опаривания баня готова. Горя­чая вода, щелок и банные принадлежности приносятся моющимися с собою, а холодная вода всегда находится в бане. Предбанник не отапливается, служит для помещения воды и для одевания. Само собою разумеется, что такие бани бывают крайне грязны и угарны, потому что копоть и газообразные продукты горения выходят свободно в комнату. [26]

III. Городские, или белые, бани — в общих чертах сходны с деревенскими, но отличаются от них большими удобствами и способом отопления. Здесь отопление производится по-белому, то есть дым прово­дится наружу дымовыми трубами. Такие бани чище, менее угарны, просторнее и выше. Пол выстилается досками, а не бревнами, как в деревенских банях; в бане находятся банные принадлежности и теплая вода в котле, вмазанном в печь. Предбанник теп­лый и состоит из большой светлой комнаты, в ко­торой стоит кровать или диван.

Частными банями пользовались в городах преи­мущественно состоятельные классы; для устройства бани нужно было иметь большую усадьбу, так как указом повелевалось «мыльни строить на огородах и на полых местах не близко от хором» — во избежание пожаров. Рабочий народ и бедные классы городского населения не имели возможности устраивать частные бани, поэтому явилась потребность устраивать бани об­щественные. Последние строились главным образом для простого народа, так что в Москве до конца прошлого столетия так называемых дворянских бань не было вовсе. Мало того, до половины прошлого века в банях этих мылись без различия пола и муж­чины и женщины; только указом Сената 1743 года за­прещено было париться мужчинам вместе с женщи­нами. Вследствие этого указа и еще другого, изданного [27]в 1782 году, мужчинам позволялось ходить в баню утром, а женщинам вечером. Потом самую баню начали разделять деревянными перегородками или рогожаными занавесками, так что одна половина полка принадлежала мужскому отделению, а другая — женскому. В недавнее время, да и теперь, общественные бани устраивались в четырех видах.

I. Простонародные бани. Они состоят из трех отделений: предбанника, комнаты для мытья и комнаты для парения. Прежде отапливались эти бани по-черно­му, теперь исключительно отапливаются по-белому. Содержатся они обыкновенно крайне грязно, чему способ­ствует дозволение приходящим мыть в банях грязное белье. На лавках и на полу накопляются целые слои грязи и мыла. Воздух отличается отвратительным запахом вследствие скопления народа, испарений при мойке грязного белья и разных летучих мазей, которые употребляются народом для наружных втираний с терапевтической целью. Обстановка самая простая: везде деревянные скамейки; для мытья служат деревянные шайки. Мыло и другие банные принадлежности приносятся посетителями с собою. Цена за мытье наз­начается обыкновенно весьма малая, например 5 копеек.

2) Смешанные бани мало чем отличаются от простонародных; они только немного удобнее, обширнее, светлее и чище содержатся. Температура комнаты для парения несколько ниже, чем в простонародных [28]банях. Желающие могут воспользоваться за известную плату (копеек 10) услугами банщика. Цена за вход тоже невелика, например 12—15 копеек.

III. Дворянские бани отличаются чистотой и оп­рятностью. В уборной комнате лавки устилаются мягкими или даже пружинными матрацами, иногда покрытыми чис­тыми простынями. В мыльной комнате часто устраиваются ванны, души, а в иных случаях даже бассейны. Скамьи для мытья иногда мраморные; всегда есть достаточное чис­ло готовых к услугам банщиков. Полы уборной ком­наты устланы коврами или войлоком; пол в мыльной комнате залит цементом или асфальтовый с наклоном для стока воды и так далее. Словом, дворянские бани обставляются большими или меньшими удобствами и комфортом, за что и взимается с посетителей сравни­тельно высокая плата: от 40 до 50 копеек.

Семейные, или номерные, бани отличаются не­большими размерами, состоят тоже из трех отделений, а иногда — из двух (комнаты для мытья и убор­ной). Цена за вход зависит от обширности помещения и обстановки комнат. Иногда номерные бани обставляются чрезвычайно роскошно, так что похожи скорее на фешенебельные гостиные. В номерах мо­жет помещаться одно семейство, то есть разрешается мыться различным полам вместе.

