Кодекс Наполеона/Книга 3/Раздел III

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Собрание гражданских законов губерний Царства Польского
автор неизвестен
Источник: Собрание гражданских законов губерний Царства Польского. — СПб., 1877. — С. 266 — 313.

[266]

РАЗДЕЛ ТРЕТИЙ.
Об обязательствах по договорам вообще.
[править]


ГЛАВА ПЕРВАЯ.
Общие положения.

1101. Договор есть соглашение, в силу которого одно или несколько лиц обязываются одному же или несколь­ким другим лицам что-либо дать, сделать, или чего-либо не делать.

1102. Договор считается обоюдным или двусторонним (synallagmatique ou bilatéral), когда договаривающиеся сто­роны принимают на себя взаимные друг к другу обяза­тельства.

1103. Договор считается односторонним (unilatéral), когда одно или несколько лиц принимают на себя обяза­тельство по отношению к одному или нескольким другим лицам, а на стороне последних никакой по договору обя­занности нет.

1104. Договор считается меновым (commutatif), когда каждая сторона обязывается дать или сделать что-либо в виде равноценности (équivalent), взамен того что ей дают или для нее делают.

Если равноценность состоит для каждой стороны в воз­можности прибыли или убытка, зависящих от неизвест­ного события, то договор признается рисковым (aléatoire).

1105. Договор считается безмездным (de bienfaisance), если одна из сторон доставляет другой какую-либо выго­ду без всякого за то вознаграждения. [267]

1106. Договором возмездным (à titre onéreux) считает­ся тот, который налагает на каждую из сторон обязан­ность что-либо дать или сделать.

1107. Все договоры, имеют ли они свое особое наименование или нет, подлежат общим правилам, составляю­щим предмет настоящего раздела.

Особые правила, касающиеся отдельных договоров, из­ложены в подлежащих разделах; особые же правила о торговых сделках определяются законами о торговле.


ГЛАВА ВТОРАЯ.
О существенных условиях действительности договоров.

1108. Для действительности договора существенны четыре следующие условия:

согласие стороны, принимающей на себя обязательство;

способность ее вступать в договоры;

определенный предмет, составляющий содержание обяза­тельства;

дозволенное основание обязательства.

ОТДЕЛЕНИЕ ПЕРВОЕ.
О согласии.

1109. Согласие недействительно, если оно дано по ошиб­ке, или вызвано принуждением либо обманом.

1110. Ошибка признается основанием недействительно­сти договора лишь в том случае, если она относится к существу той вещи, которая составляет предмет соглаше­ния.

Ошибка не считается основанием недействительности до­говора, когда она относится только к лицу, с которым имелось в виду вступить в договор; разве это именно лицо принималось, главным образом, в соображение при заключении договора. [268]

1111. Принуждение, под влиянием которого лицо всту­пило в обязательство, служит основанием его недействи­тельности, даже и в том случае, если бы принуждение учинено было третьим лицом, а не тем, в пользу кото­рого договор заключен.

1112. Принуждение существует, если оно таково, что может иметь влияние на человека рассудительного и возбу­дить в нем опасение значительного и настоящего зла лицу его или имуществу.

В сем случае обращается внимание на возраст, пол и состояние лиц.

1113. Принуждение служит основанием недействительно­сти договора не только в том случае, если оно кем-либо учинено в лице самого контрагента, но и в том, если оно учинено в лице его супруга или супруги, его нисходя­щих или восходящих.

1114. Один лишь почтительный страх перед отцом, матерью или иным восходящим, без принуждения с их стороны, не служит достаточным основанием для уничто­жения договора.

1115. Договор не может быть оспариваем на основании принуждения, если по прекращении сего последнего на договор этот было изъявлено согласие прямо или безмолв­но, или же прошел определенный законом срок для восстановления прежнего положения.

1116. Обман служит основанием недействительности договора, если уловки, употребленные одной из сторон, были таковы, что, не будь этих уловок, другая сторона очевидно не заключила бы договора.

Обман не предполагается и должен быть доказан.

1117. Договор, заключенный под влиянием ошибки, при­нуждения или обмана, не считается недействительным в силу самого закона; из подобного договора возникает толь­ко иск о недействительности или уничтожении его в слу­чаях и в порядке, указанных в отделении седьмом главы пятой настоящего раздела. [269]

1118. Убыточность не имеет влияния на действитель­ность договоров, за исключением только некоторых дого­воров или относительно некоторых лиц, как изъяснено в том же самом отделении.

1119. По общему правилу, вступать в договоры от сво­его собственного имени можно только за самого себя.

1120. Впрочем, дозволяется ручаться за третье лицо, обещая исполнение с его стороны определенного действия; если же третье лицо откажется исполнить обещанное, тогда возникает иск о вознаграждении за убытки против того, кто за него ручался или кто обещал его согласие.

1121. Равным образом, можно заключать сделки в пользу третьего лица, если таково условие договора, совер­шаемого для себя, или же дарения, делаемого другому. Кто заключил такого рода договор, тот не может от него отказаться, если третье лицо заявило желание им воспользоваться.

1122. Лицо, вступившее в договор, считается заключив­шим его не только за себя, но и за своих наследников и за всех лиц, вступающих в его права, разве против­ное тому высказано в самом договоре или вытекает из самого свойства договора.

ОТДЕЛЕНИЕ ВТОРОЕ.
О способности договаривающихся сторон.

1123. Каждый может вступать в договоры, если не признан, по закону, к тому неспособным.

1124. Неспособными вступать в договоры признаются:

несовершеннолетние;

лица, состоящие под законным прещением;

замужние женщины в случаях, законом обозначенных;

и вообще все те, которым запрещено законом вступать в известного рода договоры. [270]

1125. Несовершеннолетние, лица, состоящие под закон­ным прещением, и замужние женщины могут оспаривать собственные обязательства на основании своей неспособности только в случаях, в законе обозначенных.

Лица, способные вступать в договоры, не могут их оспа­ривать, ссылаясь на неспособность несовершеннолетнего, лица, состоящего под законным прещением, и замужней женщины, с которыми они заключили договоры.

ОТДЕЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ.
О предмете и содержании договоров.

1126. Всякий договор имеет предметом то, что дого­варивающаяся сторона обязуется дать, сделать или не делать.

1127. Простое пользование или простое владение вещью может точно так же, как и самая вещь, быть предметом договора.

1128. Только вещи, состоящие в гражданском обороте, могут быть предметом договора.

1129. Предметом обязательства может быть лишь вещь определенная, по крайней мере по ее роду.

Доля вещи может быть и не обозначена, лишь бы она могла быть определена.

1130. Вещи будущие могут быть предметом обязатель­ства.

Нельзя однако отказаться от наследства, еще неоткрыв­шегося, ни вступать в договоры о подобном наследстве, даже с согласия того лица, после которого оно имеет от­крыться.

ОТДЕЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ.
Об основании договора.

1131. Обязательство, не имеющее основания (sans cause), или основание которого ложно либо противозаконно, не мо­жет иметь никаких последствий. [271]

1132. Договор признается действительным, хотя бы ос­нование обязательства и не было в нем выражено.

1133. Основание признается недозволенным, когда оно воспрещено законом или противно доброй нравственности либо общественному порядку.


ГЛАВА ТРЕТЬЯ.
О силе и действии обязательств.
ОТДЕЛЕНИЕ ПЕРВОЕ.
Общие положения.

1134. Договоры, законно совершенные, имеют для дого­варивающихся сторон силу закона.

Они могут быть отменены не иначе, как по взаимному согласию сторон или по причинам, законом дозволенным.

Договоры должны быть исполняемы добросовестно.

1135. Договоры обязывают не только к тому, что в них выражено, но и ко всем последствиям, которые по справедливости, обычаю или закону вытекают из свойства обязательства.

ОТДЕЛЕНИЕ ВТОРОЕ.
Об обязательстве что-либо дать.

1136. Обязательство что-либо дать заключает в себе обязанность передать вещь и до передачи сохранять ее, под опасением ответственности перед кредитором за вред и убытки.

1137. Обязательство заботиться о сохранении вещи возла­гает на то лицо, которое его на себя приняло, обязанность иметь о ней попечение, свойственное заботливому хозяину, будет ли предметом договора польза только одной из сторон, или же общая их польза. [272]

Это обязательство может иметь больший или меньший объем при известного рода договорах, последствия которых в этом отношении излагаются в соответствующих разделах.

1138. Обязательство передать вещь считается состояв­шимся, коль скоро выражено согласие договаривающихся сто­рон.

Оно делает кредитора собственником и ставит вещь на его страх с самого срока передачи, хотя бы таковой еще не последовало, если только должник не впал в про­срочку; в этом случае вещь остается на страхе сего по­следнего.

1139. Должник впадает в просрочку или вследствие вызова к платежу либо другого равносильного акта, или же в силу самого договора, если в нем определено, что долж­ник будет считаться в просрочке без особого акта, тот­час по наступлении срока.

1140. Сила и действие обязательства дать или передать недвижимость определяются в разделе о продаже и в разделе о привилегиях и ипотеках.

