Краткий исторический обзор морских походов русских (Висковатов)/1864 (ДО)/Указания на источники

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

[91]
УКАЗАНІЯ НА ИСТОЧНИКИ.

(1) а) У Нестора (Полное Собраніе Русскихъ лѣтописей, изданное по Высочайшему повелѣнію Археографическою Коммисіею, Томъ I. С.-Петербургъ 1846), на страница 8. Изъгнаша Варяги за море, и не даша имъ дани, и почаша сами по собѣ володѣти; и не бѣ въ нихъ правды, и въста родъ на родъ; быша въ нихъ усобицѣ, и воевати почаша сама на ся. Рѣша сами въ себѣ: «поищемъ собѣ князя, иже бы володѣлъ нами и судилъ по праву». Идоша за море къ Варягомъ къ Руси.»

б) Въ первой Псковской лѣтописи (Полн. Собр. Русск. Лѣт. Т. IV), стр. 173: «и не даша имъ дани, и начаша сами себѣ владѣти и городы ставити; и не бѣ въ нихъ правды, восташа, и бысть промежу ими брань межусобная. Послаша Словяне, Чюдь къ Варягомъ къ Руси за море

в) Во второй Псковской лѣтописи (Полн. Собр. Русск. Лѣт. Т. V}, стр. I: «и начаша владѣти сами себѣ и городы ставити; и бысть межю ими рать, градъ на градъ, и не бяше правды. И рекоша къ себѣ: поищемъ собѣ князя, иже бы рядилъ по праву и владѣлъ нами.» И идоша за море къ Варягомъ.»

г) Въ первой Софійской лѣтописи (Полн. Собр. Русск. Лѣт. Т. V), стр. 88: «начаша сами себѣ володѣти и городы ставити; и не бѣ въ нихъ правды, и въста родъ на родъ, и бысть межи ими рать велика и усобица, и воевати начаша сами на ся. И рѣша сами къ себѣ: «поищемъ себѣ князя, иже бы володѣлъ нами, и рядилъ ны и судилъ вправду..... послаша за море къ Варягомъ къ Руси.»

д) Въ Архангелогородскомъ лѣтописцѣ (Лѣтописецъ, содержащій въ себѣ Россійскую исторію отъ 6382/852 до 7106/1598 года. М. 1781) стр. 3: «Пріидоша за море къ Варягомъ Словяни и проч.

(2) а) Несторъ 8: «И изъбрашася 3 братья съ роды своими, пояша по собѣ всю Русь, и придоша; старѣйшій Рюрикъ сѣдѣ въ Новѣградѣ, а другій Синеусъ на Бѣлѣозерѣ, а третій Изборстѣ Труворъ. Отъ тѣхъ прозвася Руская земля». [92]

б) Первая Псковкая лѣтопись, 174: «и Рюрикъ сѣде въ Новѣгородѣ, а Синеусъ на Бѣлѣозерѣ, а Триворъ въ Словенскѣ. И отъ тѣхъ Варягъ находницъ прозвашася Русь, а оттолѣ словетъ Руская земля

в) Первая Софійская лѣтопись, 88: «Рюрикъ сѣде въ Новѣгородѣ, а Синеусъ, братъ Рюриковъ, на Бѣлѣозерѣ, а Труворъ въ Изборьсцѣ....... А отъ тѣхъ Варягъ находницѣхъ прозвашася Русь, и отъ тѣхъ словетъ Русьская земля

г) Архан. лѣт., 4. «Отъ тѣхъ Варагъ находникъ прозвася Русь, и отъ тѣхъ словемъ Русская земля

(3) Несторъ, 13: «аще пріидутъ Русь.» Тамъ же 19: «Русь же възвратишася къ дружинѣ своей»..... «Се идутъ Русь безъ числа корабль» Тамъ же 29: «Бѣбо Руси 10 тысящь только.» Тамъ же (въ договорѣ Олега съ Греками) 14: «Аще кто убіеть крестьяна Русинъ, или христьянъ РусинаТамъ же (въ договорѣ Игоря съ Греками) 21: «аще сотворить Грьчинъ Русину.» — Первая Софійская лѣтопись. Прибавления (Въ правдѣ Русской), 57: «Аци ли будетъ Русинъ.» — Тамъ же (въ древнемъ сказаніи о Куликовской битвѣ) 95: «а инде видѣти Русинъ за Татариномъ гонится.» — См. таже Буткова, Оборона лѣтописи Русской Несторовой отъ навѣта скептиковъ. С.П.Б. 1840, 124.

(4) Наприм. у Аравійскихъ писателей Массуди и Ибнъ-Хаукала Руссы, у Константина Багрянороднаго — Россы, у Льва Дьякона Колойскаго — Руссы, Скиѳы и Тавроскиѳы. См. Буткова, Обор. Нест. 11, 23, 71 и др. Черткова, Описаніе войны Великаго Князя Святослава Игоревича противъ Болгаръ и Грековъ, въ 967—971 годахъ: М. 1843, стр. 19. 21—26. 39—42 и др.

(5) Несторъ 3: «Словѣни же сѣдоша около езеря Илмеря, прозвашася своимъ имянемъ, и сдѣлаша градъ, и нарекоша и Новъгородъ.»

(6) Несторъ 5: «Кривичи, иже сѣдять на верхъ Волги, и на верхъ Двины и на верхъ Днѣпра, ихъ же градъ есть Смоленьскъ.»

(7) Несторъ 5: «На Бѣлѣозерѣ сѣдять Весь.»

(8) Карамзинъ: Исторія Государства Россійскаго. Изданіе второе, I, 35: «Чудь въ Эстоніи и на Востокъ къ Ладожскому озеру.»

(9) См. выше, пр. 2, б и в.

(10) Несторъ 9: «По дву же лѣту Синеусъ умре, и братъ его Труворъ, и прія власть Рюрикъ.»

(11) Тамъ же: «и раздая мужемъ своимъ грады, овому Полотескъ, овому Ростовъ, другому Бѣлоозеро. И по тѣмъ городомъ суть находници Варязи; а перьвіи насельници въ Новѣгородѣ Словѣне, Полотьски Кривичи, въ Ростовѣ Меря, въ Бѣлѣозерѣ Весь, въ Муромѣ Мурома, и тѣми всѣми обладаше Рюрикъ.» Слѣдовательно въ это [93]время Рюрику, сверхъ племенъ, призвавшихъ его, Синеуса и Трувора къ себѣ на княженіе, были подвластны еще Полотскіе Кривичи, или Полочане, съ городомъ Полотескомъ (нынѣшній Полоцкъ); Меря, съ гор. Ростовомъ, и Мурома, съ гор. Муромомъ. Полоцкъ, (Витебск. губ.) находится при впаденіи рѣки Полоты въ Западную Двину; Ростовъ (Ярослав. губ.) — на берегу озера Неро или Ростовскаго; Муромъ (Владим. губ.) — на Окѣ. См. также Карамзина, I, прим. 280.

(12) Несторъ 9: «И бяста у него (Рюрика) 2 мужа, не племени его, но боярина, и та испросистася ко Царюгороду съ родомъ своимъ. И поидоста по Днѣпру, и идуче мимо, и узрѣста на горѣ градокъ и упращаста, рѣста: «чій се градокъ?» они же рѣша: «была суть 3 братья, Кій, Щекъ, Хоривъ, иже сдѣлаша градокъ ось, и изгибоша, и мы сѣдимъ платяче дань родомъ ихъ Козаромъ. Асколдъ же и Диръ остаста въ градѣ семъ, и многи Варяги скуписта, и начаста владѣти Польскою землею. Рюрику же княжащу въ Новѣгородѣ.» См. также Карамзина, I, стр. 117 и прим. 282.

(13) Приводимъ извлеченія изъ Русскихъ и иностранныхъ источниковъ о походѣ Аскольда и Дира въ Грецію:

а) Несторъ 9. Въ лѣто 6374 (866), иде Асколдъ и Диръ на Греки, и придоша въ 14 лѣто Михаила царя. Царю же отшедшю на Огаряны дошедшю же ему Черные рѣки, вѣсть епархъ посла къ нему, яко Русь на Царьгородъ идеть; и врятися царь. Си же внутрь Суду вшедше, много убійство крестьяномъ створиша; и въ двою сотъ корабль Царьградъ отступиша. Царь же едва въ градъ вниде; съ патреярхомъ съ Фотьемъ къ сущей церкви святѣй Богородицѣ Влахернѣ всю нощь молитву створиша, таже божественную святы Богородиця ризу съ пѣсньми изнесъше, въ рѣку омочиша. Тишинѣ сущи, морю укротившюся, абье буря въста съ вѣтромъ, и волнамъ вельямъ въставшемъ засобь, безбожныхъ Руси корабль смяте, къ берегу приверже, и изби я, яко мало ихъ отъ таковыя бѣды избѣгнути въ свояси възъвратишася.»

б) Первая Псковская лѣтопись 176: «Въ лѣто 6374 (866). Испросшеся бояре Рюриковы изъ Новагорода Асколдъ ко Царюграду, и пришедше на Днѣпру въ Полянехъ засѣдоша градъ Кіевъ, и потомъ ходиша воевати на Царьградъ во двою сту кораблей, и много зла сотвориша; а самѣхъ потопи море, и мало ихъ избысть».

в) Первая Софійская лѣтопись, 88: «Въ лѣто 6374 (866). Бысть въ Грецѣхъ царь, именемъ Михаилъ...... при семъ цари приходиша Русь на Царьградъ, и якоже пишется въ лѣтописаніи Гречьстѣмъ, въ 14 лѣто Михаила царя; пріиде Асколдъ и Диръ на Грекы ко Царюграду. Царю же отшедшю на Агаряны воевати и дошедшю [94]ему Черныя рѣки, вѣсть епархъ посда къ нему, яко Русь идешь на Царьградъ, и воротися Царь. Се же внутрь Суду вшедше, много убійство крестіаномъ створиша, и отступиша Царьградъ во двою сту корабль. Царь же едва вниде въ градъ; и съ патріархомъ Фотіемъ приде къ церкви Святей Богородици Влахерну, и всю нощь молитву створивъ, таже и святую ризу божественую святыя Богородица съ пѣснми изнесше съ плачемъ, и омочи въ рѣцѣ. Бѣ бо море укротилося и тихо бысть, и абіе въста буря съ вѣтромъ, и волнамъ веліимъ засобь въставшимъ, и разби корабля, и смяте безбожныхъ Русь, и къ берегу приверже, и изби я; мало ихъ избы отъ таковыя бѣды избѣгнути, и въ свояси съ побѣженіемъ възвратишася. А Асколдъ и Диръ вмалѣ пріидоша къ Кіеву.»

г) Русская Лѣтопись по Никонову списку. Ч. I. С.П.Б. 1797 г.» стр, 16: «Влѣто 6374 (866). Иде Аскольдъ и Диръ на Греки, Царемже Михаилу и Василію отшедшимъ на Агаряны воевати, и дошедши имъ Черныя рѣки, посла къ нимъ Епархъ, глаголя: яки Русь идетъ на Царь градъ вдвою сту и множае кораблей. Они же возвратишася, и едва внидоша во градъ, и спатріархомъ Фотіемъ приходяще кцеркви святей Богородицы влахерну, изнесше ризу пречистые Богородицы сплачемъ и сослезами многими, и крайся вморѣ омочиша; бѣ бо тогда море тихо веліемъ. И егда омочиша ризу, абие возсташа буря зелна, и разби множество кораблей, и потопи безбожную Русь. Влѣто 6375 (867). Возвратишася Аскольдъ и Диръ отъ Царя града вмалѣ дружине, и бысть вКіевѣ плачь веліе.»

д) Хронографъ Георгія Амартоло (Полн. Собр. Русск. Лѣт. I, прилож. I, стр. 242). «Царь же изыде воевати на Агараны, оставль вь градѣ Орифа ипарха, иже не у цареви ни от-ихже поучаваашесе и вь умѣ имѣаше твориму, безбожныхъ Русь вьзвести нашьствіе, бывшу уже у Мавропотама; и царь убо и пришьствия пути удержасе и чесо дѣля сия остави, ничесоже царьско и мужьско сьдѣла, Руси же приспѣвше вьнутрь быти церкве, много сьдѣлаше убийство христіаномь и неповину крьвь пролияше; бѣху же корабле 200, иже окрочише градь и многь страхь вьнутрь сущіимъ сьтвориши. Царь же увѣдавь, едва вьзможе прѣити, и сь патріархомъ Фотиемъ въ Влахерну приидоста, и ту Бога моляаху; таже сь пѣсньми святыи Богородице изнесше омофорь, вь море краи омочите. И тишинѣ сущи, абие вѣтромь наитие, и мору вьзмутившусе, вьлнамь вьстаніе често бысть; и безбожныхъ Русь корабле погрезоше, малѣмъ убѣгшемь от-бѣды.» — Тамъ же: «Царь же на Агаряны изыде воевать, Орифаита въ Костянтинѣ градѣ оставивъ; дошедшу же ему Черныя рѣки глаголемы, и се абіе вѣсть ему епархъ посла, яко Русь на Костянтинь градь идуть, Аскольдъ и Диръ, и тѣмь царь [95]прочь не иде. Русь же внутрь Суда вшедше, много убійство хрестіяномъ створиша; и пришли бо бяху въ двую сту лодей, Костянтинь градъ оступиша. Царь же дошедъ, едва во градъ вниде, и съ патріярхомъ Фотіемъ сущіи церкви святыя Богородица въ Влахернѣхъ всенощную молбу створиша: и имя же се пріятъ мѣсто то, нѣкоторому князю, Скиѳянину родомъ, Влахерну нарицаему, ту ему убіену бывшу. Таче божественую святыя Богородица ризу съ пѣсньми изнесше, въ мори скуть омочивше. Тишинѣ же сущи и морю укротившюся, абіе буря съ вѣтромъ воста, и волнамъ веліемъ воздвигшимся засобь, безбожныхъ Руси лодья возмяте; и къ брегу привержени избіени, яко мало отъ нихъ таковыя бѣды избѣгнути, восвояси съ побѣжденіемъ возвратишася.»

е) Левъ Грамматикъ (Leonis grammatici Chronographia) 368: «Императоръ (Михаилъ) препоручилъ Византію Урифѣ и отправился на войну противъ Агарянъ. Михаилъ уже находился на Черной рѣкѣ, какъ вдругъ, неожидаемо получилъ извѣстіе отъ Урифа, что Руссы идутъ на Византію. Они вошли въ Іеронъ, и проливали кровь христіанъ (тутъ жившихъ). Руссы явились предъ Византіею на двухъ ста лодьяхъ и, окруживъ ими городъ (съ моря), навели великій страхъ на жителей. Самъ Императоръ едва могъ пробраться въ свою столицу и пошелъ съ Патріархомъ Фотіемъ въ храмъ Влахернскій......... Поднялся великій вѣтръ, опрокинуль и разбилъ корабли безбожныхъ Руссовъ; изъ нихъ весьма мало спаслось отъ погибели.»

ж) Георгій Монахъ (Georgii monachi vitae recentiorum imperatorum. Imperium Michaelis, cum matre Theodora) 400—401. «Императоръ (Михаилъ) отправился противъ Агарянъ, оставивъ въ Царьградѣ префектомъ Урифу. Михаилъ былъ уже у Мавропотамо, когда получилъ извѣстіе отъ Урифа, что безбожные Руссы идутъ на Византію. Тогда Императоръ рѣшился возвратиться въ свою столицу, а Руссы между тѣмъ взошли въ Іеронъ, убили множество христіянъ и пролили потоки крови. Руссы прибыли на двухъ стахъ лодьяхъ, которыми обложили городъ и навели страхъ на всѣхъ жителей. Михаилъ, возвратясь съ большою опасностію въ город у отправился съ патріархомъ въ храмъ… Вдругъ поднялась буря, лодьи Руссовъ были разсѣяны, разбиты и весьма мало ихъ спаслось отъ погибели.»

з) Зонара (Ioannis Zonarae, annales) T. II. lib. XVI. C. V: «Руссы, народъ Скиѳскій, жители горы Тавра, вошли въ Понтъ Эвлесинскій и угрожали своими кораблями окрестностямь Византіи; но заступленіемъ Божіемъ не были допущены до самой столицы.»

и) Симеонъ Логофетъ (Symonis magistri ac logothetae annales) §§ XXXVII et XXXVIII. p. 334: «Императоръ (Михаилъ) въ девятое лѣто своего царствованія, предпринялъ походъ противъ Агарянъ и дошелъ до [96]Черной рѣки. Здѣсь получилъ онъ извѣстіе, что Руссы, на двухъ стахъ лодьяхъ, идутъ на Византію. Услышавъ это Михаилъ возвратился въ свою столицу. Въ десятое лѣто (его царствованія) Руссы вошли въ Іеронъ, содѣлали множество убійствъ...... Какъ только Императоръ едва нашелъ возможность возвратиться въ Византію, то пошелъ, съ патріархомъ, въ церковь Влахернскую..... Вдругъ поднялось буря; корабли нечестивыхъ Рустовъ были разбиты и разсѣяны вѣтромъ; весьма малое число избѣжало погибели.»

і) Продолжатель Константина Багрянороднаго (Constantini Porphyrogeneti Continuator) lib. IV p. 90. § XXXIII: «Руссы, народъ Скиѳскій, попали на страны, принадлежащіся Римлянамъ, опустошили берега Понта и окружили самую столицу, въ то время какъ Императоръ находился въ походѣ противъ Измаелитовъ.»

к) Кедринъ (Georgii Cedreni Compendium historiarum) II. 433: «Между тѣмъ Руссы, на своихъ лодьяхъ, опустошали берега Чернаго моря. Руссы суть народъ Скиѳскій, живущій у Сѣвернаго Тавра, свирепый и жестокій. Они угрожали великимъ бѣдствіемъ столицѣ, но испытавъ гнѣвъ Божій, возвратились домой; потомъ прислали пословъ въ Византію съ усиляною просьбою о принятіи ихъ въ христіанскую вѣру, и сподобились получить оную.»

См. еще А. Черткова. Описаніе войны Великаго Князя Святослава Игоревича противъ Болгаръ и Грековъ, въ 967—971 годахъ. М. 1843. 127—131, 159, 166; и Карамзина. И.Г.P. I. стр. 117—119 и прим. 282—284 и Е. de Mural Eseai de chronologie. Byzantine S.P.В. 1855 p. 439—440.

Въ большей части приведенныхъ здѣсь выписокъ говорится о чудѣ, произведенномъ погруженіемъ въ воды Чернаго моря ризы Влахернской Божіей Матери, но мы не помѣстили этого обстоятельства въ нашемъ разсказѣ, основываясь на томъ, что о немъ умалчаетъ самъ Патріархъ Фотій, коему приписываютъ это погруженіе. См. Карамзина I. прим. 284.

(14) Вотъ какъ разсуждаетъ объ этихъ событіяхъ 867 года, Г. Бутаковъ въ «Оборонѣ Нестора,» стр. 71—74: «Неимѣя ни малѣйшаго сомнѣнія, что Россовъ Аскольдовыхъ, нападавшихъ на окрестности Цареградскія въ 866 году, Греки признавали за одинъ народъ съ Россами Игоревыми, предпринявшими подобное покушеніе съ 11-го Іюня 941 года, ибо оба эти дѣйствія Россовъ описываются одними и тѣми же шестью Византійцами, полагаемъ, что Аскольдъ и Диръ не успокоились послѣ перваго, на двухъ ста лодіяхъ, неудачнаго похода, но смѣло, по Нордмански, скоро опятъ пустились туда на новый поискъ. Такимъ образомъ они, при открытіи весны 866 года, въ [97]первую неделю великаго поста, раньше послѣдовавшаго, въ 26-й день Мая, назначенія Василія Македонянина въ соправители Михаилу, поднялись на Грековъ, и продолжали военныя дѣйствія еще и въ то время, какъ Василій, умертвивъ Михаила, объявилъ себя Самодержцемъ 23 Апреля 867 года; а тогда прекратили съ Греками вражду мирными договоромъ и обращеніемъ своимъ въ вѣру Христіянскую. Къ этому мнѣнію ведутъ насъ: во 1) повѣствованіе, помещенное въ Никоновской Лѣтописи и въ Степенной книге, заимствованное у Византійцевъ, что Россы плѣновали Римскую страну, и что Императоръ Василій сотворилъ съ ними мирное устроеніе и преложилъ ихъ на Христіянство; во 2) сказаніе Временниковъ нашихъ, взятое также изъ Греческихъ Хроникъ, что Руссы, после перваго похода на Царьградъ при Михаилѣ начаша — во время преемника его Василія — плѣновати страну Римскую хотя же пойти на Константинъ граде, но возбрани имя Вышній Промыслъ, паче же приключися имъ Божій гнѣвъ тогда, и возвратишась тщи Князи ихъ Осколдъ и Диръ… Василій же.... сотвори мирное устроеніе съ Руси и преложи ихъ на Христіянство. Въ 3) слова Фотія Патріарха въ окружной грамоте его къ Архіепископамъ Восточнымъ, писанной до последовавшего въ 25-й день Сентября 867 года низведенія его съ паствы, что «Россы, покоривъ оружіемъ сосѣдственныя страны, возгордились и подняли оружіе на Римскую Державу, а теперь и сами преложили нечестивое языческое суевѣріе на чистую и неблазную Христіянскую вѣру, и, принявъ Епископа и Пастыря, ведутъ себя яко послушные сыны и друзья, не смотря, что не задолго предсимъ тревожили насъ своими разбоями и причинили великое злодѣяніе», состоявшее въ томъ, по словамъ Никиты Давида, бывшаго въ 878 году Епископомъ Пафлагонскимъ, что Россы, вступивъ изъ Евксина въ Боспоръ Ѳракійскій для грабежа и убійствъ, опустошили всю ту страну съ ея монастырями; и въ 4) сказаніе Константина Багрянороднаго въ жизнеописаніи дѣда своего Василія Македонянина, что сей Императоръ не могши покорить Россовъ оружіемъ, одарилъ ихъ щедро золотомъ, серебромъ и шелковыми тканями; склонилъ къ миру сей неукротимый, чуждый Бога и благочестія народъ, и, послѣ разныхъ переговоровъ, заключилъ прочный миръ: что Россы согласились даже принять Архіепископа, который, прибывъ въ столицу Россовъ, легко привлекъ къ себѣ ихъ сердца, что Государь Россовъ (Аскольдъ), собравъ въ совѣтъ подданныхъ простолюдиновъ, предсѣдательствовалъ съ сенаторами (Старейшинами) и Вельможами (Мужами, Боярами) своими, которые по долгой привычкѣ къ ложной вѣрѣ, были къ ней привязаннѣе прочихъ, и что когда Архіепископъ показалъ имъ чудо несгараемаго Евангелія, [98]варвары начали креститься. — Здѣсь видимъ, что Греки съ Россами Аскольда и Дира, лѣтомъ 887 года, заключили мирное постановленіе, безъ сомнѣнія письменное, ибо Византійскіе Императоры, какъ свидетельствуете Багрянородный, вели посредствомъ грамотъ сношенія свои съ Российскими владетельными Князьями. Содержаніе Аскодьдова договора неизвѣстно; но сей договоръ, покоившій Имперію Восточную со стороны Руссовъ цѣлыя 40 лѣтъ, не связывалъ рукъ Олега, какъ и Олеговъ не обуздывалъ самодержавнаго Игоря.

Ссылки Г. Буткова помѣщены въ томъ же сочиненіи, въ примѣчаніяхъ 166—171. См. также Карамзина I. 119—120.

(15) См. ниже, пр. 16.

(16) Несторъ 3: «Поляномъ же...... бѣ путь изъ Варягъ въ Греки; и изъ Грекъ по Днѣпру, и верхъ Днѣпра волокъ до Ловоти, по Ловоти внити въ Илмерь озеро великое, изъ него же озера потечетъ Волховъ и вътечеть въ озеро великое Нево; того озера внидетъ устье въ море Варяжское, и по тому морю ити до Рима, а отъ Рима прити по тому же морю къ Царю городу, а отъ Царягорода прити въ Понтъ море, въ не же втечетъ Днѣпръ рѣка. Днѣпръ бо потече изъ Оковьскаго лѣса, и потечетъ на полъдне: а Двина изъ того же лѣса потечеть, а идетъ на полунощье, и внидетъ въ море Варяжское; изъ того же лѣса потече Волга на въстокъ, и вътечетъ семьюдесять жерелъ въ море Хвалисьское. Тѣмже и изъ Руси можетъ ити въ Болгары и въ Хвалисье, на въстокъ дойти въ жребіи Симовъ; а по Двинѣ въ Варяги, изъ Варягъ до Рима, отъ Рима до племени Хамова. А Днѣпръ втечетъ въ Понетьское море жереломъ, еже море словетъ Русское, по нему же училъ святый Онъдрѣй братъ Петровъ.»

(17) См. выше, пр. 16. Въ Лаврентьевской рукописи — Оковьскій лѣсъ, въ Ипатіевской, Хлѣбникова и Троицкой — Воковскій, въ Радзивиловской — Волковскій. Именуя его Волоковскимъ, мы слѣдуемъ Карамзину (I прим. 515), полагая достовѣрнымъ, что это названіе произошло отъ слова волокъ.

(18) Книга Большому Чертежу или древняя карта Россійскаго Государства, поновленная въ разрядѣ и списанная въ книгу 1627 года. Изданіе второе. С.П.Б. 1838. стр. 177: «А городъ Выборъ (Выборгъ) стоитъ на Котлинѣ озерѣ».

(19) См. выше. пр. 16 и Кн. Бол. черт. 177: «А Корельско озеро пало въ озеро въ Нево, а Ладожское озеро тожъ». — Тамъ же 178: «А изъ Ладожскаго озера противъ города Орѣшка, вытекла рѣка Нева».

(20) См. выше, пр. 16 Кн. Бол. черт. 54: «А съ Нагайской стороны отъ Азова, до усть рѣки Волги, до Хвалинскаго (Хвалимскаго) моря, полемъ верстъ съ 600». Тамъ же 66: «А (отъ) устья рѣки [99]Волги отъ Астарахани, Хвалимскимъ моремъ, на востокъ, до устья реки Яика, 500 (400) верстъ».

(21) Устряловъ, I. 37.

(22) Несторъ 10: «Въ лѣто 6390 (882). Поиде Олегъ, поимъ воя многи, Варяги, Чюдь, Словѣни, Мерю, Весь, Кривичи, и приде къ Смоленьску съ Кривичи, и прія градъ, и посади мужь свой. Оттуда поиде внизъ, и взя Любець, и посади мужъ свой. Придоста къ горамъ къ Кіевъскимъ, и увидѣ Олегъ, яко Осколдъ и Диръ княжита, похорони вои въ лодьяхъ, а другія назади остави, а самъ приде нося Игоря дѣтьска. И приплу подъ Угорьское, похоронивъ вои своя, и присла ко Аскольду и Дириви, глаголя: «яко гость есмь, идемъ въ Греки отъ Олга и отъ Игоря княжича; да прилета къ намъ къ родомъ своимъ.» Асколдъ и Диръ придоста; выскакавъ же всѣ прочіи изъ лодья, и рече Олегъ Аскольду и Дирови»: «вы нѣста князя, ни рода княжа, но азъ есмь роду княжа.» И убиша Асколда и Дира........ Сѣде Олегъ княжа въ Кіевѣ, и рече Олегъ: «се буди мати градомъ Рускимъ». «Бѣша у него Варязи и Словѣни, и прочи прозвашася Русью».

(23) Карамзинъ I. 132.

(24) Чертковъ 142. «Кстати о щитѣ, прибитомъ или повѣшенномъ Олегомъ на Византійскихъ воротахъ: этому разсказу нашихъ летописей мы никакъ не хотимъ вѣрить, потому что не решаемся и до сихъ поръ изъучить нравы и обычаи Скандинавовъ во всей ихъ подробности. Занявшись симъ предметомъ поприлежнее, мы бы открыли, что поднятіе, прибитіе, или вывѣска щита надъ городскими воротами былъ у Норманновъ обыкновенный знакъ примиренія. Олегъ прибилъ свой щитъ къ Византійскимъ воротамъ, именно после заключенія мира». Depping. Histoire des expéditions des Normans I. 250.

(25) а) Нестора 12: «Въ лѣто 6415 (907). Иде Олегъ на Грекы Игоря оставивъ Кыевѣ; пояже множьство Варягъ, и Словѣнъ, и Чюди, и Кривичи, и Мери, и Поляны, и Сѣверо, и Деревляны, и Радимичи, и Хорваты, и Дулѣбы, и Тиверци...... си вся звахуться Великая Скуѳь. И съ сѣми всѣми поиде Олегъ на конехъ и въ кораблехъ и бѣ числомъ кораблій 2000. И приде къ Царюграду, и Греци замкоша Судъ, а городъ затвориша. И вылезе Олегъ на берегъ, и повелѣ воемъ изъволочити корабля на берегъ, и повоева около города, и много убійство створи Грекомъ, и полаты многы разбиша, а церкви пожьгоша; а ихъ же имяху полоняникы, овѣхъ посѣхаху, другыя же мучаху, иныя же разстрѣляху, а другыя въ море вметаша, и ина много зла творяху Русь Грекомъ, елико же ратніи творять. И повелѣ Олегъ воемъ своимъ колеса изъдѣлати и въставити корабля на колеса; и бывшю покосну вѣтру, успяша прѣ съ поля, и [100]идяше къ городу. Видевше же Грецѣ убояшася и ркоша, выславше ко Олгови: «не погубляй городъ, имемъся по дань, якоже хочеши». И стави Олегъ вои, и вынесоша ему брашна и вино, и не прія его; бѣ бо устроено съ отравою. И убояшася Грецѣ и ркоша: «нѣсть се Олегъ, но святый Дмитрій, посланъ на ны отъ Бога». И заповѣда Олегъ дань даяти на 2000 кораблій, по 12 гривнѣ на человѣка, а въ корабли по 40 мужь; няшася Греци по се, и почаша Греци мира просити, дабы не воевалъ Грецькой земли. Олегъ же мало отступивъ отъ города, нача миръ творити съ царема Грецькыми, съ Леономъ и съ Александромъ, посла къ нима въ городъ Карла, Фарлофа, Велмуда, Рулава и Стемида, глаголя: «имѣте ми ся по дань». И ркоша Грецѣ: «чего хочете и дамы ти». И заповѣда Олегъ дати воемъ на 2000 кораблей, по двѣнадцать гривнѣ на ключь, и потомъ даяти уклады на Рускіе городы: первое на Кіевъ, таже и на Черниговъ, и на Переяславъ, и на Полътескъ, и на Ростовъ, и на Любечь, и на прочая городы; по тѣмъ бо городомъ сѣдяху князья подъ Ольгомъ суще...... Царь же Леонъ съ Олександромъ миръ створиста съ Ольгомъ, имѣшеся по дань и ротѣ заходивше межи собою, цѣловавше сами крестъ, а Ольга водиша и мужей его на роту; по Рускому закону кляшася оружьемъ своимъ, и Перуномъ богомъ своимъ, и Волосомъ скотьимъ богомъ, и утвердиша миръ. И рече Олегъ: «исшійте прѣ паволочиты Руси, а Словѣномъ кропійныя», и бысть тако; и повѣсиша щиты своя въ вратѣхъ, показующе побѣду, и поиде отъ Царяграда. И въспяша Русь прѣ паволочитые, а Словѣне кропійныя, и раздра я вѣтръ, и ркоша Словѣнѣ: «имемъся своимъ толъстинамъ, не даны суть Словѣномъ прѣ кропинныя». И приде Олегъ къ Кіеву, неся золото, и паволокы, и овощи, и вина и всяко узорочье; и празваша Ольга вѣщій: «бяху бо людіе погани и невѣголоси». Почти эти же словами описанъ Олеговъ походъ въ Первой Софійской лѣтописи, стр. 93, и въ лѣтописи Никоновской, I стр. 29. — См. также Карамзина I стр. 130 и слѣд. Устрялова, Русская Исторія, изданіе четвертое. С. П. Б. 1849. I. 38—39 и Арцыбашева I, 21. — О щитѣ, повѣшенномъ Олегомъ на воротахъ Константинополя, см. выше, пр. 24.

