Дневник 1847—1854 (Толстой)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Дневник. 1847—1854 гг.
автор Лев Николаевич Толстой
Опубл.: ‎. Источник: Толстой Л. Н. Дневник. 1847—1854 гг. // Полное собрание сочинений : в 90 т. — М.: Художественная литература, 1937. — Т. 46. — С. 3—242 (индекс)


[3]

ТЕТРАДЬ A.
[1847 г.]

[17 марта 1847 года. Казань]. 17 Мар. Вотъ уже шесть дней, какъ я поступилъ въ клинику, и вотъ шесть дней, какъ я почти доволенъ собою. Les petites causes produisent de grands effets.[1] — Я получилъ Гаонарею, понимается, отъ того, отъ чего она обыкновенно получается; и это пустое обстоятельство дало мнѣ толчокъ, отъ котораго я сталъ на ту ступень, на которой я уже давно поставилъ ногу; но никакъ не могъ перевалить туловище (отъ того, должно быть, что не обдумавши поставилъ лѣвую ногу вмѣсто правой). Здѣсь я совершенно одинъ, мнѣ никто не мѣшаетъ, здѣсь у меня нѣтъ услуги, мнѣ никто не помогаетъ — слѣдовательно на разсудокъ и память ничто постороннее не имѣетъ вліянія, и дѣятельность моя необходимо должна развиваться. Главная же польза состоитъ въ томъ, что я ясно усмотрѣлъ, что безпорядочная жизнь, которую большая часть свѣтскихъ людей принимаютъ зa слѣдствіе молодости, есть ничто иное, какъ слѣдствіе ранняго разврата души.[2] — Уединеніе равно[3] полезно для человѣка, живущаго въ[4] обществѣ, ([5]) какъ[6] общественность для человѣка, не живущаго въ ономъ. Отдѣлись человѣкъ отъ общества, взойди онъ самъ въ себя, и какъ скоро скинетъ съ него разсудокъ очки, [4]которые показывали ему все въ превратномъ видѣ, и какъ уяснится взглядъ его на вѣщи, такъ что даже непонятно[7] будетъ ему, какъ[8] не видалъ[9] онъ всего того прежде. Оставь действовать разумъ, онъ укажетъ тебѣ на твое назначеніе, онъ дастъ тебѣ правила, съ которыми смѣло иди въ общество. Все, что сообразно съ первенствующею способностью человѣка — разумомъ, будетъ равно сообразно со всѣмъ, что существуетъ; разумъ[10] отдѣльнаго человѣка есть часть всего существующаго, а часть не можетъ разстроить порядокъ цѣлаго. Цѣлое же можетъ убить часть. — Для этаго образуй твой разумъ такъ, что бы онъ былъ сообразенъ съ цѣлымъ, съ источникомъ всего, а не съ частью, съ обществомъ людей; тогда твой разумъ[11] сольется въ одно съ этимъ цѣлымъ, и тогда общество, какъ часть, не будетъ имѣть вліянія на тебя.[12] — Легче написать 10 томовъ Философіи, чѣмъ приложить какое нибудь одно начало къ практикѣ. —

18 Марта. Я читалъ наказъ Екатерины и такъ какъ далъ себѣ вообще правило, читая всякое сурьезное сочиненіе, обдумывать его и выписывать изъ него замѣчательныя мысли, я пишу здѣсь мое мнѣніе о первыхъ шести главахъ этаго замѣчательнаго произведенія. — Начиная свой наказъ, въ[13] инструкціи Екатерина говоритъ: Religio Christiana docet nos, ut alter alteri tantum boni faciamus, quantum quidem in cujusque nostrum viribus situm est.[14] Из этаго понятія она выводитъ слѣдующее заключеніе: unumquemque probum et honestum virum viventem in civitatem vel teneri, vel incensum iri [desiderio], conspiciendi totam, quanta est, patriam suam in summo fastigio felicitatis, gloriae, beatitudinis et tranquillitatis.[15] — Эта странная [5]несообразность[16] совершенно мнѣ непонятна, ибо[17] слава[18] по понятіямъ Христіанск[ой] Религ[іи], есть предметъ скорѣе достойный порицанія,[19] чѣмъ желаній человѣка.[20] — 2-й выводъ:[21] желаніе видѣть своего ближняго спокойнымъ подъ покровительствомъ законовъ, совершенно [с]праведливъ. — I глава заключаетъ въ себѣ доказател[ьство] того, что Россія есть держава Европейская. — II глава содержитъ доказательства необходимости единодержавія тѣмъ болѣе убѣдительныя, что она говоритъ о Монархѣ въ идеѣ. — Какъ не великъ бы былъ умъ женщины, но[22] всегда вы найдете въ проявленіяхъ его какую то мелочность, неосновательность, и п[отому] Екатерина въ числѣ своихъ доказательствъ необходимости верховной власти говоритъ: Altera haec est ratio: melius obedire legibus sub uno domino, quam obsequi pluribus.[23] — Или: Monarchici regiminis scopus et finis est gloria civium imperii et imperantis.[24] III и IV глава: de tuitione constitutionum imperii[25] содержитъ мысли самые обыкновенные.

Глава V: De statu omnium regni incolarum[26] начинается философскою мыслью, что счастливъ тотъ человѣкъ, воля котораго подъ вліяніемъ внѣшнихъ обстоятельствъ покоряетъ его страсти. Читая это, я думалъ, что изъ этаго положенія она выведетъ понятіе о законѣ, который и есть[27] внѣшнее обстоятельство, имѣющее вліяніе на волю и дѣлающее подчиненнаго закону счастливымъ; но она далѣе[28] переходитъ къ понятію о возможномъ равенствѣ въ Г[осударств]ѣ, т. е. подчиненіи всѣхъ однимъ законамъ. —[29] Понятія о свободѣ подъ правленіемъ [6]Монархическимъ суть слѣдующія: свобода, говоритъ она, есть возможность человѣка дѣлать все то, что онъ долженъ дѣлать, и не быть принужденнымъ дѣлать то, что не должно дѣлать. Я бы желалъ знать, что понимаетъ она подъ[30] словомъ должно и не должно; ежели она разумѣетъ подъ[31] словомъ, что должно дѣлать, Естественное право, то изъ этаго ясно слѣдуетъ, что свобода можетъ только существовать въ томъ Государствѣ,[32] въ законодательствѣ котораго право естественное ни въ чемъ не разнствуетъ съ правомъ положительнымъ — мысль совершенно вѣрная. — Далѣе въ подтвержденіе своего мнѣнія Екатер[ина] приводитъ[33] чрезвычайно замысловатое доказательство: Свобода есть право действовать по законамъ. Ежели же Гражданинъ поступаетъ противузаконно, то этимъ самымъ онъ даетъ другимъ право дѣйствовать также, и этимъ нарушена свобода.[34] Libertas politica in civibus est tranquilitas animi, quae oritur ex opinione unum quemque eorum priva frui securitate.[35] — Ut autem possideant homines eiusmodi libertatem, leges ita oportet esse comparatas, ne civem civis timeat, sed omnes timeant vim legum[36] — говоритъ она въ заключеніе.

VI глава содержитъ понятія о законахъ вообще. Сначала она говоритъ о содержаніи законовъ. Далѣе представляетъ мысль самую возвышенную о характерѣ законодательства. — Ut immotae semper serventur leges, necesse est eas tam bonas esse, tam que omnibus refertas modis ad attingendum summum quod mortalibus habere licet bonum; ut quisque parens illis in ea versetur persuasione, contendendum sibi esse pro viribus suae ipsius utilitatis ergo ne quis leges has loco suo moveat [7]subruat ve.[37] — Далѣе, говоря о вліяніи, которое должны имѣть на законодательство Религія, природа, законы, правила, принятыя въ основаніе, нравы, обычаи и исторія, замѣчаетъ при этомъ, что характеры народовъ составлены изъ добродѣтелей и пороковъ. — И соединеніе этихъ качествъ между собою составляетъ счастье или несчастье народа. Потомъ приводить примѣры. —[38] Замѣчательны понятія о обычаяхъ.[39] Она говорить: законъ есть постановленіе[40] законодателя, обычай же есть постановленіе цѣлаго народа; и такъ, ежели нужно произвести переворотъ въ законодательствѣ народа, то законъ истребляй закономъ, а обычай обычаемъ. Потомъ: Средство для искорененія преступленія есть законное наказаніе; средство для искорененія обычая есть примѣръ. Кромѣ то[го], сообщенія съ другими народами имѣютъ вліянія на обычаи.—

Въ заключеніе она говоритъ: Verbo: omnis poena, quae imponitur non urgente necessitate, est tyrannica.[41]

19 Марта. Во мнѣ начинаетъ проявляться страсть къ наукамъ; хотя изъ страстей человѣка эта есть благороднѣйшая, но не менѣе того я никогда не предамся ей односторонне, т. е. совершенно убивъ чувство и не занимаясь приложеніемъ, единственно стремясь[42] къ образованію ума и наполненію памяти. Односторонность есть главная причина несчастій человѣка. — Продолжаю разбирать Наказъ Екатерины. VІІ глава De legibus particulatim.[43] Начинается парадоксомъ: Leges, quae intra mensuram boni non consistunt, in causa sunt, ut nascatur malum immensum.[44] — Далее говоритъ она, что умѣренность, а[45] не [8]жесток[ость], управлять можетъ людьми. — (Я бы прибавилъ къ этому: «въ Монархіяхъ».) Потомъ говоритъ, что наказанія должны быть выводимы изъ природы самаго преступленія. Опять прибавлю: «въ Монархіяхъ». Ибо Исторія намъ показываетъ, что законы Дракона, Ликурга, бывъ самые жестокіе и несообразные съ природою преступленія, были терпимы, ибо,[46] такъ какъ справедливо замѣчаетъ Montesquieu:([47]) Въ Республикѣ народъ есть вмѣстѣ подчиненная и верховная власть; слѣдовательно, такъ какъ[48] так[іе] законы суть выраженіемъ воли народа, то они и[49] терпимы имъ, и такъ какъ народъ самъ управляетъ собою, то не нужно, чтобы наказанія выводимы были изъ природы преступленія; ибо воля гражданъ въ Республикахъ служитъ мѣрою наказаній. — Далѣе Екатерина, раздѣляя преступленія на[50] преступленія противъ Религіи, противъ нравовъ,([51]) противъ спокойствія и тишины, и противъ безопасности гражданъ, и показывая, какого рода наказанія должны быть накладываемы на каждый классъ этихъ преступленій, доходитъ до весьма ложнаго заключенія, выводя каждое наказаніе изъ[52] существа преступленія.[53] Имянно,[54] о послѣднемъ классѣ преступленій она говоритъ, что наказанія зa таковыя преступленія суть изгнанія, смерть за смерть, денежная пеня за отчужденіе собственности; но, говоритъ, такъ какъ большею частью тѣ, которые покушаются на имущество другаго,[55] не имѣютъ онаго, то пеня замѣняется казнью. Эта мысль не достойна великой Екатерины. Развѣ вознаграждается обиженный за свое похищеніе смертію другаго? Развѣ не можетъ[56] Государство вознаградить потерю обиженнаго и удержать[57] члена общества, который может еще быть ему полезенъ. — [9]Следующая глава вся служитъ опроверженіемъ этой ложной мысли. Здѣсь она доказываетъ весьма вѣрно необходимость умѣренности въ[58] наказаніяхъ, потомъ говорить о ошибкахъ, дѣлаемыхъ иногда законодателемъ, говоря, что часто законодат[ель] для уничтоженія извѣстнаго зла употребляетъ жестокость; когда же это главное зло прекращается, остается только порокъ, произведенный этой жестокостью. — Далѣе совершенно противорѣчитъ себѣ, говоря, что высше несправедливо наказывать убійцъ равно съ грабителями; потомъ говорить, что наказанія, уродующія тѣло человѣка, должны быть отмѣнены. — Какъ же принимать смертную казнь, не принимая уродованія? Главное уродованіе тѣла есть отдѣленіе его отъ души. —

Въ этой же главѣ являются нѣкоторыя понятія о Уголовной полиціи.

Въ IX главѣ содержатся правила о производствѣ суда вообще. — Необходимость правительствъ или учрежденій она доказываетъ тѣмъ, что этимъ утверждается безопасность гражданъ и для того-то переносъ дѣлъ, по ея словамъ, къ самому Государю учиненъ столь труднымъ. — Затрудненія въ апелляціи къ самому Г[осудар]ю[59] учреждены или потому что[60] Г[осудар]ь не[61] желаетъ безопасности и счастія своихъ гражданъ,([62]) или потому что онъ сознаетъ неспособность свою оправдать свои законы. — Далѣе,[63] излагая причины разнородности мнѣній судейскихъ, говоритъ, что это происходитъ отъ того, что одни [и] тѣже дѣла бываютъ иногда дурно, иногда хорошо защищаемы, или же еще потому, что во все то, чтò проходитъ[64] черезъ руки человѣческія вкрадываются необходимо злоупотребленія. Почему же гражданамъ, страдающимъ отъ этихъ злоупотребленій, не открыть путь къ Монарху? —

Въ этой главѣ весьма много замѣчательныхъ мыслей, какъ н[а]п[римѣръ]: «Разбирая всѣ формальности въ судахъ, встрѣчающіяся [10]въ[65] отношеніи трудностей, сопряженныхъ[66] съ всякимъ возстановленіемъ правъ[67] для Гражданина, мы найдемъ, что этихъ формальностей слишкомъ много; ежели же мы будемъ разсматривать эти формальности въ отношеніи безопасности Гражданъ, сопряженной съ ними, то мы найдемъ ихъ слишкомъ мало,[68] и эти трудности суть цѣна безопасности Гражданъ». — Или ея мнѣнія о уничтоженіи пытки. Примѣнять ее только въ томъ случаѣ, когда преступникъ не признаетъ и не отрицаетъ своего преступленія. — Или мнѣніе ее о томъ, почему не должно часто употребляться крестоцѣлованіе, и въ какихъ случаяхъ оное можетъ быть принято. — Мысль о томъ, что важные преступники могутъ избирать[69] судей по своему дѣлу, показываетъ ее стремленіе оправдать Монархическую власть и доказать, что свобода существуетъ при повиновеніи законамъ, отъ Монарха происшедшимъ, забывая, что свобода при повиновеніи законовъ, не отъ народа происшедшихъ, не есть свобода. — Послѣднія двѣ статьи прямо заимствованы изъ L’esprit des lois de Montesquieu; въ первой она опровергаетъ древнее Римское постановленіе о томъ, что позволялось судьямъ брать подарки съ условіемъ, чтобы сумма полученныхъ денегъ не превышала бы ста ефимковъ, говоря, что тѣ, которымъ ничего не предлагается, ничего и не желаютъ, тѣже, которымъ что нибудь предложено, желаютъ большаго и наконецъ многаго. — Вторая статья говоритъ о томъ, что конфискованіе пріобрѣтенныхъ имѣній въ пользу Монарха можетъ быть принято[70] только при оскорбленiи Величества. По моему мнѣнію, конфискованіе въ пользу Г[осуда]ря никогда не можетъ быть оправдано, ибо, уже не говоря о томъ, что несправедливо наказывать[71] дѣтей за преступленія отца, такъ какъ Монархъ въ Г[осударст]вѣ есть все, но не гражданинъ, то и преступленія противъ Величества суть преступленія противъ Г[осудар]я, но не противъ частнаго лица, и по раздѣленію Екатерины [11]преступленій на 4 класса, преступленія противъ Величества принадлежатъ къ 4-му, т. е. нарушаютъ спокойствіе гражданъ, то, выводя наказаніе изъ существа преступленія, мы найдемъ, что наказанія за преступленія [противъ] Величества должны быть лишеніе правъ, отчужденіе отъ общества и вообще лишеніе всѣхъ тѣхъ преимуществъ, которыми[72] пользовался преступникъ подъ покровительствомъ законовъ, но отнюдь не есть конфискованіе имуществъ въ пользу Государя. Тѣмъ болѣе, что этаго рода наказанія произведутъ легко въ народѣ ропотъ и побудятъ[73] его находить въ каждомъ преступленіи[74] болѣе любовь къ корысти, чѣмъ къ справедливости.

21 Марта. Въ X главѣ излагаются основныя правила и[75] опаснѣйшія ошибки, касающіяся до Уголовнаго судопроизводства. —

Въ началѣ этой главы она задаетъ себѣ вопросъ. Откуда происходятъ наказанія, и откуда происходитъ право наказывать? На первый вопросъ она отвѣчаетъ: «наказанія происходятъ отъ необходимости охраненія законовъ». — На второй отвѣчаетъ тоже весьма остроумно. Она говоритъ: «право наказывать принадлежитъ однимъ[76] законамъ, a дѣлать законы можетъ только Монархъ, какъ представитель всего Г[осударств]а». — Во всемъ этомъ наказѣ представляются намъ постоянно два разнородные элементы, которые Екатерина постоянно хотѣла согласить: имянно, сознаніе необходимости конституціоннаго правленія и самолюбіе, т. е. желаніе быть[77] неограниченною властительницей Россіи. Н[а]п[римѣръ], говоря, что въ Монарх[ическомъ] правл[еніи] только Монархъ можетъ имѣть законодательную власть, она принимаетъ существованіе этой власти зa акціому, не[78] упоминая[79] происхожденія ея. — Низшее правительство не можетъ накладывать наказаній, ибо оно есть часть цѣлаго, а Монархъ имѣетъ это право, ибо онъ есть представитель всѣхъ гражданъ, говоритъ Екатерина. [12]

Но развѣ представительство[80] Государемъ народа въ неограниченныхъ Монархіяхъ есть выраженіе совокупности частныхъ, свободныхъ волей Гражданъ? Нѣтъ, выраженіе общей воли въ неограниченныхъ Монархіяхъ есть слѣдующее: я терплю зло меньшее, ибо если бы не терпѣлъ его, подвергнулся бы злу большему. —

Второй вопросъ состоитъ въ томъ, какіе нужны способы для содержанія[81] обвиненнаго подъ стражею и для открытія преступленія? При разрѣшеніи первой части этаго вопроса она говоритъ, что содержаніе обвиненнаго подъ стражею есть наказаніе, предшествующее[82] осужденію. Екатерина[83] чувствовала ложность этаго понятія и несправедливость этаго обычая и старалась оправдать его, говоря, что всякой обвиненный необходимо[84] долженъ быть виновенъ.[85] Но за что же тотъ, который[86] виновнѣе въ стократъ обвиненнаго, но не обвиненный потому, что не имѣетъ враговъ, не терпитъ[87] равнаго наказанія? По моему мнѣнію, содержаніе подъ стражею обвиненнаго никогда не можетъ быть оправдано; ибо это есть высшая несправедливость: невинныхъ[88] и преступныхъ подвергать однимъ наказаніямъ, богатыхъ же и бѣдныхъ различать, ибо богатые легко сыщутъ себѣ поруки, бѣдные же рѣдко. — Въ этой же главѣ встрѣчается совершенно Республиканская мысль. Имянно, она говоритъ, что рѣшенія дѣлъ должны быть народны, для того чтобы граждане[89] сознавали свою[90] безопасность подъ покровительствомъ законовъ. — Развѣ можетъ существовать безопасность гражданъ подъ покровительствомъ законовъ тамъ, гдѣ нѣтолько рѣшенія судейскія, но и законы перемѣняются по произволу самодержца. —

Потомъ замѣчательно ее предложеніе, чтобы позволено было [13]уже обвиненнымъ преступникамъ оправдываться. — Это постановленіе,[91] хотя и имѣетъ высокую моральную цѣль[92] дать всѣ возможные способы преступнику оправдаться, не можетъ быть принято въ положительномъ законодательствѣ, ибо это повело бы къ большимъ злоупотребленіямъ. — Преступникъ, представляя ложныя доказательства, старался бы только отдалить отъ себя срокъ своего приговора. Fides testis eo minoris est ponderis, quo gravius est maleficium, et res id circumstantes minorem prae se ferunt verisimilitudinem[93] — говоритъ она. Рѣшеніе III Вопроса о томъ, не нарушаетъ ли пытка справедливости и не противна ли она цѣли законовъ, было бы обыкновенно въ нашемъ столѣтіи; но[94] при тогдашнихъ грубыхъ понятіяхъ оно было дѣломъ великаго ума и возвышенныхъ чувствъ Екатерины. — Пытки вообще употребляли или для вынужденія признанія своего преступленія отъ обвиненнаго, или для узнанія отъ него про его сообщниковъ, или для выпытыванія у него его прежнихъ преступленiй, или для объясненія противорѣчій, которыя онъ показалъ при допросѣ. Про первое приложеніе пытки она говоритъ, что пытка, имѣя цѣлью распознавать виновнаго отъ невиннаго, напротивъ сглаживаетъ все различіе, которое между ними существовало (въ отношеніи судей). Про второе она говоритъ, что тотъ, кто уже обвинилъ себя, безъ труда обвинитъ и другихъ, и что справедливо не наказывать однаго за преступленія другихъ. Про третіе она говоритъ, что такого рода пытка будетъ наказаніе за то, что человѣкъ могъ бы быть еще хуже. — Про четвертый родъ пытки она говоритъ, что при допросѣ мѣшается въ словахъ какъ виновный, такъ и невинный. Всѣ доказательства чрезвычайно остроумныя. — Вопросъ IV состоитъ въ томъ:[95] Должны ли наказанія б[ыть] сообразны съ преступленіями? Между прочими дѣльными замѣчаніями на счетъ этаго она говоритъ: Quamquam leges non possunt punire consilium seu propositum, dici tamen nequit, actionem, per quam crimen incipit existere, quae que [14]revelat voluntatem criminis patrandi, non mereri poenam, quamvis minorem constituta ad puniendum crimen iam re ipsa perpetratum.[96]

22 Марта. По моему мнѣнію, намѣреніе, такъ какъ есть дѣйствіе души, не выразившееся во внѣшности, никогда не можетъ быть противно закону Юридическому, ибо оно не подлежитъ ему. Всѣ дѣйствія души не подлежатъ ничему, кромѣ воли, а воля есть способность неограниченная. Хотя сказано, что подлежатъ наказанію дѣянія, доказывающія преступное намѣреніе, но и эти дѣянія не должны быть наказываемы, ибо таковыя дѣянія сами по себѣ никакого вреда не приносятъ. — A намѣреніе его, такъ какъ подлежитъ вліянію его воли, то злое намѣреніе передъ осуществленіемъ своимъ [можетъ] перемѣниться въ доброе. Сильнѣйшее проявленіе совѣсти человѣка бываетъ обыкновенно передъ совершеніемъ какого-нибудь зла. — Далѣе Екатерина говорить, что когда преступники собираются, то обыкновенно они стремятся къ тому, чтобы уравнять между собою опасность совершенія пресѣупленія, и для того, чтобы опасность эта не была равна, то исполнителямъ преступленія назначается накаваніе большее, чѣмъ сообщникамъ его. Справедливо. — Но замѣчаніе ея, что ежели совершитель преступленія получаетъ зa то какую нибудь извѣстную плату, то наказаніе должно быть всѣмъ равное, не можетъ быть приложено въ[97] положительномъ законодательствѣ, хотя оно морально справедливо. Въ самомъ дѣлѣ, люди, разсматривая съ точки зрѣнія нравственности, которые платою побуждаютъ человѣка къ совершенію преступленія, болѣе преступны, чѣмъ тѣ, которые только составляютъ замыселъ преступленія. И тотъ человѣкъ,([98]) который за плату соглашается совершить преступленіе менѣе преступенъ, чѣмъ тотъ, который изъ однаго желанія сдѣлать преступленіе рѣшается на оное. [15]

Разсматривая же съ точки зрѣнія положительной, мы найдемъ, что[99] всякое наказаніе должно быть соразмѣрно съ выгодою, приносимою преступленіемъ. —[100] Ея мнѣніе,[101] что[102] нужно опредѣлить закономъ, что преступникъ, который доноситъ на своихъ сообщниковъ — не долженъ быть наказываемъ, я не оправдываю, несмотря на всѣ выгоды, каковыя такое постановленіе могло бы принести, ибо во первыхъ потому, что человѣкъ, измѣнившій своему слову, не добродѣтеленъ, а правительство должно поддерживать добродѣтель, а во вторыхъ потому, что ни въ какомъ случаѣ не должна быть въ законахъ несправедливость[103] (не наказывать преступника[104] есть несправедливость), а по моему мнѣнію, законъ положительный, чтобы былъ совершененъ, долженъ быть тожественъ закону нравственному. —

24 Мар. Я много перемѣнился; но все еще[105] не достигъ той степени совершенства (въ занятіяхъ), котораго бы мнѣ хотѣлось достигнуть. — Я не исполняю того, чтò себѣ предписываю; чтò исполняю, то исполняю не хорошо, не изощряю памяти. — Для этого пишу здѣсь нѣкоторыя правила,[106] которыя, какъ мнѣ кажется, много мнѣ помогутъ, ежели я буду имъ слѣдовать. 1) Чтò назначено непремѣнно исполнить, то исполняй, не смотря ни на что. 2) Что исполняешь,[107] исполняй хорошо. — 3) Никогда не справляйся въ книгѣ, ежели что нибудь забылъ, а старайся самъ припомнить. 4) Заставь постоянно умъ твой дѣйствовать со всею ему возможною силою. 5)[108] Читай и думай всегда громко. 6) Не стыдись говорить людямъ, которые тебѣ мѣшаютъ, что они мѣшаютъ; сначала дай почувствовать, а ежели онъ не понимаетъ, то извинись и скажи ему это. — Сообразно съ вторымъ правиломъ, я хочу непремѣнно кончить коментировать весь наказъ Екатерины.

