Через Ледовитый океан из Владивостока в Архангельск (Старокадомский)/1916 (ДО)/Плавание в 1914 году

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Черезъ Ледовитый океанъ изъ Владивостока въ Архангельскъ
авторъ Леонидъ Михайловичъ Старокадомскій (1875—1962)
См. Оглавленіе. Опубл.: 1916. Источникъ: Commons-logo.svg Л. Старокадомскій. Черезъ Ледовитый океанъ изъ Владивостока въ Архангельскъ. — Петроградъ, 1916.

Редакціи

 Википроекты: Wikidata-logo.svg Данныя


[-]№ 7. Южный берегъ Земли Императора Николая II. 78°10′ с. шир., 102°38′ вост. долг.
№ 7. Южный берегъ Земли Императора Николая II. 78°10′ с. шир., 102°38′ вост. долг.

№ 9. Ледяныя горы близъ SW оконечности Земли Императора Николая II.
№ 9. Ледяныя горы близъ SW оконечности Земли Императора Николая II.
[1]
ЧЕРЕЗЪ ЛЕДОВИТЫЙ ОКЕАНЪ — ИЗЪ ВЛАДИВОСТОКА ВЪ АРХАНГЕЛЬСКЪ.

Если открытіе Земли Императора Николая II привлекло вниманіе широкихъ круговъ общества къ работамъ и плаванію Гидрографической Экспедиціи Сѣвернаго Ледовитаго океана, произведеннымъ въ 1913 году, послѣдующее плаваніе судовъ этой экспедиціи оказалось не менѣе примѣчательнымъ и памятнымъ, такъ какъ впервые вышедшіе изъ Тихаго океана корабли прошли Ледовитымъ моремъ до Архангельска.

Плаваніе это, продолжавшееся съ 24-го іюня 1914 г. по 3-е сентября 1915 г., дало большое количество матеріаловъ по разнымъ отраслямъ знаній, такъ какъ разнообразныя и разностороннія наблюденія производились и во время собственно плаванія и — особенно во время вынужденной зимовки въ высокихъ широтахъ. Подробная обработка и сводка полученныхъ данныхъ не можетъ быть произведена въ настоящее время по вполнѣ попятнымъ причинамъ, но надо надѣяться, что тотчасъ по минованіи трудныхъ условій будетъ приступлено къ разработкѣ обширнаго и рѣдкаго матеріала. До тѣхъ поръ приходится довольствоваться лишь нѣкоторыми, наиболѣе общаго характера и не вполнѣ точными свѣдѣніями о результатахъ изслѣдованій и наблюденій.


I. Плаваніе въ 1914 году.

Въ составъ Гидрографической Экспедиціи Сѣвернаго Ледовитаго океана входили, какъ и въ предыдущіе годы[1] транспорты-ледоколы «Таймыръ» и «Вайгачъ». Командиромъ [2]перваго былъ флигель-адъютантъ капитанъ 2-го ранга Б. А. Вилькицкій, и. д. Начальника экспедиціи. На транспортѣ «Таймыръ» находились помощники Начальника экспедиціи, лейтенанты А. Н. Жоховъ (вскорѣ перешедшій на транспортъ «Вайгачъ»), А. М Лавровъ, Н. И. Евгеновъ, Д. Р. Анцевъ, инженеръ-механикъ капитанъ 2-го ранга Д. А. Александровъ (летчикъ), инженеръ-механикъ старшій лейтенантъ А. Г. Фирфаровъ, докторъ медицины Л. М. Старокадомскій, 41 чел. нижнихъ чиновъ и 1 вольнонаемный поваръ. Личный составъ транспорта «Вайгачъ» былъ слѣдующій: командиръ — капитанъ 2-го ранга П. А. Новопашенный, помощники Начальника эспедиціи, лейтенанты Н. А. Гельшертъ, Н. А. фонъ-Транзе (вскорѣ перешедшій на тр. «Таймыръ»), К. К. Неупокоевъ, мичманъ А. Г. Никольскій, инженеръ-механикъ мичманъ А. Н. Ильинскій, докторъ Э. Е. Арнгольдъ, 39 нижнихъ чиновъ, двое вольнонаемныхъ (поваръ и вѣстовой-буфетчикъ). Кромѣ постояннаго судового состава, на транспортѣ «Вайгачъ» находились свободный художникъ Сахаровъ, оставившій корабль по приходѣ въ Колючинскую губу, и ученикъ московскаго техническаго училища Подпругинъ, отправлявшійся изъ Владивостока къ роднымъ въ гор. Петропавловскъ на Камчаткѣ.

Главная задача, поставленная въ 1914 г. экспедиціи, заключалась въ проходѣ Ледовитымъ океаномъ до Атлантическаго океана; различныя гидрографическія работы предписывалось производить въ предѣлахъ, не мѣшающихъ преслѣдованію главной цѣли. Если-бы, какъ это уже имѣло мѣсто во время плаванія 1913 года, встрѣтились непреодолимыя препятствія къ исполненію важнѣйшей задачи, судамъ оставалось возвращаться въ г. Петропавловскъ на Камчаткѣ, гдѣ они должны были, въ такомъ случаѣ, ждать дальнѣйшихъ распоряженій. Послѣдующія событія были, какъ будетъ видно изъ дальнѣйшаго изложенія, таковы, что подобное отступленіе оказалось невозможнымъ.

На каждомъ изъ судовъ экспедиціи находился запасъ провизіи почти на 1½ года, шерстяная и мѣховая одежда, санки, лыжи, инструменты для работъ во льду, приборы для производства описныхъ, гидрологическихъ, метеорологическихъ и [3]зоологическихъ работъ. На тр. «Таймыръ», кромѣ того, былъ погруженъ спеціально пріобрѣтенный гидро-аэропланъ.

По примѣру прежнихъ лѣтъ, для пополненія запасовъ угля и воды и для снабженія свѣжимъ мясомъ на нѣкоторое время, передъ самымъ началомъ плаванія въ Ледовитомъ океанѣ, изъ Владивостока былъ отправленъ въ заливъ Провидѣнія на Чукотскомъ полуостровѣ транспортъ «Тоболъ». Въ этомъ году тр. «Тоболъ» долженъ былъ сопровождать суда экспедиціи и въ самомъ Ледовитомъ океанѣ, до встрѣчи со льдами и во всякомъ случаѣ не далѣе устья р. Колымы. Командиромъ тр. «Тоболъ» былъ лейтенантъ М. Н. Жеденовъ.

Былъ великолѣпный тихій и ясный лѣтній день, когда въ шестомъ часу пополудни 24-го іюня 1914 г. «Таймыръ» и «Вайгачъ» простились съ красивой бухтой Золотой Рогъ и ушли въ море, разставшись, вѣроятно, навсегда съ Владивостокомъ.

Суда направились къ Сангарскому проливу, чтобы, по выходѣ изъ него, произвести гидрологическія изслѣдованія въ области одного изъ южныхъ Курильскихъ проливовъ и вблизи находящейся у японскихъ береговъ глубокой впадины дна Тихаго океана. Въ ночь на 26-е открылся находящійся передъ входомъ въ Сангарскій проливъ о. Ошима, а затѣмъ и берегъ о. Іезо. Въ 7 ч. утра на тр. «Таймыръ» сломалось пыряло трюмно-машинной помпы и такъ какъ запасного на судахъ не имѣлось, было рѣшено зайти для исправленія поврежденія въ ближайшій портъ — Хакодате.

Въ Хакодате стоялъ на рейдѣ англійскій крейсеръ «Newcastle», направлявшійся въ г. Петропавловскъ, гдѣ съ нимъ впослѣдствіи экспедиція вновь встрѣтилась.

Изъ Хакодате — маленькаго, живописно расположеннаго городка — суда ушли въ 2 ч. дня 28-го іюня, въ 6 ч. вечера вышли изъ пролива въ океанъ, а 29-го и 30-го занимались гидрологическими изслѣдованіями. Работы затруднялись значительной зыбью отъ SO, при чемъ при застопоренной машинѣ развивалась порядочная качка, съ розмахами до 26° на бортъ. Въ первый день достали глубину 2306 саж., взяли нѣсколько образцовъ воды для химическаго изслѣдованія, [4]опредѣлялись температура и удѣльный вѣсъ воды, содержаніе раствореннаго въ водѣ кислорода, производилось собираніе планктона (мелкія животныя и растенія, населяющія толщу воды) съ разныхъ глубинъ. Во второй день работъ оборвалась струна, на которой былъ спущенъ на 9000 метровъ маленькій батометръ Сигсби. Боясь потерять второй (и послѣдній) батометръ этого вида, который могъ-бы понадобиться въ случаѣ нахожденія большихъ глубинъ въ Ледовитомъ океанѣ, прекратили работы по обслѣдованію этой части моря и въ 6 ч. вечера пошли въ Петропавловскъ. Температура воды, достигавшая на поверхности мора 14°,8, понижалась до глубины 100 метровъ, гдѣ равнялась всего +0°,2, постепенно повышаясь затѣмъ съ глубиною до 2°,5.

Ночью на 1-е іюля простояли около часа, такъ какъ на «Вайгачѣ» отдался соединительный винтъ винта и было необходимо тотчасъ покрѣпить его. Въ этотъ день замѣтили въ морѣ пустой кунгасъ (рыболовную шлюпку), весь обросшій морскими уточками и, видимо, давно плавающій по волѣ волнъ и вѣтра. Слѣдующіе два дня шли въ густомъ туманѣ; зыбь стала замѣтно меньше.

4-го іюля пришли ко входу въ Авачинскую губу, простояли нѣкоторое время изъ-за тумана и днемъ подошли къ г. Петропавловску, заставъ на рейдѣ «Якутъ» и «Newcastle».

Англійскій крейсеръ приходилъ въ Петропавловскъ съ цѣлью поставить памятникъ на могилѣ капитана Clark’а, спутника знаменитаго Кука. Городъ торжественно и тепло привѣтствовалъ иностранныхъ гостей, команды русскихъ военныхъ судовъ приняли участіе въ парадѣ англійскихъ моряковъ въ день открытія памятника.

Почтенное намѣреніе англичанъ, какъ будто, привело въ нѣкоторое смущеніе мѣстную администрацію. Дѣло въ томъ, что нельзя было сказать, гдѣ именно находится могила капитана Клерка. Извѣстно было, что 18 апрѣля 1779 года прибыли въ Петропавловскъ два англійскихъ военныхъ судна, подъ командою капитана Клерка, «Resolution», и «Discovery»; 14 февраля 1770 г. Кукъ былъ убитъ на Сандвичевыхъ островахъ, послѣ чего принялъ начальствованіе надъ экспедиціею [5]Клеркъ. 5 іюня англійская эскадра ушла съ море; Клеркъ писалъ, что въ апрѣлѣ будущаго года снова придетъ въ Петропавловскую гавань, но 13 августа 1779 г. та же эскадра пришла въ Петропавловскъ подъ командою капитана Гора, съ тѣломъ умершаго въ пути Клерка. Клерка похоронила — «на сѣверной сторонѣ гавани англичане устроила ему могилу у березоваго дерева; обложили ее дерномъ и обнесли частоколомъ»[2]. Мало того, въ 1787 г., въ бытность Лаперуза въ Петропавловской гавани (съ 25 августа по 19 сентября, съ кораблями «Boussole» «Astrolabe»), французы надъ могилою Клерка поставили небольшую гробницу съ вырѣзанною на мѣдной доскѣ надписью на французскомъ языкѣ о заслугахъ этого мореплавателя[3].

