Жития святых по изложению свт. Димитрия Ростовского/Февраль/21

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Жития святых по изложению свт. Димитрия Ростовского — 21 февраля
Источник: Жития святых на русском языке, изложенные по руководству Четьих-Миней св. Димитрия Ростовского (репринт). — Киев: Свято-Успенская Киево-Печерская Лавра, 2004. — Т. VI. Месяц февраль. — С. 364—390.


[364]
Жития Святых (1903-1911) - заставка 38.png
День двадцать первый

Память
преподобного отца нашего
Тимофея,
пустынника в Символах

Преподобный Тимофей Близ Олимпийской горы[1] находилось одно пустынное место, прозываемое Символы, где стоял монастырь. Архимандритом того монастыря был преподобный Феоктист, муж добродетельный, у которого преподобный исповедник Платон поучался иноческому житию. Среди учеников блаженного архимандрита Феоктиста был и преподобный Тимофей; с юных лет он посвятил себя иноческим подвигам, подвизался в посте, воздержании и посвящал целые ночи молитве; окончательно умертвив в себе плоть, он был чужд страстей и отличался ду[365]ховным совершенством и до самой кончины своей соблюдал девство душевное и телесное, ибо положил завет с самого раннего возраста никогда не взирать на лице женское. Посему он и сподобился быть храмом Духа Святаго и восприял дар исцеления и силу против бесов; по его молитвам происходило много чудес: святый исцелял всякие недуги и изгонял из людей нечистых духов. Много лет он скитался по горам и пустыням, жил один в Господе и в непрестанной молитве проливал обильные слезы, орошая ими свою душу как росою. В такой жизни он достиг глубокой старости и отошел к Господу.


Конда́къ ст҃агѡ, гла́съ д҃:

Ꙗ҆́кѡ ѕвѣзда̀ многосвѣ́тлаѧ ѿ восто́ка возсїѧ́въ, ѡ҆зари́лъ є҆сѝ въ сердца́хъ вѣ́рныхъ добродѣ́тєли чуде́съ твои́хъ, чꙋдоно́сче всебл҃же́нне тїмоѳе́е.

Жития Святых (1903-1911) - разделитель 5.png
Память святаго
Георгия,
епископа Амастридского

Родители преподобного, Феодор и Мигефуса, были люди благочестивые, происходили из знатного рода и отличались добродетельной жизнию[2]. Будучи бездетными, они усердно молились Богу о даровании им детей, и только в глубокой старости Господь исполнил их молитву. Голос с неба возвестил им о рождении у них сына, нарек ему имя и предсказал, что родившийся удостоен будет благодати епископства. Сын родился. [366]Это и был преподобный Георгий. Когда он достиг отроческих лет, то стало приходить в исполнение и предсказанное о нем, ибо он оказывал блестящие успехи в светских и духовных науках, и родители, видя это, прославляли Бога. Придя в совершенный возраст и окончив образование, преподобный Георгий оставил свое отечество и удалился в Сирикийские горы. Здесь он встретил одного благочестивого старца, принял от него иноческое пострижение и под его руководством стал проходить иноческую жизнь. После кончины старца преподобный ушел в Вониссу и предался здесь суровым подвигам постнической жизни. Благочестивая жизнь святаго Георгия скоро стала известна всем, и когда скончался епископ города Амастриды[3], то изволением Божиим он был избран клиром и народом в епископа. Прибыв в Царьград для рукоположения, он приобрел расположение императора Константина VI и матери его Ирины и посвящен был патриархом Тарасием. Таким образом, и сбылось, наконец, все то, что некогда предсказал о нем Господь его родителям, — преподобный был возведен на кафедру Амастридского епископа, подобно светильнику, которого не скрывают под сосудом, но ставят на подсвечнике[4]. Когда он прибыл из столицы в свой кафедральный город, то утвердил свою паству в Божественном учении, умножил церковную утварь и украшения в храмах и составил церковные правила относительно алтаря. При этом он всегда был защитником вдов и сирот, кормителем нищих и разрешителем долгов и для всех служил образом истинно богоугодной жизни. Преподобный совершал много чудес: так, например, своими молитвами он прогнал от города сарацин, опустошавших окрестную страну; спас чудесным образом амастридских купцов, взятых в Трапезунте и несправедливо осужденных на смерть. Прожив в таком благочестии земную жизнь, преподобный Георгий оставил ее и с миром предал дух свой Господу, Которому да будет слава теперь, всегда и во веки веков[5].

Жития Святых (1903-1911) - разделитель 1.png

[367]
Жития Святых (1903-1911) - заставка 48.png

Житие
святаго отца нашего
Евстафия,
епископа Антиохийского[6]

В сонме великих святителей Церкви Христовой святый Евстафий, епископ древней столицы Малоазийского Востока и Греко-Римской империи — Антиохии[7], является одним из слав[368]нейших христианских исповедников и борцов-защитников истинной веры в Бога.

Жил святитель Евстафий[8] с конца третьего до половины четвертого столетия. Родился он в городе Сиде[9] Памфилийском, а архипастырствовал сначала в Берии[10] Сирийской, откуда за свои достоинства и заслуги Церкви, по желанию народа, отцами Первого Вселенского Собора перемещен был в Антиохию.

Время архипастырской деятельности святаго Евстафия было временем чрезвычайным и единственным в ряду веков жизни Церкви Христовой. Это был век особенно светоносный и по числу, и по величию светил Церкви, учителей вселенских. Века последующие хотя славны также учителями веры, но то были уже подражатели и ученики богомудрейших отцов века четвертого. Брань христианства против язычества, совершавшаяся за первые три века под знамением Креста Христова, окончилась в начале четвертого века полной победой над язычеством, и уже не было более нужды защищать христианскую веру против [369]Святый Евстафийязычества во всемирной Греко-Римской империи, уже не было нужды доказывать превосходство христианства над язычеством. Внешний покой, наступивший тогда для Церкви Христовой, дал возможность к всеобщему однообразному устроению внутренних дел Церкви и к беспрепятственным учительным беседам пастырей с пасомыми. Но тут-то и возникла еще бо́льшая нужда в брани еще труднейшей с внутренними врагами Церкви — с еретиками[11].

Главным из еретиков, смущавших в то время Церковь, оказался ученый пресвитер Александрийской[12] церкви в Египте по имени Арий[13]. В гордом увлечении своего ограниченного умствования Арий, возобновляя языческое учение о сообщении божества не богам, богохульно утверждал, что: 1) Бог Отец хотя вечен, но было время, когда Он не был Отцом и у [370]Него не было Сына; 2) Сын создан, сотворен Отцом прежде всего и чрез Сына создан мир; 3) Сын не вечный, но высший всех тварей; Сын подобен Отцу — Бог по имени, но не по существу; 4) Бог Отец по благости сообщил Сыну мудрость: но Сын не знает вполне Бога Отца; 5) Дух Святый также не лицо Божие, а создан Сыном[14].

Возмущенный таким богохульным лжеучением, Александрийский епископ Александр[15] убеждал Ария отказаться от такого еретичества. А когда Арий не подчинился кротким увещаниям епископа, был созван Поместный собор из ста епископов Египта и Ливии. Этот Поместный собор Александрийской церкви отлучил, как богохульных еретиков, Ария с несколькими единомышленными ему пресвитерами и диаконами, а они деятельно стали стараться приобрести себе поддержку не только между пастырями соседних церквей, а также и среди народа. Для этого они рассылали своих единомышленников и письма со своим хитросплетенным лжеучением по всем церквам Востока и составляли в духе Ариева лжеучения песни, распеваемые на народные напевы. Страсть же к богословским рассуждениям и спорам была в то время на Востоке столь велика, что религиозными вопросами занимались не только в домах, а и на площадях и перекрестках; язычники даже осмеивали эти споры в своих театрах и обращали разногласия христиан в пользу отвергнутого язычества.

Смущаемые таким образом лукавыми еретиками-арианами, волновались церкви и в Сирии и там, где архипастырствовал святый Евстафий, спорили о разрешении богословских вопросов и недоумений… Святый же Евстафий, отличавшийся глубокими богословскими знаниями и светскою ученостию, был твердым, неустрашимым исповедником[16] православной веры Христовой и [371]в Берии, во время последнего языческого гонения христиан; и теперь, при смущении Церкви арианством, одним из первых святителей ревностно восстал устно и письменно против богохульного лжеучения Ария и ариан.

Восстановить согласие и мир между православными и арианами в Александрии, в Сирии и в других церквах пробовал, но не смог даже равноапостольный император Константин Великий[17]. Поэтому для прекращения раздора император решил прибегнуть к епископству всей Церкви христианской и созвал в Никее[18] Первый Вселенский Собор Церкви.