Вопрос V о томъ, какова мѣра наказаній,[109] рѣшенъ такъ: [16]зло, которое приноситъ преступнику наказаніе, должно быть выше добра, которое преступленіе могло бы ему доставить. — Я не согласенъ съ этимъ. Преступленіе должно быть совершенно соразмѣрно наказанію. Можетъ быть скажутъ на это, что[110] ничто не будетъ удерживать людей отъ совершенія преступленія, ибо тогда сколько преступникъ можетъ, решаясь на преступленіе, выиграть столько же, сколько и проиграть. — Пускай и будетъ такъ. Ежели начало добра преобладаетъ въ людяхъ, то[111] они больше будутъ имѣть стремленія не совершать преступленій, чѣмъ совершать ихъ; ежели же преобладаетъ начало зла въ людяхъ, то они всегда будут слѣдовать ему; ибо оно будетъ имъ свойственное начало. — VI вопросъ. Нужна ли въ Государствѣ смертная казнь? Екатерина говоритъ: «въ благоустроенномъ Государствѣ никакой нѣтъ нужды налагать смерть преступникамъ, въ Анархіяхъ же это необходимо». Почему? Еще необходима смертная казнь, говоритъ она, тогда, когда преступникъ, даже лишенный свободы, можетъ быть опасенъ Г[осударств]у. — Когда бываетъ преступникъ, даже лишенный свободы, опасенъ Г[осударств]у? Безполезность смертной казни она весьма справедливо доказываетъ тѣмъ, что сильныя впечатлѣнія — видъ казни — не продолжительны; но увѣренность въ томъ, что всякому преступленію неизбѣжно слѣдуетъ наказаніе, способна предупредить преступленія. —

Вопросъ седьмой состоитъ въ томъ, какія наказанія накладываются на каждый родъ преступленій? —

Въ числѣ[112] нѣкоторыхъ разсужденій она говоритъ о томъ, какія должны быть накладываемы наказанія юродствующимъ — фанатикамъ:[113] «надо остерегаться, чтобы тѣлесно не наказывать такого рода преступниковъ, ибо[114] эти наказанія были бы для нихъ пищею ихъ гордости и фанатизма». Совершенно справедливо. При этомъ случаѣ мнѣ приходитъ въ голову мысль, что въ Г[осударств]ѣ, которое основано на злоупотребленіяхъ (не только основано, но даже существуетъ одно злоупотребленіе),([115]) [17]не можетъ существовать справедливости. — Справедливость въ отношеніи преступлений есть соразмѣрность преступленій съ наказан[iями], но такъ какъ понятія и чувства людей различны, то тò, что есть жесточайшее наказаніе для однаго, есть благо для другаго. —

Слѣдовательно, справедливости не существуетъ. Вопросъ: какія же это злоупотребленія? 1) То, что по многочисленности Гражданъ преступленія должны быть одни и тѣже, не смотря на чувства и понятія гражданъ. 2) То, что въ нынѣшнихъ Г[осударства]хъ болѣе занимаются тѣмъ, чтобы[116] дать гражданамъ силы, съ которыми бы они могли[117] быть полезными Г[осударств]у, не заботясь о томъ направленіи, которое они принимаютъ въ употребленіи этихъ силъ. 3) То, что одинъ властелинъ можетъ[118] ошибиться въ наложеніи каждому преступнику особеннаго наказанія. Народъ же, когда имѣетъ Верховную власть, не ошибется, ибо онъ знаетъ каждаго своего члена. — При разрѣшеніи этого вопроса замѣчательны нѣкоторыя мысли Екатерины, какъ, н[а]п[римѣръ], та, «что справедливо и полезно, чтобы судебныя рѣшенія были бы объявляемы какъ можно скорѣе; справедливо потому, что преступн[икъ] не мучается неизвѣстностью, а полезно потому, что тогда наказаніе кажется[119] ближайшимъ слѣд[ствіемъ] преступленія». — Или: «Чѣмъ наказанія будутъ кротче, тѣмъ безполезнѣе будетъ милосердіе и прощеніе. — Ибо въ самихъ законахъ будетъ духъ милосердія». — Или: «Что ежели законы будутъ наказывать равно, какъ важныя, такъ и легкія преступленія, то произойдетъ то страшное противорѣчіе, что законы будутъ наказывать преступленія, ими самими же произведенныя».[120] О Дуэляхъ Екатерина говоритъ совершенно справедливо, что лучшій способъ предупредить этаго рода преступленія:[121] наказывать обижающего, а обиженного признать невиннымъ. — Совершенно справедливо говоритъ Montesquieu: Le principe du gouvernement monarchique est l'honneur.[122] — Справедливо тоже [18]она говоритъ о наказаніи, которое должно быть налагаемо за[123] провозъ запрещенныхъ товаровъ. — Я не согласенъ съ нею въ томъ, что она говоритъ о проторговавшихся, имянно: что[124] банкруты, которые могутъ доказать, что ихъ неустойки произошли отъ несчастныхъ обстоятельствъ, а не отъ ихъ вины, не должны быть наказываемы. По моему мнѣнію, всякое преступленіе происходитъ болѣе или менѣе отъ несчастныхъ обстоятельствъ, но не менѣе того справедливость требуетъ, чтобъ они были наказываемы. — VIII вопросъ. Какими способами могутъ быть предупреждены преступленія. — Содержитъ отрывочныя мысли, изъ которыхъ нѣкоторыя весьма замѣчательны, какъ н[а]п[римѣръ]: Vultis ne antevenire crimina? Facitote, ut leges non tam variis inter cives ordinibus faveant, quam cuique civi singillatim. —.—[125]

XI Глава содержитъ нѣкоторыя замѣчанія на счетъ рабства; въ числѣ которыхъ замѣчательны слѣдующія. Во впервыхъ, она начинаетъ тѣмъ, что говоритъ: Г[осударств]о есть общество, благоустроенное; въ немъ необходимо должны существовать повелѣвающія и повинующіяся. — Монархъ же обязанъ облегчать по возможности состоянія повинующихся. — Далѣе говоритъ, что[126] рабство невозможно вдругъ уничтожить; но что нужно издать нѣкоторыя постановленія, касающіяся[127] до имуществъ рабовъ. — Въ XII главѣ говорится о умноженіи народонаселения, и справедливо говоритъ Екатерина, что главная причина малаго прибавленія народонаселенія есть бѣдность. — Средствомъ противъ этаго она хочетъ сделать раздѣленіе земель всѣмъ[128] неимѣющимъ оныхъ[129] и подать имъ способы вспахать и обработать ихъ. — Очень хорошо говоритъ она въ этой же главѣ объ томъ, что несправедливо давать, какъ то дѣлается въ другихъ странахъ, преміи тѣмъ, у которыхъ десять и 12 дѣтей, т. е. награждать исключенія; но надо заботиться о облегченіи [19]состоянія гражданъ для удобства имъ воспитывать дѣтей. Ибо, въ самомъ дѣлѣ, за что же награждать отца,[130] не за то ли что онъ надѣленъ особенной плодородностью отъ природы, или за то,[131] что счастливое стеченіе обстоятельствъ оставило въ живыхъ всѣхъ 12 сыновей его, или за то, что онъ исполнялъ долгъ отца — т. е. берегъ дѣтей своихъ. — Въ главѣ XIII говорится о рукодѣльяхъ и торговлѣ. — Справедливо замѣчаетъ Екатерина, что земледѣліе есть начало всякой торговли, и что въ той землѣ, гдѣ люди не имѣютъ своей собственности, земледѣліе процвѣтать не можетъ; ибо[132] люди обыкновенно больше пекутся о вещахъ, имъ принадлежащихъ, чѣмъ о вещахъ, которыя отъ нихъ могутъ быть всегда отняты. — Вотъ причина, по которой въ нашемъ отечествѣ землѣделіе[133] и торговля процвѣтать не могутъ до тѣхъ поръ, покуда будетъ существовать рабство; ибо человѣкъ, подвластный другому, не только не можетъ быть увѣренъ постоянно владѣть своею собствен[ностью], но даже не можетъ быть увѣренъ въ своей собственной участи. — Потомъ: «Искуснымъ замледѣльцамъ и ремесленникамъ должно давать преміи». — По моему мнѣнію, въ Г[осударств]ѣ равно необходимо наказывать зло, какъ вознаграждать добро.—

25 Марта.[134] Недостаточно отвращать людей отъ зла, нужно еще ихъ поощрять къ добру. — Далѣе она говорить, что тѣхъ народовъ, которые по климату лѣнивы, надо приучать къ дѣятельности отнятіемъ у нихъ всѣхъ способовъ пропитанія, исключая труда; замѣчаетъ тоже, что эти народы обыкновенно бываютъ склонны къ гордости, и что самая эта гордость можетъ служить орудіемъ къ истребленію лѣни. Народы, по климату лѣнивые,[135] всегда бываютъ одарены пылкими чувствами, и ежели бы они были дѣятельны, то Г[осударств]о было бы[136] несчастнѣе. — Лучше бы[137] сдѣлала Екатерина, ежели бы сказала: [20]люди,[138] а не народы. — И въ самомъ дѣлѣ, прикладывая ея замѣчанія къ частнымъ лицамъ,[139] мы найдемъ, что они чрезвычайно[140] справедливы. Потомъ она говоритъ, что въ многонаселенныхъ странахъ машины, замѣняющія руки работниковъ, часто не нужны и пагубны,[141] а что для вывозимыхъ рукодѣлій[142] черезвычайно нужно употреблять машины,[143] ибо тѣ народы, которымъ мы продаемъ ихъ, могутъ купить такіе же товары у сосѣдственныхъ народовъ. — Я думаю совершенно напротивъ, машины для рукодѣлій, внутри Г[осударств]а обращающихся, безконечно полезнѣе машинъ для рукодѣлій вывозимыхъ товаровъ. Ибо машины для рукодѣлій общеполезныхъ,[144] сдѣлавъ эти рукодѣлія много дешевле, улучшили бы состоянія гражданъ вообще; между тѣмъ какъ вывозимыя товары приносятъ выгоды только однимъ частнымъ лицамъ. Мнѣ кажется, что причина бѣдности низшаго класса въ Англіи есть та, что: во первыхъ, онъ не имѣетъ поземельной собственности, и во вторыхъ по тому, что тамъ все вниманіе исключительно устремлено на торговлю внѣшнюю. Весьма справедливо говорить Екатерина, что великое[145] зло для торговли суть Монополіи. — По моему мнѣнію, Монополія есть зло[146] и притѣсненіе Торговлѣ,[147] купечеству и самимъ гражданамъ. Для торговлѣ это есть зло потому, что ежели бы[148] Монополіи не существовало, то вмѣсто однаго лица или компаніи, занимающейся этой частью торговли, занимались бы ею большее число торгующихъ. — Для[149] купечества потому, что оно лишено участия въ этой части торговли. — И для гражданъ потому, что каждый монополъ даетъ какъ бы свои законы гражданамъ. — Къ несчастію, это зло въ нашемъ отечествѣ пустило глубокіе [21]корни. — Далѣе Екатерина говоритъ о томъ, что весьма бы было полезно устроить банкъ; но чтобы граждане не сомнѣвались въ неприкосновенности этаго банка, нужно, чтобы онъ былъ учрежденъ при какомъ нибудь[150] благотворительномъ заведеніи. — Черезвычайно странны многія мысли Екатерины; она постоянно хочетъ доказать, что хотя монархъ неограниченъ ни чѣмъ внѣшнимъ, онъ ограниченъ своей совѣстью;[151] но ежели монархъ призналъ себя, вопреки всѣмъ естественнымъ законамъ, неограниченнымъ, то уже у него нѣтъ совѣсти, и онъ ограничиваетъ себя тѣмъ, чего у него нѣтъ. Потомъ Екатерина старается доказать, что ни Монархъ, ни благородные не должны заниматься торговлею. Что Монархъ не долженъ заниматься торговлею, это ясно, ибо ему не нужно бы было даже торговать, чтобъ завладѣть всѣмъ въ своемъ Г[осударств]ѣ, ежели бы онъ этаго хотѣлъ. —

Но почему же благородные въ Россіи не должны торговать? Ежели бы у насъ была Аристократія, которая бы ограничивала Монарха, то въ самомъ дѣлѣ ей бы и безъ торговли было бы много дѣла. — Но у насъ нѣтъ ее. — Наша Аристократія рода изчезаетъ и уже почти изчезла[152] по причинѣ бѣдности; a бѣдность произошла отъ того, что благородные стыдились заниматься торговлею. — Дай Богъ, чтобы въ наше время благородные поняли свое высокое назначеніе, которое состоитъ единственно въ томъ, чтобы усилиться. — Чѣмъ поддерживается деспотизмъ? или недостаткомъ просвѣщенія въ народѣ, или недостаткомъ силъ со стороны угнетенной части народа. — Далѣе въ этой же главѣ замѣчательны ея мысли на счетъ того, что[153] законъ, присвояемый Монархамъ въ нѣкоторыхъ Г[осударствах]ъ[154] завладѣть имуществомъ умершаго[155] иностранца или грузомъ разбитаго корабля въ его владѣніяхъ, несправедливъ и безчеловѣченъ. — И на счетъ того, что[156] правительство обязано помогать старымъ и больнымъ[157] ремесленникамъ [22]и сиротамъ ихъ. — XIV Глава не содержитъ въ себѣ ничего особеннаго. ⟨Замѣчу только, что вездѣ, гдѣ Екат[ерина] говоритъ о Монархической[158] власти, она приписываетъ ей[159] всѣ возможныя добродѣтели, какъ необходимые аттрибуты оной н[а]п[римѣръ]⟩ Исключая того, что она говорить[160] о семействѣ.[161] Именно, семейство должно быть управляемо также, какъ большее семейство, котораго оно составляетъ часть. Я бы сказалъ на оборотъ.

Въ XV[162] главѣ говорится о дворянствѣ. Здѣсь Екатерина опредѣляеть, что есть дворянство и какая обязанность его; именно, обязанностью его она полагаетъ. Защищеніе отечества и чиненія въ ономъ правосудія. — Основными правилами же его она полагаетъ добродѣтель и честь. — Montesquieu признавалъ[163] только одну честь основаніемъ (principe) всего Монархическаго правленія, она же прибавляетъ[164] къ ней еще добродѣтель; въ самомъ дѣлѣ,[165] добродѣтель можетъ быть принята за основаніе Монархическаго правленія. Но исторія доказываетъ намъ, что этаго еще никогда не было. Замѣчательна ея мысль о томъ, что никто[166] лишить права дворянства не можетъ дворянина,[167] ежели онъ достоинъ этаго званія. — Въ заключеніи о дворянствѣ она говоритъ, что пользоваться славой и почестями имѣютъ право тѣ, которыхъ[168] предки достойны были славы и почестей. — Послѣ басни Крылова о гусяхъ противъ этой ложной мысли ничего больше сказать нельзя. — Въ XVI главѣ говорится о среднемъ[169] сословіи. — Къ этому[170] сословію принадлежатъ 1) ремесленники, 2) торговцы, 3) ученые, 4) служащіе как въ гражданской, такъ и въ военной службѣ, но не имѣющіе дворянства, вообще, всѣ тѣ люди, которые [23]не суть ни дворяне, ни земледѣльцы. — Въ XVII главѣ говорится о городахъ. — Замѣчательнаго ничего нѣтъ. — XVIII глава содержитъ мысли о наслѣдствѣ, мысли довольно обыкновенныя; между ними, однако, встрѣчаются слѣдующія, которыя стоятъ того, чтобы ихъ запомнить. Н[а]п[римѣръ], она говорить, что право наслѣдства должно быть ограничено законами, ибо ежели бы этаго не было, то часть гражданъ дошла бы до такой бѣдности, что даже была бы опасна Г[осударств]у. И что изъ этихъ законовъ лучшій есть равное раздѣленіе[171] имущества, ибо, говоритъ она,[172] земледѣліе придетъ отъ этаго въ лучшее состояніе. — Въ этой же главѣ находится замѣчательная мысль о томъ, что то Г[государств]о, которое печется болѣе о благосостояніи дѣтей, должно поручить опеку надъ малолѣтнимъ матери; тоже, которое печется болѣе о имуществѣ малолѣтняго, должно поручить опеку ближайшему наслѣднику. — Мнѣ кажется, что во всякомъ случаѣ опеку всегда выгоднѣе поручить матери, чѣмъ наслѣднику; ибо равно рѣдко можно встрѣтить человѣка некорыстолюбиваго, какъ и женщину, понимающую дѣла и управленіе имуществомъ, между тѣмъ какъ человѣкъ корыстолюбивый всегда будетъ причинять вредъ своему питомцу, а женщина, незнающая дѣлъ, можетъ найти человѣка, помощью котораго[173] она можетъ[174] пользоваться при управленіи имуществомъ малолѣтняго. — Въ XIX главѣ говорится о слогѣ и формѣ свода законовъ. — Екатерина говоритъ, что Кодексъ долженъ содержать 3 части 1) законы, 2) временныя учрежденія, 3) указы, — раздѣленіе,[175] не имѣющее ни какого смысла. — «Законы должны быть непорочны, ибо они наказываютъ порокъ», — есть мысль высокая. — Тоже справедливо, что законы, постановляющіе денежную пеню наказаніемъ зa преступленія, должны быть измѣняемы со временемъ, ибо цѣна деньгамъ тоже перемѣняется. Вообще замѣчу, что съ XII главы[176] слѣдующія главы больше наполняются словами, чѣмъ мыслями. — [24]

26 Марта.[177] Въ XX главѣ содержаться разныя статьи, требующія объясненія. — Сначала говорится о преступленіи въ оскорбленіи Величества. — Имянно — это преступленіе[178] есть совокупленіе словъ съ дѣйствіемъ, стремящееся ко вреду Монарха или Монархіи. Н[а]п[римѣръ], когда Гражданинъ выходитъ на площадь и возбуждаетъ народъ словами, то онъ наказывается, но не за слова, а за дѣйствіе, котораго началомъ[179] или слѣдствіемъ были эти слова. Рѣчи же противъ правительства клонящіяся, по причинѣ трудности доказать это преступленіе, не должны быть наказываемы смертью, какъ вообще всѣ преступления противъ Величества, а просто исправительными наказаніями. — Письма же такого рода должны быть наказываемы смертью. — Ето постановленіе доказываетъ ясно, что въ Деспотическомъ правленіи Монархъ не можетъ надѣяться на вѣрность гражданъ. Почему? Потому что, такъ какъ въ Деспотіи[180] [нѣтъ] договора, посредствомъ котораго[181] одно лицо имѣло бы право, а граждане обязанность, и на оборотъ, а властью этой завладѣло одно лицо посредствомъ силы, то и говорю я:[182] такъ какъ такого договора въ Деспотіи не существовало, то и обязанности со стороны гражданъ существовать не можетъ. — Ежели же мы хотимъ поддержать власть, происшедшую изъ преобладающей силы[183] — злоупотребленія, то лучшій способъ[184] есть злоупотребленіе и сила, — какъ это и выразила Екатерина, положивъ наказанія[185] за выраженіе своихъ мыслей. — Весьма замѣчательна въ этой же главѣ мысль о томъ, что свобода книгопечатанія развиваетъ духъ народа. — Довольно странны мнѣ показались въ этой главѣ двѣ мысли, которыя мнѣ никакъ не хочется приписать Ека[теринѣ], имянно: 1) что она, кажется, признаетъ существованіе колдовства, и [25]2) что она говорить, что[186] Православная Религія есть одна истинная, a всѣ другіе хрістіане суть заблудшіяся овцы. — Далѣе встрѣчается мысль, взятая прямо изъ Montesquieu,[187] который,[188] разсуждая о томъ, когда разрушается Республика, говорить, что это бываетъ тогда, когда имущества гражданъ перестаютъ быть имуществомъ всего народа, и каждый гражданинъ уже болѣе печется о своей собственности, чѣмъ о собственности всего Г[осударства]. Эту то мысль, говорю я, Екатерина взяла и приложила ее къ Монархіи. — Забывая, что въ Монархіяхъ причины, побуждающія гражданъ быть полезными Г[осударств]у, суть не общія, Г[осударствен]ныя, но частныя. — Ибо, не имѣя участія въ правленіи, граждане не имѣютъ тоже желанія быть ему полезными и еще болѣе жертвовать общему частнымъ.[189] — Далѣе встрѣчается чудесное сравненіе управленія Г[осударствен]наго съ машиною. Именно, чѣмъ проще оно, тѣмъ оно лучше.[190]

Потомъ она говоритъ, что право прощать должно принадлежать Монарху, и что кого имянно прощать, опредѣлить этаго нельзя, а это опредѣляютъ самыя чувства монарха. По моему мнѣнію Jura reservata никогда не могутъ быть оправданы. Во первыхъ по тому, что они подаютъ надежду преступникамъ избѣгнуть наказанія, а во вторыхъ по тому, что[191] это есть ничто иное, какъ способъ,[192] изобрѣтенный Верховною властью,[193] весьма остроумный дѣйствовать противъ законовъ по закону. — За симъ слѣдуетъ заключеніе весьма простое, въ которомъ она говоритъ, что умретъ съ горести, ежели сводъ законовъ, который она поручаетъ составить, не будетъ совершененъ, и ежели будетъ существовать народъ счастливѣе и славнѣе Русскаго. — Въ прибавленіи въ XXI главѣ говорится о Полиціи. Въ ней она весьма справедливо дѣлаетъ [26]различiе между преступленіями и полицейскими проступками.[194] Первые, говоритъ она, подлежать силѣ закона, вторые же — власти онаго; главная цѣль наказанія первыхъ есть та, чтобы избавить общество отъ преступника, главная же цѣль наказанія вторыхъ есть исправить преступника и сохранить для общества хорошаго Гражданина. —

XXII и послѣдняя глава Наказа Екатерины есть одно изъ лучшихъ мѣстъ всего наказа. — Въ этой главѣ говорится о доходахъ и расходахъ Государственныхъ. — Она начинается такъ: Каждый человѣкъ долженъ себѣ сказать «есмь человѣкъ и ничего человѣческаго не признаю себѣ чуждымъ», — или такъ 1) человѣкъ никогда, никогда не долженъ забывать другаго человѣка; 2) все, что ни дѣлается на свѣтѣ, дѣлается для человѣка — человѣкомъ же. — Изъ этаго выводитъ Екатерина понятіе о томъ, что, во первыхъ, ежели каждый человѣкъ имѣет свои нужды, то какъ велики должны быть нужды Г[осударств]а. И что не только роптать противъ правительства, которое беретъ на себя обязанность исправлять всѣ общія нужды народа, но, напротивъ, благодарить его слѣдуетъ каждому гражданину. Въ числѣ расходовъ Г[осударств]а, Екатерина ставить роскошь трона Императорскаго. — Хотя въ самомъ дѣлѣ можно положить обязанностью гражданъ въ Монархическомъ правленіи поддержаніе трона,[195] но роскошь трона должна только существовать въ Деспотіи, гдѣ Монархъ есть земной Богъ и гдѣ разстояніе между Самодержцемъ и народомъ надо сдѣлать какъ можно больше для того, чтобы могла существовать деспотія. Далѣе Екатерина задаетъ себѣ вопросы,[196] касающіеся до доходовъ Го[сударств]а, между которыми замѣчателенъ слѣдующій: Какимъ образомъ сдѣлать, чтобы гражданамъ[197] не тяжело было платить подати? Она разрѣшаетъ его такъ: Налоги должны быть разложены равномѣрно на всѣхъ гражданъ, и должны увеличиваться вмѣстѣ съ роскошью въ Г[осударств]ѣ. Замѣчая при этомъ, что ничего такъ не дѣлаетъ налоги тяжелыми для гражданъ, какъ монополіи. — [27]Имущества Г[осударств]а она раздѣляетъ на мысленныя и дѣйствительныя, на естественныя и пріобрѣтенныя. — Дѣйствителъныя раздѣляются еще на движимыя и недвижимыя. — Эти же[198] еще на имущества Государ[ства] и частныхъ лицъ. — Далѣе она раздѣляетъ все финансовое управленіе на политическое и экономическое. Предметомъ политическаго управленія есть знаніе[199] о состояніи, о званіи и о упражненіи всѣхъ людей[200] и пользы Г[осударств]а. Предметомъ же экономическаго управленія есть получение доходовъ, распредѣленіе расходов и отношенія между ними. — Вообще о Наказѣ Императрицы Екатерины можно сказать слѣдующее. — Въ немъ, какъ я уже прежде сказалъ, вездѣ мы находимъ два противоположныхъ начала — духъ революціонный, подъ вліяніемъ котораго находилась тогда вся Европа, и духъ деспотизма, отъ котораго тщеславіе ея заставляло ее не отказываться. Хотя она сознавала превосходство перваго, не менѣе того въ ее наказѣ преобладаетъ послѣдній. — Она республиканскія идеи, заимствованныя большей частью отъ Montesquieu (какъ справедливо замѣчаетъ Мейеръ), употребляла какъ средство для оправданія деспотизма, но большей частью неудачно. — Отъ этаго-то въ ее наказѣ намъ часто встрѣчаются мысли, нуждающіяся въ доказательствахъ, безъ оныхъ, мысли республиканскія рядомъ съ мыслями самыми деспотическими и наконецъ часто выводы совершенно антилогическія. — При первомъ взглядѣ на этотъ наказъ мы узнаемъ, что это былъ плодъ[201] ума женщины, которая, не смотря на свой великій умъ, на свои возвышенные чувства, на свою любовь къ истинѣ, не могла подавить своего мелочнаго тщеславія, которое помрачаетъ ея великія достоинства. — Вообще мы находимъ въ этомъ произведеніи болѣе мелочности, чѣмъ основательности, болѣе остроумія, чѣмъ разума, болѣе тщеславія, чѣмъ любви къ истинѣ, и наконецъ болѣе себялюбія, чѣмъ любви къ народу. Это послѣднее направленіе проявляется во всемъ наказѣ,[202] въ [28]которомъ мы находимъ[203] только однѣ постановленія, касающіяся Публичнаго права, т. е. отношеній Государства (ея собственныхъ отношеній, какъ представительницы онаго), чѣмъ Гражданскаго, т. е. отношеній частныхъ гражданъ. Въ заключеніе скажу, что Наказъ этотъ принесъ больше славы Екатеринѣ, чѣмъ пользы Россіи. —

————
[29]
ТЕТРАДЬ Б.
Дневникъ. —

[7 апреля 1847 г.] (Апреля 8 часовъ утра.) Я никогда не имѣлъ дневника, потому что не видалъ никакой пользы отъ него. — Теперь же, когда я занимаюсь развитіемъ своихъ способностей, по дневнику я буду въ состояніи судить о ходѣ этаго развитія. — Въ дневникѣ должна находиться таблица правилъ, и въ дневникѣ должны б[ыть] тоже опредѣлены мои будущія дѣянія. — Черезъ недѣлю ровно я ѣду въ деревню. — Что-же дѣлать эту недѣлю? Заниматься Английскимъ, и Латинскимъ языкомъ, Римскимъ правомъ и правилами. Имянно: прочесть Vicar of Wakefield,[204] изучивъ всѣ[205] незнакомыя слова, и пройти

1-ую часть Грамматики; прочесть[206] какъ съ пользой для языка, такъ и для Римскаго права, первую часть Институцій, и окончить правила внутренняго образованія и отыграть потерянное Лилѣ въ шахматы. —

(8 Апрѣля. 6 часовъ утра). Надежда есть зло для счастливаго и добро для несщастнаго.

Хотя я уже много приобрѣлъ[207] съ тѣхъ поръ, какъ началъ заниматься собою, однако еще все я весьма недоволенъ собою. — Чѣмъ далѣе подвигаешься въ усовершенствованіи самаго себя, тѣмъ болѣе видишь въ себѣ недостатковъ, и правду сказалъ Сократъ, что высшая степень совершенства человѣка есть знать то, что онъ ничего не знаетъ. —

9 Апрѣля (6 часовъ утра). Я совершенно доволенъ собою зa вчерашній день. Я начинаю приобрѣтать волю телѣсную; но [30]умственная еще очень слаба. — Терпѣніе и прилежаніе, и я увѣренъ, что я достигну всего, что я хочу. —

17 Апрѣля. — Все это время я велъ себя не такъ, какъ я желал себя вести. — Причиною тому было, во-первыхъ, мой переходъ изъ клиники домой; а во-вторыхъ, общество, съ которымъ я сталъ имѣть больше сношеній. — Изъ этаго я заключилъ, что при всякой перемѣнѣ положенія надо очень основательно подумать о томъ, какія внѣшнія обстоятельства будутъ имѣть вліяніе на меня при новомъ положеніи и какимъ образомъ можно устранить это вліяніе. — Ежели мой переходъ изъ клиники домой могъ произвести на меня такое вліяніе, какое же вліяніе произведетъ на меня мой переходъ отъ жизни студенческой къ жизни помѣщичьей? — Перемѣна въ образѣ жизни должна произойти. Но нужно, чтобы эта перемѣна не была произведеніемъ внѣшнихъ обстоятельствъ, но произведеніемъ[208] души. — Здѣсь мнѣ представляется[209] вопросъ: Какая цѣль[210] жизни человѣка? Какая бы ни была точка исхода моего разсуждения, чтò бы я ни принималъ за источникъ онаго, я прихожу всегда къ одному заключенію: цѣль жизни человѣка есть всевозможное способствованіе къ всестороннему развитію[211] всего существующаго. — Начну ли я разсуждать, глядя на природу, я вижу, что[212] все въ ней постоянно развивается, и что каждая составная часть[213] ея способотвуетъ безсознательно къ развитію другихъ частей;[214] человѣкъ же, так [какъ] онъ есть такая же часть природы, но одаренная сознаніемъ,[215] долженъ также, какъ и другія части, но сознательно употребляя свои душевныя способности, стремиться къ развитію всего существующаго. — Стану ли я разсуждать, глядя на исторію, я вижу, что весь родъ человѣческій постоянно стремился къ достиженію этой цѣли. — Стану ли разсуждать[216] раціонально, т. е.[217] разсматривая [31]одни душевныя способности человѣка,[218] то въ[219] душѣ каждаго человѣка нахожу[220] это безсознательное стремленіе, которое составляетъ необходимую потребность его души. — Стану ли разсуждать, глядя на Исторію Философіи, найду, что вездѣ и всегда люди приходили къ тому заключенію, что цѣль жизни человѣка есть всестороннее развитіе человѣчества. Стану ли разсуждать, глядя на Богословію, найду, что у всѣхъ почти народовъ признается существо совершенное,[221] стремиться къ достиженію котораго[222] признается цѣлью всѣхъ людей.[223] И такъ я, кажется, безъ ошибки за цѣль моей жизни могу принять[224] сознательное стремленіе къ всестороннему развитію всего существующаго. — Я бы былъ несчастливѣйшій изъ людей, ежели бы я не нашелъ цѣли для моей жизни — цѣли общей[225] и полезной, полезной потому, что[226] безсмертная душа, развившись, естественно перейдетъ въ существо высшее и соотвѣтствующее ей. — Теперь же жизнь моя будетъ вся стремленіемъ дѣятельнымъ и постояннымъ къ этой одной цѣли. — Теперь я спрашиваю. — Какая будетъ цѣль моей жизни въ деревнѣ въ продолженіи 2 лѣтъ? — 1) Изучить весь курсъ юридическихъ наукъ, нужныхъ для окончательнаго экзамена въ Университетѣ. — 2) Изучить практическую Медицину и часть теоретической. 3) Изучить языки: Французскій, Русскій, Нѣмецкій, Англійской, Итальянской и Латинской. 4) Изучить Сельское хозяйство, какъ теоретическое, такъ и практическое. 5) Изучить Исторію, Географію и статистику. 6) Изучить Математику, Гимназическій курсъ. 7) Написать диссертацію. 8)[227] Достигнуть средней степени совершенства въ музыкѣ и живописи. 9) Написать правила. — 10) Получить нѣкоторыя познанія въ Естественныхъ наукахъ. 11) Составить сочиненія изъ всѣхъ предметовъ, которые буду изучать. — [32]

18 Апрѣля. Я написалъ вдругъ много правилъ и хотѣлъ имъ всѣмъ слѣдовать; но силы мои были слишкомъ слабы для этаго. Теперь же я хочу дать себѣ одно только правило и прибавить къ нему другое тогда только, когда я уже привыкну слѣдовать одному. — Первое правило, которое я назначаю, есть слѣдующее № 1. — Исполняй все то, что ты опредѣлилъ быть исполнену. — Не исполнилъ правила. —

19 Апрѣля. Всталъ чрезвычайно поздно, и только въ 2 часа опредѣлилъ, что дѣлать въ продолженіи дня. —

[14 июня. Я. П.] 14 Іюня. Почти черезъ два мѣсяца берусь я за перо, чтобы продолжать свой дневникъ. — Ахъ, трудно человѣку развить изъ самаго себя хорошее подъ вліяніемъ однаго только дурнаго. Пускай не было бы хорошаго вліянія, но не было бы и дурнаго, и тогда бы въ каждомъ существѣ духъ взялъ бы верхъ надъ матеріей; но духъ развивается различно. Или развитіе его въ каждомъ существѣ отдѣльно составляетъ часть всеобщаго развитія. Или упадокъ его въ отдѣльныхъ существахъ усиливаетъ его развитіе во всеобщемъ.