1141. Если вещь, которую кто-либо обязался дать или пере­дать последовательно двум лицам, принадлежит к разряду имуществ движимых, то тот из двух, которому передано действительное владение вещью, имеет преимущество и ос­тается собственником вещи, хотя бы право его возникло позже, если только владение его добросовестно.

ОТДЕЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ.
Об обязательстве что-либо делать или не делать.

1142. Всякое обязательство что-либо делать или не делать, в случае неисполнения со стороны должника, превра­щается в обязательство вознаградить за вред и убытки.

1143. Впрочем кредитор имеет право требовать уни­чтожения всего, что совершено в нарушение договора; он может испросить разрешение все это уничтожить за счет [273]должника, не теряя права требовать вознаграждения за вред и убытки, если они причинены.

1144. В случае неисполнения обязательства кредитор может, с особого разрешения, исполнить его сам за счет должника.

1145. Если обязательство состоит в том, чтобы чего-либо не делать, то нарушивший его обязан, в силу самого факта нарушения, вознаградить за вред и убытки.

ОТДЕЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ.
О вреде и убытках, происходящих от неисполнения обязательства.

1146. Вред и убытки вознаграждаются лишь в случае просрочки должника в исполнении обязательства, за исклю­чением однако случая, когда то, что должник обязался дать или сделать, могло быть дано или сделано только в опре­деленное время, и должник это время пропустил.

1147. Должник присуждается к вознаграждению за вред и убытки, возникшие вследствие неисполнения обязательства или промедления в его исполнении, всякий раз, когда не до­кажет, что неисполнение произошло от посторонней причины, ему не вменяемой, даже и в том случае, когда с его сто­роны не было недобросовестности.

1148. Вред и убытки не вознаграждаются, когда долж­ник, вследствие непреодолимой силы или случайного собы­тия, не мог дать или сделать того, к чему обязался, или сделал то, что ему было запрещено.

1149. Вред и убытки, за которые следует кредитору вознаграждение, состоят вообще из потерь, им понесен­ных, и выгод, которых он лишился, за исключениями и ограничениями, ниже сего указанными.

1150. Должник отвечает за те лишь вред и убытки, которые при заключении договора были предвидены или могли быть предвидены, если только неисполнение обязательства не последовало от его злого умысла. [274]

1151. Но и в том случае, когда бы неисполнение обя­зательства последовало от злого умысла должника, в со­став вреда и убытков входит по отношению к потере, кредитором понесенной, и к выгоде, которой он лишился, только то, что было непосредственным и прямым последствием неисполнения обязательства.

1152. Если в договоре определено, что та сторона, ко­торая не исполнит обязательства, должна будет уплатить, в виде вознаграждения за вред и убытки, определенную сумму, то другой стороне не может быть присуждена ни большая, ни меньшая сумма.

1153. В обязательствах, предмет которых ограничи­вается платежом определенной суммы, вознаграждение за вред и убытки, от несвоевременного исполнения обязатель­ства происходящие, состоит лишь в присуждении установ­ленных законом процентов, с соблюдением особенных правил, для отношений торговых и для поручительства по­становленных.

Вознаграждение за означенные вред и убытки следует кредитору без всякой с его стороны обязанности доказы­вать понесенные им потери.

Оно причитается ему со дня подачи иска, за исключением случаев, когда течение процентов начинается в силу са­мого закона.

1154. Проценты, наросшие на капитал, могут сами при­носить проценты, вследствие искового прошения или вслед­ствие особого соглашения, если прошение либо соглашение ка­сается процентов не менее как за целый год.

1155. Однако доходы, которым наступил срок, как-то: арендная плата, плата за наем, причитающиеся платежи по рентам вечным или пожизненным, приносят проценты со дня предъявления иска или со дня соглашения.

Правило это применяется и к возвращению плодов, и к процентам, уплаченным кредитору за должника третьим лицом. [275]

ОТДЕЛЕНИЕ ПЯТОЕ.
Об истолковании договоров.

1156. В договорах скорее надлежит исследовать об­щее намерение договаривающихся сторон, нежели останав­ливаться на буквальном смысле выражений.

1157. Если статья договора двусмысленна, она должна быть понимаема предпочтительно в том смысле, в коем она может иметь какие-либо последствия, нежели в том, в котором бы она не имела никаких последствий.

1158. Выражения, допускающие двоякое толкование, должны быть понимаемы в том значении, которое наиболее соответ­ствует содержанию договора.

1159. То, что в содержании договора сомнительно, изъ­ясняется на основании обычаев той местности, где договор совершен.

1160. В договоре должны быть подразумеваемы статьи, составляющие обыкновенную его принадлежность, хотя бы они в нем и не были помещены.

1161. Все статьи договоров изъясняются одни другими, причем каждой из них придается тот смысл, который вытекает из целого акта.

1162. В случае сомнения договор изъясняется против контрагента, выговорившего себе обязательство, и в пользу стороны, принявшей на себя таковое.

1163. Как бы ни были общи выражения, в которых до­говор изложен, он обнимает собой только те предметы, которые, по всему вероятию, договаривающиеся стороны имели в виду.

1164. Если в договоре, для разъяснения обязательства, приведен пример, то не должно предполагать, что догова­ривающиеся стороны хотели тем самым изъять из того объема, какой обязательство имеет по закону, случаи в договоре прямо не обозначенные. [276]

ОТДЕЛЕНИЕ ШЕСТОЕ.
О силе и действии договоров по отношению к третьим лицам.

1165. Договоры имеют силу и действие только для дого­варивающихся сторон; они не вредят третьим лицам, и служат им в пользу лишь в случае, предусмотренном в статье 1121.

1166. Кредиторы могут однако осуществлять все права и иски должника, с изъятием тех, которые исключительно связаны с его личностью.

1167. Кредиторы могут также, от своего собственного имени, оспаривать все действия, должником намеренно со­вершенные в ущерб их правам.

Но они обязаны, относительно тех своих прав, о коих говорится в разделе о наследовании и в разделе о пред­брачном договоре и взаимных правах супругов, сообразо­ваться с правилами, в оных предписанными.


ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ.
О разных видах обязательств.
ОТДЕЛЕНИЕ ПЕРВОЕ.
Об обязательствах условных.
§ 1. Об условии вообще и разных его видах.

1168. Обязательство считается условным, когда оно по­ставлено в зависимость от будущего и неизвестного собы­тия, так что или возникновение обязательства отлагается до наступления сего события, или же, при наступлении его либо ненаступлении, обязательство имеет прекратиться.

1169. Условием случайным (casuelle) считается такое, которое зависит от случая и вовсе не находится во власти кредитора или должника. [277]

1170. Условием произвольным (potestative) считается та­кое, которое ставит исполнение обязательства в зависимость от события, наступление или ненаступление которого находит­ся во власти одной из договаривающихся сторон.

1171. Условие смешанное (mixte) есть то, которое в одно и то же время зависит от воли одной из договариваю­щихся сторон и от воли третьего лица.

1172. Всякое условие, невозможное по предмету, противное доброй нравственности или воспрещенное законом, недей­ствительно и делает недействительным самое обязатель­ство, поставленное от него в зависимость.

1173. Условие не делать чего-либо невозможного не вле­чет за собой недействительности обязательства, под сим условием заключенного.

1174. Всякое обязательство недействительно, если оно за­ключено под условием, зависящим от произвола лица, принявшего на себя обязательство.

1175. Всякое условие должно осуществиться так, как договаривающиеся стороны, по всей вероятности, желали и представляли себе его осуществление.

1176. Если обязательство заключено под условием, что какое-либо событие совершится в определенное время, то условие считается не сбывшимся, коль скоро срок прошел и событие не последовало. Если же определенного времени на­значено не было, то условие может осуществиться во всякое время и считается несбывшимся только тогда, когда сделает­ся достоверно известным, что событие не наступит.

1177. Если обязательство заключено под условием, что известное событие в определенное время не последует, то такое условие считается сбывшимся, если время прошло без наступления того события, равно как и в том случае, если до наступления срока сделается несомненно достоверным, что событие не наступит; если же не было назначено опре­деленного времени, то условие тогда лишь считается сбыв­шимся, когда будет несомненно, что событие не воспоследует. [278]

1178. Условие признается сбывшимся, если должник, при­нявший обязательство под этим условием, сам воспрепят­ствовал его осуществлению.

1179. Сбывшееся условие имеет обратную силу ко дню заключения обязательства. Если кредитор умер до осущест­вления условия, то права его переходят к его наследнику.

1180. Кредитор может и до осуществления условия пред­принимать все законные действия, служащие к охранению его права.

§ 2. Об условии отлагательном (condition suspensive).

1181. Обязательство, заключенное под условием отлага­тельным, есть такое, которое поставлено в зависимость от будущего и неизвестного события, или от события уже совершившегося, но еще неизвестного сторонам.

В первом случае обязательство может быть исполнено лишь по наступлении события.

Во втором случае обязательство имеет силу и действие со дня, в который оно заключено.

1182. Если обязательство заключено под условием отла­гательным, то вещь, составляющая предмет договора, остается на страхе должника, который обязался передать ее кредитору только в случае наступления условия.

Если вещь совершенно погибла без вины должника, то обязательство уничтожается.