Император Константин, созывая этот Собор, желал, по словам Евсевия, историка того времени, посвятить Христу Спасителю «священнический венец из прекрасных цветов, сплетенный и связанный единением мира». И на зов императора собралось в город Никею из Азии, Африки и Европы одних епископов до трехсот; были даже епископы из стран, не подчиненных Греко-Римской империи, например, из Персии и Скифии[19]. Число же сопутствовавших им пресвитеров, диаконов и прочих клириков было еще много больше числа епископов. Из мирян, кроме высших сановников, прибыло в Никею много философов[20] и ученых. И вот на этом Соборе святому Евстафию вследствие его великого благочестия и глубоких познаний богословских и мирских, соединенных с непоколебимою ревностию к сохранению чистоты православного вероучения, дано было святителями Церкви особенно выдающееся важное значение. Святому Евстафию поручено было первое председательство[21] на великом Вселенском Соборе; он занимал место [372]первого епископа, сидя с правой стороны императора, и ему дана была честь от всего Вселенского Собора приветствовать речью равноапостольного императора Константина. Вот эта красноречивая и сильная верой и духом речь святителя Евстафия:

Благоверный Государь!

Благословен Бог, избравший тебя царем земли, рукою твоею истребивший идолопоклонство и водворивший чрез тебя в сердцах верующих мир. Уже попрана власть духов злобы; ниспровержены алтари многобожия; рассеивается мрак нечестия; и свет божественного учения озаряет всю вселенную. Прославляется Отец, почитается и Сын, возвещается и Дух Святый — Троица Единосущная; едино Божество в трех Лицах, или ипостасях, всюду проповедуется. На сем учении, государь, утверждается величие твоего благочестия. Сохрани его для нас целым и ненарушимым — да никто из еретиков, проникнув в Церковь, не расторгнет единства Троичного Бога и не подвергнет нашей веры поруганию! Причиной же настоящего собрания и рассуждений наших — неистовый Арий, который, прияв служение пресвитера в Александрийской Церкви, оказался чуждым учения блаженнейших пророков и апостолов. Ибо Единородного Сына и Слово Отчее он не признает Единосущным и равным Отцу, и почитатель твари — хочет сопричислить Творца к творению. Повели, государь, чтобы он, оставив свое заблуждение, не восставал против учения апостольского или, если останется упорным в своем нечестивом мнении, изгони его из общества Православной Церкви, — да не колеблет он более своими нечестивыми мнениями веры душ слабых[22].

Так говорил святый Евстафий.

На этот Первый Вселенский Собор христиан прибыли в Никею многие языческие философы, одни — с тем, чтобы ознакомиться лучше с учением христианским, а другие — по ненависти к этому учению надеялись при помощи хитросплетенных рассуждений запутывать речи епископов и опровергнуть учение христианское. Церковные писатели упоминают, что одному тщеслав[373]нейшему из этих философов, по имени Федону, который защищал нечестивого Ария и его хульное учение, первое опровержение от имени всего Собора давал святитель Евстафий Антиохийский[23], как владевший высокими философскими познаниями. И философ этот в конце своих прений со святым собором был поражен ответами святителей настолько, что громко воскликнул: «Слава Тебе Боже, открывшему святым Твоим превышающее всякий ум таинство чистого, безмерного и несозданного Божества. Молю Тебя, Христе, всеблагаго Сына всеблагаго Отца, прости мне все, сколько я согрешил против Тебя, увлекаясь доселе нечестивыми мнениями Ария… Отныне я предаю навсегда проклятию Ария и нечестивые мнения его и всех, одинаково с ним мудрствующих и богохульствующих против Отца, и Сына, и Святаго Духа»[24]

Но сам Арий с несколькими единомышленниками остался непреклонным в своих мнениях. Тогда отцы Собора, между коими столь почетное место занимал святый Евстафий, торжественно и единогласно исповедали Сына Божия единосущным Богу Отцу; Ариево же учение, как противное слову Божию и отеческому преданию, со всеми, содержащими Ариево лжеучение, предали анафеме и отлучению от Церкви правоверующей. А чтобы утвердить в точности правое исповедание веры на все последующие времена, отцы Собора изложили это исповедание в Символе веры, как данном от Бога[25]. Ария и двух единомышленных с ним епископов — Феона и Секунда[26] — после отлучения их от Церкви император сослал в заточение.

Утвержденное Вселенским Собором исповедание христианской веры подписали и многие покровители Ария, а Евсевий, епископ Никомидийский, и Феогний Никейский, подписав этот соборный Символ, отказались подписать осуждение Ария. За это, как защитников Ариевой ереси, император объявил их лишенными их церковных мест и отправил в ссылку, откуда, однако, [374]они прислали письменное раскаяние в своем заблуждении и потому были прощены и возвратились в свои епархии.

Церковный историк того времени, блаженный Феодорит, епископ Кирский[27], описывая Первый Вселенский Собор, приводит, между прочим, следующий отрывок из сочинения святаго Евстафия Антиохийского, написанного против ариан: «Когда для рассуждения о делах веры собрался в Никее великий Собор, на котором соединилось около 270 епископов (говорю: около, потому что по многочисленности собравшихся не могу с точностию определить числа их, да притом и не исследовал этого с особенною заботливостью) и когда стали устанавливать Символ (веры) — на средину (собора) явилось сочинение Евсевия (Никомидийского), исполненное богохульного учения. Быв прочитано вслух всех, оно тотчас причинило слушателям неизъяснимую скорбь своим безобразием, а самого сочинителя покрыло невыносимым стыдом. Теперь работа Евсевиан[28] обнаружилась, и нечестивое сочинение (Евсевиев символ) ввиду всех разодрано… Боясь, как бы по приговору столь великого Собора не быть изверженными из Церкви, приверженцы Ария[29] также встали (на соборе) и предали анафеме осужденное Собором учение (Ария)… Таким образом, чрез многие происки они удержали за собою предстательство в Церкви (то есть свои епископские места), тогда как им надлежало бы находиться под покаянием; (и после Вселенского Собора) они то скрытно, то явно стали покровительствовать [375]отвергнутым Собором мнениям и даже подтверждать их. Кроме того, желая укоренить насаждение плевел, они остерегались встречи с людьми сведущими (в Св. Писании), уклонялись от надзора и таким образом как бы поборали проповедников благочестия. Но мы веруем, что люди безбожные не могут преодолеть божественного: «Аще бо паки возмогут и паки побеждены будут»[30]

Возвратясь со Вселенского Собора из Никеи в Антиохию, святый Евстафий созвал собор из епископов и пресвитеров многих церковных областей, подчиненных его Антиохийской митрополии[31], сообщил им акты всех постановлений Никейского Вселенского Собора и убеждал их неизменно держаться этих постановлений и в особенности — правильного исповедания веры, выраженного в Символе, утвержденном собором представителей всей Церкви Христианской[32].

В следующем затем 326 году святому Евстафию поручено было отправиться для крещения пожелавших принять христианство жителей страны Грузинской, древней Иверии[33], и для [376]устроения там Православной Церкви. Племена, населявшие древнюю Иверию (Георгию), или Грузию, были идолопоклонниками и огнепоклонниками; находились они в некотором подчинении Греко-Римской империи, но имели своих царей и свое гражданское устройство. Впервые некоторым приморским племенам Грузии проповедовал Христа Спасителя святый Апостол Андрей, по местному преданию, и с Симоном Кананитом[34]. Обращена же была в христианство бо́льшая часть жителей и царская семья святою девою Ниною[35], пришедшей из Сирии в первой четверти четвертого века.