15 Іюня. Вчера я былъ въ хорошемъ расположеніи духа и остался бы вѣрно къ вечеру доволенъ собою; ежели бы[228] приѣздъ Дуничьки съ мужемъ не сдѣлалъ бы на меня таковаго большаго вліянія, что я самъ лишилъ себя счастія быть довольным собою. —

16 Іюня. Дойду ли я когда нибудь до того, чтобы не зависѣть ни отъ какихъ постороннихъ обстоятельствъ? По моему мнѣнію, это есть огромное совершенство; ибо въ человѣкѣ, который не зависитъ ни отъ какого посторонняго вліянія, духъ необходимо[229] по своей потребности превзойдетъ матерію, и тогда человѣкъ достигнетъ своего назначенія. Я начинаю привыкать къ 1-му правилу, которое я себѣ назначилъ и нынче назначаю себѣ другое, имянно слѣдующее: смотри на общество женщинъ, какъ на необходимую непріятность жизни общественной и, сколько можно, удаляйся отъ нихъ. — Въ самомъ дѣлѣ, отъ кого получаемъ мы сластолюбіе, изнѣженность, легкомысліе [33]во всемъ и множество другихъ пороковъ, какъ не отъ женщинъ? Кто виноватъ тому, что мы лишаемся врожденныхъ въ насъ чувствъ: смѣлости, твердости, разсудительности, справедливости и др., какъ не женщины? Женщина воспріимчивѣе мужчины, поэтому въ вѣка добродѣтели женщины были лучше насъ, въ теперешьній же развратный, порочный вѣкъ они хуже[230] насъ. —

————
[34]
ТЕТРАДЬ В.
[1850 г.]

[14 июня 1850 г. Я. П.] 14 Іюня 1850. Опять принялся я за дневникъ и опять[231] съ новымъ рвеніемъ и съ новою цѣлью. Который ужъ это разъ? Не помню. — Все равно, можетъ, опять брошу; за то пріятное занятіе, и пріятно будетъ перечесть, также какъ пріятно было перечесть старые. — Мало ли бываетъ въ головѣ мыслей, и которыя кажуться весьма замѣчательными; а какъ разсмотришь, выдетъ пустошь; иныя же точно дѣльныя — вотъ для этаго то и нуженъ дневникъ. По дневнику весьма удобно судить о самомъ себѣ. — Потомъ,[232] такъ какъ я нахожу необходимымъ опредѣлять всѣ занятія впередъ, то для этаго тоже необходимъ дневникъ. — Хотѣлось бы привыкнуть опредѣлять свой образъ жизни впередъ, не на одинъ день, а на годъ, на нѣсколько лѣтъ, на всю жизнь даже; слишкомъ трудно, почти невозможно; однако, попробую, сначала на день, потомъ[233] на два дни — сколько дней я буду вѣренъ опредѣленіямъ, на столько дней буду задавать себѣ впередъ. — Подъ опредѣленіями этими я разумѣю не моральныя правила, независящія ни отъ времени, ни отъ мѣста, правила, которыя никогда не измѣняются и которыя я составляю особенно, а имянно опредѣленія временныя и мѣстныя: гдѣ и сколько пробыть, когда и чѣмъ заниматься. —

Представляются случаи, въ которыхъ эти опредѣленія могутъ быть измѣняемы; но въ томъ только случаѣ я допускаю такого рода отступленія, когда они опредѣлены правилами; поэтому то въ случаѣ отступленій я въ дневникѣ буду объяснять причины оныхъ. — [35]________________________________________________________________________

На 14[234] Іюня. Отъ 9 до 10 купаться и гулять, 10 до 12 музыка, — 6 до 8 письма, 8 до 10 хозяйство и контора. — — —

________________________________________________________________________

[235] Послѣдніе три года, проведенные мною такъ безпутно, иногда кажутся мнѣ очень занимательными, поэтическими и частью полезными; постараюсь пооткровеннѣе и поподробнѣе вспомнить и написать ихъ. Вотъ еще[236] третье назначеніе для дневника. —

15 Іюня. — Вчера исполнилъ въ точности все назначенное. — На 15 Іюня. Отъ 41/2 до 6 въ полѣ, хозяйство, купаться. — Отъ 6 до 8 продолжать дневникъ. Отъ 8 до 10 писать методу музыки. — Отъ 10 до 12 играть на фортепіано. Отъ 12 до 6 завтракъ, отдыхъ и обѣдъ. Отъ 6 до 8 чтеніе и правила, отъ 8 до 10 купаться и хозяйство. —

16 Іюня. Вчера я плохо исполнилъ назначенное, а почему — объясню послѣ. На 16 Іюня. Отъ 5[237] 1/2 до 7 купаться и быть въ полѣ — 7—10 — дневникъ — 10—12 играть — 12—6 завтракъ, отдыхъ и обѣдъ — 6—8 писать о музыкѣ. 8—10 — хозяйство. — —

17 Іюня. Всталъ въ 8-мъ часу, до 10 ничего не дѣлалъ, отъ 10 до 12 читалъ и дневникъ, 12 до 6 завтракъ, отдыхъ, нѣкоторыя мысли о музыкѣ и обѣдъ, 6—8 музыка, 8—10 хозяйство. —

Второй день лѣнюсь, неисполняю назначеннаго. Отчего? Не понимаю. Однако, не отчаяваюсь, буду себя принуждать. Вчера, кромѣ неисполненія назначеннаго, еще измѣнилъ своему правилу. — Теперь уже не измѣню тому, чтобы у себя въ деревнѣ не имѣть ни одной женщины, исключая нѣкоторыхъ случаевъ, которые не буду искать, но не буду и упускать. — Когда бываю въ апатическомъ расположеніи, то я замѣтилъ, что очень возбуждаетъ меня къ дѣятельности всякое философическое сочиненіе, — теперь читаю Montesquieu: — Мнѣ кажется, что я сталъ лѣниться отъ того, что много слишкомъ началъ, по этому впередъ не буду переходить къ другому занятію, покуда не выполню назначеннаго. — Для того, чтобы я не могъ отговариваться [36]тѣмъ, что не успѣлъ составить систему, буду вписывать въ дневникъ, какъ правила общія, такъ и правила по части музыки и хозяйства. — Изъ правилъ общихъ. То, что предположилъ себѣ дѣлать, не откладывай подъ предлогомъ разсѣянности или развлеченія; но тотчасъ, хотя наружно, принимайся за дѣло. Мысли придутъ.[238] Н[а] п[римѣръ], ежели предположилъ писать правила, то вынь тетрадь, сядь за столъ и до тѣхъ поръ не вставай, пока не[239] начнешь и не кончишь. —

Правила по части музыки. —[240] Ежедневно играть: 1) всѣ 24 гаммы, 2) всѣ акорды, арпежіо на двѣ октавы, 3) всѣ обращенія, 4) хроматическую гамму. — Учить одну пьесу и до тѣхъ поръ не идти далѣе, пока не будетъ мѣста, гдѣ будешь останавливаться. Всѣ встрѣчающіяся cadenza[241] перекладывать во всѣ тоны и учить. Ежедневно, по крайней мѣрѣ, 4 страницы мызыки разыгрывать, и не идти, пока не найдешь настоящій doigté.[242] По части хозяйства. Всякое приказаніе обдумать со стороны его пользы и вреда. — Ежедневно лично осмотрѣть всякую часть хозяйства. Приказывать, бранить и наказывать не торопиться, помнить, что въ хозяйствѣ, больше чѣмъ въ чемъ нибудь, нужно терпѣніе. Всякое данное приказаніе, хотя бы оно оказалось и вреднымъ, отмѣнять — только по своему усмотрѣнію и въ крайней необходимости. —

Записки.

Зиму третьяго года я жилъ въ М[осквѣ], жилъ очень безалаберно, безъ службы, безъ занятій, безъ цѣли; и жилъ такъ не потому что, какъ говорятъ и пишутъ многіе, въ Москвѣ всѣ такъ живутъ, а просто потому что такаго рода жизнь мнѣ нравилась. — Частью же располагаетъ къ лѣни и положеніе молодаго человѣка въ Московскомъ свѣтѣ. — Я говорю: молодаго человѣка, соединяющаго въ себѣ нѣкоторыя условія; а имянно[243] образованіе, хорошее имя и тысячь 10 или 20 доходу. — Молодаго чѣловѣка, соединяющаго эти условія, жизнь самая пріятная [37]и совершенно безпечная, ежели онъ не служитъ (т. е. серьезно), а просто числится и любитъ полѣниться. Всѣ гостиныя открыты для него, на каждую невѣсту онъ имѣетъ право имѣть виды; нѣтъ ни однаго молодаго человѣка, который бы въ общемъ мнѣніи свѣта стоялъ выше его. Приѣзжай же тотъ же баринъ въ Петерб[ургъ], его будетъ мучить,[244] отчего С. и Г. Гор[чаковы] были при дворѣ, а я не былъ; какъ бы попасть на вечера къ Баронессѣ 3.,[245] на рауту къ Графинѣ А. и т. д., и не попадетъ, только ежели[246] можетъ взойти въ салоны эти, опираясь на какую[-нибудь] Гр[афиню]. И[247] ежели онъ не выросъ тамъ, или ежели [не] умѣетъ[248] переносить униженія, пользоваться всякимъ случаемъ, и проползти хотя съ трудомъ, но безъ[249] чести. —

18 Іюня. Всталъ въ 71/2, до 11 ничего, 11—12 музыка, 2—5 хозяйство, — 6—8 о музыкѣ, — 8—11[250] нарядъ, музыка и чтеніе.

19 Іюня. Вчерашній прошелъ довольно хорошо, исполнилъ почти все; недоволенъ однимъ только: не могу преодолѣть сладострастія, тѣмъ болѣе, что эта страсть слилась у меня съ привычкой. — Теперь, исполнивъ два дня, дѣлаю распредѣленіе на два дня: 19 Іюня. 5—8 хозяйство и мысли о музыкѣ, 8—10 чтеніе, — 10—12 писать мысли о музыкѣ, 12—6 отдыхъ — 6—8 музыка — 8—10 хозяйство. — 20 Іюня. 5—10[251] хозяйство и дневникъ, 10—12 музыка, 12—6 отдыхъ, 6—10[252] хозяйство. —

Изъ правилъ общихъ. Случается, что[253] вспомнишь что нибудь непріятное и не обдумаешь[254] хорошенько этаго непріятнаго, на долго испортишь юморъ.

Всякую непріятную мысль обсудить:[255]во первыхъ, не можетъ ли она имѣть слѣдствій;[256] ежели можетъ имѣть, то [38]какъ отвратить ихъ.Ежели же нельзя отвратить, и обстоятельство такое уже прошло, то, обдумавъ хорошенько, стараться забыть или привыкнуть къ оному.

1850 8 Декабря. [Москва]. — 5 дней писалъ я дневникъ, а 5 мѣсяцовъ въ руки не бралъ. — Постараюсь вспомнить, что я дѣлалъ это время и почему я такъ отсталъ видимо отъ занятiй. — Большой переворотъ сдѣлался во мнѣ въ это время; спокойная жизнь въ деревнѣ, прежнія глупости и необходимость заниматься своими дѣлами принесли свой плодъ. — Пересталъ я дѣлать Испанскія замки и планы, для исполненія которыхъ не достанетъ никакихъ силъ человѣческихъ. — Главное-же и самое благопріятное для этой перемѣны убѣжденій то, что я не надѣюсь больше однимъ своимъ разсудкомъ дойдти до чего либо и не презираю больше формъ, принятыхъ всѣми людьми. Прежде все, что обыкновенно, мнѣ казалось недостойнымъ меня; теперь же, напротивъ, я почти никакого[257] убѣжденія не признаю хорошимъ и справедливымъ до тѣхъ поръ, пока не вижу приложенія и исполненія на дѣлѣ онаго и приложенія многими. Странно — какъ могъ я пренебрегать тѣмъ, что составляетъ главное преимущество человѣка — способностью[258] понимать убѣжденія другихъ и видѣть на другихъ исполненія на дѣлѣ. Какъ могъ я дать ходъ своему разсудку безъ всякой повѣрки, безъ всякаго приложенія? — Однимъ словомъ, и самымъ простымъ, я перебѣсился и постарѣлъ. — Много содѣйствовало этой перемѣнѣ мое самолюбіе. — Пустившись въ жизнь разгульную, я[259] замѣтилъ, что люди, стоявшіе ниже меня всѣмъ, въ этой сферѣ были гораздо выше меня; мнѣ стало больно и я убѣдился, что это не мое назначеніе. Можетъ быть, содѣйствовали этому тоже два толчка. Первое[260] — проигрышъ Огареву, который приводилъ мои[261] дѣла въ совершенное разстройство, такъ что даже, казалось, не было надежды поправить ихъ;[262] и послѣ этаго пожаръ, который заставилъ невольно меня дѣйствовать. Отыгрышъ далъ же болѣе веселый цвѣтъ этимъ [39]дѣйствіямъ. — Одно мнѣ кажется, что я сталъ уже слишкомъ холоденъ. Только изрѣдка, въ особенности когда я ложусь спать, находятъ на меня минуты, гдѣ чувство просится наружу; тоже въ минуты пьянства; но я далъ себѣ слово не напиваться. Записки свои продолжать теперь не буду, потому что занятъ дѣлами въ Москвѣ, ежели же будетъ свободное время, напишу повѣсть изъ Цыганскаго быта. — Замѣтилъ[263] въ себѣ я еще важную перемѣну: я сталъ болѣе увѣренъ въ себѣ, т. е. пересталъ конфузиться; я полагаю, что это отъ того, что имѣю одну цѣль въ виду (интересъ) и, стремясь къ ней, я могъ себя оцѣнять и приобрелъ сознаніе своего достоинства, которое такъ много облегчаетъ отношенія людей. —

Правила для игры въ Москвѣ до 1-го Генваря.

1) Деньги свои, которые я буду имѣть въ карманѣ, я могу рисковать на одинъ или на нѣсколько вечеровъ. 2) Играть только съ людьми, состояніе которыхъ больше моего. 3) Играть одному, но не придерживать. — 4) Сумму, которую положилъ себѣ проиграть, считать выигрышемъ, когда будетъ сверхъ оной[264] въ 3[265] раза, т. е. ежели положилъ себѣ проиграть 100 р., ежели выиграешь 300, то 100 считать выигрышемъ и не давать отыгрывать, ежели же повезетъ дальше выигрывать, то выигрышемъ считать также такую же сумму, которую намѣренъ былъ проиграть, только тогда, когда выиграешь втрое больше, и такъ до безконечности. Въ отношеніи сеансовъ игры вести слѣдующій разсчетъ: ежели выигралъ одинъ выигрышъ, опредѣлять оный на проигрышъ, ежели выигралъ двойной, то употреблять 2 раза эту сумму и т. д. Ежели послѣ выигрыша будетъ проигрышъ, то вычесть проигран[ную] сумму и послѣдняго выигрыша остатокъ дѣлить на два раза, слѣдующій выигрышъ дѣлить на три.[266] Начинать игру, раздѣливъ сумму, которую отложилъ, на какія-либо ровныя[267] части. Я теперь раздѣлилъ 300 р. с. на три.

Примѣчанія. Сеансомъ считать, конечно, когда самъ кончишь и проиграешь или выиграешь положенное. — Передъ всякимъ [40]сеансомъ вспоминать все писанное и не упускать изъ виду; поэтому не садиться отъ однаго сеанса за другой, не разочтя на досугѣ. Правила эти я могу измѣнить, пріобрѣтя больше опытности, но до тѣхъ поръ, пока не напишу новыхъ, долженъ слѣдовать этимъ. Могу, обдумавши, сдѣлать исключенія изъ этихъ правилъ, когда буду въ выигрышѣ 9 тыс. сер. и 29 сер. —

Правила, относящiяся къ самому процессу игры. — Карты всегда самому сдавать; (въ палки)[268] разсчитывать[269] ударъ: (20 — и 40) въ 120[270] 20—10—80. — Послѣ трехъ проигранныхъ ударовъ, ежели они доходятъ до 3 раза средняго числа — считаться. При выигрышѣ, повышать сколько возможно. Всегда держать въ головѣ примѣрной разсчетъ результата игры. — Правила для общества. Избирать положенія трудныя, стараться владѣть всегда разговоромъ, говорить громко, тихо и отчетливо, стараться самому начинать и самому кончать разговоръ. — Искать общества съ людьми, стоящими въ свѣтѣ выше, чѣмъ самъ. — Съ такого рода людьми, прежде чѣмъ видишь ихъ, приготов[ить] себя, въ какихъ съ ними быть отношеніяхъ. Не затрудняться говорить при постороннихъ. Не мѣнять безпрестанно разговора съ Французскаго на Русской и съ Р[усскаго] на Ф[ранцузскій].[271] Помнить, что нужно принудить [себя], главное, сначала, когда[272] находишься въ обществѣ, въ которомъ затрудняешься. — На балѣ приглашать танцовать дамъ самыхъ важныхъ. — Ежели сконфузился, то не теряться, а продолжать. Быть сколь можно холоднѣе и никакого впечатлѣнія не выказывать.

Занятія на нынѣшній день. 11. Сидѣть дома, читать, вечеромъ написать правила для общества и конспектъ повѣс[ти]. Занятія на 8 Декабря. Съ утра читать, потомъ до обѣда дневникъ и росписаніе на воскресеніе дѣлъ и визитовъ. Послѣ обѣда читать и баня, вечеромъ, ежели не устану очень, повѣсть. — Утромъ, тотчасъ послѣ кофе, письма въ контору, тетушкѣ и Перфильев[у].

[13 декабря.] 12 Декабря, хотя я и не выписалъ въ дневникъ, [41]провелъ я хорошо, т. е. не въ праздности. Поѣздилъ къ властямъ и въ клубы, вслѣдствіе чего убѣдился: первое, что въ обществѣ съ теперешнимъ направленіемъ я успѣю; а что играть, кажется, вовсе перестану. — Кажется, что страсти у меня къ игрѣ больше нѣтъ, впрочемъ, не отвѣчаю: нужно попробовать на дѣлѣ. Случая искать не буду, но выгоднаго не пропущу. — Занятія на 13 Дек. Переговорить съ Петромъ о прошеніи на Высоч[айшее] имя и о томъ, могу ли я перейдти служить въ Москву? Писать письма тетушкѣ и Перфи[льевымъ], ехать къ К[нязю] С[ергѣю] Д[митріевичу] и къ Крюкову, читать, сдѣлать покупки (камеліи) и книги о музыкѣ, обѣдать, читать и заняться соч[иненіемъ] музыки или повѣсти.

[14 декабря]. Недоволенъ я собой за вчерашній день; первое, зa то, что слушалъ всѣ ругательства Графини на Васиньку, котораго я люблю, и второе — что отъ глупой деликатности[273] вечеръ вчера пропалъ у меня тунью. — Нужно нынче вѣлѣть написать прошеніе, съѣздить къ Вас[инькѣ], обѣдать у Горчакова и вечеромъ сдѣлать что нибудь изъ начатаго; а главное, написать письма.

15 Декабря. Недоволенъ очень я вчерашнимъ днемъ. Первое, что ничего не сдѣлалъ касательно опекунскаго Совѣта; второе, что ничего не писалъ, и третье — началъ ослабѣвать въ убѣжденіяхъ и сталъ поддаваться вліянію людей. — Встать очень рано, съ утра почитать, потомъ заняться дневникомъ, писаньемъ и письмами, въ 12 часовъ ѣхать въ Совѣтъ, къ Евреинову, къ Крюкову, къ Аникѣ[евой] и къ Львову; обѣдать дома и писать еще; потомъ въ Театръ и опять заниматься дома. —

Правила для О[бщества]. Не перемѣнять названія, а всегда называть однимъ и тѣмъ же манеромъ. —

Ни малѣйшей непріятности или колкости не пропускать никому, не отплативши вдвое.

16 Декабря. Исполнилъ все, исключая писанья. — Всегда вста[ва]ть рано. Съ утра писать письма и повѣсть, съѣздить на Калымажный дворъ и въ баню, послать въ совѣтъ и ко Львову, обѣдать дома и вечеромъ у Князя Анд[рея] Ив[ановича] играть и волочиться за княги[ней]. Купить сукна и нотъ послѣ[274] обѣда. [42]

17 Декабря[275] встать рано и заняться письмомъ Дьякову и повѣстью, въ 10 часовъ ѣхать къ обѣднѣ въ Зачат[ьевскій] монаст[ырь] и къ Ан[нѣ][276] Петр[овнѣ], къ Яковлевой. Оттуда заѣх[ать] къ Колошину, послать за нотами, приготовить письмо въ контору, обѣдать дома, заняться музыкой и правилами, вечеромъ къ дѣвкамъ и въ клубъ. 18-го быть въ Совѣтѣ, у Львова, у Евреинова, у К[нязя] А[ндрея] И[вановича] и просить о мѣстѣ. — Правила общія. Ложиться, когда ничего нужное не задерживаетъ, въ 12 часовъ и вставать въ 8, каждый день 4 часа заниматься музыкой серьезно. —

18 Декабря. Встать въ 91/2, до 101/2 читать, до 12 писать и принять Волконс[каго], 12 до 2 шляться, писать и писать до вечера. Обѣдать дома. —

19 Декабря исполнилъ то, что назначено 18

20 Декабря въ 10 къ Волкон[скому], въ 11-ть до 2 письма и повѣсть.[277] До 31/4 муз[ыка], до 9-ти у Дьяковыхъ, дома писать о музыкѣ. Вотъ уже 11 часовъ вечера, и я ничего не писалъ и недоволенъ собою за то, что конфузился у Дьяковыхъ. —

21 Декабря съ 8 до 10 писать, съ 10 до — 2 достать денегъ и фихтовать. Съ 2 до 6 обѣдать гдѣ нибудь, съ 6 до ночи дома писать и никого не принимать. У Львова узнать о службѣ Сережи. Къ Гр[афинѣ] Авд[отьѣ] Максим[овнѣ]. — —

Не читать романовъ.

22 Декабря до 12 писать о музыкѣ и анализировать, съѣздить къ Графинѣ и обѣдать; ежели не получу денегъ, написать Либину и Петру Евстратову. Писать 1-е письмо. —

24 Декабря встать въ 12, писать письма въ контору. Вѣлѣть прислать разсчетъ. — Обѣдать дома съ Лаптевымъ, до обѣда съѣз[дить] къ мощамъ, вечеромъ учить Генералъ басъ и сонату, ежели въ духѣ, писать 1-е письмо. Правила. Въ карты играть только въ крайнихъ случаяхъ. — Какъ можно меньше про себя рассказывать. Говорить громко и отчетливо. — Правила. Каждый день дѣлать моціонъ. — Сообразно закону религіи, женщинъ не имѣть. —

26 Декабря. — Къ Князю С[ергѣю] Д[митріевичу], къ Яковлевой, [43]къ Закрев[скимъ], къ К[нязю] А[ндрею] И[вановичу], къ Графинѣ, къ Перфильевой, къ Волконскому и къ Дьяк[овымъ]. Послать карточки Горчак[ову], Львову, Озерову, Колошину, Волконскому. —

26 плохо провелъ, былъ у Цыганъ.

27 Декабря. Встать въ 9, до 12 на Калымажный дворъ, къ Чортову икъ А[ннѣ] Петр[овнѣ]. Дома и, ежели будутъ деньги, звать обѣдать 2 Волк[онскихъ], Озерова и Салогуба. Къ Цыганамъ. До обѣда, послѣ приготовл[еній], къ Готье и къ Чулкову. —

28 декабря. Очень собою недоволенъ; главное-же потому, что былъ не здоровъ;[278] нынче-же послѣд[овать] слѣд[ующему] правилу: ежели боленъ, то можно не исполнить предположен[наго], но и другого не дѣлать. Съѣздить къ Горчаковымъ, переч[есть] дневникъ и исполнить неисполненное. Въ Нескучной ѣхать и волочиться за Княг[иней]. Къ вечеру съ Ник[олаемъ] Горчак[овымъ] ѣхать къ Цыг[анамъ] и укладываться. —

29. Живу совершенно скотски; хотя и не совсѣмъ безпутно, занятія свои почти всѣ оставилъ и духомъ очень упалъ. — Встать рано, до 2 часовъ никого не принимать и не выѣзжать; въ 2 ѣхать къ Чулкову, къ Дьяковымъ и обѣдать, къ Князю, просить о мѣстѣ.[279] Обдумывать на просторѣ о будущихъ дѣйствіяхъ во всякомъ новомъ мѣстѣ. — Утромъ писать повѣсть, читать и играть, или писать о музыкѣ, вечеромъ правила или Цыгане.

30 Декабря. Правило. Искать положеній тр[удныхъ]. Встать рано. Укладываться, все приготовить, вписать въ дневникъ свое пребываніе въ Моск[вѣ], просить Колошина узнать о мѣстѣ и въ 3 часа ѣхать. —

[31? декабря. Покровское.] 31 Декабря былъ въ дорогѣ — видѣлся съ Щербатовымъ и рѣшился взять станцію, былъ у Почтм[ейстера], но не довольно основательно переговорилъ съ Щербатов[ымъ].

————
[44]
[1851 г.]

[1851 г. 1 января. Я. П.]. 1 Генваря 1851 былъ въ Покровскомъ, видѣлся съ Николинькой, онъ не перемѣнился, я же очень много и могъ имѣть на него вліяніе, ежели бы онъ не былъ столько страненъ; онъ или ничего не замѣчаетъ и не любитъ меня, или старается дѣлать, какъ будто онъ не замѣчаетъ и не любитъ. —

2-е Генваря. Крестины пробыть съ своими, ѣхать къ Дьяко[вымъ] и въ ночь[280] въ Тулу. Заключить тамъ съ Щербатовымъ условіе, воротится въ ночь 3-го въ Ясную, пробыть до вечера, и 4-го въ ночь ѣхать въ Москву. Въ Тулѣ оставить доверенность и прошеніе, быть у Предсѣда[теля].

12 Генваря. Москва. Встать въ 8, ѣхать къ Иверской, перечесть все касательно станціи, передумать, записать и ѣхать къ Татищеву.

13 Генваря. Станцію сдалъ — характеръ не выдержалъ. — Обозъ пришелъ. Николая отпустилъ. Велъ себя дурно. —

Правилодѣлатъ копіи со всѣхъ писемъ и имѣтъ ихъ у себя въ порядкѣ.

14 Генваря. Угрызенія совѣсти, денегъ почти нѣтъ, къ С[ергѣю] Д[митріевичу] Горчакову, къ Колошинымъ.

17 Генваря. 1851. — Съ 14-го велъ я себя неудовлетворительно. — Къ Столыпинымъ на балъ не поѣхалъ; денегъ взаймы далъ и поэтому сижу безъ гроша; а все отъ того, что ослабѣлъ характеромъ. — Правило. Менѣе какъ по 25 к. сер. въ ералашъ не играть. — Денегъ у меня вовсе нѣтъ; за многія же векс[еля] срокъ уже прошелъ платить; тоже начинаю я замѣчать, что ни въ какомъ отношеніи пребываніе мое въ Москвѣ не приноситъ мнѣ пользы, а проживаю я далеко свыше моихъ [45]доходовъ. Правило. Называть вѣщи по имени. Съ людьми, которыя о денежныхъ дѣлахъ говорятъ поверхностно, скрывать положенія своихъ дѣлъ и, напротивъ, стараться останавливать ихъ и наводить на этотъ предметъ. — Чтобы поправить свои дѣла, изъ трехъ представившихся мнѣ средствъ я почти всѣ упустилъ, имянно: 1) Попасть въ кругъ игроковъ и, при деньгахъ, играть. 2) Попасть въ высокой свѣтъ и, при извѣстныхъ условіяхъ, жениться. 3) Найдти мѣсто выгодное для службы. Теперь представляется еще 4-е средство, имянно — занять денегъ у Кирѣевскаго. — Ни одно изъ всѣхъ 4-хъ вѣщей не противорѣчитъ одно другому, и нужно дѣйствовать.[281]Написать въ деревню, чтобы выслали скорѣе 150 р. сер.,[282] ѣхать къ Озерову и предложить лошадь, вѣлѣть напечатать въ газетахъ еще. Съѣздить къ Графинѣ и выжидать, узнать о приглашеніяхъ на балъ Закревскихъ, заказать новый фракъ. — Передъ баломъ много думать и писать. — Ъхать къ К[нязю] С[ергѣю] Д[митріевичу] и поговорить о мѣстѣ, къ К[нязю] А[ндрею] И[вановичу] и просить о мѣстѣ. — Заложить часы.

Узнать у Евреинова, гдѣ живетъ Кирѣевск[ій], и ѣхать къ нему. Въ 11/2 къ Евр[еинову], а оттуда, какого рода ни былъ бы отвѣтъ, ѣхать къ Н[иколаю] В[асильевичу]. —

18. Велъ себя ни хорошо, ни дурно. Мало упругости. — На 19 — мѣс[то]. Занятія: быть въ манежѣ, у Чертовой, у Горчак[овыхъ], у К[нязя] Н[иколая] М[ихайловича]. Къ вечеру банкъ. Писать исторію м[оего] д[ѣтства].