Въ маѣ 1818 г. Головнинъ писалъ: «по новому расположенію города памятникъ, воздвигнутый офицерами корабля Надежды надъ могилою извѣстнаго Англійскаго мореплавателя Капитана Клерка, долженъ былъ бы стоять въ самой худой части города; почему Г. Рикордъ[4] рѣшился перенесть его на другое, приличное мѣсто. Для сего надлежало и прахъ сего мужа перенести туда же; что онъ, съ согласія здѣшняго духовенства, и сдѣлалъ въ нашу бытность. Остатокъ гроба и прахъ были положены въ другой ящикъ,… былъ перенесенъ къ назначенному мѣсту и опущенъ въ могилу»[5]. Какъ бы то ни было, мѣсто погребенія Клерка нельзя было найти и небольшой памятникъ, въ видѣ каменной пирамиды съ соотвѣтственной надписью, поставили возлѣ церкви, неподалеку отъ памятника другому знаменитому мореплавателю — Берингу.

На слѣдующій день «Newcastle» ушелъ въ море, а черезъ день, 8-го іюля, вышла изъ Авачинской бухты и наша экспедиція. «Вайгачъ» пошелъ прямо въ заливъ Провидѣнія, а [6]«Таймыръ» вечерамъ 9-го подошелъ къ устью р. Камчатки, гдѣ на рыбно-консервномъ заводѣ запасся консервованной камчатской лососиной и рано утромъ 11-го отправился вслѣдъ за «Вайгачемъ».

Свѣжій вѣтеръ, встрѣтившій суда экспедиція въ морѣ, вскорѣ послѣ выхода изъ Авачинской бухты, перешелъ въ штормъ отъ N0, силою до 22 метровъ въ секунду. Къ ночи 13-го вѣтеръ стихъ. Вечеромъ 14-го «Таймыръ» услышалъ работу анадырской радіостанціи — самой сѣверной русской станціи въ Тихомъ океанѣ, на слѣдующее утро увидѣлъ «Вайгачъ», днемъ открылся берегъ Чукотскаго полуострова и въ 6 ч. вечера суда экспедиціи входили въ знакомую закрытую гавань Эмма въ обширномъ заливѣ Провидѣнія. Здѣсь уже стоялъ транспортъ «Тоболъ», съ котораго тотчасъ начали принимать воду, выведя, вмѣстѣ съ тѣмъ, по одному котлу. На слѣдующее утро началась погрузка угля; при этомъ пользовались помощью корейцевъ-рабочихъ, взятыхъ изъ Владивостока «Тоболомъ».

Въ бухту Эмма 16-го іюля пришла небольшая моторная шхуна «Arctic», принадлежавшая А. В. Вонлярлярскому, занятому розысками золота въ отведенномъ ему для этого огромномъ раіонѣ въ Чукотскомъ и Анадырскомъ уѣздахъ. На «Arctic’ѣ» прибылъ въ Эмму много лѣтъ живущій тамъ торговецъ Томсонъ, только что побывавшій въ г. Номѣ на Аляскѣ. Отъ Томсона мы получили болѣе подробныя свѣдѣнія объ участи канадскаго судна «Карлукъ», помочь экипажу котораго было предложено нашей экспедиціи передъ самымъ уходомъ изъ г. Владивостока, вслѣдствіе просьбы Канадскаго правительства.

«Карлукъ» — судно экспедиціи Стефенсона, имѣвшей цѣлью изслѣдованіе раіона Ледовитаго океана къ сѣверо-востоку отъ Берингова пролива. Осенью 1913 года, когда судно находилось еще у ледяного припая матерого берега, Стефенсонъ съѣхалъ на берегъ для охоты и, возвратившись, не нашелъ своего корабля, который былъ измѣнившимся вѣтромъ оторванъ вмѣстѣ со льдомъ отъ берега и вынесенъ въ море. Шхуну «Карлукъ» продрейфовало за о. Геральдъ, къ N0 отъ [7]котораго раздавило льдами. Находившіеся на суднѣ люди, среди которыхъ были эскимосы съ женами и дѣтьми, спаслись на о. Геральдъ, а потомъ перебрались съ него на о. Врангеля, гдѣ были принуждены остаться на зиму и обосновались въ бухтѣ Роджерсъ. Командиръ «Карлука», Бартлетъ, одинъ изъ наиболѣе опытныхъ полярныхъ мореплавателей, принимавшій участіе въ экспедиціяхъ Пири, отправилъ по льду на материкъ нѣсколькихъ изъ своихъ людей, но люди эти, повидимому, всѣ погибли. Не получая отъ посланныхъ извѣстій, Бартлетъ отправился съ двумя эскимосами въ серединѣ полярной ночи, въ самомъ концѣ декабря, на материкъ, благополучно добрался до чукотскихъ поселковъ, а оттуда въ гавань Эмма, изъ которой отплылъ въ Америку съ первымъ пароходомъ и принесъ извѣстія о гибели корабля и о положеніи несчастныхъ на необитаемомъ островѣ.

Для встрѣчи съ Бартлетомъ, который, какъ было извѣстно, долженъ былъ идти на помощь зимовавшему на о. Врангеля экипажу, для чего предоставлялось американское охранное судно «Беръ», «Таймыръ», окончивъ погрузку угля и воды и взявъ свѣжее мясо, пошелъ 21-го іюля въ г. Нонъ, расположенный на открытомъ берегу вблизи Берингова пролива.

Заходъ въ г. Номъ преслѣдовалъ, вмѣстѣ съ тѣмъ, еще и другую цѣль. Находившійся на «Таймырѣ» гидро-аэропланъ не былъ достаточно испытанъ послѣ доставки его въ г. Владивостокъ, и проба аппарата была сдѣлана въ бухтѣ Эмма. При испытаніи сломалась хвостовая часть аппарата; предполагалось, что нужный для починки матеріалъ можно будетъ достать въ г. Номѣ. Это и удалось, дѣйствительно. (Рис. 1).

Зато не удалось увидѣть Бартлета, такъ какъ оказалось, что «Беръ» ушелъ въ море. Въ портѣ Кларенсъ, куда могло зайти это судно, «Таймыръ» также не нашелъ его.

Заходъ въ г. Номъ имѣлъ, однако, чрезвычайно важное значеніе для участниковъ экспедиціи: придя туда 22 іюля, «Таймыръ» получилъ извѣстія о войнѣ въ Европѣ. Неимовѣрные размѣры войны и чрезвычайный масштабъ военныхъ дѣйствій, конечно, тогда еще не могли быть извѣстны, но и самый фактъ, что Россія находится въ войнѣ, былъ для [8]экспедиціи совершенно неожиданнымъ. «Таймыръ», пройдя къ мысу Дежнева, куда должны были подойти, по окончаніи чистки котловъ «Вайгача», оба оставшіеся въ гавани Эмма транспорта, извѣстилъ «Вайгачъ» и «Тоболъ» о войнѣ. Командиръ «Вайгача» получилъ порученіе идти съ «Тоболомъ» въ Ледовитый океанъ, при чемъ «Тоболъ» долженъ былъ пройти въ Колючинскую губу, а «Вайгачъ» — попытаться подойти къ о. Врангеля, для оказанія помощи экипажу «Карлука». «Таймыръ»-же пошелъ въ устье р. Анадыря, чтобы по радіотелеграфу снестись съ Петроградомъ и узнать, не послѣдуютъ ли 1. Сборка гидро-аэроплана въ бухтѣ Эмма.
1. Сборка гидро-аэроплана въ бухтѣ Эмма.
какія нибудь новыя распоряженія относительно экспедиціи, въ виду наступленія военныхъ дѣйствій.

Въ то время, когда «Таймыръ» былъ у гор. Нома, «Вайгачъ» подходилъ къ о. Ратманова, западному изъ двухъ острововъ Діомида, лежащихъ въ Беринговомъ проливѣ, между которыми проходитъ пограничная черта Россіи и Сѣверо-Американскихъ Соединенныхъ Штатовъ съ 1867 г., когда Россія уступила свои американскія владѣнія. Островъ Ратманова обитаемъ эскимосами, жилища и бытъ которыхъ нѣсколько отличны отъ встрѣчаемыхъ у эскимосовъ Сѣверной Америки и крайняго сѣверо-востока Азіи. [9]

У поселка Ново-Маріинскаго, въ устьѣ р. Анадыря, гдѣ находится станція безпроволочнаго телеграфа, «Таймыръ» пробылъ до 30 іюля, отправивъ телеграммы въ Петроградъ, съ упоминаніемъ, между прочимъ, о стремленіи офицеровъ экспедиціи принять участіе въ военныхъ дѣйствіяхъ и о приготовленіе судовъ къ бою и затопленію на случай встрѣчи съ германскимъ крейсеромъ «Лейпцигъ», о которомъ было извѣстно, что онъ погрузилъ уголь въ Санъ-Франциско и вышелъ въ море. Отвѣтъ высшаго начальства гласилъ, что слѣдуетъ постараться выполнить основную задачу плаванія; одновременно были получены напутственныя телеграммы Морского Министра и Начальника Главнаго Гидрографическаго Управленія.

Врачу транспорта «Таймыръ» пришлось въ этомъ поселкѣ, помимо обычнаго оказанія нѣсколькихъ врачебныхъ пособій, произвести — по предложенію мирового судья и судебнаго слѣдователя Анадырскаго и Чукотскаго уѣздовъ — судебное медицинское вскрытіе вырытаго изъ могилы трупа, пролежавшаго въ мерзлой землѣ около 3 мѣсяцевъ.

Въ 6 ч. утра 1-го августа «Таймыръ» обогнулъ мысъ Дежнева я вступалъ въ Ледовитый океанъ, а въ 1 ч. дня прошелъ траверзъ мыса Сердце-Камень, вечеромъ-же вошелъ въ Колючинскую губу, гдѣ засталъ «Тоболъ», мачты котораго были видны изъ за косы задолго до входа въ губу. Оказалось, что «Тоболъ» разстался съ «Вайгачемъ» еще 25 іюля, подлѣ мыса Икигуръ и съ тѣхъ поръ о «Вайгачѣ» не было извѣстій. На пути къ Колючинской губѣ и «Тоболъ» и «Таймыръ» встрѣчали по временамъ близъ берега рѣдкій разбитый ледъ, не мѣшавшій плаванію. Въ самую Колючинскую губу часто заходили отдѣльныя льдины, а «Тоболъ» былъ даже сорванъ навалившимся льдомъ съ якорей, при чемъ потерялъ ихъ и сѣлъ на мель. Впрочемъ, ко времени прихода «Таймыра», «Тоболъ» уже снялся съ мели и поднялъ одинъ изъ якорныхъ канатовъ.

Въ Колючинской губѣ «Таймыръ» пробылъ до 3 ч. дня 3-го августа; ночью съ 2 на 3-е была получена телеграмма съ «Вайгача», извѣщавшая, что онъ сутки уже стоитъ [10]затертый льдомъ въ 15 миляхъ къ Ost'у отъ мыса Гаваи острова Врангеля. Температура воздуха въ эти дни колебалась между +3° и +6° Ц., дулъ слабый сѣверный вѣтеръ.