(26) Содержаніе этого договора помѣщено у Нестора, стр. 13—16.

(27) Несторъ 18: «Въ лѣто 6421 (913). Поча княжичи Игорь по Ользѣ».

(28) Frähn jbn Foszlan's und anderer Araber Berichte über die Russen alterer Zeit. S. P. B. 60—62. 244—247. Въ журналѣ Министерства Народнаго Просвѣщенія. 1833. Ч. V, стр. 229—287, статья Г. Григорьева о древнихъ походахъ Руссовъ на Востокъ. — Карамзинъ I прим. 364. — Бутковъ 22. [101]

(29) Карамзинъ, I, 147.

(30) Несторъ 18: «Въ лѣто 6449 (941). Иде Игорь на Греки; яко послаше Болгаре вѣсть ко царю, яко идутъ Русь на Царьградъ скедій 10 тысящь. Иже поидоша и приплуша, и почаша воевати Виѳаньскія страны, и воеваху по Понту до Ираклія и до Фафлагоньски земли, и всю страну Никомидійскую поплѣнивше, и Судъ весь пожьгоша. Ихъ же емше, овѣхъ растинаху, другія аки странь поставляюще и стрѣляху въ ня, изимахуть, опаки руцѣ съвязывахуть, гвозди желѣзныи посреди главы въбивахуть ихъ; много же святыхъ церквіи огневи предаша; манастырѣ и села пожъгаша, и имѣнья не мало обою страна взяша. Потомъ же пришедъшемъ воемъ отъ въстока, Памъфиръ деместикъ съ 40-ми тысящь. Фока же патрекій съ Макидоны, Ѳедоръ же стратилатъ съ Ѳраки, съ ними же и сановници боярьстіи обидоша Русь около; Съвѣщаша Русь, изидоша въружившеся на Греки, и брани межю ими бывши зьли, одва одолѣша Грьци; Русь же възратишася къ дружинѣ своей къ вечеру, на ночь влѣзоша въ лодью и отбѣгоша. Ѳеофанъ же устрѣте я въ лядехъ со огнемь, и пущати нача трубами огнь на лодьѣ Рускія, и бысть видѣти страшно чудо. Русь же видящи пламянь, вметахуся въ воду морьскую, хотяще убрести, и тако прочіи възъвратишася въ свояси. Тѣмъ же пришедшимъ въ землю свою, и повѣдаху каждо своимъ о бывшемъ и о лядьнѣмъ огни: «якоже молонья», рече, «иже на небесѣхъ, Гръци имутъ у собе, и сію пущающе жежаху насъ; сего ради не одолѣхомъ имъ». Игорь же пришедъ нача совкупляти воѣ многи, и посла по Варяги многи за море, вабя е на Греки, паки хотѣ поити на ня. Тоже и въ Первой Софійской лѣтописи, стр. 97, но вмѣсто скедій 10 тысящь, сказано: лодей 10 тысящь.

б) Георгій Амартоло (см. выше, пр. 13. д.) 245—246: « Іюния же мѣсяца 11 низьплуше Руси на Константинь градь съ корабли 10 тысущъ. Посланже бысть на нихъ сь всѣми корабльми, елико прилучишесе въ Цариградѣ, патрикие Ѳеофань, и корабле наредивь и уготовавь, и постомь и сльзами себе оградивь яко паче, на Руси поиде братисе съ ними въ кораблехъ. И понеже они пріидоше и близь Фара быше, сь кь Евксинскому Понту въ устии лову, въ Іеро глаголемое, вьнезаяпу нападе на не, и убо своимъ прьвѣе кораблемь приплувь, от-Рускаго плька множаишихъ порази, и устроеннѣмъ огнѣмь множаишее корабле пожеже; прочии же корабле побѣгоше. Имже послѣдующее, и прочии корабле велиціи потекше, сьврьшену сьтворише побѣду, и многы убо корабле потопите сь самѣми мужии, многы же низложише, другых-же живыихъ еше; эти же бывшеи убо вьсточную страну, въ Згоры глаголемые, [102]ведени быше. Послан же бысть тогда и Варда Фока по суху на конехъ брьзиихъ прѣтещи ихъ; и убо сихъ пльку мнозѣхь пославшу къ Виѳиніисцѣи странѣ, яко пищу себѣ и ину потрѣбу купити, и обрѣть плькь ихъ реченный Варда, злѣ сихъ порази, побѣдивь и поклавь ихъ. Сьниде же тогда и Іоань магистрь сь всѣми вьсточными вои, и многы от-сихъ искази. Многа же и велика зла сии сьтворише, прѣжде даже не сниде Грьчьскаго воиска: ибо Стенонь глаголемыи весь пожегоше, и ихже поемаху плѣнникы, овѣхь убо распинааху, овѣх-же по земли протезааху, овѣх-же якоже бѣлѣгы поставляюще, стрѣлами сьстрѣляаху, елико же от священникъ поемааху, наопеть руцѣ свезающе, гвозды желѣзны на средь главы имь прибывааху, многыи же святыи церкви огневи прѣдаше. Зимѣ же уже настающе и пищу не имуще, тогда нашьдь воиска боещесе убо; и въ корабле же свое вышьдше, хотѣаху въ своя отити и утаитесе кораблеи тьщещесе. Септемвріа мѣсяца, 15 ендикто, отплути устрьмившемсе въ Ѳракиискую страну от-реченнаго Ѳеофана патрикия стрѣтени быше, ибо не могоше утаитесе бьдрьливне оны и добрые душе; абіе убо вьторую брань сьвькупи и многы корабле потопи, и многы от-нихъ поби реченный мужь; маломже от-кораблеи спасшемсе, въ нощи наставши побѣгоше. Ѳеофан-же патрикие сь побѣдою свѣтлою вьзвращьсе, и чьстнѣ и великолѣпнѣ приеть бысть, и паракимоменскыимъ саномъ почтень бысть.—» Тамъ же; «Іюня же мѣсяца 18 день, 14 индикта, приплу Русь на Костянтинь градъ лодіями тысящь 10, иже и скеди глаголемь, отъ рода Варяжска сущимъ: Посланъ же на ня въ трырѣхъ, рекше оляди дромоны, елико бяху въ Костянтини градѣ, патрикій Ѳеофанъ… воя же лодійныя преже урядивъ и уготовивъ, постомъ же и слезами себе паче утвердивъ. Руси же ожидаше въ лодіяхъ, на ня хотя ити, искрь столпа, глаголемаго Форо стражница, въ ней же и огнь, влагаемъ на просвѣщеніе въ нощи шествующимъ. Се на утрія Евксина Понта, сирѣчь доброродна Понта, стражу дѣя (съ преложеніемъ имя наречено, злородный бо, зане частое ту разбойничьство, на страшныя нагнаніе, ихже изби Ираклій, якоже глаголѣть, и тишину получивше путницы, сего доброродна Понта нарекоша), въ Еро, рекше въ Святое глаголемо, напрасно носимъ возложи (его же ради другое имя пріятъ, зане скоро лодіями ту приходящимъ, ту созда церковь); таче въ своей дромоніи приплувь, полкы Рускимъ лодіямъ раздруши и устроенномъ огнемъ много сожже, прочіи же лодіи обратишася на бѣгъ. Яко луѳьже, рекше по слѣдуяй, и прочіи дромоніи оляди погнавше, свершеную створиша побѣду: многы же лодія погрязоша съ мужи, многы же уязвиша, многы же живыя яша. Оставшіи же убо на восточную страну, въ [103]Аюра глаголемая, приплуша. Посланъ же тогда и Варда Фока берегомъ, се снузники лучшая, сихъ послѣдовати; и се Русь хусы послаша въ Винійскыя, яко да пищу имъ и прочее принесуть; приключися се и хусѣ, Варда Фока злѣ сія преложи, побѣдивъ исечѣ я. Сниде же Іоаннъ магистръ и доместикъ схоломъ, Коркуя глаголемый, со всѣми восточными вои, многыхъ погуби, разшедшемся сѣмо и овамо изимая, яко убоявшимся имъ страха его нападаніа, пребывати вкупѣ у своихъ лодій, никакоже оттекивати дрьзающимъ. Много же и велія зла створиша Русь, прежде даже Греческымъ воемъ не пріити: тогда убо узменъ, глаголѣмый Судъ, всѣ пожгоша, а ихже емше плѣнники, овѣхъ растинаху, иныя же къ земли присѣкиваху, другыя же яко стража поставляюще стрѣлами стрѣляху; елико ратному чину изъимаху, опако руцѣ связавше, гвозды желѣзны посредѣ главы вбиваху имъ; много же святыхъ церкви огневи предаша. Зимѣ же наставающе и брашна не имуще, пришедшихъ же вой боящеся, паче же воемх лодіинымъ, сущимъ во оляди совѣщашася во своя снити, и се утаитися лодійнѣй силѣ тщахуся. Септевріа мѣсяда, индикта 15, нощію, устремившеся преидоша на Ѳракійскыя страны, преждереченымъ патрикіемъ Ѳеофаномъ устрѣтены быша, никакоже бо можаху утаитися ихъ бодрую его и доблюю его душю. Пакы же 2 лодіиныи свои съчетася, и многы лодія погрузи, многи же отъ нихъ изби прежденареченный сьи мужь; мало же ихъ въ лодіяхъ избыша, и къ рѣцѣ глаголѣмѣй Кули приринушася; нощи же наставши бѣжаша. Ѳеофанъ же патрикій съ побѣдою свѣтлою и великымъ одолѣніемъ возвратися, честно и велелѣпно пріятъ и паракимуменъ царемъ».

См. также Карамзина I, 147—149 и Арцыбашева, I. 24—26.

Изъ приведенныхъ здѣсь выписокъ видно, что Игорь, по разбитіи его въ Виѳиніи, удалился къ Воспору Ѳракійскому или Константинопольскому проливу, но другіе источники называютъ Воспоръ Киммерійскій, т. е. проливъ Керченскій (Бушковъ, 20) и последнее намъ кажется правдоподобнее. Бросясь къ сторонѣ Константинополя, Русскій флотъ подвергался гораздо большимъ опасностямъ отъ непріятелей нежели въ Киммерійскомъ Воспорѣ, гдѣ только решимости и смѣлости Протевитіарія Ѳеофана, обязаны были Греки за окончательное пораженіе Игорева морскаго ополченія.

(31) См. выше, пр. 30 а и б и Черткова 164—166.

(32) Несторъ 19: «Въ лѣто 6432 (944). Игорь же совокупивъ вои многи, Варяги, Русь, и Поляны, Словѣни, и Кривичи, и Тѣверьцѣ, и Печенѣги, и тали у нихъ поя; поиде на Греки въ лодьяхъ и ня конихъ, хотя мьстити себе. Се слышавше Корсунцеи, послаша къ Роману глаголюще: «се идуть Русь безъ числа корабль, покрыли [104]суть море корабли». Такоже и Болгаре послаша вѣсть, глаголюще: «идуть Русь и наяли суть къ собѣ Печенѣги.» Се слышавъ Царь, посла послы къ Игорю лучіѣ боляре, моля и глаголя: «не ходи, но возьми дань юже ималъ Олегъ, придамъ и еще къ той дани.» Такоже и къ Печенѣгамъ посла паволоки и злато много. Игорь же дошедъ Дуная, созва дружину и нача думати, повѣда имъ рѣчь Цареву. Рѣша же дружина Игорева: «да аще сице глаголетъ царь, то что хочемъ болѣ того, не бившеся имати злато, и сребро, и паволоки? егда кто вѣсть кто одолѣетъ, мыли, онѣли? ли съ моремъ кто свѣтенъ? се бо не по земли ходимъ, но по глубинѣ морьстѣй; обьча смерть всѣмъ.» Послуша ихъ Игорь, и повелѣ Печенѣгомъ воевати Болгорьску а самъ вземъ у Грекъ злато и паволоки и на вся воя, и възвратися вспять, и придѣ къ Кіеву въ свояси.» Тоже въ Первой Софійской лѣтописи 99. — См. Карамзина, I, 149, и Арцыбашева, I, 26.

(33) Несторъ, 19—23, Карамзинъ, I, 150—153.

(34) Карамзинъ, I, 158. Frahn, 59. пр. 17.

(35) Бутковъ. 270 (его сомнѣніе) и Журн. Мин. Нар. Просв. 1833. Ч. V. 250—287.

(36) Журн. Мин. Нар. Просв. 1833. Ч. V. 271—272. Frahn. и слѣд. и Карамзинъ. 1. 241—243.

(37) Карамзинъ. I , прим. 90 и 387 и V. прим. 133. Бутковъ, 283—286.

(38) Несторъ 27. «Въ лѣто 6472 (964). Князю Святославу възрастъшю и възмужавшю, нача вои совкупляти многи и храбры, и легко ходя аки пардусъ, войны много творяще...... Посылаша къ странамъ глаголя: «хочю на вы ити.» И иде на Оку рѣку и на Волгу...... Въ лѣто 6473 (965). Иде Святославъ на Козары. Слышавше же Козари, изидоша противу съ княземъ своимъ Каганомъ, и съступишася бити; и бывши брани, одолѣ Святославъ Козаромъ и градъ ихъ Бѣлувѣжію взя. Ясы побѣди и Касочы. Въ лѣто 6474 (966). Вятичи побѣди Святославъ, и дань на нихъ възложи.» — Карамзинъ I. 171—173. Арцыбашевъ I. 33—34. Журн. Мин. Нар. Просв. 1833. Ч. V. 275—276. Frahn. 64—67. Бушковъ. 287—296.

(39) Карамзинъ. I. 170. Тамъ же прим. 364: «Когда, въ 946 году, представляли пословъ Эмира Тарсійскаго Императорамъ, тогда многіе Крестившіеся Россіяне, вооруженные мечами, были во дворцѣ и держали въ рукахъ знамена.»

(40) Чертковъ 155, пр. 50. Карамзинъ I. 170 и прим. 364.

(41) Тамъ же.

(42) Чертковъ. 135 пр. 30.

(43) Карамзинъ I. 170 и прим. 364. [105]

(44) Тамъ же. 129, и Чертковъ. 152 пр. 39.

(45) Известно, что Дунай, предъ впаденіемъ своимъ въ Черное море разделяется на три главные рукава или гирла. Верхній, или сѣверный называютъ Килійскимъ, средній — Сулинскимъ, а нижній или южный — Георгіевскимъ. Отъ него отделяется еще небольшой, четвертый рукавъ: Дунащь или Портлокое устье. Сулинскій рукавъ, болѣе удобный для судоходства нежели прочіе въ настоящее время, по всей вероятности, былъ такимъ и въ первые вѣки существованія Россіи. Въ эпоху Святославовыхъ походовъ и не позже, онъ встрѣчается у писателей подъ именемъ рѣки или речки Семе[?]ы.[1] См. между прочимъ у Карамзина I. 242 и у Буткова, 181—182.

(46) Карамзинъ I. 173. Арцыбашевъ. I. 34—35. — Чертковъ 19 и слѣд. Несторъ говоритъ очень кратко о походе Святослава въ Болгарію въ 967 году (стр. 27): «Въ лѣто 6475 (967). Идя Святославъ на Дунай на Болгары. Бившемся обоимъ, одолѣ Святославъ Болгаромъ и взя городъ 80 по Дунаеви; сѣдѣ княже ту въ Переяславца, имѣя дань на Грьцѣхъ.»

(47) Чертковъ. 189, пр. 60: «Изъ сочиненій Анны Комнены видно, что въ Болгаріи были двѣ Преславы, большая и малая (Stritter. II. 628). Первая находилась близь Дуная и была лучшій городъ въ той странѣ: Греки ее называли Megalopolis (Gebhardi. allgem. Geschichte T. 56, p. 22). Вторая или малая известна, въ нашихъ лѣтописяхъ, подъ именемъ Переяславца, для отличія, можетъ быть, отъ великой Преславы; нашъ Переяславецъ назывался у Грековъ Марціанополемъ и находился близь Емскихъ (т. е. Балканскихъ) горъ, и далеко отъ Дуная; Врана, протекающая у этого города, впадаетъ въ Черное море въ четырехъ миляхъ оттуда. Болгары и теперь это мѣстечко называютъ Преславою, а Турки Если-Станебуломъ. Переславецъ при Римскомъ правленіи былъ главнымъ городомъ нижней Мисіи; укрѣпленный Траяномъ, онъ былъ названъ Марціанополемъ, въ честь его сестры Марціаны. — Въ Болгаріи и Ѳракіи, при описаніи позднѣйшихъ происшествій, встречаются имена городовъ и урочищъ, напоминающія пятилетнее занятіе этихъ странъ Руссами. Напримеръ: Россокастръ, Rhusium; на нѣкоторыхъ картахъ мы находимъ близь Варны: Rossico, у Дуная: Rossig, Oroschik, нынѣшній Рущукъ и проч. У Раича: Русіиградъ.» Тамъ же 224: «Переяславецъ былъ городокъ, находившійся при выходѣ изъ дефилей со стороны Болгаріи, родъ крепостцы, защищавшій входъ въ клизуры (горныя тѣснины и дефилеи въ Балканахъ) съ севера. Это местечко было столь невелико, что называлось предпочтительно малымъ Переяславцемъ, въ отличіе отъ другаго города, извѣстнаго у Византійцевь подъ именемъ: Megalopolis, большаго города, [106]Великаго Переяславля. «При устьяхъ Дуная, именно на правой стороне Георгіевскаго рукава, къ юго-востоку отъ Тулчи, существуетъ еще и понынѣ селеніе Приславъ, нѣкоторыми ошибочно почитаемый за Преславу или Переяславецъ Святослава. Чрезъ послѣдній, т. е. чрезъ нынѣшній Ески-Стамбулъ Турокъ, еще и теперь пролегаетъ прямое сообщеніе Константинополя съ Шумлою. Для сравненія. См. ниже, въ пр. 49, выписки изъ Г. Буткова.

(48) Карамзинъ. I. 174—176. — Арцыбашевъ. I. 36—36. — Несторъ. 27—28.

(49) Несторъ. 28: «Рече Святославъ къ матери своей и къ боляромъ своимъ: «нелюбо ми сть Кіевѣ быти, хочю жить въ Переяславци на Дунаѣ, яко то есть середа въ земли моей, яко ту вся благая сходятся: отъ Грекъ злато, паволоки, вино, овощеве разноличныя, изъ Чехъ же, изъ Угоръ сребро и комони, изъ Руси же скора и воскъ, медъ и челядь.» Несторъ ошибается, говоря, что Святославовъ Переяславецъ былъ на Дунаѣ. См. выше. пр. 47. — Бутковъ. 97: «Намъ часто случалось слышать въ Рущукѣ, отъ Булгарь и Румыновъ, что первые называютъ сей городъ (Рущукъ) Руси, а послѣдніе Рущукулуй, давая и народу нашему имя Руши; но наименованіе Рущука съ большимъ правдоподобіемъ можетъ быть относимо прямо къ обладанію Булгаріею нашего Святослава, и замѣнять Переяславецъ Несторовъ, такъ названный уменшительно для отличія отъ Великаго Переаслава, Периѳлавы Византійцевъ, стоявшего подъ Балканомъ.» Тамъ же 159: «Константинъ Великій, въ 523—525 году, побѣдивъ Сарматъ, заложилъ въ нижней Мизіи, въ предѣлахъ померанской Булгаріи, города Периѳлаву (Переяславъ), Дистру (Силистру), Плискуку и, на мѣстѣ Томе, Овидіевой ссылки, Констанцію, называемую Турками Кюстенжи.—» Изъ предыдущей выписки видно, что Г. Бутковъ даетъ мѣсто Преславѣ Дунайской въ нынѣшнемъ Рущукѣ.

(50) Карамзинъ I. 179. — Арцыбашевъ, I. 37. Несторъ. 29.

(51) См. выше, въ пр. 49, выписка изъ Нестора.

(52) Карамзинъ. I. 180. Арцыбашевъ. I. 37—38. Чертковъ, 35—34, 37, 42—43.

(53) Карамзинъ. I. 180—182. — Арцыбашевъ. I, 38. — Чертковъ. 39, 43, 193 пр. 68, 213. — У Карамзина, у Арцыбашева, а также у Зоноры и Кедрина, упоминаемыхъ выше, въ пр. 13, подъ лит. з и к, въ числѣ Святославова войска, сверхъ Русскихъ, Болгаръ и Венгровъ показаны еще Печенѣги, но Г. Чертковъ основательно отвергаетъ ихъ, говоря (стр. 498 пр. 72): «О Печенѣгахъ, подъ Адріанополемъ, въ числѣ Святославова войска, нѣтъ и помину у Льва Діакона. Кедринъ и Зонара прибавили ихъ, вѣроятно для увеличенія количества [107]непріятеля, и для составленія полнаго числа 300 т., которое они назначили у Руссовъ, въ этомъ сраженіи.

(54) Чертковъ 47—52, 56—58, 61, 216—222, 228.

(55) Карамзинъ. I. 185 — Арцыбашевъ. I. 39. — Чертковъ 60—68, 70—71, 76, 223, 227.

(56) Карамзинъ. I. 185—186. — Арцыбашевъ. I. 39—40. — Чертковъ. 68—70, 74—76, 229—232.

(57) Карамзинъ. I. 186—188. — Арцыбашевъ. I. 40—41. — Чертковъ. 81—87, 93—98, 232—239. — Полную рѣчь Святослава Несторъ (стр. 30) приводитъ следующими словами: «уже намъ нѣкамо ся дѣти, волею и неволею стати противу: да не пострамимъ землѣ Русскіѣ, но ляжемъ костьми, мертвый бо срама не имамъ, аще ни побѣгнемъ, срамъ имамъ, ни имамъ убѣжати; но станимъ крепко; азъ же предъ воина пойду, аще глава моя ляжетъ, то промыслите собою.» — Карамзинъ (I. 181, 182 и пр. 408) относитъ эту рѣчь къ тому времени, когда Святославъ дѣйствовалъ противъ Грековъ за Балканами, и даже опредѣляетъ, что она была сказана подъ Адріанополемъ. Гораздо достовѣрнѣе, что это было въ Даростанѣ, передъ последнею отчаянною битвою съ Греками, битвою на «быть и ли не быть,» какъ находимъ у Арцыбашева (I. 41 и примѣч. 170) и у Устрялова (I. 46.) У Нестора, по случаю большаго пропуска въ описаніи событій 970—971 годовъ время произнесенія этой рѣчи опредѣлено весьма неясно, о чемъ см. у Черткова стр. 76—77, 103. Тамъ же на стр. 205, приведенъ переводъ Святославовой рѣчи изъ повествованія Льва Діакона, въ следующихъ выраженіяхъ: «Если мы теперь постыдно уступимъ Римлянамъ, то лишимся славы, всегда сопровождавшей наше оружіе, которое до сихъ поръ легко побеждало всехъ соседственныхъ народовъ и покоряло Русской власти, безъ кровопролитія, обширныя страны. Вотъ почему, намъ, представителямъ обычной храбрости нашихъ предковъ должно еще разъ отчаянно вступить въ бой за нашу жизнь, съ тою мыслію, что Руссы до сихъ поръ всегда были непобедимы. Мы не привыкли спасаться бегствомъ въ отечество, но возвращаться победителями, или умереть со славою, совершивъ подвиги достойные храбрыхъ людей.»

(58) Несторъ I. 30—34.Карамзинъ. I. 188—192.Арцыбашевъ, Чертковъ. 88—92, 96—102, 239—242. Въ послѣднемъ изъ сихъ соглашеній (стр. 91) приведенъ следующій разсказъ очевидца, Льва Дьякона: «Когда миръ былъ заключенъ, то Святославъ желалъ иметь свиданіе и говорить съ Императоромъ. Іоаннъ на это согласился, и въ вызолоченныхъ доспѣхахъ, возсѣвъ на коня, прибылъ къ берегу Истра: за нимъ следовалъ многочисленной отрядъ вооруженныхъ всадниковъ въ блестящихъ, золотомъ покрытыхъ, одеждахъ. [108]Тогда увидѣли Святослава, плывшего по Истру, въ Скиѳской лодьѣ, и дѣйствовашаго весломъ наравнѣ съ другими гребцами. Онъ былъ средняго роста и его нельзя было назвать ни очень высокимъ, ни слишкомъ малымъ. Онъ имѣлъ плоскій носъ, глаза голубые съ густыми бровями, мало волосъ на бородѣ и длинные косматые усы. Всѣ волосы на его головѣ были выстрижены, кромѣ одного локона, висѣвшаго по обѣимъ сторонамъ: это означало знатность его рода. Шея его была плотная, грудь широкая, и всѣ прочіе члены весьма стройные. Вся наружность представляла что-то мрачное и свирѣпое. Въ одномъ ухѣ висѣла золотая серьга, украшенная карбункуломъ и по обѣимъ сторонамъ, двумя жемчужинами. Бѣлая его одежда ни чѣмъ другимъ не отличалась отъ прочихъ Скиѳовъ, кромѣ чистоты ея. Не вставая съ лавки своей ладьи, Святославъ говорилъ недолго съ Императоромъ о мирѣ и отправился назадъ.»

(59). Бутковъ. 290: «Печенѣги занимали кочевьемъ своимъ все пространство степей отъ рѣкъ Сулы и Рси на Востокъ до Дона, на западъ до Дуная, на югъ до Азовскаго моря, горъ Таврическихъ, береговъ Черноморскихъ, а на Сѣверъ до Донца.» — Чертковъ. 192— 193: «Печенѣги пришли въ Европейскую часть Россіи въ исходѣ IX вѣка и весь X сильно господствовали въ нашихъ южныхъ степяхъ. Во время Константина Порфиророднаго и по его словамъ (слѣдовательно въ описываемую эпоху), Печенѣги занимали обширную область, которая начиналась, на востокѣ, отъ праваго берега Дона и Саркела, Хазарской крѣпости, и простиралась до впаденія Прута въ Дунай. Съ южной стороны, земли Печенѣговъ доходили до Чернаго моря, Херсони, принадлежавшей Грекамъ, и Воспора Пантикапейскаго; съ сѣвера они граничили съ Русью. Эту послѣднюю границу можно провести отъ вершинъ Прута и Днѣстра, мимо Роса (впадающаго въ Днѣпръ, въ 50 верстахъ, ниже Витичева), вверхъ по Сулѣ и черезъ источники Остра, вдоль по Семи (на югъ отъ Курска, который построенъ въ 1032 году), и потомъ отъ народа Вятичей до Дона Печенѣги дѣлились на восемь ордъ или областей и каждая изъ послѣднихъ еще на сорокъ частей, или улусовъ. Четыре орды кочевали по западную и другія четыре по восточную сторону Днѣпра. Слѣдовательно все теченіе этой рѣки, начиная отъ Витичева, или впаденія Роса, до Чернаго моря, находилось во владѣніи Печенѣговъ.

(60) Несторъ. 31. «Стваривъ же миръ Святославъ съ Греки, поиде въ лодьяхъ къ порогомъ, и рече ему воевода отецъ Свѣнделъ: и поиди, княже, на конихъ около, стоятъ бо Печенеги въ порозѣхъ.» И не послуша его, поиде въ лодьяхъ, и послаша Переяславци къ Печенѣгамъ, глаголюще: «се идеть вы Святославъ въ Русь, вземъ имѣнье у Грекъ и полонъ безчисленъ, съ малыми дружины.» [109]Слышавше же се Печенѣзи, заступиша пороги и приде Святославъ къ порогомъ, и не бѣ льзѣ проити порогъ; и ста зимовати въ Бѣлобережьи, не бѣ у нихъ брашна уже, и бѣ гладъ великъ, яко по полугривнѣ глава коняча и зимова и Святославъ ту. Веснѣ же присиѣвъши. Въ лѣто 6480 (972), поиде Святославъ въ пороги, и нападе на нь Куря князь Печенѣжскій, и убиша Святослава. Взяша главу его и во лбѣ его съдѣлаша чашю, оковавше лобъ его, и пьяху по немъ, Свѣналдъ же приде Кіеву къ Ярополку.—» Чертковъ. 92 (по Льву Діакону): «Святославъ, оставя Доростолъ и возвратя, по условію, плѣнныхъ, посадилъ своихъ воиновъ въ лодьи и поплылъ, Истромъ (Дунаемъ), въ свое отечество. Но Печенѣги, многочисленный, втеядный и кочевый народъ, живущій въ кибиткахъ, ожидали въ засадахъ Руссовъ, плывшихъ мимо ихъ степенъ, убили Святослава и большую часть его сподвижниковъ, такъ что весьма мало ихъ возвратилось домой.—» Тамъ же 102 и 103 (по Кедрину и Зонорѣ): «Послѣ заключенія мира Святославъ желалъ имѣть свиданіе съ Императоромъ, который на это согласился, и они съѣхались для бесѣды; потомъ Святославъ возвратился къ войску. Императоръ, по егоже просьбѣ, послалъ къ Печенѣгамъ съ предложеніемъ быть имъ въ союзѣ съ Римлянами, не переходить черезъ Истръ, не раззорять Болгаріи и позволить Руссамъ проити черезъ ихъ землю въ свое отечество. Ѳеофилъ Архіепископъ Эвхаитскій, былъ отправленъ съ этими предложеніями къ Печенѣгамъ. Они согласились на всѣ условія Іоанновы, кромѣ только пропуска Руссовъ черезъ ихъ землю. Когда Руссы отправились въ отечество, на своихъ лодьяхъ, тогда Императоръ приказалъ укрѣпить города и пр...... Что касается до Святослава, то Печенѣги, когда онъ проходилъ чрезъ ихъ землю, сдѣлали засаду, напали на него и предали смерти, какъ самого Святослава, такъ и всѣхъ съ нимъ бывшихъ воиновъ. Печенѣги ожесточены были на Руссовъ за то, что они заключили миръ съ Римлянами.—» Мы держались разсказа Нестора, полагая, что обстоятельства возврата Святослава въ отечество и бѣдственной его кончины, ближе были извѣстны Нестору, нежели чужеземцамъ. См. также Карамзина. I. 192—194. — Арцыбашева. I. 43—44 и Черткова. 243—245.