25 Генваря. Влюбился или вообразилъ себѣ, что влюбился, былъ на вечеринкѣ и сбился съ толку. Купилъ лошадь, которой вовсе не нужно. Правила. — Не предлагать никакой цѣны за вѣщь не нужную. Какъ входишь на балъ, тотчасъ звать танцовать и сдѣлатъ туръ вальса или польки. — Нынче вечеромъ обдумать средства поправить дѣла. — Быть дома. —

28 Февраля. Много пропустилъ я времени. Сначала завлекся удовольствіями свѣтскими, потомъ опять стало въ душѣ пусто; и отъ занятій отсталъ, т. е. отъ занятій, имѣющихъ предметомъ свою собственную личность. — Мучало меня долго то, что нѣтъ у меня ни одной задушевной мысли или чувства, которое бы [46]обусловливало все направленіе жизни — все такъ, какъ придется; теперь-же кажется мнѣ, нашелъ я зад[ушевную] идею и постоянную цѣль, это — развитіе воли, цѣль, къ которой я давно ужь стремлюсь; но которую я только теперь созналъ не просто какъ идею, но какъ идею, сроднившуюся съ моей душой. —

Программа завтрашняго дня. Встать въ 9 часовъ. — Заниматься Энциклопедіей и написать конспектъ. Идти на похороны, потомъ на гимнастику, обѣдать, и съ 6 до 12 заниматься одному или съ Колошинымъ. Не курить.Помнить, что исполненіе предположеннаго составляетъ все счастье моей жизни, и наоборотъ.

1-е Марта. Пр[авило]: Дѣйствовать въ затруднительныхъ случаяхъ всегда по первому впечатл[ѣнію]. Встать въ 81/2, заниматься до 12.[283] Отъ 12[284] до 1 мызыка, отъ 1 — до 2[285] занятія, отъ 21/2 до 6 отдыхъ. — Не искать знакомыхъ, вечеръ дома, занятія. —

2-е Марта. Немного сталъ я ослабѣвать, отъ того, главное, что мнѣ начинало казаться, что сколько я надъ собой не работаю, ничего изъ меня не выдетъ. — Этаже мысль пришла мнѣ потому, что я исключительно занимался напряженіемъ воли, не заботясь о формѣ, въ которой она проявлялась. — —

Постараюсь исправить эту ошибку. — Теперь я хочу приготовиться къ кандидатскому экзамену; слѣдовательно, вотъ форма, въ которой должна проявиться воля; но[286] недостаточно взять тетрадь и читать, нужно приготовить себя для этаго, нужно заниматься систематически; нужно достать себѣ[287] Вопросы по всѣмъ предметамъ и по нимъ составить конспекты. — Нужно приискать студента, который бы могъ[288] давать наставленія и толкованія. — Завтра утромъ читать Энциклопедію сначала съ справками по Неволину,[289] отъ 8 час[овъ] до 12-ти; въ 12-ть идти и отискать студента; въ 2 въ гимнастику; отъ 6-ти до ночи[290] заниматься Энцик[лопедіей] или ч[ѣмъ] др[угимъ], и часъ для [47]музыки. — Правило. Помнить при всякомъ дѣлѣ, что первое и единственное условіе, отъ котораго зависить успѣхъ, есть терпѣніе, и что болѣе всего мѣшаетъ всякому дѣлу и что особенно мнѣ много повредилоесть торопливость.

3-е Марта.[291] Съ 8 до[292] 11/2 Энциклопедія, съ 11/2 до 4[293] манежъ, обѣдать у К[нязя] А[ндрея] И[вановича]. Вечеромъ заниматься.

[7 марта.] 3, 4, 5, 6 — не писалъ дневника.

7-го Марта.[294] Нахожу для дневника, кромѣ опредѣленія будущихъ дѣйствій, полезную цѣль — отчетъ каждаго дня, съ точки зрѣнія тѣхъ слабостей, отъ которыхъ хочешь исправиться. — Нынче. Утромъ долго не вставалъ, ужимался, какъ-то себя обманывалъ. — Читалъ романы, когда было другое дѣло; говорилъ себѣ: надо же напиться кофею, какъ будто нельзя ничѣмъ занима[ться], пока пьешь кофей. — Съ Колошинымъ не называю вѣщи по имени, хотя мы оба чувствуемъ, что приготовленіе къ экзамену есть пуфъ, я ему этаго ясно не высказалъ. — Пуаре принялъ слишкомъ фамиліарно и далъ надъ собою вліяніе: незнакомству, присутствію К[олошина] и grand-seigneur-ству[295] неумѣстному. — Гимнастику дѣлалъ торопясь. — Къ Горчаковымъ не достучался отъ fausse honte.[296] — У Колошиныхъ скверно вышелъ изъ гостиной, слишкомъ торопился и хотѣлъ сказать что нибудь очень любезное — не вышло. Въ Манежѣ поддался mauvaise humeur,[297] и по случаю барыни забылъ о дѣлѣ. У Бегичева хотѣлъ себя выказать и, къ стыду, хотѣлъ подражать Горчакову. Fausse honte. — Ухтом[скому] не напомнилъ о деньгахъ. — Дома бросался отъ рояли къ книгѣ, и отъ книги къ трубкѣ и ѣдѣ. — О мужикахъ не обдумалъ. — Не помню, лгалъ-ли? Должно-быть. — Къ Перфил[ьевымъ] и Пан[ину] не поѣхалъ отъ необдуманности. — Всѣ ошибки нын[ѣшняго] дня можно отнести къ слѣд[ующимъ] наклон[ностямъ] [48]

1) Нерѣшит[ельность], недостат[окъ] Энергіи. 2) Обманъ самаго себя, т. е. предчувствуя въ вѣщи дурное, не обдумываешь ее. — 3) Торопливость. 4) Fausse honte, т. е. боязнь сдѣлать что либо неприличное, происходящая отъ односторонняго взгляда на вѣщи. — 5) Дурное расположеніе духа, происходящее большей частью 1) от торопливости, 2) отъ поверхностнаго взгляда на вѣщи. 6) Сбивчивость, т. е. склонность забывать близкія и полезныя цѣли для того, чтобъ казаться чѣмъ либо. — 7) Подражаніе. 8) Непостоянство. 9) Необдуманность. — —

Занятія на завтра: — Съ 8 до 9 письма тетушкѣ, Николинькѣ о прода[жѣ], Загряжскому, въ контору о деньгахъ и раздѣлѣ.[298] Съ 9 до 10 Гимнастика, съ 10 до 11 музыка — Гаммы, — вальсъ и adagio. — Съ 11 до 1 Пуаре. — Съ 1 до 21/2 въ коннозав[одство], къ Волконскому, къ Львову и Горчакову.[299] Гимнастика, обѣдъ, романъ, гости и дневникъ. — —

8-го Марта.[300] Опять долго не очнулся, однако, преодолѣлъ. — Николинькѣ написалъ письмо (необдум[анно] и торопливо). — Въ Контору — тою же, мною принятою глупою формою (обманъ себя). Гимнастику дѣлалъ неосновательно, т. е. слишкомъ мало соображаясь съ своими силами, эту слабость я вообще назову: заносчивость, отступленіе отъ дѣйствительности. — Смотрѣлся часто въ зеркало. Это глупое, физическое себялюбіе, изъ котораго кромѣ дурнаго и смешнаго ничего выдти не можетъ. Съ Пуаро опять конфузился (обманъ себя). На коннозаводствѣ дѣйствовалъ слабо [?], первый поклон[ился] Голицыну[301] и прошелъ не прямо, куда нужно. — Разсѣянность. — На гимнастикѣ хвалился (самохвальство). Хотѣлъ Кобылину дать о себѣ настоящее мнѣніе (мелочное тщеславіе). Много слишкомъ ѣлъ за обѣдомъ (обжорство). Поѣхалъ къ Волконскому, не кончивъ дѣла (недостатокъ послѣдовательности). Наѣлся сладостей, засидѣлся. — Лгалъ. — Занятія на 9-е. Съ 8—10 счетъ долгамъ. Письма: тетушкѣ и Ферзену. 10 до 11 — гимнастика. Музыка съ 11 до 12-ти. Съ 12 до 3 къ Панину, Перфильевымъ, Бееръ, Аникѣева, Бегичевъ и дѣлецъ [?]. О деньгахъ. — [49]Обѣдать у Горчак[овыхъ], о мѣстѣ. — Дома читать и писать, что въ голову придетъ, конспе[ктъ] читаннаго или даже выписывать. — Составить журналъ для слабостей. (Франклин[овскій]).

9 Марта.[302] Долго не вставалъ — (недостат[окь] Энергіи). Иславину письмо (невним[ательность]). Выѣхалъ въ скверныхь перчаткахъ и безъ шубы (необдуманность и торопливость). Панину разсказывалъ про свою постройку (желаниіе выказать). У Оливье и Бееръ — (нерѣшительность и трусость). — У Горчаковыхъ — (ложный стыдъ и желаніе выказать). Поѣхалъ къ Кирѣевской (неосновательность) такъ (трусость). Занятія на 10. Встать въ 8. Отъ 8 до 9 письма, отъ 9 до 11 музыка, 11 — до 1 фехтованье. 1 — до 21/2 Аникѣевы и гулять, гимнастика обѣдать къ Львову. — Вечеръ читать и дневникъ. —

10-е Марта. Долго не вставалъ. — Съ Озеровымъ говорилъ дурно и навязывалъ лоша[дь]. Низос[тъ]. Пуаре. Обманъ и торопливость. Бегичеву солгалъ, что знаю Сибирскихъ Горчаковыхъ. Шубы не взялъ, торопливость и неоснов[ательность]. Въ совѣтѣ трусость. Въ гимнастикѣ тщеславіе. У Львова самонадеянность и афектація. Выписокъ не дѣлалъ, лѣнъ. Журналъ пишу торопливо и неотчетливо. — Занятія на 11-е М[арта]. Распоряженія касат[ельно] фуфайки и лоша[дей], дневникъ, Франклиновской журналъ и писа[ть] до 10, съ 10 до 11 Гимнасти[ка], съ 11 до 12 музыка. — Гулять и обѣдать до 6. Съ 6 выписки и читать. — —

11 Марта. — Писалъ письмо хорошо, немного торопливо, гимнастику дѣлалъ торопливо. — У Исленьева мало dignité[303] и въ манежѣ тоже (разсѣянность). — Обѣдать ждалъ, трусость. Съ Бегичевымъ откровененъ, хотѣлъ выказать. Съ Михалковымъ трусость, желаніе выказать и неисполненіе правилъ. — [Занятія на] 12. Съ 10 до 11 распоряженія касательно лошадей[304] и Пуаре. Съ 11[305] до 3 Концертъ. Волконск[iй]. Обѣдъ. — Вечеромъ выписки и читать. — Концертъ и читать, рано ложиться спать.

12 Марта. Скверно, скверно и скверно, весь день провелъ, [50]завтра объясню; все отъ того, что вчера легъ въ 3 часа и заш[елъ] Зубковъ. Занятія. Съ 8 до 9[306] дневникъ,[307] съ 9 до 10 Гимнастика, съ 10 до 12 читать и выписки. — Съ 12 до 2 Бееръ, Муромцовъ и Дьяковы. Съ 2 до 4 Гимн[астика] — обѣдъ, съ 6 до 10 читать и писать. — Или Зубковъ. —

Вчера. — Былъ цѣлый день не свой 1) отъ того что не выспался, 2) желудокъ разстроилъ. — Когда дойду я до того, чтобы сознавать свои силы, т. е. впередъ знать, что я перенесу и что нѣтъ. Правило. Когда что нибудь захочется, какъ физически, такъ и морально, то обдумать, представляеть ли исполненіе онаго болѣе трудностей, чѣмъ выгодъ; ежели нѣтъ, то можно приводить въ дѣйствіе. — —

Всталъ, фехтовалъ, распорядился, попалъ къ Бееръ, не поговорилъ о дѣлѣ, трусость, поторопился, не познакомился съ Булгак[овымъ], тр[усостъ], уѣхалъ отъ Б[ееръ] безъ цѣли, ожидая чего то особеннаго, и сталъ играть, слишкомъ надѣясь на себя. — У Волкон[скаго] спалъ,[308] слабость. Домой поѣх[алъ] безъ шубы, необдуманность. Изъ концерта къ Шевалье. Ож[идалъ] ч[его] т[о] особеннаго. Въ кон[цертѣ] не подошелъ къ о Пер[фильевой], когда хотѣлось. — Способность весьма важная въ жизни есть способность быстро переносить свое вниманіе съ однаго предмета на другой; въ особен[ности] же я замѣтилъ это послѣ сильнаго ощущенія радости или горя. — ПравилоКакъ только обстоятельство, которое тебя занимало, не требуетъ твоей дѣятельности, старайся устремить все твое вниманiе на другой предметъ или занятіе.

13 Марта. Утромъ забылъ написать Зуб[кову] и лѣнился дѣлать выписки. Лѣнь. Приѣхалъ Ждановъ, и я поѣхалъ къ Исленьеву, когда были другія дѣла. Трусость и разсѣянностъ.

На гимнастикѣ боролся съ Билье, мало гордости, fierté. Заѣхалъ въ лавочку, обжорство. Дома лѣнился выпис[ывать]. Съ Иславинымъ хотѣлъ себя выказать, тоже и у Бееръ, и притомъ трусость. — Занятія на 14. Съ 8 до 9 распоряж[енія], читать и выписки, съ 9 до [10] гимнастика, с 10 до [51]11 Пуаре, съ 11 до 12 писать. — — — — — Съ 12 до 3 къ Муромцов[у], Дьяков[ымъ] и коннозаводство. — Съ 3 до 5[309] обѣдъ. — Съ 5 до вечера читать и писать. Зубковъ или концертъ. Читать о фехтованіи. —

14. Всталъ лѣниво, лѣнь, выписки лѣнь писать — разсѣянность, читать лѣнъ;[310] Колошину и Дьяковымъ солгалъ, ложь. У Львова — говорилъ много, но не называя вѣщей по имени, обманъ себя. [Занятія на] 15. Съ 8 до 9[311] читать и писать, съ 9 до 10 гимнастика и распоряженія, съ 11 до[312] 1 продажа лошадей, гулять и гимнастика, обѣдъ, читать и писать до вечера и Зубковъ. Баня.

15 Марта. — Всталъ, лѣниво — лѣнь. Не писалъ, лѣнь. Необдуманно привелъ Колошина на торгѣ лошади — на аукціонѣ, струсилъ, трусость. Гимнастика — удовлетворителенъ. — Обѣдалъ, обжорство. — Дома ничего не дѣлалъ, лѣнь. Съ Костинькой говорилъ слишкомъ отвлеченно и мало твердо[сти], какъ моральной, такъ и[313] [1 неразобр.]. Завтра — съ 8 до 9 читать и писать, съ 9 до 10 — гимнастика, съ 10 до 11 — записку Зубкову, письмо Андрею, къ Волконскому. — Съ 11 до 1 къ Бееръ и Исленьеву, съ 1 — до 2 Горчаковы, съ 2 до 4 верхомъ. — Вечеромъ писать. Засидѣлся до 1-го часа. —

16 М. Всталъ лѣниво, лѣнь, не писалъ, частью отъ того, что нечего, частью отъ того, что лѣнь, необдуманность. У Бееръ трусость.Разсѣянность. У Мореля трусость, необдуманность и обжорство. Вечеромъ мало твердости. Завтрашній день послѣдній разъ позволяю себѣ играть. Утромъ съ Куликовскимъ, вечеромъ съ Зубковымъ. Занятія на 17. Встать въ 91/2. До 11 фехтованіе, съ 11 до 12 перечесть правила игры, на вечеръ звать Бегичева, Ухтом[скаго] и Талызина. Съ 12[314] до 2[315] или игра и — дѣла съ Бееръ и Исленьевымъ или читать, гимнастика, обѣдать у Горчакова, вечеромъ писать правила игры и жиз[ни] и замѣчанія. Позже, до 12 игра. — [52]

[17 марта]. Лѣнь, разсѣянность, мало твердости, недостатокъ характера, страсть къ игрѣ. [Занятія на] 18. Съ 1/2 12 до 1 распоряженія П[етру] Ев[стратову]. Съ 1 до 2 Озеровъ, Бееръ, Исленьевъ, Морель, Волконскій. Съ 2 до 4 верхомъ и Куликов[скій]. Обѣдать даромъ. Вечеромъ гимнастика, читать и писать до 8. Съ 8 до 12 играть. —

[18марта.] [Занятія на] 19. Съ 9 до 11 гимнас[тика] и фехтованіе. Съ 11 до 3[316] спать. Съ 3 до 5 гулять пѣшкомъ и верхомъ. Съ 5 до 7 обѣдъ и отдыхъ. Съ 7 до 11 писать дневникъ.

[19 марта.] Оба дни лѣнился. Апатичность и тщеславное направленіе. — [Занятія на] 20. Съ 8 до 9 читать. Съ 9 до 10 гимнастика. Съ 10 до 11 Исленьевъ. Съ 11 до 1[317] гулять и Салогубъ. — Съ 1 до 2 верх[омъ]. Съ 2 до 3 ги[мнастика]. Обѣдать дома. Вечеромъ читать и писать. —

20. Поздно всталъ. У Исленьева не достучался и сошелъ внизъ, мало fierté.[318] У Салогуба не былъ; хотя было и не нужно, но нужно б[ыло] исполнить назначенное. — Зашелъ къ Кулик[овскому] и Хотяин[цеву] безъ всякой цѣли, желая играть. Ожид[аніе] ч[его] ниб[удь] и страсть къ игрѣ. Лѣнился написать письма. Вечеромъ не писалъ, лѣнъ. Занятія на 21. Съ 8 до 10[319] перечитывать Ламартина, свое писаніе и писать. Съ 10 до 11 фехтованіе. Съ 11 до 2 къ Бееръ и въ канцелярію Полицеймейстера, къ Озерову и Беклемишеву. Съ 2 до 4 верхомъ ѣздить. Съ 4 до 6 обѣдать. Вечеръ читать и писать. — Двѣ главныя страсти, к[оторыя] я въ себѣ замѣтилъ, это страсть къ игрѣ и тщеславіе, которое тѣмъ болѣе опасно, что принимаетъ безчисленное множество различныхъ формъ, какъ то: желаніе выказать, необдуманность, разсѣянность и т. д. — Вечеромъ перечесть дневникъ со дня приѣзда въ Москву, сдѣлать общія замѣчанія и повѣрить денежныя издержки и долги въ Москвѣ. —

Приѣхалъ я въ Москву съ тремя цѣлями. 1) Играть. — 2) Жениться. 3) Получить мѣсто. — Первое скверно и низко, и я, слава Богу, осмотрѣвъ положеніе своихъ дѣлъ и отрешившись [53]отъ предразсудковъ, рѣшился поправить и привести въ порядокъ дѣла продажею части имѣнія. Второе, благодаря умнымъ совѣтамъ брата Ник[олиньки], оставилъ до тѣхъ поръ, пока принудитъ къ тому или любовь, или разсудокъ, или даже судьба, которой нельзя во всемъ противудѣйствовать. Послѣднее не возможно до 2 лѣтъ службы въ Губерніи, да и по правдѣ, хотя и[320] хочется,[321] но хочется много другихъ вѣщей несовмѣстныхъ; поэтому погожу, чтобы сама судьба поставила въ такое положеніе.

Много слабостей имѣлъ я въ это время. Главное, мало обращалъ вниманія на правила нравственныя, завлекаясь правилами, нужными для успѣ[ха]. Потомъ, имѣлъ слишкомъ тѣсный взглядъ на вѣщи; нап[римѣръ], давалъ себѣ много правилъ, которыя всѣ можно б[ыло] привести къ одному — не имѣть тщеславія. Забывая, что условіемъ, необходимымъ для успѣха, есть увѣренность въ себѣ, презрѣніе къ мелочамъ, кот[орое] не можетъ иначе произойти, какъ отъ моральной[322] возвышенности. —

[21 марта] 20.[323] Утромъ занимался писаніемъ и чтеніемъ, писалъ мало, былъ не въ духѣ и боялся поправить. — Правило.[324] Лучше попробовать и испортить (вѣщъ, к[оторую] можно передѣлать), чѣмъ ничего не делать. — Съ Пуаре занимался хорошо, гулялъ, былъ въ Канцеляріи, у Бееръ хотѣлъ выказ[ать], и въ манежѣ, не обѣдалъ отъ необдуманности. Вечеромъ лѣнился и поѣхалъ къ Волконскимъ, гдѣ велъ себя хорошо, исключая дерзости, к[оторую] сказалъ В[олконскому], fataler Kerl.[325]

[Занятія на] 21.[326] Съ 8 до 10[327] читать и писать. Съ 10 до 11 гимнастика. Съ 11 до 1[328] къ Беклемишеву, къ Озеро[ву], вообще о деньгахъ и въ Арбат[скую] часть и [къ] Волкову. Съ 1 до 2 счетъ издержки въ Москвѣ. Съ 2 до 4 гимнастика. Съ 4 до 6 обѣдъ. Съ 6 до 12 занятія. — [54]

Прожилѣ около 1200 р. сер., проигралъ чистыми деньгами около 250 р. сер., просро[чилъ?] на срокъ 1750.[329] — Со станціи получ[илъ] около 150 р. сер., а потерялъ ок[оло] 200 четвертей овса. — Итого я сдѣлалъ 3650. —

[22 марта] 21.[330] Занимался довольно хорошо, исключая недостатка твердости и съ желан[іемъ] выказать. — Обѣдалъ дома. О деньгахъ ничего не сдѣлалъ и не придумалъ. Обманъ себя. Писалъ выписки, замѣчанія и дневникъ, слишкомъ торопясь. — Хорошую можно написать книгу: — жизнь Т[атьяны] А[лександровны]. [Занятія на 23.] Встать въ 8. — Съ 8 до 10 читать и писать. Съ 10 до 11 гимнастика. Съ 11 до 2 распор[яженія] о деньгахъ, въ коннозаводство, въ совѣтъ. Верхомъ до 4. Обѣдать дома. Дневникъ и замѣчанія начать раньше. — Вечеромъ могу куда нибудь поѣхать часа на два. Необходима гимнастика для развитія всѣхъ способностей. Гимнастика памяти. — Каждый день учить что нибудь наизусть. Англійскій языкъ.

23. Всталъ въ 81/2. Читалъ и писалъ, не поправилъ писанья. Обм[анъ] себя. Гимнастику лѣнился. У Колошина трусилъ, явно говорилъ свое мнѣніе у Бееръ.[331] Говорилъ о своемъ образѣ жизни, жел[аніе] вык[азать]. — Съ Волконск[имъ] обѣдалъ и много разсказывалъ про себя, ж[еланіе] в[ыказать]. Вечеромъ читалъ безъ системы, необдуман[ность]. Въ концертѣ не подошелъ къ Закр[евской] — трусость. Ухтомскому поклон[ился], т[русость]. Не могъ пок[лониться] Львовой, т[русость]. Дома засидѣлся за 12 съ Костинькой, мало твердости. Правило. Стараться формировать слогъ: 1) въ разговорѣ, 2) въ письмѣ. [Занятія на] 24. Встать въ 9. До 12 читать и писать. Съ 12 до 2 къ Озерову, Беклемишеву и Львову. Съ 2 до 41/2 гимнаст[ика]. Съ 41/2 до 6 обѣдъ. Съ 6 до 8 Англійскій языкъ. Съ 8 до 10 Волконск[iй]. Съ 10 до 12 писать дневникъ и правила для развитія слога. Дѣлать отчетливые переводы. —

24. Всталъ немного поздно и читалъ, но писать не успѣлъ. Приѣхалъ Пуаре, сталъ фехтовать, его не отправилъ (лѣнь и трусость). Пришелъ Ивановъ, съ нимъ слишкомъ долго разговаривалъ (трусость). Колошинъ (Сергѣй) пришелъ пить [55]водку, его не спровадилъ (трусость). У Озерова спорилъ о глупости (привычка спорить) и не говорилъ о томъ, что нужно, трусость. У Беклемишева не былъ (слабость энергіи). На гимнастикѣ не прошелъ по переплету (трусость), и не сдѣлалъ одной штуки отъ того, что больно (нѣжничество). — У Горчакова солгалъ, ложь. Въ Новотроицкомъ трактирѣ (мало fierté). Дома не занимался Англійск[имъ] яз[ыкомъ] (недост[атокъ] твердости). У Волконскихъ былъ неестественъ и разсѣянъ,[332] и засидѣлся до часу (разсѣянность, желан[іе] выказать и слабость характера). — [Занятія на] 25. Съ 10 до 11 дневникъ вчерашн[яго] дня и читать. Съ 11 до 12 гимнастика. Съ 12 до 1 Англійскій языкъ. Беклемишевъ и Бееръ съ 1 до 2. Съ 2 до 4 верхомъ. Съ 4[333] до 6 обѣдъ. Съ 6 до 8 читать.[334] Съ 8 до 10 писать.[335] — Переводить что нибудь[336] съ иностр[аннаго] языка на Русскій для развитія памяти и слога. — Написать нынѣшній день со всѣми впечатлѣніями и мыслями, к[оторыя] онъ породитъ. —

25. Всталъ поздно отъ лѣни. Дневникъ писалъ и дѣлалъ гимнастику, торопясь. Англійск[имъ] яз[ыкомъ] не занимался отъ лѣни. Съ Бегичевымъ и съ Иславинымъ былъ тщеславенъ. У Беклемишева струсилъ и мало fierté. На тверскомъ бульварѣ хотѣлъ выказ[ать]. До калымажнаго двора не дошелъ пѣшкомъ, нѣжничество. Ѣздилъ съ желаніемъ выказать. Для того же заѣзжалъ къ Озерову. — Не воротился на калымажный, необдуманность. У Горчаковыхъ скрывалъ и не называлъ вѣщи по имени, обманъ себя. Къ Львову пошелъ отъ недостатка энергіи и привычки ничего не дѣлать. Дома засидѣлся отъ разсѣянности и безъ вниманія читалъ Вертера, торопливость. [Занятія на] 26. Встать въ 5. До 10 писать исторію нынѣш[няго] дня. Съ 10 до 12 фехтованіе и читать. Съ 12 до 1 Англійс[кій] языкъ, ежели что помѣшаетъ, то вечеромъ. Съ 1 до 3 ходить, до 4 гимнастика. Съ 4 до 6 обѣдъ — чит[ать] и писать. — [56]

[26 марта]. Всталъ часомъ позже назначеннаго, писалъ хорошо, фехтовалъ тоже, англійскимъ языкомъ занима[лся] торопливо и обманывая себя. Былъ Зубковъ. Мнѣ очень захотѣлось играть.[337] Боюсь, что не удержусь. Ходилъ пѣшкомъ съ желаніемъ выказать, и в манежѣ Ермол[ову] солгалъ. Обѣдалъ дома, гимнастику не дѣл[алъ], лѣнъ. Вечеръ провелъ хорошо. [Занятія на] 27. Встать въ 5. До 11 писать. Съ 11 до 2 читать и письмо Т[атьянѣ] А[лександровнѣ] и Англійскій языкъ. Съ 2 до 7 гимнастика и обѣдъ и отдыхъ. Съ 7 до 10 читать. —

27. До 11 писалъ, но торопливо. Беклемишева принялъ въ фуфайкѣ и [нe] называлъ[338] вещи по имени и трусилъ.[339] Потерялъ палку — разсѣянность. У Беклемишева тоже, что и у меня. На гимнастикѣ торопливо и безъ системы и съ желан[іемъ] выказ[ать]. У Мореля обжорство,[340] Съ 8 до 111/2 лѣнь и сонливость. [Занятія на] 28. Съ 8 до 9 писать. Съ 9 до 11 дѣла. Съ 11 до[341] 1 читать. Съ 1 до 3 верхомъ ѣздить и ходить. Съ 3 до 5[342] обѣдъ. Съ 5 до 8[343] читать и баня. Съ 8 до 10[344] Англі[йскій] яз[ыкъ]. Утромъ кончить[345] описаніе вечера и перебѣлить завтра. — Приходила за паспортомъ Марья. Я чувствую, что я удержался отъ... только отъ[346] стыда и отъ того что у нея на лицѣ прыщи. — Поэтому отмѣти[ть] сладост[растіе].

[28 марта.] Всталъ поздно. Писалъ мало, лѣнъ. У Озерова, у Беклемишева. Съ Озеровымъ въ трактирѣ и верхомъ, нерасчетливость, мало fierté. Обѣдалъ. Послѣ обѣда у Беклемишева, мало характера, рѣшительности. Читалъ у Волконскаго, трусость, обманъ себя. [Занятія на 29]. Съ 5 до 10 писать. Съ 10 до 2 дѣла. Съ 2 до 4 гимнастика. Съ 4 до 6 обѣдъ. Съ 6 до 8 писать. Съ 8 до 10 Волконскій. —

29. Лѣнился и торопился писать, въ дѣлахъ разсѣянъ, въ [57]гимнастикѣ нѣжничество. Обѣдалъ, не писалъ, б[ылъ] у В[олконскаго] и у Кул[иковскаго]. Хотѣлъ поиграть. [Занятія на] 30.[347] Съ 5 до 11[348] писать и читать. Съ 11[349] до 1[350] письма, распоряженія. Съ 1 до 21/2 верхомъ. Съ 21/2 до 4 пѣшкомъ, обѣдъ дома и читать.