Когда по проповеди святой Нины, сопровождаемой чудесами, уверовали во Христа усерднейшие идолопоклонники — грузинская царица Нана и царь Мириан, — они отправили к императору Константину Великому посольство с просьбой прислать в Грузию духовных лиц для крещения их и народа. Император сказал, что он обрадован обращению в христианство иверийцев более, чем присоединению целого царства к своей империи, и немедля повелел отправиться в Грузию святому Евстафию Антиохийскому[36] с несколькими священниками, диаконами и прочими клириками. Они же привезли с собой в Грузию и всю церковно-богослужебную утварь. По прибытии святаго Евстафия в столицу Грузии Мцхет, царь Мириан послал повеление правителям областей, воеводам и царедворцам, чтобы все прибыли в столицу. Когда [377]они собрались, царь Мириан в присутствии всех принял от епископа Евстафия Святое Крещение, а за ним — царица и дети их; у моста же на реке Куре, где прежде находилось капище языческих жрецов, устроена была крещальня, где святый Евстафий крестил правителей областей грузинских, воевод и царедворцев, почему место это было названо «Мтаварта санатлави», то есть купель вельмож. Немного ниже этой купели священники, прибывшие со святым Евстафием, крестили народ, который притекал к Крещению, побуждаемый проповедью святой Нины, — если кто не примет возрождения от воды и Духа Святаго, тот не увидит жизни и света вечного… Священники же ходили потом по городам и деревням для крещения и научения прочих жителей Иверии. Итак, при помощи Божией, почти вся страна приняла Крещение, и евангельское благовестие утвердилось в Иверии трудами в этом деле святой Нины и святаго Евстафия Антиохийского. Во Мцхете святый Евстафий освятил только что пред прибытием его построенный в царском саду храм во имя Двенадцати Апостолов и даровал новоустроенной Церкви Грузинской чин Богослужения и вероучения Православной Греческой Церкви. Первым епископом Грузинской Церкви поставлен был пресвитер Иоанн с подчинением его Антиохийской митрополии, почему и доныне патриарх Антиохийский называется в титуле: «И Иверским»[37]. Таким образом, при объединении ныне Церкви Грузинской с Российскою, святый Евстафий является первосвятителем целого древнейшего православного экзархата нынешней Всероссийской Православной Церкви.

По окончании благоустроения тогда новой Грузинской Православной Церкви святый Евстафий заповедал юной Церкви Христовой мир и возвратился в Антиохию.

[378]В Антиохии ревностного святителя Евстафия уже ожидали усиленные труды и тяжкие испытания. Уверенность, что после Вселенского Собора воцарится мир и полное единение во всей Церкви, была напрасна. Оказалось, что вышеупомянутые епископы, приверженные к арианству, соглашались с большинством членов Собора не искренно, а только видимо, по своим личным соображениям и расчетам. Когда после Никейского Собора император Константин поехал в Западную часть империи, арианствующие снова подняли голову. Они прежде всего стали хлопотать чрез приближенного к императору пресвитера о возвращении из ссылки Ария с явно поддерживавшими его епископами и, убеждая, что они сделались жертвами ошибочного мнения и что сосланные дадут императору письменное заявление в принятии постановлений Никейского Вселенского Собора, — достигли их возвращения. Всячески желая водворить мир в Церкви, император проявлял знаки своего благоволения даже и к возвращенным из ссылки, а они пользовались этим для распространения арианских заблуждений и под разными благовидными предлогами принялись преследовать главных поборников правоверия — святых епископов Александра, а потом Афанасия[38] Александрийских и святаго Евстафия Антиохийского.

Единомышленники Ария надеялись, что после Никейского Собора, вследствие настоятельного требования императором Константином полного мира для Церкви от всех без исключения, никто уже не будет бороться с распространением арианских заблуждений. А святитель Евстафий еще с большею ревностию продолжал противодействовать распространению арианства и обличал его еще сильнее, опираясь на осуждение его Вселенским Собором. Зная же, что Евсевий, епископ Кесарии Палестинской, который отчасти подчинен был Антиохийскому епископу, придерживался и до Вселенского Собора арианских взглядов, коих не был чужд и опыт его символа, — святый Евстафий писал и Евсевию увещания и обличения арианских заблуждений. Евсевий [379]очень негодовал на это, отвечал осуждением понятий святаго Евстафия, утвержденных Собором, называя их Савелианскими[39], и, продолжая придерживаться понятий арианских, жаловался на святаго Евстафия другу своему Евсевию Никомидийскому, возвращенному из ссылки. А этот Евсевий Никомидийский был самым хитрым и коварным арианствующим епископом. Даже император Константин, свидетельствуясь самим Богом, писал никомидийцам, что Евсевий был союзником и помощником жестокого гонителя и мучителя христиан Ликиния, что Евсевий с бесстыдством защищал отовсюду опровергнутую ложь ариан и обошел, низко обманул даже его, императора Константина[40]… И вот этот-то лукавый Евсевий Никомидийский вместе с друзьями своими Феогнисом Никейским и Евсевием Кесарийским[41] решили избавить ариан от святаго Евстафия — неутомимо ревностного обличителя их заблуждений.

Император Константин до построения Константинополя находился очень часто в Никомидии и, чтобы польстить ему и выполнить свой план удаления святаго Евстафия, лукавый Евсевий Никомидийский выразил императору пламенное желание видеть великолепный храм, тогда только что выстроенный Константином при Гробе Господнем. Польщенный таким желанием, император предоставил в распоряжение Евсевия свои царские колесницы, что придало путешествию Евсевия особенный почет. Под благовидным предлогом поклонения святыне Иерусалимской [380]к нему присоединился и Феогнис Никейский, верный сообщник его злых замыслов. Прибыв в Антиохию с личиною благочестия, они были приняты святым Евстафием добросердечно и с подобающею епископам честью. Когда же они достигли Иерусалима, — продолжает древний историк[42], — и увиделись со своими единомышленниками (арианствующими) Евсевием Кесарийским, Патрофилом Скифополиским, Аэцием Лидским, Феодотом Лаодикийским и другими, которые заражены были учением Ария, то открыли им тайное свое намерение удалить святаго Евстафия. Под предлогом оказания чести Евсевию Никомидийскому эти единомышленники сопроводили его до Антиохии, где выражали большое уважение и святому Евстафию, чтобы он не подозревал расставленных ему коварных сетей. А так как в то время в Антиохии находились еще и некоторые из православных епископов, то арианствующие предложили составить братский собор для обсуждения некоторых общих предметов и дел Церкви, на что святый Евстафий и прочие епископы согласились.

И вот в то самое время, когда епископы собрались, вдруг явилась к ним женщина с ребенком на руках и с криком объявила, что отец ее младенца — Евстафий. Нисколько не смутившись, святитель Антиохийский потребовал, чтобы женщина та представила свидетелей, которые бы знали высказанное ею, и сообщила бы какие имеет тому доказательства. Но она отвечала, что свидетелей у нее нет. На это арианствующие епископы заявили, что будет достаточно, если женщина подтвердит свое обвинение клятвой. Епископы же православные не согласились с этим, напомнив, что по древнему правилу и апостольскому указанию (1 Тим., гл. 5, ст. 19) для принятия обвинения на священника требуется не менее двух или трех свидетелей, почему они и воспротивились определению, которое арианствующие хотели постановить об осуждении святаго Евстафия Антиохийского[43].

Между тем, православный народ в Антиохии, услышав об оскорблении, по проискам приезжих епископов, любимого своего архипастыря Евстафия, заволновался и готов был взяться за оружие против приверженцев арианства. Тогда Евсевий Никомидийский с Феогнисом Никейским, видя церковную неудачу [381]своего замысла против святаго Евстафия, поспешили уехать к императору и сообщили ему, что в Антиохии происходит народное волнение, которое возбудил будто бы епископ Евстафий Антиохийский в защиту своих религиозных мнений, нарушая тем столь желанный мир Церкви; они присоединили к этому еще новую клевету, что епископ Евстафий оскорбительно отзывался о матери императора Константина[44]. Им нужно было прибегнуть к такой возмутительной клевете, чтобы решительнее возбудить императора против святаго Евстафия, потому что женщина, клеветавшая в Антиохии на святаго Евстафия, пораженная после этой клеветы тяжкой болезнью, призвала многих священников и православных граждан и пред всеми созналась, что ее подкупили арианствующие, чтобы она оклеветала епископа Евстафия; она пояснила еще, что клятва ее пред епископами была не совсем ложна, так как отец ее дитяти, местный медник, именуется также Евстафием. Таким признанием женщины в подкупе ее арианами враги святаго Евстафия были опозорены своею же сообщницей, и их замысел удалить епископа Евстафия по обвинению женщины оказался неудачным, почему они и прибегли к возмутительной клевете об оскорблении святителем Антиохийским царской матери.

Обманутый и возмущенный император, который всеми способами старался сохранить мир между христианами, прежде всего для прекращения волнения народа в Антиохии вызвал в Константинополь[45] святаго Евстафия.