Выйдя изъ Колючинской губы, гдѣ тѣмъ временемъ «Тоболъ» продолжалъ устраивать небольшой складъ угля на ближайшемъ берегу, «Таймыръ» прошелъ сначала съ описью и промѣромъ до острова Колючина, заполнивъ, такимъ образомъ, оставленный здѣсь въ прежніе годы пробѣлъ. На пути встрѣтили моторный ботъ «Nigulik»,[6] шедшій по направленію Колючинской губы, и американскую китобойную шхуну «P. Jabler». Покончивъ съ описью, дошли къ о. Врангеля, пытаясь подойти къ нему съ юга и помочь, если будетъ нужно, «Вайгачу», подходившему къ острову съ востока.

Въ 8 ч. утра 4-го подошли къ кромкѣ разбитаго льда и шли затѣмъ вдоль нея, а затѣмъ вошли въ ледъ. Пробираясь въ немъ, увидѣли по носу о. Врангеля и справа — о. Геральдъ, а затѣмъ вскорѣ и тр. «Вайгачъ». Ледъ сталъ очень сплоченнымъ, состоя преимущественно изъ старыхъ торосистыхъ льдинъ, съ обломками ледяныхъ полей. Остановились миляхъ въ 30 отъ мыса Гаваи, до «Вайгача» было миль десять. Какъ оказалось, «Вайгачъ» не могъ двигаться изъ за крупной льдины, вдвинувшейся своимъ подводнымъ тараномъ подъ винтъ. Для освобожденія винта прибѣгали ко взрыванію льда и къ опиливанію его при помощи водолазовъ. Видя совершенную невозможность подойти къ южному или восточному берегу острова Врангеля, рѣшили отказаться отъ намѣренія помочь экипажу «Карлука» и уйти въ Колючинскую губу для догрузки углемъ и водою съ «Тобола». Въ морѣ температура воздуха была ниже, чѣмъ въ закрытой Колючинской губѣ, и вечеромъ 4 августа было всего +0°,2 Ц.

Черезъ 5 часовъ хода во льду, «Таймыръ» вышелъ на свободную воду и въ 4 ч. утра 6-го пришелъ въ Колючинскую губу. «Вайгачъ» пришелъ туда же днемъ, около половины второго. У «Вайгача» немного помятъ корпусъ и сломана одна лопасть винта. Съ 8 ч. утра на «Таймырѣ» начали погрузку угля. 7-го погрузка угля и пріемка воды были кончены. Теперь на транспортахъ было по 590 тоннъ угля, всѣ [11]угольныя ямы были плотно набиты и на верхнихъ палубахъ лежало тоннъ по 40. Былъ принятъ полный запасъ прѣсной воды — по 300 тоннъ — и принято въ послѣдній разъ свѣжее мясо. Команда вымылась въ банѣ «Тобола». «Тоболъ», окончивъ выгрузку угля, долженъ былъ возвращаться въ Берингово море, а затѣмъ въ г. Владивостокъ. Передъ выходомъ изъ Колючинской губы произошла перемѣна въ офицерскомъ составѣ транспортовъ: лейтенантъ А. Н. Жоховъ перешелъ на тр. «Вайгачъ», а лейтенантъ П. А. фонъ Транзе — на тр. «Таймыръ».

Утромъ 8-го августа отдали послѣднія письма на «Тоболъ», а въ 3 ч. дня оба ледокола вышли изъ Колючинской губы. Температура воздуха была +3°,0, вѣтеръ N, 10 метровъ, пасмурно; но вскорѣ вѣтеръ стихъ, перемѣнилъ направленіе, прояснило.

Все было готово къ дальнему походу.

Настроеніе было весьма бодрое. Всѣхъ окрыляла надежда, что въ этомъ году не повторятся прошлогоднія условія, когда ледяной невзломанный барьеръ остановилъ дальнѣйшее движеніе на западъ. Казалось, что, наоборотъ, послѣ неблагопріятнаго года скорѣе можно разсчитывать на лучшее состояніе морского пути. Дѣйствительность, увы, далеко не полностью оправдала предположенія: ледъ былъ, въ самомъ дѣлѣ, разломанъ, но пройти черезъ него на чистую воду Карскаго моря въ одну навигацію не удалось.

Пройдя мысъ Биллингса, суда склонились къ сѣверу, чтобы сдѣлать попытку подойти къ о. Врангеля съ западной его стороны — тяжело было оставлять безъ помощи людей, у которыхъ запасы провизіи, по разсказамъ, должны были изсякнуть въ іюлѣ и которые, къ тому же, можетъ быть, видѣли дымъ нашихъ судовъ во время первой попытки подойти къ острову. Но уже спустя два часа вошли въ плотный разбитый ледъ, сгущавшійся все болѣе. Нѣсколько разъ въ теченіе слѣдующихъ двухъ дней пыталось пройти къ берегамъ о. Врангеля, но каждый разъ скоро приходилось измѣнять курсъ и уходить изъ раіона, гдѣ вообще никогда еще не удавалось [12]пройти ни одному кораблю, и гдѣ словно есть какое-то препятствіе, задерживающее льды. Можетъ быть, существуетъ все таки, такъ называемая, земля Андреева, которую этотъ геодезіи сержантъ усмотрѣлъ, будто-бы, нѣкогда съ сѣвернаго изъ Медвѣжьихъ острововъ, но до которой никогда никто не могъ добраться. Присутствіе такой земли объяснило бы многое въ явленіяхъ распредѣленія льдовъ въ самой восточной части Сибирскаго Ледовитаго моря.

Продвигаясь, въ сильно сгустившемся уже мракѣ ночи, среди крупныхъ глыбъ разбитаго льда, съ транспорта «Таймыръ» замѣтили въ 11½ ч. вечера нѣчто, совершенно необычайное въ Ледовитомъ океанѣ — яркій огонь. Подходя ближе, разсмотрѣли, что на огромной льдинѣ пріютилось десятка два чукчей, вытащившихъ свои кожаныя байдары на ледъ и тутъ же на льдинѣ разведшихъ огромный, костеръ изъ выкидного лѣса; этотъ таборъ среди льдовъ холоднаго океана казался чѣмъ то феерическимъ. При видѣ большого судна, чукчи подняли шумъ и засуетились: кто спускалъ на воду байдары, кто проворно сбрасывалъ въ пахъ пожитки и охотничью добычу, кто растаскивалъ въ стороны горящія бревна и тушилъ ихъ. Черезъ нѣсколько минутъ вся ватага дружно гребла къ «Таймыру», съ трудомъ удерживая направленіе, такъ какъ, несмотря на ледъ, было порядочное волненіе. Застопорили машину, дали штормъ-трапъ, нѣсколько человѣкъ быстро взобралась на палубу. Среди чукчей, обыкновенно низкорослыхъ, плотныхъ и довольно таки дикаго вида, рѣзко выдѣлялся державшійся главаремъ, очень высокій старикъ, съ чертами лица, напоминавшими скорѣе американца, чѣмъ эскимоса или чукчу. Оказалось, насколько удалось понять, что чукчи во время охоты удалились далеко отъ берега, а теперь не рѣшались плыть между сталкивающимися на волненіи льдинами, которыя легко могутъ погубить ихъ утлыя шлюпки. Повидимому, новымъ знакомцамъ больше всего хотѣлось, чтобы ихъ доставили къ берегу, но это было невозможно и бѣдняги нѣсколько уныло, хотя и снабженные кое-какими припасами, отвалили отъ борта и запрыгали по волнамъ къ какой то новой громадной льдинѣ, чтобы на ней [13]дождаться тихой погоды или быть вынесенными на болѣе чистую воду.

Въ теченіе слѣдующихъ двухъ дней постоянно набѣгали «заряды» — быстро проходящія полосы тумана, иногда со снѣгомъ. 11-го августа въ первый разъ температура воздуха упала ниже 0° и такъ держалась двое сутокъ, достигнувъ вечеромъ 11-го — 4°,2. Шли все время въ кромкѣ разбитаго льда, который быстро сгущался, какъ только проходили нѣсколько дальше отъ края ледяной полосы.

На меридіанѣ Чаунской губы ледоколы раздѣлились, чтобы одновременно осмотрѣть возможно большее пространство. «Вайгачъ» направился къ Медвѣжьимъ островамъ, а «Таймыръ» — на сѣверъ; мѣстомъ встрѣчи былъ назначенъ о. Генерала Вилькицкаго, срокъ — 17-го августа, но если льды не позволятъ пройти къ острову, суда должны встрѣтиться 20-го, подлѣ мыса Святой Носъ — къ югу отъ большого Ляховскаго острова группы Ново-Сибирскихъ острововъ.

Путь, избранный «Таймыромъ», представлялъ большой интересъ: какъ разъ пересѣкалось то пространство, которое оставалось какъ бы заповѣднымъ, такъ какъ никогда еще не могло быть пройдено, и гдѣ должна лежать — если она существуетъ — земля, видѣнная въ 1764 г. Андреевымъ.

Въ предыдущемъ году, суда экспедиціи имѣли свободную отъ льда воду къ сѣверу отъ Ново-Сибирскихъ острововъ и сѣвернѣе острова Беннета, но, стремясь пройти отъ этого острова къ о. Врангеля, съ удивленіемъ встрѣтили скопленіе тяжелыхъ льдовъ, заставившихъ измѣнить направленіе и пробираться стороною къ матерому берегу. Начальникъ экспедиціи нанесъ на карту всѣ извѣстные маршруты путешественниковъ, плававшихъ и ѣздившихъ на саняхъ въ этой области, и получилъ очень интересные результаты: всѣ пути оставляли свободными какъ разъ то пространство, которое занято на старыхъ картахъ «землею, гдѣ живутъ люди хряхай».

Никакой земли видѣть не удалось, но не удалось и пройти черезъ загадочное пространство. Льды сгущались, корабль могъ продвигаться со скоростью не болѣе 1½—2 узловъ, попадалъ [14]въ тупики, изъ которыхъ съ трудомъ выбирался. Лишь обогнувъ такъ и оставшееся необслѣдованнымъ пространство, «Таймыръ» выбрался на сравнительно чистую воду, а вскорѣ затѣмъ море стало вовсе свободнымъ отъ льда. Чрезвычайно любопытно выяснить, какія именно причины заставляютъ льды сбиваться въ колоссальныя непроходимыя массы къ западу отъ о. Врангеля.

Подходя къ о. Генерала Вилькицкаго, постоянно встрѣчали набѣгающіе шквалы со снѣгомъ, а иногда градомъ; къ острову подходили рано утромъ 14-го августа.

Островъ былъ весь покрытъ снѣгомъ. Лишь мѣстами выдавались на высокихъ крутыхъ обрывахъ темныя глыбы вывѣтрившагося базальта. Никакой жизни не было видно. На самой вершинѣ еще крѣпко держался нѣсколько косо поставленный въ 1913 г. флагштокъ, на которомъ болтались жалкіе коротенькіе лоскутки — остатки изодраннаго и избитаго штормами національнаго флага. Положительно, этотъ годъ здѣсь холоднѣе прошлаго. Всего недѣлею раньше въ прошломъ году — 7 августа, когда впервые былъ замѣченъ этотъ островъ, на немъ нигдѣ не было ни снѣжинки; многочисленные птенцы трехпалыхъ чаекъ, кайръ и чистиковъ, сидѣвшіе въ гнѣздахъ по откосамъ скалъ, еще не могли летать; въ разныхъ мѣстахъ, особенно на плоской вершинѣ острова зеленѣли мохъ и низкая трава. Теперь не было видно ни одной птицы, вся земля запорошена снѣгомъ. Только моржи, какъ и раньше, въ изрядномъ количествѣ плавали и ныряли въ холодной, какъ ледъ, водѣ вокругъ корабля. Температура воздуха была — 1°,0.