[30 марта.] Всталъ въ 7. До 10 писалъ, плохо. Въ 10 пошелъ на Похороны. Скверно стоялъ въ церкви, тщеславіе.[351] До 4 на Тверскомъ бульварѣ. Не поклонился Орловой, трусость. Ѣздилъ верхомъ въ полѣ. Обѣдалъ и читалъ. Заснулъ рано, оттого что объѣлся и нѣжничество.

[Занятія на 31]. Всталъ[352] въ 6. До 1 чит[ать]. Съ 1 до 4 ходить и гимнастика. Съ 4 до 6 обѣдъ. Съ 6 до 10 писать.

31. Читалъ, не писавши дневника, и поздно. До 12 считался. Съ 12 до 2 говорилъ съ Бегичевымъ слишкомъ откровенно, тщеславно и обманывая себя. Съ 2 до 4 гимнастика, мало твердости и терпѣнія. Съ 4 до 6 обѣдалъ и покупки сдѣлалъ ненужныя. Дома не писалъ, лѣнъ. Долго не рѣшался ѣхать къ Волконскимъ. У нихъ говорилъ слабо,[353] трусость. Велъ себя плохо. Трусость, тщеславіе, необдуманность, слабость, лѣнь.

[1 апреля.] [Занятія на] 2. Съ 8 до 10 писать на бѣло. — Съ 10 до 12 пригот[овляться] къ отъѣзду. —

[3 апреля. Я. П.]. 2. Съ 5 до 10 читалъ. Б[ылъ] у Волк[онскихъ], у Горчаков[ыхъ], ходилъ по Бульвару, тщеславіе. Бегичевъ далъ денегъ, я ему не сказалъ ни да, ни нѣтъ, обманъ себя. Дорогой велъ себя хорошо. Съ Щербатовымъ б[ылъ] слабъ, у Арсеньевыхъ — вяль. Въ дорогѣ неопрятенъ. — [Занятія на 4.] Съ 5 до 7 читать и писать. Съ 7 до 10 распор[яженія] съ старостой и съ Андр[еемъ] Иль[инымъ]. Съ 10 до 12 ходить или ѣхать въ Пирогово, играть на фортепіанахъ и вечеромъ читать и писать.

[4 апреля.] Всталъ поздно, отъ лѣни, ходилъ, былъ въ конторѣ. Андрея не было. На фортепіанахъ не игралъ, лѣнь. Не [58]рѣшителенъ б[ылъ]. Вечеромъ заснулъ, сонливость. [Занятія на] 5. Съ 5 до 7 заутреня. Съ 7 до 9 Андрей Ильинъ. Съ 9 до 11 читать и играть. Съ 11 до 12 гимнастика. Въ 12 въ Пир[огово]. Вечеромъ писать. —

[5 апреля. Пирогово.] Утромъ занимался хорошо, поѣхалъ на охоту и въ Пирогово, неосновательно. У Сережи лгалъ, тщеславился и трусилъ. [Занятія на] 6. Съ 5 до 10 писать. Съ 10 до 11 обѣдня. Съ 12 до 4 обѣдъ. Съ 4 до 6 чит[ать]. 6 до 10 писать. —

[6 апреля.] 6. Ничего не исполнилъ. Лгалъ и много тщеславія, говѣлъ неосновательно и разсѣянно. — Сбиваетъ меня очень мысль объ исторіи съ Гельке, нынче послѣ обѣда опишу ее. — Хочу писать проповѣди. —

7[354] Апрѣля. Лѣность и слабъ. Сережинька живетъ съ Машей. Завтра Свѣтлое Воскресеніе.

8. Пасха. Написалъ проповѣдь, лѣниво, слабо и трусливо.

[13 апреля. Я. П.] 9, 10, 11, 12, 13.[355] былъ въ Ясномъ, въ Тулѣ, видѣлъ Щерб[атова], Чулк[ова], (не послалъ за Гельке), Арсень[ева]. Изъ Пирогова путешествіе. Въ Покровскомъ ненатураленъ и ребячился. — [Занятія на] 14. Съ 7 до 10 отправить Николая и гимнастика. Съ 10 до 12 гулять и письмо Волконскому и Костинькѣ. Съ 12 до 1 обѣдъ. Съ 1 до 6 охота — вечеромъ къ Сережѣ и писать сонъ. —

[14 апреля.] Отправлялъ Николая неосновательно. Гимнастику дѣлалъ необдуманно. Гулялъ хорошо. Кормилица жаловалась, что пропили деньги. Охотился безъ души. Вечеромъ не писалъ. Ложусь спать рано, чтобы встать пораньше и заниматься по дѣльнѣе. — [Занятія на] 15. Съ 5 до 8 писать. Съ 8 до 9 музыка и чай. Съ 9 до 11 гимнастика. Съ 11 до 1 привести въ нѣкоторый порядокъ дѣла передъ отъѣздомъ и не торопясь. Съ 11 до 2 обѣдъ, до 10 писать, читать и гулять. —

[15 апреля.] Всталъ поздно, въ 8-мь часовъ,[356] лѣнь и нерѣшительность. Дѣлалъ гимнастику хорошо. Игралъ на ф[орте]п[іанахъ][357] торопливо — читалъ также. Обѣдалъ съ тетинькой [59]спорилъ. Мало fierté. Послѣ обѣда и весь вечеръ шлялся и имѣлъ сладостраст[ныя] вождѣленія.

16. Съ 7 до 12 читалъ и дѣлалъ гимнастику, то и другое не хорошо. Съ 12 до 1 обѣдъ. Съ 1 до 2 сонъ. Съ 2 до 7 охота. Съ 7 до 9 читалъ. Съ 9 до 101/2 мужики. —

17. Ничего не писалъ — лѣнь одолѣла!! — Нынче хочу начать исторію охотничіяго дня. — Долго разговаривалъ съ тетинькой. Она очень добра и очень высокой души, но[358] очень одностороння. У нея есть одна колея, въ которой она чувствуетъ и мыслитъ, дальше же этой колеи ничего. — Мучаетъ меня[359] сладострастіе. Нестолько сладострастіе, сколько сила привычки. Я увѣренъ, что я въ другомъ мѣстѣ и не посмотрѣлъ бы на ту, которая теперь, потому что я и уже тутъ имѣлъ ея, заставляетъ меня сильно бороться съ страстью и чаще поддаваться ей. — Ничѣмъ лучше нельзя узнать, идешь ли впередъ въ чемъ бы то ни было, — какъ попробовать себя въ прежнемъ образѣ дѣйствій.[360] Чтобы узнать, выросъ или нѣтъ, надо стать подъ старую мѣрку. — Послѣ 4[361] мѣсяцовъ отсутствія, я опять въ той же рамкѣ. Въ отнош[еніи] лѣни я почти тотже. — Сладострастіе тоже. Умѣнье обращаться съ подданными — немного лучше. Но въ чемъ я пошелъ впередъ, это въ расположеніи духа. —

18. Не могъ удержаться,[362] подалъ знакъ чему-то розовому, к[оторое] въ отдаленіи казалось мнѣ очень хорошимъ, и отворилъ сзади дверь. — Она[363] пришла. Я ее видѣть не могу, противно, гадко, даже ненавижу, что отъ нее измѣняю правиламъ. — Вообще[364] чувство, очень похожее на ненависть питаешь къ тѣмъ людямъ, к[оторымъ] не можешь показать, что не любишь, и к[оторые] имѣютъ право полагать въ васъ къ себѣ хорошее расположеніе. — Чувство долга и отвращеніе говорили противъ, похоть и совѣсть[365] говорило зa. Послѣдніе одолѣли. — [60]

Ужасное раскаяніе; никогда я не чувствовалъ его такъ сильно. Это шагъ впередъ.

19. Приѣхали Ник[олинька,] Вал[ерьянъ] и Маша. — Завтра поѣду въ Тулу, рѣшусь на счетъ службы и Воротынку отдамъ за 16 т[ысячъ] асс[игнаціями]. Я сталъ религіозенъ еще болѣе въ деревнѣ.

[20 мая. Въ дороге из Саратова в Астрахань.] 20 Апрѣля я уже не писалъ дневника и до 20 Мая. Я вспомню, однако, день зa день этотъ мѣсяцъ. Онъ очень интересенъ. — Послѣднее время, проведенное мною въ Москвѣ, интересно тѣмъ направленіемъ и презрѣніемъ къ обществу и безпрестанной борьбой внутренней. Приѣздъ въ деревню. Тула. Щербатовъ казался добрымъ и милымъ. Арсеньевъ боленъ. Въ Ясной къ обѣднѣ. Въ Пироговѣ Маша. Сережа падаетъ морально. Говѣніе, проповѣди. — Пасха въ Ясную (въ Тулу: Исленьевъ, Чулковъ, Перфи[льевъ], Шулера[?], Арсеньевъ. Гартунгъ, вечеромъ въ Покровское.[366] Нѣсколько дней, Валер[ьянъ], Маша. Въ Тулу[367] назадъ. Въ Ясномъ. Въ Тулу. Ислен[ьевъ?]. Селезневъ. Москва. Костинька. Зубковъ. Николинька. — Путешествіе. Въ Казанѣ. Шувалов[ы?] Зыбинъ, Загоскина, Оголинъ, Юшковы. Въ Саратовъ. Маіоръ. Нѣмцы. Виды. Штурмъ. Рыбаки. Нѣмцы. —[368]

[30 мая. Старогладковская.] Пишу 30 Іюня въ 10 часовъ ночи въ старогладковской станицѣ. Какъ я сюда попалъ? Незнаю. Зачѣмъ? Тоже. Хотѣлъ бы писать много: о ѣздѣ изъ Астраханѣ въ станицу, о козакахъ, о трусости Татаръ, о степи, но офицеры и Николинька идутъ къ Алексѣ[еву] ужинать, пойду и я. Я расположенъ любить капитана; но отдаляться отъ другихъ. Можетъ быть скверные. —

2 Іюня. Хотѣлъ много писать, да то познее время — такъ. Напрасно. Лучше распоряжаться надо днемъ. Завтра пойду на охоту. Я попишу въ большую книгу и лягу спать. Обѣдать буду дома. —

(11 Іюня 1851. Кавказъ. Старый Юртъ, лагерь. Ночь). Уже [61]дней[369] пять я живу здѣсь, и одержимъ уже давно забытой мною лѣнью. Дневникъ вовсе бросилъ. Природа, на которую я больше всего надѣялся, имѣя намѣреніе ѣхать на К[авказъ], не представляетъ до сѣхъ поръ ничего завлекательн[аго]. Лихость, которая, я думалъ, развернется во мнѣ здѣсь, тоже не оказывается. — Ночь ясная, свѣжій вѣтерокъ продуваетъ палатку и колеблетъ свѣтъ нагорѣвшей свѣчи. Слышенъ отдаленной лай собакъ въ аулѣ, перекличка часовыхъ. Пахнетъ[370] засыхающими дубовыми и чинаровыми плетьми, изъ котор[ыхъ] сложенъ балаганъ. Я сижу на барабанѣ въ балаганѣ, к[оторый] съ каждой стороны примыкаетъ къ палаткѣ, одна закрытая, въ к[оторой] спитъ Кнорингъ (непріятный офицеръ), другая открытая, и совершенно мрачная, исключая одной полосы свѣта, падающей на конецъ постели брата. Передо мною ярко освѣщѣнная сторона бала[гана], на которой виситъ пистолетъ, шашки, кинжалъ и подштан[ники]. Тихо. Слышно — дунетъ вѣтеръ, пролетитъ букашка, покружитъ около огня, и[371] всхлипнетъ и[372] охнетъ около солдатъ[?].

Спать не хочется; а писать — чернилъ нѣту. До завтра. По мѣрѣ впечатлѣній дня буду писать и письма. — [Занятія на 12.] Съ 5 до 8 писать. Съ 8 до 10 купаться и рисовать. Съ 10 до 12 читать. Съ 12 до 4 отдыхъ. Съ 4 до 8 переводъ съ Англійскаго. Съ 8 до вечера писать. Продолжать дѣлать гимнастику. Счетную книгу и франклиновскую.

[12 июня.] 11 Іюня. Всталъ поздно, разбудилъ меня Николинька приходомъ съ охоты. — Я[373] ищу все какого-то расположенія духа, взгляда на вѣщи, образа жизни, котораго я ни найдти, ни опредѣлить не умѣю. — Хотѣлось бы мнѣ больше порядка въ умственной дѣятельности, больше самой дѣятел[ьности], больше вмѣстѣ съ тѣмъ свободы и непринужденности. Вчера я почти всю ночь не спалъ, пописавши дневникъ, я сталъ[374] молиться Богу. — Сладость чувства, которое испыталъ я на молитвѣ: передать невозможно. Я прочелъ молитвы, которыя [62]обыкновенно творю: Отче, Богородицу, Троицу, Милосердiя Двери, воззваніе къ Ангелу хранителю и потомъ остался еще на молитвѣ.[375] Ежели опредѣляютъ молитву просьбою или благодарностью, то я не молился. — Я желалъ чего-то высокаго и хорошаго; но чего, я передать не могу; хотя и ясно сознавалъ, чего я желаю. — Мнѣ хотѣлось слиться съ Существомъ всеобъемлющимъ. Я просилъ Его простить преступленiя мои; но нѣтъ, я не просилъ этаго, ибо я чувствовалъ, что ежели Оно дало мнѣ эту блаженную минуту, то оно простило меня. Я просилъ и вмѣстѣ съ тѣмъ чувствовалъ, что мнѣ нечего просить, и что я не могу и не умѣю просить. Я благодарилъ, да, но не словами, не мыслями. Я въ одномъ чувст[вѣ] соединялъ все, и мольбу, и благодарность.[376] Чувство страха совершенно изчезло. — Ни однаго изъ чувствъ Вѣры, надежды и любви я не могъ бы отдѣлить отъ общаго чувства. Нѣтъ, вотъ оно чувство, которое испыталъ я вчера — это любовь къ[377] Богу. — Любовь высокую, соединяющую въ себѣ все хорошее, отрицающую все дурное —

Какъ страшно было мнѣ смотрѣть на всю мелочную — порочную сторону жизни. Я не могъ постигнуть, какъ она могла завлекать меня. Какъ отъ чистаго сердца просилъ я Бога принять меня въ лоно свое.[378] Я не чувствовалъ плоти,[379] я былъ одинъ духъ.[380] Но нѣтъ! плотская — мелочная сторона опять взяла свое, и не прошло часу, я почти сознательно[381] слышалъ голосъ[382] порока, тщеславія, пустой[383] стороны жизни; зналъ, откуда этотъ голосъ, зналъ, что[384] онъ погубитъ мое блаженство, боролся и поддался ему.[385] Я заснулъ,[386] мечтая о славѣ, о женщинахъ; но я не виноватъ, я не могъ. —

Вѣчное блаженство здѣсъ невозможно. Страданія необходимы. [63]Зачѣмъ? не знаю. И какъ я смѣю говорить: не знаю. Какъ смѣлъ я думать, что можно знать[387] пути Провидѣнія. — Оно[388] источникъ разума, и разумъ хочетъ постигнуть.........[389] Умъ теряется въ[390] этихъ безднахъ премудрости, а чувство боится оскорбить Его. — Благодарю Его зa минуту блаженства, которая показала мнѣ[391] ничтожность и величіе мое. Хочу молиться; но не умѣю; хочу постигнуть; но не смѣю — предаюсь въ волю Твою! Зачѣмъ писалъ я все это? Какъ плоско, вяло, даже безсмысленно выразились чувства мои; а были такъ высоки!! Утро я провелъ довольно хорошо, немного лѣнился, солгалъ, но безгрѣшно. Завтра напишу письмо Загоскиной, хотя черновое. Рисовалъ не тщательно. Вечеромъ любовался облаками. Славные были при захожденіи солнца облака. — Западъ краснѣлъ, но солнце было еще на разстояніи сажени отъ горизонта. Надъ нимъ вились массивныя, сѣропунцовыя облака.[392] Они неловко какъ то соединялись. Я поговорилъ съ кѣмъ-то и оглянулся: по горизонту тянулась сѣро-красная темная полоса, окончивавшаяся безконечно-разнообразными фигурами: то склонявшимися одна къ другой, то расходившимися, съ свѣтло-красными концами. — — —

[393] Человѣкъ сотворенъ для уединенія — уединенія не въ фактическомъ отношеніи; но въ моральномъ. — Есть нѣкоторые чувства, которыя повѣрять никому не надо. Будь они прекрасныя, возвышенныя чувства, теряешь во мнѣніи того человѣка, которому ихъ повѣряешь, или даже дашь возможность о нихъ догадываться. — Повѣряя ихъ, человѣкъ[394] несознаетъ ихъ вполнѣ, а только выражаетъ свои стремленія. — Неизвѣстность привлекаетъ болѣе всего. — Мы живемъ теперь съ братомъ между такими людьми, съ которыми намъ нельзя не сознать взаимное превосходство надъ другими; но мы мало [64]говоримъ между собой, какъ будто боимся, сказавъ[395] одно, дать догадаться о томъ, что мы хотимъ отъ всѣхъ скрывать. Мы слишкомъ хорошо знаемъ другъ друга. — Меня поразили 3 вѣщи: 1) разговоры офицеровъ о храбрости. Какъ заговорятъ о комъ нибудь. Храбръ онъ? Да, такъ. Всѣ храбры. Такого рода понятія о храбрости можно объяснить вотъ какъ: — Храбрость есть[396] такое состояніе души, при которомъ силы душевныя дѣйствуютъ одинаково, ‹при какихъ бы то ни было обстоятельствахъ. Или напряженіе дѣятельности, лишающее сознанія опасностей. Или есть два рода храбрости: моральная и физическая. Моральная храбрость, которая происходить отъ сознанія долга, и вообще отъ моральныхъ влеченій, а не[397] отъ сознанія опасности. Физическая та, которая происходитъ отъ физической необходимости,[398] не лишая сознанія опасности, и та, которая лишаетъ этаго сознанія. Примѣры: 1-ой Человѣкъ, добровольно жертвующій собой для спасенія отечества или лица. 2) Офицеръ, служащій для выгодъ. 3) Въ турецкой кампаніи бросились въ руки непріятеля, чтобы только напиться, Р[усскіе] солдаты. — Здѣсь только примѣръ съ нашей стороны храбрости физической и потому всѣ.›[399]

13 Іюня. Я продолжаю[400] лѣниться, хотя собою доволенъ, исключая сладострастія. — Нѣсколько разъ когда при мнѣ офицеры говорили о картахъ, мнѣ хотѣлось показать имъ, что я люблю играть. Но удерживаюсь. Надѣюсь, что даже ежели меня пригласятъ, то я откажусь. —

3[401] Іюля. Вотъ что писалъ я 13-го Іюня, и все это время потерялъ оттого, что въ тотъ же день завлекся и проигралъ своихъ 200, николиньк[иныхъ] 150 и въ долгъ 500, итого 850. — Теперь удерживаюсь и живу сознательно. Ѣздилъ въ Червленную, напился, спалъ съ женщиной; все это очень дурно и сильно меня мучаетъ. Еще ни разу не проводилъ я больше 2 мѣсяцовъ хорошо — такъ, чтобы я былъ доволенъ [65]собою. Вчера тоже[402] хотелъ.[403] Хорошо, что она не дала. Мерзость! но пишу это себѣ въ наказаніе. — Былъ въ набѣгѣ. — Тоже дѣйствовалъ нехорошо: безсознательно и трусилъ Барятинскаго. Впрочемъ, я такъ слабъ, такъ пороченъ, такъ мало сдѣлалъ путнаго, что я долженъ поддаваться вліянію всякаго Б[арятинскаго]... Завтра буду писать романъ, переводить и скажу Кнор[ингу] подожд[ать] и постараюсь доста[ть] денегъ. — Въ середу поѣду въ Грозное. —

У Тришатнаго недостаточно смѣлости. Не прогналъ мѣшающихъ. — Конфузился Кампіони. — Смотрѣлся въ зеркало. — Безпокоился пріемомъ доктора и Кази-Гирея. — Сейчасъ лежалъ я за лагеремъ. Чудная ночь! Луна только что выбиралась изъ за бугра и освѣщала двѣ маленькія, тонкія, низк[ія] тучки; за мной свистѣлъ[404] свою заунывную, непрерывную пѣснь сверчокъ; въ дали слышна лягушка, и около аула то раздается крикъ татаръ, то лай собаки; и опять все затихнетъ, и опять слышенъ одинъ только свистъ сверчка и катится легенькая, прозрачная тучка мимо дальнихъ и ближнихъ звѣздъ. —

Я думалъ: пойду, опишу я, что вижу. Но какъ написать это. Надо пойдти, сѣсть за[405] закапанный чернилами столъ, взять сѣрую бумагу, чернила; пачкать пальцы[406] и чертить по бумагѣ буквы. Буквы составятъ слова, слова[407] — фразы; но развѣ можно передать[408] чувство. Нельзя-ли какъ нибудь перелить въ другаго свой[409] взглядъ при видѣ природы? Описаніе недостаточно. Зачѣмъ такъ тѣсно связана поэзія съ прозой, счастіе съ несчастіемъ? Какъ надо жить? Стараться ли соединить вдругъ поэзію съ прозой, или насладиться одною и потомъ пуститься жить на произволъ другой? —

Въ Мечтѣ есть сторона, которая лучше дѣйствительности; въ дѣйствительности есть сторона, которая лучше мечты. Полное счастіе было бы соединеніе того и другаго. [66]

4-е Іюля. Я собою почти доволенъ; исключая того, что я это время какъ то пустъ. Нѣтъ мыслей; ежели и есть, то онѣ мнѣ кажутся до того ничтожными, что не хочется ихъ писать. Не знаю, отчего это? Подвинулся ли я въ критическомъ отношеніи, или упалъ въ творческомъ. Завтра поѣду въ аулъ и въ Грозное. Поговорю съ братомъ о деньгахъ и рѣшу о поѣздкѣ въ Дагестанъ. Рѣшительно ничего писать[410] не могу, хотя есть личности стоющія. — Какъ ничтожно проходятъ дни! Вотъ нынѣшній. Какъ, ни однаго воспоминанія, ни однаго сильнаго впечатлѣнія. Всталъ я поздно съ тѣмъ непріятнымъ чувствомъ[411] при[412] пробужденіи, [которое] всегда дѣйствуетъ на меня: я дурно сдѣдалъ, проспалъ. Я, когда[413] просыпаюсь, испытываю то, что трусливая собака передъ хозяиномъ, когда виновата. Потомъ подумалъ я о томъ, какъ свѣжи[414] моральныя силы человѣка при пробужденіи, и почему не могу[415] я удержать ихъ всегда въ такомъ положеніи. Всегда буду говорить, что сознаніе есть величайшее моральное зло, которое толь[ко] можетъ постигнуть человѣка. Больно, очень больно знать впередъ, что я черезъ часъ, хотя буду тотъ же человѣкъ, тѣ же образы будутъ въ моей памяти, но взглядъ мой независимо отъ меня перемѣнится, и вмѣстѣ съ тѣмъ сознательно. Я читалъ Horace. Правду сказалъ братъ, что эта личность похожа на меня. Главная[416] черта: благородство характера, возвышенность понятій, любовь къ славѣ, — и совершенная неспособность ко всякому труду. Неспособность эта происходитъ отъ[417] непривычки, а непривычка — отъ воспитанія и тщеславія. Джеджановъ звалъ меня; у него бабы. Я отказался и ушелъ, безъ желанія и безъ отвращенія, безъ чувства, однимъ словомъ. Я этимъ доволенъ. Ходилъ, зашелъ къ Пяткину. Какой-то офицеръ говорилъ, что онъ знаетъ, какія я штуки хочу показать дамамъ, и предполагалъ только, принимая въ [67]соображеніе свой малый ростъ, что, не смотря на то, что у него въ меньшихъ размѣрахъ, онъ такія же можетъ показать.

Обѣдали втроемъ, какъ и обыкновенно: я, братъ и Кнорингъ. Попробую набросать портретъ Кнор[инга]. Мнѣ кажется, что описать человѣка собственно нельзя; но можно описать, какъ онъ на меня подѣйствовалъ. Говорить про человѣка: онъ человѣкъ оригинальной, доброй, умной, глупой, последовательный и т. д... слова, кот[орыя] не даютъ никакого понятія о человѣкѣ, a имѣютъ претензію обрисовать человѣка, тогда какъ часто только сбиваютъ съ толку. Я вналъ, что братъ жилъ съ нимъ гдѣ-то, что вмѣстѣ съ нимъ приѣхалъ на Кавказъ и что былъ съ нимъ хорошъ.[418] Я зналъ, что онъ[419] дорогой велъ расходы общія; стало быть, былъ человѣкъ акуратной; и что былъ долженъ брату, стало быть, былъ человѣк неосновательной. — Потому что онъ былъ друженъ съ братомъ, я заключалъ, что онъ былъ человѣкъ несвѣтскій, и потому что братъ про него мало разсказывал, я заключалъ, что онъ не отличался умомъ. Разъ утромъ братъ сказалъ мнѣ: «Нынче будетъ сюда Кнорингъ, какъ я радъ его видѣть». «Посмотримъ этаго франта», подумалъ я. За палаткой я у слыхалъ радостныя восклицанія свиданія брата и голосъ, который отвѣчалъ на нихъ столь-же радостно: «здравствуй, морда». Это человѣкъ непорядочный, подумалъ я, и не понимающій вѣщей. Никакія отношенія не могутъ дать прелести такому нарицанію. — Братъ, по своей привычкѣ, отрекомендовалъ меня ему; я бывши уже настроенъ съ невыгодной стороны, поклонился холодно и продолжалъ читать, лежа. — Кнорингъ человѣкъ высокий, хорошо сложеной, но безъ прелести. Я признаю въ сложеніи такое же, ежели не больше выраженія, чѣмъ въ лицѣ: есть люди пріятно и непріятно сложеные. — Лицо широкое, съ выдавшим[ися] скулами, имѣющее на себѣ какую то мягкость, то, что въ лошадяхъ называется «мясистая голова». Глаза каріе, большіе, имѣющіе только два измѣненія: смѣхъ и нормальное положеніе. При смѣхѣ они останавливаются и имѣютъ выраженіе тупой безсмысленности. Остальное въ лицѣ по паспорту. — Онъ при мнѣ, какъ я замѣтилъ, удерживался. [68]

Когда первыя минуты свиданія прошли, когда повторил[ись] нѣсколько разъ вопросы, послѣ молчаній: «Ну, что ты?» и ответы: «Да вотъ, какъ видишь», онъ обратился ко мнѣ съ вопросомъ: «На долго ли-съ, Графъ, сюда?» Я опять отвѣчалъ холодно. — Я имѣю особенно[сть] узнавать съ разу людей, которые любятъ имѣть вліяніе на другихъ. Должно быть отъ того, что я самъ люблю это. Онъ изъ таких людей. На брата онъ имѣетъ наружное вліяніе. Н[а] п[римѣръ], подзываетъ его къ себѣ. — Желалъ бы я знать, можетъ ли быть, чтобы человѣкъ сознательно старался пріобрѣсти вліяніе на другихъ. — Мнѣ это кажется такъ же невозможнымъ, какъ казалось невозможнымъ разъигрывать à livre ouvert;[420] впрочемъ, я пробовалъ это; такъ почему людямъ послѣдовательнымъ посредствомъ практики не дойдти до этаго. Таковые люди при всякомъ поступкѣ имѣютъ такого рода заднюю мысль. — Мыслей такъ много можетъ вмѣщаться въ одно время, особенно въ пустой головѣ. —

————
ТЕТРАДЬ Г.
[Март — май 1851.]

L’imagination est le miroir [de la] nature, miroir, que nous portons en nous et dans lequel elle se peint. La plus belle imagination est le miroir le plus clair et le plus vrai, celui que nous appelons le genie. Le genie ne crée pas, il retrace.[421]

Il y a des hommes qui ont le sentiment du bon, du beau et du noble,[422] mais qui ne le sont pas.[423]

Есть люди, которые все разумное понимаютъ быстро, всему изящному сочувствуютъ живо и все хорошее чувствуютъ, но которые въ жизни, въ приложеніи, не умны, не изящны и не добры. Отчего-бы это? Или есть двѣ способности: воспріимчивости и воспроизведенія — или не достаетъ той способности, к[оторую] называють геніемъ или талантомъ, или, наконецъ, натуры слишкомъ чистыя всегда слабы и апатичны, и потому способности не развиты.

Je n’étais pas assez gai pour avoir un ami, j’étais trop isolé pour avoir une amie.[424]

Chez certains hommes l’aVеu public de la faute qu’on [a] commis avec eux, augmente l’amour jusqu’à ce qu’ils se fassent une [69]Страница:L. N. Tolstoy. All in 90 volumes. Volume 46.pdf/92 [70]arme de cet aveu contre la femme oui l’а fait. Ce sont les natures basses.[425]

Dernièrement en parlant avec un de mes amis qui se plaignait de sa position et qui lui attribuait toutes les bévues qu’il avait faites, je disais, que ni la richesse, ni le nom, ni l’élégance ne pouvaient donner à un homme l’aplomb, qui était la cause de ses bévues, s’il lui manquait. — C'est une chose que je ne puis vous prouver, me dit-il, mais que je connais par une triste expérience: les jours, que j’ai une chemise, je suis tout autre, que quand j’ai un faux-col, et comme le héros d’un roman d’Eug[ène] Sue, qui partage ses jours en jours de pluie et de beau temps, je partage mes jours en jours de chemise et de faus-col.[426]

Что натуры богатыя лѣнивы и мало развиваются, это, во первыхъ, мы видимъ въ дѣйствительности, во вторыхъ, ясно, что несовершенныя натуры стремятся раскрыть мракъ, который покрываетъ для нихъ многія вопросы, и достигаютъ усовершенствованія и пріобрѣтаютъ привычку работать. Потомъ: труды, предстоящія натурѣ богатой, чтобы идти впередъ, гораздо больше[427] и не пропорціональны съ трудами натуры несовершенной въ[428] дальнѣйшемъ развитіи.