Изъ приведенныхъ здѣсь словъ Нестора видно, что Святославъ, съ своимъ флотомъ, зимовалъ въ Бѣлобережьи. Писатели до сихъ поръ не изслѣдовали съ точностію, гдѣ оно находилось. Въ договоре Игоря съ Греками (Несторъ, 22), между прочимъ говорится: «Да неимѣютъ власти Русы зимовати въ вустьи Днѣпра, Бѣлъбережи, и у святаго Ельферья (нынѣ островъ Березань, близь Очакова): но егда придетъ осень да идутъ въ домы своя въ Русь.» По [110]смыслу этихъ словъ Карамзинъ опредѣляетъ мѣсто Бѣлобережью въ устье Днѣпра. Въ Архангелогородскомъ лѣтописцѣ (стр. 21) сказано: «и пріиде Святославъ къ порогомъ, и видѣвъ нельзѣ протити; а битися съ Печенѣги некѣмъ, и возвратися вспять до устья Днепрскаго, и ста зимовати въ лузѣ морѣ, на Белъ берегу.» Вотъ что говоритъ г. Чертковъ (стр. 209 прим. 99): «Мы въ скоромъ времени представимъ, въ особомъ разсужденіи, наше мнѣніе о мѣстѣ, гдѣ, должно искать «Бѣлобережье» Несторово; ибо все, что до сихъ поръ было писано о семъ предметѣ, ни мало не удовлетворяетъ нашего любопытства и несходно съ другими обстоятельствами, при которыхъ упоминается Бѣлобережье въ нашихъ лѣтописяхъ.» — Тамъ же въ прим. 100, сочинитель говоритъ: «Лѣтъ тридцать тому назадъ,» писалъ ко мнѣ покойный А. Н. Оленинъ, «попался въ рыбачій неводъ, въ Днѣпровскихъ порогахъ, серебряный сосудъ съ Греческою надписью; въ немъ найдены были монеты Византійскихъ Императоровъ: Никифора Фоки и Іоанна Цимисхія и мѣдный стладный ключъ.» Все это предполагалось изобразить въ «древностяхъ Россійскаго Государства,» которыя приготовлялъ къ изданію покойный президентъ Академіи Художествъ, и можетъ служить новымъ и живымъ доказательствомъ, что Святославъ, съ войсками своими, погибъ въ Днѣпровскихъ порогахъ: иначе какимъ образомъ могли бы попасть въ эти путины именно монеты Никифора и Цимисхія, двухъ Цареградскихъ владыкъ, воевавшихъ съ нашимъ великимъ княземъ? Также и серебряный сосудъ есть конечно одна изъ добычь нашихъ Руссовъ, отправившихся обратно во свояси «вземъ имѣніе много у Грекъ и полонъ безчисленъ», какъ говоритъ нашъ лѣтописецъ.

(61) Чертковъ. 246—247—250.

(62) Тамъ же.

(63) Тамъ же. 156—171—178.

(64) См. выше пр. 25.

(65) Тамъ же.

(66) Чертковъ. 172. Его ссылка на: Toustain-Richebourg. Essai sur l'histoire de la Neustrie ou Normandie I. 36—37 и Depping, Histoire des expeditions des Normands. I 127—131.

(67) Чертковъ. 172. Его ссылка на: Depping I. 127—131.

(68) Чертковъ. 173—174. Его ссылка на Toustain-Richeburg I. 49 и Depping I. 138—139.

(69) Чертковъ. 173. Его ссылка на: Des Michels, Histoire du moyen ôge. II. 457 и Depping I. 164—167.

(70) Чертковъ. 175. Его ссылка на: Depping I. 196—197.

(71) Чертковъ. 176. Его ссылка на Depping I. 179. [111]

(72) Чертковъ 177: Его ссылка на Thierry, Hisitoire de la conquête de l'Angleterre I. 135—136.

(73) Чертковъ 177. Его ссылка на Thierry I. 136—137.

(74) Чертковъ. 170, въ примѣчаніи: «Depping говоритъ, что на судахъ Норманскихъ помещалось не болѣе 20, а иногда только 8 человѣкъ. См. Histoire des expéditions des Normands I. 198 и. II. 20. — Remi de Tescamp donna au duc de Normandie pour son expedition en Angleterre, un vaissaux et 20 hommes.» Thierry, Histoire de la conquête de l'Angleterre, I. 285. — Малыя суда имѣли одного кормчаго, 12 человѣкъ гребцовъ; во время продолжительнаго плаванія эти суда вытаскивали всякой вечеръ на берегъ, въ томъ мѣстѣ, гдѣ располагались на ночлегъ. Большія лодки, называемыя Snekkar (земля), имѣли до 20 гребцовъ и употреблялись предпочтительно для морскихъ сраженій, но и на этихъ весьма мало помѣщалось съѣстныхъ припасовъ; по сей причинѣ должно было выходить на берегъ и добывать мечемъ съѣстные припасы. Обыкновеніе продовольствовать себя такимъ образомъ, на счетъ несчастныхъ прибрежныхъ жителей, вошло вскорѣ въ обычай на всемъ сѣверѣ, и его можно сравнить съ нынешнею обязанностію кормить даромъ солдатъ, проходящихъ черезъ селенія, во время войны. У Норманновъ это называлось Strandhag. Depping I. 71. — Въ 1806 году найдена была Норманская лодка подъ пескомъ, покрывающимъ дно Сены. Эта лодья была отрубокъ выдолбленнаго дерева, безъ желѣза, и могла помѣстить 8 человѣкъ съ ихъ съѣстными припасами (Mongez. Sur la manière de naviguer des Normands et sur un bateau déterré à Paris. Mémoires de l'académie Royale des inscrip. et bel. lettres. T. V. 1821).

(75) Чертковъ, 174. «Во второй половинѣ IX вѣка, Норманны, на 50 судахъ, вошли въ Сену: съ этихъ лодокъ два отряда, составлявшіе всего 700 человѣкъ, отправились на берегъ грабить жителей. Полагая 700 человѣкъ на 50 судовъ, приходится на каждое по 14 человѣкъ, но конечно всѣ Норманны, плывшіе по Сенѣ, не могли покинуть своихъ лодокъ безъ прикрытія; а потому можно, кажется, допустить, что на каждомъ суднѣ было по 20 человѣкъ. Если при каждой лодкѣ осталось для охраненія по 3 человѣка, то всего было на 50 судахъ 850 человѣкъ.

(76) Несторъ 46—54. — Карамзинъ. I. 213—219Арцыбашевъ, I. 49—51.

(77) Устряловъ. I. 53.

(78) Первый походъ Аскольда и Дира къ Константинополю былъ въ 866 году; походъ Владімира къ Корсуни въ 988.

(79) Карамзинъ. II. 29 и 30. — Лимнъ есть нынѣшній Лемсонъ. [112]

(80) Тамъ же. прим. 37: Фунтъ Византійскій состоялъ изъ 72 золотниковъ.

(81) Триремы, какъ называли ихъ Греки. См. ниже прим. 83 лист. б.

(82) Карамзинъ. II. 30—33.

(83) Для сравненія приводимъ двѣ слѣдующія выписки:

а) Несторъ. 66—67: «Въ лѣто 6551 (1043). Посла Ярославъ сына своего Володимира на Грькы, и вда ему вой многъ, а воеводство поручи Вышатѣ, отцю Яневу. И пойде Володимеръ въ лодьяхъ, и придоша въ Дунай пойдоша ко Царюграду; и бысть буря велика, и разби корабли Руси, и княжъ корабль разби вѣтръ, и взя князя въ корабль Иванъ Творимирычь, воевода Ярославль. Прочіи же вои Володимири ввержени быша на брегъ, числомъ 6000, и хотяче поити въ Русь, и не иде съ ними никтоже отъ дружины княжее. И рече Вышата: «азъ поиду съ ними и высѣде изъ корабля къ нимъ рекъ: аще живъ буду, то съ ними, аще погыну, то съ дружиною, «и поидоша хотяче въ Русь. И бысть вѣсть Грькомъ, яко избило море Русь, и посла царь, именемъ Мономахъ по Руси олядій (лодей) 14, Володимеръ же видѣвъ съ дружиною, яко идутъ по нихъ въспявтивъся изби оляди Гречьскыя, и взвратися въ Русь, ссѣдѣвшеся въ кораблѣ своѣ. Вышату же яша съ извержеными на брегъ, и приведоша я Царюграду, и слѣпиша Руси много; по трехъ же лѣтѣхъ миру бывшю, пущенъ бысть Вышата въ Русь къ Ярославу».

(б) Muralt. Essai de Chronologie Byzantine S. P. В. 1855. 627: «1043 Juin. Vladimir, accompagné de 100,000 hommes recrutés en partie dans les îles de l’océan arctique et portés sur des monoxyles, arrive pour venger la mort d'un noble Scythe, qui avait été tué dans une querelle survenue après de longues années d’un commerce pacifique et où se trouvaient engagés des marchands Scythes. — Les envoyés de l’Empereur ayant été traités ignominieusement, bien que chargés d'offrir toutes les reparations possibles, Constantin fait incarcerer les marchands et les soldats Scythes, qui se trouvent à Constantinople et au Phare. — L'Empereur part avec des trières et des vaisseaux de transport pour attaquer la flotte ennemie, tandis qu'une cavalerie nombreuse prenait la route de terre. Les Russes exigent pourtant trois pièces d'or pour chacun d'eux, bien qu'ils n'osent pas sortir du port. Vers le soir Basile Théodorocane envoyé contre eux avec trois trirèmes; brule sept de leurs canots, en coule à fond trois et en prend un. Le reste de la flotte, à l'approche des vaisseaux de l'Empereur, se disperse et se jette au milieu des ecueils; ceux qui parviennent à gagner la terre, sont tués par les soldats, et l'on compta plus tard 15000 cadavres». Jd. 688: «Juillet. L'Empereur retourna trois goui s après à Constantinople, laissant pour garder les côtes les deux légions et les alliés sous le commandement de Nicolas et de [113]Théodorocane; 24 vaisseaux qui poursuivaient les ennemis, sont pris ou detruits par eux. — Varna. Le reste de l'armeé Russe, qui s'en retournait par terre et par mer, est battu par Catacalou Vestas, dit Ambustus, gouverneur du bas Danube, qui envoie 800 prisonniers à Constantinople. Le même les avait attaqués déjà lors de leur arrivé et forcés à regagner leurs navires

См. также Арцыбашева. II. 20—24.— Въ этомъ же сочиненіи (II. 64) говорится о неудачныхъ дѣйствіяхъ Русскихъ на берегахъ Дуная въ 1116 году при Великомъ князѣ Владимірѣ Мономахѣ: «Князь Великій Володиміръ посла Іоанна Войтишича и посажа Посадникы по Дунаю....... Тогожъ лѣта ходи Вячеславъ (сынъ Владиміра) на Дунай съ Ѳомою Ратиборичемъ и пришедъ къ Дерстру и не успѣвше ничтоже воротишася.» Не имѣя достаточныхъ свѣденій объ этомъ обстоятельствѣ, тѣмъ болѣе, что главнѣйшія наши лѣтописи не говорятъ о немъ, мы также не включали его въ нашъ текстъ.

(84) Monoxyla — какъ сказано у Константина Багрянороднаго. См. Карамзина. I. 242. — Арцыбашева. I. 65, прим. CXV и II. 10 пр. 103.

(85) Энциклопедическій Лексиконъ. X. 464: «Витичевъ, нѣкогда городъ Кіевскаго Княжества, нынѣ мѣстечко, въ 50 верстахъ ниже Кіева, на правой сторонѣ Днѣпра. Stuckenberg. Hydrographie des Russischen Reichs.

(86) Смотри ниже пр. 91 о порогахъ.

(87) Чертковъ. 180.

(88) Тамъ же и Арцыбашевъ I. 66, прим. CXXI.

(88) Тамъ же 184—182.

(90) Несторъ 3: «А Днѣпръ втечетъ въ Понетьское море жереломъ, еже море словетъ Руское.» Бутаковъ. 94Färhn. 27—29, 193, 235, 236.

(91) О плаваніи Русскихъ Днѣпромъ и Чернымъ моремъ см. Карамзина, I. 241—243. — Черткова, 178—182. — Буткова, 152. Muralt 522. Арцыбашева, I. 44—45, прим. 54 стр. 65—67 и, въ особенности Лерберга, Изслѣдованія, служащія къ объясненію древней Русской исторіи. С. П. Б. 1819. стр. 265—320. Кромѣ этихъ пяти сочиненій, о Днѣпровскихъ порогахъ можно еще читать: въ «Книгѣ большаго чертежа,» 100—101; въ «Description d'Ukranie par le S. de Beaup1an. Paris. 1661» p. 19—22;» въ Hydrographie des Russischen Reichs. von J. Ch. Stuckenberg.» — (см. выше, пр. 85). III. 229—231, 232, 234, 253—258; въ «Горномъ журналѣ. 1843 Ч. I № 1. стр. 119; въ «Журналѣ Министерства Внутреннихъ Дѣлъ. 1847. Ч. XVII. 305—312; въ «Приказѣ» Главноуправляющаго Путями Сообщения и Публичными Зданіями, отъ 30-го Сентября 1846 года, № 186, и въ друг.

(92) Несторъ, 13: «И рече Олегъ: «сшійте пре паволочиты Руси, а Словеномъ кропійныя.» [114]

(93) Несторъ, 66: «И пойде Володимеръ въ лодьяхъ, и придоша въ Дунай, поидоша ко Царюграду, и бысть буря велика и разби корабли Руси.»

(94) Карамзинъ, I. прим. 508.

(95) Несторъ, 18: «Иде Игорь на Греки; яко посланіе Болгаре вѣсть ко Царю, яко идутъ Русь на Царьградъ скедій 10 тысящь.» О словѣ скедія или схедія, см. Сынъ Отечества. 1811. № 2. стр. 49—61.

(96) Бутковъ, 94.

(97) Библіотека иностранныхъ писателей о Россіи. Томъ I. С. П. Б. 1836. Путешествіе въ Тану Іосафата Барбаро, стр. 57.

(98) По расчету, что на 500 судахъ было 50 т. чел.

(99) Продолженіе первой Софійской лѣтописи. Прибавления стр. 65: «Аще лодію украдетъ, то 60 кунъ продажи, а лодію лицемъ воротити; а не будетъ ли лицемъ, то за заморьскую лодію 3 гривны, а за набойную лодію 2 гривны, а за стругъ гривна, а за челнъ 8 кунъ.»

(100) Несторъ, 142—143: «Изяславу же блюдущю и недадущю вбрести въ Днѣпръ, бьяхуться межи собою, ѣздяче въ лодьяхъ; не могшимъ же имъ что успѣти противу Кыеву бѣ бо исхитрилъ Изяславъ лодьѣ дивно: бѣша бо въ нихъ гребци гребуть невидимо, токмо весла видѣти, а человѣкъ бяше не видѣти, бяхуть бо лодьѣ покрыты досками, бяхутъ же борци стояще горѣ во броняхъ и стреляюще, а кормника 2 бѣста, единъ на кормѣ, другый на носѣ, и аможе хотяхуть тамо поидяхуть, необращающа лодьями.»

(101) Арцыбашевъ II. 73.

(102) Карамзинъ, II. 198. — Арцыбашевъ, II, 85. — Первая Новгородская лѣтопись. 9.

(103) Карамзинъ, III. 207.

(104) Тамъ же. 207. — Бутковъ, 154. — Лербергъ, Журналъ Мин. Нар. Просв. 1839. Ч. XXII. Отд. II. 4.

(105) Карамзинъ, III. 208 и прим. 244.

(106) Тамъ же. 208. — Бутковъ, 152 и 386 пр. 343 (его ссылки). — Bullettin Scientifique, publié par l'Academie Imperiale des sciences de St. Petersbourg. IX. 1842 p. 301—332.

(108) Карамзинъ, III. 208— 209. — Лербергъ. III. Журн. Мин. Нар. Просв. 1839. XX. Отд. II. 4 и сл. — См. также Арцыбашева, II. 368—369 и прим. CXLVII, CLI и III. 232—233.

(108) Карамзинъ, I. 37—38.

(109) Тамъ же. II. 43—45. — О дани, платимой Новгородцамъ Печерскимъ краемъ. см. у Нестора, ниже, въ пр. 111, а о Югоріи или Югріи у Лерберга. 3—82.

(110) Несторъ. 107: «Се же хощю сказати, яже слышахъ преже сихъ 4 лѣтъ, яжа сказа ми Гюрятя Роговичь Новгородець, глаголя [115]сице: яко послахъ отрокъ свой въ Печеру, люди, яже суть дань дающе Новугороду; и пришедши отроку моему къ нимъ, и оттуду иде въ Югру. Югра же людье есть языкъ нѣмъ, и сѣдять съ Самоядію на полунощныхъ странахъ.»

(111) Карамзинъ, II. прим. 61. — Лербергъ 175— 177, 180—184.

(112) Карамзинъ, II. 44 и прим. 64. — Двинскій лѣтописецъ (Древняя Россійская Вивліоѳика. М. 1791. XVIII) 1 и слѣд.

(113) Тамъ же.

(114) Карамзинъ, III. 35—35. — Арцыбашевъ II. 225—227.

(115) Карамзинъ, IV. 94. Пермь и Вологда въ первый разъ упоминаются въ приведенной на этой стран. грамотѣ.

(116) Бутковъ, 181. — Frâhn. 175, 227 и сл.

(117) Арцыбашевъ, I. 44, прим. 50 и III. 3, пр. 21.

(118) Карамзинъ, II. 44.

(119) Карамзинъ II. прим. 62. — Литке. Четырехкратное путешествіе въ Сѣверный Ледовитый Океанъ. С. П. Б. 1828. I. 65. — Акты Археографической Коммисіи. С. П. Б. 1836. I. 384: «Съ Москвы въ Поморье на Мурмонское море, до усть Колы.»

(120) Арханг. Лѣтоп. 172—173: «Въ лѣто 7004 (1498)...... а ходиши съ Двины моремъ Акіяномъ, да черезъ Мурмонскій носъ.» — Тамъ же 173: «Въ лѣто 7005...... пришли на Двину около Свѣйскаго королевства, и около Мурмонскаго носу моремъ Акіяномъ, мимо Соловецкой монастырь на Двину.»

(121) Stuckenberg. Hydr. II. 130. — Литке, I. 142.

(122) Stuckenberg, II. 17. — Мурмонскимъ всегда называютъ Лапландской берегъ Поморцы, т. е. жители деревень между Онегою и Кемью (см. Записки Гидрогрофическаго Депо. V. С. П. Б. 1837, стр. 112 прим. внизу, и стр. 114).

(123) Карамзинъ III. 210.

(124) Тамъ же, IV. прим. 160. — Акты Археогр. Комм. I. 365.

(125) Чулкова, Историческое описаніе Россійской Коммерціи. С. П. Б. 1781. T. I. Кн. I. 107—108. На послѣдней изъ сихъ страницъ, въ послѣдней ея строкѣ, надъ примѣчаніемъ, вмѣсто рѣки Камы должно читать Немъ, какъ объясняетъ Stuckenberg. Hydr. II. 2. 190. 191. V. 569.

(126) Чулковъ, T. I. Кн. I. 104—105. Здѣсь, на стр. 108 и 109, приведенъ слѣдующій любопытный разсказъ: «Изъ всѣхъ вышеупомянутыхъ рѣкъ, составляющихъ сообщение между рѣками Камою и Печорою, самыя затруднительныя суть Еловка и Вогулка. Осенью и лѣтомъ бываютъ онѣ столь мелки, что едва въ ненагруженной лодкѣ по нихъ проплыть возможно; но собственная корысть научила пловцовъ преодолевать сіи препятствія. Они, плывучи съ [116]судами, полнымъ грузомъ нагруженными, употребляли въ такомъ случаѣ, что и нынѣ дѣлаютъ, нижеслѣдующій способъ. Приплывъ ко онымъ источникамъ въ сухое лѣто, вколачивали по обоимъ берегамъ толстыя деревянныя сваи, къ коимъ привязывали парусы съ своихъ судовъ, прицѣпляя къ нижней части оныхъ каменья, дабы они могли погрузиться ко дну источниковъ. А чтобъ способнѣе удержать стремленіе сихъ водъ, то бросали на дно довольное число дерну и хворосту. Сей способъ составлялъ нѣкое подобіе плотины; ибо чрезъ нѣсколько времени вода, не находя себѣ протоковъ и будучи ограждена утвержденными парусами, скопившись въ одно мѣсто, умножала рѣчную глубину. — Когда пловцы усмотрятъ, что прудъ наполненъ довольнымъ числомъ воды, тогда снявъ ко дну утвержденные парусы, ее спускали, и вмѣстѣ съ стремленіемъ спущенныхъ водъ плыли ихъ суда до тѣхъ поръ, пока рѣчка не оскудѣетъ опять водою. — Такого затруднительнаго пути плывущіе находили по рѣкѣ Еловкѣ шесть, да по Вогулкѣ пятнадцать верстъ; а потому обыкновенно соединялись нѣсколько судовъ вмѣстѣ, дабы случающаяся препятствія отвращать общими силами. Суда употреблялись тамо, какъ и нынѣ употребляются, коюки или каючки и брусеники. — Таковое средство поднимать въ рѣкахъ воду употреблено было и Ермакомъ, при начальныхъ предпріятіяхъ его къ завоеванію Сибири, когда онъ возвращался изъ рѣки, называемой Межевою Уткою, въ рѣку Серебрянку. А. г. Профессоръ Фишеръ подтверждаетъ, что оное средство и не очень давно употреблено было (Сибир. Истор. стр. 119) съ добрымъ успѣхомъ.

(127) Stuckenberg, Hydr. II. 268—278. — Литке, I. 43.

(128) Литке, I. 13—14.

(129) Тамъ же, 19, 32, 33, 43 и 59.

(130) «Записки Гидрогр. Депо. V. 124—125: Коляне и Поморцы (см. выше пр. 123), и почти всѣ прибрежные жители Архангельской губерніи, привычны къ морю, бойки и смѣлы въ матроскомъ дѣлѣ. Въ торговыхъ оборотахъ смѣтливы и честны; разумеется не безъ исключенія, которое однакожъ очень не велико. Плаваніе ихъ простирается большею частію около береговъ, не рѣдко въ Норвегію до Бергена. Жители городовъ Архангельска, Мезени и нѣкоторыхъ селеній Поморья, предпринимаютъ путешествія на Шпицбергенъ (по тамошнему Груманъ), и, съ нынѣшняго (1833) года, возобновили плаванія свои къ Новой землѣ, за промысломъ моржей. Коляне въ этихъ походахъ не участвуютъ. На промышленничьихъ нашихъ судахъ хотя и нѣтъ строгой дисциплины, однако управленіе принадлежитъ одному кормщику, который, какъ полный хозяинъ, отвѣчаетъ за безопасность судна. Между кормщиками есть отважные [117]моряки, но ни одного знающаго науку мореплаванія. Путеводитель ихъ память и наглядность вида береговъ; въ открытомъ морѣ компасъ самаго плохаго устройства, показываетъ имъ путь на перевалъ къ берегу. Нельзя однако не удивляться необыкновенной памяти и соображенію этихъ людей; мнѣ случалось видѣть Поморцевъ, незнающихъ читать, которые при первомъ взглядѣ на морскую карту, тотчасъ показывали на ней каждое становище, въ которомъ случалось имъ бывать. Наизустъ помнятъ они румбъ и разстояніе между примѣтными мѣстами. Многіе имѣютъ рукописныя лоціи и карты, самими ими, или опытнѣйшими кормщиками, составленныя изъ памяти. На Груманъ ладьи переваливаются отъ Семи острововъ или отъ Вардэгуза; на Новую землю, также отъ Семи острововъ, или отъ мыса Орлова, идутъ мимо мыса Канина. Въ этихъ дальнихъ плаваніяхъ, встрѣчая противный вѣтеръ, лодьи теряютъ счисленіе, и не въ силахъ будучи бороться съ бурею, спускаются на угадъ къ берегу; но это не всегда проходитъ счастливо. Наука мореплаванія и лучшая постройка и вооруженіе судовъ, могли бы отвратить многія крушенія этихъ отважныхъ аргонавтовъ. Съ недавняго времени начали они привыкать къ употребленію морскихъ картъ, и охотно слушаютъ о кораблевожденіи и вооруженіи судовъ».

(131) Литке. I. 76—77. — Чулковъ} T. I Кн. I. 97—99.

(132) Карамзинъ. III, 85 и прим. 85. — Лербергъ, 109. Трое сутокъ въ Новгородѣ. С. Пб. 1842 ст. 21.

(133) Карамзинъ. III. пр. 85. — Лербергъ 110.

(134) Арцыбашевъ. II. 267. — Лербергъ, 110—111.

(135) Карамзинъ. III. 236—237 и 239. — Арцыбашевъ, II. 317 и 319. — Ипатьевская лѣтопись (Полное Собраніе Русскихъ лѣтописей, Т. II.) 164: «Галичькыя придоша по Днѣпру и воидоша въ море; бѣ бо лодій тысяща, и воидоша во Днѣпръ и взведоша порогы и сташа у рѣки Харътицѣ на броду у Протолчи». Первая Софійская лѣт. 172—173: «Тогда же Князь Мстиславъ Галичьскій.... за Днѣпръ на множествѣ лодей,.... а выгонцѣ Галичьскые пріѣхаша въ лодьяхъ по Днѣстру, и выидоша въ море». Никон. лѣт. II. 551: «и Галичане влодіяхъ по Днѣпру (должно быть Днѣстру) въ море: бѣ бо ихъ вящше двою тысящь людей, пакижъ изъ моря выидоша въ Днѣпръ, и возставиша пороги, и проидоша крѣкѣ Хортице на бродь на Протолчивое». Здѣсь несогласно съ другими лѣтописями, показано 2 т. лодей, и самое событіе вмѣсто 1224, отнесено къ 1223 году. Протолочій бродъ или бродъ у Протолчи, по мнѣнію Карамзина (II пр. 200) было ничто иное какъ протоки Днѣпра, обтекающіе островъ Хортицу. См. также Арцыбашева. II. 58. прим. 347. [118](136) Карамзинъ, IV. 162—164. Арцыбашевъ, III. 69. Лербергъ, 147—148. — Первая Софійская лѣт. 203: «Въ лѣто 6808 (1300).... пріидоша изъ заморія Нѣмци Свѣйскыя въ силѣ велицѣ въ рѣку въ Неву, и приведоша съ собою мастеры хитрыя, изъ великаго Рима и отъ папы мастеры приведоша нарочиты, и поставиша городъ надъ Невою на усть Охтъ рѣкы, и утвердиша его твердостію несказанною и поставиша въ немъ порокы и похвалившеся окаянніи нарѣкоша его Вѣнець Земли; бѣ бо съ ними намѣстникъ королевъ, именемъ Ламаскалка, и посадиша въ немъ мужа нарочитыя съ воеводою ихъ Стенемъ, а сами отъидоша въ свою землю, князю же великому Андрѣю Александровичу не сущу тогда въ Новѣгородѣ». Въ лѣто 6809 (1301). Пріиде великій князь Андрѣй Александровичъ въ Новъгородъ со всею силою своею, и иде съ Новогородци къ городу тому, и приступиша къ нему мѣсяца Маія въ 18 день, на память святаго Патрикѣя, и начаша битися крѣпко; помощію же Божіею, и святыя Софіи и святою мученику Бориса и Глѣба, твердость та бысть ни вочтоже за высокоуміе ихъ, зане всуе трудишася безъ Божія повелѣнія; градъ ихъ взятъ бысть, овыхъ избиша, а иныхъ изсѣкоша, а иныхъ связавше ведоша изъ града, а градъ запалиша огнемъ, а гору раскопаша». — Почти тоже въ Первой Новгородской лѣт. 67—68.

(137) Карамзинъ. IV. 173 и прим. 214. — Арцыбашевъ, III. 72. — Лербергъ. 148—151. — Первая Софійская лѣт. 205: Въ лѣто 6819 (1311)». Ходи князь Дмитрей Романовичь съ Новогородци на Нѣмецкую землю, за море, на Емъ: и переѣхавше море первое взяша Купецьскую рѣку, и села пожгоща и въ полонъ поимаша многыхъ, и скоты посѣкоша; и потомъ взяша Черную рѣку и вси села по Черной рѣцѣ повоеваша, и пріидоша къ городу Ванаю, и городъ взяша и пожгоша; а Нѣмци вбѣгоша въ дѣтинець: бѣ градъ той крѣпокъ велми, на камени высоцѣ, не имѣя приступа никуды же; и прислаша Нѣмци съ поклономъ къ Новгородцемъ, просячи мира у нихъ, Новгородци же миру имъ не даша, и стояша у града того 3 дни и 3 нощи, волости ихъ воююще, и села великая ихъ пожгоша, и обиліе все потравиша, а скота не оставиша ничтоже; и потомъ взяша, идущи назадъ, рѣку Кавголу и Перну рѣку, и выидоша на море, и пріидоша въ Новгородъ вси поздорову. — «Первая Новгородская лѣт. 69—70: Въ лѣто 6819 (1311) ходиша Новгородци воиною на Нѣмецьскую землю, за море, на Емь, съ княземъ Дмитріемъ Романовичемъ, и переѣхавше море взяша первое Купецьскую рѣку, села пожгоша и головы поимаша, а скотъ изсѣкоша и ту убіенъ бысть Костянтинъ Ильинъ сынъ Станимировича, въ загонѣ, потомъ взяша Черную рѣку всю и тако по Чернои придоша къ городу Ванаю, и взяша [119]городъ и пожгоша, а Нѣмци взбѣгоша на дѣтинець, бяше бо мѣсто велми сильно твердо, на камени высоцѣ, не имѣя приступа ни откуду же и сослаша съ поклономъ просяще мира, Новгордци же мира не даша и стояша 3 дни и 3 ночи, волость труче, села великая пожгоша, обиліе все потравиша, а скота не оставиша ни рога; и потомъ идуче, взяша Кавгалу рѣку и Перну рѣку, и выидоша на море, и придоша здорови вси въ Новгородъ». — Карамзинъ (IV. пр. 214) принимаетъ городъ Ванай за нынѣшій Біернеборгъ, Лербергъ (стр. 150), — за мѣстечко Ванё или Ваанё, по Фински Ваная. Замокъ (дѣтинецъ), упоминаемый въ приведенныхъ здѣсь двухъ выпискахъ изъ лѣтописей, по мнѣнію Лерберга есть замокъ Тавастбургъ, называемый также Кроноборгъ.

(138) О рѣкѣ Кавгалѣ см. Арцыбашева, III. 72. прим. 533 и Лер­берга, 150—136.

(139) Арцыбашевъ. III. 75. — Лербергъ, 158—185. Первая Софійская лѣт. 207: Въ лѣто 6826 (1318). Ходиша Новогородьци войною за море въ Полную рѣку, и много воеваша, и взяша городъ Людергвъ Сумьскаго мастера и бискупль, и пріидоша всѣ здорови.» — Первая Новгородская лѣт. 72: «Въ лѣто 6826 (1318) Ходиша Новгородци воиною за море въ Полную рѣку, и много воеваша, и взяша Людеревъ, городъ Сумьскаго князя, и пискупль, и придоша въ Новъгородъ вси здорови». — Лербергъ доказываетъ, что Полная рѣка есть переводъ финскаго названія Аураіоки, — а Людеревымъ названъ Або.

(140) Карамзинъ. IV. 199. — Арцыбашевъ. III. 81. — Лербергъ, 186. — Первая Софійскал лѣт. 216: Въ лѣто 6831 (1323). Ходиша Новгородци съ княземъ Юріемъ Даниловичемъ въ Неву, и поставиша городъ на усть Невы, на Орѣховомъ островѣ». «Первая Новгородская лѣт. «Въ лѣто 6831 (1323). Ходиша Новгородци, съ княземъ Юрьемъ: и поставиша городъ на усть Невы на ореховомъ островѣ». — Здѣсь подъ словомъ усть Невы, должно разумѣть истокъ Невы, гдѣ, какъ извѣстно, лежитъ Орѣховый островъ, на которомъ построенъ нынѣшній Шлиссельбургъ.

(141) Карамзинъ. IV. 199 и прим. 255.— Арцыбашевъ, III. 81. — Лербергъ, 188—190. — Первая Софійская лѣт. 216. — Первая Новгородская лѣт. 73.

(142) Энциклоп. Лексик. XII. 116 и 115, статья Воты. Если, какъ тамъ приведено, составлявшая часть Новгородскихъ владѣній Вотская Пятина, заключала въ себѣ, по южному берегу Финскаго залива, всю Ингерманландію, отдѣлявшуюся отъ Эстляндіи Наровою, то эта послѣдняя рѣка была пограничною. — Въ подтверждение этому вспомнимъ, что воздвигнутая въ исходѣ XV столѣтія, противъ [120]Нарвы, русская крѣпость Ивангородъ, была построена, на правомъ, Россіи принадлежавшемъ берегу Наровы.

(143) Лербергъ. 93.

(144) Тамъ же 124.

(145) Тамъ же 132—133. 191.