В последнее время, по примеру Германии, рядом [29]с номерными банями стали устраивать отдельные ван­ны. Ванна состоит из одной, более или менее изящ­но обставленной, комнаты, в которой находится мрамор­ная или металлическая ванна и диван или кушетка для отдыха и раздевания.

При этом следует заметить, что мраморные ванны, так уважаемые публикою по своему приятному наружному виду, менее полезны металлических, так как мрамор обладает свойством всасывания гораздо более, чем металл.

Россия в настоящее время вообще занимает вы­дающееся место и относительно распространения общественных бань, и относительно доступности их для бедного класса населения, но, к сожалению, все эти заведения представляют частную предприимчивость и потому устраиваются плохо и содержатся крайне нечи­стоплотно. Так, например, большинство московских бань имеют допотопное устройство и вовсе почти не заботятся о чистоте содержания. Этого, разумеется, нельзя сказать о петербургских банях, которые го­раздо лучше устроены и чище содержатся. Что касается наших, киевских, бань, то они далеко не все отли­чаются чистотою, а некоторые употребляют даже воду из грязных озер, прудов и речек.

Вода проводится в бани обыкновенно посредством труб в большом изобилии; она наполняет ог­ромные котлы и бассейны. Горячая вода по мере [30]убывания постоянно пополняется новою. Такое обилие воды дает общественным баням большое преимущество перед частными, в которых большой запас воды до­вольно затруднителен. Из бассейнов посредством тонких трубок вода проводится в различные помещения, где трубки оканчиваются кранами. Во время мытья комнаты для парения и обмывания сообщаются между собою только тогда, когда температура последней комнаты значительно понизилась; в остальное время эти комнаты разобщены. В уборной комнате помещается отдельная печь или, как в лучших банях, ками­ны, которые согревают и очищают воздух.


VI
Способы мытья

Моются в наших банях большею частью так. Раздевшись в уборной, отправляются в комнату для парения, ложатся на полок или на скамейку и здесь потеют в продолжении четверти часа. Между тем банщик выбирает веник из тонких березовых ветвей, размачивает его в горячей воде и присту­пает к парению. Для этого он надевает на голову шайку или колпак, чтобы предохранить себя от [31]излишнего жара, слегка смачивает тело купающегося и производит в воздухе быстрые движения веником, легко прикладывая, а потом ударяя им по телу. В тех местах, где прикладывается веник, ощущение тепла становится значительно сильнее. Парение продолжается от нескольких минут до получаса, но есть такие любители, которые даже этим не удовлетворяются. В последнем случае банщики прибегают к хит­рости: они намазывают веник деревянным маслом. К телу в этом случае прикасается горячая жид­кость, которая производит ощущение гораздо сильнее, чем сгущенный водяной пар. После парения окачи­ваются холодной водой или душем и несколько ми­нут отдыхают. Тогда начинаются обмывание и натирание тела мылом. Прежде всего банщик моет голову. Эта операция требует большого навыка; неопытные банщики сильно перепутывают волоса. Сначала голова намыливается мылом, а затем банщик начинает царапать кожу ногтями и перебирать волосы. Искусство состоит в том, чтобы не причинить при этом боли и не запутать волоса. Эта операция продолжается до тех пор, пока волосы под руками не начинают из­давать скрипение: это считается признаком совершен­ной чистоты волос. Затем следует намыливание и обмывание тела; моющегося кладут на мраморную или деревянную скамейку и трут намыленным пучком мягкой мочалы или губкой. Трения эти продолжаются [32]довольно долго и сильно. После намыливания и трения обливают несколько раз тепловатою водою, и этим операция заканчивается. Некоторые, впрочем, после всего этого любят еще принять ванну, души или оку­нуться и поплавать в бассейне, если он есть в бане.

Иногда к описанному способу мытья присоеди­няются еще некоторые приемы, имеющие врачебную цель. Так, например, при болях в пояснице, в сочленениях или в животе банщики употребляют так называемое «правление», которое состоит в том, что они голыми руками давят и медленно проводят взад и вперед по пояснице, животу или сочленениям или вытягивают в разных направлениях оконечнос­ти. В женских банях прислуга иногда делает женщинам так называемое «правление живота», которое состоит в медленном нажимании живота снизу вверх от лобка к пупку. Женщины убеждены, что этими манипуляциями матка лучше утверждается на своем месте. Другие врачебные средства без разрешения вра­ча не дозволяются. Так, например, в XIII томе Ус­тава врачебного в статье 78 сказано: «Врачи с.-пе­тербургской полиции обязаны наблюдать, чтобы в ба­нях не было производимо: кровопускания, приставления пиявок и т. п. без предписания врачей, и чтобы в них не было угара».