Если вещь подверглась повреждению без вины должника, то кредитору предоставляется на выбор, или отказаться от обязательства, или потребовать вещь в том виде, в каком она находится, без уменьшения цены.

Если вещь подверглась повреждению по вине должника, то кредитор имеет право или отказаться от обязательства, или потребовать вещь в том виде, в каком она нахо­дится, и сверх того требовать вознаграждения за вред и убытки.

§ 3. Об условии отменительном (condition résolutoire).

1183. Условием отменительным считается такое, кото­рое, коль скоро осуществилось, прекращает обязательство и [279]восстановляет отношения сторон в то положение, как если бы этого обязательства прежде вовсе не было.

Условие это не отлагает исполнения обязательства, а только обязывает кредитора возвратить то, что он получил, в случае, если событие, предусмотренное в условии, наступит.

1184. Условие отменительное подразумевается всегда в договорах двусторонних, на случай, если одна из сторон не исполнит своего обязательства.

В этом случае договор не уничтожается в силу са­мого закона. Сторона, по отношению к которой обязатель­ство не исполнено, вправе или принудить другую сторону исполнить обязательство, если это возможно, или требовать его уничтожения и вознаграждения за вред и убытки.

Уничтожения договора должно требовать судебным поряд­ком, и при этом ответчику может быть, смотря по обстоя­тельствам, дана отсрочка.

ОТДЕЛЕНИЕ ВТОРОЕ.
Об обязательствах срочных.

1185. Срок отличается от условия тем, что он не отлагает возникновение обязательства, а только отдаляет его исполнение.

1186. Того, что подлежит исполнению лишь в определенный срок, нельзя требовать до наступления срока; но уплаченного ранее срока нельзя требовать обратно.

1187. Срок всегда предполагается выговоренным в пользу должника, разве из самого договора или из обстоя­тельств дела явствует, что он был выговорен и в пользу кредитора.

1188. Должник не может ссылаться на ненаступление срока, если сделался несостоятельным, или своими дей­ствиями уменьшил обеспечение, данное им кредитору на основании договора. [280]

ОТДЕЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ.
Об обязательствах разделительных (obligations alternatives).

1189. Должник по разделительному обязательству счи­тается исполнившим его, коль скоро доставит кредитору одну из двух вещей, составляющих предмет обязатель­ства.

1190. Выбор принадлежит должнику, если положительно не был предоставлен кредитору.

1191. Должник может освободиться от обязательства, передав кредитору одну из обещанных вещей, но не мо­жет принудить кредитора принять часть одной вещи и часть другой.

1192. Обязательство считается безусловным, хотя бы за­ключено было в виде обязательства разделительного, если одна из двух обещанных вещей не могла быть предме­том обязательства.

1193. Обязательство разделительное становится безуслов­ным, если одна из обещанных вещей погибла и не мо­жет быть доставлена, хотя бы и по вине должника. Взамен этой вещи не может быть предлагаема цена ее.

Если обе вещи погибли, и должник виновен в гибели одной из них, то он обязан заплатить цену той вещи, которая погибла позже.

1194. Если в случаях, определенных в предыдущей статье, право выбора договором предоставлено было креди­тору, то:

если только одна из вещей погибла и притом без вины должника, кредитор должен принять ту, которая осталась; если же вещь погибла по вине должника, кредитор может требовать оставшуюся вещь или цену вещи погибшей;

если обе вещи погибли и притом обе или только одна по вине должника, то кредитор может требовать цену той или другой вещи по своему выбору.

1195. Если обе вещи погибли не по вине должника и прежде нежели он впал в просрочку, то обязательство уничтожается согласно статье 1302. [281]

1196. Те же начала прилагаются к случаям, когда обязательство разделительное обнимает собой более двух вещей.

ОТДЕЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ.
Об обязательствах солидарных.
§ 1. О солидарности между кредиторами.

1197. Обязательство считается солидарным по отношению к нескольким кредиторам, когда, по договору, каждому из них положительно предоставлено право требовать испол­нения обязательства во всей его целости, и платеж, сделанный одному из кредиторов, освобождает должника от обязательства, хотя бы выгоды обязательства были делимы и шли в раздел между различными кредиторами.

1198. Должник вправе, по своему выбору, уплатить тому или другому из солидарных кредиторов, пока один из них не начнет против него иска.

Тем не менее, сложение долга, сделанное одним из солидарных кредиторов, освобождает должника только относительно части, этому кредитору принадлежавшей.

1199. Каждый акт, прерывающий давность по отношению к одному из солидарных кредиторов, прерывает ее и для остальных.

§ 2. О солидарности на стороне должников.

1200. Солидарность на стороне должников существует, когда они обязаны к одному и тому же, таким образом, что каждого из них можно принудить к исполнению обя­зательства во всей его целости, и исполнение, сделанное одним, освобождает других от обязательства по отношению к кредитору.

1201. Обязательство может быть солидарным, хотя один из должников обязан неодинаково с другим к исполнению того же самого, например, если один обязан условно, а обязательство другого безусловное, или если одному назначен срок, не предоставленный другому. [282]

1202. Солидарность не предполагается; необходимо, чтобы она была положительно установлена договором.

Правило это не применяется только к тем случаям, когда солидарность возникает сама собой, в силу закона.

1203. Кредитор по обязательству солидарному может обратиться к любому из должников по своему усмотрению, и тот, на кого пал этот выбор, не может ссы­латься на право раздела (opposer le bénéfice de division).

1204. Требование, предъявленное к одному из должни­ков, не препятствует кредитору обратиться с подобным требованием и к другим.

1205. Если вещь, составляющая предмет обязательства, погибла по вине или во время просрочки одного или несколь­ких солидарных должников, то другие содолжники не освобождаются от обязательства уплатить цену вещи, но не отвечают за вред и убытки.

Кредитор вправе требовать вознаграждения за вред и убытки только от тех должников, по вине которых вещь погибла, или тех, которые впали в просрочку.

1206. Требование, предъявленное к одному из солидар­ных должников, прерывает давность по отношению ко всем.

1207. Иск о процентах, предъявленный к одному из солидарных должников, определяет течение процентов по отношению ко всем.

1208. Солидарный содолжник, против которого начат кредитором иск, может предъявлять всякие возражения, вытекающие из свойства обязательства, и все те возражения, которые принадлежат ему лично или сообща с другими содолжниками.

Он не может предъявлять возражений, которые лично принадлежат только некоторым из содолжников.

1209. Если один из должников сделается единствен­ным наследником кредитора, или если кредитор сделается единственным наследником одного из должниковъ, то такое совпадение уничтожает солидарное обязательство только в части и доле кредитора или должника. [283]

1210. Кредитор, согласившийся на раздел обязательства по отношению к одному из содолжников, сохраняет свой солидарный иск против других, но за вычетом части того должника, которого он освободил от солидарности.

1211. Кредитор, который примет в уплату отдельно часть одного из должников, не оговорив, в расписке, солидарности или прав своих вообще, отказывается от солидарности только по отношению к этому должнику.

Получение от должника суммы, равной его долговой доле, не освобождает его от солидарности, если в расписке не обозначено, что эта сумма получена в уплату его части.

Солидарность не уничтожается и вследствие простого тре­бования, предъявленного к одному из содолжников, об уплате им его части, если только он не признал требо­вания правильным или если не состоялось против него су­дебного решения.

1212. Кредитор, получивший отдельно и без оговорки с одного из содолжников причитающуюся на его долю часть платежей или процентов по обязательству, теряет солидар­ность только относительно платежей или процентов, срок уплаты коим уже наступил, а не относительно тех, кото­рые будут ему следовать, и не относительно капитала, разве бы отдельная уплата продолжалась последовательно в тече­ние десяти лет.

1213. Обязательство, заключенное солидарно по отношению к кредитору, делится, в силу самого закона, между долж­никами, которые между собой подлежат ответственности каждый только за свою часть и долю.

1214. Содолжник по солидарному обязательству, упла­тивший весь долг сполна, может требовать с каждого из содолжников порознь только ту часть, какая на его долю причитается.

Если один из них окажется несостоятельным, то про­исходящая от его несостоятельности потеря распределяется по соразмерности между всеми другими состоятельными со­должниками и тем, который произвел уплату.

1215. Если бы кредитор отказался от солидарного иска против одного из должников, и один или несколько [284]других содолжников сделались несостоятельными, то часть, на долю несостоятельных причитающаяся, распределяется по соразмерности между всеми должниками, не исключая и тех, которые прежде сего освобождены были кредитором от солидарности.

1216. Если предприятие, для которого долг был сделан солидарно, касалось только одного из солидарно обязав­шихся, то он, по отношению к своим содолжникам, от­вечает за весь долг, а они считаются, по отношению к содолжнику, только поручителями.

ОТДЕЛЕНИЕ ПЯТОЕ.
Об обязательствах делимых и неделимых.

1217. Обязательство делимо или неделимо, смотря по то­му, могут или не могут вещи и действия, предмет обяза­тельства составляющие, первые при их передаче, а вторые при их исполнении, подлежать делению вещественному либо умственному.

1218. Обязательство неделимо, хотя бы вещь или дей­ствие, предмет его составляющие, были делимы по своей природе, если, при заключении договора, обязательство рассматривалось как не подлежащее исполнению по частям.