Святый же Евстафий, предвидя свою высылку из Антиохии, еще чаще и чаще пред этим собирал православных граждан и настоятельно, со всею силою своего задушевного красноречия и глубоких познаний, убеждал их не соблазняться в его отсутствие еретическими лжемудрованиями и непоколебимо пребывать верными Православию[46]. Святый Иоанн Златоуст свидетель[382]ствует об этом так[47]: «Святый Евстафий, бодрствуя и наблюдая, и предвидя издалека все, имевшее случиться (нападение ариан на Православие), как мудрый врач, прежде чем болезнь вторгалась в город, пребывая здесь, приготовлял лекарства и управлял священным кораблем Антиохийской паствы с великою предусмотрительностию, посещая все места, воодушевляя всех и возбуждая к вниманию и бодрствованию, как будто морские разбойники нападали и покушались отнять сокровище веры… И призвав всех, увещевал не отлучаться (истинной веры), не уступать волкам и не предавать им паствы, но оставаться внутри, заграждая им уста и обличая их, а простейших из братьев утверждая… И повсюду он посылал людей, которые бы учили, убеждали, советовали, заграждали доступ противникам»…

И большинство паствы антиохийской осталось верным Православию, несмотря на назначение в Антиохию вместо святаго Евстафия епископа из арианствующих, так как народ чуждался таких епископов и с многими православными священниками образовал отдельные от арианствующих собрания, почему ариане называли их — Евстафианами[48] за то, что они были верны вселенскому апостольскому православному вероучению.

Но эта раздвоенность народа, ради преданности большинства антиохийцев православным наставлениям святаго Евстафия, еще [383]более возбуждала императора против святителя и послужила к изданию императорского указа об удалении без суда и без лишения епископства святаго Евстафия в 331 году в ссылку во Фракию[49]. Исповедник же Христов и там продолжал проповедовать истинную православную веру с обличением еретиков. «Он, — по свидетельству Златоустого, — был хорошо научен благодатию Духа, что предстоятель Церкви должен заботиться не о той одной Церкви, которая вручена ему Духом, но и о всей Церкви по вселенной; этому научился он из священных молитв. Если до́лжно, говорил святый Евстафий, творить молитвы за вселенскую Церковь, от концов до концов вселенной, то тем более до́лжно проявлять и попечение о ней обо всей, равно заботиться о всех (церквах) и пещись о всех… Изгоняли Евстафия, но голос его не замолк; человек был изгнан, а слово учения не было изгнано»[50].

Еретики же арианствующие, которые при преемниках императора Константина[51] приобрели уже полное влияние, для большего стеснения святаго Евстафия и надзора за его деятельностию настояли на издании еще императорского указа о переселении его из Фракии в македонский город Филиппы[52]. Там около 345 года святитель Евстафий Антиохийский, всю жизнь свою неустанно боровшийся против еретических заблуждений и проповедовавший правильную веру в Бога Истинного, скончался[53].

Вскоре после Второго Вселенского Собора, бывшего в 381 г. в Константинополе и подтвердившего исповедание веры Первого [384]Никейского Вселенского Собора с повторением анафематствования арианства, полуарианства и всех ересей, возникших против православного христианского учения, — настало благоприятное время для прославления святителя Евстафия Антиохийского, мученика за истинную веру. И в 382 году[54] святые его мощи[55] перенесены были в Антиохию с великой торжественностию в утешение горячо почитавших его антиохийцев.

Любимый народом, высокоуважаемый всеми православными отцами Церкви и превозносимый церковными писателями, святый Евстафий принадлежит к знаменитейшим, по трудам и заслугам для Церкви, епископам славного века четвертого. Св. отцы Седьмого Вселенского Собора[56] называли святаго Евстафия Антиохийского «твердым поборником православной веры и разрушителем арианского нечестия»[57]. Знаменитейший из отцов-учителей древней Западной Церкви святый Иероним[58] свидетель[385]ствует, что святый Евстафий был первым, писавшим против Ария, изумляется учености святителя и говорит, что он был весьма образован в духовных и светских науках, особенно же в философии, и написал бесчисленное множество писем-посланий о вере. Святый Афанасий Александрийский, Иоанн Златоуст, Василий Великий[59], Епифаний Кипрский[60], Анастасий Синаит[61] и другие также подтверждают высокую образованность, религиозную ревность святаго Евстафия. Известный же историк того времени Феодорит, епископ Кирский, называет святаго Евстафия величайшим столпом Церкви и благочестия, таким же, каким был и святый Афанасий Александрийский и прочие самые главные поборники Православия того времени[62]. [386]А историк половины пятого века Созомен говорит, что «искусству проповеди и красноречию святаго Евстафия чрезвычайно удивлялись его современники. Это (искусство) можно видеть в книгах Евстафия, которые доселе целы», — утверждает Созомен[63]. «К сожалению, — замечает архиепископ Филарет Черниговский[64], — ныне нельзя сказать, что книги Евстафия целы: но и в том, что до нас дошло, видны все те качества, которые хвалили древние в сочинениях Евстафия». В полности сохранились только вышеприведенные «Речь императору Константину на Первом Вселенском Соборе» и об Аэндорской волшебнице; из многих остальных сочинений святаго Евстафия дошли до нашего времени только выписки, сделанные древними писателями[65].

По сохранившимся выпискам из книг против Ария видно, что святый Евстафий написал их восемь. Эти выписки показывают, что защитник истины прежде всего положил отличать места Священного Писания, которые говорят о человечестве Христа Иисуса, от мест, которые изображают Его, как Сына Божия и Бога, и святый Евстафий выполняет это с особенным успехом, верно объясняя смысл тех и других мест[66]. Этим он наносил самое верное поражение арианам, которые намеренно отыскивали места, относящиеся к уничиженному состоянию Христа Иисуса, и отклоняли от своего внимания, и особенно от внимания других, места другого рода. Против ариан же писаны замечания на притчи Соломоновы (гл. 8, ст. 22) и на Псалмы Давида (15—56 и 92). Как первое место, так и некоторые слова из показанных Псалмов, ариане старались употреб[387]лять как свидетельство истинности своего учения. Святый Евстафий и здесь употребляет то же средство против них — соединяет и объясняет изречения Св. Писания, относящиеся к человеческой и божественной природе Искупителя. Объясняя таким образом Священное Писание, святый Евстафий показывал арианам, что в Христе соединено было Божество и человечество без изменения Своих свойств, что Сын Божий был под законом только для того, чтобы спасти рабов греха и осуждения — «Не Слово подлежало Закону, как думают кощуны, — пишет святый Евстафий, — Слово Само — Закон; и не Бог имел нужду в очистительных жертвах; Он единым мановением все очищает и освящает. Но так как Он носил человеческое орудие, заимствованное от Девы, то был под Законом, — да освободит от рабства Закона преданных осуждению клятвы»…

Такое направление сочинений святаго Евстафия вполне объясняет, почему в сводах толкований на Священное Писание весьма часто встречаются толкования святаго Евстафия Антиохийского[67].

Сочинение «О душе» составляло философско-богословское рассуждение святаго Евстафия о душе Господа Иисуса Христа и направлено также против заблуждений ариан.

Наконец, сочинение святаго Евстафия «О чревоволшебнице Аэндорской» является сочинением образцовым и по возвышенному изложению мыслей, и по красоте слога и изображений, оправдывая похвалу, которою отмечали сочинения святаго Евстафия все писатели и отцы Церкви, имевшие в своих руках эти сочинения. В этом труде своем святый Евстафий между прочим делает строгие, но справедливые замечания Оригену[68] за его [388]излишнюю любовь к аллегорическому объяснению Священного Писания, т. е. не по прямому, не по буквальному смыслу слов. Так Ориген «изъясняет аллегорически, отлично от буквального смысла слов, — пишет святый Евстафий, — колодцы, вырытые Авраамом, и прочее, относящееся к тому, в длинной речи, давая всему делу другой смысл, тогда как колодцы эти доселе могут видеть в той стране обыкновенными очами»… И об Аэндорской волшебнице[69] (1 кн. Царств, гл. 28) святый Евстафий доказывает, вопреки Оригену, что не могла она и не вызывала души пророка Самуила[70], а являлся по ее чарам только призрак, представлявший Самуила для обмана и на пагубу Саулу[71]. Здесь святый Евстафий учит, что в Ветхом Завете души праведников покоились в недрах Авраама[72], но не могли восходить на Небо прежде того, как Иисус Христос отверз двери Небесного Царства Своим воскресением; праведники Нового Завета счастливее тех праведников — они по разлучении с телом достигают уже славы небесной, уже некоторого общения с Господом Иисусом Христом[73]

[389]Жизнь и деятельность святителя Евстафия Антиохийского весьма поучительна не только для пастырей Церкви, а также и для всех положений жизни православных христиан. Вот об этом, кроме приведенных выше, еще некоторые общие указания, какие делает всем православным Златоустый Вселенский учитель веры христианской в своей пространной «Похвале» святому отцу нашему Евстафию Антиохийскому[74].