[33]
VII
Гигиеническое значение бань

Несмотря на то, что научная разработка вопроса о действии бани на организм здорового человека на­чалась весьма недавно, в настоящее время сделано по этому вопросу довольно много. Труды Спасского, Забелина, Знаменского, Величковского, Стольникова, Засецкого, Костюрина, Тумаса, Чугина, Тарханова, Фиалковского, Штрома, Златковского, Годлевского и некоторых других пролили много света как на историю бань, так и на их гигиеническое и терапевтическое значение. Благодаря исследованиям и наблюдениям перечисленных авторов, сделалось возможным точное определение не только гигиенического и физиологического действия бань, но и терапевтического значения их. Я по­стараюсь здесь дать образованному читателю сжатые ответы на означенные выше вопросы и доставить ему тем самым возможность оценить настоящее значение бань и ориентироваться в тех случаях, когда баня противопоказывается состоянием здоровья. Таким образом, я изложу сначала основания гигиенического значения и физиологического действия бань, а затем [34]укажу, в каких патологических случаях баня полезна и в каких от нее следует воздержаться.

Сравнивая устройство русских бань с древне­римскими и восточными, мы видим, что в наших банях, несмотря на небольшое число комнат, произ­водится почти все то, что производилось в римских банях. Однако наши бани представляют много преи­муществ. Дело в том, что в римском vaporarium и в потовых отделениях восточных бань пар был заперт внутри бани, и вода, налитая на пол, не переменялась. Таким образом, парившиеся должны были дышать испорченным воздухом; самая температура пара была слишком высока и распределялась равномерно по всему помещению; наконец, горячий пол заставлял прибегать к деревянным башмакам. В на­ших банях эти недостатки устранены. В потовом отделении каждый может воспользоваться той темпера­турой, которая для него удобна. Действительно, по наблюдениям доктора Знаменского, температура в разных местах парильного отделения различна: на полке без поддавания воды в каменку — 32—34 °R; при под­давании воды температура, смотря по количеству вылитой воды, возвышается от 40 до 55 °R. Далее, в средине комнаты около лавок 28—29°, а на полу 21—23 °R. Эти числа показывают, что в парильне темпе­ратура разнообразна, а это разнообразие дает возмож­ность выбора температуры наиболее подходящей для [35]купающегося субъекта. Другое удобство наших бань заключается в том, что комната для мытья согревается тем же паром, что и парильня, следовательно пар не заключен в тесном замкнутом пространстве; это обстоятельство способствует тому, что воздух в наших банях не так быстро портится, так как пар возобновляется неоднократным наливанием воды на каменку. Наконец, в наших банях нет сухого потового отделения; но оно нам и не нужно, потому что в огромном большинстве случаев вовсе нет необходимости в обильном выделении пота. Мало того, обильное выделение пота даже вредно, потому что ведет к большой потере воды, которую трудно возна­градить, и вообще к ослаблению организма.

В чем же состоит действие бань на человека? При входе в баню чувствуется прежде всего приятное ощущение теплоты. Через некоторое время все тело становится влажным до того, что влага падает с лица и рук в виде капель. Эта влага есть не что иное, как капельно-жидкая вода, сгустившаяся от прикосновения пара к поверхности тела[1]. Затем кожа, [36]а особенно лицо, начинают краснеть, и температура тела несколько повышается. На коже в различных местах появляется пот[2]. Дыхание и сердцебиение усиливаются, а удары пульса достигают до 130 и да­же более в минуту. После продолжительного пребывания в бане чувствуется некоторая слабость и уста­лость, которые быстро проходят после прохладных обливаний водою. При очень продолжительном пребывании в бане является головная боль и прилив кро­ви к голове и к легким. По окончании бани, если купающийся не злоупотреблял ею, чувствуется необы­кновенная легкость в движениях, хороший аппетит и такое ощущение, как будто человек избавился от большой ноши. Сон после бани приятен и оживляет. Доктор Годлевский («Материалы для учения о русской [37]бане» Спб. 1883 г.) говорит, что после ежедневного употребления бани через несколько дней «вид кожи изменился; она казалась мягче, тоньше, эластичнее и как бы более раздражительной; прикосновение к коже ляписом вызывало боль довольно сильную, тогда как такое же прикосновение ляписом до опытов было почти безболезненно».