1219. Солидарность, установленная договором, не при­дает обязательству характера неделимости.

§ 1. О силе и действии делимого обязательства.

1220. Обязательство делимое должно быть исполнено меж­ду кредитором и должником точно так же, как если бы оно было неделимое. Делимость имеет применение только к наследникам, которые могут требовать долга или обя­заны его платить только в размере тех частей, которые они получили или в которых они ответственны, как пред­ставители кредитора или должника.

1221. Из правила, в предшедшей статье изложенного, делается исключение по отношению к наследникам должника: [285]

1) когда долг обеспечен ипотекой;

2) когда предмет долга составляет точно определенная вещь;

3) когда при обязательстве разделительном, кредитор имеет право выбора между вещами, из которых одна не­делима;

4) когда, на основании акта, исполнение обязательства воз­ложено лишь на одного из наследников;

5) когда из свойства самого обязательства, или из его предмета, или из цели договора, видно намерение сторон, чтобы долг не мог быть уплачиваем по частям.

В первых трех случаях, на вещь, составляющую пред­мет обязательства, или на недвижимое имущество, на кото­ром долг обеспечен ипотекой, когда они находятся во владении наследника, можно обратить взысканіе во всей целости, с предоставлением ему права обратного требования против других сонаследников. В четвертом случае, иск об исполнении обязательства во всей целости может быть предъявлен против наследника, на которого одного возложена была обязанность уплатить долг, а в пятом, против каждого из наследников, с предоставлением права обратного требования против остальных сонаслед­ников.

§ 2. О силе и действии неделимого обязательства.

1222. Каждый из должников, совокупно принявших на себя неделимый долг, отвечает за него во всей цело­сти, хотя бы обязательство и не было солидарным.

1223. То же правило применяется и к наследникам лица, принявшего на себя подобное обязательство.

1224. Каждый наследник кредитора может требовать исполнения неделимого обязательства во всей его целости.

Но он не вправе, отдельно от других, сложить долг во всей его целости и не может один принять в уплату цену вещи, вместо самой вещи. Однако, если один из на­следников отказался от долга или принял в уплату цену вещи, то его сонаследник может требовать неделимую вещь не иначе, как возвратив долю сонаследника, отка­завшегося от долга или получившего в уплату цену вещи. [286]

1225. Наследник должника, если против него начат иск об исполнении обязательства во всей его целости, мо­жет просить об отсрочке для привлечения к делу своих сонаследников, разве обязательство такого свойства, что может быть исполнено только тем наследником, против которого начат иск; в таком случае он один и может быть присужден к исполнению, с сохранением однако за ним права обратного требования о вознаграждении против других сонаследников.

ОТДЕЛЕНИЕ ШЕСТОЕ.
Об обязательствах с условием неустойки.

1226. Условие неустойки есть такое условие, которым контрагент, в обеспечение исполнения договора, обязывает­ся к чему-либо на случай его неисполнения.

1227. Недействительность главного обязательства влечет за собой недействительность и условия неустойки.

Недействительность условия неустойки не влечет за со­бой недействительности главного обязательства.

1228. Кредитор, вместо взыскания условленной неустой­ки с просрочившего должника, может требовать исполне­ния главного обязательства.

1229. Неустойка служит вознаграждением за вред и убытки, понесенные кредитором от неисполнения главного обязательства.

Кредитор не может требовать вместе и исполнения глав­ного обязательства и неустойки, разве последняя установ­лена договором за простое промедление.

1230. Будет ли в первоначальном обязательстве озна­чен срок его исполнения, или нет, в том и другом случае можно требовать неустойки лишь тогда, когда обязав­шийся что-либо дать, или принять, или сделать, впал в просрочку.

1231. Размер неустойки может быть судом уменьшен, если главное обязательство уже отчасти исполнено. [287]

1232. Если первоначальное обязательство, заключенное под условием неустойки, имеет своим предметом вещь неделимую, то право требовать неустойку возникает вслед­ствие нарушения договора со стороны одного из наследни­ков должника; она может быть потребована или сполна с одного нарушителя, или с каждого из сонаследников соразмерно их частям и долям, а при ипотечном иске — во всем ее количестве, с предоставлением им права об­ратного требования против того, кто подал повод к не­устойке.

1233. Если первоначальное обязательство, заключенное под условием неустойки, делимо, то неустойке подвергает­ся только тот из наследников должника, который нару­шил обязательство, и только по отношению к той части, за которую он отвечает в главном обязательстве; против других сонаследников, исполнивших обязательство, иск о неустойке не допускается.

Из этого правила делается исключение, когда условие о неустойке было прибавлено с той целью, чтобы платеж не был производим по частям, и один из сонаследни­ков воспрепятствовал исполнению обязательства во всей целости. В этом случае, с него можно требовать всей неустойки, с прочих же сонаследников только сораз­мерно их долям, с сохранением за ними права обратного требования.


ГЛАВА ПЯТАЯ.
О прекращении обязательств.

1234. Обязательства прекращаются:

платежом или удовлетворением по обязательству;

обновлением;

сложением долга;

зачетом;

совпадением;

гибелью вещи;

недействительностью или уничтожением обязательства;

силою условия отменительного, как объяснено в пред­шедшей главе; и [288]

давностью, правила о которой изложены в особом раз­деле.

ОТДЕЛЕНИЕ ПЕРВОЕ.
О платеже или удовлетворении по обязательству.
§ 1. О платеже вообще.

1235. Всякий платеж предполагает долг; уплаченное без такого основания подлежит востребованию.

Востребование не допускается по отношению к обязатель­ствам естественным, которые были добровольно исполнены.

1236. Обязательство может быть исполнено каждым заинтересованным в нем лицом, каковы, например, содолжник или поручитель.

Обязательство может быть исполнено и третьим лицом, не имеющим в нем интереса, если только это лицо действовало от имени должника и для его освобождения или, хотя и от своего имени, но не вступая в права кре­дитора.

1237. Обязательство сделать что-либо не может быть исполнено третьим лицом против воли кредитора, если этот последний имеет интерес в том, чтобы оно было испол­нено самим должником.

1238. Для действительности платежа требуется, чтобы пла­тящий был собственником вещи, отдаваемой в уплату, и имел право ее отчуждать.

Нельзя однако требовать обратно от кредитора данных ему в уплату денег или потребляемых пользованием ве­щей, если он добросовестно употребил их в свою пользу, хотя бы платеж и был произведен таким лицом, кото­рое не было их собственником или не имело права их отчуждать.

1239. Платеж должен быть произведен кредитору или лицу, уполномоченному им самим, либо судом, либо зако­ном, к получению оного.

Платеж, произведенный лицу, не имевшему уполномочия [289]к получению за кредитора, считается действительным, если сей последний утвердил платеж или им воспользовался.

1240. Платеж, добросовестно произведенный владельцу прав кредитора, считается действительным, хотя бы тако­вые впоследствии от него и были отчуждены.

1241. Платеж, произведенный кредитору, недействителен, если он по закону не был способен получать его, разве должник докажет, что уплаченное обратилось в пользу кредитора.

1242. Платеж, произведенный должником своему креди­тору, во вред кредиторам, наложившим арест или пред­ставившим возражения, недействителен по отношению к этим кредиторам; они могут, в объеме прав своих, принудить должника заплатить снова, и в этом только слу­чае сохраняется за ним право обратного требования против кредитора.

1243. Кредитор не может быть принуждаем принять в уплату, вместо следующей ему вещи, другую, хотя бы ценность предлагаемой вещи была равная или даже высшая.

1244. Должник не может принудить кредитора при­нять в уплату часть долга, хотя бы обязательство и было делимо.

Суд может однако, во внимание к положению должника, и пользуясь своим правом с крайней осмотрительностью, назначить для платежа умеренные сроки и приостановить исполнение по взысканию, оставляя дело в том положении, в каком оно находится.

1245. Должник известной и точно определенной вещи освобождается от обязательства посредством передачи этой вещи кредитору в том ее положении, в каком она нахо­дится во время передачи, если только повреждения, которым вещь подверглась, не произошли от его действий, или по его вине, или по вине лиц, за которых он отвечает, или если он, до наступления сих повреждений, не впал уже в просрочку.

1246. Если предмет обязательства составляет вещь, определенная только по роду ее, то должник не обязан [290]дать в уплату вещь наилучшего достоинства, но не может предложить и самой худшей.

1247. Исполнение обязательства должно быть произведено в том месте, которое означено в договоре. Если место исполнения в договоре не означено, то, когда предметом договора была известная и точно определенная вещь, испол­нение должно последовать в том месте, где вещь находи­лась во время совершения договора.

За исключением этих двух случаев, исполнение должно быть производимо в месте жительства должника.

1248. Издержки по исполнению падают на счет долж­ника.

§ 2. О платеже со вступлением в права кредитора (subrogation).

1249. Вступление третьего лица в права удовлетворенного им кредитора бывает или договорное, или законное.