(146) Карамзинъ. IV. 264—263 прим. 262. — Арцыбашевъ, III. 100—101). — Первая Новгородская лѣт. 83—84. — Первая Софійская лѣт. 225—227. — Тамъ же, на стр. 227, помѣщено «рукописаніе Магнуша короля Свѣйскаго», вымышленная сказка о походѣ его въ Неву и въ Ладожское озеро. Въ этомъ «рукописаніи», между прочимъ, говорится, что Магнусъ, побуждаемый раскаяніемъ, постригся въ Спасопреображенскомъ монастыре, на островѣ Валаамѣ, чего никогда не было. Замечательно, что еще и понынѣ, близь этой обители, въ рощѣ, показываютъ могилу Магнуса, между тѣмъ какъ извѣстно по исторіи, что онъ утонулъ въ Готландіи, у Бломмесгольма. См. Карамзина. IV. прим. 348.

(147) Карамзинъ. 265—266. — Арцыбашевъ, III. 104. Первая Софійская лѣт. 226.

(148) Карамзинъ III. прим. 248. — Энциклоп. Лексиконъ. IV. 204.

(149) Двинскій лѣт. (Др. Росс. Вивл. XVIII), 6: «Въ лѣто 6920 (1412) году, Заволочане ходили войною на Мурманы по новогородскому велѣнью, Воеводою Яковъ Степановичь, и повоеваша Мурманъ». — Тамъ же 7: «Въ лѣто 6927 (1419) года пришедше Мурманы войною 500 человѣкъ, съ моря въ бусахъ и въ шнякахъ, и повоеваша, въ Варгузѣ погостъ Корельскій и въ земли Заволоческыя погостъ въ Неноксѣ и Корельской монастырь святаго Николы и Онижской погостъ, Яковлю Курью, Андреяновской берегъ, Кегъ островъ, Княжь островъ, Архистратига Михаила монастырь, Цигломино, Хечемино, три церкви сожгли, а христіанъ и чернцовъ всѣхъ посѣкли. И Завологанѣ двѣ шняки Мурманъ избиша, а иніи убѣгоша на море». Объ этомъ нападеніи Норвежцевъ упоминается также: у Арцыбашева, III. 172, и въ первой Новгородской лѣт. 108—109.

(150) Троицк. лѣт. (Карамзинъ. V. прим. 8): «Проидоша Волгой изъ Новгорода изъ Великаго 150 ушкуевъ Ноугородци разбойници ушкуйници, избиша Татаръ множество, Бесерменъ и Орменъ въ Новѣгородѣ Нижнемъ, женъ и дѣтей, товаръ ихъ пограбиша, а съсуды ихъ, кербати и лодьи и учаны и набусы и струги, то все посѣкоша». — Никон. лѣт. IV. 12: «и суды ихъ вся изсекоша, и паузски и кербасы и лодьи и учаны и мошаны и баѳьты и струги». — Арханг. лѣт. 3/166; «а Устюжане и Двиняни и Важане и Каргополяцы и Бѣлозерцы а Вологжане и Вычегжане и Вымичи и Сысоличи шли въ судѣхъ.— Тамъ же 1/123: «Вятчанежъ здумавше и кинувся скоро, [121]князя Александра и со княгиною поимавше, и вмѣталися во княжіе суды». Тамъ же, 143: а царь Абреимъ скопилъ много силы на Волзѣ въ судѣхъ.... а Татаровѣ Волгу суды застали а великаго князя силы мало; и начашася битися на Волзѣ въ судѣхъ.... и билъ ихъ скачючи по судомъ ослопомъ, и многихъ Татаръ топили и съ суды, занеже Татаровѣ пойдучи на бой суды вязалися». — Въ жалованной грамотѣ Вел. Кн. Тверскаго Михаила Борисовича Троицкому Сергіеву монастырю, около 1463 года (см. Акты Арх. лѣт. I. 57): что коли съ ихъ солью ходотъ повозокъ съ подъвозками, сквозѣ мою отчину Великое Княженіе, по Волзѣ, и выбъ мои мытника.... съ тѣхъ судовъ, по сей моей грамотѣ Великаго князя, мыта и всѣхъ пошлинъ и некоторыхъ не имали». — Въ царской жалованной грамотѣ тому же монастырю, отъ 25 Марта 1588 (см. Акты Арх. лѣт. I. 405): велѣно имъ посылать въ Астрахань, по соль и по рыбу, для монастырскаго обоходу, въ дву судѣхъ болшихъ а нашихъ пошлинъ съ тѣхъ судовъ и съ соли ни въ которомъ городѣ имати не велѣно».

(151) О путешествіяхъ Виллоби и Ченслера можно читать въ слѣдующихъ сочиненіяхъ: Hakluyt's, Collection of the early Voyages. Travels and Discoveries of the Englisch Nation. London. 1809—1812. I. 259; Sammlung Russischer Geschichte, v. G. F. Müller. S. Petersb. 1732—1764 VII. 432 ff; Geschichte der Entdeckungen und Schifffahrten im Norden, v. J. K. Forster. Frankfurt an d. 0. 1784 p. 315; S. Petesburgischer Journal.

Четырехкратное путешествіе въ Сѣверный Ледовитый Океанъ, Ѳ. П. Литке. С. П. Б. I. 14—17; Исторія Государства Россійскаго, Карамзина, XVIII. 230—234; Древн. Росс. Вивліоѳика. XVIII. 11—12; Журналъ Министерства Народнаго Просвѣщенія, и др.

(152) О плаваніи Бурро см. Hakluyt. I. 307—312 и Литке I. 17—20.

(153) Карамзинъ, (X. 70) говоритъ, что Архангельскій городъ основанъ близъ того мѣста, гдѣ стоялъ монастырь сего имени и дворъ купцовъ Анілійскихъ,» и ссылается на Двинскій Лѣтописецъ (Древ. Росс. Вивл. XVIII), но тамъ на стран. 15, сказано: «Въ лѣто 7092 (1584) присланы съ Москвы на Двину Воеводы Петръ Афонасьевичь Нащокинъ да Залѣшанинъ Никифоровъ сынъ Волоховъ. Оные Воеводы отъ морскаго устья за 30 верстъ, надъ Двиною рѣкою на Пуръ на Волокѣ кругъ Архангедьскаго монастыря, Архангельской городъ древянной однимъ годомъ поставили.» — Царская грамота по этому предмету, отъ 4 Марта 1583 года, помѣщена въ Актахъ Археогр. Коммисіи I. 380. — Покойный Исторіографъ самъ противорѣчитъ своему показанію, приводя, въ прим. 53 того же тома, выписку изъ грамоты Б. Ѳ. Годунова отъ 1-го Генваря 7095 (1587) года, гдѣ читаемъ: «Также есмя ихъ (Англичанъ) пожаловали, двора [122]ихъ съ морскава пристанища, съ Пудожерскова устья, къ новому Архангельскому, городу, къ морскому пристанищу, переносити не велѣли, а приставати имъ по прежнему съ своими товары на тотъ свой дворъ.» Слѣдовательно у Архангельскаго монастыря, ни въ то время, когда состоялась эта грамота, ни прежде, Англичане не имѣли своего торговаго двора. Считаемъ необходимымъ пояснить еще одно обстоятельство. Въ текстѣ нашемъ, въ описаніи прибытія Ченслера въ Сѣверную Двину, сказано, что Англичане построили для себя торговый домъ близь монастыря Св. Николая, въ Корельскомъ устьи, а въ грамотѣ Годунова говорится, что онъ существовалъ въ устьи Пудожерсковомъ, — т. е. Пудожемскомъ. Тутъ не будетъ противорѣчія, если мы знаемъ, что первое изъ сихъ устей почти у самаго моря, только въ четырехъ верстахъ отделяется отъ втораго, и составляетъ какъ бы часть его. — Въ краткой исторіи о городѣ Архангельскомъ, сочиненной В. Крестининымъ, С. П . Б. 1792, и состоящей изъ вопросовъ и отвѣтовъ, на стр. 1—4, читаемъ: Вопр. Гдѣ стоитъ городъ Архангельскъ? Отв. При рѣкѣ Двине, по правой сторонѣ, въ 42 верстахъ отъ Бѣлаго моря. Вопр. Мѣсто, на которомъ стоитъ городъ Архангельскъ, какъ называлося въ старину прежде сего города? Отв. Пуръ Наволокъ. Разумѣется же подъ симъ собственнымъ именемъ мысъ Двинскаго берега, примѣчанія достойный потому, что Двина рѣка при ономъ разделяется на разные устья, въ море протекающіе между островами. Вопр. Какое было на семъ мѣстѣ селеніе прежде города? Отв. Монастырь Архангельскій, древностію всѣ Московскіе монастыри превосходящая обитель, построенная во второмъ на десять столѣтіи въ землѣ Заволодцкой, названной послѣ по имени рѣки Двиною (должно читать: Двинскою). Вопр. Когда и кто открылъ путь изъ Европы моремъ къ Двинскимъ берегамъ для торговли? Отв. Англичане, пришедшіе въ 1553 году по морю на корабле къ Николаевскому или Корельскому Двинскому устью и монастырю, при которомъ прежде города иностранные торги тридцать лѣтъ продолжались. Вопр. Когда и чьимъ повелѣніемъ, городъ Архангельский построенъ? Отв. Заложенъ здѣсь 1584 года, повелѣніемъ Государя Царя Іоанна Васильевича втораго, или Грознаго. Вопр. Какъ проименованъ сей городъ въ началѣ? Отв. Новохолмогорскимъ городомъ, потомъ прозванъ Архангельскимъ, по монастырю сегожъ имяни. Вопр. Когда переведены съ Корельскаго устья иностранные торги въ сей новый городъ? Отв. Въ 1587 году.» Последнее справедливо, какъ видно выше, изъ грамоты Годунова. Объ Архангельске см. также Литке. I. 136—146, гдѣ приложена и подробная карта Сѣверной Двины, отъ Архангельска до выхода въ Бѣлое море; Энциклоп. Лекс. III. 243 Stuckenberg, II. 57—64 и др. [123]

(154) Следующее извѣстіе, если не ошибаемся, въ первый разъ появившееся въ печати въ Adelung's Geschichte der Schiffahrten. Halle, 1768 p. 57, заимствуемъ мы изъ сокращеннаго перевода письма некоего Іоанна Баллаха (см. Литке, I. 122), къ знаменитому Географу Меркатору, писаннаго въ Аренсбургѣ, въ 1581 году: «Помня сколь охотно читывалъ ты древнихъ землеописателей, радуюсь я, что встрѣтился съ подателемъ сего письма. Рекомендую тебѣ его, какъ человѣка, который можетъ быть тебѣ полезенъ въ такомъ дѣлѣ, о коемъ ты давно съ великимъ трудомъ старался собирать извѣстія, и въ разсужденіи котораго новѣйшіе наши географы не соглашаются; я говорю тебе объ открытіи мыса Табина и славнаго и богатаго царства Китайскаго. Человѣкъ сей родомъ изъ Фландріи, званіемъ солдатъ, былъ несколько лѣтъ плѣннымъ въ Россіи и состоялъ въ службе нѣкоторыхъ знатныхъ особъ Якова и Аникія (Iacovius et Unekius), которые посылали его въ Антверпенъ, для нанятія тамъ, за хорошую цѣну, несколько искусныхъ и опытныхъ мореходцевъ, и когда онъ ему таковыхъ доставилъ, построили они для преднамѣреннаго путешествія, на рѣкѣ Двинѣ, два корабля, съ помощію некоторого морскаго Нѣмецкаго художника.» Неоспоримо, что упоминаемые въ письме Баллаха, Яковъ и Аникій, были никто иные какъ Аникій и старшій его сынъ Яковъ, Строгоновы, пріобрѣтшіе громкую извѣстность со времени государствованія Іоанна Грознаго. Зная, изъ царской грамоты отъ 6-го августа 7074, или по Р. Х. 1566 года (см. Устрялова. Именитые люди Строгоновы. С. П. Б. 1842 стр. 9. прим. 4), что первый изъ нихъ былъ живъ въ это время, и соображая, что Баллахъ писалъ къ Меркатору въ 1581 году, а плаваніе Бурро, для открытія Сѣверовосточнаго пути, давшее поводъ къ предпріятію Строгоновыхъ, происходило въ 1556 году, — послѣднее могло имѣть мѣсто въ промежутке между симъ годомъ и 1581-мъ. Иностранцы приписываютъ Аникію Строгонову, впрочемъ не называя его по фамиліи, а какъ и Баллахъ, только по имени, Аника, — открытіе торговаго пути въ реку Обь (см. Wilsen Noord en Oast Tartarye. Amsterdam. 1705 p. 512), но это ошибочно. Не приняли ли они, по дошедшимъ до нихъ неяснымъ разсказамъ, снаряженія судовъ къ Новой Земле, съ плаваніемъ по Оби? На севере Россіи постоянно живетъ, искаженное временемъ, преданіе, что находящаяся на Новой Земле Строгонова губа, получила свое названіе отъ обитавшихъ тамъ некогда Новгородскихъ переселенцевъ Строгоновыхъ. Ѳ. П. Литке, упоминающій объ этомъ событіи, относитъ его (II. 85—86), основываясь на соображеніяхъ, къ XVI вѣку, т. е. къ тому времени, около котораго писалъ Баллахъ. Мы, кроме вышеприведенной выписки изъ письма къ Меркатору, слича существующее преданіе [124]съ временемъ и обстоятельствами, основываемъ наше предположеніе еще на томъ, что посѣтившій, въ 1594 году, Новую Землю Голландскій мореходецъ Баренцъ видѣлъ по близости Строгоновой губы домы и другіе предметы, заставившіе его предполагать, что тутъ жили люди, скрывшіеся отъ прибывшихъ гостей. «Баренцъ», читаемъ у Литке (II. 86), «въ 1594 году нашелъ въ губѣ, названной имъ губою Св. Лаврентія, которая точно соотвѣтствуетъ нашей Строгоновской, — селеніе, состоявшее изъ трехъ избъ, коего обитатели, какъ онъ полагалъ, съ намѣреніемъ отъ него скрылись.» — Тамъ же. I. 26—27:» 8 августа (1594). «Въ трехъ миляхъ отъ Чернаго островка нашли они (Голландцы) низменный мысъ съ крестомъ, названный по сей причинѣ Крестовымъ; 4 мили далѣе другой низменный же мысъ, названный Пятымъ или мысомъ Св. Лаврентія, за которымъ находился большой заливъ. Еще 4 мили далѣе открыли мысъ Gchashoeck, къ которому вплоть лежитъ низменный Черный камень и на немъ крестъ. Тутъ съѣзжали они на берегъ, и нашли зарытые 6-ть кулей ржаной муки, и кучу камней, и заключили, что въ семъ мѣстѣ долженствовали быть люди, отъ нихъ убѣжавшіе. На фалконетный выстрѣлъ оттуда стоялъ другой крестъ; а возлѣ него три деревянные дома, построенные по образцу сѣверныхъ жителей, въ которыхъ лежало множество разобранныхъ бочекъ, изъ чего они заключили, что тутъ должна производиться ловля семги. Тутъ же стояли на землѣ 5 или 6 гробовъ, возлѣ могилъ, наполненныхъ каменьями, и обломки Русскаго судна, 44 фута по килю; находящейся въ семъ мѣстѣ, безопасной при всѣхъ вѣтрахъ, гавани, дали они названіе Мучной (Meelhaven), по причинѣ найденной муки.» Нѣтъ невозможнаго, чтобы это разбитое судно небыло однимъ изъ двухъ Строгоновскихъ судовъ, построенныхъ Антверпенскимъ мореходцами, и что люди, которыхъ Баренцъ полагалъ скрывшимся отъ него, уже не первый годъ жили на Новой Землѣ, послѣ претерпѣннаго ими крушенія. Время, когда оно могло произойти, близко совпадаетъ съ тѣмъ временемъ, въ которое Строгоновы могли снарядить свои суда въ Ледовитое море. Примемъ въ соображеніе еще и то, что мѣсто, описываемое Баренцомъ, находится по близости губы, получившей названіе Строгоновой.

(155) Карамзинъ. VIII, 294—295. — Арцыбашевъ, IV. 276—277.

(156) Карамзинъ. VIII. 295. — Арцыбашевъ. IV. 280.

(157) Карамзинъ. VIII. 295—296. — Арцыбашевъ. IV. 280—281. — Въ Арх. лѣтописи (см. Карамзина. I. XXXI. прим. 561), 337 на оборотѣ: «и какъ пришли подъ Очаковъ и тутъ взяли корабль, и Турчанъ и Татаръ побили, а иныхъ поимали съ вожи, и пришли на Чулу островъ на море, и тутъ на протокахъ взяли другой [125]корабль..... и пришли на Крымскіе Улусы, на Ярлашъ островъ, и тутъ многіе верблюжьи стада поимали и пришли на сидячихъ людей, на Кременчикъ, да на Коршалы, да на Когольникъ, отъ Перекопа за 15 верстъ..... и повоевали и отошли на Озибекъ осттровъТамъ же. 348, на об.: «Коли Данило съ моря приходилъ на Улысы, тогда у нихъ страхъ былъ великій.» Тамъ же. 338 на об. «пошли вверхъ Днепромъ и далъ Богъ и перевозы и пороги прошли.» — Сказанія князя Курбскаго, изд. Н. Устрялова: С. П. Б. 1842 стр. 64: а подругое лѣто съ Даниломъ Адашевымъ и съ другими стратилаты со осмь тысящей, такоже водою, послалъ; они же выплыша Днѣпромъ на море, и надъ надежду Татарскую, немалую торгу учиниша въ ордѣ: яко самихъ побиша, такожъ жонъ и дѣтей ихъ не мало плѣниша, и христіанскихъ людей отъ работы свободили немало, и возвратишася восвояси здрово.» — Остается определить гдѣ находятся мѣста, приведенныя выше, подъ названиями: Чуду, Ярлашъ, Кременчикъ, Коршалы, Когольникъ и Озибекъ. Соображая слова лѣтописи съ направленіемъ, по которому могъ плыть Адашевъ изъ Днѣпра, къ берегамъ Крыма, полагаемъ неошибиться, принявъ Чюлу-островъ за островъ, находящійся къ югу отъ Кинбурнской косы и названный въ Россійскомъ Атласѣ 1792 года, на карте Таврической губерніи — «Чиле», а въ Атласахъ Чернаго моря Будищева (1807 г.) и Манганари (1836) — Долгій. Подъ протоками, гдѣ былъ взятъ второй корабль, должно разуметь проливъ между этою косою и островомъ Чюле; Ярлашъ островъ, гдѣ Татары пасли верблюдовъ, есть ничто иное какъ показанный на гравированной картѣ 1736 года (Карта предпріятыхъ въ 1736 году отъ Армеи Ея Императорскаго Величества, противъ Турокъ и Татаръ побѣдоносныхъ военныхъ дѣйствій между Дономъ и Днѣпромъ и при оныхъ рѣкахъ) островъ Эрлаяшъ, а по позднѣйшимъ картамъ коса Джарилгачъ, въ сѣверной части Перекопскаго залива. Коршалы по всей вероятности есть нынешній полуостровъ Хоралы (у Манганари — Хорлы), въ той же части залива; Кременчикъ и Когольникъ долженствовали быть ближайшія къ нему селенія, въ настоящее время, какъ кажется, несуществующія. Наконецъ, Озибекъ (правильнее Осибекъ) островъ, долженъ быть нынешній островъ Березань, лежащій близь Очакова, почти передъ входомъ въ Днепровскій Лиманъ изъ Чернаго моря. Это предположеніе темъ вероятнее, что Оси-суіи есть Турецкое названіе Днѣпра и что Очаковъ назывался у Турокъ Калаѳли, т. е. крѣпость при Днѣпре, или Днѣпровская.

(158) Schmidt Phis. Materialien zu der Russischen Geschichte seit den Tode Kaisers Peter den Grossen. 1777. I. 431.

(159) Scheltema. Rusland en de Nederlanden. Amsterdam. 1817. I. 22—23. [126]

(160) Тамъ же, 24. — Карамзинъ. VIII. 257 и прим. 479.

(161) Scheltema I. 23-25.

(162) Никон. лѣт. VII. 283: «Тогожъ году (1557) Апрѣля послалъ царь и Великій князь околничаго князя Дмитрея Семеновича Шастунова да Петра Петровича Головина до Ивана Выродкова на Иванъ городъ, а велѣлъ на Нерове ниже Ивана города на устье на морскомъ городъ поставить для корабельнаго пристанища, а положити велѣлъ заповѣдь въ Новѣ городе и во Пскове і на Иване городѣ, чтобы нихто въ Немцы не ѣздилъ ни какимъ товаромъ, а пріѣдутъ Немцы, і въ царя и великого князя вотчину, и с ними велѣвъ Государь в своей землѣ торговати опричь заповѣднаго товару, а зацепки Немцамъ не велѣлъ дѣлати никакие.» — Тамъ же 288: «Тогожъ году (1557) Июля поставленъ градъ отъ Немецъ усть Неворы рѣкі на розене у моря для пристанища морскаго корабельнаго, а ставилъ его Петръ Петровъ (Головинъ) да Иванъ Выродковъ.»

(163) Карамзинъ. VIII. 274. — Арцыбашева. IV. 264—266.

(164) Карамзинъ. VIII. 276. — Арцыбашевъ. VIII. 267—269.

(165) Карамзинъ. VIII, 279—283. — Арцыбашевъ. IV, 271—272.

(166) Storh. IV. 226—228.

(167) Тамъ же 227—232. — Карамзинъ. IV. 541. — Арцыбашевъ. IV. 366.

(168) Карамзинъ. IX. 414—415. — Арцыбашевъ. IV. 377.

(169) Карамзинъ. IX. 346—348. — Арцыбашевъ. IV. 370.

(170) Müller Samml, Russ. Gesel. VIII. 35.

(171) Storh. IV. 251.— Muller VIII. 449. — Hakluyt I. 373.

(172) Карамзинъ. X. 50—51.

(173) Тамъ же. 109—112.

(174) Тамъ же 26—32 и прим. 54.

(175) Тамъ же XI. 40—42.

(176) Тамъ же. 32—33.

(177) Hakluyt. I. 573—574.

(178) Карамзинъ. X. 255: «Довольные выгодною мѣною съ Европейскими народами въ своихъ сѣверныхъ пристаняхъ, купцы наши не мыслили ѣздить моремъ въ иныя земли, но любопытно знать, что мы въ сіе время уже имѣли корабли собственные. Борисовъ Посланникъ въ 1599 году возвратился изъ Германіи на двухъ большихъ морскихъ судахъ, купленныхъ и снаряженныхъ имъ въ Любекѣ, съ кормщикомъ и матросами Нѣмецкими, тамъ нанятыми.» — Тамъ же прим. 427 (ссылка на дѣла Австрійскія въ Московскомъ Главномъ Архивѣ Министерства Иностранныхъ дѣлъ, 1599 г. о Посольствѣ Власьева): «Посланникъ нашъ Оѳонасей Власьевъ, на своихъ на купленыхъ на дву кораблехъ, а корабельщики и дѣловыя люди на тѣхъ его кораблехъ были наемныя изъ Любка.» Подъ словами: корабельщики [127]и дѣловые люди должно разумѣть матросовъ и мастеровъ. Весьма вѣроятно, что между ними былъ, — какъ упоминаетъ Карамзинъ, — и штурманъ, по Русскому простонародному выраженію кормщикъ.

(179) Древн. Росс. Вивл. III. 114—115: «Тогожъ года (1600), по Государеву Указу посланы изъ Тобольска въ Мангазею письмянной голова, князь Миронъ Михайловичь Шаховской, да Даніило Хрипуновъ, да цѣловальникъ торговый человѣкъ, Семенъ Новоселовъ, и служивыхъ людей сто человѣкъ; а велѣно имъ въ Мангазеѣ острогъ поставить, и ясакъ сбирать, и Тунгусовъ и Самоядцовъ и Остяковъ, привести къ вѣрѣ, къ шерти, и быть тамо до Указу. И они первой Мангазейской острогъ поставили.» Щекатова Словарь Географическій Россійскаго Государства М. 1805. IV. 175: «По устроеніи города Березова (уѣздн. гор. Тобольской губ.) посылались отъ онаго разнаго званія люди, для пріискиванія и склоненія къ платежу ясака дикихъ ордъ, которыми во первыхъ найдены Тазовскіе Самоеды, и, по многомъ съ ними переговорѣ, обнадежили ихъ, что они отъ Государя будутъ жалованы, толькобъ въ вѣрное вступили подданничество, и въ знакъ къ нимъ Государской милости на рѣкѣ Тазу, близь ихъ кочевья, построенъ магазинъ, и доставленъ въ оной изъ города Березова провіантъ, которой былъ, для пріохочиванія тѣхъ дикихъ ордъ изъ казны даванъ Самоѣдамъ, безъ положенія цѣны. Они, видя къ себѣ доброхотство, по своей волѣ давали промысла своего звѣрей....... и какъ взяли привычку къ хлѣбу, то не только тѣ найденные приходили, но еще незнающихъ о томъ мѣстѣ приводили такія же орды...... А какъ тѣхъ ордъ умножилось въ самомъ томъ мѣстѣ, гдѣ построенъ магазинъ, то застроенъ городъ, которой поименованъ, по причинѣ начальнаго построенія магазина, Мангазея. Оной городъ Мангезея, отъ нынѣшняго города Мангазеи, верстъ сотъ на пять въ лѣвую руку, совсѣмъ всторонѣ отъ всѣхъ большихъ рѣкъ, можно считать между Енисейскимъ и Обскимъ устьями, но неблизокъ онъ и къ Сѣверному океану.» Книга Большому Чертежу опредѣляетъ мѣсто города Мангазеи такъ: (стр. 195): «За рѣкою за Обью Тазъ рѣка, а въ Тазъ рѣку пала рѣка Пуръ. А на рѣкѣ на Тазу и на Пуру Мангазея. — Стр. 211: «А за рѣкою за Обью 200 верстъ пала въ море рѣка Тазъ. А въ Тазъ рѣку пала рѣка Пуръ. Протоку Тазъ рѣки 890 верстъ, a рѣки Пура протоку 460 верстъ. А по рѣкѣ по Тазу Мангазея, Самоядъ Пяки.» Въ запискѣ о Царскомъ дворѣ, церковномъ чинопочитаніи, придворныхъ чинахъ, приказахъ войскѣ, городахъ, и проч., относящіеся къ 1610—1613 годамъ, и помѣщенной въ Актахъ Историческихъ, собранныхъ и изданныхъ Археографическою Коммиссіею. С. П. Б., 1841. II. 425, сказано: [128]

«Сибирская земля, а въ ней городовъ: Тюмень, Тобольской, Верхотурье, Пелымь, да на Оби четыре городы: за Обью въ Мангазеи городъ, въ Югрѣ, въ Калмакахъ, въ Чятѣ.» Эта первоначальная Мангазея находилась на правомъ берегу рѣки Таза, впадающей въ Тазовскую губу, изъ которой, чрезъ Обскую губу, суда выходили прямо въ море. Положение Мангазеи показано на картѣ Югорской земли, приложенной къ сочиненію Лерберга: Изслѣдованія, служащія къ объясненію древней Русской исторіи. Объ упраздненіи первой и объоснованіи второй Мангазеи, у Щекатова (VI. 498) сказано: «на томъ мѣстѣ, гдѣ нынѣшней Туруханскъ построенъ, было съ 1609 года Ясашное зимовье, которое съ году на годъ стало быть важнѣе, и какъ онымъ путемъ разные народы по Енисеѣ и по впадающимъ рѣкамъ во оный, Мангазейскими служивыми людьми въ Ясакъ приведены были, то наконецъ Туруханское Зимовье стало центромъ Мангазейскаго уѣзда, гдѣ иногда и Мангазейскіе воеводы жительствовали. Въ 1672 году, Указомъ Государя Царя и Великаго Князя Алексѣя Михайловича, всѣ жители изъ города старой Мангазеи туда переведены были, и вмѣсто зимовья построенъ городъ, что и было началомъ новой Мангазеи или города Туруханска.» — Чулковъ (Ист. опис. Росс. Коммерціи. Т. III. Кн. I. стр. 32) говоритъ, что плаваніе судовъ изъ Архангельска въ Мангазенію для торговли прекратилось въ 1620 году.

(180) Bъ Актахъ Истор. Арх. Комм. II. 411, № 343, помещена сдѣдующая Царская грамота Верхотурскому Воеводѣ Князю Львову и Головѣ Новосильцову, отъ 15-го Ноября 1602 года: «Отъ Царя и Великаго Князя Бориса Ѳедоровича всея Русіи, на Верхотурье, князю Матвѣю Даниловичю Львову да головѣ Угриму Васильевичю Новосильцову. По нашему указу, послано изъ Ерославля да съ Вологды, на Верхотурье, съ Васильемъ съ Хомутовымъ, для Мангазейского ходу судовые снасти, на пятнадцать судовъ морянокъ, пятнадцать шеемъ, по сороку саженъ, толстыхъ пеньковыхъ варовыхъ, пятнадцать веревокъ кубасныхъ по пятидесятъ саженъ, пятнадцать завозень по осмидесятъ саженъ, тридцать дрогъ по двенадцати саженъ, сто пятдесятъ веревокъ на ношки по семи саженъ, тридцать пайнъ, по осми саженъ, тридцать поясовъ по тридцати саженъ, пятнадцать возжей по двадцати саженъ, тридцать скутъ, по пяти саженъ, пятнадцать веревокъ, кругъ парусовъ обшивати, по двадцати по пяти саженъ, три тысячи аршинъ холстовъ на парусы; да для Мангазейскагожъ ходу велѣно сдѣлати двадцать якорей двоерогихъ, да на Сибирскіе расходы сорокъ пудъ желѣза. А какова судовая снасть и якори велѣно въ Ерославлѣ и на Вологдѣ взять, и для того посланъ съ нимъ Мангазейской толмачь Шумко Васильевъ. И такъ къ вамъ ся наша грамота придетъ, [129]и Василей Хомутовъ судовую снасть и якори и желѣзо на Верхотурье привезетъ, и выбъ у него тое судовую снасть, и якори, и желѣзо взяли въ нашу казну; а какъ у него судовую снасть и якори и желѣзо возмете и выбъ о томъ отписали съ нимъ къ намъ, къ Москвѣ.

(181) Устряловъ. Сказанія современниковъ о Димитріи Самозванцѣ. С. П. Б. 1831. I. 69: «Въ 30 верстахъ отъ Москвы есть обитель Вяземская: Царь велѣлъ обвести ее ледяною крѣпостью и прибылъ туда съ нѣмецкою гвардіею, двумя отрядами польской конницы, также со всѣми боярами, въ намѣреніи показать имъ искуство осаждать крѣпости.... Царь первый ворвался въ крѣпость; за нимъ вся гвардія. Торжествуя побѣду, онъ говорилъ коменданту ледяной крѣпости: «Дай Боже! взять современемъ такимъ же образомъ и Азовъ». См. этоже въ Сказаніяхъ иностранныхъ писателей о Россіи, изданныхъ Археографическою Коммиссіею С. П. Б. 1831. I. (лѣтопис. К. Буссова) 41. Тамъ сказано: »Der Kayser selbst überwältiglte den geschätzten Woywoden, band ihme und sagte: Gott gebe und fuge es, dass ich einmahl Assow in Tartareyen als möge einkriegen, und den Tartarischen Zaren als gefangen bekomme, als ich itzund habe».

(182) Карамзинъ. XII. 153. Акты Истор. Арх. Комм. II. 327. № 272 и сл.

(183) Карамзинъ, XII. 268. 314—325, Никон. Лѣт. VIII. 168—170, 174.

(184) Устряловъ. Русск. Ист. изд. IV. I. 287. Собраніе Государственныхъ Грамотъ и Договоровъ. С. П. Б. III. №.