Температура крови, по старым опытам Мажанди, при действии более возвышенной температуры ок­ружающей среды немного повышается, но это повышение не превышает 4 °R. Самое возвышение температу­ры происходит через поверхность кожи скорее, чем через поверхность легких. Эта возвышенная темпера­тура крови сохраняется некоторое время и после вы­хода из потовой бани, а вместе с тем сохраняется и ускоренное кровообращение. Эти факты служат меж­ду прочим объяснением безнаказанности тех холодных купаний и снежных ванн, к которым прибегает русский народ во время бани: когда кровь цир­кулирует на поверхности тела быстрее и энергичнее, то самый сильный, но непродолжительный, наружный холод может оказаться совершенно безвредным.

Таким образом, баня действует особенно на кожу, а между тем кожа играет в организме чрез­вычайно важную роль. Если отправления ее неполны и слабы, то наступают важные расстройства и в самом организме. Нормальная деятельность кожи очень [38]обширна: она служит органом выделения негодных веществ, органом для обмена газов; наконец, на поверх­ности ее постоянно происходит испарение воды. Подобная деятельность тождественна с деятельностью легких, и различие состоит только в том, что испарение воды на поверхности кожи сильнее и что вместе с водою при этом выделяются соли и органические вещества, то есть кожа выделяет пот и жир. Как показал профессор Тарха­нов, пот выделяется из лимфы, крови и из запасной влаги, находящейся в организме, например из кишок, из водяночных отеков и так далее. Вот почему, между прочим, банщики должны пить довольно часто воду или пиво. При отсутствии достаточного запаса влаги пот выделялся бы на счет крови и ослаблял бы организм.

Пот представляет собою мутную бесцветную жид­кость, обладающую соленым вкусом, кислой реакцией и характерным запахом, который, впрочем, в разных местах тела бывает различен. Мутность пота, как показывает микроскопическое исследование, зависит от присутствия в нем наружных клеток эпидермиса, продолговатых клеток (так называ­емых слизистых телец) и зернышек. В жид­кости пота, которая сама по себе совершенно про­зрачна, кроме воды, составляющей около 97 %, най­дены неорганические вещества, как то: поваренная соль, фосфорнокислый натр и другие, далее, следы серы и органические вещества, преимущественно жиры, но также: [39]холестеарин, уксусная, муравьиная и масляная кислоты. Функе доказал также в поте присутствие мочевины. Запах пота, как уже сказано, в различных частях тела различен, но от чего он зависит — пока не определено. Жир выделяется сальными железами кожи и смазывает волосы, проникая отчасти в ткань их. Жи­ровая смазка, предохраняя волоса от высыхания, умень­шает проницаемость, ограничивает испарение и делает волосы менее гигроскопичными.

Кожа есть орган ощущения; от устройства ее зависит предрасположение к болезням. У кого она слаба, чувствительна и нежна, тот простуживается очень легко и расположен к потливости. Вот почему правильная деятельность кожи имеет очень важное значение. С прекращением ее может прекратиться и самая жизнь; так, самые поверхностные ожоги или накожные сыпи, занимающие большую поверхность, пре­кращая транспирацию кожи, нередко ведут к смерти. Таким образом, главнейшее гигиеническое правило дол­жно заключаться в том, чтобы поддерживать жизнен­ность, деятельность и проницаемость кожи.