1250. Вступление в права кредитора бывает договор­ным:

1) когда кредитор, получая платеж от третьего лица, передает ему свои права, иски, привилегии и ипотеки про­тив должника; передача этих прав должна быть выражена положительно и последовать одновременно с платежом;

2) когда должник делает заем с целью уплатить долг и передать заимодавцу права кредитора. Для действительно­сти вступления в права кредитора необходимо чтобы акт займа и платежная расписка совершены были у нотариуса, чтобы в акте займа было объяснено, что заем сделан с целью уплатить долг, и чтобы в платежной расписке было заявлено, что платеж сделан деньгами, данными для этой цели новым кредитором. Это вступление совершается и без согласия кредитора.

1251. Вступление в права кредитора имеет место в силу самого закона:

1) в пользу того, кто, будучи сам кредитором, произ­вел платеж другому кредитору, имеющему перед ним преимущество на основании своих привилегий или ипотек; [291]

2) в пользу приобретателя недвижимости, удовлетворившего покупной ценой кредиторов, имевших на этом имуществе ипотеку;

3) в пользу того, кто, будучи обязан заплатить долг вместе с другими или за других, имел интерес в том, чтобы долг был уплачен;

4) в пользу инвентарного наследника, заплатившего из своего собственного имущества долги, лежащие на наследстве.

1252. Вступление, определенное в предыдущих статьях, имеет место как против поручителей, так и против долж­ников; оно не может быть во вред кредитору, если он получил только часть платежа; в этом случае, при осу­ществлении прав своих на неуплаченную часть долга, он имеет преимущество перед тем, от кого он получил только часть платежа.

§ 3. О зачислении платежей.

1253. Должник, имеющий несколько долгов, вправе при платеже объявить, который из долгов он имеет в виду покрыть этим платежом.

1254. Должник по обязательству, приносящему проценты или доходы, не вправе, без согласия кредитора, произво­димые им уплаты зачислять в уплату капитала, преимуще­ственно перед доходами и процентами; уплата, сделанная в счет капитала и процентов, не покрывающая всего долга, зачисляется прежде всего на проценты.

1255. Если должник, имеющий различные долги, взял от кредитора расписку, в которой кредитор обозначил, что он принял уплату в счет одного определенного долга, то должник не может потом требовать, чтобы уп­лата эта была принята в счет другого долга, если только со стороны кредитора не было злого умысла или обмана.

1256. Если в расписке ничего не сказано о зачислении, то уплата принимается в счет того из долгов, одинако­вых относительно наступления срока платежа, который долж­нику было выгоднее уплатить в то время; в противном случае принимается в счет того долга, срок которому [292]наступил, хотя бы долг этот был и менее обременителен, нежели те, срок которым не наступил.

Если долги по свойству своему одинаковы, то уплата за­числяется по тому из них, который старее прочих; при равных же условиях, уплата зачисляется по всем таким долгам соразмерно их сумме.

§ 4. О предложении платежа и о вносе на хранение (consignation).

1257. Если кредитор отказывается принять платеж, то должник может сделать ему наличное предложение платежа и, в случае отказа кредитора принять его, внести предло­женную сумму или вещь на хранение.

Наличное предложение, за которым последовал внос на хранение, освобождает должника законным образом от обязательства, и по отношенію к нему заменяет платеж, если оно совершено как следует, а вещь, внесенная таким образом на хранение, остается на страхе кредитора.

1258. Для действительности наличного предложения пла­тежа необходимо:

1) чтобы оно сделано было кредитору, способному принять платеж, или такому лицу, которое имеет полномочие при­нять за него платеж;

2) чтобы оно сделано было таким лицом, которое спо­собно производить платеж;

3) чтобы оно заключало в себе всю сумму, уже подлежа­щую уплате, причитающиеся срочные платежи и проценты, издержки, уже приведенные в известность, и сумму, необ­ходимую на покрытие издержек, еще в известность не при­веденных, с обязанностью ее пополнить;

4) чтобы наступил срок платежа, если срок этот был установлен договором в пользу кредитора;

5) чтобы условие, под которым долг был сделан, осу­ществилось;

6) чтобы предложение платежа сделано было в назначен­ном для того по договору месте, а если не было особого уговора об определенном месте платежа, чтобы предложе­ние сделано было, или лично самому кредитору, или в месте его жительства, или в месте, избранном для исполнения договора; [293]

чтобы предложение сделано было через подлежащее долж­ностное лицо.

1259. Для действительности вноса на хранение не требует­ся разрешение суда, а достаточно:

1) чтобы такому вносу предшествовала повестка, вручен­ная кредитору и заключающая в себе означение дня, часа и места, куда предлагаемая вещь будет внесена;

2) чтобы должник перестал владеть вещью и передал ее в указанное законом место, вместе с процентами, причитающимися по день вноса;

3) чтобы должностное лицо составило протокол, в кото­ром должны быть обозначены: род предложенных предме­тов, отказ кредитора принять их или его неявка и нако­нец самый внос;

4) чтобы, в случае неявки кредитора, протокол о вносе на хранение был ему вручен с приглашением получить внесенные на хранение вещи.

1260. Издержки по наличному предложению платежа и по вносу на хранение, при действительности того и другого, па­дают на кредитора.

1261. До тех пор, пока внесенный на хранение предмет не принят кредитором, должник может взять его обратно, и если берет обратно, то его содолжники и поручители не освобождаются.

1262. Если должник сам испросил судебное решение, вошедшее в законную силу, которым наличное предложение платежа и внос на хранение признаны правильными и дей­ствительными, то он не может уже, даже с согласия кре­дитора, взять внесенное на хранение обратно, ко вреду сво­их содолжников и поручителей.

1263. Кредитор, согласившийся на то, чтобы должник взял внесенное им на хранение обратно, после того как внос этот был по судебному решению, вошедшему в за­конную силу, признан действительным, не может уже, для получения уплаты долга, пользоваться привилегиями или ипо­теками, которыми долг был обеспечен; он имеет ипотеку только с того дня, когда акт, в котором он выразил согласие на то, чтобы внесенное на хранение было взято [294]обратно, облечен будет в формы, предписанные для установ­ления ипотеки.

1264. Если предмет долга составляет точно определенная вещь, и передача ее должна совершиться в том самом месте, где она находится, то должник обязан уведомить кредитора, чтобы он ее взял, повесткой, вручаемой кре­дитору или лично, или в месте его жительства, или в месте, избранном для исполнения договора. Если после сообщения повестки кредитор не берет вещи, а должник нуж­дается в том помещении, которое она занимает, то может получить от суда позволение отдать ее на хранение в дру­гое какое-либо место.

§ 5. Об уступке имущества (cession de biens).

1265. Уступка имущества есть предоставление должни­ком всего своего состояния кредиторам, когда он не имеет возможности заплатить свои долги.

1266. Уступка имущества бывает или добровольная, или судебная.

1267. Добровольная уступка имущества есть та, кото­рую кредиторы принимают добровольно и которая не имеет никаких других последствий, кроме тех, которые выте­кают из условий договора, заключенного между ними и должником.

1268. Судебная уступка имущества есть льгота, предо­ставляемая законом несчастному и добросовестному долж­нику, которому, для сохранения личной свободы, дается право отказаться в суде от всего своего имущества в пользу кредиторов, несмотря ни на какие противные сему условия.

1269. Судебная уступка имущества не переносит на кре­диторов права собственности; она предоставляет им только право просить о продаже имущества в их пользу, и до продажи получать с него доходы.

1270. Кредиторы не могут отказаться от судебной уступки имущества, исключая случаев, в законе предви­денных. [295]

Судебная уступка имущества освобождает от личного за­держания.

Впрочем, она освобождает должника только в размере стоимости уступленного имущества, и в случае, если бы оно оказалось недостаточным, а должнику досталось бы но­вое, то он обязан и его предоставлять кредиторам до тех пор, пока они не будут удовлетворены вполне.

ОТДЕЛЕНИЕ ВТОРОЕ.
Об обновлении (novation).

1271. Обновление совершается трояким образом:

1) когда должник, по отношению к своему кредитору, принимает на себя новый долг, который ставится на место прежнего, сим уничтожаемого;

2) когда новый должник заступает место прежнего, ко­торый, в то же время, освобождается кредитором от обя­зательства;

3) когда, в силу нового соглашения, новый кредитор ста­новится на место прежнего, по отношению к которому долж­ник освобождается от обязательства.

1272. Обновление может совершаться только между ли­цами, способными вступать в договоры.

1273. Обновление не предполагается; необходимо, чтобы намерение совершить его ясно вытекало из акта.

1274. Обновление через подстановку нового должника может совершаться без участия прежнего должника.

1275. Перевод долга (délégation), посредством которого должник ставит на свое место другого должника, прини­мающего на себя обязательство по отношению к кредитору, не составляет обновления, если кредитор положительно не заявил, что имеет в виду освободить должника, делав­шего перевод долга.

1276. Кредитор, который освободил должника, сделав­шего перевод долга, не имеет против него права обрат­ного требования, если лицо, на которое переведен долг, сделается несостоятельным, разве акт перевода заключает [296]в себе положительную о том оговорку, или тот, на кого сделан перевод долга, был уже открыто несостоятельным либо впал в неоплатность во время совершения перевода.

1277. Простое указание должником лица, которое за него должно уплатить, не составляет обновления.