«Вайгачъ» при подходѣ къ Медвѣжьимъ островамъ встрѣтилъ новообразующійся блинчатый ледъ и сало: затѣмъ направился къ Ново-Сибирскимъ островамъ, встрѣчая массивный ледъ, крупныя торосистыя нагроможденія и обломки полей; 1-го августа получилъ радіотелеграмму отъ Начальника экспедиціи, съ приказаніемъ сдѣлать съемку о. Жаннетты и, если успѣетъ, также о. Генріэтты. Послѣдній островъ въ общихъ чертахъ описанъ Де-Лонгомъ, островъ-же Жаннетта лежалъ далеко въ сторонѣ отъ дрейфа экспедиціи на «Жаннеттѣ». Встрѣча судовъ экспедиціи была перенесена на 16-ое [15]у о. Беннета или у о. Генерала Вилькицкаго до полдня 17-го. На пути къ островамъ Де-Лонга, «Вайгачъ» встрѣтилъ снова густой ледъ, заставившій его склониться къ W и SW, при чемъ оказалось еще, что теченіемъ «Вайгачъ» подало къ W миль на 30. Благодаря этому, «Вайгачъ», не видя возможности успѣшно подойти къ островамъ Де-Лонга, прошелъ къ о. Генерала Вилькицкаго, откуда замѣтилъ въ сѣверномъ направленіи еще одинъ островъ, возвышенности котораго, видныя отдѣльно, заставили сначала думать, что тамъ два острова. «Вайгачъ» прошелъ къ южному берегу новаго острова, чтобы сдѣлать астрономическія наблюденія и водрузить флагъ.

Тѣмъ временемъ, «Таймыръ» обошелъ маленькій островъ Генерала Вилькицкаго съ описью, такъ какъ сдѣланная при неблагопріятныхъ условіяхъ опись предыдущаго года казалась не достаточной. Окончивъ опись, «Таймыръ» прошелъ къ новому острову, который былъ окруженъ густымъ льдомъ. Пробираясь въ этомъ льду, обогнули островъ съ запада и соединились у сѣверо-восточной оконечности острова съ «Вайгачемъ». Командиру «Вайгача» удалось взять астрономическій пунктъ. Опись острова производили оба ледокола, идя навстрѣчу другъ другу.

Новый островъ значительно больше о. Генерала Вилькицкаго, окружность его около 20 миль, онъ лежитъ въ шир. 76°10′ N и дол. 153° Ost. Восточный берегъ болѣе возвышенъ и обрывистый, западный и сѣверный низменны, но уже неподалеку отъ моря начинаются подножія широкихъ холмовъ, занимающихъ всю срединную часть острова. Въ долинахъ между холмами лежалъ снѣгъ. На низкомъ сѣверномъ берегу находилось довольно много выкидного лѣса — плавника. Въ собранныхъ образцахъ горныхъ породъ есть признаки мѣдныхъ соединеній. Изъ животныхъ замѣчены и поступили въ коллекцію 2 вида чаекъ и 1 видъ куликовъ-плавунчиковъ. На сѣверномъ берегу острова находилась обширная лагуна, вода изъ которой вытекала, падая съ нѣкоторой высоты въ море каскадомъ, но вода была соленая, уд. вѣса 1.0170, такъ что вытеканіе воды, вѣроятно, происходило лишь при отливѣ, а въ полную воду лагуна снова наполнялась морскою водою. [16]

Вечеромъ, когда работа была окончена, транспорты пошли дальше, снова каждый особымъ путемъ. «Вайгачъ» пошелъ къ Таймырскому полуострову, обходя Ново-Сибирскіе острова съ сѣвера возможно ближе къ берегамъ и дѣлая съемку, поскольку позволяли глубины. Такимъ образомъ, «Вайгачъ» прошелъ вблизи сѣвернаго берега острововъ: Новая Сибирь, Фаддѣева и Котельный; къ острову Фигурина не подпустили малыя глубины. Отсюда «Вайгачъ» прошелъ къ островамъ Св. Самуила, лежащимъ подлѣ сѣверо-восточнаго берега Таймырскаго полуострова. Переходъ продолжался съ 14-го по 18-ое августа, при чемъ только 16-го была встрѣчена полоса разбитаго льда, которую обогнули съ юга. Погода была пасмурная, часто шелъ снѣгъ, температура воздуха почти все время была ниже нуля. Между островами Самуила и матерымъ берегомъ свободной воды не было видно — все пространство было плотно набито торосистымъ льдомъ, который вплотную примыкалъ къ береговому ледяному припаю, можетъ быть составляя съ нимъ одно цѣлое. Простоявъ ночь изъ за тумана и темноты на ледяномъ якорѣ, «Вайгачъ» на утро пошелъ дальше, идя большими полыньями среди ледяныхъ полей и порою пробивая перемычки между ними. Въ 9 ч. вечера 19-го августа «Вайгачъ» увидѣлъ знакъ, поставленный на мысѣ Челюскина въ 1901 г. экипажемъ «Зари» — судна русской полярной экспедиціи подъ начальствомъ барона Толля. Мимо мыса все время проходили по теченію на востокъ крупные обломки ледяныхъ полей.

«Таймыръ» отъ новаго острова, который былъ, повидимому, издали замѣченъ еще въ 1913 г. при возвращеніи экспедиціи отъ о. Беннета, но ошибочно принятъ за открытый передъ тѣмъ о. Генерала Вилькицкаго, пошелъ къ мысу Челюскина сѣвернѣе «Вайгача», чтобы опредѣлить границу спускающихся съ сѣвера льдовъ. Въ 4 ч. утра 15-го августа увидѣли о. Беннета, который былъ оставленъ къ N. И этотъ островъ былъ теперь значительно больше занесенъ снѣгомъ, чѣмъ даже 9-го сентября предыдущаго года, когда суда экспедиціи ушли отъ его береговъ. Въ первый день ледъ встрѣчался отдѣльными полосами или даже отдѣльными льдинами, [17]курсъ былъ южнѣе прошлогодняго, но сѣвернѣе пути «Вайгача», чтобы еще несомнѣннѣе убѣдиться, что такъ называемая земля Санникова, которую видѣли этотъ промышленникъ, и — много позже — баронъ Толль съ острова Котельнаго, въ возможномъ раіонѣ видимости съ острова Котельнаго не находится. Впрочемъ, необходимо имѣть въ виду, что при поразительной прозрачности воздуха и чрезвычайно сильно выраженной особенно въ лѣтніе солнечные дни рефракціи въ Ледовитомъ океанѣ удается видѣть даже очень удаленные острова. Можетъ быть, земля, видѣнная названными лицами, находится гораздо сѣвернѣе.

Въ полдень 16-го августа «Таймыръ» опять вошелъ въ рѣдкій ледъ; нѣсколько часовъ спустя многолѣтнія громадныя льдины оказались столь сплоченными, что съ трудомъ удавалось выбираться изъ скопленія ихъ, уходя на S и SW. Ночью выбралась въ рѣдкій разбитый ледъ, а утромъ вышли на чистую воду и весь день шли, пересѣкая встрѣчавшіяся на пути полосы разбитаго льда и огибая плотно сбитыя ледяныя массы. Вечеромъ замѣтили плывущаго между льдинами бѣлаго медвѣдя. Это былъ первый медвѣдь, встрѣченный въ этомъ плаваніи, поэтому мясо его ѣли пока не всѣ.

18-го августа шли сначала большими полыньями и рѣдкимъ разбитымъ льдомъ, но днемъ уже пришлось медленно и съ трудомъ пробираться между ледяными полями, старыми многолѣтними льдинами, засыпанными свѣжимъ снѣгомъ и спаянными тонкимъ еще молодымъ льдомъ. Все время державшаяся пасмурная погода, часто надвигавшійся туманъ и нѣсколько разъ принимавшійся падать снѣгъ, уменьшая видимость, сильно затрудняли оріентировку. Температура воздуха въ этотъ и всѣ слѣдующіе дни до 26-го августа была все время отрицательная, не спускаясь ниже — 1°,8. На слѣдующій день плаваніе продолжаюсь при тѣхъ-же условіяхъ. Въ ночь на 20-ое увидѣли, миляхъ въ 8 къ S, западный изъ островокъ Самуила, а за нимъ и берегъ Таймырскаго полуострова, но вскорѣ все заволокло туманомъ. Наконецъ, въ 6 ч. утра 20-го «Таймыръ» подошелъ къ мысу Челюскина. Стали на якорь близъ берега со знакомъ «Зари», на глубинѣ 21 саж. [18]

Нѣсколько человѣкъ отправились на вельботѣ на берегъ съ Начальникомъ экспедиціи. Осмотрѣли знакъ «Зари», имѣющій 2. Знакъ „Зари“ на мысѣ Челюскина.
2. Знакъ „Зари“ на мысѣ Челюскина.
такой видъ, какъ будто бы онъ только что поставленъ. [Рис. 2]. На низкой прибрежной полосѣ оказались выброшенными колоссальныя льдины, образовавшія длинный непрерывный валъ, 3. Нагроможденіе льда у мыса Челюскина.
3. Нагроможденіе льда у мыса Челюскина.
окружающій возвышенный мысокъ, на которомъ возведенъ знакъ. [Рис. 3, 4, 5]. Въ прошломъ году, когда къ N и W [19]отъ мыса Челюскина стоялъ невзломанный ледъ, на берегу подлѣ знака «Зари» не было и слѣда ледяныхъ нагроможденій. 4. Торосы на берегу подлѣ знака „Зари“.
4. Торосы на берегу подлѣ знака „Зари“.
5. Часть ледяныхъ нагроможденій на мысѣ Челюскина.
5. Часть ледяныхъ нагроможденій на мысѣ Челюскина.
Врядъ ли настоящія нагроможденія огромныхъ глыбъ льда образовались осенью 1913 г. послѣ 29-го августа — день [20]ухода отъ знака «Зари» береговой партіи «Таймыра», — вероятнѣе предположить, что мощные сдвиги льда и выбрасываніе части его на берегъ произошли лѣтомъ 1914 года, во время шторма. Легко представить себѣ, что никакое судно, стоящее подъ берегомъ, не смогло бы выдержать такого напора льда и было бы или выброшено на берегъ или раздавлено.

Послѣ осмотра знака и фотографированія торосовъ, попытались отправиться обратно. Но двигавшійся непрерывно, хотя и не съ большою скоростью, ледъ закрылъ всѣ каналы, которыми прошла шлюпка. Пройдя немного, пришлось поспѣшно 6. Эпизодъ при возвращеніи отъ знака „Зари“ на корабль.
6. Эпизодъ при возвращеніи отъ знака „Зари“ на корабль.
вытаскивать вельботъ на обломокъ ледяного пола, иначе шлюпка была бы раздавлена. [Рис. 6]. Нѣкоторое время дрейфовали на льдинѣ, при первой возможности переправились черезъ образовавшуюся полынью на сосѣднюю большую льдину, протащили черезъ нее вельботъ, снабженный полозьями, и, наконецъ, послѣ нѣсколькихъ часовъ, получали возможность пролавировать между льдинами къ борту корабля.