При черной работе, грязном помещении, уличной пыли, путешествиях и так далее на коже постоянно осаж­дается грязь, которая смешивается с потом и с ко­жными отделениями. При этом жидкая часть пота (вода) испаряется, а на коже остаются соли и жир, которые смешиваются с пылью и закрывают поры, [40]затрудняя транспирацию кожи. Кожа становится сухою, шероховатою, начинает зудить и наконец покрывается сыпями (например, acne, pythiriasis и другими). В подобных случаях возобновление деятельности кожи достигается только обмыванием в бане. Здесь представляются для этого все условия: высокая температура, теплая вода, мыло и трение. Прилив крови к периферии и ускорен­ное кровообращение способствуют усиленному испарению и более энергичному обмену газов. Испарина при этом никогда не достигает чрезмерных размеров, потому что воздух нашей бани все-таки почти насыщен парами. Пот, выделившийся через кожу, стекает в виде капель, и только незначительная часть его испаряется и охлаждает кожу. В противополож­ность римской сухой потовой бане наша влажная баня производит испарину весьма небольшую: по определениям Костюрина, не больше 900 граммов. Таким образом, русская баня, восстановляя деятельность кожи, вовсе не ослабляет организма, а, напротив, даже укрепляет его. Резкие переходы от тепла к хо­лоду делают кожу менее чувствительной к атмосферным явлениям. Если сравнить в этом отношении влияние бани с влиянием теплых ванн, то на стороне бани окажется полное преимущество, так как употребление ванн делает нас изнеженными и чув­ствительными к атмосферным переменам. Если к [41]этому присоединить, что в умеренном и холодном климате большую часть года приходится прибегать к те­плой одежде, которая закрывает кожу и таким образом почти прекращает ее деятельность, то станет ясно, что употребление бани является у нас необходимым условием как для сохранения здоровья, так и для рав­новесия жизненных функций.

Кроме действия на кожу, баня производит в организме еще следующие изменения: грудная клетка расширяется, руки и ноги немного увеличиваются в объеме, восприимчивость всей нервной системы повы­шается, сила вздоха и выдоха уменьшается, сила мышц немного падает, пульс ускоряется и слабеет, пищеварение замедляется и, наконец, мозговая работа снача­ла идет весьма энергично, но при продолжительном лежании на полке до того ослабевает, что в это вре­мя трудно бывает решить простую задачу.


VIII
Гигиеническое и терапевтическое значение различных манипуля­ций, производимых банщиками

Посмотрим теперь, какое влияние производят на банящихся различные действия, употребляемые [42]опытными банщиками. К таким действиям отно­сятся: трения, разминания и парение.

a) Трения в наших банях производятся су­конками, губками, а чаще всего мочалками из липового лыка. Они служат для очищения кожи от нечистот, открывания пор, возбуждения нервных сосочков и волосных сосудов кожи. Все эти факторы в свою очередь возвышают питание тканей, устанавливают гармонию жизненных сил, сообщают гибкость и лег­кость движения мышцам и сочленениям. Таким образом, влияние трений не ограничивается одной кожей, а распространяется вглубь, давая импульс более энергич­ному кровообращению. Лучшим орудием для трений служат, бесспорно, мочалки и суконки, так как посредством их цель достигается скорее всего, но для детей и очень нежных людей достаточно употребления губок. Употребление мыла необходимо; мыло способствует более тщательному очищению кожи от нечистот, а осо­бенно жиров, которые, как говорят химики, «обмы­ливаются» мылом, то есть разлагаются на свои составные части: олеин, глицерин и жирные кислоты. Вместе с тем мыло несколько возбуждает кожу и усили­вает отделение кожного жира, так что кожа стано­вится мягкою и немного лоснящеюся. Лучшим мылом в гигиеническом отношении является плотное туалет­ное, которое приготовляется из сала, оливкового масла, соды, поташи и душистых эфирных масл. [43]

b) Разминания (massage) — это особенный способ давления на кожу и мышцы; способ этот главным образом употребителен на Востоке. Сначала произво­дятся более или менее сильные давления на плечи и грудь, а затем разминания, вытягивания, сгибания и разгибания членов. Самая операция происходит так, что первые движения имеют характер легких прикосновений, которые постепенно усиливаются и делаются энергичнее. После разминания «моющийся чувствует себя обновленным, всякий род стеснения и усталости рассеивается, движения сочленений соверша­ются с удивительною легкостью. Получивши гибкость, необыкновенную легкость, вымывшийся считает себя помолодевшим и испытывает общее довольство, кото­рое трудно выразить» («О русских банях», диссертация В. Знаменского, стр. 58). В наших банях раз­минания употребляются только в исключительных случаях, например при ревматических болях, и производят­ся далеко не так ловко, как в восточных банях. Некоторые терапевты считают разминания полезными не только в гигиеническом, но во многих случаях и в терапевтическом отношении, так что распространение этого приема у нас было бы весьма желательно.