То же относится и до простого указания кредитором лица, которое должно получить за него.

1278. Привилегии и ипотеки, которыми обеспечен был старый долг, не переходят на тот долг, которым он заменяется, разве бы кредитор положительно сохранил их за собой.

1279. Если обновление делается посредством подстановки нового должника, то первоначальные привилегии и ипотеки, которыми долг был обеспечен, не могут перейти на иму­щество нового должника.

1280. Если обновление происходит между кредитором и одним из солидарных должников, то привилегии и ипо­теки, которыми обеспечен прежний долг, могут быть остав­лены только на имуществе того, кто принимает на себя но­вый долг.

1281. Обновление, совершенное между кредитором и одним из солидарных должников, освобождает содолжников.

Обновление, совершенное по отношению к главному долж­нику, освобождает поручителей.

Впрочем, если кредитор требовал, в первом случае, участия содолжников, или, во втором, участия поручителей, то прежний долг не уничтожается, еслп содолжники или по­ручители отказались принять участие в новом соглашении.

ОТДЕЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ.
О сложении долга (remise de la dette).

1282. Добровольное возвращение кредитором должнику подлинного частного акта служит доказательством осво­бождения от долга. [297]

1283. Добровольное возвращение главной выписи акта вле­чет за собой предположение об освобождении от долга или о его уплате, чем однако не устраняется право доказывать противное.

1284. Возвращение подлинного частного акта или главной выписи акта одному из солидарных должников имеет те же последствия и в пользу его содолжников.

1285. Сложение долга или договорное освобождение от обязательства, сделанное в пользу одного из солидарных содолжников, освобождает и остальных, если только кре­дитор положительно не сохранил за собой прав своих против сих последних.

В этом последнем случае кредитор может требовать возврата долга лишь за вычетом части того должника, с которого он сложил долг.

1286. Возвращение вещи, отданной в заклад, недоста­точно для предположения о сложении долга.

1287. Сложение долга или договорное освобождение от обязательства, сделанное для главного должника, освобож­дает и поручителей.

Сложение долга с поручителя не освобождает главного должника.

Сложение долга с одного из поручителей не освобождает других.

1288. То, что кредитор получил от поручителя за освобождение его от поручительства, должно быть зачислено в долг и обращено на освобождение главного должника и других поручителей.

ОТДЕЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ.
О зачете (compensation).

1289. Когда два лица взаимно друг другу должны, тогда происходит зачет, погашающий оба долга в порядке и случаях, указанных ниже.

1290. Зачет происходит в силу самого закона, даже без ведома должников; оба долга взаимно погашаются в [298]момент одновременного их существования и в том раз­мере, в каком они покрывают друг друга.

1291. Зачет применяется лишь в случае, когда предме­том каждого из обоих долгов будут деньги, или извест­ное количество заменимых вещей одного и того же рода, и если притом долги эти одинаково достоверны (liquides) и уже подлежат удовлетворению.

Неоспоренные долги, имеющие предметом зерновой хлеб или жизненные припасы, стоимость которых определяется рыночными ценами, могут идти в зачет с теми денеж­ными долгами, кои одинаково достоверны и подлежат уже удовлетворению.

1292. Отсрочка, данная по снисхождению, не препятствует зачету.

1293. Зачет имеет место, каковы бы ни были основа­ния зачитаемых долгов, за исключением следующих слу­чаев:

1) в случае иска о возвращении вещи, которой собствен­ник был неправильно лишен;

2) когда иск имеет предметом возвращение вещи, отдан­ной в поклажу или в ссуду;

3) когда предмет долга составляют средства содержания (aliments), объявленные не подлежащими аресту.

1294. Поручитель может представить к зачету то, что кредитор должен главному должнику.

Но главный должник не может представить к зачету того, что кредитор должен поручителю.

Равным образом, солидарный должник не может пред­ставить к зачету того, что кредитор должен его содолжнику.

1295. Должник, изъявивший положительное и безуслов­ное согласие на сделанную кредитором передачу прав сво­их третьему лицу, не может защищаться против нового приобретателя зачетом, на который он, до изъявления со­гласия, имел право против прежнего кредитора.

Передача прав, на которую не было изъявлено согласия со стороны должника, но о которой ему было заявлено, пре­пятствует только зачету долгов, возникших после этого заявления. [299]

1296. Когда два долга подлежат уплате не в одном и том же месте, то можно защищаться зачетом не иначе, как приняв на себя издержки перевода.

1297. Когда одно и то же лицо имеет несколько дол­гов, подлежащих зачету, то зачет производится согласно с правилами, постановленными в статье 1256 о зачислении платежей.

1298. Зачет не допускается в ущерб приобретенным правам третьего лица. Посему должник, сделавшись в свою очередь кредитором после того, как третьим лицом наложен арест на имущество, в его руках находящееся, не может защищаться зачетом во вред лицу, арест наложившему.

1299. Кто уплатил долг, уничтожавшийся посредством зачета в силу самого закона, тот не может, взыскивая по обязательству в зачет не представленному, осуществлять, во вред третьим лицам, привилегии или ипотеки, кото­рыми долг его был обеспечен, разве бы он, по уважительным причинам, не знал о долговом требовании, ко­торое он мог представить в зачет своего долга.

ОТДЕЛЕНИЕ ПЯТОЕ.
О совпадении.

1300. Когда качества кредитора и должника соединяются в одном и том же лице, то по закону происходит совпа­дение, которое погашает обе претензии.

1301. Совпадение, происходящее в лице главного долж­ника, служит и в пользу его поручителей.

Совпадение, происходящее в лице поручителя, не влечет за собой прекращения главного обязательства.

Совпадение, происходящее в лице кредитора, служит в пользу его солидарных содолжников, но только относи­тельно той части, в которой он был должником. [300]

ОТДЕЛЕНИЕ ШЕСТОЕ.
О гибели вещи, составлявшей предмет обязательства.

1302. Если известная и точно определенная вещь, состав­лявшая предмет обязательства, погибла, или изъята из граж­данского оборота, или затерялась так, что ничего неизвестно о ее существовании, то обязательство прекращается, буде вещь погибла или затерялась без вины должника и прежде, не­жели он впал в просрочку.

Если бы должник и впал в просрочку, но не принял на себя ответственности за случайные события, обязатель­ство прекращается тогда, когда вещь утратилась бы и в ру­ках кредитора, если бы она была ему передана.

Должник обязан доказать случайное событие, на которое он ссылается.

Каким бы образом ни погибла или ни затерялась вещь похищенная, гибель ее не освобождает похитившего от обя­занности возвратить ее цену.

1303. Если вещь погибла, или была изъята из граждан­ского оборота, или же потеряна без вины должника, то он обязан уступить своему кредитору все, какие у него окажут­ся, права и иски о вознаграждении по отношению к означенной вещи.

ОТДЕЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ.
Об исках о недействительности или уничтожении договоров.

1304. Во всех случаях, когда иск о недействительно­сти или об уничтожении договора не ограничен меньшими сроками на основании особого закона, право иска продол­жается десять лет.

В случае принуждения, течение давности начинается с того дня, в который принуждение прекратилось; в случае ошибки или обмана, с того дня, в который они открылись; а для актов, совершенных неуполномоченными к тому за­мужними женщинами, со дня прекращения брака.

Для актов, совершенных лицами, состоящими под [301]законным прещением, течение давности начинается со дня прекращения этого их состояния; а для актов, совершенных лицами несовершеннолетними, со дня наступления совершен­нолетия.

1305. Простая убыточность влечет за собою возможность уничтожения, в пользу несовершеннолетнего, еще не приз­нанного самостоятельным, всякого рода договоров, а в пользу несовершеннолетнего, признанного самостоятельным, всех договоров, выходящих за пределы его правоспособ­ности, как она определена в разделе о несовершеннолетии, опеке и о признании несовершеннолетних самостоятельными.

1306. Несовершеннолетний не может требовать восста­новления прежнего положения на основании убыточности, про­исшедшей лишь вследствие случайных и непредвиденных событий.

1307. Простое объявление несовершеннолетнего, что он совершеннолетний, не препятствует восстановлению прежнего положения.

1308. Несовершеннолетний, будучи торговцем, банкиром или ремесленником, не имеет права на восстановление преж­него своего положения по таким обязательствам, которые он принял на себя по своей торговле или ремеслу.

1309. Несовершеннолетний не имеет права на восстано­вление прежнего положения по отношению к условиям пред­брачного договора, если они включены с согласия и в при­сутствии тех лиц, согласие которых требуется для дей­ствительности его брака.

1310. Он не имеет права на восстановление по отноше­нию к обязательствам, возникающим из его правонару­шений или оснований им подобным.

1311. Не принимается во внимание спор его против обя­зательства, которое он подписал во время несовершеннолетия, но которое потом, сделавшись совершеннолетним, при­знал, было ли то обязательство недействительно по форме, или могло только дать право на восстановление прежнего по­ложения. [302]

1312. Когда несовершеннолетние, а также лица, состоя­щие под законным прещением, либо замужние женщины получат, в этом их качестве, право на восстановле­ние относительно принятых ими на себя обязательств, то нельзя требовать возвращения того, что в силу этих обязательств ими было уплачено во время несовершеннолетия, состояния под законным прещением или замужества, разве будет доказано, что уплаченное послужило в их пользу.