«Не удивляйтесь, что, начиная слово похвалы святому Евстафию Антиохийскому, я назвал этого святаго мучеником; он своею смертию окончил жизнь, как же он мученик? — Я часто говорил вашей любви, что мучеником делает не одна только смерть, но и душевное расположение. Не за конец дела, но и за намерение часто сплетается венец мученичества… Святый Евстафий потерпел смерть за Христа не в собственной стране, а в чужой. Это — дело врагов; они изгнали его из отечества, дабы посрамить его, но он сделался еще славнее и знаменитее чрез изгнание на чужбину, как доказал и конец дел… Святый Евстафий, подобно Апостолу Павлу, готов был на бесчисленные смерти, и все их претерпел расположением и ревностию — много опасностей, постигших его, перенес и самым опытом. И из отечества изгнали его и многое другое воздвигли тогда против этого блаженного, хотя не имели никакой справедливой причины к обвинению, а только то, что, по словам Апостола Павла, враги его «заменили истину Божию ложью, и поклонялись и служили твари вместо Творца»[75], он же удалился от нечестия и убоялся беззакония, но это достойно венцов, а не обвинения».

«Для чего же был изгнан святый Евстафий, для чего Бог попустил гонителям его. Для чего? — Не подумайте, что слова эти послужат к разрешению одного только этого недоумения; нет, — если случится вам говорить о подобном и с язычниками, или еретиками, то, что будет здесь сказано, будет достаточно к разрешению всякого недоумения. Бог попускает истинной и апостольской вере Своей подвергаться многим нападениям, а ересям и язычеству попускает наслаждаться спокойствием; для [390]чего? — Для того, чтобы ты познал слабость их, когда они, и не тревожимые, сами собою разрушаются, и чтобы ты убедился в силе веры, которая терпит нападения и чрез самих противников умножается… Видишь ли, что Бог для того попускает ангелам сатаны нападать на рабов Божиих и причинять им бесчисленные бедствия, чтобы проявилась сила Его. Поистине, с язычниками ли, или с жалкими иудеями мы станем рассуждать, для нас достаточно будет для доказательства божественной силы то, что вера Христова, подвергаясь бесчисленным войнам, одержала верх, и, тогда как вся вселенная противоборствовала и все с великим жаром гнали тех двенадцать человек, то есть Апостолов, они, бичуемые, гонимые и терпевшие бесчисленные бедствия, были в состоянии в короткое время с полным превосходством победить причинявших им это. Для того Бог попустил и блаженному Евстафию Антиохийскому быть отправленным на чужбину, чтобы еще более показать нам и силу истины, и бессилие еретиков».

«Молитвами святителя Евстафия да спасет Господь Бог Церковь Свою от всякого лжеименного знания и разделения и да сохранит церковное единение и мир в духе кротости и любви христианской, и всех нас, верующих, да помилует и спасет».

«И, за все воздав благодарность Богу, будем подражать добродетелям святых, чтобы участвовать с ними и в венцах, благодатию и человеколюбием Господа нашего Иисуса Христа, чрез Которого и с Которым Отцу, со Святым Духом, слава, честь и держава во веки веков. Аминь».

Жития Святых (1903-1911) - концовка 7.png

Примечания[править]