c) Парение. Действие парения на тело состоит в том, что взмахиванием и приближением веника к телу окружающий пар сгущается, и большее коли­чество частичек его прикасается к телу; при этом [44]ощущается довольно приятное жжение. Уже раньше было указано, что поддаванием воды в каменку температура парильни повышается только до известных пределов и новые количества воды температуры не повышают (ртуть в термометре не подымается). Между тем при новых подливаниях воды в каменку субъективное ощущение тепла усиливается постоянно, так что при известном количестве пара оставаться на полке нет возможности. Это явление только и можно объяснить тем, что к телу в последнем случае прикасается больше частиц нагретого пара, то есть что пар стано­вится гуще. Чем гуще среда, то есть чем больше ча­стичек касается нашего тела, тем сильнее должно быть ощущение тепла этой среды. И действительно, если на полке мы выдерживаем температуру до 55 °R, то в ванне (жидкая среда) едва можем перенести 34—35 °R. Парение сильно возбуждает; кровь быстро приливает к периферическим кровеносным сосудам; кожа нагревается и краснеет; общее возбуждение от­ражается на спинном мозгу и внутренних органах. Усиленный прилив крови к поверхности кожи слу­жит превосходным отвлекающим средством и с успехом действует на многие болезни. Таким обра­зом, парение является действием не только гигиеническим, но и в значительной мере терапевтическим.

Говоря о гигиеническом значении бань, нельзя умолчать о том, что мойка белья, грязь и [45]намазывания летучими мазями в простонародных банях в высшей степени негигиеничны и потому должны быть искореняемы всеми силами. Эта грязь и испарения про­изводят отвратительный запах и могут служить да­же источником заболеваний, особенно накожными болезнями. В восточных банях употребляют курения ароматными жидкостями. Кроме косметического значения эти курения имеют и гигиеническое значение: они озонируют воздух и тем способствуют более энергич­ному дыханию и окислению крови.

Итак, баня служит одним из лучших гигиенических средств для поддержания здоровья. Но при употреблении бань следует иметь в виду неко­торые советы и условия пола, возраста, образа жизни, телосложения и так далее, так как эти условия делают иногда бани даже вредными. Остановимся немного на этих условиях.

Для детей, особенно в нежном возрасте, баня не нужна, а парение даже вредно. До семилетнего воз­раста следует ограничиваться теплыми обмываниями и только легкими трениями губкой. Действительную поль­зу парение производит только на взрослых людей; им необходимо посещать баню по крайней мере раз в неделю и не оставаться в ней более часа, чтобы не ослабеть. Во избежание усталости следует поручать себя банщику. После бани советуется завернуться в простыню и полежать в комнате для одевания, пока [46]не прекратится отделение пота, затем вытереться досуха и только тогда одеваться. По возвращении домой нужно хорошенько отдохнуть и выпить горячего чаю. В этот день, в холодное время, вовсе не следует выходить из дому, особенно людям, расположенным к простуде. В самой бане следует воздерживаться от холодного питья, как то: воды, квасу и так далее, так как быстрое охлаждение желудка может повести к катару и воспалению, а охлаждение зева — к горловым болезням. Лучше всего посещать баню в полдень не с полным желудком, но и не натощак: при употре­блении бани с полным желудком может произойти расстройство пищеварения, а при пустом желудке — бы­строе ослабление и усталость. Для стариков баня весь­ма необходима и чрезвычайно полезна, но от парения следует по возможности воздерживаться и не злоупо­треблять им. Что касается трений, то они старикам необходимы, потому что улучшают состояние кожи, ко­торая у стариков вяла и суха. Все эти гигиенические правила одинаково приложимы как к мужчинам, так и к женщинам; но женщины должны прибегать к баням еще чаще вследствие некоторых физиологических особенностей. К таким особенностям относятся менструации и роды; после них баня крайне необходи­ма. Относительно описанного уже раньше «правления живота» у женщин можно сказать только, что оно действует как обыкновенное трение и никакого другого [47]значения не имеет. Во время менструаций в баню хо­дить не следует, потому что высокая температура при этом вредна; лучше в этом случае почаще менять белье и делать обмывания тепловатой водой. В русском народе сохранился обычай устраивать баню для новобрачных; этот обычай имеет хорошее гигиеническое значение, потому что после раздражений и физических потрясений баня успокаивает и оживляет.