Плаваніе во льдахъ въ послѣдніе дни не обошлось безъ нѣкоторыхъ поврежденій на «Таймырѣ»; была обнаружена течь въ канатномъ ящикѣ, въ 1-ой балластной систернѣ и въ [21]носовомъ трюмѣ. Поврежденія были исправлены. Однако, часть провизіи, хранившейся въ носовомъ трюмѣ, оказалась подмоченной. «Вайгачъ» снялся съ якоря и ушелъ къ Землѣ Императора Николая II, подъ берегомъ которой нашелъ свободную отъ льда воду. «Таймыръ» снялся позже, но ему не удалось пробить образовавшуюся ледяную перемычку; всѣ выходы оказались закрытыми, пришлось, зацѣпившись ледяными якорями за ледяное поле, дрейфовать со льдомъ на востокъ, со скоростью иногда до 3 узловъ, иногда же значительно медленнѣе, такъ какъ по временамъ ледъ задерживался островами и берегомъ.

Во всякомъ случаѣ, большая часть пути была теперь уже пройдена. Не считая 2 700 миль, отдѣляющихъ Владивостокъ отъ входа въ Ледовитый океанъ, отъ мыса Дежнева до мыса Челюскина было пройдено около 2 000 миль, изъ которыхъ 1 500 миль сдѣланы отъ послѣдней угольной станціи въ Колючинской губѣ въ 11—12 дней. Отъ мыса Челюскина до Архангельска или Александровска на Мурманѣ считается около 1 400 миль, но изъ нихъ только 420 миль — отъ м. Челюскина до о. Диксона передъ устьемъ р. Енисея — были, дѣйствительно, мало извѣданной и наиболѣе трудной частью пути. Наименѣе доступнымъ оказывается раіонъ между мысомъ Челюскина и выходомъ въ западную часть Карскаго моря изъ безчисленныхъ острововъ архипелага Норденшельда. Именно въ этой 300-мильной области испытывалъ большія затрудненія Нансенъ въ 1893 г., и здѣсь же была вынуждена стать на зимовку «Заря» въ 1900 г. Только Норденшельдъ въ 1878 г., одинъ изъ трехъ мореплавателей, пересѣкшихъ эту зону, безъ всякой помѣхи со стороны льда прошелъ за мысъ Челюскина.

«Вайгачъ», пройдя къ юго-восточной оконечности Земли Императора Николая II, пошелъ по довольно широкой полосѣ чистой воды, тянувшейся на W вдоль южнаго берега Земли. Берегъ Земли здѣсь вскорѣ становится низменнымъ, горы остаются далеко въ глубинѣ и береговая черта склоняется къ югу. Пройдя около 90 миль, «Вайгачъ» дошелъ, [22]повидимому, до юго-западной оконечности Земли (около 77°50′ с. ш. и 99° вост. д. отъ Гр.) и повернулъ обратно, дѣлая опись берега. Вблизи берега замѣчены 4 маленькихъ островка. [Рис. 7]. «Вайгачъ» прошелъ также мимо западной оконечности о. Цесаревича Алексѣя, опись котораго съ этой стороны въ предыдущемъ году была невозможна, а также нанесъ на карту западный берегъ острова, лежащаго между о. Цесаревича Алексѣя и Землею Императора Николая II.

Этотъ островъ былъ открытъ къ 1913 г. авторомъ этого очерка, во время предпринятой имъ, въ сопровожденіи 2 нижнихъ чиновъ, большой экскурсіи по острову Цесаревича Алексѣя, но точное его положеніе съ берега этого острова не могло быть тогда опредѣлено, подойти же къ нему съ моря не представлялось возможнымъ. Островъ этотъ нѣсколько болѣе высокій, чѣмъ низменный о. Цесаревича Алексѣя, находится къ N отъ западной оконечности послѣдняго, лежитъ ближе къ нему, чѣмъ къ Землѣ Императора Николая II, тянется по параллели миль на 6. По предположенію Начальника экспедиціи, островъ будетъ названъ по фамиліи замѣтившаго его впервые.

Покончивъ съ описью, «Вайгачъ» сталъ на якорь подъ берегомъ, въ ожиданіи прихода «Таймыра». Между тѣмъ, неширокая полоса свободной воды, гдѣ, не видя выхода, стоялъ «Таймыръ», стала забиваться мелкимъ льдомъ, транспортъ сжало, такъ что онъ потерялъ возможность управляться, а вскорѣ сорвало съ ледяныхъ якорей. Когда ледъ разрѣдился нѣсколько, удалось пройти миль пять на NNW, но затѣмъ корабль снова сдавило льдомъ. Лопнулъ штуртросъ. Изъ за постоянной пасмурности и часто надвигавшагося тумана — порою со снѣгомъ — горизонтъ очень плохой. [Рис. 8]. Днемъ пробивались между ледяными полями къ N, но вечеромъ путь преградило большое поле, ломать которое пытались, но изъ попытки ничего не вышло. Во время дрейфа со льдомъ, подымали метеорографъ на змѣяхъ, изслѣдовали воду, полученную изъ старой многолѣтней льдины; удѣльный вѣсъ этой воды оказался всего 1.0009, такъ какъ въ лѣтніе мѣсяцы изъ льда, и безъ того во много разъ менѣе соленаго, [23]чѣмъ вода, въ которой онъ образовался, выщелачиваются почти всѣ соли просачивающеюся сквозь него прѣсной водою, накопляющейся при таяніи снѣгового покрова.

«Таймыръ» продрейфовало миль на 14 къ Ost’у отъ мыса Челюскина. Съ 1 до 3 ч. ночи опять можно было медленно подвигаться во льду на NW, пользуясь сдвигами полей, затѣмъ подошли къ крѣпкой перемычкѣ, шириною кабельтова два, за которой было видно много чистой воды. Перемычка долго сопротивлялась усиліямъ ледокола, но, наконецъ, къ 7 ч. утра удалось выйти на чистую воду. Черезъ часъ увидѣли 8. Сплоченный ледъ; спаянныя молодымъ льдомъ старыя льдины; нагроможденія въ видѣ отдѣльныхъ бугровъ и грядъ.
8. Сплоченный ледъ; спаянныя молодымъ льдомъ старыя льдины; нагроможденія въ видѣ отдѣльныхъ бугровъ и грядъ.
«Вайгачъ», а въ 10 ч. утра подошли къ нему и стали рядомъ у южнаго берега Земли Императора Николая II. Было 22-ое августа. Послѣдніе два дня были очень тяжелы, какъ по работѣ, такъ и изъ за большого нервнаго напряженія всѣхъ.

Будучи у юго-западной оконечности Земли Императора Николая II, «Вайгачъ» видѣлъ на W сплошной ледъ, отъ края котораго свѣжимъ SW вѣтромъ отламывались большіе куски, уплывавшіе затѣмъ къ востоку. Между Землею и о. Цесаревича Алексѣя льда не было. Вдоль южнаго берега [24]были найдены глубины отъ 23 до 70 саж., лишь у SW оконечности глубина уменьшилась до 17 саж. Близъ этого мѣста стояли на мели три огромныя ледяныя горы.

Надо замѣтить, что ледяныя горы никогда не были замѣчены въ восточной половинѣ Ледовитаго океана. Образовываться тамъ имъ негдѣ, такъ какъ ни на одномъ изъ извѣстныхъ въ этой части океана острововъ нѣтъ крупныхъ глетчеровъ, порождающихъ плавающія ледяныя горы. Лишь въ 1913 году суда экспедиціи встрѣтили эти образованія восточнѣе мыса Челюскина, но вблизи него, а затѣмъ въ области восточнаго конца пролива между этимъ мысомъ и Землею Императора Николая II и у предполагаемой сѣверной оконечности Земли на 81° сѣв. шир. Ледяныя горы, встрѣченныя теперь, какъ и прошлогоднія, безъ сомнѣнія, приплыли издалека, вѣроятно, съ береговъ Земли Франца-Іосифа. Много дальше м. Челюскина ледяныя горы не заносятся вслѣдствіе мелководья восточной половины Ледовитаго океана, такъ какъ лишь вблизи м. Челюскина дно быстро опускается до 100 саж., въ остальной же восточной части Ледовитое море мелко на сотни миль отъ берега.

Между тѣмъ, эти массивныя глыбы прѣснаго льда сидятъ очень глубоко — одна изъ встрѣченныхъ въ 1914 г. ледяныхъ горъ стояла на мели на 60-саженной глубинѣ. Несомнѣнно, поблизости м. Челюскина ледяныя громады находятъ свою гибель, тая подъ лучами незаходящаго 4 мѣсяца солнца и разрушаясь штормами.

Вскорѣ послѣ соединенія, суда экспедиціи пошли вдоль южнаго берега Земли Императора Николая II; подъ берегомъ была чистая вода, съ изрѣдка проплывавшими отдѣльными льдинами, но, отойдя отъ берега, встрѣчали на W и S плотно сдвинутыя ледяныя поля. Вечеромъ стали на якорь у ледяного поля, вплотную примыкавшаго къ ледяному припаю южнаго берега Земли, неподалеку отъ SW оконечности ея.

Пробираясь во льдахъ, замѣтили небольшую высокую льдину, обильно покрытую ярко красной кровью — слѣды недавняго пиршества медвѣдя. Поблизости увидѣли удиравшую по ледяному полю медвѣдицу съ двумя медвѣжатами. Объ охотѣ [25]нечего было и думать. Вечеръ этого дня былъ отмѣченъ наблюдавшимся почти полнымъ луннымъ затменіемъ.

Изъ за пасмурной погоды, сильно затруднявшей оріентировку, суда простояли на якорѣ до 10 ч. вечера слѣдующаго дня — 23-го августа. Днемъ «Таймыръ» снимался для опредѣленія девіаціи.

Нѣкоторые изъ участниковъ экспедиціи отправились на берегъ. Добраться до него было не такъ то просто. Дѣло въ томъ, что въ мѣстѣ прижатія ледяного поля, у котораго стояли транспорты, къ береговому припаю, образовалась длиннѣйшая полоса торосовъ, на подобіе нагроможденій у знака «Зари». По ту сторону торосовъ сначала шелъ береговой припай, но близъ самаго берега оставалась полоса неглубокой (до 1 саж.) воды, шириною въ нѣсколько саженъ. Пришлось перетащить черезъ торосы байдарку и переправляться поодиночкѣ на берегъ.

Низменный, обрывистый берегъ Земли тянется отъ горъ на восточномъ берегу до SW мыса, круто поворачивая отсюда къ N. Мѣстность представляетъ рядъ невысокихъ обширныхъ бугровъ, безконечной вереницей уходящихъ вдаль. Лишь неподалеку отъ SW мыса возвышается высокая гора съ плоской вершиной, подобная возвышенностямъ, которыми сплошь покрытъ восточный берегъ Земли.