(185) Врангель. Путешествіе по Сѣвернымъ берегамъ и по Ледовитому морю, совершенное въ 1820—24 годахъ, С. П. Б. 1841. I. 5.

(186) Дополненія къ Актамъ Историческимъ, собранныя и изданныя Археографическою Коммисіею. С. П. Б. 1848. IV. 17.

(187) Тамъ же. 16.

(188) Въ указанномъ выше, въ пр. 185, сочиненіи Ф. П. Врангеля, въ началѣ I тома, помѣщено краткое, но вполнѣ удовлетворительное «Историческое обозрѣніе путешествій по Ледовитому океану, между Карскимъ моремъ и Беринговымъ проливомъ, до 1820 года».

(189) Stuckenberg. II. 762—764. VI. 176.

(190) Для примѣра, приводимъ извлеченіе изъ отписки Якутскому воеводѣ Францбекову служилаго человѣка Уварова (Дополн. къ Акт. Истор. III. 355—356), посыланнаго, въ 1651 году на Амуръ для развѣдыванія о Хабаровѣ. Выписку начинаемъ отъ того времени, когда Уваровъ и его товарищи, не найдя нигдѣ Хабарова, [130]пришли къ устью Амура.... и поплыли мы холопи государевы по Амуру рѣкѣ и выплыли, не знаючи устья Амура рѣки, въ Амурскую губу. И мы холопи государевы, плывучи по Амуру рѣкѣ, приказнаго человѣка Ерофея Павловича не нашли и признакъ нигдѣ не видали. И какъ.... холопей государевыхъ вверхъ итти по Амуру не пустятъ, берегомъ бичивою итти не можно, Гиляцкіе мужики не пропустятъ, и у насъ холопей твоихъ судовыхъ снастей нѣтъ, парусовъ и дроговъ нѣтъ, и мы холопи государевы стали по нужѣ для морскаго ходу къ судамъ пашвы нашивать въ Амурской губѣ на берегу съ великою обережью за караулы; и на насъ на той стоянкѣ тѣ Гиляцкіе мужики напустились боемъ во многихъ стругахъ, и намъ пособилъ Богъ стругъ одинъ пробить и въ стругу мужиковъ побить человѣкъ съ сорокъ; и оттуда мы холопи государевы пошли по морю на гребяхъ, и выгребли изъ губы на море, и понесло насъ холопей государевыхъ во льду на море, и носило насъ во льду 10 дней, и принесло на берегъ на пустое мѣсто, и тутъ насъ холопей государевыхъ къ берегу льдомъ........ раздавило судно и судно потонуло, и мы холопи государевы на берегъ помѣтались душею да тѣломъ, хлѣбъ, и свинецъ и порохъ потонулъ, и платье все потонуло и стали безъ всего. И оттуда мы холопи государевы пошли пѣши подлѣ моря, и шли мы холопи государевы пѣшою ногою подля моря пять дней, а питалися мы ягодами и травою и находили на берегу по край лося битаго, звѣря морского нерпу да моржа, и тѣмъ мы душу свою осквернили, нужи ради питалися; и дошли мы холопи государевы до рѣчки, и тутъ мы стали суднишко дѣлать, и намъ Богъ пособилъ, суднишко сдѣлали, и пошли по морю, и дошли до рѣчки, и на усть рѣчки Тунгускіе юрты и изь тѣхъ юртъ Тунгускіе мужики подсмотрили, и изъ юртъ побѣжали и помѣтали свой рыбной кормъ, и мы холопи государевы тотъ запасъ побрали, и шли мы холопи государевы до той рѣчки съ усть Амура рѣки восмь недѣль и три дни, а питалися травою, да водою, да морскимъ звѣремъ нерпою, и на той рѣчкѣ мы холопи государевы осеновали; и съ той рѣчки поднялися мы на нартахъ чрезъ хребетъ на Ленскіе покоти, и шли мы на нартахъ четыре недѣли со днемъ, и нашли Тунгускую аргушницу, а аргушницею шли четыре дни и нашли Тунгускіе чюмы на третей день Рождества Христова, и изымали двухъ Тунгускихъ мужиковъ, и тѣхъ Тунгусовъ пасадили въ аманаты, и подъ нихъ взяли ясаку великому государю 78 соболей, и запасу взяли мы холопи государевы на тѣхъ Тунгускихъ чюмахъ на полгода, и нонѣче мы холопи государевы питаемся тѣмъ запасомъ Іюня въ 30 день........ а здѣся я Ивашко съ товарыщи на Тугирѣ рѣкѣ наги и босы, и голодни и холодни, со [131]всякіе нужи въ конецъ погибаемъ и холодною нужною смертію озябаемъ, потому что у насъ топоровъ нѣтъ; и провѣдывали мы Тунгускими мужиками Рускихъ промышленныхъ людей далеко. А по старой государевой наказной памяти служилого человѣка Ивана Нагибы насъ служивыхъ и новоприборныхъ жалованныхъ людей послано было съ нимъ Иваномъ изъ Банбулаева городка 26 человѣкъ и нонѣче насъ здѣсь всѣхъ осталося двадцать человѣкъ, а писать было государю челобитная о нужѣ и о бѣдности, чтобы государь пожаловалъ, да не стало въ войскѣ бумаги, писать не на чемъ, и подарковъ у насъ государевыхъ нѣтъ чѣмъ Тунгусовъ дарить, олова и одекую.

(191) Скалъковскій. Исторія Новой Сѣчи или послѣдняго Коша Запорожскаго. Одесса. 1846. I. 17—34.

(192) Броневскій. Исторія Донскаго войска. С. П . Б. 1834. I. 30—53.

(193) Тамъ же. 57—58.

(194) Тамъ же. 61.

(195) Тамъ же. 62—63.

(196) Тамъ же. 62.

(197) Тамъ же. 61, 63—76.

(198) Маркевичъ. Исторія Малороссіи. 1842. М. I 54.

(199) Тамъ же. 59.

(200) Тамъ же. 71.

(201) Тамъ же. 102. — Баншышъ-Каменскій. Исторія Малой Россіи. М. 1830. I. 182.

(202) Маркевичъ. I. 103. — Бантышъ-Каменскій. I. 183.

(203) Маркевичъ. I. 104. — Бантышъ-Каменскій. I. 183.

(204) Маркевичъ I. 104. — Бантышъ-Каменскій. I. 184.

(205) Тургеневъ. Акты Историческіе, относящіеся къ Россіи, извлеченные изъ иностранныхъ архивовъ и библиотекъ. С. П . Б. 1842. II. 412—430.

(206) Бантышъ-Каменскій. I. 200.

(207) Тамъ же. 204. — Бопланъ. Описаніе Украйны. Пер. съ Французскаго, Ѳ. Устрялова. С. П. Б. 1832. стр. 138. Французъ Бопланъ, служившей, въ качествѣ инженера Польскимъ Королямъ Сигизмунду III и Владиславу IV, прожилъ около семнадцати лѣтъ въ Украинѣ, осмотрѣлъ Днѣпръ отъ Вислы до самаго устья, видѣлъ суда Запорожцевъ и слышалъ на мѣстѣ разсказы о подвигахъ [132]казаковъ. Онъ написалъ и посвятилъ Королю Яну Казиміру, весьма любопытное сочиненіе, подъ заглавіемъ: «Description d’Ukranie qui sont plusievrs Prouinces du Royaume de Pologne. Contenvës depvis les Confins de la Moscouie, iusques aux limites de la Transilvanie, ensemble levres moevres, façons de viures, et de faire la guerre. Par le sieur de Beavplan. A Roüen, chez Iacques Cailloüe dans la cour dupalas MDCLXI. Русскій переводчикъ, въ предисловіи (стр. VIII) говоритъ, что первое изданіе этой книги было напечатано въ 1650 году. Мы не имѣли случая его видѣть, а имѣемъ самое изданіе 1661 года, напечатанное въ Парижѣ. Въ экземплярѣ этого же изданія, принадлежащемъ II отдѣленію Библіотеки С. П. Б. Академіи Наукъ, передъ заглавнымъ листомъ, рукою извѣстнаго Бакмейстера, написано: «Il ne faut pas tout croire ce que l’editeur dit dans l’avertissement: il n’y a qu’une seule édition de cette description, imprimée à Rouen 1660 chez Iaques Cailloue et qui se trouve à la bibliotheque de l’Ermitage. Celle ci est la même, l’Editeur n’a fait que changer le titre, sans y ajouter le moindre mot. Une traduction anglaise s’en trouve dans le premier tome de Voyage p. Churchile. — 1776». — По чрезвычайной рѣдкости Бопланова сочиненія, на Французкомъ языкѣ, мы дѣлаемъ указанія на Русскій переводъ, тѣмъ болѣе, что въ послѣднемъ есть примѣчанія и поясненія, которыхъ въ подлинникѣ не находится.

(208) Въ «листѣ, писанномъ до Хана Крымскаго отъ Атамана Кошоваго Ивано Сирка, и отъ всего Коша Казацкаго» (Маркевичъ. III 123—128), между прочимъ сказано: «ежели отважныя, мужественныя кавалеры преишлія войска Запорожскаго вожди, предки, Антецессори наши, здавна на Крымъ и на Царство Турецкое, моремъ и землею воевали, яко то Самусь Кушка, Атаманъ и Гегманъ Кошовой воевалъ по Черному морю, а по немъ 1570 года Богданко съ козаками Крымъ воевалъ и плюдровалъ, потомъ року 1609, Петръ Конашевичъ, Сагайдачній, прежде Гетманства своего с-Запорожцами запливши челнами въ Ставрики ваши взялъ въ ней знаменитые и крѣпкіе мѣста, Кеору съ многими користми щастливе до сѣчи повернувся. Потомъ, року 1621, такожь предъ Гетманствомъ, Богданъ Хмѣльницкій, на морѣ Черномъ воюючи въ своихъ моноксиляхъ, многіе корабли и которги Турецкія опановалъ и благополучно до сѣчи повернулся. Потомъ року 1629, братія наша, Запорожцы съ певнымъ вождомъ своимъ воюючи въ чолнахъ по Експонту, коснулися мужественно и самихъ стѣнъ Константинопольскихъ, и тіе довольно окуривши димомъ мушкетнымъ превеликіи Султановѣ и всѣмъ мѣшканцамъ Цареградскимъ сотворили страхъ и стяжаніе, и нѣкоторые, отлеглые Константинопольскіе селенія запаливши тожъ щастливе, изъ многими добычами до коша своего повернулися. А [133]въ року Божомъ 1633. Судима Гетманъ войска низоваго Запорожскаго, въ монаксиляхъ, отъ сѣчи, по Днѣпру, на Черномъ морѣ, черезъ островъ Кимирійскій въ Меотицкое запливши озеро, досталъ былъ прекрѣпкаго Турецкаго града вазій Азова; а что наихвалебнѣйше и наиславнѣйше, что тіижъ славно именитіи вожди наши Козацкіе и скафославянскіе нетокмо Цари граду, но и всему Царству Греческому первѣйшимъ отъ иныхъ сосѣднихъ народовъ были страхомъ, гдѣ кромѣ Константинополя, за тысячу миль и вяще, Евксинопонтъ въ лодкахъ переплывши, въ славные грады Азіатій.скіе Еникопъ и Трапизонъ вистинали, иные замки по берегу тамошнемъ спеподровали, не токмо моцному Бѣлограду не разъ крыла осмалили, але Варну, Смаиловъ и иные фортеціи под-Дунайскіе повидирали и внѣвецъ обратили, тому ежели Ваша Ханская моць неповѣритъ, то изволь въ своихъ Кримскихъ и Константинопольскихъ лѣтописцахъ писарямъ своимъ приказати поискати, певнѣ знайдешъ». — Здѣсь встрѣчаются три названія судовъ: чолны, моноксилы и лодки. Подъ первымъ мы разумѣемъ собственно Запорожскія лодки (см. ниже пр. 219), подобно тому какъ Донскіе казаки называли челнами свои лодки; моноксилы или однодеревки суть дубы, а лодки или лодіи есть общее названіе тѣхъ и другихъ, соответствующее древнему — лодіи.

Неизлишнимъ считаемъ привести здѣсь нѣсколько выписокъ изъ депешей Французскаго посланника въ Константинополѣ, Сези (de Cesy), къ Королю Людовику XIII, съ 1620 по 1637 годъ, о дѣйствіяхъ Запорожцевъ противъ Турокъ:

а) отъ 13 Марта 1620 — «Les Polonais ont fait quelque espèce d’accomodement avec les Tartars par l’entremi e de Gaspar Gratiani, maintenant Prince de Moldavie. Je ne sais encore à quelle condition sinon de faire cesser les courses des Cosaques lesquels ordinairement descendent par le Boristhène dans la mer Noire et viennent à la guerre fort près d’ici; pour à quoi remedier à l’advenir le Grand Seig-r a envoyé depuis deux jours un Bacha pour bastir deux forts à l’embouchure de ce fleuve et tenir par ce moyen le passage en subiettion.

б) Отъ 9 Августа 1620. — «Les Cosaques sont à toute heure près d’ici sur la mer Noire, où ils font des prises incroiables veu leur foiblesse, et sont en telle réputation, qu’il faut des coups de baston pour faire resoudre les soldats turcs à aller à la guerre contre eux sur quelques galères que le Grand-Seig-r y envoie avec grande peine.

в) Отъ 25 августа 1620. Les Cosaques avec 150 barques ravagent toute la mer Noire ayant pillé et entièrement bruslé Varne où il n’y avait pas moins de quinze ou seize mille âmes.

г) Отъ 17 іюня 1621. — L’effroi a esté si grand en cette ville qu il ne [134]jse peut dire. Seize barques de Cosaques estant venues ces jours passez usqu’ à la colonne de Pompée proche de l'embouchure du canal de la mer noire prendre des Caramussals, brusler et saccager des villages dont l'espouvante fut telle que force personnes de Pera et Cassombacha vers l’arsenal sauvoient de là leurs meubles en C. P-le, sur quoi le Caimacan et le Bostangi Bassi se trouverent bien empechez, le Grand Seig-r et son conseil ayant laissé si peu d'ordre pour la garde de cette ville, que sans trois galères qui estoient icy il n'y avoit pas de quoi pouuoir enuoier deffendre l'embouchure du dit canal, bien que iour et nuit le Caimacan et Bostangi fissent toute diligence pour armer quelques frégates, prenant des hommes par les rues qui n'avoient iamais creu aller à la guerre, et quant aux armes elles se prenoient des vaisseaux chrestiens qui étaient dans le port, ces gens cy n'ayant pas un mousquet de reserve. Enfin après deux jours de confusion ces trois galères et quarante que barques et fregates sortirent pour chercher les Cosaques hors l'embouchure, oú les ayant trouvez qu'ils pilloient un village, ils n'osèrent jamais approcher ni combattre les seize barques, dont la moitié des hommes estoient encore â terre; et à la faueur de la nuit les trois galères et le reste de la recreue rentrèrent bien avant dans l'emboucbure soubs les châteaux que l'on appelle icy les Tours de la mer noire, à la honte du Bacha qui en avoit la charge. Le Caimacan et le Bostangi ont escrit au Grand seig-r cette lascheté pour le faire chastier.

д) Отъ 18 Августа 1621. — Nous apprenons aussi que le Bascha de la mer ayant enuoié qelques vingt galeres en cours sur la mer noire qu’elles ont pris quelques 16 ou 17 barques de Kosaques, qui se sont tellement deffendus que les Turcs y ont autant perdu que gagné. Ceux qui restèrent du combat furent présentez par le Bascha de la mer au Grand Seig-r qui les fit tous mourir et vouloit lui mesmes leur couper la teste si le Hodgia ne l'en eust detourné; mais il ne l'empecha pas d'en tirer quelques uns à coups de flèches de sa main, les autres furent écrasez soubs les éléfans, autres tirez par quatre galiéres et le reste enterrez tous vifs; qui fait juger que ce Seig-r n'épargnera pas les chrestiens qui tomberont entre ses mains.

е) Отъ 1 Мая 1622. — Le grand Visir a esté plus occupé qu'il ne désirait, les Roux et Cosaques estant venus près d'ici dans la mer noire prendre quelques vaisseaux dont le Grand Seig-r entra en telle colère qu'il le menacea de lui trancher la teste et au Grand Tresorier qu’ils appelent Teftedar, si le lendemain ils ne faisoient partir les galères pour aller à la mer noire.

ж) Отъ 12 Іюля 1622. — Les Cosaques sont venus à quinze lieues d'ici avec trente barques prendre une ville nommée Caudria à cinq lieues [135]de la mer noire dans la Natolie; ils ont laissé de leurs marques et emmenés plus de mille prisonniers dans les Caramussals qu’ils ont pris.

з) Отъ 18 Сентября 1622.L’ostage de la Pologne qui est ici n'apprend rien de l'acheminement de l’Ambassadeur qui est toujours vers les frontières et les Turcs y on fait envoier un courrier pour en scavoir la verité et pour asseurer le dit Ambassadeur que sa venue est grandement desirée à cette Porte, car le bruit de quatre barques de Cosaques dans la mer noire les trouble plus ici que ne ferait la peste de la Morée ou de la Barbarie, tant ils craignent ce costé de deçà.

и) Отъ 19 Марта 1623.On continue à preparer sur le Danube et le lang des costes de la mer noire force fregates pour opposer aux Cosaques que ces gens ci croient debvoir venir cette année à la guerre nonobstant la paix avec les Polonais.

і) Отъ 12 Марта 1624.Cosaques avec 80 barques sont descendus par le Borysthéne et on mis pied à terre assez prés du Caffa dans la peninsule et ont saccagé la ville de Crime ou ils ont tué beaucoup de Tartares.

к) Отъ 21 Іюля 1624.Le jour de la Pasque des Turcs qui estait hier, les Kosaques sont venus avec cent barques saccager un gros bourg nommé Neocoris qui touche aux tours de la mer Noire à la veue du Serrail du Gr. Seig-r et plus proche d’ici qui plusieurs maisons de plaisir ou il va quelquefois passer le temps. Et après avoir demeuré plus de six heures en terre brulants et ravageants quantité de belles maisons sur le bord du Canal, ils se sont retirez sans perdre un homme; car n’y ayant point ici des galères dans le port ils ont esté si longtemps à armer des barques que les Kosaques ont eu tout loisir de charger et emmener leur butin. Cette entreprise est si hardie qu’elle merité d’estre estimée, car pour l’executer il faut qu’ils ayent résolu de combattre trente galeres qui sont à la mer noire lesquelles y ont esté enuoiées aussi tost pour chercher les Cosaques que pour le subiet du Roy de Tartarie. Pendant cette allarme le Grand Seig-r estait à cheval sur le bord de la mer deuant son Serrail qui faisait pointer quelques pieces de canons et pressoit le partement des barques temoignant autant de resolution que ces gens ci d’estonnement et de frayeur.

л) Отъ 4 Августа 1624.Aussitost que les Cosaques eurent saccagé Neocoris et autres lieux à la veue du Serrail, les Turcs estaient tellement irritez qu’il fut prorosé et mis en délibération si on deuait tuer tous les Chretiens Francs, mais Dieu destourna ce cruel dessein et fut seulement résolu qu’ils seraient desarmez et qu’on visiteroit toutes les maisons, ce qu’on attend d’heure à autre avec action de grace d’en être quitte a si bon marché, car deux iours durant les pauvres chretiens n’osoient sortir de leurs maisons. [136]

м) Отъ 18 Августа 1624.Les forces de mer sont extraordinairement foibles et quand il y auroit des galeres il n'ya plus ici des gens pour les commander ni pour les armer Ces iours passés on en avait envoié trois ici près à l'embouchure de la mer Noire avec quelques fregats pour faire garde et empescher que les Cosaques ne reveinssent; mais après quelles eurent ésté deux iours dans un port se trouvant sans biscuits, sans poudre ni autres munitions, tous ceux qui étoient dessus les quittèrent et reveinrent ici, laissant les galeres à l'abandon.

н) Отъ 23 Марта 1623.La plus grande partie des galeres du Grand Seig-r sera emploièe à garder que les Cosaques ne soient maistres de la mer Noire et ne viennent visiter les faux fauxbourgs de Constantinople, comme l'année passée.

о) Отъ 5 Іюня 1625.Les Cosaques ont saccagé Trébisonde avec deux cent cinquante bourgs; le chasteau s'est sibien deffendu qu' ils en ont abbandonné l'entreprise.

п) Ces iours passés les Cosaques avaient pris quelques barques Turquesques descendues par le Danube pour fortifier les galéres du Grand Seig-r mais la joye a esté courte pour esx, ayant ecté rencontré par le Bacha de la mer avec 40 galéres qui les a defaits bien qu'ils fussent presque trois cents barques.

р) Отъ 5 Октября 1625.Le Bacha de la mer est reuenu avec 50 galéres de la mer Noire, oû il n'a pas eu tant d'avantage sur les Cosaques que l'on avait publié à cette Porte; car si une tramontane grandement fraische ne se fut eslevée en faveur du Bacha, les Cosaques defaisaient son armée qu'ils avaient bravement attaqué avec 380 barques; et lorsque le vent se leva ils estoient desia sur la Reale couppant les cordages et ostant le timon ayant reduit le Bacha de la mer en très mauvais estat; mais le mauvais temps submergea leurs barques et furent contreipe ints se retirer ayants tué deux ou trois cents hommes sur les galéres et perdu environ autant de chrétiens leurs compagnons. Leur armée n'estait guère moins que de vingt mille hommes si résolus et si déterminez qu'ils eurent la gloire de donner la chasse à l'armée Turquesque lorsque sur le soir le vent se fut un peu calmé. Faites un peu reflexion la dessus et considérez, s'il vous plaist, qu'avec moins de cinquante mille escus par an distribuez parmi ces Cosaques l'on occuppe la principale force du Turc sur la mer Noire à garder l'embouchure du Canal qui n'est qu'à quatre lieues d'ici.

(209) Вотъ содержаніе этого договора, заимствуемое нами изъ Ист. Маллороссіи Маркевича (III. 51—56):

I. Позволяетъ Султанъ Турецкій войску козаковъ и народу ихъ имѣть свободное плаваніе на Черномъ морѣ ко всѣмъ своимъ портамъ, городамъ и островамъ, также на Бѣломъ морѣ ко всѣмъ своимъ [137]владѣніямъ и островамъ съ ихъ портами, и къ портамъ другихъ Государей и владѣніямъ Христіанскимъ, также по всѣмъ рѣкамъ и ко всѣмъ городамъ, съ коими, по желанію своему въ торги и купеческія дѣла входить имѣютъ, продавать, покупать и мѣнять по волѣ своей, стоять въ портахъ и выѣзжать, когда захотятъ, безъ всякого препятствія, сопротивленія и затруднения.

II. Для споспѣшествованія новой торговли войска Запорожскаго и народа его, Султанъ Турецкій освобождаетъ купцовъ ихъ отъ всякой пошлины, мыта и подати, а также и товары ихъ, какіе только они въ Государство его ввозить, или изъ Государства его вывозить захотятъ, съ срокомъ на сто лѣтъ (если не на сто лѣтъ, то хотя на пятьдесятъ или по крайней мѣрѣ на тридцать), за чемъ должностные начальники по всюду смотрѣть будутъ, а по истеченіи ста лѣтъ, если Богъ позволитъ, не большую тягость податей нести имѣютъ, какъ и самые Турки.

III. Домы для складки товаровъ, въ городахъ и портахъ Султана Турецкаго, какъ при Черномъ морѣ, такъ и при Бѣломъ быть имѣющихъ, позволяетъ Султанъ войску козаковъ заводить и тѣмъ торговать, и купцамъ ихъ свободно пребывать, не платя никакой подати въ продолженіи вышепомянутыхъ ста лѣтъ.

IV. Намѣстникъ войска Запорожскаго и народа его, въ Стамбулѣ имѣть будетъ свое пребываніе съ должнымъ почтеніемъ и безъ всякой опасности, и обязанъ ходатайствовать о правосудіи обиженнымъ козацкимъ купцамъ: также и войско Запорожское, намѣстника Султанскаго въ портовомъ городѣ своемъ имѣетъ, который долженъ выдавать пашпорты козакамъ для свободнаго ихъ проѣзда на галерахъ или корабляхъ, куда захотятъ, и за пашпортъ не болѣе брать одного червонца. Въ присутствіи его, начальникъ галеры или корабля имѣетъ учинить присягу, что онъ никакой измѣны противъ Государства Султанова не сдѣлаетъ; оный же намѣстникъ Султана обязанъ право сіе, на Турецкомъ языкѣ писанное, каждому требующему на письмѣ выдать за своеручною подписью и съ приложеніемъ печати.

V. Для удержанія своевольныхъ людей отъ нападеній на морѣ, съ дозволенія Султана, войско Запорожское заложитъ нѣсколько городовъ портовыхъ ниже пороговъ, даже до устья рѣки Буга въ Днѣпръ, откуда и торговлю свою производить, и безопасность на морѣ противъ своевольства обезпечить само собою имѣетъ.

VI. Если бы кто своевольно изъ войска Запорожскаго нападалъ на морѣ, надъ такимъ надлежащій судъ учинить должно войско Запорожское при намѣстникѣ Султанскомъ; а для сего, торговли козаковъ [138]и купечествъ ихъ затрудненій и препятствій дѣлать никогда и никто въ Государствѣ Турецкомъ не будетъ.

VII. Если бы съ Дону какое возникло своевольство, и оттуда на морѣ выѣхали для разбоя, то вмѣстѣ съ Турецкими галерами ловить надлежитъ, и козацкихъ своевольниковъ наказывать, и взаимно другъ другу вспомоществовать, чтобъ море было чисто и свободно.

VIII. Если бы галера козацкая, въ чемъ будь право Султана (да сохранитъ Богъ) преступила, то начальникъ сей галеры долженъ быть наказанъ, а сама она съ товарами и работниками своими останется свободною, и другія также, въ товариществѣ съ нею находящіяся галеры и корабли имѣютъ быть свободными, дабы невинно не терпѣли и заключенный миръ былъ бы ничѣмъ на нарушенъ.

IX. Если бы галера или корабль козацкій разбился на берегу Султанскомъ, то вещи тѣ, кои могутъ сохраниться, были бы спасены и наслѣдникамъ отданы.

X. Касательно долговъ купеческихъ, право купцамъ козацкимъ такое же быть имѣетъ, какъ и Туркамъ во всемъ Государствѣ, и судъ немедленный.

XI. Галеръ или кораблей козацкихъ ни на какія потребы, ни на какую службу Султанъ Турецкій употреблять не позволитъ, ни ихъ людей, ни товаровъ, ни оружія; но свободный входъ и выходъ со всѣмъ, что имѣютъ, когда захотятъ, имъ обѣщаетъ и обезпечиваетъ.

XII. Когда какой купецъ умеръ въ Государствѣ Турецкомъ, на морѣ или на сушѣ; то все имущество его принадлежать будетъ наслѣдникамъ его и никѣмъ удержано быть не можетъ; и хотя бы, что кому отказалъ, или записалъ при смерти, недѣйствительнымъ почитаться будетъ.

XIII. Невольниковъ Христіанскихъ у Турокъ, такъ какъ и Турецкихъ у Христіанъ, купцамъ казацкихъ свободно выпускать позволено будетъ; а естьли бы невольникъ Христіанскій, въ Государствѣ Турецкомъ находившийся, на галеру или корабль козацкій убѣжалъ, то его утаивать или укрывать начальникъ галеры не имѣетъ, но долженъ его выдать и на сіе никакого убытка или обиды не потерпитъ ни онъ, ни галера его, ни люди, ни товаръ его; также, когдабъ работникъ какой вольной или невольникъ съ галеры козацкой бѣжалъ, Турки должны будутъ выдать его козакамъ.

(210) Броневскій. I. 108.

(211) Тамъ же. 109.

(212) Тамъ же 116—122.

(213) Тамъ же. 124—136.

(214) Тамъ же, 126—127. [139]

(215) Тамъ же 114, 127, 151, 188, 191, 195, 197.

(216) Тамъ же 108—109.

(217) Тургеневъ. II. 433—434.

(218) Бопланъ. 62—69. — Находящееся у Боплана названіе basteaux въ Русскомъ изданіи вѣрно переведено: челны, потому что такъ всегда назывались у Запорожцевъ описанныя здѣсь ихъ лодки. Бопланово слово basteaux соотвѣтствуетъ нашему: суда,. См. также пр. 208.

(219) Бопланъ. 153—155. — Это переводъ изъ Крюйса.

(220) Двинск. Лѣтоп. 11—13: «Того же лѣта (7062) Августа въ 24 день, пришелъ корабль съ моря на устье Двины рѣки, и обослався, пріѣхали на Колмогоры въ малыхъ судѣхъ, отъ Англійскаго Короля Эдварта Посолъ Рыцертъ (Ричардъ Ченслеръ), а съ нимъ гости..... и велѣли корабль на зимовье ввести въ Унскую губу. — Они же пріѣхавъ съ Москвы на Двину, и жили у корабля до весны. — Пріиде вѣсть къ Царю и Великому Князю отъ заморскія Корелы, сказали они: нашли де мы на Мурмонскомъ морѣ два корабля, стоятъ на якоряхъ въ становищахъ. — Князь же Семенъ Микулинскій посылалъ въ лодіяхъ на Мурмонское море къ кораблямъ. — Пришелъ корабль на устье Двины рѣки изъ Англійскія земли, а на немъ Англинскаго короля Посолъ Рыцертъ со многими гостьми, и на Холмогорахъ суды наймовали, и товаръ изъ корабле взявъ, посолъ и гости къ Вологдѣ пошли. — Въ статейномъ спискѣ посольства Стольника Чемоданова (Древн. Росс. Вивл. IV. 147.), ѣздившаго, въ 1657 году, въ Венецію «а говорили чтобы де вамъ Царскаго Величества посланникомъ итти въ ладьяхъ къ кораблямъ и на корабли садиться...... чтобъ подъ посланниковъ прислали лодки, на чемъ ѣхать къ кораблямъ.... изо многихъ государствъ стоятъ въ томъ мѣстѣ многіе корабли» Тамъ же, 180: «Да гостьже Джанъ съ Посланники за столомъ въ разговорѣ говорилъ и Посланниковъ спрашивалъ: у Великаго Государя вашего съ Турскими людми, кораблями ли бои бываютъ, и по часту ли? И Посланники говорили: Великаго Государя нашего Донскіе Козаки ходятъ на Турскихъ людей часто, въ бусахъ и въ иныхъ воинскихъ судѣхъ, а не кораблями

(221) Подробности всѣхъ приведенныхъ здѣсь путешествій Англичанъ чрезъ Каспійское море можно читать въ Hakluyt I. 362—409, 437—450 и 470—486. См. также Морской Сборникъ. T. XI. Часть учено-литературная стр. 140—157. Adelung Kritisch-Literarische Uebersicht der Reisenden in Russland bis 1700. S. P. B. 1846. I. 214—220, 231— 233, 243, 310—311. [140]

(222) Olearius 2.

(223) Тамъ же. 34—66. — Дворцовые Разряды, по Высочайшему повелѣнію изданные II Отдѣленіемъ Собственной Его Императорскаго Величества Канцеляріи. С. П . Б. 1831 II. 391, 398, 399, 402, 403, 404, 406.

(224) Договорная запись, состоявшаяся по этому случаю, между Россійскимъ и Голштинскимъ дворами, въ Декабрѣ 1634 года, напечатана въ Актахъ Историческихъ, изданныхъ Археографическою Коммисіею (T. III. стр. 329—332).