Что касается условий, относящихся к образу жизни и занятиям, то баня особенно необходима для тех, которые ведут сидячую жизнь и занимаются черными работами. У людей, ведущих сидячий образ жизни, ча­ще всего замечается ослабление кожи, а вместе с тем различного рода болезни, прямо или косвенно обуслов­ленные ею, как то: упорный кашель, чахотка, поносы, резь, боль в почках, задержание мочи и так далее. Бани, восстановляя деятельность кожи, предохраняют от болезней, доставляют крепкий, покойный сон и хоро­шо успокаивают после умственных занятий. У людей, ведущих деятельный образ жизни, после трудов всегда чувствуется значительная усталость; чернорабочие успевают при этом за целую неделю покрыться слоем грязи и пота. Оставивши в бане эту грязь, рабочие обновляют там свои силы и успокаиваются после физических напряжений. Особенно благодетельно действуют бани после путешествий; вот почему у нас и до сих пор сохраняется обычай предлагать [48]приезжему баню тотчас по приезде. Наконец, относительно употребления бань в различные времена года должно заметить, что в холодное и сырое время приятнее и полезнее жаркая баня и парение, а в летнее время целесообразнее прохладные обмывания, души и купания в реке и ваннах, так как летом кожа достаточно деятельна и без внешних импульсов.


IX
Терапевтическое значение бань

Гигиеническое значение бань из предложенного краткого обзора действия их — очевидно; теперь остается прибавить, что бани бывают иногда очень полезны как терапевтическое средство от болезней, уже существующих; но зато в некоторых болезнях от бань следует воздержаться совершенно. Чтоб ориентироваться, в каких болезнях бани полезны, припомним себе физиологическое действие их; они усиливают обмен веществ, служат хорошим отвлекающим средством, улучшают состояние кожи и приво­дят ее к нормальной деятельности и, наконец, слу­жат хорошим потогонным средством. На основании этих данных врачи и назначают бани в тех [49]болезнях, в которых нужно вызвать то или другое из приведенных действий. Такими болезнями являются следующие (заимствую их из докторской диссертации г-на Годлевского, вышедшей в 1883 году, так как это самое новое исследование о терапевтическом значении бань).

1) При хроническом мышечном и суставном ревматизме, а также при подагре; высокая температура бани, соединенная с массажем, способствует более легкому метаморфозу и выделению ненужных веществ из организма.

2) При конституционном сифилисе, во вторичной и третичной форме.

3) При золотухе.

4) При ожирении, общем полнокровии, зависящем от излишней роскошной пищи и сидячего образа жиз­ни, которые препятствуют полному окислению продуктов обмена; под влиянием же бань обмен веществ усиливается и превращается в легко проницаемые про­дукты, которые скорее удаляются из тела кожей и почками.

5) В начале всех катаральных заболеваний слизистых оболочек: носа, зева, горла, бронх, легких, кишок и мочевого пузыря. Бани, будучи хоро­шим отвлекающим средством на кожу, уменьшают прилив к внутренним органам. [50]

6) При хроническом катаре наружного слухового канала (Штром), глотки, миндалин, носа.

7) При хроническом воспалении спинного мозга и его оболочек (Bartels, Frey и Heiligenthal); нейрозизме и ипохондрии.

8) При хронической гиперемии и застое крови в печени, селезенке, желудке, кишках; при холере в алгидном периоде.

9) При болезнях костей, зависящих от ревма­тизма, золотухи, сифилиса.

10) При перемежающейся лихорадке (в периоде озноба).

11) При накоплении жидких болезненных продуктов в каких-либо частях или полостях, не сопровождающихся лихорадочным состоянием; под влиянием бань теряется много воды, которая и может пополняться всасыванием, из накопившихся в поло­стях, болезненных жидкостей. О многих случаях самоизлечения плевритов, водянок и так далее под влиянием поносов, пота упоминает Berdinel и приводит наблюдения других. При водянках местных (в животе) или при общих несердечного происхождения; при плевритах серозных безлихорадочных.

12) При водобоязни (Санхец, Бюиссон, Neale и другие).

13) Некоторые болезни сердца, как то: нейрозы, [51]отложение жира в сердце, пороки левого сердца в состоянии полной компенсации — не должны противопока­зываться в назначении бань.