Почва — песокъ и замерзшая уже теперь тундра, въ ближайшихъ къ морю мѣстахъ обильно покрытая галькой. Верхнія части холмовъ стояли обнаженными, но въ ложбинахъ между ними было уже такъ много снѣга, что мѣстами нога проваливалась выше колѣна. Изъ признаковъ, указывающихъ на присутствіе животныхъ, замѣчены только многочисленные слѣды песцовъ. Выкидного лѣса мало. Кое-гдѣ встрѣчаются на обрывистомъ берегу выходы основныхъ горныхъ породъ, образцы которыхъ были присоединены къ коллекціямъ. Температура воздуха была ниже — 3°, дувшій послѣдніе 3 дня довольно свѣжій SW вѣтеръ ночью стихъ.

Ближайшіе дни принесли большія испытанія. Напряженное состояніе окончилось лишь 11-го сентября, когда съ [26]несомнѣнностью выяснилось уже, что суда въ этомъ году продвигаться больше не могутъ и что постановка на зимнюю стоянку уже совершилась. До тѣхъ поръ, все еще оставалась хоть нѣкоторая надежда на возможность выбраться на болѣе свободную воду и пройти возможно дальше въ желательномъ направленіи. Къ этому были направлены всѣ усилія и тѣмъ тяжелѣе было видѣть порою полнѣйшую невозможность двигаться самостоятельно и сознавать совершенное безсиліе свое передъ неукротимымъ напоромъ необозримыхъ потоковъ ледяныхъ громадъ.

Главную роль въ движеніи льдовъ и распредѣленіи ихъ играетъ, безъ сомнѣнія, вѣтеръ. Крѣпкій SO вѣтеръ быстро могъ бы отогнать ледяныя поля отъ западнаго берега Таймырскаго полуострова и транспорты могли бы продолжать свой путь на западъ. Но подходящаго вѣтра не появлялось. Ледъ закрывалъ всѣ возможные проходы, даже движеніе вспять было бы сильно затруднено.

Снявшись съ якоря въ 10 ч. вечера 23-го, «Таймыръ» пробирался между ледяными полями, употребивъ не менѣе часа на разворачиваніе. «Вайгачъ» пробирался въ сторонѣ, временами скрываясь изъ вида. Въ 9 ч. утра пришлось стать на ледяной якорь въ серединѣ пролива между Таймырскимъ полуостровомъ и Землею Императора Николая II. Изъ за тумана простояли до 6 ч. вечера, затѣмъ двинулись снова изъ полыньи въ полынью, выискивая проходъ на W, SW или S — къ берегу. 25-го стояли на якорѣ у одного изъ 4 острововъ, замѣченныхъ издали Нансеномъ въ 1893 г. и названныхъ островами Акселя Гейберга, по имени одного изъ лицъ, снабжавшихъ норвежскую полярную экспедицію средствами. Останавливались и подлѣ маленькаго, довольно высокаго острова, лежащаго южнѣе мыса Вега подъ берегомъ полуострова. Возлѣ самаго острова, въ какой нибудь четверти кабельтова глубина была 9 саж. и можно было стоять спокойно у мощнаго берегового припая, пережидая, когда прекратится чрезвычайно усилившееся движеніе льдовъ. На островѣ и вокругъ него на льду были видны слѣды двухъ медвѣдей и песцовъ, бѣжавшихъ по слѣдамъ медвѣдя, что [27]часто дѣлаютъ эти лисицы, въ расчетѣ поживиться крохами отъ добычи большого звѣря.

«Вайгачъ» былъ еще разъ направленъ поискать прохода у берега Земли Императора Николая II, но безрезультатно. Довольно сильное теченіе на NO; когда поля приходили въ энергичное движеніе, ледоколы снимались съ якоря и мѣняли мѣсто. Вечеромъ 25-го и ночью шли на SW, S, иногда и на SO, пробираясь полыньями и каналами; глубины все время довольно значительныя, 60—80 саж.; ледъ ровный, невысокій. Въ 4 ч. утра снова пришлось остановиться на 12 часовъ изъ-за густого тумана. Потеплѣло, температура воздуха +0°,5, вѣтеръ SO, но очень слабый. Къ вечеру, продвигаясь каналами, число которыхъ замѣтно увеличилось, приблизились къ островамъ Фернлея, впервые замѣченнымъ издали, какъ и острова предыдущей группы, экспедиціей на «Фрамѣ».

Острова Фернлея, числомъ 4, какъ и о-ва Акселя Гейберга, возвышаются надъ моремъ саженъ на 10—15, каменисты: образцы горнихъ породъ взяты съ SW острова Фернлея. На тѣхъ и другихъ островахъ до этого года никогда никто не бывалъ.

Около 12 ч. ночи 26-го часть припая, у котораго на глубинѣ 8 саж. стояли суда экспедиціи, оторвало вѣтромъ и понесло на NO. Снялись съ ледяныхъ якорей, перемѣнили мѣсто. Вскорѣ пошелъ дождь. Въ 7 ч. утра одинъ изъ офицеровъ «Таймыра» съѣхалъ на островъ, чтобы въ трубу осмотрѣть горизонтъ; поставилъ на островѣ каменный небольшой знакъ; ничего утѣшительнаго видѣть не удалось. Въ 9 ч. у. снялись, «Вайгачъ» отдѣлился, «Таймыръ» шелъ около 2 часовъ, подошелъ къ перемычкѣ и началъ ее ломать. Ледъ кололся сначала хорошо, но вскорѣ остававшійся свободный каналъ заполнился кусками разбитаго льда, перемѣшаннаго съ шугой и новообразованнымъ молодымъ льдомъ, державшимся у краевъ ледяныхъ полей. Нельзя было дать задній ходъ. Подъ напоромъ льда на руль, лопнулъ штуртросъ. Между тѣмъ, огромное, въ нѣсколько миль діаметромъ, поле начало разворачиваться возлѣ другого, не менѣе обширнаго, упиравшагося [28]дальнимъ концомъ въ островъ. [Рис. 10]. Транспортъ очутился между двумя сдвигающимися полями. Быстро исправивъ 10. Вдоль края ледяного поля.
10. Вдоль края ледяного поля.
штуртросъ, пытались выбраться изъ узкости, давали хода, заводили ледяные якоря и работали лебедками, но безуспѣшно. Корабль сильно сдавило. Позади транспорта и 11. Гряда торосовъ, образующаяся при столкновеніи ледяныхъ полей.
11. Гряда торосовъ, образующаяся при столкновеніи ледяныхъ полей.
передъ нимъ, на мѣстѣ столкновенія полей, на глазахъ образовалась гряда торосовъ. [Рис. 11]. При сильномъ сжатіи [29]слова лопнулъ штуртросъ, «Таймыръ» накренило на правый бортъ.

Сразу обнаружились поврежденія — вдавило лѣвый бортъ тотчасъ ниже ватерлиніи, образовались трещины въ бортовой обшивкѣ, сдвинулась переборка между 2 каютами, въ эти каюты проникла вода. Но это были ничтожныя поврежденія по сравненію съ тѣми, какія были найдены въ подводной части корабля. Передняя половина лѣваго борта сильно помята, погнуто около 70 шпангоутовъ, въ 20 мѣстахъ шпангоуты лопнули, погнутъ бортовой кильсонъ, сгофрированы подлѣ бортовъ 9 водонепроницаемыхъ переборокъ, въ 6 мѣстахъ образовались щели въ нихъ, срѣзано много заклепокъ.

Течь удалось устранить легко. Но поврежденія переборокъ и шпангоутовъ были настолько значительны, что первыя, въ сущности, вовсе отсутствовали, какъ водонепроницаемыя, а вторые едва ли были въ состояніи оказать серьезное сопротивленіе въ случаѣ повторенія сильнаго сжатія.

При началѣ сжатія, «Вайгачъ» пытался придти на помощь, подойдя ближе и подавъ буксиры, чтобы облегчить разворачиваніе, но, къ счастью, было своевременно замѣчено, что поля начали расходиться спереди «Таймыра» и находящійся позади него «Вайгачъ» можетъ быть зажатъ. «Вайгачъ» успѣлъ отойти въ полынью и тѣмъ спасся отъ угрожавшей опасности.

Примѣрно, черезъ часъ сжатіе прекратилось, поля нѣсколько разошлись и «Таймыръ» продвинулся въ ближайшую полынью. Эта полынья не имѣла другого выхода, пришлось разворачиваться, при чемъ еще разъ разорвался штуртросъ. Наконецъ, развернулись при помощи ледяныхъ якорей, выбрались въ полынью болѣе крупную, къ виду о. Фернлея. «Вайгачъ» въ это время прошелъ къ этимъ островамъ. Ночью много разъ пришлось мѣнять мѣсто, такъ какъ полыньи забивало льдомъ; порою выходъ на сосѣднюю полынью открывался лишь тогда, когда за кормою «Таймыра» оставалось всего 20—30 саженъ воды, покрытой мелкимъ льдомъ, вся же остальная часть полыньи уже была покрыта сплоченнымъ тяжелымъ льдомъ. [30]

Было рѣшено выгрузить изъ трюмовъ на верхнюю палубу запасы провизіи, керосина и пиронафта, теплаго платья, приготовить санки и отдѣльно сложить запасъ провизіи на 3—4 недѣли, на случай повторенія сильнаго напора льдовъ, когда корабль не будетъ въ состояніи служить убѣжищемъ. Въ такомъ случаѣ необходимо было спасти нужное количество пищи и теплаго платья и стараться пройти къ берегу или на «Вайгачъ».

Какъ разъ въ ночь послѣ того дня, когда «Таймыръ» подвергся сильному сжатію, услышана была работа какой-то радіостанціи. Съ «Таймыра» отправили депешу: «Таймыръ» и «Вайгачъ» находятся у острововъ Фернлея. Скажите, кто вы и гдѣ вы?» Въ 12 ч. 15 м. ночи полученъ отвѣтъ: «Эклипсъ», экспедиція для поисковъ Брусилова и Русанова, находимся между островами Тилло и Маркгама. Свердрупъ».

Послѣдовалъ обмѣнъ привѣтствіями, затѣмъ сообщили другъ другу о своемъ положеніи и о состояніи льдовъ и, наконецъ, впервые послѣ американскихъ и анадырскихъ извѣстій, экспедиція получала свѣдѣнія о войнѣ, впрочемъ довольно ограниченныя, такъ какъ послѣдняя почта была получена «Эклипсомъ» еще въ г. Александровскѣ, въ концѣ іюля.

«Эллипсъ» передалъ, что уже три дня безуспѣшно пытается пройти острова Тилло — очень много льда, которымъ забито все видимое пространство впереди. [Рис. 12].

Острова Тилло находились въ 180 миляхъ отъ тѣхъ мѣстъ, гдѣ стояли сейчасъ суда экспедиціи. «Эклипсъ» двигался вдоль берега въ нашу сторону. Экспедиція Свердрупа имѣла задачей осмотрѣть побережье Ледовитаго океана до мыса Челюскина, восточный берегъ Новой Земли и о. Уединенія, въ поискахъ ушедшихъ въ море въ 1912 г. экспедицій Брусилова, на шхунѣ «Св. Анна», и Русанова, на шхунѣ «Геркулесъ». Въ случаѣ неудачи поисковъ, начальникъ экспедиціи, бывшій командиръ «Фрама», извѣстный норвежскій полярный изслѣдователь О. Свердрупъ долженъ былъ устроить въ нѣсколькихъ мѣстахъ склады провизіи, одежды, оружія и др. необходимыхъ предметовъ. Экспедиція, пройдя Югорскимъ Шаромъ въ Карское море, вскорѣ встрѣтила разбитый [31]ледъ, простиравшійся до береговъ полуострова Ямала. Вторично ледъ былъ встрѣченъ восточнѣе Енисейскаго залива, при чемъ здѣсь уже приходилось идти каналами между ледяными полями. У острововъ Тилло 26-го августа, когда къ намъ подошелъ «Эклипсъ», ледъ былъ еще не взломанный. Пока никакихъ слѣдовъ экспедиціи 1912 года «Эклипсъ» не замѣтилъ.