(225) Вотъ содержаніе этой грамоты, выписанное изъ хранящихся въ Московскомъ Главномъ архивѣ Министерства Иностранныхъ Дѣлъ, дѣлъ Голштинскаго Двора № 2-й: «Бога всемогущаго и во всѣхъ всяческая дѣйствующаго и утѣшенія благая всѣмъ человѣкомъ дарующаго, того въ Троицѣ славимаго и во единствѣ поклоняемаго Бога нашего милостію и властію, силою и дѣйствомъ и благоволеніемъ, Богомъ избранный, христьанскій содержаще скифетръ православія, во осмотрѣніе и во обдержаніе великаго Російского царствія и многихъ прибылыхъ государствъ и съ Божіею помощію соблюдати мирно и безмятежно на вѣки. Отъ Великаго Государя Царя и Великаго Князя Михаила Ѳеодоровича, всеа Русіи Самодержца, Владимерского, Московского, Новгородского, Царя Казанского, Царя Астраханского, Царя Сибирского, Государя Псковского и Великаго Князя Тверского, Югорского, Пермского, Вятского, Болгарского и иныхъ Государя и Великого Князя Новагорода, Низовскіе земли, Резанского, Ростовского, Ярославского, Бѣлозерского, Удорского, Обдорского, Кондинского и всея сѣверныя страны Повелителя и Государя Иверскіе земли, Карталинскихъ и Грузинскихъ Царей и Кабардинскіе земли, Черкаскихъ и Горскихъ Князей и иныхъ многихъ Государствъ Государя и обладателя, велеможному Ѳредерику, наслѣднику Норвецкому, Арцуху Шлезвицкому, Голстенскому, Стормарскому и Дитмарскому, Графу Олденбургскому и Делменгорскому любительное поздравленіе. Присылалъ еси къ нашему Царскому Величеству пословъ своихъ Ѳилипуса Крузіюса думного судебного чину да Отто Брюгмана съ грамотою, и мы Великій Государь посломъ Вашимъ велѣли быти у насъ Великого Государя на посолствѣ вскорѣ и посолства ихъ выслушали и грамоты твои велѣли принять и выслушали милостиво и любително; и что послы ваши, будучи у насъ на посолствѣ, говорили, поздравляючи насъ Великаго Государя на нашихъ великихъ государствахъ Російскаго Царствія, и мы Великій Государь отъ Вашего Велможства пріимаемъ въ любовь. А что еси къ Нашему Царскому Величеству писалъ и послы твои говорили, что ты Ѳредерикъ Князь, [141]по совѣту съ велможною съ Свѣйскою Королевою Христиною, къ нашему Царскому Величеству послахь ихъ пословъ своихъ и нашемубъ Царскому Величеству по прошенью Вашему у пословъ Свѣйскіе Королевы и у твоихъ, рѣчей ихъ велѣти выслушати и во всемъ имъ вѣрити, какъ бы вамъ самимъ и доброй отвѣтъ на то учинить и мы Великій Государь Свѣйскіе Королевы Христины и твоимъ посломъ велѣли быти въ отвѣтъ нашего Царскаго Величества у бояръ и дѣлъ ихъ, о чемъ отъ Васъ съ ними наказано, велѣли у нихъ выслушати. И послы твои будучи съ бояры нашими и съ думными людьми при послѣхъ Свѣйскіе Королевы Христины говорили и просили у насъ Твоимъ словомъ Голстенскимъ: твоимъ торговымъ людемъ въ Персиду ходу для торговаго промыслу. И по нашему Государскому изволенью, какъ тому быти годно, бояри наши и думные люди съ послы твоими о Персицкомъ ходу и о торговлѣ договорились и письмо нашимъ бояромъ и думнымъ людемъ на ту торговлю послы ваши дали за своими руками и за печатьми; а хотѣли къ нашему Царскому Величеству на тое Персидцкую торговлю и почему Вашимъ торговымъ людемъ Голштенскіе земли компанѣи отъ тое торговли давати въ нашу Царского Величества казну ефимковъ привести свидѣтельствованную и утвержденную грамоту за своею рукою и за печатью. А тобъ тебѣ Велеможному Ѳредерику князю вѣдати, что той торговли въ Персиду прежъ того прошали у насъ и иные Государя и ихъ подданные, и мы Великій Государь дати имъ не произволили; и тебѣбъ Ѳредерику Княсю наша Царского Величества любовь и доброе пріятельство вѣдать и тому, что въ отвѣтѣ говорили бояре наши и думные люди и писмо на тѣ рѣчи дали, вѣрить, и на ту Персидцкую торговлю о казнѣ, почему тѣмъ людемъ давати въ нашу Царского Величества казну прислать грамоту свою съ подписью твоей руки и за печатью. А какъ твои послы пріѣдутъ къ намъ съ Вашею грамотою и съ казною, и мы Великій Государь Вашимъ посломъ и Голштенской компанѣи на ту Персицкую торговлю нашу Государскую грамоту, за нашею Государственною печатью дати велимъ, чтобъ къ Вамъ любовъ и къ Вашимъ подданнымъ наша Государская милость о той торговлѣ и впредь была крѣпка и стоятелна. А пословъ вашихъ, пожаловавъ нашимъ Государскимъ жалованьемъ, отпустили есмя къ Вамъ, не задержавъ. Писана въ Государствія нашего дворѣ въ царствующемъ городѣ Москвѣ, лѣта отъ созданія міру 7143-го, мѣсяца Декабря 13-го дня.»

(226) Выписываемъ эту грамоту вполнѣ, изъ дѣлъ, упомянутыхъ выше, въ пр. 225. — «Отъ Царя и Великаго Князя Михаила Ѳедоровича всеа Русіи въ Нижней Новгородъ Воеводѣ нашему Василью [142]Петровичу Шереметеву да Діаку нашему Осипу Пустынникову. Присылалъ къ намъ Голштенской Ѳредерикъ Князь пословъ Ѳилипа Крузіюса да Отто Брюгмана бити челомъ и просити Голштенскимъ своимъ торговымъ людемъ черезъ наше Государство дороги въ Персиду, а оттолѣ въ Индѣю: и мы по прошенью Ѳредерика Князя Голштенскимъ его торговымъ людемъ ходъ въ Персиду дали на 10-ть лѣтъ. А по нашему указу договорилися бояре наше съ послы его, что ходити имъ въ Персиду изъ Ярославля Волгою на 10-ти кораблехъ, а корабли имъ дѣлати въ нашей землѣ, гдѣ такіе лѣса, которые къ тому дѣлу годны найдутъ, а тотъ лѣсъ покупати имъ у нашихъ людей волною торговлею а плотниковъ къ тому корабелному дѣлу къ ихъ корабелнымъ мастеромъ въ прибавку наймовать нашихъ подданныхъ охочихъ людей и наемъ имъ платити по договору съ ними волною торговлею, а отъ тѣхъ плотниковъ корабельнаго мастерства не скрывать и не таить. И били намъ челомъ Голштенскіе послы, чтобъ намъ пожаловати велѣти имъ тѣ корабли дѣлати въ Нижнемъ Новѣгородѣ у кого такіе лѣса найдутъ, а для того корабелнаго дѣла поволитибъ имъ отпустити въ Нижней Новгородъ Московскаго торговаго Нѣмчина Анца Беркова да съ нимъ 4-хъ человѣкъ своихъ Голштенскихъ людей да корабелнаго мастера. И мы, по челобитью Голштенскихъ пословъ, тѣхъ Нѣмецъ въ Нижней Новгородъ, для корабелнаго дѣла, отпустили. И какъ къ вамъ ся наша грамота придетъ, а Московской Нѣмчинъ Анца Берковъ съ Голштенскими Нѣмцы въ Нижней Новгородъ пріѣдутъ.... въ Нижнемъ Новѣгородѣ и въ Нижегородскомъ уѣздѣ къ корабельному дѣлу лѣсъ пріищутъ, и выбъ имъ тотъ лѣсъ у тѣхъ людей.... и корабли дѣлати велѣли и плотниковъ имъ нашихъ охочихъ людей къ тому корабельному дѣлу къ ихъ мастеромъ въ прибавку наймовати волно поволили.... Писана на Москвѣ лѣта 7143 го Декабря въ 22 день.» — Мѣста, означенныя точками, отъ времени вытерлись.

(227) Въ тѣхъ же дѣлахъ: «143 года (1634) Декабря въ 1-й день явился въ Посольскомъ Приказѣ Нѣмчинъ, о которомъ говорили въ отвѣтѣ Голштенскіе послы, чтобъ его, нанявъ, послати для корабельнаго дѣла въ Нижней Новгородъ. А сказалъ про себя: что онъ Московского служилого Нѣмчина сынъ, а зовутъ его Анцею Берковымъ, а по русски Иваномъ; а отецъ де его Яковомъ зовутъ Бережицкой и онъ живетъ на Москвѣ своими дворы, жены и дѣти у нихъ есть; а изъ помѣщенъ де отецъ его въ Волгодскомъ уѣздѣ, а служитъ съ иноземцы; а онъ Анца съ иноземцы не служилъ, проживалъ для наученья торговаго промысла у Московскихъ и у пріѣзжихъ Нѣмецкихъ торговыхъ людей, а наймуютъ де его Голштенскіе послы ѣхати съ Нѣмцы своими для корабельнаго дѣла въ [143]Нижней Новгородъ. И только будетъ Государь пожалуетъ укажетъ ему у нихъ наняться и онъ у нихъ для того дѣла на полгода наймется.» «Лѣта 7143-го Декабря въ 15-й день по Государеву Цареву и Великаго Князя Михаила Ѳеодоровича всеа Руссіи указу память Печатнику и Думному Дьяку Ивану Тарасьевичу Грамотину да Дьяку Максиму Матюшкину. Въ Иноземской Приказъ къ Боярину ко Князю Ивану Борисовичу Черкаскому да къ Дьяку къ Василью Ртищеву. Въ памяти, за твоею Максимовою приписью, написано, велѣтибъ отписати къ вамъ въ Посольской Приказъ, Московской Нѣмчинъ Анцъ Яковлевъ сынъ Бережитцкой въ служиломъ списку написанъ ли и Государеву службу служить ли и что ему государева жалованья помѣстной и денежной окладъ, и помѣстье за нимъ есть ли, или емлетъ Государево жалованье поденной кормъ, и что ему на день или на мѣсяцъ указано. И въ иноземскомъ приказѣ иноземецъ Анцъ Яковлевъ сынъ Бережитской въ окладныхъ книгахъ и въ служилыхъ спискахъ не написанъ и Государевы службы въ иноземскомъ приказѣ онъ не служить, а помѣстнымъ и денежнымъ окладомъ не верстанъ и Государева жалованья корму ему не даютъ. Дьякъ Василій Ртищевъ. Справилъ Смирка Богдановъ.» Таково письмо прислали въ Посольской Приказъ Голштинскіе послы: Того Великого Государя Царя и Великого Князя Михаила Ѳеодоровича, всеа Русіи Самодержца и иныхъ многихъ государствъ Обладателя, Его Царского Величества Печатнику и Думному Дьяку Иваву Тарасьевичу Грамотину симъ дружно ищутъ: чтобъ царскому Величеству доложить, чтобъ его Княжескіе милости Государя Ѳредерика, наслѣдника Норветцкого, Арцуха Шлезвитцкого, Голштенского, послы и Думные Ѳилипусъ Крузіусъ судебного чину, да Отто Брюгеманъ и подъ всѣхъ своихъ людей, для ихъ подъему, чтобъ имъ дали 80 подводъ. А людемъ ихъ, которымъ ѣхать въ Нижней Новгородъ 10-ть подводъ. Имена тѣмъ людемъ, которыхъ посылаютъ въ Нижней Новгородъ: Михель Кордесъ, Анца Берковъ, Корнеліюсъ Юстенъ корабельной плотникъ, Кашперъ Зелеръ, Еганъ Стирпомясъ, Ефимъ Кранцѣ. — И противъ ихъ письма выписано изъ отвѣты. — Въ отвѣтномъ письмѣ, каково послано къ Голштенскимъ посломъ Ноября въ 7-й день написано: На 16-ю ихъ статью, что они въ письмѣ своемъ написали: покаместа они дойдутъ до Государя своего Ѳредерика Князя и имъ бы на Москвѣ своихъ людей въ то время оставить шти человѣкъ, которымъ идти въ Нижней Новгородъ и тамъ корабли дѣлать и все изготовить, что надобно для ихъ походу въ Персиду. — И на ту имъ статью по Государеву указу отъ Бояръ отвѣтъ данъ: что Царское Величество тѣмъ ихъ пословъ пожалуетъ на то имъ произволитъ, шти человѣкъ людей ихъ для корабельного ходу [144]отпу­стить велитъ на ихъ проторѣхъ и пить имъ и ѣсть свое. — И нынѣ, по письму ихъ, что они тѣмъ людемъ своимъ до Нижнего просятъ 10-ть подводъ, Государевыхъ подводъ дати, мимо прежнего Государево указу и боярского отвѣту, нельзя. — И по Государеву указу посыланъ къ посломъ говорить съ отказомъ о Нижегородскихъ подводахъ переводчикъ Иванъ Фоминъ. — И переводчикъ Иванъ Фоминъ въ Посольскомъ Приказѣ сказывалъ печатнику и Думному Дьяку Ивану Тарасьевичу Грамотину да Дьяку Максиму Матюшкину: что Голштенскіе послы приказывали съ нимъ, чтобъ Государь пожаловалъ ихъ велѣлъ людемъ ихъ до Нижнего дати свои Государевы подводы, а прогоны они учнутъ ямщикомъ давати свои. — И о подводахъ въ Ямской Приказъ память послана такова: — Лѣта 7143-го Декабря въ 22-й день по Государеву Цареву и Великого Князя Михаила Ѳеодоровича всеа Русіи указу, память Боярину Князю Ондрею Васильевичу Хилкову да Діакомъ Ѳедору Опраксину да Василью Яковлеву велѣти имъ дати отъ Москвы до Нижнего Новагорода, по челобитью Голштенскихъ пословъ, Московскому Нѣмчину Анце Беркову да Голштенскихъ пословъ Нѣмцомъ Михель Кордесу съ товарищи пяти человѣкомъ 10-ть подводъ съ саньми и съ подводники, а за тѣ подводы велѣти имати прогоны у ихъ Голштенскихъ Нѣмецъ, а изъ Государевы казны прогоновъ не давать. — Такова грамота послана о Голштенскомъ дѣлѣ и о людехъ ихъ въ Нижней.

(228) Olearius 2: «Le lendemain ils (les ambassadeurs) arrivèrent à Lubec, et le 8 à Travemunde, où les ambassadeurs prirent à leur service un très expérimenté Capitaine de navire, nommé Michel Cordes, pour s'en servir de pilote, principalement sur la mer Caspienne.» — Там же 66: «Comme nous avions à faire le voyage de Perse, il fut jugé à propos d'envoyer Michel Cordes et six autres personnes de notre suite à Nise (Нижній-Новгородъ), qui est a 100 lieux de Moscou, pour y faire batir les navires dont nous aurions besoin, tant sur la rivière de Wolga, que sur la mer CaspienneТамъ же 86: «Michel Cordes, de Lubek, Capitaine de vaisseau.

(229) Выше, въ пр. 227: «Корнеліюсъ Юстенъ корабельный плотникъ, а у Олеарія, на стр. 86: «Corneille Iosten, de Schmaland en Suède, maitre charpentier du vaisseau».

(230) См. выше, въ пр. 227.

(231) Въ дѣлахъ, упомянутыхъ выше, въ пр. 225, хранятся:

а) Царская грамота въ Нижній Новгородъ Воеводѣ Шереметеву и Дьяку Пустынникову. «Отъ Царя и Великого Князя Михаила Ѳеодоровича всеа Русіи въ Нижней-Новгородъ Воеводѣ нашему Василью Петровичу Шереметеву да Діаку нашему Осипу Пустынникову. [145]Писано отъ насъ къ вамъ напередъ сего, что по нашему указу договорилися Бояре наши и Думные люди съ Голштинскими послы съ Ѳилипомъ Крузіюсомъ да съ Отто Брюгманомъ, которые были у насъ на Москвѣ, ходити Государя ихъ Голштинского Князя торговымъ людемъ въ Персиду изъ Ярославля Волгою на 10-ти кораблехъ, а корабли имъ дѣлати въ нашей землѣ, гдѣ такіе лѣса, которые къ тому дѣлу годны найдутъ, а тотъ лѣсъ по договору покупати имъ у нашихъ людей волною торговлею: и били намъ челомъ Голштенскіе послы, чтобъ намъ пожаловати велѣти имъ тѣ корабли дѣлати въ Нижнемъ Новгородѣ у кого такіе лѣса найдутъ; а для того корабелнаго дѣла поволити бъ имъ отпустили въ Нижней Новгородъ Московского торгового Нѣмчина Анца Беркова да съ нимъ 4-хъ человѣкъ своихъ Голштенскихъ людей да корабельныхъ мастеровъ. И по челобитью Голштенскихъ пословъ тѣ Нѣмцы въ Нижней Новгородъ для корабелнаго дѣла отпущены. А вамъ велѣно, какъ Московской Нѣмчинъ Анца Берковъ съ Голштенскими Нѣмцы въ Нижней Новгородъ пріѣдутъ дати имъ дворъ на посадѣ, изъ найму, а кормъ имъ покупати велѣти собою, да у кого они въ Нижнемъ Новѣгородѣ, или въ Нижегородскомъ уѣздѣ, къ корабельному дѣлу лѣсъ пріищутъ, и вамъ велѣти имъ тотъ лѣсъ у тѣхъ людей торговати и наймовати цѣною по договору съ тѣми людьми, гдѣ тѣ лѣса найдутъ и въ тѣхъ мѣстѣхъ велѣти имъ корабли дѣлати и плотниковъ имъ нашихъ охочихъ людей къ тому корабельному дѣлу, къ ихъ мастеромъ въ прибавку, наймовати поволити; а наемъ имъ велѣти давати по договору съ ними, какъ съ кѣмъ договорятся. И нынѣ намъ вѣдимо учинилось, что Голштенскіе Нѣмцы въ Нижнемъ Новѣгородѣ кораблей по договору не дѣлаютъ, а въ заводѣ де у нихъ нынѣ только одинъ корабль, и выбъ Московского Нѣмчина Анца Беркова и Голштенскихъ Нѣмецъ, которые съ ними пріѣхали въ Нижней для корабельнаго дѣла, допросили сами: для чего они кораблей, сколько имъ по договору къ Персидскому ходу велѣно дѣлать нынѣ не дѣлаютъ, по своему ли произволу, или по приказу Голштенскихъ пословъ; да будетъ они скажутъ, что велѣно имъ по Посольскому приказу дѣлати для Персидского ходу по договору, и выбъ имъ по прежнему нашему указу велѣли тѣ корабли для Персидского ходу, по посольскому договору, въ Нижнемъ и въ Нижегородскомъ уѣздѣ дѣлать. Да что они вамъ про то корабелное дѣло скажутъ и выбъ о томъ къ намъ отписали тотчасъ, чтобъ намъ про то было вѣдомо. Писанъ на Москвѣ лѣта 7133 (1645) Марта въ 15 день».

б) Отписка Шереметева и Пустынникова. «Государю Царю и Великому Князю Михаилу Ѳоедоровичу всеа Русіи холопи твои [146]Васка Шереметевъ, Осипко Пустынниковъ челомъ бьютъ. Въ нынѣшнемъ, Государь, во 143 году Апрѣля въ 20 день, въ твоей Государевѣ и Царевѣ и Великого Князя Михаила Ѳеодоровича всеа Русіи грамотѣ писано намъ холопемъ твоимъ: что по твоему Государеву указу договорились твои Государевы Бояре и Думные люди съ Голштенскими послы сь Ѳилиппомъ Круаіюсомъ да съ Отто Брюгманомъ которые были у тебя Государя на Москвѣ, ходити Государя ихъ Голшетенского Князя торговымъ людемъ въ Персиду изъ Ярославля Волгою на 10 кораблѣхъ, а корабли имъ дѣлати въ Твоей Государевѣ землѣ, гдѣ такіе лѣса, которые къ тому дѣлу годны найдутъ, а тотъ лѣсъ по договору, покупати имъ у Твоихъ Государевыхъ людей волною торговлею. И били челомъ Тебѣ Государю Голшстенскіе послы, чтобы Ты Государь, пожаловалъ велѣлъ имъ тѣ корабли дѣлати въ Нижнемъ Иовѣгородѣ у кого такіе лѣса найдутъ, а для того корабельного дѣла поволитибъ имъ отпустити въ Нижней Новгородъ Московского торгового Нѣмчина Анца Беркова да съ нимъ 4-хъ человѣкъ своихъ Годшстенскихъ людей да корабельныхъ мастеровъ. И по челобитью, Государь, Годшстенскихъ пословъ тѣ Нѣмцы въ Нижней Новгородъ для корабельнаго дѣга отпущены; а вѣлѣно намъ холопемъ твоимъ какъ Московской Нѣмчинъ Анца Берковъ съ Голштенскими Нѣмцы въ Нижней Новгородъ пріѣдутъ, дати имъ дворъ на посадѣ, изь найму, а кормъ имъ покупати велѣно собою; да у кого, Государь, они въ Нижнемъ Новѣгородѣ и въ Нижегородскомъ уѣздѣ къ корабельному дѣлу лѣсъ пріищутъ, и намъ бы холопемъ твоимъ велѣти имъ тотъ лѣсъ у тѣхъ людей торговати и наймовати цѣною, по договору съ тѣми людьми, гдѣ тѣ лѣса найдутъ и въ тѣхъ мѣстѣхъ велѣти имъ корабли дѣлати и плотниковъ имъ Твоихъ Государевыхъ охочихъ людей къ тому корабельному дѣлу къ ихъ мастеромъ, въ прибавку, наймовати поволити, а наемъ имъ велѣти давати по договору съ ними, какъ съ кѣмъ договорятся. И нынѣ Тебѣ Государю, вѣдомо учинить, что Голшстенскіе Нѣмцы въ Нижнемъ Новѣгородѣ кораблей по договору не дѣлаютъ, а въ заводѣхъ у нихъ только одинъ корабль. И намъ бы холопемъ Твоимъ Московского Нѣмчина Анца Беркова и Годшстенскихъ Нѣмецъ, которые съ нимъ пріѣхали въ Нижней для корабельнаго дѣла допросити: для чего они кораблей, сколько имъ, по договору къ Персидскому ходу, велѣно дѣлать, нынѣ не дѣлаютъ, по своему ли произволу или по приказу Голшстенскихъ пословъ, а время уже кораблемъ спѣетъ близко; да будетъ, Государь, они скажутъ, что велѣно имъ по посольскому приказу дѣлати корабли для Персидского ходу, по договору, и намъ бы холопемъ твоимъ по прежнему твоему Государеву указу велѣти имъ тѣ корабли для Персидского ходу, по [147]посольскому договору, въ Нижнемъ и въ Нижегородскомъ уѣздѣ дѣлать по договору съ тѣми людьми, гдѣ такіе лѣса найдутъ: да что Государь, они намъ холопемъ Твоимъ про то корабельное дѣло скажутъ, и намъ бы холопемъ Твоимъ о томъ къ тебѣ Государю отписати тотчасъ, чтобъ тебѣ Государю про то было вѣдомо. И по твоей Государевѣ грамотѣ мы холопи твои о корабельномъ дѣлѣ Московского Нѣмчина Анца Беркова и Голшстенскаго Нѣмчина Михель Корца допрашивали. И въ роспросѣ Голшстенской Нѣмчинъ Михель Корцъ сказалъ намъ холопемъ твоимъ: что по приказу Годшстенскихъ пословъ дѣлаетъ онъ въ Нижнемъ Новѣгородѣ одинъ корабль, писали де къ нему Михелю въ Нижней о томъ Голшстенскіе послы и велѣли ему сдѣдать одинъ корабль, а впередъ ко 144-му году велѣли на достальныя на всѣ корабли лѣсъ готовити; а въ нынѣшнемъ де во 143-мъ году идти въ Персиду Голшстенскимъ посломъ ни одномъ кораблѣ, для ради посольства, а не се торгомъ и для Персидского ходу одинъ корабль нынѣ у него поспѣетъ, а на достальные корабли впередъ ко 144-м у году учнетъ лѣсъ готовити. А Московский Нѣмчинъ Анцъ Берковъ сказалъ: что о корабельномъ дѣлѣ отъ Годшстенскихъ пословъ приказъ весь Голшстенскому Нѣмчину тому Михель Корцу, а онъ Анцъ посланъ съ нимъ ради толмачества

(232) Доказательствомъ служатъ слѣдующіе три акта, выписанные изъ дѣлъ, показанныхъ въ пр. 225:

а) Отписка къ Государю Шереметева и Пустынникова, посланная въ Іюнѣ 1635 года. «Государю Царю и Великому Князю Михаилу Ѳеодоровичу всеа Русіи холопи твои Васка Шереметевъ и Осипко Пустынниковъ челомъ бьютъ. Въ нынѣшнемъ, Государь, во 143-мъ году Іюня въ 15 день въ Съѣзжей Избѣ Московской иноземецъ толмачь Иванъ Берковъ подалъ намъ холопемъ твоимъ явку Голшстенскіе земли на иноземца на Михаила Корца, которой присланъ къ корабельному дѣлу, что де тотъ Михайло его Ивана отъ корабельнаго дѣла отослалъ и похваляется его Ивана убить и плотникомъ де корабля додѣлывати Михайло не велитъ. А Іюня, Государь, въ 20 день на Московского иноземца на толмача Ивана Беркова Голшстенскіе земли иноземецъ Михайло Корцъ подалъ намъ холопемъ твоимъ челобитную да роспись, чтобъ, Государь, по его Михайловѣ челобитной и по росписи толмача Ивана распросити и рѣчи его записати. И мы холопи Твои по той Михайловѣ челобитной и по росписи толмача Ивана въ Съѣзжей Избѣ роспрашивали, а что, Государь, въ распросѣ намъ холопемъ Твоимъ Иванъ сказалъ, рѣчи его велѣли записати. Да послѣ, Государь, роспросу, Іюня въ 26-й день, Московской иноземецъ толмачь Иванъ же Берковъ подалъ намъ холопемъ Твоимъ челобитную Голшстенскіе земли на иноземца на Михаила [148]Корца, чтобъ по челобитной его Ивановѣ распросити его Михаила. И мы холопи твои иноземца Михаила Корца въ Съѣзжей избѣ къ роспросу ставили, и Михайло Корцъ, не слушавъ челобитные, намъ холопемъ Твоимъ сказалъ: что онъ Михайло по челобитной, какову на него подалъ толмачъ Иванъ ни про что отвѣту не дастъ, потому что у Голшстенскихъ де пословъ тотъ толмачь Иванъ наемной, а ему Михайлу подданной, и буде какое дѣло есть ему Ивану до него Михаила, и онъ де Иванъ бей челомъ на него Михайла Голшстенскимъ посломъ. И мы холопи Твои Московского толмача Ивана явку, и челобитную и Голшстенскіе земли иноземца Михайла Корца на толмача Ивана челобитнуюжъ и роспись и толмачовы Ивановы распросныя рѣчи, за ихъ руками послали къ Тебѣ Государю къ Москвѣ съ сею отпискою вмѣстѣ Іюня въ 30 день; а на Москвѣ, Государь, отписку, и явку, и челобитныя, и роспись и роспросныя рѣчи велѣли подати въ Посольскомъ приказѣ Твоему Государеву Печатнику и Думному Дьяку Ивану Тарасьевичу Грамотину да Дьяку Максиму Матюшкину.»

б) Явка, поданная Беркомъ Шереметеву и Пустынникову, 15-го Іюня 1655 года. «143-го Іюня въ 15 день въ Нижнемъ Новѣгородѣ, въ Съѣзжей Избѣ, Воеводѣ Василью Петровичу Шереметеву да Дьяку Осипу Пустынникову Московской инозомецъ толмачь Иванъ Берковъ Голшстенскіе земли на иноземца на Михайла Корца подалъ явку, а въ явкѣ пишетъ: Царю Государю и Великому Князю Михаилу Ѳеодоровичу всеа Руси бьетъ челомъ и являетъ Московской старой иноземецъ Ивашко Ивановъ сынъ Берковъ Голшстенскова Князя на человѣка на Михайла Иванова сына Корца. Въ нынѣшнемъ, Государь, 143-мъ году по Твоему Государеву указу и по челобитью Голстинскова Князя, посланъ я Ивашко съ Москвы изъ Посольсково приказу въ Нижній Новгородъ къ корабленому дѣлу съ нимъ Михайломъ; а велѣно было Государь, вѣдати корабленое дѣло мнѣ Ивашку съ нимъ Михайломъ вмѣстѣ за одно. И нынѣ Государь, меня Ивашка тотъ Михайло отъ корабелново дѣла отбилъ прочь и съ чеканомъ за мною Ивашкомъ тотъ Михайло трожды гонялся и изъ пищали похваляется убити и въ корабленомъ дѣлѣ ни въ чемъ съ собою мнѣ Ивашку тотъ Михайло вѣдати не даетъ; и нынѣ, Государь, тотъ Михайло плотникомъ корабля додѣлывати не велитъ и самъ къ корабленому дѣлу не ѣздить, а въ записяхъ, Государь, и во всякихъ крѣпостяхъ я Ивашко съ нимъ Михайломъ написанъ. Милосердый Государь, Царь и Великій Князь Михайло Ѳеодоровичъ всеа Руси смилуйся, вели, Государь, мое челобитье и явку записати, чтобы мнѣ отъ плотниковъ, которые дѣлаютъ корабль и по записемъ и по всякимъ крѣпостямъ въ убыткахъ въ [149]конецъ не погибнуть. Царь, Государь, смилуйся пожалуй!» На оборотѣ сей явки помѣчено: «143-го Іюня въ 15 день Воеводѣ Василью Петровичу Шереметеву, да Дьяку Осипу Пустынникову подалъ явку иноземецъ Иванъ Ивановъ сынъ Берковъ.» Подписано: Діакъ Осипъ Пустынниковъ.

в) Челобитная Государю отъ Кордеса, поданная, 20-го Іюня 1655 года. «А Голстинскія земли иноземецъ Михайло Корцъ въ Съѣзжей Избѣ Воеводѣ Василью Петровичу Шереметеву да Діаку Осипу Пустынникову подалъ челобитную да роспись за своею рукою, а въ челобитной и въ росписи написано: Царю Государю и Великому Князю Михаилу Ѳеодоровичу всеа Русіи бьетъ челомъ Голстинскіе земли корабельникъ Михайло Ивановъ сынъ Корцъ. Въ нынѣшнемъ, Государь, во 143-мъ году, по Твоему Государеву указу присланъ со мною съ Москвы въ Нижней Новгородъ толмачь Московской иноземецъ Иванъ Ивановъ сынъ Берковъ для корабленова дѣла. Милосердый Государь, Царь и Великій Князь Михайло Ѳеодоровичь всеа Русіи, пожалуй, вели для Государя моего Голстинсково Князя въ Нижнемъ Новѣгородѣ воеводѣ Василью Петровичу Шереметеву, Дьяку Осипу Пустынникову ево Ивана Беркова противъ моево челобитья и росписи роспрошать и рѣчи ево записати. Царь, Государь, смилуйся пожалуй!» На оборотѣ сей челобитной помѣчено: «143-го Іюня въ 20 день подалъ иноземецъ корабленой мастеръ Михайло Корцъ.»

(233) Olearius. 392: «le vaisseau n’était pas encore entièrement achevé; parceque les charpentiers Moscovites, que le Capitaine avait employez à cet ouvrage, avaient assés mal secondé ses bonnes intentions.» Олеарій обвиняетъ въ замедленіи работъ Русскихъ мастеровыхъ, но едва ли это справедливо, судя по явкѣ Кордеса, помещенной выше, въ пр. 232.