1313. Совершеннолетние не имеют права требовать восстановления на основании убыточности, исключая случаев и условий, специально в сем кодексе означенных.

1314. Если формальности, установленные для несовершен­нолетних и состоящих под законным прещением, как при отчуждении недвижимых имуществ, так и при разделе наследства, были соблюдены, то означенные лица, по отно­шению к сим актам, рассматриваются так, как если бы совершили их во время совершеннолетия или до признания состоящими под законным прещением.


ГЛАВА ШЕСТАЯ.
О доказательствах существования и исполнения обязательств.

1315. Кто требует исполнения обязательства, тот обя­зан доказать его существование.

Равным образом тот, кто утверждает, что он освобож­ден от обязательства, обязан доказать платеж или факт, вследствие которого обязательство его прекратилось.

1316. Правила о письменных доказательствах, о доказа­тельстве посредством свидетелей, о предположениях, о соб­ственном признании и о присяге изложены в последующих отделениях. [303]

ОТДЕЛЕНИЕ ПЕРВОЕ.
О письменных доказательствах.
§ 1. Об актах официальных.

1317. Акт официальный (acte authentique) есть тот, ко­торый совершен подлежащим должностным лицом, имею­щим право отправлять таковую обязанность в той местно­сти, где акт совершен, и с соблюдением всех предпи­санных форм.

1318. Акт, не признаваемый официальным по некомпе­тентности или неспособности должностного лица, или же по несоблюдению предписанных форм, сохраняет силу част­ного документа, если он подписан сторонами.

1319. Акт официальный составляет по отношению к до­говаривающимся сторонам, их наследникам и лицам, в их права вступающим, полное доказательство заключаю­щегося в акте соглашения.

Тем не менее, в случае уголовного обвинения в под­логе, исполнение по акту, о подложности которого возбужде­но производство, приостанавливается преданием суду, а в случае гражданского спора о подлоге акта, суды могут, смотря по обстоятельствам, временно приостановить испол­нение по акту.

1320. Акты, как официальные, так и частные, имеют силу доказательства между сторонами; даже относительно того, что в них приведено только в форме заявления, лишь бы заявление имело прямое отношение к предмету договора. Заявления, чуждые предмету договора, служат только нача­лом доказательства.

1321. Секретные сделки, составляемые в изменение или отмену прежних актов (contre-lettres), имеют силу и дей­ствие только между договаривающимися сторонами; против третьих лиц силы и действия не имеют.

§ 2. Об актах частных.

1322. Частный акт, признанный тем лицом, против которого он предъявлен, или по закону считающийся за [304]признанный, имеет для лиц, подписавших его, их наслед­ников и лиц, вступивших в их права, равную силу с актом официальным.

1323. Тот, против кого предъявлен частный акт, обя­зан формально признать или не признать свой почерк или свою подпись.

Его наследники или вступившие в его права могут огра­ничиться заявлением, что они не знают ни почерка, ни подписи того лица, от которого они свои права произво­дят.

1324. Если сторона не признает своего почерка или под­писи, и если наследники и вступившие в их права объ­явят, что им неизвестны ни почерк, ни подпись, то су­дом назначается поверка.

1325. Частные акты, заключающие в себе двусторонние договоры, действительны только в том случае, если они составлены в таком количестве экземпляров, сколько есть сторон, имеющих различный интерес.

Достаточно одного экземпляра для всех лиц, имеющих один и тот же интерес.

В каждом экземпляре должно быть упомянуто о числе экземпляров совершенного акта.

Впрочем, если не упомянуто о том, что акт написан в двух экземплярах или более, то это не может служить основанием возражений для того контрагента, который испол­нил уже с своей стороны обязательство, в акте заклю­чавшееся.

1326. Расписка, или частное письменное обещание, кото­рым одна только сторона обязывается заплатить другой из­вестную сумму денег или дать вещь, могущую подлежать оценке, должна быть вся написана рукой того, кто ее подписывает, или, по крайней мере, чтобы кроме его под­писи было написано его рукой признаю (bon) или одобряю (approuvé), с обозначением прописью суммы или количества вещей.

Правило это не применяется к актам, выдаваемым куп­цами, ремесленниками, земледельцами, виноделами, поден­щиками и служителями. [305]

1327. Если сумма, означенная в самом акте, разнится от суммы, означенной рядом с словом «признаю», то предполагается, что обязательство имеет предметом мень­шую сумму, даже и в том случае, когда самый акт и слово «признаю» вполне написаны рукой лица, принявшего на себя обязательство, разве было бы доказано, где именно произошла ошибка.

1328. Частные акты, относительно силы их против треть­их лиц, считаются совершенными лишь со дня внесения их в публичные реестры, или со дня смерти того лица, либо одного из тех лиц, которые подписали акты, или же с того времени, когда содержание оных удостоверено по­средством актов, совершенных подлежащими должностны­ми лицами, каковы протоколы опечатания или описи.

1329. Купеческие книги не составляют, против лиц не­торгового звания, доказательства о тех поставках товаров, которые в те книги внесены; изъятия из этого правила указаны ниже относительно присяги.

1330. Книги лиц торгового звания составляют доказа­тельство против них самих; но тот, кто ссылается на эти книги, не вправе выделять в них того, что служит не в пользу его претензии.

1331. Домашние реестры и бумаги не имеют силы дока­зательства в пользу того, кто их писал. Они составляют доказательство против него:

1) когда в них положительно заявляется о полученном платеже;

2) когда в них положительно упоминается, что внесение в книгу сделано именно для восполнения недостатка доку­мента в пользу того лица, к выгоде которого делается за­явление о существовании обязательства.

1332. Отметка, сделанная кредитором в конце, или на полях, или на обороте документа, который всегда находил­ся у него, составляет доказательство, хотя бы она не была им подписана и помечена числом, если только имеет целью освобождение должника.

То же самое относится к отметке, сделанной кредитором на обороте, или на полях, или в конце дубликата [306]документа либо расписки, лишь бы этот дубликат находился в руках должника.

§ 3. О бирках.

1333. Бирки, которые приходятся одна к другой, состав­ляют доказательство между лицами, которые имеют обычай удостоверять ими поставку и прием, производимые по мело­чам.

§ 4. О копиях документов.

1334. Копии, когда подлинный документ существует, до­казывают лишь содержание документа, предъявления которого всегда можно требовать.

1335. Если подлинный документ более не существует, то копии имеют силу доказательства с следующими подраз­делениями:

1) главные или первые выписи имеют ту же силу как и подлинник; такую же силу имеют копии, сделанные по рас­поряжению суда в присутствии сторон или по вызове их установленным порядком, а равно и копии, сделанные в присутствии сторон и по взаимному их согласию;

2) копии, которые, без разрешения суда или без согласия сторон, и после выдачи главных или первых выписей, сняты с подлинного документа (minute de l'acte) тем нота­риусом, который его совершил, или одним из его преем­ников, или подлежащими должностными лицами, которые обязаны хранить подлинные документы, могут, в случае утраты подлинника, служить доказательством, если эти копии старинные.

Они считаются старинными, если им более тридцати лет.

Если им менее тридцати лет, то они могут служить только началом письменного доказательства;

3) если копии сняты с подлинного документа не нотариу­сом, который совершал акт, не одним из его преемни­ков и не подлежащими должностными лицами, которые обя­заны хранить подлинные документы, то такие копии, какова бы ни была их древность, могут служить только началом письменного доказательства;

4) копии с копий, смотря по обстоятельствам, могут иметь силу как простые справки. [307]

1336. Транскрипция акта в публичные реестры может служить только началом письменного доказательства, и для этого требуется:

1) несомненность, что все подлинные документы нотариу­са, относящиеся к тому году, в который акт предпола­гается совершенным, утратились, или чтобы было доказа­но, что утрата подлинного документа последовала по осо­бенному случаю;

2) чтобы существовал правильный реестр дел нотариу­са, который бы удостоверял, что акт совершен был то­го же числа.

Если, в силу стечения этих двух обстоятельств, допу­щено будет доказательство посредством свидетелей, то не­обходимо, чтобы выслушаны были свидетели, присутство­вавшие при совершении акта, если они еще находятся в жи­вых.

§ 5. Об актах признания и подтверждения.

1337. Акты признания не освобождают от предъявления первоначального документа, разве бы содержание его было специально изложено в акте признания.

Все, что акты признания содержат более против перво­начального документа, или в чем от него разнятся, не имеет никакой силы.

Впрочем, если бы существовало несколько между собой согласных актов признания, подкрепленных владением, и один из этих актов имел бы тридцать лет, то кре­дитор может быть освобожден от представления перво­начального документа.

1338. Акт подтверждения или утверждения (ratification) такого обязательства, против которого допускается по за­кону иск о недействительности или об уничтожении, дей­ствителен только в том случае, если в нем заключает­ся изложение сущности обязательства, приведены основания иска об уничтожении и высказано намерение исправить те упущения, которые служат основанием этого иска.