Ламартин говоритъ, что писатели упускаютъ изъ виду литературу народную, что число читателей больше въ средѣ народной, что всѣ, кто пишутъ, пишутъ для того круга, въ которомъ живутъ, а народъ, въ средѣ котораго есть лица, жаждущія просвещенія, не имѣетъ литературы и не будетъ имѣть до тѣхъ поръ, пока [не] начнутъ писать для народа. — [71]

Я не[429] буду говорить о тѣхъ книгахъ, которыя пишутся съ цѣлью[430] найдти много читателей, — это не сочиненія, это произведенія авторскаго ремесла, ни о тѣхъ ученыхъ и учебныхъ книгахъ, к[оторыя] не входятъ въ область поэзіи. — —

(Гдѣ границы между прозой и поэзіей, я никогда не пойму; хотя есть вопросъ объ этомъ предметѣ въ словесности; но ответа нельзя понять. — Поэзія — стихи. Проза — не стихи: или поэзія — все, исключая деловыхъ бумагъ и учебныхъ книгъ). Всѣ сочиненія, чтобы быть хорошими, должны, какъ говорить Гоголь о своей прощальной повѣсти (она выпѣлась изъ души моей), выпѣться изъ души сочинителя. Что же доступнаго дли народа можетъ выпѣться изъ души сочинителей, большей частью стоящихъ на высшей точкѣ развитія, народъ не пойметъ. — Ежели даже сочинитель будетъ стараться сойдти на ступень народную, народъ не так пойметъ. Также какъ когда[431] мальчикъ 16 лѣтъ читаетъ[432] сцену насильствованія героини романа, это не возбуждаете въ[433] немъ чувства негодованія,[434] онъ не ставитъ себя на мѣсто несчастной,[435] но невольно переносится[436] въ роль соблазнителя и наслажд[ается] чувствомъ сладострастія, — такъ и народъ пойметъ совсемъ другое изъ того, что вы захотите сказать ему. Разве Антона горемыку, Geneviève пойметъ народъ? Слова доступны, какъ выраженія мысли, но мысли недоступны. — У народа есть своя литература — прекрасная, неподражаемая; но она не поддѣлка, она выпѣвается изъ среды самаго народа. Нѣтъ потребности въ высшей литературѣ, и нѣтъ ея. Попробуйте стать совершенно на уровень съ народомъ, онъ[437] станете презирать васъ. —

Пускай идетъ впередъ высшій кругъ, и народъ не отстанетъ; онъ не сольется съ высшимъ кругомъ, но онъ тоже подвинется. — Pourquoi dire des subtilités, quand il y a encore [72]tant de grosses vérités à dire.[438] — Искали философальный камень, нашли много химическихъ соединеній. — Ищутъ добродѣтели съ точки зрѣнія соціализма, т. е. отсутствія пороковъ, найдутъ много полезныхъ моральныхъ истинъ. —

(Paul et Virginie). Leur affection mutuelle occupait toute l’activité de leurs âmes. — Jamais des sciences inutiles n’avaient fait couler leurs larmes, jamais les leçons d'une triste morale ne les avaient remplis d’ennui.[439]

C’est tenter la Providence que de tâcher d’améliorer la nature de l’homme. — Chaque loi qui promet une punition fait[440] naître [un] mal aussi grand, que le mal qui existait. Dieu a fait l’homme beau et bon; il est impossible de le rendre meilleur. — Eviter le mal, les occasions de le faire et surtout de faire voir la possibilité de le faire.[441]

Mais devenue mère, elle ne craignait plus la honte d’un refus.

Elle courut au port Louis, sans se soucier cette fois d’être mal vêtue, la joie maternelle la mettant au dessus du respect humain.[442]

Какъ мѣняется взглядъ на жизнь, когда живешь не для себя, а для другихъ! Жизнь перестаетъ б[ыть] цѣлью и дѣлаеться средствомъ. Несчастіе дѣлаетъ добродѣтельнымъ — добродѣтель дѣлаетъ счастливымъ — счастье дѣлаетъ порочнымъ. —

Есть два рода счастья: счастье людей добродѣтельныхъ и счастіе людей тщеславныхъ. — Первое происходитъ отъ добродѣт[ели], второе отъ судьбы. — Нужно, чтобы добродѣтель глубоко пустила корни, чтобы послѣднее не имѣло вредное вліяніе на первое. — Счастіе, основанное на тщеславіи,[443] [73]

разрушается[444] имъ же: слова — злорѣчіемъ — богатство — обманомъ. Основанное на добродѣт[ели] счастіе — ничѣмъ. —

Elles avaient banni de leurs conversations la médisance, qui sous une apparence de justice, dispose nécessairement le coeur à la haine ou à la fausseté; car il est impossible de ne pas hair les hommes, si on les croit méchants, et vivre avec eux, si on ne leur cache sa haine sous des dehors de bienveillance. — Ainsi la médisance nous oblige à être mal avec les autres ou avec nousmêmes.[445]

Enfin je crois la solitude tellement nécessaire au bonheur dans le monde même, qu’il me parait impossible d’y goûter un plaisir durable d’un sentiment, quel qu’il soit, ou de régler sa conduite d’après quelque principe stable, si l’on ne se fait une solitude intérieure, d’où notre opinion sorte bien rarement, et l’opinion d’autrui u’entre jamais.[446] — Pour savoir apprécier le bonheur que donnent le calme et la vertu, il faut souvent envisager le malheur que donnent le mouvement et les passions. — On jouit du bonheur dont jouit un naufragé sur une plage déserte.[447] — La vie et les livres.[448] — Parmi un grand nombre d’infortunés que j’ai essayé de ramener à la nature, je n’ai pas trouvé un seul, qui ne soit enivré de ses propres misères. Ils m’écoutaient d’abord avec attention, croyant que [je] les enseignerai à acquérir de la gloire et de la fortune; mais voyant que je ne voulais les apprendre qu’à s’en passer, ils me trouvaient moi-m[ême], misérable.[449] [74]

Говорить, что жизнь есть испытанія, что смерть есть благо,[450] отчуждая насъ отъ всѣхъ горестей, — не должно. — Это не есть ни утѣшеніе въ потеряхъ близкихъ людей, ни нравственное поученіе. — Сочувствовать этому невозможно иначе, какъ въ отчаяніи, a отчаяніе есть слабость вѣры и надежды въ Бога. — Какъ нравственное поученіе, эта мысль слишкомъ тяжела для души молодой, чтобы не поколебать вѣру въ добродѣтель. — Ежели человѣкъ лишился существа, которое онъ любилъ, онъ[451] можетъ любить другое; ежели[452] же нѣтъ, то отъ того, что онъ слишкомъ гордъ. — Начало зла въ дупгѣ каждаго. —

L’habit qui sied le plus mal au mendiant, c’est l’habit de mendiant, et c’est la cause principale qui en détourne l’aumône.[453] — Il y a des gens qui ont des petitesses sans avoir assez d’esprit pour les voir. Il y en a qui en ont, qui les voyent, mais qui n’ont pas[454] la force de les avouer. Il y en a qui les voyent et les avouent; ceux la n’y tiennent pas, ils s’en jouent. Une petitesse avouée n’est plus une petitesse.[455]

«Quand le dernier des Gracques expira, iljeta un peu de poussière vers le Ciel; de cette poussière, naquit Marius. — Marius moins grand pour avoir exterminé les Cimbres, que pour avoir abattu l’aristocratie de noblesse dans Rome» (Mirabeau aux Marseillais).[456]

Quand la fin finale adviendra Tout à rebours clopinera, Lors celui-là deviendra riche Qui plus sera sot, larron, chiche.

[75]Tant moins aura-t-on d’honneur

Tant plus sera-t-on grand seigneur. Suffira d’avoir jeune hure, Petite âme et large serrure. Laides guenons, singes bottés Comme patrons seront festés. Ânes seront assis en chaire

Et les docteurs debout derrière.[457]

Старухи-тетушки и старики-дядюшки считаютъ себя обязанными за право имѣть племянниковъ платить наставленіями, какъ бы они не были безполезны. Имъ даже непріятно, когда племянники такого поведенія, что ихъ совѣты не умѣстны; имъ кажется, что они лишены должнаго. —

Нѣтъ ничего тяжеле, какъ видѣть жертвы, которыя для тебя дѣлаютъ люди, съ которыми ты связанъ и долженъ жить; особенно же жертвы, кот[орыхъ] не требуешь, и отъ людей, к[оторыхъ] не любишь. — Самая обидная форма эгоизма — это самопожертвованіе. —

Adrien Duport discuta sur la peine de mort et prononça en faveur de son abolition. Il démontra avec la plus profonde logique, que la société en se réservant l’homicide, le justifiait jusqu’à un certain point chez le meurtrier et que le moyen le plus efficace de déshonorer le meurtre et de le prévenir était d’en montrer elle même une sainte horreur. Robespierre qui devait tout laisser immoler plus tard demandait qu’on désarma la société de la peine de mort. Si les préjugés des juristes n’eussent pas prévalu sur les saines doctrines de la philosophie morale, qui peut dire combien de sang eût été épargné à la France?[458]

[76]

Всѣ описываютъ слабости людскія и смѣшную сторону людей, перенося ихъ на вымышленныя личности, иногда удачно, смотря по таланту писателя,[459] большей частью неестественно. Отчего? Отъ того, что слабости людскія мы знаемъ по себѣ, и чтобы выказать ихъ вѣрно, надо ихъ выказать на себѣ, потому что извѣстная слабость идетъ только извѣстой личности. У рѣдкихъ достаетъ силы сдѣлать это.[460] Личность, на к[оторую] переносятъ собственныя слабости, стараются сколько можно исказить, чтобы не узнать[461] самихъ себя. Не лучше ли говорить прямо: «вотъ, каковъ я. Вамъ не нравится, очень жалѣю: но[462] меня Богъ такимъ сдѣлалъ». Никто не хочетъ сдѣлать перваго шага, чтобы не сказали, наприм[ѣръ]: «Вы думаете, что ежели вы дурны и смѣшны, что и мы всѣ тоже». — Отъ этаго всѣ молчатъ. Это похоже, какъ въ провинціи на балъ ѣздятъ: всѣ боятся пріѣхать 1-ми, отъ этаго всѣ пріѣзжаютъ поздно. — Покажи всякій себя, каковъ есть,[463] то, что было прежде[464] смѣшнымъ и слабостью, перестанетъ б[ыть] такимъ. — Развѣ это не огромное благо избавиться, хотя немного, отъ ужаснаго ига — боязни смѣшнаго. Сколько, сколько истинныхъ наслажденій теряемъ мы отъ этаго глупаго страха. — Ne pouvant ni rester sous un passé qui croule, ni jeter d’un seul jet l’аVеnіr dans son moule. — (Lamartine, Jocelyn.)[465] La supériorité tse une infirmité sociale. — (Emile Souvestre.)[466]

2 Іюня 1851. Ахъ Боже мой, Боже мой, какія бываютъ тяжелые, грустные дни! И отчего[467] грустно такъ? Нѣтъ, не [77]столько грустно, сколько больно сознаніе того, что грустно и не знаешь, о чемъ грустишь. Я думалъ прежде — это отъ безъдѣйствія, праздности. Нѣтъ, не отъ праздности,[468] а отъ[469] этаго положенія я дѣлать ничего не могу. Главно[е], я ничего похожаго на ту грусть, которую испытываю, не нахожу нигдѣ: ни въ описаніяхъ, ни даже въ своемъ воображеніи. Я представляю себѣ, что можно[470] грустить о потерѣ какой нибудь, о разлукѣ, о обманутой надеждѣ. Понимаю я, что можно разочароваться: все надоѣстъ, такъ часто будешь обманутъ въ ожиданіяхъ, что ничего ждать не будешь. Понимаю я, когда таятся въ душѣ: любовь ко[471] всему прекрасному, къ человѣку, къ природѣ, когда готовъ все это высказать, попросить сочу[в]ствія, и вездѣ найдешь холодность и насмѣшку, скрытую злобу на людей, и оттого[472] грусть. Понимаю я грусть человѣка, когда положеніе его горько, а тяжелое, ядовитое чувство зависти давитъ его. Все это я понимаю, и въ каждой такого рода грусти есть что-то[473] хорошее съ одной стороны. —

Свою же грусть я чувствую, но понять и представить себѣ не могу. Жалѣть мнѣ нечего, желать мнѣ тоже почти нечего, сердиться на судьбу не за что.[474] Я понимаю, какъ славно можно бы жить воображеніемъ; но нѣтъ. Воображеніе мнѣ ничего не рисуетъ — мечты нѣтъ. Презирать людей — тоже есть какое то пасмурное наслажденіе, — но и этаго я не могу, я о нихъ совсѣмъ не думаю; то кажется: у этаго есть душа, добрая, простая, то кажется: нѣтъ, лучше не искать, зачѣмъ ошибаться! — Разочарованности тоже нѣтъ, меня забавляетъ все; но въ томъ горе, что я слишкомъ рано взялся за вѣщи серьезныя въ жизни, взялся я зa нихъ, когда еще не былъ зрѣлъ для нихъ, а чувствовалъ и понималъ; такъ сильной вѣры въ[475] дружбу, въ любовь, въ красоту: нѣтъ у меня, и разочаровался я въ вѣщахъ важныхъ въ жизни; а въ мелочахъ еще ребенокъ. — [78]

Сейчасъ я думаю, вспоминая о всѣхъ непріятныхъ минутахъ моей жизни, которыя въ тоску одни и лѣзутъ въ голову, — нѣтъ, слишкомъ мало наслажденій, слишкомъ много желаній, слишкомъ способенъ человѣкъ представлять себѣ счастіе, и слишкомъ часто, такъ ни за что, судьба бьетъ насъ, больно, больно задѣваетъ[476] за нѣжныя струны, чтобы любить живнь; и потомъ что то особенно сладкое и великое есть въ[477] равнодушіи къ жизни, и я наслаждаюсь[478] этимъ чувствомъ. Какъ силенъ кажусь я себѣ противъ всего съ твердымъ убѣжденіемъ, что ждать нечего здѣсь, кромѣ смерти; и сейчасъ-же я думаю съ наслажденіемъ о томъ, что у меня заказано сѣдло, на которомъ я буду ѣздить въ Черкескѣ, и какъ я буду волочиться за Козачками, и приходить въ отчаяніе, что у меня лѣвый усъ хуже[479] праваго, и я два часа расправляю его передъ зеркаломъ. Писать тоже немогу, судя по этому — глупо.

Et puis cette horrible nécessité de traduire par des mots et aligner en pattes de mouches des pensées ardentes, vives, mobiles, comme des rayons de soleil teignant les nuages de l’air. Où fuir le métier, Grand Dieu![480]

Et quae fuerunt vitia, mores sunt. — (Sénèque).[481]

La conversation est un trafic; et si l’on l’entreprend sans fonds, la balance penche et le commerce tombe (Sterne).[482]

Записки.—

4 Іюня 1851. Чувствую себя довольно свѣжимъ, довольно и веселымъ, какъ физически, такъ и морально. Одно, въ чемъ я могу упрекнуть себя, это:[483] недостатокъ твердости характера, тщеславіе и неакуратность. Человѣкъ имѣетъ врожденную [79]склонность испытывать судьбу — счастіе, т. е. недовольствоваться однимъ или нѣсколькими счастливыми случаями, а желать, чтобы они безконечно повторялись. Чѣмъ чаще бываетъ человѣкъ счастливъ въ какомъ нибудь отношеніи, тѣмъ болѣе рискуетъ онъ; тогда какъ надо бы предполагать имянно, что счастіе, наконецъ, истощилось. —

L’esprit délateur, qui alla porter ce jurement rougit en le déposant et l’ange chargé de tenir les régistres laissa tomber une larme sur ce mot en l’inscrivant et l’effaça.[484]

[8 июня. Старый Юрт.] 8 Іюня. — Любовь и религія — вотъ два чувства — чистыя, высокія. — Не[485] знаю, что называютъ любовью. Ежели любовь то, что я про нее читалъ и слышалъ, то я ея никогда не испытывалъ. — Я видалъ прежде Зинаиду институ[то]чкой, она мнѣ нравилась; но я[486] мало зналъ ея (фу! какая грубая вѣщь слово! — какъ площадно, глупо выходятъ переданныя чувства). Я жилъ въ Казанѣ недѣлю. Ежели бы у меня спросили, зачѣмъ я жилъ въ Казанѣ, что мнѣ было пріятно, отчего я былъ такъ счастливъ? Я не скавалъ бы, что это потому, что я влюбленъ. Я не зналъ этаго. Мнѣ кажется, что это-то незнаніе и есть главная черта любви и составляетъ всю прелесть ея. Какъ морально, легко[487] мнѣ было въ это время. Я не чувствовалъ этой тяжести всѣхъ мелочных страстей, которая портитъ всѣ наслажденія жизни. Я ни слова не сказалъ ей о любви, но я такъ увѣренъ, что она знаетъ мои чувства, что ежели она меня любитъ, то я приписываю это только тому, что она меня поняла. Всѣ порывы души чисты, возвышенны въ своемъ началѣ. Действительность уничтожаетъ невинность и прелесть всехъ порывовъ. Мои отношенія съ Зинаидой остались на ступени[488] чистаго стремленя двухъ душъ другъ къ другу. Но можетъ быть ты сомнѣваешьея, что я тебя люблю, Зинаида, прости меня, ежели это такъ,[489] я виновенъ, однимъ словомъ могъ бы и тебя увѣрить. — [80]

Неужели никогда я не увижу ее? Неужели узнаю когда нибудь, что она вышла замужъ за какого нибудь Бекетова? Или, что еще жалче, увижу ее въ чепцѣ веселинькой и съ тѣмъ же умнымъ, открытымъ, веселымъ и влюбленнымъ глазомъ. Я не оставлю своихъ плановъ, чтобы ѣхать жениться на ней, я не довольно убѣжденъ, что она можетъ составить мое счастіе; но все таки я влюбленъ. Иначе чтó же эти отрадныя воспоминанія, которыя оживляютъ меня, чтó этотъ взглядъ, въ который я всегда смотрю, когда только я вижу, чувствую что нибудь прекрасное. Не написать ли ей письмо? Не знаю ея отчества и отъ этаго, можетъ быть, лишусь счастія. — Смѣшно. — Забыли взять рубашку со складками, отъ этаго я не служу въ военной службѣ. Ежели бы забыли взять фуражку, я бы не думалъ являть[ся] къ Воронцову и служить въ Тифлисѣ. Въ папахѣ нельзя-же! Теперь Богъ знаетъ, что меня ждетъ. Предаюсь въ волю Его. Я самъ не знаю, чтó нужно для моего счастія, и чтó такое счастіе. Помнишь Архирейскій садъ, Зинаида, боковую дорожку. На языкѣ висѣло у меня признаніе, и у тебя тоже. Мое дѣло было начать; но, знаешь, отчего, мнѣ кажется, я ничего не сказалъ. Я былъ такъ счастливъ, что мнѣ нечего было желать, я боялся испортить свое... не свое, а наше счастіе. — Лучшія воспоминанія въ жизни останется навсегда это милое время. — А какое пустое и тщеславное созданіе человѣкъ. — Когда у меня спрашиваютъ про время, проведенное мною въ Казанѣ, я небрежнымъ тономъ отвѣчаю:[490] «Да, для Губернскаго города очень[491] порядочное общество, и я довольно весело провелъ нѣсколько дней тамъ». Подлец! Все осмѣяли люди. Смѣются надъ тѣмъ, что съ милымъ рай и въ шалашѣ, и говорятъ, что это неправда. Разумѣется правда; не только въ шалашѣ, въ Крапивнѣ, въ Старомъ Юртѣ, вѣздѣ. Съ милымъ рай и въ шалашѣ, и это правда, правда, сто разъ правда. —

[10 августа. Старогладковская]. 10 Августа 1851. Третьяго дня ночь была славная, я сидѣлъ въ Старогладовской у окошка своей хаты и всѣми чувствами, исключая осязанія, наслаждался [81]природой. — Мѣсяцъ еще не всходилъ, но на[492] югѣ востокѣ уже начинали краснѣть ночныя тучки, леккій[493] вѣтерокъ приносилъ запахъ свѣжести. — Лягушки и сверчки сливались въ одинъ неопредѣленной, однообразной ночной звукъ.[494] Небосклонъ былъ чистъ и[495] засѣянъ звѣздами. — Я люблю[496] всматриваться ночью въ покрытой звѣздами небосклонъ; можно разсмотрѣть за большими ясными звѣздами маленькія, сливающіяся въ бѣлыя мѣста. Разсмотришь, любуешься ими, и вдругъ опять все скроется, кажется — звѣзды стали ближе. — Мнѣ нравится этотъ обманъ зрѣнія.

Не знаю, какъ мечтаютъ другіе, сколько я не слыхалъ и не читалъ, то совсѣмъ не такъ, какъ я. — Говорятъ, что смотря на красивую природу, приходятъ мысли о величіи Бога, о ничтожности человѣка; влюбленные видятъ въ водѣ образъ возлюбленной. Другіе говорятъ, что горы, казалось, говорили тото, а листочки тото, а деревья звали тудато. — Какъ можетъ придти такая мысль? Надо стараться, чтобы вбить въ голову такую нелѣпицу. Чѣмъ больше я живу, тѣмъ болѣе мирюсь съ различными натянутостями (affectation) въ жизни, разговорѣ и т. д.; но къ этой натянутости, несмотря на всѣ мои усилія, [привыкнуть] не могу. — Когда я занимаюсь тѣмъ, что называютъ мечтать, я никогда не могу найдти въ головѣ моей ни одной путной мысли; напротивъ, всѣ мысли, которыя перебѣгаютъ въ моемъ воображеніи, всегда самыя пошлыя — такія, на которыхъ не можетъ остановиться вниманіе.[497] И когда попадешь на такую мысль, которая ведетъ за собою рядъ другихъ, то это пріятное положеніе моральной лѣни, — которая составляетъ мое мечтаніе, исчезаетъ, и я начинаю думать. —

Не знаю, какимъ ходомъ[498] забрели въ мое гуляющее воображеніе воспоминанія о ночахъ Цыганёрства. Катины пѣсни, глаза, улыбки, груди и нѣжныя слова еще свѣжи въ моей [82]памяти, зачѣмъ ихъ выписывать; вѣдь я хочу разсказать исторію совсѣмъ не про то. — Я замѣчаю, что у меня дурная привычка къ отступленіямъ; и имянно, что эта привычка, а не обильность мыслей, какъ я прежде думалъ, часто мѣшаютъ мнѣ писать и заставляютъ меня встать отъ письменнаго стола и задуматься совсѣмъ о другомъ, чѣмъ то, что я писалъ. Пагубная привычка. Несмотря на огромный талантъ разсказывать и умно болтать моего любимаго писателя Стерна, отступления тяжелы даже и у него. — Кто водился съ Цыганами, тотъ не можетъ не имѣть привычки напѣвать Цыганскія пѣсни, дурно ли, хорошо ли, но всегда это доставляетъ удовольствіе; потому что живо напоминаетъ.[499] — Одна характеристическая[500] черта воспроизводитъ для насъ много[501] воспоминаній о случаяхъ, связанныхъ съ этой чертою. Въ Цыганскомъ пѣньи эту черту опредѣлить трудно; она состоитъ въ выговорѣ словъ, въ особомъ родѣ украшеній (фіоритуръ) и удареній. —

Я пѣлъ у окна одну, хотя не изъ любимыхъ моихъ[502] пѣсенъ — Скажи зачѣмъ, — но пѣсню, которую[503] говорила мнѣ Катя, сидя у меня на колѣняхъ въ тотъ самый вечеръ, когда она разсказывала мнѣ, что она меня любитъ и что оказываетъ расположеніе другимъ только потому, что хоръ того требуетъ, но что никому не позволяетъ,[504] кроме меня, вольнос[тей[,[505] которыя должны быть закрыты завѣсою скромности. — Я въ этотъ вечеръ отъ души вѣрилъ во всю ее пронырливую Цыганскую болтовню, былъ хорошо расположенъ, никакой гость не разстроилъ меня. За то и вечеръ и пѣсню эту люблю. — Я пѣлъ съ большимъ одушевленіемъ, застѣнчивость не сдерживала моего голоса и не путала переходовъ, я съ большимъ удовольствіемъ слушалъ самаго себя. Тщеславіе, какъ всегда, прокралось[506] въ мою душу, и я думалъ: «Мнѣ очень пріятно себя слушать, но еще пріятнѣе, должно-быть, слушать меня постороннимъ»; я даже завидовалъ ихъ удовольствію, котораго [83]я лишенъ былъ, какъ вдругъ, переводя духъ и прислушиваясь къ звукамъ ночи, чтобы еще съ большимъ чувствомъ пропѣть слѣдующій куплетъ, я услыхалъ шорохъ подъ своимъ окошкомъ. — «Кто тутъ?» — Это я-съ, — отвѣчалъ мнѣ голосъ, котораго я не узналъ, несмотря на увѣренность его, что отвѣтъ этотъ былъ совершенно удовлетворителенъ. — Кто я? — спросилъ [я], раздосадованный тѣмъ, что разстроено мое мечтаніе и пѣніе какимъ то профаномъ. — «Я домой шелъ-съ, да остановился, слушалъ». — «А, Марка?» — Такъ точно-съ. — Это вы, кажется, Ваше Сіятельство, изволите Калмыцкія пѣсни пѣть? — «Какія Калмыцкія пѣсни?» — Да я слышалъ, — продолжалъ онъ, не замѣчая моего огорченія и обиды, — что голосъ[507] схожъ съ ихними рейладами. — «Да, калмыцкія». —[508] Нужно было этому хромому Маркѣ глупымъ своимъ разговоромъ испортить мое удовольствіе; теперь ужъ кончено, я не могъ продолжать ни мечтать, ни пѣть. Сейчасъ пришла мнѣ мысль, что я пою очень дурно, что смѣхъ, кот[орый] я слышалъ на сосѣднемъ дворѣ, — былъ произведенъ моимъ пѣніемъ.[509] Я очнулся подъ непріятнымъ впечатлѣніемъ. Заниматься я тоже немогъ, спать мнѣ нехотѣлось; притомъ же Марка, какъ видно было, былъ въ хорошемъ расположеніи духа и былъ совершенно невиннымъ орудіемъ разочарованія. Я изъявилъ ему свое удивленіе, что онъ еще не спитъ, онъ сказалъ мнѣ весьма вычурными и непонятными словами, что у него безсонница. У насъ завелся разговоръ.[510] — Узнавъ, что не хочу спать, онъ попросилъ позволенія взойдти ко мнѣ, на что я согласился, и Марка усѣлся съ своими костылями противъ моей постели.