(324) Olearius 592—593. «Nous nous rendimes d'abord sur le nommé Frideric, que nous avons fait bâtir par le Capitaine Michel Cordes.... Ce bâtiment étoit fait de bois de sapin, et avait six vingts pieds de long sur quarante de large, ayant trois mats et le fond si plat, qu’il ne prenoit que sept pieds d'eau. Son château étoit composé de plusieurs chambres et cabinets, pour la commodité des Ambassadeurs et des Officiers et Gentilshommes de leur suite. Il y avoit aussi sur le navire plusieurs pièces d'artillerie de fer et de fonte, quantité de poudre et de plomb, et un grand nombre de pierriers, de grenades, et d'autres armes à feu propres pour repousser, en cas de besoin, les insultes des Tartares et autres brigands. Et comme nôtre dessein étoit de nous en servir principalement sur la rivière de Wolga, qui est pleine de bancs et de sables mouvanson l'avoit fait bâtir de telle sorte, que faute de vent il pouvoit auss; [150]aller à la rame; et pour cet effet nous l'avions fait faire de douze bancs à deux rames chacun. Nous avions aussi fait faire une double chaloupe, pour servir de décharge au navire dans les lieux où il prendroit fonds, pour porter les ancres, les cables, les voiles, et autres choses, cfont nous pouvions avoir besoin dans ce grand voyage, et pour découvrir dans la mer Caspienne les bancs et les sables mouvans qui pourraient Parreter ou le faire échouer.

(235) о Кордесѣ см. выше, пр. 228, а объ экипажѣ и пассажирахъ Olearius 82—87 и 142.

(236) Olearius, 394. «Le 24 Juillet les ambassadeurs envoyèrent le Sieur de Mandelslo leur escuyer et moi avec Jean Arpenbec notre truchement et Moscovite et nos Pristafs, au Weiwode ou Gouverneur, pour le remercier des bons offices, qu'il avait rendu à nos gens, durant le sejom qu'ils avaient fait clans la ville depuis un an qu'on y travaillait au navire.

(237) Тамъ же. 397—451.

(238) Тамъ же. 464.

(239) Тамъ же. 476—507. — Извлечение изъ этого любопытнаго сочиненія, обработанное г. Соколовымъ, помѣщено въ Морскомъ Сборникѣ, XI, Часть учено-литературная. 157—173. См. еще Adelung. II. 29—306, гдѣ исчислены всѣ изданія Олеаріевыхъ путешествій.

(240) Въ Предисловіи, стр. 5, о содержаніи седьмой книги.

(241) Карамзинъ. VI. 93—94. Упоминаемое Карамзинымъ путешествіе Контарини помѣщено, въ Русскомъ переводѣ и въ Италіянскомъ текстѣ, въ книгѣ: Библіотека иностранныхъ писателей о Россіи С. П. Б. 1836.

(242) Карамзинъ. IX. 133—135.

(243) Тамъ же. 417.

(244) Тамъ же. X. 9.

(245) Тамъ же. 191—196.

(246) Тамъ же. XI. 58—67.

(247) Тамъ же. XII. 43.

(248) Энцикл. Лекс. V. 175: «Слово это производится нѣкоторыми отъ Халдейскихъ: Behe Zaar, что значитъ господствующій надъ ядомъ. Названіе безоаръ даваемо было каменистымъ, округленнымъ сросткамъ, образующимся въ желудкѣ и другихъ частяхъ кишечнаго канала разныхъ животныхъ, по составу своему уподобляющимся костяному веществу, съ примѣсью фосфорнокислой магнезіи, амміака и смолы. Древніе врачи приписывали безоарамъ чудесныя цѣлебныя свойства.»

(249) Кимбургеръ: Краткое извѣстіе о Русской торговлѣ. Пер. съ Нѣм. Д. П. Языкова. С. П. Б. 1820 стр. 122—130. На Нѣмецкомъ [151]языкѣ это любопытное сочиненіе помѣщено въ Büschings Magazin für die neue Historie und Geographie III. 245—338.

(250) Полн. Собр. Закон. Росс. Имп. I. 603. № 366.

(251) Тамъ же. 692—697, №№ 409 и 410. — Кильбургеръ. 124—125.

(252) Дополн. къ Акт. Ист. Арх. Комм. V. 226: «Указали мы великій государь дѣлать, для всякихъ отпусковъ на Хвалынскомъ морѣ корабли.» Тамъ же 228: «Указалъ великій государь дѣлати для отпусковъ на Хвалынское море корабли.»

(253) Полн. Собр. Закон. Росс. Им. I. 167. № 9.

(254) Кошихинъ. О Россіи въ царствованіе Алексѣя Михаиловича. С. П. Б. 1840. 85. — Древн. Росс. Вивл. XX. 345.

(255) Дополн. къ Акт. Истор. Арх. Комм. V. 211.

(256) Мы имѣемъ нѣсколько жизнеописаній Ордина Нащокина. Самое полное помѣщено въ сочиненіи Г. Терещенки: Опытъ обозрѣнія жизни сановниковъ, управлявшихъ иностранными дѣлами въ Россіи. С. П. Б. 1837. I. 31—68.

(257) Терещенко. I. 53, 55, 60, 61, 63 и 64.

(258) Акты Археогр. Эксп. IV. 187: «на Дѣдиловъ шесть сотъ сошниковъ.» — Щекатовъ. II. 327: «Дѣдиново или Дѣдново, село Московской губерніи, въ уѣздѣ города Коломны, разстояніемъ отъ онаго въ 25 верстахъ, лежитъ на лѣвомъ берегу рѣки Оки. Здѣсь строятся почти всѣ суда и струги, которыми ходъ бываетъ по Окѣ вверхъ и внизъ, даже до Астрахани, и коими наипаче хлѣбъ изъ верховыхъ мѣстъ въ Москву привозится. Было оно изстари Дворцовымъ селомъ, снабжавшимъ Дворъ рыбою, но въ 1762 году пожаловано Генералъ-Поручику и Кавалеру Михайлѣ Львовичу Измайлову. Пространство онаго села вдоль по рѣкѣ Окѣ занимаетъ 5 верстъ. Къ оному принадлежитъ приселокъ Клинъ, разстояніемъ отъ крайнихъ Дѣдновскихъ жилищъ на 5 верстъ, внизъ по рѣкѣ, при устьѣ рѣки Цны, Владимірскую губернію отъ Коломенской округи разделяющей. Въ обоихъ находится, по подушнымъ переписямъ, 2398 человѣкъ мужеск. и 2460 женск. душъ.» Въ дальнѣйшемъ описаніи Дѣдинова Щекатовъ ошибается, говоря, что тамъ, въ царствованіе Михаила Ѳеодоровича, Голштинцы строили свой корабль, для Каспійскаго моря, и что тамъ же построенъ былъ знаменитый ботикъ, прозванный Дѣдомъ Русскаго флота. Послѣдній былъ привезенъ изъ за-границы. — Нынѣ село Дѣдново находится въ Рязанской губерніи, на границѣ Зарайскаго уѣзда съ Георгіевскимъ. — Описываемое здѣсь село не должно смѣшивать съ городомъ Дѣдиловымъ, часто упоминаемымъ въ нашихъ лѣтописяхъ и упраздненнымъ въ 1777 году (Щекатовъ V. 326—7). По Книгѣ Большому Чертежу (стр. 2, 40; 114—115), и по Геогр. Лексикону [152]Полунина, (стр. 80) городъ сей находился въ 20, а по Щекатову (стр. 326) въ 33 верстахъ. Онъ стоялъ на р. Живоронѣ, впадающей, выше Тулы, въ р. Упу.

(259) Кильбургеръ. 148.

(260) Дополн. къ Акт. Истор. Арх. Комм. V. 211—218, 231—233.

(261) Тамъ же. 232. Привезенные Фанъ Сведеномъ инструменты были: 232 бурава разной величины, 5 наугольниковъ, 24 прямыя пилы разной величины, 24 круглыя пилы, 113 долотъ, 6 пазниковъ, 16 струговъ, 25 скоблей, 2 размѣра или лекала корабельныхъ деревъ, 6 мѣдныхъ размѣровъ или циркулей, 12 желѣзныхъ циркулей, 8 желѣзныхъ обручей, 2 клещей, 12 веревочныхъ размѣровъ (для толщины), 4 молота и 2 желѣзныхъ подъема, или домкрата.

(262) Тамъ же. 218, 231 и 233. Въ сочиненіи: Scheltema Rusland en de Nederlanden. Amsterdam 1817. I. 287, Бутлеръ названъ племянникомъ Фанъ Сведена (neef van Van Sweeden).

(263) Тамъ же. 211—216.

(264) Допол. къ Акт. Ист. Арх. Комм. V. 211. (265) Тамъ же. 218.

(266) Тамъ же. 212.

(268) Тамъ же. 218.

(269) Въ Московскомъ Главномъ Архивѣ Министерства Иностранныхъ Дѣлъ, въ дѣлахъ о выѣздахъ иностранцевъ въ Россію подъ 1649 годомъ № 5, находится слѣдующее прошеніе Буковена къ Царю Алексѣю Михайловичу: «Государю Царю и Великому Князю Алексѣю Михайловичу всеа Руси. Бьетъ челомъ холопъ твой Капитанъ Корнилко Фанъ-Буковенъ. Въ прошломъ, Государь, въ 156 году пріѣхалъ я холопъ твой изъ Галандскія земли съ твоимъ Государевымъ Бояриномъ съ Ильею Даниловичемъ Милославскимъ къ тебѣ Государю къ Москвѣ служить тебѣ Государю, вѣрою и правдою. И въ нынѣшнемъ Государь, во 157 году будетъ женишка моя и съ дѣтишками изъ Голанскіе земли къ Архангельскому городу, а она, Государь, человѣкъ чужеземецъ, Рускова языка не знаетъ, проводить ее къ Москвѣ некому. Милосердый Государь, Царь и Великій Князь Алексей Михайловичь всеа Руси! пожалуй меня холопа своего, вели Государь, меня отпустить по женишку мою къ Архангельскому городу и вели, Государь, мнѣ дать свое Царское жалованье корму впредъ на четыре мѣсяца для подмоги и подводку подъ меня и подъ женишку мою и подъ дѣтишекъ, сколько ты, Государь укажешь. Царь, Государь, смилуйся пожалуй.» — Стрейсъ въ описаніи своихъ путешествий, на стр. 146, пишетъ фамилію Буковенъ — Boukhoven. Берхъ, въ своемъ сочиненіи: Царствование Царя Алексѣя Михайловича, 1831. I. 250—251, ошибается, принимая [153]вездѣ Буковена за Бутлера. — Въ извѣстномъ Дневникѣ Генерала Гордона, изданномъ Г. Поссельтомъ, въ Нѣмецкомъ переводѣ, подъ заглавіемъ Tagebuch des Generals Gordon. I. S. P. B. 1849 стр. 304, 315, 320, 322, 362, 533, 544 и 665, нѣсколько разъ говорится о Полковникѣ Корниліи Бокговенѣ (Cornelius von Bockhoven), убитомъ въ 1678 году, при оборонѣ Русскими Чигирина противъ Турокъ. По времени, по сходству въ имени и по сходству въ фамиліи, можно было бы думать, что это одно лицо, съ вышеупомянутымъ, но кажется, тутъ два лица разныя. Бокговенъ, упоминаемый Гордономъ, былъ родомъ изъ Англіи (Gord. I. 593 и 666), а Буковенъ, рекомендованный Сведеномъ, — изъ Голландіи. При этомъ случаѣ неизлишне указать на опечатку, вкравшуюся въ 5 строку 666 страницы III Тома Gordon's Tagebuch: вмѣсто 1662 года показанъ 1667. Сравн. того же тома стран. 315, внизу.

(269) Допол. къ Акт. Ист. Арх. Комм. V. 218—220.

(270) Тамъ же. 220—221.

(271) Тамъ же. 222—225.

(272) Кильбургеръ. 160—170. Гамель. Описаніе Тульскаго Оружейнаго Завода. М. 1826. 1—26. — Кильбургеръ. 160 — Доп. къ Акт. Ист. Арх. Комм. V. 389—401. — Г. Гамель пишетъ Марселіусъ, но въ Государственныхъ актахъ его называютъ вездѣ Марселисъ. У Кильбургера также Marselis. Въ Царскихъ указахъ ему писалось: «Иноземцу Петру Гавриловичу Марселису».

(273) Долн. къ Акт. Ист. Арх. Комм. V. 226, 227 и 248.

(274) Тамъ же. 227.

(275) Тамъ же. 228 и 248, гдѣ имена вновь нанятыхъ иноземцевъ нѣсколько переиначены.

(276) Тамъ же. 228—229 и 230.

(277) Тамъ же. 229—230.

(278) Тамъ же. 235—237.

(279) Тамъ же. 238 и 249.

(280) Тамъ же. 230 и 249.

(281) Тамъ же. 250.

(282) Тамъ же. 256 и 250.

(283) Тамъ же. 235 и 249.

(284) Тамъ же. 237 и 250.

(285) Тамъ же. 249.

(286) Тамъ же. 250.

(287) Тамъ же. 254.

(288) Тамъ же. 236 и 250.

(289) Тамъ же. 236, 249 и 250. Въ памяти, посланной 30-го Октября 1667 года въ приказъ Большаго Дворца, велѣно села [154]Дѣдинова всѣмъ плотникомъ уговариватца безо всякаго опасенья, а наемъ имъ будетъ безъ убавки, а въ неволю на нихъ корабелное дѣло покинуто не будетъ, и ссорнымъ бы людямъ не вѣрили».

(290) Тамъ же. 256.

(291) Тамъ же. 250.

(292) Тамъ же. 254.

(293) Тамъ же. 239, 250 и 254.

(294) Тамъ же. 238—239.

(295) Тамъ же. 239—244, 254—252.

(296) Тамъ же. 252.

(297) Тамъ же. 244— 242, 254 и 252.

(298) Тамъ же. 242, 252 и 253.

(299) Тамъ же. 242— 247, 252—254.

(300) Тамъ же. 252.

(301) Тамъ же и таже стр.

(302) Тамъ же. 254.

(303) Тамъ же. 256.

(304) Тамъ же. 254.

(305) Тамъ же. 256 и 257.

(306) Тамъ же. 258—259.

(307) Терещенко. I. 57—64. Къ сожалѣнію, сочинитель не указываетъ откуда онъ почерпнулъ письмо Ордина-Нащокина.

(308) Дополн. къ Акт. Ист. Арх. Комм. V. 262. О послѣдовавшей около этого времени смерти Фанъ-Сведена должно заключить изъ состоявшагося 24 Мая 1669 года указа, по которому, въ слѣдствіе челобитной Голландца Гельта и нѣкоторыхъ его товарищей, велѣно было взыскать 142 рубля 20 алтынъ, съ вдовы Сведена и дѣтей ея. См. Дополн. къ Акт. Истор. Арх. Комм. V. 286.

(309) Доп. къ Акт. Ист. V. 263, помѣщенъ списокъ всѣмъ этимъ лицамъ, но онъ совершенно невѣренъ, будучи искаженъ, въ свое время, тѣми, которые составляли изъ подлинныхъ бумагъ, напечатанныхъ въ этомъ изданіи, перечень дѣла о строеніи судовъ въ селѣ Дѣдиновѣ. Мы заимствовали нашъ списокъ: 1) изъ договорныхъ статей поименованныхъ 13-ти Голандцевъ, при наймѣ ихъ въ Русскую службу, 2) изъ отписки къ Царю Алексію Михайловичу Псковскаго воеводы Великаго-Гачина о пріѣздѣ въ Псковъ Бутлера съ товарищами, 3) изъ допроса, учиненнаго имъ въ Посольскомъ Приказѣ, и изъ другихъ бумагъ, хранящихся въ Московскомъ Главномъ Архивѣ Министерства Иностранныхъ Дѣлъ, подъ заглавіемъ: «Выѣзды иностранцевъ въ Россію, 1668—1669. № 42-й.» При этомъ приводимъ и заимствованныя изъ этихъ дѣлъ договорныя записи: [155]

а) Давыда Ботлера. «Объявляется при семъ, что Давыдъ Ивановъ сынъ Будлеръ нанялся въ службу его Царскаго величества и чрезъ Ивана Фанъ-Сведена имянемъ его царского величества укрѣпился, что его царскому величеству служити на морѣ Хвалынскомъ капитаномъ и кормщикомъ генераломъ, и надъ людми ему, которые къ тому дѣлу въ службу его Царскаго величества наймутца, вѣрно владѣти и межъ ими какъ пристойно разрежати; также обѣщаетца людей къ тому дѣлу годныхъ наймовати, и все что къ тому надобно на его Царскаго величества искупити и къ кораблю изготовити; а понеже онъ Давыдъ Ивановъ сынъ былъ во многихъ краѣхъ свѣта и умѣетъ говорить различными языки, и его царскому величеству ему служить во всякихъ прилучаюшихся статьяхъ на морѣ и гдѣ его царское величество изволитъ послать; также обѣщаетца: какъ ему укажутъ ѣхать къ Москвѣ, и ему неотложно ѣхати. — 1) Ему Давыду Иванову сыну Будлеру дано будетъ за его службу всякой мѣсяцъ по 100 гулденовъ Галанскихъ, а начнутца кормовые мѣсяцы Марта съ послѣднихъ числъ сего 1667 году; и быть ему въ той службѣ 4 года. — 2) Всѣ мѣсячныя деньги сполна заплачены будутъ въ Амстрадамѣ чрезъ Ивана Фанъ-Сведена тѣмъ людемъ, которымъ онъ Давыдъ прикажетъ; за которое дѣло онъ Иванъ Фанъ-Сведенъ емлетца, и ко утвержденью того ручаетца по немъ Исакъ Руцъ, Андрей Ортманъ и Микулай Фанъ-Торъ. — 3) Дано будетъ при подписаніи сего письма ему Давыду кормовыхъ денегъ на 6 мѣсяцовъ; которые деньги онъ сказываетъ принялъ, и тѣхъ денегъ три мѣсяцы зачтутся ему въ его кормовые денги, а другіе три мѣсяцы даны будутъ въ подарокъ женѣ его. — 4) Въ тѣхъ четырехъ годѣхъ даны ему будутъ его кормовые деньги сполна по то время, какъ пріѣдетъ паки въ Амстардамъ; и тѣмъ временемъ онъ свободенъ будетъ отъ всякихъ харчей провозныхъ кормовыхъ, пищи и питья, и въ Амстардамъ свободенъ отъ всего того поставится. — 5} Пріѣхавъ въ службу его царского величества и служа какимъ случаемъ потонетъ, или убитъ будетъ, чего Богъ сохрани, и тогда женѣ его вдовѣ дано будетъ, сверхъ его оставленныхъ пожитковъ и кормовыхъ денегъ, кормовыхъ денегъ на 12 мѣсяцовъ. — 6) Похотѣлъ онъ Давидъ жену свою и дѣти его царского величества въ государство привезти, то будетъ на харчахъ его, царского величества, и помимошествіѣ его урочныхъ 4 лѣтъ паки со всѣмъ, кромѣ всякихъ харчей, въ Галандскую землю поставленъ будетъ; а въ Московскомъ государствѣ жить ему съ женою и съ дѣтьми на своихъ проторяхъ. — 7) Случится ему заболѣти, и его какъ достойно надсматривать, и приставить доктура или лекаря и давати ему что требно будетъ, какъ въ христіянахъ [156]обычаи есть. — 8) Долженъ будетъ онъ Давидъ ѣхати въ тое страну, гдѣ его царского величества изволеніе будетъ, и въ чину своемъ ему Давыду царскому величеству служить вѣрно, и стояти ему противъ всякихъ его царского величества непріятелей, какъ водянымъ, такъ и сухимъ путемъ. Обѣщаетъ онъ Давидъ крѣпко, что быть ему въ томъ во всемъ вѣрну, какъ честному человѣку достоитъ. Се написано при свидѣтеляхъ при Петрѣ Говерденѣ да Исакѣ Исаковѣ въ Февралѣ мѣсяцѣ, 1667 году, въ Амстрадамѣ. — Давидъ Иванъ сынъ Будлеръ. Исакъ Руцъ порука. Гендрикъ Ортманъ порука. Николасъ Фан-Торъ порука. Петръ Говердъ свидѣтель. Исакъ Исаковъ свидѣтель.»

б) Яна Алберта. «Нанялся на 4 года служить корабельнымъ кормщикомъ и писаремъ на проторяхъ, харчахъ и подводахъ Великаго Государя, со всею своею рухлядью поставленъ будетъ до корабля, такимъ же образомъ поставленъ будетъ до Амстрадама, все на проторяхъ Великаго Государя; и во всѣхъ записяхъ также обѣщано ему и договорено давать отъ мѣста кормовыхъ денегъ на всякой мѣсяцъ по 65 гулденовъ Голландскихъ. Будетъ заболитъ, и ему кормовыя деньги давать же, а умретъ и ему съ того числа давать кормовыхъ денегъ на 6 мѣсяцовъ, и тѣ деньги отданы будутъ женѣ его и сродичамъ. — Нынѣ напередъ дано денегъ кормовыхъ на 4 мѣсяца да въ подарокъ 50 гулденъ, а тѣ 50 гулденъ не будутъ выворачиваны. А тѣ 4 мѣсяца выварачивать изъ каждаго года по мѣсяцу. И тѣ деньги у Давыда Бутлера приняты.»

в) Петра Бартельса. «Нанялся на 4 года также на проторяхъ, харчахъ и подводахъ Великаго Государя, какъ выше сего. Кормовыхъ денегъ ряжено ему на каждой мѣсяцъ по 60 гулденъ Голландскихъ денегъ. Какъ будетъ боленъ давать кормъ, а умретъ кормовыхъ денегъ на 3 мѣсяца, и то все отдано будетъ сродичамъ его. — Напередъ дано будетъ кормовыхъ денегъ на 4 мѣсяца, а выварачивать тѣ деньги, какъ выше сего. Да въ подарокъ 50 гулденъ, и тѣ деньги принялъ онъ у Давыда Бутлера, а Давыдъ Бутлеръ во исполненіе статей ручается, что по тѣхъ мѣстахъ паки его поставить въ Амстрадамъ, кромѣ всякихъ харчей, и проторей и подводъ, какъ выше.

г) Мейндерта Мандерстена. «Быть ему въ товарищахъ Начальнаго ботсмана. О проторяхъ, какъ выше и подводахъ, кормовыхъ денегъ ряжено по 55 гулденъ Голландскихъ. 4 мѣсяца выварачивать, какъ выше, подарокъ 50 гулденъ. И тѣ деньги принялъ же у Бутлера.»

д) Вигерта Попперса. «Нанялся на 4 года на проторяхъ, какъ выше. Кормовыхъ денегъ ряжено на мѣсяцъ по 55 гулденъ, въ подарокъ дано будетъ 35 гулденъ, да напередъ кормовыхъ денегъ [157]на 4 мѣсяцы, а 4 мѣсяцы выварачивать, какъ выше. И деньги приняты у Давыда Бутлера. А въ прочихъ статьяхъ какъ выше.»

е) Элиса Петерсона. «Во всѣхъ статьяхъ какъ выше, корму по 55 гулденъ Голландскихъ, да въ подарокъ дано 35 гулденъ, а 4 мѣсяца напредъ, а выворачивать, какъ выше. И въ тѣхъ статьяхъ какъ въ прежнихъ.»

ж) Корниліуса Корнильсона. «Кормовыхъ денегъ ряжено по 60 гулденъ, напередъ дано за 4 мѣсяцы, вычитать какъ въ прежнихъ. Въ подарокъ дано 50 гулденъ. Въ прочихъ статьяхъ какъ выше.»

з) Карстена Бранта. «Ряда 55 гулденъ, въ подарокъ 45 гулденъ, напередъ 4 мѣсяцы, а вычитать какъ выше. И во всѣхъ статьяхъ какъ въ первыхъ.»

и) Яна Янсена Струса. «Корму ряжено по 60 гулденъ. Въ подарокъ дано[2]. А въ прочихъ статьяхъ какъ выше.»

і) Вилима Вилимса. «Ряда по 60 гулденъ. Напередъ дано на 4 мѣсяцы корму, въ подарокъ 50 гулденъ. Въ тѣхъ прочихъ статьяхъ, какъ выше.»

к) Корниліуса Брака, Якоба Трапена, Даніила Корнельса и Петера Арентсона. «Корму имъ по 50 гулденъ, напередъ по 4 мѣсяцы, выворачивать, какъ въ первыхъ. Въ подарокъ каждому дано по 31 гулдена по 3[3].» Договорныя записи пріѣхавшихъ прежде, съ Фанъ-Сведемомъ: Гельта, обоихъ братьевъ фанъ ден-Стрекъ и Минстера, напечатаны въ Доп. къ Акт. Ист. Арх. Комм. V. 212—216.

(310) Тамъ же. 562—363.

(311) Проектъ Ботлера, найденный въ дѣлахъ, упомянутыхъ выше, въ пр. 309, заключается въ слѣдующемъ: «Вельми потребно сдѣлать судно морское полегче корабля, которое будетъ зело годно, чтобъ Хвалынское море очищать отъ воровъ и казаковъ, и то судно будетъ сдѣлано на образецъ каторги, какъ Венеціяне противъ Турокъ имѣютъ.

И то судно на подобіе каторги, зело потребно въ тихое погодье за непріятельми подъ берегами гнатися, потому что тому судну въ водѣ ходу будетъ на 5 или на 6 пядей, и тѣмъ вельми угодно въ рѣки всходить и всякіе пески объѣзжать.

Также та каторга вельми годна, какъ корабль, во время тихости плаваетъ и корабль отъ непріятелей оберегаетъ и во всякихъ прилучающихся нуждахъ людей съ корабля на берегъ перевозитъ и непріятелю всякую шкоду чинитъ. А на той каторгѣ бываетъ 30 веселъ и косой парусъ, а гребцамъ мочно быть, какъ въ иныхъ [158]Государствахъ, полоненникамъ и всякимъ ворамъ, которыхъ сажати у каждого весла по 4 человѣка, и скованы бываютъ на долгихъ цѣпяхъ. Также потребно баркантинъ или стругъ, которой будетъ 7 сажень, на немъ съ 20 веселъ, на которомъ будетъ 6 или 7 малыхъ пушечекъ, ядро въ одинъ фунтъ, которымъ судномъ мочно съ тою именованною каторгою за непріятелемъ гнаться и тому всякую шкоду учинить». — Проектъ Виніуса, напечатанный въ Доп. къ Акт. Ист. Арх. Комм. V. 404—405, содержитъ въ себѣ слѣдующее: «Примилостивымъ Государемъ Герасиму Семеновичу Дохтурову, Лукъяну Тимофѣевичу Голосову, Еѳиму Родіоновичу Юрьеву объявляетъ и извѣщаетъ Андрюшка Виніусъ. Подалъ вамъ государемъ корабельной капитанъ писмо, въ которомъ пишетъ, чтобъ въ тѣмъ кораблямъ, которые сдѣланы вновь, учинить для ходу на морѣ и остреганія тѣхъ кораблей на морѣ судно на подобіе каторги съ веслами: и то письмо переведши пришло мнѣ на мысль, кака потребность и надобье въ устроеніѣ нетокмо единаго, но и многихъ катаргъ для морскаго ходу належитъ; не могъ сіе по должности своей необъявлено оставить великихъ ради надобныхъ причинъ, належащихъ не токмо къ великой прибыли великаго государя казнѣ, но и къ болшимъ пожиткомъ и корысти великаго государя подданнымъ. А чѣмъ каторги лутче на Хвалынскомъ морѣ караблей и какая прибыль отъ того великаго государя казнѣ можетъ быть, являютъ сіи статьи послѣдственныя: 1) Такіе катарги по свойству того Хвалынскаго моря лутче и пригоднѣйше караблей тѣмъ, что то морѣ глубостію не какъ Океанъ, и того ради во время бури валы ходятъ не таковы велики, какъ на Океянѣ, но часты, и тѣмъ кораблю чинится великая шкода, а тою катаргою мочно угрести; и тому свидетельство: какъ Голстинскіе послы въ прошлыхъ лѣтѣхъ поѣхали на кораблѣ въ Персиду, и тогда на морѣ корабль ихъ разбило. 2) Какъ бываетъ на морѣ погода и вѣтръ противенъ, и тогда караблемъ не токмо впередъ бѣжати невозможно, но бываетъ и назадъ отбиваетъ, а во время безвѣтрія, караблю впередъ плыти не возможно, но шатается всегда въ однѣхъ мѣстѣхъ; а катаргою и во время противнаго вѣтра или безвѣтрія спѣшно мочно впередъ плыти, а во время добраго вѣтра парусомъ не тише карабля бѣжитъ. 3) Караблемъ вверхъ по великой рѣкѣ ѣхать не возможно и впереди видя воровъ нетакъ мочно шкодить, какъ съ катарги: потому что катаргою по великой рѣкѣ всходить и воровъ впереди видя мочно по тѣхъ изъ великихъ пушекъ, которые бываютъ у катарги на носу, стрѣлять и шкодить, также и на морѣ, не допуская до себя непріятеля, мочно по тѣмъ стрѣлять же. 4) Корабль во время безвѣтрія поворотиться вскорѣ не можетъ, а какъ непріятель [159]наступитъ, то хотя на немъ и пушекъ много, не такъ противится можетъ какъ каторга, потому что каторгою великой скоростію за непріятелемъ мочно гнатися, и гоня стрѣлять и отбѣжать спѣшно, по времени смотря. 5) Всякихъ воровъ и бусурманскихъ полоняниковъ мочно на катарги сажать для гребли на цѣпяхъ, чтобъ не розбѣжались и зла не учинили; и чѣмъ такимъ ворамъ и полоняникомъ, которыхъ по тюрмамъ бываетъ много, хлѣбъ тунѣ давать, и они бъ на катаргахъ хлѣбъ заработывали, а иныхъ воровъ, по дѣлу смотря, мочно посадить на 5 и на 6 лѣтъ и болши, а иныхъ, которые достоили смерти, и на вѣкъ по обычаю иныхъ государствъ. 6) А къ строенію тѣхъ катаргъ въ Московскомъ государствѣ всякіе къ тому запасы изобилны есть, лѣсъ, пенекъ, желѣза, смола, пушки, порохъ; а въ иныхъ земляхъ мало не все то покупаютъ изъ иныхъ государствъ — 7) А прибыли мочно быть великаго государя казнѣ въ строеніи такихъ катаргъ много, потому что тѣ катарги гораздо лутче бусъ крѣпостію, обороною и поспѣшеніемъ въ ходу; и великими бури тѣхъ не будетъ разбивати, какъ бусъ разбиваетъ часто, и тѣмъ великіе богатства погибаютъ, и отъ того великаго государя подданнымъ и иноземцамъ чинится великое разореніе, а инымъ конечная нищета бываетъ; да сверхъ того катарга поспѣшнѣе переходити будетъ къ сугубой прибыли великаго государя казнѣ въ сборахъ таможенныхъ. 8) Всякіе люди Рускіе и иноземцы увидя, что въ такихъ судехъ имъ по морю съ товары своими ходить нетокмо отъ воровъ не опасно, но и отъ морскаго потопленія бережняе и въ пути поспѣшнѣе бусъ, склонность будутъ имѣти къ простиранію своего торговаго промысла. 9) Нетокмо съ Персидами, но и съ иными народы облежащихъ вкругъ того моря, гдѣ тѣ катарги будутъ приходить, мочно въ пристанищахъ промыслъ торговой учинить, и въ верховые городы съ катаргами, будетъ рѣки великіи, ѣхать: и то прибыли великаго государя казнѣ, а торговымъ людемъ пожитокъ. 10) Тѣ катарги учинить мочно казною великаго государя, и тѣми всякихъ купеческихъ Рускихъ людей и иноземцовъ съ товары ихъ перевозить въ которые страны похотятъ, а за то имать съ нихъ въ таможенную избу съ товаровъ липшую пошлину; и тѣмъ они съ своими товары будутъ сохранены, а великаго государя сбору таможенному прибыль. — 11) А будетъ сыщется рѣками великими путь въ Индѣю и промыслъ торговый учинится, то самая великая прибыль великаго государя казнѣ и Московскому государству иматъ быти. 12) Хожденіемъ тѣхъ катаргъ мочно нетокмо великіе промыслы съ окрестными государствы чинить, но и воровъ всякихъ съ моря очищать, которымъ отнюдь появиться будетъ не возможно, потому что тѣхъ нетокмо на морѣ, [160]но и въ рѣкахъ великихъ мочно догонять и разорять. 1) Всего потребнѣе, что такими катарги въ Московскомъ государствѣ промыслъ торговой умножится, великаго государя казнѣ сбору прибыль, отъ воровъ великая оборонь и помочь и къ пожитку купетскихъ людей, которые какъ будутъ богатяе, то великого государя казнѣ прибыльняе. Сіе объявляя бью челомъ вашей пречестности, чтобъ гнѣва своего на меня за се не имѣли, что изъявляю такіе дѣла, которые на меня не положены, но своими высокими разумы изволте рассудить, и аще годно, то великаго государя доложите, аще жъ негодно, мою непристойную дерзость простить изволте».