Если нет акта подтверждения или утверждения, доста­точно, чтобы обязательство было выполнено добровольно по прошествии того времени, в течение которого оно могло быть законным образом подтверждено или утверждено.

Подтверждение, утверждение или добровольное исполнение, [308]при соблюдении порядка и срока, законом определенных, влечет за собой отречение от возражений и отводов, ко­торые можно было бы противопоставить акту, не нарушая однако прав третьих лиц.

1339. Даритель не может никаким подтвердительным актом исправить недостатки дарственного акта, недействи­тельного по форме; необходимо, чтобы этот акт совершен был снова в форме, предписанной законом.

1340. Подтверждение, или утверждение, или добровольное исполнение дарения, по смерти дарителя, его наследниками или вступившими в его права, заключает в себе и отказ их от возражения против формальных недостатков акта и от всех других возражений.

ОТДЕЛЕНИЕ ВТОРОЕ.
О доказательствах посредством свидетелей.

1341. Во всех тех случаях, когда предмет договора превышает сумму или ценность ста пятидесяти франков (36 руб.), не исключая и добровольной поклажи, должен быть составлен нотариальный или частный акт, и вовсе не допускается доказательство посредством свидетелей ни против содержания актов, ни в их дополнение, ни в под­тверждение того, что было говорено до составления актов, во время и после сего, хотя бы дело шло о сумме или цен­ности менее ста пятидесяти франков.

Все это не отменяет постановлений, касающихся отно­шений торговых.

1342. Вышеизложенное правило применяется к случа­ям, в которых иск, кроме требования капитала, заклю­чает в себе и требование процентов, составляющих, вместе с капиталом, сумму более ста пятидесяти фран­ков.

1343. Кто начал иск, превышающий сто пятьдесят франков, тот не имеет уже права доказывать посредст­вом свидетелей, даже уменьшив впоследствии цену перво­начального иска. [309]

1344. Доказательство посредством свидетелей не допу­скается и по искам о сумме менее ста пятидесяти фран­ков, если заявлено, что сумма эта есть часть или остаток большего долга, в подтверждение которого не представлено письменных доказательств.

1345. Если в одном и том же суде сторона вчиняет несколько исков, в подтверждение которых не представ­ляет письменных доказательств, и если ценность этих исков, вместе взятых, превышает сумму ста пятидесяти франков, то доказательство посредством свидетелей не до­пускается, хотя бы сторона утверждала, что эти обязатель­ства возникли из различных оснований и в разное время, разве права по ним приобретены ею наследованием, да­рением или иным образом, от различных лиц.

1346. Все иски, какое бы ни было их основание, не подкрепленные вполне письменными доказательствами, долж­ны быть начаты одним и тем же актом вызова к суду, после чего другие иски, не основанные на письменных до­кументах, не принимаются.

1347. Из вышеизложенных правил делается исключе­ние, когда существует начало письменного доказательства.

Началом письменного доказательства называется всякий письменный акт, исходящий от того лица, против кото­рого начат иск, или от лица его представляющего, и делающий вероятным приводимый факт.

1348. Из тех же правил делается, кроме того, исклю­чение во всех случаях, когда кредитору было невозможно иметь письменного доказательства в подтверждение обязательства, возникшего в его пользу. Это второе исключе­ние применяется:

1) к обязательствам, возникающим из оснований по­добных договорам (quasi-contrats), из правонарушений (délits) и из подобных им оснований (quasi-délits);

2) к поклаже необходимой, в случае пожара, разруше­ния, смятения и кораблекрушения, а также в случае отдачи вещей на сохранение путешественниками во время их пре­бывания в гостиницах, — смотря по свойствам лиц и по обстоятельствам события;

3) к обязательствам, заключенным при [310]непредвиденных обстоятельствах, когда невозможно было бы совер­шить письменного акта;

4) к случаям, когда кредитор, вследствие события слу­чайного, непредвиденного и вызванного непреодолимой силой, утратил документ, служивший ему письменным доказа­тельством.

ОТДЕЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ.
О предположениях.

1349. Предположениями называются заключения, выводи­мые законом или судом из факта известного о факте не­известном.

§ 1. О предположениях, установленных законом.

1350. Предположением законным называется такое, ко­торое особым законом связано с известными действиями или фактами. Таковы:

1) акты, которые закон признает недействительными, предполагая уже по самому их свойству, что они совер­шены с целью обойти закон;

2) случаи, в которых закон признает, что право соб­ственности или освобождение от обязательства вытекает из известных определенных обстоятельств;

3) правомерность, которую закон предполагает в су­дебном решении, вошедшем в законную силу;

4) сила, которую закон приписывает собственному при­знанию стороны или ее присяге.

1351. Сила судебного решения простирается только на то, что было предметом решения. Необходимо, чтобы пред­мет иска был тождествен с предметом решения, чтобы иск имел то же самое основаніе, чтобы дело производилось между теми же самыми сторонами и начато было ими и против них, и в том же самом их качестве.

1352. Законное предположение избавляет того, в чью поль­зу оно существует, от представления доказательств.

Против законного предположения никакие доказательства не допускаются, когда закон, на основании этого предполо­жения, уничтожает известные акты или не дает права [311]иска, разве бы сам закон допускал доказательство про­тивного, при чем однако сохраняется в силе то, что ниже изложено о присяге и о судебном признании.

§ 2. О предположениях, не установленных законом.

1353. Предположения, не установленные законом, предо­ставляются усмотрению и благоразумию суда, который дол­жен допускать только предположения основательные, точные и между собой согласные и лишь в тех случаях, когда закон допускает доказательство посредством свидетелей, если только акт не оспаривается по причине обмана или злого умысла.

ОТДЕЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ.
О собственном признании.

1354. Признание, противопоставляемое стороне, бывает или внесудебное, или судебное.

1355. Ссылка на признание внесудебное, чисто словесное, не имеет никакой силы, во всех случаях, когда иск такого рода, что по отношению к нему не допускается дока­зательство посредством свидетелей.

1356. Признание судебное есть заявление, сделанное в суде стороной или лицом, к тому особо уполномочен­ным.

Признание составляет полное доказательство против ли­ца, которое его учинило.

Оно не может быть раздробляемо во вред ему.

От него нельзя отречься, разве будет доказано, что оно учинено по ошибке в факте.

Не допускается отречение от него под предлогом заблуждения относительно закона.

ОТДЕЛЕНИЕ ПЯТОЕ.
О присяге.

1357. Присяга судебная бывает двоякого рода:

1) присяга, которую одна сторона предлагает другой, с [312]целью поставить от нее в зависимость решение дела; при­сяга эта называется решительной;

2) присяга, которую сам суд предлагает той или дру­гой стороне.

§ 1. О присяге решительной.

1358. Присяга решительная может быть предлагаема во всякого рода спорах.

1359. Она может быть предложена только по отношению к личному действию той стороны, которой она предлагается.

1360. Она может быть предложена во всяком положе­нии дела и даже в том случае, когда вовсе нет начала доказательства по тому иску либо возражению, по которому она требуется.

1361. Если тот, кому присяга была предложена, отка­жется принять ее и не согласится передать ее своему против­нику, или если противник, которому она была передана, откажется принять ее, то иск или возражение признается неправильным.

1362. Присяга не может быть передаваема, если дей­ствие, составляющее предмет ее, исходит не от обеих сто­рон, а лично от той стороны, которой присяга была пред­ложена.

1363. Когда предложенная или переданная присяга учи­нена, то противник не вправе доказывать, что она была ложная.

1364. Сторона, которая предложила или передала присягу, не может уже отступиться, если противная сторона объя­вила, что она согласна присягнуть.

1365. Учиненная присяга составляет доказательство только в пользу или против того, кто ее предложил, а также в пользу и против его наследников или лиц, в его права вступивших.

Однако присяга, предложенная должнику одним из соли­дарных кредиторов, освобождает должника только по от­ношению к части, этому кредитору причитающейся. [313]

Присяга, предложенная главному должнику, освобождает равным образом и поручителей.

Присяга, предложенная одному из солидарных должников, служит в пользу и его содолжникам.

Присяга, предложенная поручителю, служит в пользу и главному должнику.

В двух последних случаях, присяга солидарного содолжника или поручителя служит в пользу и другим содолжникам или главному должнику лишь тогда, когда она предложена была относительно существования долга, а не от­носительно существования солидарности или поручительства.

§ 2. О присяге, предлагаемой самим судом.

1366. Суд может предложить одной из сторон при­сягу с целью поставить в зависимость от последней решение дела, или только с целью определить размер того, что должно быть присуждено.

1367. Суд может сам предложить присягу по иску, либо по предъявленному против него возражению не иначе, как при следующих двух условиях; необходимо:

1) чтобы иск или возражение не были вполне доказаны;

2) чтобы они не были вовсе бездоказательны.

Во всех других случаях, суд должен присудить по иску или отвергнуть его безусловно.

1368. Присяга, предложенная самим судом одной сто­роне, не может быть ею передана другой стороне.

1369. Присяга для определения стоимости отыскиваемого предмета может быть предложена судом истцу только в том случае, когда нельзя иным образом определить эту стоимость.

В этом случае, суд должен определить и сумму, до которой присяге истца будет дана вера.