Близость этого корабля, къ тому же съ такимъ опытнымъ и свѣдущимъ въ полярныхъ дѣлахъ человѣкомъ, какъ Свердрупъ, была чрезвычайно важна для нашей экспедиціи. Не говоря уже о моральномъ значеніи присутствія неподалеку 12. „Эклипсъ“, судно полярной экспедиціи подъ начальствомъ Свердрупа.
12. „Эклипсъ“, судно полярной экспедиціи подъ начальствомъ Свердрупа.
еще одного судна, «Эклипсъ» былъ важенъ, какъ источникъ ряда совѣтовъ, столь необходимыхъ съ случаѣ зимовки для новичковъ въ подобныхъ обстоятельствахъ, какъ посредникъ для телеграфныхъ сношеній, такъ какъ для слабыхъ радіостанцій ледоколовъ не было никакой надежды на возможность установить, въ случаѣ зимовки, связь съ Югорскимъ Шаромъ изъ столь отдаленнаго мѣста, наконецъ, какъ возможное надежное убѣжище при необходимости покинуть гибнущій корабль.

Весь слѣдующій день 28-го августа на «Таймырѣ» шла выгрузка провизіи и пр. О самостоятельномъ движеніи нельзя [32]было думать — ледоколъ былъ тѣсно охваченъ мощнымъ потокомъ льда, стремившимся на NO. Можно было лишь, не безъ большого труда, перебираться своевременно изъ одной полынья въ другую, становясь на ледяной якорь у краевъ ледяныхъ полей. «Вайгачъ» также стоялъ въ полыньѣ, видя обширную чистую воду подъ берегомъ, простиравшуюся далеко къ югу, но не могъ пробраться въ нее, такъ какъ каналъ, ведшій туда, закрылся; ледъ былъ въ движеніи, давая впечатлѣніе рѣки во время ледохода. 20-го августа, въ сплошномъ туманѣ, державшемся весь день, «Вайгачъ» дѣлалъ нѣсколько обходовъ вокругъ своей полыньи, но выхода нигдѣ не могъ найти и дрейфовалъ вмѣстѣ съ льдиной, у края которой стоялъ, на N, со скоростью около ½ мили въ часъ. «Таймыръ» семь разъ мѣнялъ мѣсто въ одной и той же полыньѣ, уклоняясь отъ надвигавшагося льда. Заштилѣло, ледъ сталъ расходиться, къ вечеру движеніе льда приняло иное направленіе — на SW; вслѣдствіе этого, острова Ферклея, отъ которыхъ «Таймыръ» былъ далеко отодвинутъ, вновь стали близкими и были хорошо видны всѣ четыре, со своими огромными торосами.

Выяснилось, что на «Таймырѣ» одна лопасть винта отломана цѣликомъ, отъ второй отбитъ кусокъ; «Вайгачъ» обломалъ вторую лопасть и получилъ, отъ сотрясеній корабля при ударахъ о ледъ, течь, около 3 тоннъ въ часъ.

Продрейфовавъ около 40 миль, «Вайгачъ» 30-го августа вышелъ въ каналъ, образовавшійся подъ берегомъ материка, и чистой водой прошелъ къ югу, до полуострова Короля Оскара. Подлѣ западнаго мыса полуострова опять стоялъ сплоченный ледъ. Пройдя между полями къ перемычкѣ, за которой виднѣлось много чистой воды, «Вайгачъ» пытался пробиться, но не имѣлъ успѣха и сталъ выжидать, находясь миляхъ въ семи отъ берега. Теченіе было на SW, ½ мили въ часъ, При штилѣ и температурѣ воздуха до −5°, между полями образовался тонкій молодой ледъ, достигшій къ 2 сентября толщины 2 дюймовъ. При новой попыткѣ сломать перемычку, отдѣлявшую «Вайгачъ» отъ чистой воды, судно подверглось сильному сжатію, но набившійся ледъ образовалъ прекрасную подушку и поля не сошлись вплотную; судно лишь [33]накренило, но никакихъ поврежденій не произошло. 2 сентября температура воздуха упала до −9°, почти весь день шелъ снѣгъ, изъ за котораго ничего не было видно.

«Вайгачъ» слабо дрейфовало со льдомъ; 5-го сентября образовалась полынья подъ берегомъ, тянувшаяся до самаго западнаго мыса полуострова; отъ нея отдѣляла перемычка кабельтова три, ледъ довольно легко поддавался напору транспорта, но началось сжатіе и пришлось прекратить работу. Днемъ перемычка нѣсколько разошлась, но, при попыткѣ проскочить на чистую воду, «Вайгачъ» сжало льдомъ. Судно выдержало сильное давленіе, накренилось на 9°, лопнулъ штуртросъ, но никакихъ другихъ поврежденій не случилось; сжатіе скоро прекратилось, кренъ выровнялся. Еще съ вечера началъ дуть южный вѣтеръ, на который возлагались большія надежды. Утромъ 6-го сентября образовались широкіе каналы, пользуясь которыми, «Вайгачъ» вышелъ изъ льда, пройдя для этого сначала миль на 8 на Ost, затѣмъ пошелъ на W подъ самымъ берегомъ полуострова Короля Оскара, по малымъ глубинамъ. Ночью былъ встрѣченъ ледъ, изъ за сильнаго снѣга и свѣжаго вѣтра пришлось стать на якорь, перемѣнить нѣсколько разъ мѣсто, приткнуться къ ледяному полю, съ которымъ несло на Ost, отъ ½—1 мили въ часъ. «Вайгачъ» находился миляхъ въ двухъ отъ берега; надѣялись, что еще удастся либо пройти въ Таймырскій заливъ, либо хоть подойти къ самому мысу, гдѣ былъ ледяной припай, и прочно стать въ этомъ припаѣ — становилось очевиднымъ, что не удастся избѣгнуть зимовки, такъ какъ возможность пройти куда либо дальше съ нѣкотораго времени перестала казаться осуществимой.

Температура воздуха въ дальнѣйшемъ все время держалась ниже 0°, лишь 9-го сентября на нѣсколько часовъ поднялась +0°,3. Молодой ледъ быстро утолщался, мѣстами даже образовались нагроможденія изъ молодыхъ льдинъ. Небольшой дрейфъ къ сѣверу вскорѣ прекратился и было ясно, что «Вайгачъ» не уйдетъ дальше раньше будущаго лѣта. Послѣднія усилія пробить каналъ подъ берегъ остались тщетными: молодой ледъ, подъ давленіемъ полей, сбился вокругъ корабля въ плотную подушку до сажени толщиною, а [34]выкалывая ледъ, при напряженной работѣ всей команды, удалось продвинуть корабль ближе къ полыньѣ всего лишь на 5 саженъ. Плаваніе «Вайгача» въ 1914 г. окончилось.

Между тѣмъ, «Таймыръ», продолжай выгрузку запасовъ на верхнюю палубу, (рис. 13) 30-го августа много разъ мѣнялъ мѣсто въ той же полыньѣ, уменьшавшейся постепенно; выходъ изъ полыньи все не открывался. Къ 3 ч. дня полынья со всѣхъ сторонъ уменьшилась до размѣровъ 1½ длины корабля, но и это жалкое пространство продолжало забиваться мелкими льдинами и снѣжной кашей. При изнѣнившемся 13. Часть палубы „Таймыра“ съ выгруженными запасами.
13. Часть палубы „Таймыра“ съ выгруженными запасами.
съ вечера предыдущаго дня вѣтрѣ, движеніе льда постепенно остановилось, а позже начала образовываться новая полыньи къ N. Съ большимъ трудомъ развернулись при помощи ледяныхъ якорей и лебедокъ, перешли въ новую полынью и стали въ ней. 31-го августа штиль, туманъ, часто шелъ снѣгъ; полынья, въ которой стояло судно, была заключена среди полей, вдали виденъ разбитый ледъ и полыньи. Ночью, изъ за налѣзавшаго обломка поля, перебрались въ смежную полынью: до берега было миль шесть, но пройти ближе пока невозможно. Въ теченіе дня 1-го сентября нѣсколько разъ переходили изъ полыньи въ полынью, наконецъ проникли въ [35]большое пространство, набитое мелкимъ льдомъ и саломъ, отдѣлявшееся отъ прибрежной воды ледянымъ полемъ, діаметромъ не менѣе 3 миль. Стали у края этого поля. Черезъ поле отправилась небольшая партія, чтобы осмотрѣть, насколько свободенъ проливъ между ледянымъ полемъ и берегомъ, такъ какъ было уже темно и двигаться впередъ, не видя выхода, было рисковано. При осмотрѣ вблизи оказалось, что хотя можно пройти между берегомъ и полемъ, если позволятъ глубины, но дальнѣйшій конецъ поля очень близко подходитъ къ выдающемуся мыску, и можно быть прижатымъ къ берегу, если поле придетъ въ движеніе. Остались подлѣ поля.

2-го сентября полыньи затянулись молодымъ льдомъ. Въ этотъ и слѣдующіе дни постоянно приходилось мѣнять мѣсто, перебираться въ сосѣднія полыньи, но больше ничего нельзя было сдѣлать. Медленный дрейфь продолжался, 5-го сентября начали убѣждаться, что зимовка неизбѣжна. Молодой ледъ, покрытый толстымъ слоемъ снѣга, постоянно падавшаго послѣдніе дли, представлялъ теперь значительное препятствіе. Стоя на мѣстѣ, ежечасно давали ходъ машинѣ, чтобы не примерзать. Утромъ 6-го ледъ началъ замѣтно двигаться, вокругъ судна образовалась трещины и полыньи миль на 8, начался сильный дрейфъ на NNO. Приложили всѣ усилія, чтобы сломать перемычку, отдѣлявшую «Таймыръ» отъ большой полыньи, покрытой тонкимъ молодымъ льдомъ, рвали ледъ толомъ, но безъ успѣха. [Рис. 14]. Тяжелая работа разворачиванія и продвиганія судна посредствомъ завоза ледяныхъ якорей и выбиранія затѣмъ перлиней, осложнялась тѣмъ, что много вынесшіе перлиня лопались. Разстояніе до берега все еще было, какъ и раньше, не менѣе 5 миль.

Хотя оставаться на зиму подъ берегомъ, не въ защищенной отъ господствующихъ вѣтровъ бухтѣ, а на совершенно открытомъ мѣстѣ, довольно опасно, такъ какъ корабль легко можетъ подвергнуться неудержимому напору льдовъ, но казалось еще болѣе опаснымъ быть окончательно задержанными льдомъ вдали отъ береговъ, гдѣ ледъ можетъ быть по временамъ подвиженъ въ теченіе всей зимы и всегда есть опасность попасть во время шторма въ столь сильное сжатіе, что [36]корабль не выдержитъ, между тѣмъ, спасти всѣхъ людей было бы, въ такомъ случаѣ, крайне трудно. Въ виду этого, казалось необходимымъ сдѣлать все возможное, чтобы поближе подойти къ берегу. Свердрупъ, которому къ 30-му августа удалось пройти до мыса Штеллинга, гдѣ плаваніе «Эклипса» и окончилось, такъ какъ впереди лежалъ непроходимый ледъ, съ своей стороны указывалъ на желательность для «Таймыра» подойти какъ можно ближе къ берегу, гдѣ слѣдовало сдѣлать складъ провизіи и керосина и устроить жилище на случай вынужденнаго оставленія судна. 14. Приготовленія къ взрыванію льда.
14. Приготовленія къ взрыванію льда.