(312) Въ дѣлахъ, упомянутыхъ выше, въ пр. 309. «Да въ нынѣшнемъ во 177 году въ Посольскомъ Приказѣ корабельной капитанъ Давыдъ Бутлеръ подалъ Хвалынскому морю чертежъ на паргаминѣ да корабленому строю письмо на Галанскомъ языкѣ и въ переводѣ съ письма написано: Статьи правильныя, противъ которыхъ достоитъ всякимъ корабельнымъ капитаномъ, повелителемъ или начальнымъ корабельнымъ людемъ примѣнитися, будучи въ службѣ у Кесаря, у Короля и у Князя или у инаго потентата, которое по чину объ нихъ прилѣжно достоитъ исполнено быть. — Достоитъ ему, яко начальнику людей своихъ, которые будутъ въ его вѣдомствѣ, начальныхъ и солдатъ и прочихъ работныхъ людей въ добромъ стройствѣ имѣти, чтобъ единомысленно въ кораблѣ быть и подобаетъ же ему печися о людскихъ кормѣхъ; а кормовыя деньги ему помѣсечно выдаваны будутъ. И о всемъ доброе остерегательство имѣти, чтобъ ничто въ корабляхъ даромъ издержано не было, особножъ смотрѣти на ружье и на воинскіе прочіе запасы и прочее все что къ кораблю належитъ. И сіе и послѣдственныя статьи исполнять. — 1) Когда капитанъ съ корабля сойдетъ, тогда достоитъ ему приказати и оставити вмѣсто себя на кораблѣ иного, который пребудетъ вмѣсто его, пока онъ будетъ. — 2) Невольно будетъ никакому начальному человѣку работному и солдату, кто ни есть, на берегъ, или куды ни есть съ корабля сойти, токмо съ позволеніемъ капитана. А будетъ капитана на кораблѣ нѣтъ и кто на берегъ, или куды съ корабля похочетъ, и тому позволеніе просить у того, кто вмѣсто капитана на кораблѣ остался. — 3) Также не вольно будетъ корабельщику, ни кормщику, или кто ни есть, якорь поднимать и переходить на иное мѣсто, токмо съ нарочнаго позволенія капитана, или отъ его полномочнаго оставленнаго. — 4) Также корабельщику, ни кормщику не вольно будетъ шествіе перемѣняти, но долженъ будетъ о томъ нарочно капитана спрашивати. — 5) Будетъ капитанъ благо быти обрящетъ шествіе свое премѣнити, или якорь опускати, шнякъ выставити, то его повелѣніе вскорѣ послѣдствовано будетъ. — 6) Будетъ на [161]морѣ увидятся пески, камени, корабли, то долженъ будетъ корабельщикъ, или кормщикъ, въ чей сторожѣ то учинится и увидится, немедленно капитану сказать, чтобъ вскорѣ совѣтъ учинить, что къ тому потребнѣе дѣлать. — 7) Будетъ капитанъ усовѣтуетъ что навестить на корабль или иное судно, что въ морѣ увидится, и тотъ его совѣтъ вскорѣ послѣдствованъ будетъ. — 8) Будетъ капитанъ уразумѣетъ, что то непріятельской корабль, то каждое въ стройствѣ уготовлено будетъ и всякъ въ своемъ стройствѣ долженъ стать койждо въ своемъ мѣстѣ, гдѣ кому приказано. — 9) Никтожъ да не отступитъ отъ своего мѣста, подъ великимъ наказаніемъ. — 10) Какъ капитанъ намѣренъ будеть удариться боемъ на которой корабль, тогда корабельщику, кормщику, начальнику ботсману, пушкарю и прочимъ начальникомъ должно будетъ вспомогати, чтобъ все въ доброе стройство привести, и все бы добро и урядно шествованіе имѣло. — 11) Также койждо готовъ къ бою будетъ и никто дерзнетъ стрѣлять на непріятеля, точію съ повелѣнія капитана. — 12) Никтожъ да дерзнетъ отъ непріятеля отвращати и никтожъ осмѣлится своихъ отъ битвы отговаривать, или людей отъ смѣлости приводить на робость, подъ великимъ запрещеніемъ. — 13) Будетъ обрящетъ капитанъ благо быть непріятеля отступить, и то все порядкомъ и стройствомъ учинено будетъ. — 14) Будетъ же капитанъ пригодно увидитъ непріятельской корабль взять, тогда корабельной поручикъ съ своими солдаты, немедля, долженъ на непріятельской корабль скочить и всяко радѣть, чтобъ тотъ корабль подъ свою мочь привести. — 15) Когда съ какимъ кораблемъ въ битвѣ быть прислучится, тогда корабельному порутчику повремени должно сойти подъ палубы, и тамо осмотрѣть, какъ чинится, и о томъ корабельщику возвѣстить, чтобъ во время нужды способъ въ томъ учинить. — 16) Буде корабельщикъ устроитъ зажигательной корабль, или зажигательное какое устроеніе, что непріятелю тѣмъ шкоду[4] учинить, и тому, котораго капитанъ годно къ тому дѣлу обрящетъ, готову и послушливу быть на то, что, по дѣлу смотря и его за то подарить чѣмъ доведется. — 17) Будетъ усовѣтуется на непріятельскіе корабли въ устьяхъ рѣчныхъ или на ихъ городки удариться, имъ чиня шкоду, или усовѣтуется сухимъ путемъ куды войною идти, и кождо долженъ къ тому дѣлу будетъ. — 18) Во всякое время когда возможно быть, и капитанъ удумаетъ шнякъ въ которое мѣсто для какова дѣла послать, или для отвѣдыванія глубины мѣстъ, или на берегъ, и каждому немедля, во всемъ быть послушливу. — 19) Вѣтромъ и бурею, или иною какою незгодою, на песокъ [162]нанесетъ и принужденно будетъ деревья рубить и снасти рѣзать, и то съ позволенія капитана учинено будетъ. — 20) Въ такомъ неслучаѣ, чего Богъ да сохранитъ, корабль обрящется, должно будетъ корабль не покидать ила на берегъ напустить или на шнякъ уходить съ корабля, развѣ съ позволенья корабельщика, а капитанъ должно будетъ о кораблѣ промыслъ чинить сколько возможно. — 21) Должно будетъ корабельщику, или кормщику, капитану извѣщать обрѣтенное высоту полуса и свою записную корабельное хожденіе книгу и книгу морскаго ходу показывати, чтобъ налучше усовѣтывать къ сохраненію корабля и людей. — 22) Пушкарю должно остерегательну быть о порохѣ, чтобъ никто близко пороховой казны съ огнемъ или трубкою табашную не ходилъ и надъ ружьемъ доброе бы разсмотрительство имѣлъ и чтобъ заряды всегда готовы были и всебъ было чисто. — 23) Также начальнику ботсьману должно остерегательство имѣть на всякое канатное дѣло и веревки и корабль бы всегда быль высмоленъ и вымазанъ и деревья и чтобъ веревки къ большимъ канатомъ въ готовности были. — 24) Каждой долженъ будетъ чинъ свой исправляти со всякимъ усердіемъ и повелѣніе своихъ начальниковъ слушати. — 25) Никтожъ да дерзнетъ клястися, или имя святое Божіе туне именовати. — 26) Никтожъ дерзнетъ инаго уграживать, или драться ножомъ, или инымъ какимъ оружіемъ на кораблѣ или за кораблемъ и самому собою не управлялся; но о томъ жалобы доносити капитану на того, кто его изобидитъ. — 27) Никтожъ да осмѣлится на берегу ночевать, точію съ позволенія капитана. — 28) Никтожъ на кораблѣ дерзнетъ упиться допьяна. — 29) Кто сіи статьи преступитъ, наказаніе примѣтъ, по дѣлу смотря, въ почитаніе капитана. — 30) Будетъ кто учинитъ измѣну, или иную какую тяжкую вину, и капитану того имѣти въ крѣпкомъ заключеньѣ и къ берегу приставъ, отдать судьямъ. — 31) Капитану должно будетъ людей учить владѣть оружьемъ. — 32) Капитанужъ должно учинить присягу вѣрнаго служенія, что ему корабль врученной непріятелю не отдать, а буде увидитъ что корабль сохранить и унесть невозможно, и ему лучше корабль зажечь или потопить, чтобъ тѣмъ непріятелю укрѣпленіе не было. — 33) Капитанужъ достоитъ добрымъ образомъ своихъ предшествовать, ихъ наговаривая вѣрности и смѣлости. — 34) Также всѣмъ людемъ, которые на кораблѣ, учинить присягу, что имъ быть вѣрнымъ и послушливымъ.»

(313) Доп. къ Акт Ист. Арх. Комм. V. 264—265.

(314) Тамъ же. 264.

(315) Тамъ же. 267—273. За день до вторичнаго представленія Государю, Ботлеру и его товарищамъ посланы были, отъ Царского [163]имени: «2 колача крупичетыхъ по 2 лопатки колачь, 2 колача толченыхъ, 3 кружки вина двойнаго, вердо меду вишневого, ведро меду малинового, ведро меду обарного, 2 ведра меду паточного, 5 ведръ меду цѣженого, 5 ведръ пива ячного, ведро вина, 7 ведръ пива, меду тожъ, 40 хлѣбовъ ситныхъ двудевежныхъ, 40 саекъ двуденежныхъ, 3 борана живыхъ, полстяга говядины, 3 гуся, 3 утятъ, 3 тетерева, 10 куровъ, 2 зайца, 100 яицъ, 10 гривенокъ (фунтовъ) масла коровья.»

(316) Тамъ же. 273—274.

(317) Тамъ же. 267.

(318) Тамъ же. 273—277.

(319) Тамъ же. 273.

(320) Тамъ же. 276—277.

(321) Тамъ же. 278. Янъ Янсенъ Стрейсъ, служившій подъ начальствомъ Ботлера, паруснымъ мастеромъ, и издавшій въ свѣтъ описаніе своихъ путешествій, говоритъ, что суда отправились изъ Дѣдинова 12-го Мая. Это, ни по новому, ни по старому стилю, не подходитъ подъ число (7 Мая), показанное въ донесеніи Полуектова, которому тѣмъ болѣе должно вѣрить, что у Стрейса нѣкоторыя числа явно перепутаны. Стрейсъ (стр. 146) следующими словами описываетъ путешествіе Голландцевъ изъ Москвы до Дѣдинова: «Nous nous embarquames dans un stroug, qui est un petit batiment de trente et deux tonneaux; nous descendimes le long de la riviére de Mosquereka et arrivàmes le lendemain à Colomna, qui est éloigné de quelques trente six lieux de Moscou par le chemin que nous fimes et de dixhuit seulement par uu autre, mais de trés difficile à cause des neiges et de la glace. Le 6 nous entrames dans la riviere d'Occa. On ne voit sur cette route qu'un village nommé Didenof (Дѣдиново) ou Gédino (Дѣдново) que nous laissames á droite, et arrivames sur le soir à notre vaisseau nommé l'Aigle par l'ordre de l'Empereur. Nous y fumes reçu par M. M. Boukhoven et Stark, notre colonel et son lieutenant, qui nous y avaient précédés avec le maitre du navire etc…: «Le 12-me nous patrimes de Didenof ou notre vaisseau avait été fait.»

(322) Дополн. къ Акт. Ист. Арх. Комм. V. 272. Здѣсь показанъ въ числѣ саръ Гаврило Петровъ, но это должно быть ошибка. По всѣмъ сохранившимся свѣденіямъ, такого лица никогда не поступало въ составъ экипажа Дѣдиновскихъ судовъ. Слова Стрейса (стр. 147): «Tout l'Equipage consistait en vint Hollandais» это подтверждаютъ; да и далѣе (стр. 185 и 186), описывая свой побѣгъ изъ Астрахани, онъ говоритъ о Траппенѣ, вмѣсто котораго въ Доп. къ Акт. Ист. невѣрно показанъ Петровъ. [164]

(323) Доп. къ Акт. Ист. Арх. Комм. V. 280—281.

(324) Str. 147—164.

(325) Тамъ же, картинка: «La vile d'Astracan.»

(326) Доп. къ Акт. Ист. Арх. Комм. V. 269, 273, 278 и 279.

(327) Бергъ, въ Царствованіи Царя Алексѣя Михайловича. I. 250, говоритъ: «По Стрюйсову рисунку видно, что корабль имѣлъ три мачты и 12 портовъ. Яхта была очень мала и объ одной мачтѣ.» Вѣрнѣе можно предположить, что число пушечныхъ портовъ на Стрейсовомъ рисункѣ, по мелкости его, показано на обумъ. Что же касается яхты, представленной, на томъ же рисункѣ, впереди корабля, то трудно определить яхта — ли это, или ботъ, въ одно время съ нею и кораблемъ построенный? Изъ рисунковъ подобнаго рода слишкомъ трудно выводить заключенія.

(328) Доп. къ Акт. Ист. Арх. Комм. V. 269.

(329) Тамъ же. 279

(330) Тамъ же. 269 и 279.

(331) Тамъ же. 279.

(332) Тамъ же, 269 и 279. Количество всѣхъ припасовъ, отпущенныхъ для корабля, яхты и прочихъ судовъ, со времени возвращенія Фанъ-Сведена изъ за-границы, можно видѣть въ упоминаемомъ здѣсь томѣ Дополненій къ Акт. Ист. на стр. 218, 220, 225, 232, 267, 270—271, 272, 274—276, 280—281, 282—283.

(333) Кильбургеръ 63.

(334) Доп. къ Акт. Ист. Арх. Комм. 284.

(335) Въ Актахъ Истор. Арх. Комм. IV. 374—435 и 482—496, помѣщено дѣло о бунтѣ Разина и о его сообщникахъ.

(336) Ботлеръ, въ своемъ письмѣ отъ 6-го Марта 1671 года, помѣщенномъ у Стрейса (Str. 340), называетъ построенное имъ судно barque, не приводя никакихъ дальнѣйшихъ подробностей.

(337) Struyis 184—187 и 342.

(338) Тамъ же. 187—340 и 343 360.

(339) Берхъ. Ц. Ц. Ал. Мих. I, 261: «Разинъ взялъ также, по значительномъ сопротивленіи, военный корабль Орелъ, и сожегъ сей первый опытъ флота нашего.» Не знаемъ на чемъ основано это показаніе о сопротивлении? Могло ли оно произойти, когда корабль былъ покинутъ всѣмъ экипажемъ? — Въ предисловіи къ первому изданію Морскаго Устава Петра Великаго, напечатанному, въ С. Петербургѣ, въ 1720 году, сказано: «Карабельное дѣло доселѣ у нас] такъ странное, что едва о немъ и слыхали. Сему доброхотному [165]Монарху (Царю Алексію Михайловичу) пришло на память, воспріялъ онъ намѣреніе дѣлать карабли, и навигацію на Каспійскомъ морѣ. И по неотмѣнному желанію Его Величества, вывезенъ былъ изъ Голландіи капитанъ Давыдъ Бутлеръ, съ компаніею мастеровъ и матрозовъ. Которые сдѣлали карабль, именемъ Орелъ, и яхту или галіотъ на Волгѣ рѣкѣ въ Дѣдиновѣ, и сплыли въ Астрахань. Но непостіжімыми судбами Божіими, пресѣклось дѣло оное таковымъ случаемъ: забунтовалъ въ то время Разінъ, и въ нашествіи своемъ на Астрахань, какъ иные многіе вреды сдѣлалъ, такъ и суды оные, яко противникъ всякого добра, разорилъ а капитана убилъ, а протчіе ушли въ Персиду, и оттоль въ Индійскую компанію. А двое изъ нихъ, лѣкарь иванъ Термунтъ, да карабелной плотникъ и констапель Карштенъ Брантъ, по усмиреніи бунты возвратились къ Москвѣ...... И хотя намѣреніе отеческое не получило конца своего, однакожъ достоіное оно есть вѣчнаго прославленія: понеже и доволно намъ являетъ, каковаго духа былъ оной Монархъ, и отъ начинанія того, яко отъ доброго сѣмене произошло нынѣшнее дѣло морское.» Здѣсь вкрались три невѣрности: 1) Дѣдиново находится не на Волгѣ, а на Окѣ; 2) Бутлеръ не былъ убитъ Разинымъ, и 3) Брантъ не былъ корабельнымъ плотникомъ. Онъ имѣлъ званіе товарища корабельнаго пушкаря, и поэтому, вѣроятно, въ предисловіи къ уставу названъ констапелемъ, что прежде означало у насъ первый офицерскій чинъ въ морской артиллеріи.

(340) Проектъ этотъ, въ современномъ переводѣ, хранится въ Главномъ Московскомъ архивѣ Министерства Иностранныхъ Дѣлъ, въ Приказныхъ дѣлахъ 1672 года, св. № 407, подъ заглавіемъ: «Проектъ, представленный Царю Алексѣю Михайловичу иноземцемъ Яномъ Вегрономъ, о заведеніи въ Россіи корабельнаго дѣла для заграничной морской торговли, разныхъ фабрикъ и мануфактуръ. Около 7180 (1672 года).» Подлинникъ, равно какъ и какихъ либо свѣденій о Вегронѣ, въ дѣлахъ архива не найдено. Содержаніе проэкта, начала котораго недостаетъ, — слѣдующее:

1-я статья. «Есть подлинно, что нѣчто есть, отъ чево Монарху такое великое богатство чинитца можетъ, какъ отъ морского промыслу; и тако же и то, что ни единъ во всей вселенной есть, чтобъ такими малыми проторми такое множество караблей мочно велѣть дѣлать и содержати какъ Его Величеству мочно, потому что его земля обилна и слишкомъ имѣетъ лѣсу, пенку, желѣзо, смолу черную твердую, и смолу жидкую судовую и иные такіе товары, которые къ морскому ходу годны. — А прибыль, которая Его Величеству отъ того можетъ быти, есть то, что буде онъ изволитъ, и ему ежегодь мочно устроить по 100-ту караблей; и будетъ изволитъ ихъ [166]продовати Веницѣенамъ, и Портуѣженамъ, или Француженамъ, и ему мочно за то имѣти за все про все за всякой корабль, по 10,000 рублевъ, а за 100 кораблей, по смѣтѣ, 60 бочекъ золота по Гаванской цѣнѣ[5]. А будетъ Его Величества изволеніе будетъ болшую прибыль отъ того имѣти, и ему изволить тѣ корабли къ своей прибыли велѣть держати, что на нихъ посылати товары, которые въ его земляхъ родятся, во иные земли, и оттоля назадъ велѣть привозити все то, что въ его земляхъ годно, какъ есть имяны. Будетъ Его Величество изволятъ послать въ Кѣнарѣйскую землю карабли, здѣсь нагрузя беременныхъ бочекъ съ дубовыми досками, — и противъ того имѣти будетъ, на мѣну, шпанского питья винъ, сахару, лимоны, сахарные и паточные овощи и иные такіе диковины. — А будетъ изволятъ послать во Итальянскую землю, во Ѳлоренцъ, въ Генея, въ Неаполимъ и въ Венецѣю: смолу, пенку, ленъ, золу, ювти, — и Его Величеству противъ того назадъ будетъ шолкъ, золото, серебро и драгоцѣнные вещи. — А будетъ въ Португалскую землю изволитъ послать: конаты, парусы, смолу черную и смолу судовую, чѣмъ карабли смолятъ, и лѣсъ на карабелное строеніе, или карабли сдѣланные, — и ему противъ того назадъ, на промѣну, будетъ жемчюгъ, золото, серебро, и пряные зелья. — А изъ Францужской земли противъ золы, и противъ ювтей, и черной смолы, и корабелной смолы и противъ иныхъ такихъ товаровъ здѣшные земли, мочно назадъ привесть всякіе Сурожскіе товары: золото, серебро и все то что какую диковину вымыслить, мочно. — А будетъ Его Величество тѣхъ товаровъ слишкомъ привесть велитъ болши того, нежели въ его земляхъ надобно будетъ, и тѣ товары разсылать мочно по разнымъ пристанямъ: въ Датскіе, въ Свѣйскіе, въ Померское, въ Амбургское, въ Любское, въ Ростокское, во Гданское, въ Королевецкое, въ Ригское и въ Ругодивское пристанищи, и двойную прибыль имѣть: и противъ того всякіе товары, которые годны, сюда привесть. — И сіе есть прямая мѣра, чѣмъ въ сію землю привесть столко богатства, какъ помыслити мочно и сподобитися многими и великими диковинами немѣрно отмѣными добрыми лошадьми изъ Барбарійскіе земли и Неапольскими бѣгуны, Испанскими жинецы и Англійскіе земли гилдины сами (?) и лошадми, изъ Францужской и изъ Цесарскіе земли, чтобъ тѣмъ украсити прекраснѣйшую и отмѣнную конюшню всей селенной. — И будетъ Его Величество изволятъ послать въ Бразильянскую землю и въ Индѣйскіе земли съ портуѣжены торговати, и оттоля ему отъ златыхъ и [167]серебряныхъ рудокопныхъ горъ руды, и жемчюгъ, и каменья, и сандалъ, и перецъ, и мушкатъ, и корицу, и всякіе пряные зелья и аптекарскіе товары, о которыхъ помыслити мочно, мочно имѣти. И сами Портуѣжаня ради будутъ о такой мѣрѣ, потому что они многое время отъ Галанского мучительства потѣснены. — А будетъ Его Величество изволитъ свои карабли послати въ Китайское государство, въ Хину, для скляношныхъ сосудовъ, и для мелкого жемчугу, и для золота, и серебра, и для всякихъ розныхъ пряныхъ зелей, и дерева, разныхъ красокъ, и для слоноваго зубья и для многихъ иныхъ диковинъ, на обмѣнъ противъ карабля. — А сверхъ того есть подъ Его Величества областью, въ Сибирскихъ странахъ, земля прозвана Гронъландъ[6], куды приходятъ разныхъ земель люди Францужаня, Шпанскіе, Галанцы, Датченя, и иные ежегодь туды ходятъ, для китовой ловли; и тѣ люди отъ того неизреченную прибыль имѣютъ. А будетъ Его Величество изволитъ послать 10 караблей для тое ворвани, и будетъ прибыли на всякой карабль, на годъ болши 10.000 ефимковъ. — А какъ Государь изволитъ, велитъ строить карабелное дѣло и вѣлитъ мнѣ выбрать лѣсъ, каковъ годенъ къ карабелному дѣлу и надобно: карабелные конаты, и веревки и парусы, да надобно для того дѣла карабелной мастеръ и работные люди, чтобъ совсѣмъ карабль изготовить, какъ плыть на водѣ. А для карабелныхъ канатовъ къ дѣлу изволилъ бы Государь дати тюремныхъ сидѣлцовъ, которыебъ были дюжи, и тѣ люди пригодятся на карабли работать, — и для того то дѣло будетъ не въ болшихъ проторяхъ. И мнѣ мочно показать Его Величеству, что мнѣ морское дѣло за обычей, потому что прежъ сего въ разныхъ мѣстѣхъ приказаны мнѣ были мѣста карабелные и былъ надъ ними капитаномъ и адмираломъ».

2-я статья. «А какъ выберу лѣсъ, каковъ годится къ карабелному дѣлу, а остатки отъ карабелнаго дѣла, и бочяшные доски дубовые и отъ коры-дубъ на кожи, да парусное деревье, и такіе товары годны въ иные земли вывозить, а отъ досталного отъ усѣчковъ и щѣпъ годно жечь золу, и поташь, и шмалчюкъ и велкашъ, и отъ той золы будетъ великая немѣрная прибыль. А по смѣтѣ, какъ Государь изволитъ накинуть на 100.000 крестьянъ по бочкѣ золы готовить, и тѣми людми прибыли будетъ 100 бочекъ золота, а въ бочкѣ золота, по смѣтѣ 50.000 рублевъ на всякой годъ. А какъ тое золу отвесть въ тѣ мѣста, гдѣ та зола надобна, [168]и противъ того много товару привесть, которой здѣсь годенъ, на обмѣну, и отъ тѣхъ товаровъ будетъ прибыли другая 100 бочекъ золота. И тѣмъ обычаемъ у одной золы 200 бочекъ прибыли будетъ».

3-я статья. «А буде Его Величество укажетъ, что за Русскіе товары, за Русскіе кожи, за золу, за парусное деревья, за бочешные доски, за сало говяжье, за сало ворванное, за варъ, за смолу, за пенки, за лѣсъ, за медъ, за воскъ и за всякую мягку рухледь назадъ привести изъ Ѳеронскіе, изъ Шпанскіе, изъ Алжерскихъ городовъ шолку: и въ тѣ поры мочно призвать мастеровыхъ людей ремесленныхъ бархотного дѣла, которымъ бы мочно дѣлать бархатъ золотой и серебряной, и олтабасъ, и всякое бархатное дѣло, и бархатной панъ, и камку, и отласъ и обьяри золотые и серебреные участки. И тѣ мастеровые люди Русскихъ людей научатъ тому, мастерству, и отъ того Государю будетъ самая болшая прибыль, А тѣ товары ему Государю достануться не въ дорогой цѣнѣ, и мочно ему Государю перепустить за своими обиходы, въ иные земли къ суседству недорогою цѣною, подешевлѣ Нѣмецкихъ; потому что товары въ пяти или во шти рукахъ перебываютъ, покамѣста они здѣсь станутъ».

4-я статья. «А потомужъ, что иные люди карабли свои грузятъ каменемъ и пескомъ, и въ Его Величество карабли мочно въ то мѣсто класть бѣлой и черной мармеръ камень, и азпидъ и алебастръ, и ѳормуръ и иные такіе диковины, имаючи ихъ въ томъ мѣстѣ, гдѣ ихъ обрятутъ. А для розстиранья, и ровнянья и лицо наставливать (полировать), мочно держать тѣхъ людей, которые въ тюрмахъ и въ поиманьяхъ хлѣбъ даромъ ядятъ. И такимъ обычаемъ мочно самыми малыми проторми устроити такіе украшенные дрогоцѣнные полаты и теремы, что никаковъ монархъ во всей вселенной лучши того имѣти не можетъ».

5-я статья. «А потому что здѣсь на Руси животины и овецъ много, и какъ Его Величество изволитъ, и мочно призвать суконного дѣла мастера и красильника и коверкаю дѣла мастеровъ, которые узоры на коврѣхъ человѣческіе дѣлаютъ, и ненадобно будетъ впередъ покупать у иноземцевъ никакіе товары, ни сукна, ни узорное дѣло; но у такого заводнова дѣла мочно выслать товаръ изъ земли въ иные земли, гдѣ пригоже, для корысти и прибыли болшой. И то мошно, какъ изволитъ Государь призвать скляничнаго и зеркалнаго дѣла и которые заводятъ розныхъ цвѣтовъ скляницы и [169]которые позолоченные кожи дѣлаютъ, и надобно хотя по одному мастеру всякого дѣла, для ученья Рускихъ людей; а отъ тово Его Величеству прибыль будетъ великая. И Его Величество тѣмъ обычаемъ учинитъ сосѣдемъ своимъ великую пріятность, потому что ему тѣ товары посылать мочно къ нимъ по дешевой цѣнѣ передъ тѣми, которые привозятъ изъ далныхъ мѣстъ товары, которые сами дорогою цѣною покупали. А ему Государю всегда прибыль будетъ».

6-я статья. «Для запасного карабелного заводу надобно было досокъ немало; а какъ будетъ терть пилою, людей много надобно. А будетъ Государь изволитъ и укажетъ мнѣ заводить мельницу водяную и вѣтреную, и всякая мельница учнетъ терть по 15 и по 20 досокъ вдругъ, не токмо что на карабелной обиходъ, но и мочно тѣхъ досокъ послать въ иные земли продавать. А привозить лѣсъ карабелной надобетъ до первой рѣки, а у рѣки доспѣть плотъ и гнать до устья карабелного».

7-я статья. «Какъ изволитъ Его Величество и укажетъ мнѣ, я и присмотрю мѣста, гдѣ доведется карабелной заводъ заводить, и конаты карабелные и парусы дѣлать. А укажу лѣсъ, которой годенъ и кой негоденъ на парусное деревье и на дубовые брусья, и перечнемъ сказати: укажу, которой лѣсъ на золу годенъ и укажу, какъ вывозить всякіе товары карабелного строенія на заводное мѣсто, и укажу что на всякомъ мѣстѣ какова надобного запасу добыти мочно и также укажу надобные снасти, чѣмъ болшіе канасы якорные дѣлать и также укажу какъ пеннекъ прясть и патруные холсты дѣлать. А что про ленъ, и надобенъ указать, какъ такую пряжу прясть, чтобъ изъ нее такіежъ добрые полотна ткать, какъ и въ Галанской землѣ изъ таковажъ льну дѣлаютъ. И ко всему тому иного ничево болше того ненадобно, но чтобъ Его Величество изволилъ приказать, чтобъ мнѣ послѣ того, какъ Богъ меня принесетъ во крещеніе Росѣйскіе вѣры, высмотрѣть и обыскать мѣста, на которыхъ пригоже карабли строить и запасы тому заводу готовить. И я потомъ совсемъ болшимъ тщаніемъ, сколко возможъ, подлинно и праведно объявлю про все то, что я увижу и примѣчу, чтобъ мнѣ Его Величества подлинно мочно обнадежити обо всѣхъ мѣрѣхъ сего дѣла, какова великая прибыль сего вымыслу быти можетъ, и въ сколко времени тѣ карабли мочно сдѣлать, и какой плодъ и прибыль отъ того быти можетъ. А мнѣ мочно нынѣшною зимою изготовить некоторые карабелные грузы къ будущей веснѣ; почему Его Величеству явственно будетъ знатно правду тѣхъ прибылей, которые симъ моимъ объявленіемъ учиниться [170]могутъ и въ семъ и во всѣхъ иныхъ дѣлахъ, вчемъ мнѣ мочно будетъ вымыслить нѣкоторые остроумные вымыслы про Его Величества, и я всегда буду радѣть и работать, чтобъ оказать, что я всякими мѣрами ищу достойну быти имяни Его Величества подданнѣйшимъ холопомъ». Подписано: «Янъ Вегронъ».


Примѣчанія[править]

  1. Исправлено от руки поверх текста, неразборчиво. — Примѣчаніе редактора Викитеки.
  2. Что дано въ записи не означено.
  3. Слѣдовавшаго за этимъ слова недостаетъ.
  4. Шкода, съ Польскаго Szkoda — вредъ, потеря, уронъ, поврежденіе.
  5. Въ подлинникѣ перевода на полѣ выноска: А Галанская бочка золота 20,000 рублевъ.»
  6. Въ подлинникѣ на полѣ выноска: «Новая земля».