Личность Марки, котораго зовутъ однако Лукою, такъ интересна[511] и такая[512] типическая козачья личность, что ею стоитъ заняться. — Мой хозяинъ, старикъ Ермоловскихъ временъ, казакъ, плутъ [?] и шутникъ Япишка, назвалъ его Маркой на томъ основаніи, что, какъ онъ говорить, есть три [84]Апостола: Лука, Марка и Никита Мученикъ; и что одинъ, что другой, все равно. — Поэтому Лукашку онъ прозвалъ Маркой, и пошло по всей станицѣ ему названіе: Марка. —

Марка человѣкъ лѣтъ 25, маленькой ростомъ и убогой; у него одна нога несоотвѣтственно мала сравнительно съ туловищемъ, а другая несоотвѣтетвенно мала и крива сравнительно съ первой ногой; несмотря на это, или скорѣе по этому, онъ ходитъ довольно скоро, чтобы не потерять равновѣсіе, съ костылями и даже безъ костылей, опираясь одной ногою почти на половину ступни, а другою на самую ципочку. Когда онъ сидитъ, вы скажете, что это средняго роста мущина и хорошо сложенный. — Замѣчательно, что ноги у него всегда достаютъ до пола, на какомъ бы высокомъ стулѣ онъ не сидѣлъ. — Эта особенность въ его посадкѣ всегда поражала меня; сначала я приписывалъ это[513] способности вытягиванія ногъ; но изучивъ подробно, я нашелъ причину въ необыкновенной гибкости спиннаго хребта и способности задней части принимать всевозможный формы. — Спереди каэалось, что онъ не сидитъ на стулѣ, а только прислоняется и выгибается, чтобы закинуть руку за спинку стула (эта его любимая поза); но обойдя сзади, я, къ удивленію моему, нашелъ, что[514] онъ совершенно удовлетворяетъ требованіямъ положенія сидящаго. — Лицо у него некрасивое; маленькая, показацки гладко остриженная голова, довольно крутой умной лобъ, изъ подъ котораго выглядываютъ плутовскіе, сѣрые, не лишенные огня глаза, носъ, загнутый концомъ внизъ, выдавшіяся толстыя губы и обросшій козлиной рыженькой бородкой подбородокъ — вотъ отдѣльно черты его лица. Общее же выраженіе всего лица: веселость, самодовольство, умъ и робость. — Морально описать я его не могу, но сколько онъ выразился въ слѣдующемъ разговорѣ — передамъ. — Еще прежде у насъ съ нимъ бывали отношенія и разговоры. — Въ тотъ-же самый день онъ пришелъ ко мнѣ, когда я[515] укладывалъ вѣщи для завтрашней поѣздки. У меня сидѣлъ Япишка, котораго онъ боится, весьма справедливо полагая, что Япишка будетъ [85]завидовать всему тому, что я дамъ Маркѣ. Марку я выбралъ своимъ учителемъ по кумыцки. — У меня до васъ, Ваше Сія[тельство], можно сказать (онъ любитъ употреблять это вставочное предложеніе), будетъ просьбица. — Что такое? — Послѣ позвольте сказать; а впрочемъ,— сказалъ онъ, одумавшись и теперь улыбаясь взглянувъ на Япишку, — ежели бы карандашикъ и бумажка, я могъ [бы] письменно.... — Я ему показалъ все нужное для письма на столѣ; онъ взялъ бумажку, сложилъ ноги и костыли въ какую-то одну неопредѣленную кучу, усѣлея на полу,[516] нагнулъ голову на бокъ, мусолилъ безпрестанно карандашъ, улыбался и съ большимъ трудомъ выводилъ на колѣнѣ[517] какія-то каракули; черезъ пять минуть я получилъ слѣдующее посланіе, разумѣется криво и кругло написанное, которое онъ подалъ мнѣ и, обратившись къ Япишкѣ, сказалъ, — Вотъ, Дядя, тутъ сидишь, да не знаешь, что писано. — Да, грамотѣй! — отвѣчалъ тотъ насмѣшливо. — «Осмѣлюсь просить Васъ, В[аше] С[іятельство], что ежели милость ваша будетъ, т. е. насчетъ дорожнаго самовара, и впередъ готовъ вамъ служить, ежели онъ старенькой и къ надобности не потребуется». — Улыбку, съ которой я ему сказалъ: «хорошо, возьми», онъ вѣрно принялъ за одобрительную его литературному таланту; потому что отвѣтилъ тоюже самодовольною и хитрою улыбкой, съ кот[орой] и прежде обращался къ Япишкѣ. — Вотъ и все. Ночью[518] же разговоръ у насъ завязался слѣдующій. — Вы еще отдыхать не изволите? — Нѣтъ, не спится; а ты гдѣ былъ? — Тоже признаться сказать, спать не хотѣлось — по станицѣ прогулялся, зашелъ кой куда, да вотъ и домой шелъ. — Надо замѣтить, что я имѣлъ, позвавъ его [къ] себѣ и начавъ разговоръ, тайную цель — можетъ ли онъ быть моимъ Меркуріемъ и возьмется ли за это дѣло, которое, хотя я и зналъ, что онъ очень любитъ, не могъ назвать прямо по имени. У меня есть та особенность, что вѣщи, которыя я дѣлаю не увлекаясь, а обдуманно, я все таки не могу рѣшиться назвать по имени и прямо приступить къ нимъ. — Въ его же разговорѣ есть та особенность, что у него ихъ два: [86]одинъ обыкновенный, который онъ употребляетъ[519] въ случаяхъ не представляющихъ ничего особеннаго и особеннаго пріятнаго; при такого рода обстоятельствахъ онъ держитъ себя очень просто и прилично; — ежели-же рѣчь коснется чего нибудь выходящаго изъ[520] колеи его привычекъ,[521] то онъ начинаетъ говорить вычурными и непонятными, не столько словами, сколько[522] періодами; при этомъ даже и наружность его совершенно измѣняется: глаза получаютъ необыкновенный блескъ, нетвердая улыбка искривляетъ уста, приходитъ всѣмъ тѣломъ въ движеніе и самъ не свой. Разговоръ и разсказъ Марки очень забавенъ,[523] особенно его ходатайство для K. Л., который б[ылъ] къ нему «очень приверженъ» и который, добившись желаемой цѣли, по слабости здоровья не могъ воспользоваться трудами Марки. —

22 Августа. 28 мое рожденіе, мнѣ будетъ 23 года; хочется мнѣ начать съ этаго дня жить сообразно съ цѣлью, которою самъ себѣ поставилъ. — Обдумаю завтра все хорошенько, теперь же принимаюсь опять за дневникъ съ будущимъ росписаніемъ занятій и сокращенной Франклиновской таблицой. — Я полагалъ, что это педанство, которое вредитъ мнѣ; но недостатокъ не въ томъ, a стѣснить размашистыхъ движеній души никакой таблицой нельзя. Ежели таблица эта могла подѣйствовать на меня, то только полезно, укрѣпляя характеръ и пріучая къ дѣятельности; поэтому продолжаю тотъ-же порядокъ. —

Съ восхода солнца заняться приведеніемъ въ порядокъ бумагъ, счетовъ, книгъ и занятій; потомъ привести въ порядокъ мысли и начать переписывать первую главу романа. Послѣ обѣда (мало ѣсть)[524] Татарской языкъ, рисованіе, стрѣльба, моціонъ и чтеніе. —

[525] [23 августа.] Немного лѣнился и нѣсколько разъ недостало энергіи; имянно: сказать Сулимовскому, что мѣшаетъ, [87]и заговорить съ сосѣдкой. — 24. Встать до солнца, пить чай[526] не садясь, и учить Т[атарскія] слова. Писать романъ до обѣда, послѣ обѣда Татарскій языкъ, рисованіе, стрѣльба и читать.

[25 августа]. 25. Вчера была у меня козачка.[527] Я почти всю ночь не спалъ... Не выдержалъ характера [[5]]. Всталъ поздно; пришелъ Алексѣевъ, онъ начинаетъ мнѣ надоѣдать своими глубокомысленными разсужденіями, выраженными напыщенными словами, объ всемъ; между тѣмъ какъ видно, что у него нѣтъ никакого убѣжденія.[528] Онъ добръ душою, но не разумно. — Читалъ, работать полѣнился. — Спалъ послѣ обѣда, пріѣхалъ Садо; я ему очень обрадовался; но не рѣшился насчетъ отдачи денегъ за выстрѣлъ.[529] Не отдамъ, а возьму лошадь. — Вечеромъ лѣнился. Завтра въ Хамаматъ Юртъ: охота и возиться съ Татарами, постараюсь внушить имъ уваженіе. Давно уже не былъ я въ опасности — скучно. Завтра пойду на дорогу. —

26 Августа. — Черезъ Терекъ нельзя было переѣхать, по крайней мѣрѣ, такъ говорили козаки. Я мало настаивалъ; да притомъ-же впередъ не распорядился. — Цѣлый день ничего не дѣлалъ — Садо мѣшалъ. Шлялся вечеромъ по станицѣ, дѣвокъ смотрѣлъ. Пьяный Япишка вчера сказалъ, что съ Саламанидой дѣло на ладъ идетъ. Хотѣлось бы мнѣ ее взять и отчистить. Хотѣлъ на охоту идти завтра, съ вечера не распорядился. —

Съ утра писать романъ, джгитовать, по Татарски учиться и дѣвки. —

4[530] Сентября. — Ко мнѣ приѣхалъ братъ съ Балтою 27 числа.[531] 28 минуло мнѣ 23 года. Много ра[зс]читывалъ я на эту эпоху, но къ несчастію я остаюсь все тѣмъ-же, въ нѣсколько дней я [не]успѣлъ передѣлать все то, чего не оправдываю. Рѣзкіе перевороты невозможны. — Имѣлъ женщинъ, оказался слабъ во многихъ случаяхъ — въ простыхъ отношеніяхъ съ людьми, въ опасности, [88]въ карточной игрѣ, и все также одержимъ ложнымъ стыдомъ. — Много вралъ. — Ѣздилъ Богъ знаетъ зачѣмъ въ Грозную; не подъѣхалъ къ Баряти[нскому]. Проигралъ сверхъ того, что было въ карманѣ, и, приѣхавши назадъ, цѣлый день не спросилъ у Алексѣева денегъ, какъ того хотѣлъ. — Лѣнился очень много; и теперь не могу собрать мыслей и пишу, а писать не хочется.

————
[89]
[1852 г.]
1-ая Чеченская пѣсня Балты.

1 Февраля 1852. Староглад[ковская].

Су саина техна мірьера кахбе кашдако вавей ерикъ дацехъ. —

Я сама бы себя убила, ежели бы люди, когда будутъ копать

мнѣ могилу, не сказали бы, что я блять. —

Су еда хоріера ара наха кахбе лёръ лахо нахе бехеръ дацеаръ

Я бы побѣжала въ полѣ — блядской слѣдъ[532] пошла искать —

скажутъ люди. —

[533] Цигель еріеръ яльче даохилли уоха иличенъ цака ерихаръ

Улечу я[534] на небо — боюсь, не сойдти бы мнѣ дождемъ. —

соухоельхачи цуккерю цуни ка хейкарда керю.

Ежели сойду дождемъ, боюсь — выростетъ у него хлѣбъ. —

Со латыхъ xopièpa буцхелле халіелерна цакирахъ

Я въ землю пошла бы, да я травой вырости боюсь.

[535] Оцеканти шинстаре еаренакерю оцекантъ ере яле метечатсонъ

[536] Мой женихъ, пара быковъ, боюсь, меня бы не съѣли, отъ

моего жениха некуда дѣваться.

2-ая Ч[еченская] пѣсня[537] Садо.

Алалу вададай шилюка шаи-ина баба вай — анни

Ай Аай — ай ай ай! не пріятно, родимая матушка, в тёсовой

бажелера сёцъ онашле и хунда балейна хаи хунъ

конюшнѣ молодецкаго коня зачѣмъ привели, ты знаешь ли? [90]

Вай да да дай! ваим берчиръ арджемажеръ и хунде

Аяй аиай ай, чье крымское ружье виситъ у насъ на стѣнѣ

еина хащ хунъ? хо лахо воучу гюрджи еле еина.

зачѣмъ его принесли, знаешь ли?[538] Пришелъ тебя сватать

груз[инскій] Князь, онъ и принесъ его. —

Са нана сеидегуо теце еуцо ассайна лахна буисинахъ де денъ

кантъ. —

Матушка! не[539] лежитъ къ нему сердце; я сама себѣ сыскала

такого молодца, который изъ ночи день дѣлаетъ. —

Вададай баба ваимберчире гюрджиндаріи и хунда

— — — — матушка, Тифлисскій канаусъ на стѣнѣ зачѣмъ онъ[540]

диана хамхунъ. хаехунвоучу. — Ка те да аишике

здѣсь виситъ? — Тотъ, кто тебя сватаетъ тотъ и принесъ.

Суонца віèза Гюржиехъ іохушъ даріешъ кіеханкантъ

Я не люблю тѣхъ жениховъ к[отор]ые ѣздютъ въ Грузію за

товаромъ,

Са нана сеигуртеха маяка со хайна езахъ.

Матушка! ежели ты меня любишь, не губи ты мою голову.[541]

Буисанахъ дедина кантъ виа юёлчъ, маршъ.

К[отор]ый ночь днемъ дѣлаетъ, пришелъ ко мнѣ. Прощай,

сила сонана дука кереахсо со хунце юада марія. —

Матушка [много][542] ты меня стращала, теперь я иду зa мужъ. —

Дала мукало хунцихъ со сай куртень іокху ееле. —

Слава Богу — теперь вышла моя голова на волю. —

5 Февраля 1852 (Николаевка — ѣду въ отрядѣ). Я[543] равнодушенъ къ жизни, въ к[отор]ой слишкомъ мало испыталъ счастія, чтобы любить ее; поэтому не боюсь смерти. — Не боюсь и страданій; но боюсь, что не съумѣю хорошо перенести страданій и смерти. — Я не совершенно спокоенъ; и замѣчаю это потому, что перехожу отъ однаго расположенія духа и взгляда на м[ногія] положенія къ другому. Странно, что мой [91]дѣтскій взглядъ — молодечество — на войну, для меня самый покойный. [544] Во многомъ я возвращаюсь къ дѣтскому взгляду на вѣщи.

1852 года Февраля 28. Въотрядѣ (около Тепликичу). Никогда въ дѣйствительности не оправдывалъ я для себя самаго ожиданій своего воображенія. —

Я желалъ, чтобы судьба ставила меня въ положенія трудныя, для которыхъ нужны сила души и добродѣтель. Воображеніе мое любило представлять мнѣ эти положенія, а внутреннее чувство говорило, что[545] у меня достанетъ для нихъ силы и добродѣтели. Самолюбіе мое и увѣренность въ силѣ своей души росли, не находя опроверженій. — Случаи, въ которыхъ я могъ оправдать свою увѣренность, но не оправдывалъ ее, я извинялъ тѣмъ, что[546] мнѣ представлялось слишкомъ мало трудностей, и я не употреблялъ всѣхъ силъ своей души. —

Я былъ гордъ, но гордость моя не опиралась на дѣлахъ, но на твердой надеждѣ, что я способенъ на все. — Отъ этаго наружная гордость моя не имѣла увѣренности, твердости и постоянства, я изъ крайней надменности переходилъ въ излишнюю скромность. —

Состояніе мое во время опасности открыло мнѣ глаза. — Я любилъ воображать себя совершенно хладнокровнымъ и спокойнымъ въ опасности. Но въ дѣлахъ 17 и 18 числа я не былъ такимъ. Отговорки, которую я обыкновенно употреблялъ, что[547] опасность не была такой[548] великой, какую я воображалъ, нѣтъ у меня. — Это былъ единственный случай показать всю силу своей души. И я былъ слабъ и поэтому собою не доволенъ. —

Я только теперь[549] понялъ,[550] что обманчива увѣренность[551] въ будущія[552] дѣла, что можно расчитывать на себя только въ томъ, что уже испыталъ. Что увѣренность эта уничтожаетъ самую [92]силу, и что надо[553] ни одинъ случай не считать ничтожнымъ для того, чтобы приложить въ немъ всѣ[554] силы.

Однимъ словомъ, не откладывать до завтра, что можно сдѣлать сегодня.

Какъ ни просто это правило, какъ ни часто я его слышалъ, я понялъ и созналъ его истину, только теперь.[555]

Есть только одинъ извѣстный путь, по которому мысль можетъ перейти въ убѣжденіе.[556]

20 Марта 1852. Старогладовская. — Сейчасъ перечелъ я свой старый дневникъ съ Іюля 1851 года, и кое что написанное въ этой книгѣ. — Удовольствие, которое доставило мнѣ это чтеніе, заставляетъ меня продолжать дневникъ, чтобы на будущее время приготовить себѣ такое же удовольствіе. — Нѣкоторыя мысли, написанныя въ этой книгѣ, поразили меня иныя своей оригинальностью, иныя своей вѣрностью. Мнѣ кажется, что я уже потерялъ способность писать и думать такъ бойко и смѣло; правда, смѣлость эта часто соединена съ парадоксальностью; но за то и больше увѣренности.([557]) —

Надо признаться, что одно изъ главныхъ стремленій моей жизни — было увѣриться въ чемъ нибудь — твердо и неизмѣнно. — Неужели съ годами рождаются и сомнѣнія? Въ дневникѣ я нашелъ много пріятныхъ воспоминаний — пріятныхъ только потому, что они воспоминанія. — Все время, которое я велъ дневникъ, я былъ очень дуренъ, направленіе мое было самое ложное; отъ этаго изъ всего этаго времени нѣтъ ни одной минуты, которую бы я желалъ возвратить такою, какою она была; и всѣ перемѣны, которыя бы я желалъ сдѣлать, я бы желалъ ихъ сдѣлать въ самомъ себѣ.

Лучшія воспоминанія мои относятся къ милой Волконской. —

Во всемъ дневникѣ видна одна главная идея и желаніе: это [93]избавиться отъ тщеславія, которое подавляло собой и портило всѣ наслажденія, и отыскиваніе средствъ избавиться отъ него. —

Я пересталъ писать дневникъ почти уже семь мѣсяцевъ. Сентябрь провелъ я въ Старогладовской, то въ поѣздкахъ въ Грозную и Старый Юртъ; ѣздилъ на охоту, волочился за казачками, пилъ, немного писалъ и переводилъ. Въ Октябрѣ мѣсяцѣ я съ братомъ поѣхалъ въ Тифлисъ для опредѣленія на службу. Въ Тифлисѣ провелъ мѣсяцъ въ нерѣшительности: что дѣлать, и съ глупыми тщеславными планами въ головѣ. — Съ Ноября мѣсяца я лечился, сидѣлъ цѣлыхъ 2 мѣсяца, т. е. до новаго года, дома; это время я провелъ хотя и скучно, но спокойно и полезно — написалъ всю первую часть. — Генварь я провелъ частью въ дорогѣ, частью въ Старогл[адковской], писалъ, отдѣлывалъ первую часть, готовился къ походу и былъ спокоенъ и хорошъ. — Февраль провелъ въ походѣ — собою былъ доволенъ. — Начало Марта говѣлъ, скучаю, и лѣнюсь. — Отправляясь въ походъ, я до такой степени приготовилъ себя къ смерти, что не только бросилъ, но и забылъ про свои прежнія занятія, такъ что теперь мнѣ труднѣе, чѣмъ когда нибудь, снова приняться за нихъ. —

Хотя все это время я о себѣ очень мало думалъ, но мысль о томъ, что я сталъ гораздо лучше прежняго, какъ-то закралась въ мою душу — и даже сдѣлалась убѣжденіемъ. Дѣйствительно-ли я сталъ лучше? Или это только такая же надмѣнная увѣренность въ своемъ исправленіи, которую я всегда имѣлъ, когда впередъ опредѣлялъ себѣ будущій образъ жизни? —

Сколько я могъ изучить себя, мнѣ кажется, что во мнѣ[558] преобладают 3 дурныя страсти: игра, сладострастіе и тщеславіе. — Я уже давно убѣдился въ томъ, что добродѣтель, даже въ высшей степени, есть отсутствіе дурныхъ страстей; поэтому, ежели дѣйствительно я уничтожилъ въ себѣ хотя сколько нибудь преобладающія страсти, я смѣло могу сказать, что я сталъ лучше. — Разсмотрю каждую изъ этихъ 3 страстей. —[559] Страсть къ игрѣ проистекаетъ изъ страсти къ деньгамъ, но большей частью (особенно тѣ люди, которые больше проигрываютъ, чѣмъ выигрываютъ), разъ начавши играть отъ нечего дѣлать, изъ [94]подражанія[560] и изъ желанія выиграть, не имѣютъ страсти къ выигрышу, но получаютъ новую страсть къ самой игрѣ — къ ощущеніямъ. — Источникъ этой страсти, слѣдовательно, въ одной привычкѣ; и средство уничтожить страсть — уничтожить привычку. — Я такъ и сдѣлалъ. Послѣдній разъ я игралъ въ концѣ Августа — слѣдовательно, слишкомъ 6 мѣс[яцевъ], и теперь не чувствую никакого позыва къ игрѣ. Въ Тифлисѣ я сталъ играть съ[561] маркеромъ на партіи и проигралъ ему что-то около 1000 партій; въ эту минуту я могъ-бы проиграть все. Слѣдовательно, уже разъ усвоивъ эту привычку, она легко можетъ возобновиться; и поэтому, хотя я[562] не чувствую желанія играть, но я всегда долженъ избѣгать случая играть, что я и дѣлаю, не чувствуя никакого лишенія. —

Сладострастіе имѣетъ совершенно противуположное основаніе: чѣмъ больше воздерживаешься, тѣмъ сильнѣе желаніе. — Есть двѣ причины этой страсти: тѣло и воображеніе. — Тѣлу легко противустоять, воображенію-же, которое дѣйствуетъ и на тѣло, очень трудно. — Средство противъ какъ той, такъ и другой причины есть трудъ и занятія, какъ физическія — гимнастика, такъ и моральныя — сочиненія. — Впрочемъ, нѣтъ. — Такъ [какъ] это влеченіе естественное и которому удовлетворять я нахожу дурнымъ только по тому неестественному положенію, въ которомъ нахожусь (холостымъ въ 23 года), ничто не поможетъ, исключая силы воли и молитвы къ Богу — избавить отъ искушенія. — Я имѣлъ женщину въ Сентябрѣ, — въ концѣ, и еще въ Тифлисѣ 4 мѣсяца тому назадъ. —

Тщеславіе есть страсть непонятная — одно изъ тѣхъ золъ, которыми, какъ повальными болѣзнями — голодомъ, саранчей, войной — Провидѣніе казнитъ людей. — Источниковъ этой страсти нельзя открыть; но причины, развивающія ее, суть: бездѣйствіе, роскошь, отсутствіе заботъ и лишеній. —

[563] Это какая то моральная болѣзнь вродѣ проказы, — она не разрушаетъ одной части, но уродуетъ все, — она понемногу и незамѣтно закрадывается и потомъ развивается во всемъ организмѣ; [95]нѣтъ ни однаго проявленія, которое бы она не заразила, — она какъ венерическая; ежели изгоняется изъ одной части, съ большей силой проявляется въ другой. — Тщеславный человѣкъ незнаетъ ни истинной радости, ни горя, ни любви, ни страху, ни отчаянія, ни ненависти — все неестественно, насильственно.[564] Тщеславіе есть какая-то недозрѣлая любовь къ славѣ, какое-то самолюбіе, перенесенное въ мнѣніе другихъ — онъ любитъ себя не такимъ, какимъ онъ есть, а какимъ онъ показывается другимъ. — Эта страсть чрезвычайно развита въ нашь вѣкъ, надъ ней смѣются; но ее не осуждаютъ; потому что она не вредна для другихъ. Но за то для человѣка, одержимаго ей, она хуже всѣхъ другихъ страстей — она отравляетъ все существованіе. Исключительная черта этой страсти, общая проказѣ, есть чрезвычайная прилипчивость. — ⟨Мнѣ кажется, однако, что, разсуждая объ этомъ, я открылъ источникъ этой страсти — это любовь къ славѣ. —⟩

Я много пострадалъ отъ этой страсти — она испортила мнѣ лучшіе года моей жизни и на вѣкъ унесла отъ меня всю свѣжесть, смѣлость, веселость и предпріимчивость молодости. —

Не знаю какъ, но я[565] подавилъ ее, и даже впалъ въ противуположную крайность: я остерегаюсь всякаго проявленія,[566] обдумываю впередъ, боясь[567] впасть въ прежній недостатокъ. — Не знаю, случай или Провидѣніе сдѣлали такъ, что страсть эта рѣдко удовлетворялась, такъ что я испытывалъ только однѣ страданія, которыя она доставляетъ; или вліяніе брата, который почти не понимаетъ, что такое тщеславіе, или отдаленіе отъ тщеславнаго круга и[568] образъ жизни, который заставилъ меня смотрѣть съ серьезной точки на свое положеніе, только я уничтожилъ совершенно эту страсть во время моей болѣзни въ Тифлисѣ. — Не могу сказать, чтобы страсть эта была совершенно уничтожена; потому что часто я жалѣю о наслажденіяхъ, которыя она мнѣ доставляла, но, по крайней мѣрѣ, я понялъ жизнь безъ нее и приобрелъ привычку удалять ее. Я только недавно испыталъ въ первый разъ послѣ дѣтства чистыя [96]наслажденія молитвы и любви. — Еще по дневнику по моему прошлой зимой видно, что я хотѣлъ истребить эту страсть; но я нападалъ только на тѣ проявленія, которыя были мнѣ непріятны, не понявъ того, что ее нужно выдернуть съ корнемъ, чтобъ отъ нее избавиться. — Мнѣ кажется, что теперь я это сдѣлалъ; но еще имѣю наклонность къ ней, и поэтому долженъ остерегаться новой заразы.

20 Марта. Всталъ въ 9-омъ часу. Очень болѣли зубы передъ разсвѣтомъ. Частью отъ лѣни, частью отъ болѣзни, не пошелъ на ученье. — Читалъ старый дневникъ и писалъ новый до обѣда. — Алексѣевъ все также скученъ — тѣ же безконечные разсказы о вѣщахъ, к[отор]ыя никого занимать не могутъ; тоже неумѣніе слушать, и робкой, нетвердый взглядъ.[569] Должно быть мой взглядъ на него дѣйствуетъ и отъ этаго мнѣ какъто совѣстно на него смотрѣть. — (Юнкеръ Махинъ). Послѣ обѣда писалъ, пришелъ Дурда, помѣшалъ мнѣ; но мнѣ совѣстно было его выгнать, потому что прежде я его принималъ хорошо. — Онъ долженъ быть хитрый плутъ, разсказывалъ мнѣ про стычку Хаджи-Мюрата съ Арсланъ-Ханомъ зa мечеть. — Интересно бы было ихъ посмотрѣть. — Дурда сталъ отчего-то очень добренькимъ и хорошаго мнѣнія о Русскихъ; а прошлаго года съ гордостыо разсказывалъ, какъ онъ билъ козаковъ.