14) По теоретическим соображениям бани следует испытать в сахарной болезни. Д-р Масе упоминает об одной даме, вылеченной от диабета, имеющего связь с ревматизмом, 74-мя ниццейскими банями.

15) Кажется, следовало бы применять бани в тех случаях, где есть подозрение в образовании желчных и мочевых камней.

Противопоказаниями к назначению бань служат:

1) Все более продолжительные острые лихорадочные состояния.

2) Наклонность к каким бы то ни было кровотечениям.

3) Слабость и истощение организма после только что перенесенных острых болезней.

4) Острые болезни глаз и ушей.

5) Пороки правого сердца и левого некомпенсиро­ванные; жировое перерождение сердца, артериосклероз в высокой степени, аневризмы.

6) Наклонность к приливам к легким и к мозгу; недавно бывший апоплектический удар; сильная степень полнокровия.

7) При значительной эмфиземе легких, при чахотке в последнем периоде. [52]

8) При сильном запоре на низ от резкой атонии кишок (не от ожирения брюшного пресса).

9) При беременности с наклонностью к выки­дышу.

10) В старческом и раннем детском возрастах слишком жаркая баня противопоказуется.

Само собою разумеется, что определение болезни в каждом отдельном случае следует предоста­вить врачу. Мы сами для себя никогда не можем быть врачами. Даже врач по специальности в случае болезни обращается за советом к другому врачу. Дело в том, что все склонны видеть в себе такие бо­лезни, каких на самом деле вовсе нет; это особен­но резко проявляется у студентов, начинающих изучение медицины. Только в редких случаях они не делаются очень мнительными и не находят в себе хотя начала тех болезней, которые они изучают. Ес­ли так поступают студенты, то тем более так поступают люди, незнакомые основательно с наукой. Вот почему определение болезни следует всегда по­ручать врачу, а затем уже и самому можно определить, нужна ли в этой болезни баня или нет.


[53]
X
Заключение

Познакомившись с важным гигиеническим и терапевтическим значением бань, мы видим, что следует желать возможно широкого распространения их. Но, с другой стороны, бани могут при известных условиях превратиться в источник заразы, и потому их следует содержать как можно чище. Для полного обезвреживания всех органических остатков и испарений необходима, кроме обыкновенной очистки, еще дезинфекция стен, посуды и утвари. Только при тщательной дезинфекции, повторяющейся время от вре­мени, можно поручиться, что баня вполне удовлетво­ряет своему назначению. К сожалению, по словам одного профессора, «наши русские бани стоят ниже самых элементарных санитарных требований: над банщиками надзору нет, и из них нередко бывают сифилитики; в банях довольно заметная грязь, вентиляций почти никаких нет, условия топления безоб­разны — в воздухе много содержится угольной кислоты, вода, благодаря запущению чанов, нередко бывает грязнее, чем в грязных речках: мочалы никогда не моются, не дезинфицируются, общие ванны тоже не [54]промываются и не дезинфицируются. В прежнее время относительно бань у нас существовали указы, между тем в настоящее время над ними абсолютно нет никакого надзора». Все это совершенная правда; состояние бани находится, таким образом, в полной зави­симости от добросовестности ее содержателя.


Конец

Примечания[править]

  1. Это явление происходит вследствие простого физического закона. В воздухе всегда заключается известное количество водяных паров. Это количество находится в прямой зависимости от температуры воздуха: чем выше температура, тем больше нужно водяных паров для насыщения пространства. При пони­жении температуры излишек водяного пара выделяется в жидком состоянии и образует так называемый туман. Если теперь в какое-нибудь теплое пространство, насыщенное парами, внести холодный предмет, то слой воздуха, окружающего этот предмет, охлаждается, и излишек пара выделяется на поверхнос­ти предмета в виде росы. Вот почему зимою при входе в ком­нату очки «потеют». То же самое явление происходит и в бане. Температура пространства, насыщенного парами, выше температу­ры поверхности нашего тела. Вследствие этого слой воздуха, окружающего наше тело, охлаждается и осаждает на нас изли­шек своих водяных паров.
  2. Что этот пот выделяется действительно из тела, доказано Костюриным и Тархановым, которые с этой целью производили разные опыты и взвешивания до и после бани.