  1. В Малой Азии, на границе Фригии и Вифинии.
  2. Они жили в городе Кромне, в Пафлагонии, при Черном море.
  3. Город Амастрида находился в Пафлагонии — одной из северных малоазийских провинций Римской империи, расположенной между Вифинией и Понтом по берегу Понта Евксинского, ныне Черного моря.
  4. Еванг. от Матф., гл. 5, ст. 15.
  5. Святый Георгий скончался 3 марта в царствование Никифора Логофета (802—811 гг.). При гробе его совершалось много чудес.
  6. Св. Димитрий Ростовский и архиепископ Филарет Черниговский называют его архиепископом. Наименование епископ в Церкви Христианской усвояется третьей высшей степени церковной иерархии, совмещающей в себе всю полноту апостольского служения и значения. Епископы главных областных городов, называвшихся в Греко-Римском государстве митрополиями, получали титул митрополитов. Первый Вселенский Собор название и преимущества чести митрополитов усвоил епископам Рима, Антиохии, Александрии. При дальнейшем новом делении Греко-Римской империи епископы столиц получили еще титул архиепископа, экзарха и патриарха. Но каким бы титулом не именовали епископа и как бы не видоизменялось его гражданское положение, первоначальное церковно-догматическое значение его как третьей и высшей степени иерархии остается навсегда неизменным.
  7. Город Антиохия для христианской Церкви имеет особенно важное значение — как второе после Иерусалима великое средоточие христианства и так как в Антиохии же возникла первая христианская Церковь из язычников. Основана была Антиохия за 300 лет до Рождества Христова сирийским царем Селевком Никатором, который основал и еще более десяти городов с именем Антиохия, чем он желал увековечить имя своего отца Антиоха. А эта столичная Антиохия, для отличия ее от прочих, называлась Антиохия-Епидафна, то есть близ храма и рощи Дафны; она также отличалась названием Антиохии на Оронте, по имени реки, на берегу которой она находилась верстах в 10 от впадения в Средиземное море. Цари Сирийские и императоры Римские очень заботились об украшении этой Антиохии, так что она поражала великолепием и роскошным блеском своих построек, которые от востока к западу, на протяжении 15 верст, пересекала аллея, украшенная двумя рядами колонн, представлявших крытый ход по обеим сторонам открытой вымощенной дороги… Население было смешанное: были и иудеи; жизнь велась веселая, оживленная; поэты, риторы, философы, ученые, гадатели щедро предлагали там свои умственные труды, вообще культура языческая процветала, но извращенная… В самом начале своего появления христианство озарило Антиохию божественным светом своего учения; там нашли убежище те первые христиане, которые после убиения архидиакона Стефана, избегая его участи, должны были скрыться из Иерусалима, и начатая ими проповедь в Антиохии признана была столь потребною, что иерусалимской Церковью поручено было Апостолам Варнаве с Павлом утвердить там веру; они «научили не малое число людей и ученики в Антиохии в первый раз стали называться христианами» (Деян. Ап., гл. 11, ст. 20—26). В Антиохии же возникла первая христианская Миссия; Апостол Павел совершал оттуда свои миссионерские путешествия; Церковью управлял там еще и Апостол Петр. А после падения Иерусалима Антиохия заняла первое место в азийской Церкви и значение ее равнялось с Римом, Константинополем и Александриею. В Антиохии процветала знаменитая богословская школа, давшая многих выдающихся учителей Церкви, которые защищали христианство против язычества, иудейства и еретиков; там же происходило много соборов пастырей Церкви во времена еретических распрей… В тринадцатом веке Антиохия совсем разрушена была египетским султаном, и теперь на ее месте находится жалкий грязный турецкий городок Антакия, только этим искаженным названием напоминающий о былом шестнадцативековом славном бытии долго знаменитой Антиохии на Оронте… Но и в настоящее время Антиохийский христианский патриарх занимает важное третье место среди патриархов Восточной Церкви и носит титул «патриарха всего Востока».
  8. Имя Евстафий греческое, оно значит постоянный, твердостоящий.
  9. Сид был важным портовым городом в Памфилии — области, составлявшей прибрежную часть Сирии, в южной части Малой Азии, у подножия Таврских гор.
  10. Берия была городом в Сирии, Малоазийской области на восток от Средиземного моря.
  11. В правиле Св. Василия Великого говорится, что древние Отцы Церкви еретиками называли «совершенно отторгшихся и в самой вере отчуждившихся».
  12. Александрия — знаменитый город в Египте, основанный за 300 лет до Рождества Христова Александром Великим на берегу Средиземного моря. Александрия славилась наукой и торговлей, а с начала четвертого века стала важным центром Церкви христианской и богословской образованности. Знаменитая Александрийская богословская школа привлекала к себе слушателей не только из христиан, а также из язычников.
  13. Арий, бывший еще диаконом Церкви в Александрии, был отлучен святым Петром, епископом Александрийским; но преемником св. Петра, престарелым епископом Ахиллом, Арий был помилован, восстановлен в диаконстве и даже посвящен в пресвитеры. Арий занял тогда важное место в Александрии; он был в многолюдном приходе Вокалис председателем, преподававшим вероучение христианское. Арий был учен, безупречен в нравственности житейской, вид имел суровый, рост высокий, поступь имел важную и вся его наружность способствовала к обольщению многих. Одежда его походила на монашескую; он всегда носил тунику без рукавов и очень узкую мантию, а его мягкая речь, притворно вежливое обращение и ласкательства, расточаемые, когда ему было это нужно, привлекали к нему слушателей. Когда после отлучения Ария Вселенским Собором опять решено было, по проискам его единомышленников, обратно принять его в 336 г. в лоно Церкви, Арий, не доходя до храма, скоропостижно захворал, внутренности его вывалились и он умер на площади.
  14. Филарета, архиепископа Черниговского, Православное Догматическое Богословие, изд. 1865 г., част. 1, стр. 164 и «Учение об отцах Церкви», изд. 1859 г., том 2, стр. 13.
  15. Святый Александр, ревностный защитник Православия, бывший епископом Александрийским с 313 до 328 года и прославившийся твердостию в вере. На I Вселенском Никейском Соборе в 325 г. он был влиятельным поборником Православия вместе со святым Евстафием Антиохийским и со святым Афанасием, которого потом назначил по себе преемником в Александрии. К святому Евстафию, как к известному защитнику Православия, св. Александр писал послание об Арии.
  16. Исповедниками называются в христианской Церкви те лица, которые во время гонений за веру открыто исповедывали христианство и претерпели за это мучения, но остались в живых. Они пользовались особым уважением среди христиан и им по преимуществу поручалось воссоединение падших и отрекавшихся с Церковью.
  17. Святый равноапостольный Константин Великий царствовал в Западной половине Римской империи с 306 года, а потом — единовластным государем всей империи с 324 года до 337 года.
  18. Никея была главным городом Вифинии, северо-западной провинции Малой Азии, завоеванной римлянами за 75 лет до Рождества Христова. В древности Никея была богатым и цветущим городом, а ныне на ее месте — бедный городок Исник.
  19. Святый Афанасий Великий, епископ Александрийский, утверждает, что I Вселенский Собор представлял собою «всю» нашу вселенную, потому что приглашения императора Константина на этот Собор были сообщены епископам, находившимся и вне пределов Римской империи, чем и объясняется присутствие на этом Соборе епископов Персии и Скифии — стран, не входивших в состав Римской империи.
  20. Философ значит: любитель мудрости. Философами называются люди, посвятившие себя исследованию высших вопросов бытия: о Боге, о начале и законах мира и человека, о конечных целях бытия и тому подобном.
  21. На Первом Вселенском Соборе председательствовали поочередно епископы знаменитейших престолов, и первым из этих председательствующих был святый Евстафий Антиохийский. (Подроб. об этом в Истории Церкви Д. Б. Вл. Геттэ, изд. 1875 г., том 3-й, стр. 6—7 и 10).
  22. Деяния Вселенских Соборов, издан. в русск. перев. при Казанск. Дух. Акад., Том 1, изд. 1859 г., стр. 86—87.
  23. Деяния Вселенск. Собор., изд. 1859 г., том 1, стр. 104—106.
  24. Деяния Вселенск. Собор., изд. 1859 г., стр. 145.
  25. Деяния Вселенск. Собор., изд. 1859 г., с. 157, 22, 29 и проч. Собор Никейский, Вселенский первый, по словам церковных историков, был «в консульство Павлина и Юлиана, в 20 день месяца мая, в 636 год от Александра царя Македонского», это был 20-й год царствования Константина Великого и 325 год по Рожд. Христовом.
  26. Феон, епископ Мармарикский, и Секунд, епископ Птолемаидский, которые отказались подписать Символ веры, утвержденный всем Собором.
  27. Известный историк Церкви Феодорит, епископ Кирский, родился в Антиохии на Оронте в 390 г., сделан епископом Кирским в Антиохийском патриархате в 423 году, а скончался в 457 году; он принадлежал к числу образованнейших архипастырей Восточной Церкви пятого века.
  28. Евсевий, епископ Никомидийский, вместе с епископами Менофонтом Ефесским, Патрофилом Скифополисским, Феогнисом Никейским, Нарсисом Нерониадским, Феоною Мармарикским и Секундом Птолемаидским представили опыт символа веры, составленный по арианским заблуждениям, которые они старались прикрыть выражениями двусмысленными, но эта уловка была немедленно обнаружена исповедниками правого учения веры, и символ Евсевия Никомидийского был отвергнут без колебаний как еретический. Второй опыт символа, представленный и другим Евсевием, Кесарии Палестинской, был одобрен с тем, чтобы в него было включено слово: «Единосущный». Принято же было собором изложение исповедания веры, представленное Осиею, епископом Кардубским, особенно любимым императором, и названное Никейским Символом веры.
  29. Это были: Евсевий Никомидийский, Феогнис Никейский, Феона Мармарикский, Секунд Птолемаидский, Феодот Лаодикийский, Павлин Тарский, Афанасий Аназарбский, Аеций Лидский, Григорий Бейрутский, Менофант Ефесский, Патрофил Скифополисский, Марис Халкидонский, Нарсисс Нерониадский.