Между тѣмъ, ледъ, пришедшій въ движеніе 6-го сентября, захватилъ большое поле вблизи «Таймыра». Ночью поле начало разворачиваться, уменьшая полынью, въ которой стоялъ транспортъ. Съ большимъ трудомъ, работая машиной и лебедками, удалось ускользнуть отъ надвигавшейся громады и проскочить въ сосѣднюю полынью. Снѣгомъ, обильно падавшимъ весь этотъ день и сильно затруднявшимъ положеніе, были густо запорошены промежутки между полями; толстый слой снѣжной каши, превращающейся въ ледъ, лежалъ всюду на полыньяхъ. Убиравшіе ледяные якоря, попали, не замѣтивъ этого, на такую зыбкую поверхность и пять человѣкъ провалились подъ ледъ, окунувшись до плечъ въ ледяную [37]воду. Къ счастью, они отдѣлались только холодной ванной и испугомъ.

Вскорѣ образовался могучій потокъ разбитаго льда и обломковъ полей, въ которомъ транспортъ былъ безпомощной посторонней частицей. Не было ни малѣйшей возможности дѣлать что либо среди мчавшихся съ большой быстротой льдинъ и полей, изъ которыхъ иные по временамъ вращались вокругъ своей оси, видимо, не имѣя достаточнаго простора для движенія впередъ. Ледоколъ крѣпко сдавило и понесло со льдомъ. Постепенно вокругъ корабля набралось много мелко раздробленнаго льда, вмѣстѣ съ массой котораго транспортъ передвигался по трещинамъ.

Изъ за падавшаго снѣга трудно было видѣть, что происходитъ въ нѣсколько большемъ разстояніи, вблизи же «Таймыра» расположеніе льдовъ безпрерывно мѣнялось и нельзя было предвидѣть, какую картину представитъ окружающее черезъ нѣсколько минутъ, такъ какъ не было видно, подъ вліяніемъ какихъ именно причинъ одни обломки мчатся въ одну сторону, другіе, сшибаясь съ ними и крошась по краямъ, устремляются въ противоположную. Не смотря на то, что было 3 часа ночи, вся команда была на ногахъ, все было приготовлено на случай оставленія судна. Едва ли, впрочемъ, были бы удачно спущены шлюпки и выгружена провизія, о благополучномъ-же достиженіи всѣми берега трудно было думать.

Въ концѣ концовъ, транспортъ остановился: днемъ прояснило и оказалось, что судно порядочно отнесло къ сѣверу и что оно стоитъ у края огромнаго поля, упирающагося однимъ концомъ въ островокъ близъ берега материка; пространство между островомъ и берегомъ, до котораго было мили три, сплошь забито льдомъ. За кормой, въ разстояніи одного кабельтова, ледъ продолжалъ быстро нестись на NO, образуя нагроможденія у SW-го конца острова. Вдали на NW виднѣлись острова Гейберга. Поле, у котораго стоялъ «Таймыръ», подвергалось сильному нажиму льдовъ и дало уже трещину по срединѣ, миляхъ въ 1½ отъ края; казалось, что ближайшая къ кораблю часть поля оторвется совсѣмъ и вступятъ въ общій потокъ, но поздно вечеромъ начало было [38]разворачиваться все поле цѣликомъ, а затѣмъ снова остановилось. Ночь прошла спокойно. Днемъ 8-го поле дало нѣсколько поперечныхъ трещинъ, подъ давленіемъ налѣзавшихъ съ юга полей; поля обломали края и нагромоздили торосы; вдоль борта снова началось шуршаніе и хрустѣніе мелкаго льда, прекратившееся наканунѣ вечеромъ.

Какъ бы для отвлеченія вниманія, направленнаго все время на одно и то-же, въ полночь къ форштевню подошла медвѣдица, которую сильно заинтересовалъ ледяной якорь. Она пришла кстати — какъ разъ въ этотъ день съѣли послѣднее мясо предыдущаго медвѣдя, убитаго, опять таки, въ тотъ тяжелый часъ, когда «Таймыръ» находился въ чудовищныхъ объятіяхъ ледяныхъ полей, сломавшихъ ему шпангоуты.

За ночь ледъ подлѣ корабля смерзся — стояли легкіе морозы: до −{{|6,}}4, но рано утромъ возлѣ борта появились трещины, ледъ пришелъ въ движеніе. Вѣтеръ все время отъ SW. Вскорѣ транспортъ развернуло на 11°, такъ какъ часть льда отъ борта унесло потокомъ, который двигался съ большой скоростью. Судно не испытывало давленія, такъ какъ ближайшее ледяное поле принимало на себя напоръ движущагося льда. Въ короткій промежутокъ времени, когда снѣгъ пересталъ падать, увидѣли, что положеніе почти не измѣнилось, островъ продолжалъ удерживать поле, прижатое къ береговому припаю материка, но самое поле стало ненадежнымъ, такъ какъ во многихъ мѣстахъ треснуло. Вскорѣ опять все закрылъ густо падавшій снѣгъ. Днемъ сильное движеніе ледяныхъ полей, торосовъ и битаго льда, проносившихся близко за кормою. Въ 4 часа дня пришлось сняться съ якоря, а спустя еще 2 часа судно было крѣпко зажато съ носа и кормы обломками полей; лѣвый бортъ упирался въ давшій уже трещины крупный обломокъ поля, принимавшій давленіе двухъ полей, а съ праваго борта былъ густой разбитый ледъ. Машину нельзя было проворачивать изъ за льда, набившагося подъ винтъ. Въ 10 часовъ вечера льдины начали ломаться, обломки поджимались подъ борта.

Начальникъ экспедиціи обсудилъ съ офицерами положеніе дѣлъ; было рѣшено сдѣлать немедленно окончательныя [39]приготовленія на случай оставленія корабля. Около 12 ч. ночи разбудили команду, было роздано шерстяное бѣлье и мѣховое платье, команда переодѣта для похода и подготовлена къ переходу по льду. Въ виду того, что нельзя было разсчитывать на возможность перевезти черезъ торосы и движущійся ледъ большіе запасы провизія, было собрано въ удобномъ для выгрузкѣ мѣстѣ все необходимое для жизни на берегу въ теченіе 3 недѣль. Къ 3 часамъ ночи всѣ приготовленія закончились и команда пошла спать, не раздѣваясь.

Снѣгъ продолжалъ падать всю ночь и весь слѣдующій день, температура воздуха, повысившаяся было, подъ вліяніемъ упорнаго юго-западнаго вѣтра, до +0.3, днемъ 10-го сентября начала снова понижаться. Въ 8 ч. утра вѣтеръ совершенно стихъ, еще черезъ 2 часа сжатіе прекратилось, ледъ началъ расходиться, вокругъ корабля появились полыньи. Однако, пробраться въ ближайшую полынью не удалось; вмѣстѣ со льдомъ судно стало дрейфовать на SW. Началъ задувать вѣтеръ отъ NO, силою до 12 метровъ въ секунду. Послѣ 4 ч. дня можно было войти въ полынью черезъ каналъ, образовавшійся къ этому времени въ продолжавшемъ разжиматься льду. Спустя еще часъ, пошли вдоль ледяного припая, у котораго стояли въ полыньѣ. Подъ берегомъ образовалась широкая полоса чистой воды, которою шли къ югу непрерывно до половины 12-го ночи, когда пришлось стать на якорь изъ за совершенной темноты и бѣлѣвшаго по курсу и справа отъ него льда.

Ночью вѣтеръ отошелъ къ N, а утромъ къ W; снова начало наносить ледъ, полыньи покрылись саломъ и молодымъ льдомъ, такъ какъ подъ утро температура воздуха понизилась до −10°. Вокругъ корабля быстро образовался молодой ледъ. «Таймыръ» стоялъ близъ берега широкаго залива, названнаго Нансеномъ заливомъ Дика, миляхъ въ 2-хъ отъ береговой черты, у припая, который казался не взламывавшимся въ это лѣто, на глубинѣ около 6 саженъ. Берегъ невысокій, обрывистый. Днемъ пытались пробиться ближе къ берегу, но [40]попытки остались безрезультатными, какъ и въ ближайшіе слѣдующіе дни. Первое время нѣсколько разъ въ день давали ходъ машинѣ впередъ и назадъ, чтобы имѣть возможность, при благопріятныхъ обстоятельствахъ, ляпнуться дальше, но вскорѣ стало ясно, что такія благопріятныя обстоятельства не наступятъ и что началась зимовка.

Впослѣдствіи, оба ледокола экспедиціи были отодвинуты отъ тѣхъ мѣстъ, гдѣ они считали себя прочно закрѣпленными, но передвинуты на разстояніе, не очень значительное.

Координаты мѣстъ зимней стоянки транспортовъ были: для «Таймыра» 76°41′ сѣв. шир. и 100°50′ вост. долг., для «Вайгача» 76°54′ с. ш., 100°13′ в. д. Ледоколы находились миляхъ въ 100 отъ мыса Челюскина и въ 10 миляхъ одинъ отъ другого. «Эклипсъ» зимовалъ въ 75°40′ с. ш. и 91°26′ в. д.

Днемъ окончательной постановки на зимовку для «Таймыра» должно считать 11-ое сентября; «Вайгачъ» не передвигался самостоятельно съ 8-го сентября: «Эклипсъ», подошедшій къ мысу Штеллинга 30-го августа и не имѣвшій возможности пройти дальше, 13-го сентября перемѣнилъ мѣсто и, пользуясь временнымъ сдвигомъ льда, отошелъ къ ближайшему болѣе западному мысу Вильда, подлѣ котораго и простоялъ до лѣта.

Для характеристики раіона зимовки, предварительная карта котораго, съ показаніемъ ходовъ и дрейфа транспорта «Таймыръ», здѣсь помѣщается, не будетъ лишнимъ припомнить, что «Заря» въ 1900 г. была вынуждена стать на зимовку 13-го сентября, а «Фрамъ» съ большими затрудненіями пробирался черезъ него съ 14-го по 29-е августа 1893 года и только «Вега» безъ особыхъ препятствій прошла его въ первую недѣлю августа 1878 года.

Примѣчанія[править]

  1. Открытіе новыхъ земель въ Сѣверномъ Ледовитомъ океанѣ. Д-ръ Л. Старокадомскій. Петроградъ. 1915 г.
  2. Сгибневъ. Исторический очеркъ главнѣйшихъ событій на Камчаткѣ. Морской Сборникъ. 1869 г. № 7, стр. 21—25.
  3. Сгибневъ. Стр. 35
  4. Областной Камчатскій Начальникъ. Л. С.
  5. Головнинъ. Путешествіе вокругъ свѣта на шлюпѣ Камчаткѣ. Спб. 1822 г. Стр. 153.
  6. Буквы «ul» неразборчиво. — Примѣчаніе редактора Викитеки.