  30. Церковная История блаженного Феодорита, епископа Кирского. Русск. издание С.-Петерб., 1852 г., стран. 46—47 главы VIII.
  31. По примеру св. Апостолов и на основании правила 34 св. Апостолов в Церкви Православной издревле созывались первенствующими епископами главенствующих городов Соборы поместные, частные, из епископов и пресвитеров, подчиненных епископу главного города той страны, для разрешения по правилам и преданию Церкви вопросов и дел, возникающих в пределах той местности касательно вероучения и управления. Постановления таких Соборов имеют обязательное значение лишь в той стране или области, из представителей которой состояли члены такого поместного Собора.
  32. Вот этот Символ исповедания веры по переводу Св. Синода, изложенному в книге Правил св. Апостолов, св. Соборов и св. отцов. «Веруем во единого Бога Отца, вседержителя, Творца всех видимых и невидимых. И во единого Господа Иисуса Христа, Сына Божия, единородного, рожденного от Отца, то есть из сущности Отца, Бога от Бога, Света от Света, Бога истинна от Бога истинна, рожденна, не сотворенна, единосущна Отцу, Имже вся быша, яже на Небеси и на земли; нас ради человек, и нашего ради спасения сшедшего, и воплотившася и вочеловечшася, страдавша, и воскресшего в третий день, и восшедшего на Небеса и седяща одесную Отца, и паки грядущего судити живым и мертвым. И во Святаго Духа. Глаголющих же о Сыне Божием, яко бысть время, егда не бе, или яко прежде неже родитися, не бе, или яко от не сущих бысть, или из иныя Ипостаси или сущности глаголющих быти, или превратима, или изменяема Сына Божия, — сих анафематствует кафолическая и Апостольская Церковь». — Текст ныне употребляемого Символа веры был установлен Вторым Вселенским Собором в Константинополе в 381 году.
  33. Грузия, или древняя Иверия, — страна в Закавказье, составляющая четырехугольник, омываемый с востока и запада морями Каспийским и Черным, с севера ограждаемый Кавказскими горами, а на юге ограниченный рекой Араксом и горой Араратом. Грузия заключала в себе Кахетию, Гурию, Имеретию, Карталинию, Мингрелию, Абхазию, Сванетию, Осетию и Дагестан.
  34. Это упомянуто в житии св. Апостола Андрея в Минеи-Четьи на 30 ноября (на русск. языке издан. Синод. Тип. книга 3, стран. 809) и подробно засвидетельствовано с указанием древних источников в «Краткой истории Грузинской Церкви», составл. П. Иосселианом, изд. 2-е, 1843 года, стран. 1—6.
  35. Св. Нина была родом из местечка Каластри Каппадокийского в Сирии. Отец ее Завулон был римским воеводою и родственником святаго великомученика Георгия, а мать ее Сусанна была сестрою Иерусалимского епископа. Когда Нине было 12 лет, родители ее прибыли в Иерусалим. Завулон ушел в пустыни Иорданские для иноческих подвигов, а Сусанна диакониссою при Иерусалимском храме служила бедным и немощным женщинам. Дочь их Нина, посвященная на служение Богу и воспитанная при храме в строгом благочестии, решилась на подвиг проповеди Христа Спасителя в Иверии, где, по преданию, обретался хитон Господа Иисуса Христа. Подробн. в «Истории Грузинской церкви» Иосселиана. Изд. 1843 г., стран. 8—19. — Житие св. равноапост. Нины, просветительницы Грузии, изд. 5-е, 1900 г.
  36. Хотя прибытие в Иверию-Грузию именно епископа Евстафия Антиохийского не упоминается писателями греческими, но оно несомненно удостоверено как всеобщим преданием в Грузии, так и письменными грамотами, жалованными Константинопольскими императорами и царями Грузинскими Иверскому монастырю на горе Афонской, где они и сохранены доныне. (Краткая История Грузинской Церкви. Составл. П. Иосселианом. Изд. 2-е, С.-Пб., 1843 г., стран. 13 и выноска 17. — Житие св. равноапостольной Нины, изд. Афонск. монаст. 1900 г.) .
  37. Житие святой равноапостольной Нины, просветительницы Грузии. Изд. пятое, 1900 г., стран. 23—25. — Краткая история Грузинской Церкви, составл. Иосселианом. Изд. 2-е, С.-Пб., 1843 г., стр. 12—14 и 20. По прошествии нескольких лет, царь Мириан послал к императору Константину второе посольство с просьбой прислать в Грузию еще больше священников и искусных храмоздателей. Исполняя эту просьбу, Константин Великий послал много золота, серебра и подножие Животворящего Древа Креста Христова с одним из гвоздей, которыми был пригвожден ко кресту Господь Иисус Христос. Подарены были грузинам еще много икон Христа Спасителя и Пресвятой Богородицы и мощи святых мучеников в основание храмов. Тогда же и сын Мириана и наследник царства, который находился заложником в Риме, был отпущен к отцу своему; он был ревностным распространителем христианства, воздвигая везде храмы и утверждая веру.
  38. Св. Афанасий Великий, епископ Александрийский, преемник св. Александра. На I Вселенском Соборе блестяще опровергал арианство еще в сане диакона и потом был замечательнейшим защитником Православия против арианства. Епископствовал в Александрии с 326 до 373 г. с промежутками, потому что, по проискам ариан, пять раз был удаляем из Александрии как нарушитель мира церковного. Стяжал себе имя «отца Православия» и был идеалом духовного пастыря, дав своим высоким служением образец архипастырской деятельности и борьбы за веру.
  39. Савелий был еретик. Сведения о его жизни очень скудны. Жил он около половины третьего века; родом был из Птолемаиды Ливийской. Савелий учил, что Бог есть троица только по имени: Отец, Сын и Св. Дух суть только три имени и три действия одного и того же Лица Бога. В Ветхом Завете Бог является Отцом, дающим законы людям; в Новом Завете Бог явился Сыном, спасающим людей, и продолжает являться, как освящающий людей Дух. — Соборами отцов Церкви в Александрии и в Риме во второй половине третьего века учение Савелия осуждено как еретическое.
  40. Послание импер. Константина к никомидийцам против Евсевия и Феогниса — в Деян. Вселенск. Соборов. Изд. 1859 г., том 1-й, стр. 199—203.
  41. Евсевий Никомидийский был другом и товарищем Ария по Антиохийской школе Лукиана, который за неправоверие был отлучен от Церкви. Евсевий же Кесарийский был другом обоих и не только на Соборе, но ранее и после везде принимал их сторону, и его считают вождем умеренных ариан. — Кесария Палестинская была главным городом в Палестине на восточном берегу Средиземного моря; она получила свое наименование в честь Римского Кесаря (Октавия) Августа от царя иудейского Ирода, который строил города в честь Кесаря. Начало христианства в Кесарии положено было св. Апостолом Петром обращением сотника Корнилия со всем домом его (Деян. гл. 10). После разрушения Иерусалима Кесария была местом пребывания епископа, которому подчинена была Церковь Иерусалимская до 451 года. Ныне от великолепной Кесарии остались только груды развалин.
  42. Феодорит, епископ Кирский. Церковная история, изд. 1852 г., гл. 21, стр. 84—86.
  43. История Церкви, изд. по подлинным памятникам. Д. Б. Влад. Геттэ. Изд. С.-Пб., 1875 г., том третий, стран. 64—65.
  44. Историческ. учение об отцах Церкви, арх. Филарета Чернигов., изд. 1859 г. том II, стран. 25. То же свидетельств. и професс. Н. Барсов.
  45. Историческ. исследован, «наход. в Деян. святых» (изд. Болландистов) июля кн. IV. И англо-немецко-французское издан. житий св. отцов и мучеников, перев. и обработ. Бутлера, Реса и Вейса, часть девятая, немец. изд. 1824 г.
  46. «Стремление сохранить и оградить от повреждений те начала, которые были положены в периоде нераздельной Церкви, обнимавшей Восток и Запад, — есть именно то, что в Восточной Церкви называется Православием». «Церковь Православная есть та, которая право, или неизменно, сохраняет учение древней Церкви вселенской и во всем пребывает верною тем началам, какие определены ей основателем ее Иисусом Христом и Его апостолами». (Введение в Православное церковное право. Д. Б. М. А. Остроумова. Том I-й, издан. 1893 г., стран. 27—28 и 670).
  47. Полное собрание творений св. Иоанна Златоуста. Изд. 1896 г., том 2-й, книга вторая, стран. 646—647 и 649. Похвала святому отцу Евстафию, архиеп. Антиохии великой. — Св. Иоанн Златоуст, архиепископ Константинопольский, знаменитый отец вселенской Церкви половины IV и начала V века, прославившийся особенно своими проповедями и толкованием Священного Писания. За свое необыкновенно блестящее красноречие он назван Златоустым. Родился в 347 году в Антиохии, крещен был на 23 году. Большую часть своей жизни трудился он в сане священника в Антиохии Великой, а в конце IV века поставлен епископом Константинопольским и за этот последний период своего священнослужения претерпел много гонений по влиянию императрицы Евдоксии, супруги императора Аркадия, и мученически скончался в ссылке в Армении в 407 году. Ему принадлежит чин Литургии, совершающейся в Православной Церкви бо́льшую часть года. Память его празднуется 30 января и 13 ноября.
  48. Феодорита, епископа Кирского, Церковн. история изд. 1852 г. глава 22, стр. 87. — История Церкви изд. Вл. Геттэ, изд. 1875 г. том третий, стр. 65. — Впоследствии ариане стали называть православных антиохийцев еще и кампенсами (от слова «campus» — поле), так как они собирались для богослужения между прочим и в открытом поле, вследствие того, что ариане, при поддержке мирских властей, захватили и занимали храмы православных. См. творен. блаж. Иеронима Стридонского. Издан. 2-е, 1893 г., часть 1-я, стран. LV—LVI (Жизнь).
  49. Св. Иероним пишет, что это была ссылка «за веру» православную. (Хроника Иеронима, год 332). — Фракиею в древности называлась вся страна на Балканском полуострове на север от Македонии, Эгейского моря и Мраморного, где ныне часть Венгрии, Трансильвания, Бессарабия, Румыния, Болгария, Сербия и восточная часть Румелии. Фракия славилась богатством металлов, пением и музыкой. Римляне покорили ее лет за 20 до Рождества Христова.
  50. Похвала св. отцу нашему Евстафию Антиохийскому творен. св. Иоанна Златоустого, издан. 1896 г., том 2-й, кн. вторая, стран. 647.
  51. Император Константин скончался в 337 году. Ему наследовали сыновья его Константин II, Констанций и Констант. Констант вскоре умер, а Констанций, царствовавший в восточной части империи, вполне покровительствовал арианам.
  52. Филиппы — город на реке Марице в Македонии, был древнею греческою колониею, которой овладел Филипп Македонский, назвавший его Филиппы. Ныне это Филиппополь, по-болгарски Плавдиноград. К христианам этого города филиппийцам Апостол Павел написал известное послание.
  53. Вполне точного сведения о годе смерти святаго Евстафия в древних памятниках нет. Филарет, архиеп. Черниговский, и профессор Н. Барсов годом его кончины считают 345 год.
  54. Полный месяцеслов Востока. Архиеп. Сергия. Изд. 1876 г., том II, часть 2-я, стр. 58. Заметки на 21 февраля. Об этом перенесении мощей пишет Феодор — Чтец, известный историк VI века, написавший 4 книги Церковной истории, — первые две по прежним историкам, а последние самостоятельно.
  55. Под именем мощей в св. Церкви в обширном смысле разумеется тело каждого умершего христианина. Так, в чине погребения усопших говорится: «Взявше мощи усопшего, отходят (с ними) во храм». Но собственно под св. мощами разумеются честные останки св. Угодников Божиих. Однако и здесь слово мощи имеет разное значение. Мощами называются прежде всего кости св. угодников. Так, древние христиане почитали кости св. мучеников Игнатия Богоносца и Поликарпа Смирнского. Церковный историк Евсевий, говоря о перенесении в IV веке мощей св. Ап. Луки и Тимофея, добавляет, что патриарх держал их у себя на коленах в небольших ковчежцах или ящиках. Очевидно, в этих ковчежцах могли уместиться только кости св. апостолов. Слово мощи и у наших предков означало главным образом кости. Некоторые же мощи святых представляют целые тела усопших и сохраняются настолько, что отличаются даже мягкостью и гибкостью членов, например, на о. Корфу мощи св. Спиридона Тримифунтского свыше полторы тысячи лет лежат в сыром и жарком климате, сохраняя гибкость членов. (Миссион. Щит веры. Сост. И. Смолиным. С.-Пб., изд. 1904 г. стран. 64 и проч.).
  56. Седьмой Вселенский Собор Церкви состоялся в 787 году в царствование императрицы Ирины с сыном Константином там же, где был и Первый Вселенский Собор, — в городе Никее Вифинской; им установлен догмат об иконопочитании против иконоборцев. Подлинные деяния этого собора сохранены полностию и на русском языке изданы при Казанской Духовной Академии в 1891 году.
  57. Деяния Вселенских Соборов издан. в русск. переводе при Казанской Духовной Академии в 1891 году, том седьмой, стран. 233.
  58. Преподобный Иероним Стридонский родился в 330 г. в небольшом городке Стридоне в Далмации и Панонии; родитель его был благочестивый дворянин; скончался Иероним в 420 году, 90 лет. По своей обширной многосторонней учености, по своей неутомимой деятельности и великим письменным трудам на пользу христианской науки и Церкви Христовой, по истинно подвижнической поучительной жизни блаженный Иероним принадлежит к знаменитейшим отцам — учителям древней Западной Церкви; большую часть жизни своей провел он на Востоке. Творения блаженного Иеронима изд. при Киевск. Духовной Академии, изд. 2-е, 1894 г. часть 2-я, стран. 266. Письмо 68 Евангелу пресвитеру и стр. 251—252 письмо 65.
  59. Св. Василий Великий, епископ Кесарии Каппадокийской, родился около 330 года в Кесарии, главном городе Каппадокии, в родовитой и высокообразованной семье. Лет 18 отправился в Константинополь и Афины, где блестяще закончил свое научное образование, и, вернувшись в Кесарию, лет 25 принял Крещение и сделан был чтецом. В 364 году был посвящен в пресвитеры, а в 370 — в епископы; скончался в 379 году. Он ревностно защищал православное учение веры от арианства, но испытал вражду не только от ариан, а и от ревнителей правоверия, которые находили, что он слишком примирительно действует с арианами; он решительно воспротивился стараниям тогдашнего императора Валента, ярого приверженца ариевой ереси, привлечь Церковь Кесарии к арианству. Св. Василий Великий оставил богатейший вклад в свято-отеческую литературу своими многочисленными дивными сочинениями и чином Литургии, за что получил наименование Вселенского учителя веры христианской. Память его — 1-го и 30-го января.
  60. Св. Епифаний, епископ Кипрский, или точнее города Саламина на острове Кипр, родом иудей, принял Крещение на 16 году, в епископы посвящен на 60 году своей жизни. Строгий подвижник отличался детскою доверчивостию, добротою и благотворительностию. Основал в Палестине иноческую обитель, где около 30 лет был ее настоятелем. Одарен был даром чудотворения, обладал знанием многих языков и был пламенным ревнителем Православия; скончался в 403 году, глубоким старцем. Главные его сочинения «о ересях»: «Якорь против арианства и духоборцев» и «Лекарственный ящик против восьмидесяти ересей» — древних и ему современных. Память его — 12 мая.
  61. Анастасий Синаит, или Киновит, из синаитских аскетов второй половины шестого века, был патриархом Антиохийским, ревностным борцом за Православие против еретиков (придворных), чем навлек на себя гнев императора Юстиниана и, несмотря на святость жизни, удален в изгнание, где пробыл более 20 лет. В этом заточении он написал много богословских сочинений, особенно по вопросам о двух естествах и о двух лицах в Иисусе Христе. Св. Анастасий Синаит называет святаго Евстафия Антиохийского божественным и пишет, что он смотрит на него, как на мужа совершенного в путях Божиих, как на мудрого проповедника, святаго мученика и учителя, как на своего отца и защитника, как на мужа боговдохновенного.
  62. Церковная история блажен. Феодорита, еписк. Кирского. Русск. изд. С.-Пб. 1852 г., кн. 1, гл. VIII, XXV и проч. Также в Церковной историографии. Д. Б. А. П. Лебедева, изд. 1898 г.
  63. Эрмий Созомен, Саламинский по родовой его фамилии, греческий церковный историк, родом из Палестины, законовед. Церковная история его обнимает время от 323 до 439 г. Воспитание его происходило под влиянием монахов в середине пятого века. Его история первых трех веков христианства не сохранилась. А Церковная история четвертого века в русск. перев. издана в 1851 г. Там об Евстафии Антиохийском стр. 22, 121, 123 и проч. Но тот Евстафий, о котором Созомен пишет (на стр. 404), что он был возвращен Иовианом и посвящал в епископы Еваргия, был иным, не святым. (Ист. Уч. об отц. Цер., стран. 25—26).
  64. Историческое учение об отцах Церкви. Филарета, архиеп. Черниговского. Изд. 1859 г., том 2, стран. 26.
  65. Эти выписки и целое сочинение об Аэндорской волшебнице с речью к императору Константину изданы в четвертом томе Голландовой библиотеки и Мина Patrolog. Tom. 18. Еще в Фабрициевой греческ. библиотеке (Tom. 9, р. 133, fol 68, 170). Историч. учен. об отц. Церкви. Филарета арх. Чернигов. 1859, т. II, стр. 26.
  66. Историч. учен. об отцах Церкви. Филарета, арх. Чернигов. 1859 г. т. II, стран. 27.
  67. Например, в своде толкований на книгу Бытия (Fabrit. Bibl. graec. 8, р. 641, 643—645), на книги Царств и на притчи Соломоновы (Bibliot. Coislian р. 43—45, р. 60, 247).
  68. Ориген был знаменитым христианским учителем Александрийской церкви в половине третьего века (скончался в 254 году) и выдающимся катехизатором Александрийского Огласительного училища, а потом в Кесарии Палестинской в сане пресвитера. Ориген родился в Александрии в конце второго века и остался 17-летним юношей после отца, казненного за исповедание христианства. В Дециево гонение был заключен в тюрьму, разрушившую его здоровье, отчего он и скончался около 70 лет. За неутомимость в труде был прозван адамантовым. Многие св. отцы Церкви были обязаны Оригену первоначальным своим научением и обращением из язычества в христианство, например, св. Григорий Неокесарийский. Многочисленные его сочинения направлены к защите христианства против еретиков, врагов христиан, и особенно замечательны труды по Св. Писанию, где он пытался согласовать веру с знанием и философиею, но Ориген выражал часто произвольные, не разделяемые всею Церковию, толкования и мысли, например, о Лицах Святой Троицы, о создании душ, хотя высказывал их как личные свои предположения, которые его поклонники развивали до крайности и до ереси. В шестом веке Оригена обвиняли в десяти ересях, и на Поместном Константинопольском Соборе в 543 году Ориген осужден как еретик, предан анафеме, а сочинения его объявлены подлежащими истреблению, как еретические.
  69. Аэндор, или Ен-дор (источник жилища), был городок при потоке Киссоне, в Палестине. Близ Аэндора жила волшебница, упоминаемая в 1-й книге Царств (гл. 28), к которой приходил ночью еврейский царь Саул и просил ее вызвать ему умершего Самуила. Путешественникам и теперь показывают близ Назарета пещеру, в которой будто жила та волшебница. Ныне на месте Аэндора находится небольшая бедная деревня, называемая Эндур.
  70. Самуил был последним и знаменитейшим из Судей израильских за одиннадцать веков до Рождества Христова. Им основаны были пророческие сонмы, или школы, как религиозно-нравственные общества для пробуждения в народе патриотизма и просвещения. Мудро правил он народом; скончался на 88 году, поставив первого царя Саула. Жизнь Самуила описана в первых главах 1-й книги Царств.
  71. Саул, сын Кисов, первый царь еврейского народа, помазанный Самуилом на царство, царствовал 40 лет сначала добродетельно, а потом властолюбиво и жестоко, когда перестал следовать советам Самуила. Жизнь его описана в 1-й книге Царств, гл. IX—XXXI.
  72. В недрах Авраама или на лоне (на груди) Авраама — выражение библейское, означающее место загробного нахождения ветхозаветных праведников. (Еванг. от Луки, гл. 16, ст. 22—23). Образ выражения этот взят от возлежания на вечерях у иудеев, причем возлежать на персях, на лоне, было знаком особенной близости возлежащих так.
  73. Историческое учение об отцах Церкви. Филарета, архиеписк. Черниговского. Изд. 1869 г., том II, стран. 28.
  74. Творения св. отца нашего Иоанна Златоуста, архиеписк. Константинопольского, в русском переводе. Издан. С.-Петерб. Духовн. Академии 1896 г., том 2-й, книга 2, стр. 642—650.
  75. Послан. Ап. Павла Римлянам, гл. 1, ст. 25.