Странно, что ни одинъ изъ пропасти Чеченцовъ, которые трутся около Русскихъ, не показалъ тѣхъ дорогъ, к[отор]ыя показалъ Бота; а они всѣ очень корыстолюбивы. — Когда я спрашивалъ объ этомъ Дурду, онъ мнѣ сказалъ, что вѣрно Бота очень разсердился. Съ какой стати я разсказывалъ Дурдѣ, что я самъ видѣлъ, какъ Бота струсилъ отъ гранаты, когда я не видалъ этаго? — Послѣ Дурды я пошелъ къ Яновичу; но умыселъ другой тутъ былъ. Съ тѣхъ поръ, какъ я встрѣтилъ Помчишку (должно быть не нечаянно съ ея стороны), она мнѣ часто лѣзетъ въ голову, a мнѣ труднѣе стало удерживаться. — У Яновича былъ Юнкеръ; но онъ мнѣ такъ не понравился, что я, увидавъ, не взошелъ въ комнату. — Когда мы пошли съ Янов[ичемъ], я чему-то смѣялся и мнѣ хотѣлось, какъ говорить Николинька, поиграть въ голышку. — Дай Богъ, [97]чтобы почаще приходило это расположеніе духа. Я давно не былъ такъ веселъ, какъ сегодня,[570] это потому, что занимался. — Сколько выгодъ, кажется, въ[571] трудѣ; а въ лѣни ни пользы, ни удовольствія, и все-таки она большей частью беретъ верхъ. — Яновичь такъ мнѣ нравится своей добродушной, откровенной скромностью, что въ нѣсколько дней привыкъ къ нему, какъ къ старому знакомому. — Я съ нимъ игралъ въ шахматы разсѣянно и торопливо, дѣлалъ гимнастику, при чемъ присутствовалъ и Сулимовскій. Потомъ, не знаю съ какой стати, я позвалъ Дмитрія и смѣялся надъ нимъ. Это было глупо. Еще сыгралъ нѣсколько партій также дурно въ шахматы, и Ян[овичъ] пошелъ ужинать, а я сѣлъ писать письма Валер[ьяну] и Андрею. Я сочинилъ эти письма въ то время, когда получилъ письмо Андр[ея]; тогда я былъ сердитъ и мнѣ казалось очень хорошо; теперь же, напротивъ, былъ въ хорошемъ расположеніи духа; и изъ этаго соединенія двухъ расположеній вышли письма, к[отор]ыя мнѣ не нравятся.[572] Досада и выраженія совершенно женскія. Читалъ Тіера и ложусь спать 1/2 12-го. —

Завтра встану по раньше и постараюсь провести день какъ можно полнѣе. — Проклятая лѣнь! Какой бы я былъ славный человѣкъ, коли бы она мнѣ не мѣшала. — Я безпокоюсь и скучаю о братѣ — мнѣ все лѣзутъ скверныя мысли на этотъ счетъ въ голову. —

21 Марта. — Я всталъ въ 8-мъ часу, прочелъ главу Тіера во время чаю; потомъ пошелъ съ Дмитріемъ и съ собаками походить. — Что было съ моей стороны довольно глупо; потому что лучше было итти на ученіе: а еще лучше совсѣмъ не ходить; потому что я опять простудилъ зубы. — Ничего не затравилъ, пришелъ домой и переводилъ до обѣда; за обѣдомъ говорилъ о пожарахъ съ Хилковскимъ и довольно хорошо. Славный старикъ! — Простъ (въ хорошемъ значеніи слова) и храбръ. — Въ этихъ двухъ качествахъ я увѣренъ; и притомъ[573] его наружность не исключаетъ, какъ наружность С[улимовскаго] все хорошее. — А[лексѣевъ] увлекся сѣномъ и взглядь [98]его былъ твердъ. — Я совершенно убѣжденъ, что тщеславіе происходитъ отъ физическаго и моральнаго бездѣйствія. — Послѣ обѣда переписывалъ 1-ую часть и работалъ безъ всякаго принужденія. Дай Богъ, чтобы это всегда такъ было. — Приѣхалъ Султановъ въ восторгѣ отъ того, что получилъ собакъ. Замѣчательная и оригинальная личность. Ежели бы у него не было страсти къ собакамъ, онъ бы былъ отъявленной мерзавецъ. —

Эта страсть болѣе всего согласна съ его натурой. — Приѣхалъ братъ, я разсказывалъ ему, какъ мнѣ непріятно было написать неправду въ отзывѣ, который отъ меня требовали, надѣясь, что онъ меня совершенно успокоитъ на этотъ счетъ, сказавъ, что это пустяки; напротивъ, онъ находитъ, что я сдѣлалъ скверно. — Странно, какъ онъ съ своими рыцарскими правилами чести, которымъ онъ всегда вѣренъ, можетъ уживаться и даже находить удовольствіе съ здѣшними офицерами. — Отчего намъ съ нимъ какъ-то неловко съ тѣхъ поръ, какъ я приѣхалъ изъ Тифлиса? — Не оттого-ли, что мы слишкомъ полюбили, идеализировали другъ друга заочно; и ожидали[574] другъ отъ друга слишкомъ много? — Порядокъ занятій, который я принялъ, т. е. утромъ переводъ, послѣ обѣда коректура и вечеромъ повѣсть — очень хорошъ. — Не знаю только, когда гимнастику; а это непремѣнно нужно — какое нибудь упражненіе каждый день. — Теперь 11-й часъ, я ужинаю и сейчасъ лягу спать. —

Когда занимаешься, то время идетъ такъ скоро, что хотѣлось бы остановить его. Въ праздности оно идетъ такъ тихо, что хотѣлось бы гнать его. — Что пріятнѣе? Трудно рѣшить. — Знаю только то, что въ воспоминаніяхъ одинъ день, проведенный въ занятіяхъ,[575] ровняется тремъ празднымъ. — По этому разсчету въ праздные дни время должно бы было идти скорѣе, а выходитъ на оборотъ. —

22 Марта. — Всталъ въ 10-мъ часу, потому что ночью болѣли зубы — такъ сильно, что я въ просонкахъ охалъ и вскрикивалъ. — Выпилъ два стакана кофе, чтобы противодѣйствовать [99]камфарѣ, которой я много поглоталъ по случаю зубной боли, и послѣ этаго потѣлъ цѣлое утро. Пришелъ братъ и Яновичь; они мнѣ немного помѣшали, но я продолжалъ переводить. Обѣдалъ дома; послѣ обѣда немного залѣнился; хотя и работалъ, но не такъ усердно, какъ вчера. — Убѣдился въ томъ, что камфара не уничтожила дѣтородныя силы. — Коректуръ сдѣлалъ не такъ много, какъ вчера, и не такъ чисто; а это главное, чтобы не надоѣлъ трудъ. Проигралъ Яновичу двѣ партіи въ шахматы — безъ царицы; и въ этомъ видно, какъ онъ скроменъ. — Не продолжалъ повѣсть частью оттого, что не успѣлъ, а частью оттого, что я сильно начинаю сомнѣваться въ достоинствѣ первой части. — Мнѣ кажется слишкомъ подробно, растянуто и мало жизни. Подумаю объ этомъ. —

Сладострастіе сильно начинаетъ разигриваться — надо быть осторожнымъ. — Упражненія почти никакого не дѣлалъ; нельзя выходить отъ вѣтра, а дома скучно. —

Теперь 1/2 12-го, ложусь спать, — днемъ своимъ доволенъ.—

23 Марта. — Всталъ въ 7 часовъ, погода была славная, поѣхалъ на охоту, проѣздилъ по бурунамъ до часу. Убилъ двухъ утокъ. — Опоздалъ къ обѣду и ѣлъ дома. Послѣ обѣда пришли Х[илковскій] и Я[новичъ] — дѣлать гимнастику. — Х[илковскій] мнѣ очень нравится, но онъ какъ-то на меня непріятно дѣйствуетъ, мнѣ неловко на него смотрѣть, такъ, какъ мнѣ бывало неловко смотрѣть на людей, въ которыхъ я влюбленъ. — Получена бумага о моемъ зачисленіи. — Я плохо что-то дѣлалъ гимиастику. Х[илковскій] меня осрамилъ, главное, отъ того, что торопился. — Послѣ гимнастики съигралъ двѣ партіи въ шахматы и заснулъ сладкимъ чудеснымъ сномъ до 10-го часу, пошелъ ужинать. А[лексѣева] нѣтъ — онъ поѣхалъ въ Кизляръ, поэтому за ужиномъ не было скучно. — Послѣ ужина пошелъ съ братомъ и Я[новичемъ] къ Х[илковскому], а оттуда къ себѣ. Н[иколинька] что-то очень былъ веселъ, и, признаюсь, мнѣ непріятно было смотрѣть на его веселость, потому что онъ какъ-то несообразно и некрасиво бываетъ веселъ. — [[10]] Я утромъ еще былъ въ нерѣшительности: заниматься-ли въ Воскресеніе, или нѣтъ? Такъ случилось, что ежели бы я и хотѣлъ, то не могъ бы заниматься вчера — я даже не успѣлъ написать дневника и пишу его сегодня, 24-го въ 8 ч[асовъ] [100]утра — поэтому рѣшилъ разъ навсегда, что Воскресенія и большие праздники будутъ днями отдыха. —

24 Марта. Всталъ въ 7 часовъ, написалъ вчерашній дневникъ, пилъ чай, читалъ; переводилъ до 11 часовъ. Въ 11 поѣхалъ на охоту на жеребчикѣ, котораго взялъ у брата; приѣхалъ къ обѣду, къ А[лексѣеву], котораго еще не было. — Мнѣ было очень непріятно, что я былъ безъ формы, и я, какъ дитя, боялся, чтобы не приѣхалъ А[лексѣевъ] и не сдѣлалъ замѣчанія. Послѣ обѣда учился, и тесачные пріемы, какъ нелѣпая выдумка, мнѣ ужасно опротивѣли. — Получилъ письмо отъ Сережи — его совѣты и разсужденія мнѣ были очень непріятны; потому что напомнили слишкомъ хорошо Тулу. — Немного подѣлалъ коректуры, пришелъ Я[новичъ], фехтовалъ. Мнѣ кажется, что мы ни до чего не дойдемъ. — Пришелъ братъ, игралъ въ шахматы, пошелъ ужинать. — Теперь 1-й часъ, ложусь спать. — Завтра праздникъ, я буду дѣлать только коректуры и тоже, ежели ничего лучше предстоять не будетъ. —

Молитва: Отче, Богородица, помянуть родныхъ живыхъ и усопшихъ; потомъ: Избави меня, Господи, отъ тщеславія, нерѣшительности, лѣности, сладострастія, болѣзней и безпокойства душевнаго; дай мнѣ, Господи, жить безъ грѣха и страданій и умереть безъ отчаянія и страху — съ вѣрой, надеждой и любовью предаюсь волѣ Твоей. —

Матерь Божія и Ангелъ Хранитель, помолите обо мнѣ Господа. —

27 Марта, утро. 25-го всталъ въ 7, читалъ, дѣлалъ коректуры, въ 11 поѣхалъ ѣздить жеребчика, былъ у брата, встрѣтилъ Х[илковскаго], Я[новича] и А[лексѣева]. Потомъ обѣдалъ. За обѣдомъ былъ разговоръ о[576] томъ, какъ трудно дѣлать добро. — Почувствовалъ зубную — оказался нарывъ на диснѣ, который меня мучилъ до 4 часовъ нынѣшняго утра. — Вчера заходилъ братъ и съ свойственной ему милой и смѣшной откровенностью разсказывалъ, что онъ былъ 2 раза пьянъ — какъ жалко. — Я метался, но не охалъ. — Читалъ О[течественныя] 3[аписки] за Февраль. Проселочныя дороги очень хороши, но жаль, что подражаніе. — Нынче буду дѣлать коректуры, можетъ быть и писать. — [101]

27 Марта,[577] 12 ч. ночи. Хотя несовсѣмъ здоровилось, я дѣлалъ коректуры до 11 часовъ, — и дѣлалъ коректуры несовсѣмъ чисто и отчетливо; обѣдалъ, почиталъ и продолжалъ туже работу, пришелъ братъ, я ему читалъ писанное въ Тифлисѣ. По его мнѣнію не такъ хорошо, какъ прежнее, а по моему ни къ чорту не годится. — Хотѣлъ облегчить свой трудъ; но писаря переписывать не могутъ; слѣдовательно, нужно работать одному. — По случаю одной статьи А. Дюма о музыкѣ, я вспомнилъ, какого огромнаго наслажденія я лишенъ здѣсь. — Почти всѣ мечты счастія разрушены дѣйствительностью въ моемъ воображеніи, исключая счастія артиста. — Я хотя въ очень несовершенномъ видѣ, но испыталъ его въ деревнѣ, въ 1850 году. —

Завтра буду переписывать, писать письмо С[ережѣ] и обдумаю 2-й день: можно ли его исправить или нужно совсѣмъ бросить? —

Нужно безъ жалости уничтожать всѣ мѣста неясныя, растянутыя, неумѣстныя, однимъ словомъ неудовлетворяющія, хотя бы они[578] были хороши сами по себѣ. —

Постоянство и рѣшительность — вотъ два качества, которыя обезпечиваютъ успѣхъ во всякомъ дѣлѣ. Ложусь спать, 1/2 перваго. —

28 Марта. 1/2 11 ночи. — Зубы болѣли всю ночь; рано утромъ пришелъ Н[иколинька], я не спалъ. Мы напились чаю — онъ поѣхалъ на охоту; а я почиталъ немного и сталъ писать. Писалъ мало, подъ тѣмъ предлогомъ, что боленъ. Хотя действительно я чувствовалъ себя слабымъ и шла безпрестанно слюня, это былъ одинъ предлогъ. Я легъ спать и проспалъ до 2-хъ, потомъ читалъ Антона горемыку и болталъ и игралъ въ шашки съ приѣхавшими Б[уемскимъ], Л[адыженскимъ][579] и Я[новичемъ]. — Братъ спрашивалъ у меня: пойду ли я къ А[лексѣеву] есть фасоль?, я отвѣчалъ ему съ досадой — это было глупо. Привезли коробочку и мнѣ стало жалко отослать ее къ Садѣ. Глупость! Отошлю съ Б[уемскимъ]. Надо какъ можно болѣе остерегаться простуды и лѣни. — Напишу письмо С[ережѣ] и лягу спать. — [102]

29 Марта. Всталъ въ 10-мъ часу, зубы не болѣли, однако, подъ предлогомъ слабости и тоже потому что Б[уемскій] мѣшалъ, долго не принимался за дѣло. Въ 11 часовъ пришли Н[иколинька], Л[адыженскій], Я[новичъ] и Х[илковскій] и помѣшали мнѣ. Фихтовалъ довольно хорошо. — Были два Нагайца. Коновала мнѣ рѣшительно не нужно. Абилезу не могъ отказать 2 р.[580] дать завтра, надо дать 1, потому что всего 4. — Обѣдалъ, писалъ довольно мало. Ѣздилъ въ баню, опять пришли Господа. —

Съ нѣкотораго времени меня сильно начинаетъ мучать[581] раскаяніе[582] въ утратѣ лучшихъ годовъ жизни.[583] И это съ тѣхъ поръ, какъ я началъ чувствовать, что я бы могъ сдѣлать что нибудь хорошее. — Интересно бы было описать ходъ своего моральнаго развитія; но не только слова, но мысль даже недостаточна для этаго. —

Нѣтъ границъ великой мысли, но уже давно писатели дошли до непреступной границы ихъ выраженія. — Игралъ въ шашки, ужиналъ, ложусь спать. — Меня мучитъ мелочность моей жизни — я чувствую, что это потому, что я самъ мелоченъ; а всетаки имѣю силу презирать и себя и свою жизнь. — Есть во мнѣ что-то, что заставляетъ меня вѣрить, что я рожденъ не для того, чтобы быть такимъ, какъ всѣ. — Но отъ чего это происходитъ? Несогласіе ли — отсутствіе гармоніи въ моихъ способностяхъ, или дѣйствительно я чѣмъ нибудь стою выше людей обыкновенныхъ? — Я старъ — пора развитія или прошла, или проходитъ; а все меня мучатъ жажды.... не славы — славы я не хочу и презираю ее; а принимать большое вліяніе въ счастіи и пользѣ людей. — Неужели я-таки и сгасну съ этимъ безнадежнымъ желаніемъ? — Есть мысли, которыя я самъ себѣ не говорю; а такъ дорожу ими, что безъ нихъ не было бы для меня ничего. — Я писалъ повѣсть съ охотой; но теперь презираю и самый трудъ, и себя, и тѣхъ, которые будутъ читать ее; ежели я не бросаю этотъ трудъ, то только въ надеждѣ прогнать скуку, получить навыкъ къ работѣ [103]и сдѣлать удовольствіе Т[атьянѣ] А[лександровнѣ]. Ежели[584] примѣшивается тутъ тщеславная мысль, то она такъ невинна, что я извиняю ее въ себѣ, и приносить пользу — дѣятельность. —

Тщеславія я такъ боялся и такъ презираю, что не надѣюсь, чтобы удовлетвореніе его доставило мнѣ какое нибудь удовольствие. А надо надѣяться на это, потому что иначе, что останется — изъ чего двигаться? Любовь, дружба! Невольно и эти два чувства я принимаю за увлеченіе, обманъ молодаго воображенія. — Развѣ они доставляли мнѣ счастіе? — А можетъ-быть я только былъ несчастливъ. — Одна эта надежда поддерживаетъ желаніе жить и стараться. — Ежели возможно счастіе, полезная дѣятельность, и я испытаю ихъ, по крайней мѣрѣ я буду въ состояніи пользоваться ими. — Господи помилуй. —

30 М. День Пасхи. — Спалъ хорошо и всталъ поздно, въ 10 ч[асовъ]. Я имѣю иногда глупость, съ цѣлью испытать, не уничтожились ли во мнѣ производительныя силы, есть очень много горячительнаго — это я сдѣлалъ и вчера; поэтому у меня была п....... и я былъ безпокоенъ цѣлой день. — Нужно стараться какъ можно меньше возбуждать сладострастіе.

Я въ первый разъ послѣ трехъ дней вышелъ, ходилъ по двору до 11 ч[асовъ]; въ 11 пришли ко мнѣ всѣ офицеры подъ хмѣлькомъ, и съ ними Бароневской,[585] въ немъ нѣтъ ничего замѣчательнаго, но какъ новое лицо, которое — я это чувствовалъ,[586] обращающее на меня напряженное вниманіе, онъ смутилъ меня. — Я отъобѣдалъ очень дурно дома; потому что отъ А[лексѣева] ни къ обѣду; ни къ ужину меня не приходили звать. — Я къ А[лексѣеву] больше не хожу ни обѣдать, ни ужинать. — Потомъ поѣхалъ верхомъ къ брату — у него компанія, пьянствующая.[587] — Поѣздилъ зa зайцами, видѣлъ однаго — подѣлалъ гимнастику, напился чаю и пошелъ къ брату, узнавъ отъ Б[уемскаго], что тамъ всѣ уже неблагопристойно пьяны. — Извѣстіе было вѣрно. Я засталъ ихъ тащившихъ какого-то старика въ хату. — Л[адыженскій] пьяный также глупъ и смѣшонъ, [104]какъ и трезвой. — Мой мальчуганъ — молодъ и милъ — онъ жмётъ руки и готовъ къ сердечнымъ изліяніямъ. Еще опытъ пьянства не научилъ его избѣгать нѣжничества, которое также несносно въ пьяномъ, какъ и въ трезвомъ. У него нѣтъ рутины пьянства. — Н[иколинька] насилу говоритъ и смотритъ на меня глазами, которые говорятъ: я съ тобой согласенъ, что это скверно, и что я жалокъ; но мнѣ это нравится. — Онъ пьяный чрезвычайно похожъ на пьянаго Арсеньева. — Предсказание Ермолова сбывается на немъ кнесчастію. — Ермоловъ забылъ сказать: или съума сойдетъ. — Мнѣ кажется, что я отъ скуки[588] рехнусь. — Презираю всѣ страсти и жизнь, а увлекаюсь[589] страстишками и тѣшусь жизнью. Я этаго не могу иначе объяснить, какъ привычкою увлекаться и жить. — Глупыя привычки!

До обѣда, часовъ въ 11 и до заката солнца, ч[асовъ] въ 6, надо[590] уставать. —

Нужно работать поусерднѣе; а то я начинаю лѣниться, — Ложусь спать 1/2 12-го. —

31 Марта. Просыпался въ 6 часовъ, перебудилъ всѣхъ; но отъ лѣни не всталъ и проспалъ до 9. — Пилъ чай, читалъ; пришелъ А[лексѣевъ] и помѣшалъ мнѣ заниматься до обѣда. — Онъ былъ такой добренькой, что я побоялся оскорбить его — ежели бы не пошелъ къ нему обѣдать. Передъ обѣдомъ немного помотался. Я становлюсь трусливъ. Надо принуждать себя делать вѣщи смѣлыя. Къ А[лексѣеву] я пришелъ, когда уже всѣ сидѣли за столомъ и братъ въ самомъ жалкомъ положеніи. Mнѣ такъ непріятно было на него смотрѣть, что я тотчасъ-же послѣ обѣда ушелъ и сталъ писать. Отдѣлалъ одну главу. Пришелъ Н[иколинька] въ томъ же видѣ. Я уѣхалъ на охоту и узналъ потомъ отъ Балты, что онъ на площади дѣлалъ безчинства. — Жалко, что онъ не знаетъ, какое большое для меня огорченіе видѣть его пьянымъ; я увѣренъ, что такъ какъ это доставляетъ ему очень мало удовольствія, онъ удержался бы. Непріятнѣе всего для меня то, что о немъ судятъ и сожалѣютъ люди, которые ногтя его не стоятъ; но они имѣютъ право о немъ сожалѣть. — [105]Послѣ охоты я болталъ съ Балтой до ужина; онъ мнѣ разсказалъ драматическую и занимательную исторію семейства Джеми. Вотъ сюжетъ для Кавказскаго разсказа. — Я пошелъ ужинать, но опять опоздалъ и пошелъ къ Я[новичу], оттуда домой. Читалъ немного, но безъ охоты и вниманія, поужиналъ, и теперь, 1/2 12, ложусь спать. — Ночью опять была п....... и днемъ плоть поигривала. — Днемъ былъ бы доволенъ, ежели бы не лѣнь. — Дмитрій пьетъ; ежели завтра будетъ то же — высѣку. — Ванюшка лѣниво переписываетъ. —

1-е Апрѣля. Опять просыпался въ 8-мъ, но заснулъ и проспалъ до 10-ти. Читалъ Современникъ, въ которомъ все очень дурно. — Странно, что дурныя книги мнѣ больше указываютъ на мои недостатки, чѣмъ хорошія. Хорошія[591] заставляютъ меня тѣрять надежду. Писалъ главу о молитвѣ, шло вяло. В[анюшка] переписываетъ дурно и вяло, но я не теряю надежды его приучить. Имѣлъ глупость пойдти обѣдать и скучалъ невыносимо. — Особенно натянутой А[лексѣевъ]. Послѣ обѣда нашелъ брата у себя, игралъ въ шахматы, потомъ писалъ. Пришла большая компанія, которая мнѣ надоѣдаетъ до нельзя. Пошелъ ужинать, не пошелъ къ брату, куда собралась вся компанія; а домой. Писалъ, писалъ, наконецъ, сталъ замѣчать, что разсужденіе о молитвѣ имѣетъ претензію на логичность и глубокость мыслей; а не послѣдовательно. Рѣшился покончить чѣмъ нибудь, не вставая съ мѣста, и сейчасъ сжегъ половину — въ повѣсть не помѣщу; но сохраню, какъ памятникъ. — У брата исторія зa какую-то дѣвку, которую онъ повалилъ вчера на площади. Глупо! Людямъ, которые смотрятъ на вѣщи съ цѣлью записывать, — вѣщи представляются въ превратномъ видѣ, я это на себѣ испыталъ. — Ложусь 1/2 1-го, однако завтра встану рано. —

2-е Апрѣля. Всталъ въ 9. Читалъ и писалъ. Мѣшалъ одинъ Б[уемскій] и то немного. Пошелъ обѣдать. Послѣ обѣда[592] читалъ и засадилъ В[анюшку], обѣщая ему помѣстить его мать на Грумантъ. Онъ стоитъ этаго. — Поѣхалъ на охоты, ничего не [106]видалъ, исключая очень хорошенькой Козачки. Ужиналъ и послѣ ужина писалъ до сихъ поръ — до 1/4 2-го. — 2-й день очень плох, нужно заняться имъ хорошенько. —

3-е Апрѣля. Всталъ въ 12-омъ часу; только что успѣлъ напиться чаю, позвали обѣдать. — Безъ А[лексѣева] совсѣмъ не такъ скучно; притомъ же нынче я былъ въ духѣ. — Послѣ обѣда пришелъ Н[иколенька], я предлагалъ ему читать 16 главу, онъ меня оскорбилъ холодностью. — Писалъ немного, поѣхалъ верхомъ, былъ у Мих[аила] Сех[ина] сдѣлалъ выстрѣлъ, который очень польстилъ моему самолюбію, проѣхался полемъ и вернулся пить чай. Приѣхалъ Султ[ановъ] и пришли всѣ офицеры. Завтра ѣду на охоту. Слушалъ очень занимательные разсказы Х[илковскаго] о казачей линіи въ Ю[жной] Сибири. — За ужиномъ былъ простодушно веселъ. Работа съ В[анюшкой] подвигается. Я меньше конфужусь. — 1-я Глава, Стихи, написана, но я не составилъ о ней никакого мнѣнія — скорѣе дурна, чѣмъ хороша; ежели я въ нерѣшительности. 1/2 1 ложусь съ намѣреніемъ встать завтра со свѣтомъ. —

4 Апрѣля. Меня разбудилъ въ 8-мъ часу Х[илковскій], скоро подошли и другіе. Вѣтеръ былъ такъ силенъ, что мы принуждены были вернуться съ Х[илковскимъ]. Братъ поѣхалъ съ С[ултановымъ] въ Шелковую. Онъ страстный охотникъ; но не молодецъ охотникъ, и имѣетъ пристрастіе къ наружнымъ признакамъ и словамъ охотничьимъ и злоупотребляетъ ими. — Я трусилъ сначала, когда ѣхалъ домой — стыдно. Обѣдалъ дома; читалъ и проспалъ два часа; потомъ еще читалъ и пошелъ ходить по станицѣ съ дурными замыслами. — Энергія ослабеваетъ, страсть увеличивается. У меня нѣтъ постоянной энергіи; но она почти періодически возбуждается и потомъ ослабѣваетъ. — Отъ чего возбуждается и падаетъ энергія? Отъ рода ли занятій, или людей, которыхъ я вижу; или отъ физическихъ причинъ? Не знаю; а это интересно и полезно бы было знать. — Нужно перевести нѣкоторыхъ собакъ. Завтра распоряжусь. Павлычу не буду отдавать. — За ужиномъ встрѣтилъ Баумгартена и Вержбицкаго. Не очень конфузился, но впалъ въ другую крайность — много говорилъ. Глупо, что присутствіе самаго ничтожнаго человѣка заставляетъ меня перемѣняться; — главное, замѣчать за собой эту перемѣну и стараться, чтобы ее [107]не было — но не могу иначе. —[593] Должно быть, это пройдетъ само собой и должно принести мнѣ пользу. Ложусь безъ 10 м[инутъ] 12.

[594] 5-е Апрѣля. Всталъ въ 10-мъ часу, читалъ до обѣда. Писалъ очень мало, поѣхалъ на охоту и въ баню. Читалъ, ходилъ ужинать. А[лексѣевъ] до того глупъ, что я больше къ нему ни ногой. — Скучно, безпрестанно remettre à sa place.[595] Съ дуракомъ ничего не сдѣлаешь. Лучше — кромѣ служебныхъ, никакихъ отношеній съ нимъ не имѣть. — О срамъ! ходилъ стучаться подъ окна К[асатки]. Къ счастію моему она меня не пустила. — Получилъ отъ Т[атьяны] А[лександровны] письмо и 100 р[ублей]. — Напряженной дѣятельностью и энергіею могу я только выкупить эту эскападу. Ложусь спать 1/4 12. Завтра встаю съ свѣтомъ и кончаю 1-ый день и пересматриваю его. —

6-е Апрѣля. Всталъ въ 6 часовъ и былъ этимъ очень доволенъ. Писалъ до обѣда. Обѣдалъ дома. Еще писалъ, но не тщательно; потому что клонилъ сонъ. Чтобы разгуляться, въ 5 часовъ поѣхалъ верхомъ, вернулся въ 7-мъ и дописалъ 1-й день; хотя не тщательно; но слогъ, кажется, чистъ, и прибавленія не дурны. — У меня Япишка, послушаю его, поужинаю и лягу спать. — Всѣмъ днемъ доволенъ. — Безъ 5 м[инутъ] 11.

7-е Апрѣля, 11 часовъ ночи. Хотя просыпался въ 7-мъ часу, я не могъ преодолѣть лѣни и всталъ только въ 9. — Перечелъ и сдѣлалъ окончательныя поправки въ 1-мъ днѣ. — Я рѣшительно убѣжденъ, что онъ никуда не годится. — Слогъ слишкомъ небреженъ и слишкомъ мало мыслей, чтобы можно было простить пустоту содержанія. — Однако, я рѣшился докончить коректуры всей первой части и завтра примусь за 2-й день. — Пошлю ли я или нѣтъ это сочиненіе? Я не рѣшилъ. Мнѣніе Н[иколиньки] рѣшитъ это дѣло. — Я объ немъ очень безпокоюсь, и мнѣ на душѣ какъ-то тяжело и жутко. — Очень хочется мнѣ начать коротенькую Кавказскую повѣсть; но я не позволяю себѣ этаго сдѣлать — не окончивъ начатаго труда. — Обѣдалъ дома. Читалъ прекрасныя статьи Бюфона о домашнихъ животныхъ.[596] Его чрезвычайная подробность и полнота въ изложеніи [108]нисколько не тяжела. — Въ 6 часовъ ѣздилъ верхомъ и глупо разсердился на собакъ. — Читалъ[597] Старый домъ, о поѣздкахъ на Алеутскіе острова. Довольно интересно, хотя дурно написано. — —

8 Апрѣля. Всталъ въ 7-мъ часу и читалъ старый домъ. День былъ такъ хорошъ, что я поѣхалъ въ поле; и ѣздилъ до 12 часовъ. Обѣдалъ, принялся писать, но былъ не въ духѣ; поэтому, написавъ двѣ страницы, бросилъ. До вечера читалъ. Очень безпокоился за брата; наконецъ, онъ приѣхалъ съ какой-то сальной компаніей, которая, съ присоединеніемъ Япишки, надоѣдала мнѣ до 12-го часу. Ушли, я ужинаю и ложусь спать. —

Утромъ получилъ грубую и глупую записку А[лексѣева] объ ученіи. — Онъ окончательно рѣшился доказать мнѣ, что онъ имѣетъ возможность мнѣ надоѣдать. Утромъ, перевелъ одну главу Стерна. — Увижусь завтра съ А[лексѣевымъ] и переговорю объ ученіи. Меня очень подмываетъ ѣхать на море; но не на чемъ и некончено начатое дѣло. —

9-е Апрѣля. Всталъ въ 7-мъ. Пришелъ Кнезнедѣлевъ, и я учился до 9 часовъ. Отъ 9 и до обѣда ничего не дѣлалъ, метался изъ угла въ уголъ, ходилъ къ брату, который, получивъ выговоръ отъ А[лексѣева] за отлучку, рѣшился сказаться больнымъ и не ходить къ нему. Я этому очень радъ; хотя бы и не слѣдовало этому радоваться, потому что онъ для меня предлогъ къ лѣни. Послѣ обѣда я опять рѣшительно ничего но дѣлалъ, даже и не читалъ, пробовалъ читать Гума, но слишкомъ скучно. Ѣздилъ на охоту, встрѣтилъ Топчеенку и отказался отъ ученья. — А[лексѣевъ] мнѣ много портитъ крови. Я въ полѣ вспоминалъ съ досадой о своихъ глупыхъ стычкахъ съ Гельке и Новиковымъ. — Былъ у Н[иколиньки], пришли С[улимовскій], Л[адыженскій] и Я[новичъ]. Я ушелъ домой, почиталъ Гума — скучно, а читать нечего. — Ходилъ мимо Покуньки; но какъ не подмывало, сейчасъ не пошелъ. — Безъ 1/4 10, сажусь ужинать и сейчасъ лягу спать. —

10. Апрѣля. Всталъ въ 8-мъ часу. Полѣнился — учился; потомъ принялся за романъ; но написавъ двѣ страницы, остановился; потому что мнѣ пришла мысль, что второй день не [109]можетъ быть хорошъ безъ интересу, и что весь романъ похожъ на драму. — Не жалѣю, отброшу завтра все лишнее. — Обѣдалъ дома, потомъ заснулъ. Проснулся, пошелъ на ученье. Дома болталъ съ Н[иколинькой] и читалъ. Зашелъ къ С[улимовскому] безъ всякой причины. — А[лексѣевъ] все также глупъ по разсказамъ. При первомъ свиданіи постараюсь это ему доказать. Ложусь спать 1/2 12.

11 Апрѣля. Всталъ въ 8-мъ часу, читалъ глупыя повѣсти Б[ибліотеки] для Ч[тенія], обѣдалъ дома, опять читалъ, ходилъ къ Н[иколинькѣ], былъ на ученьи и не могъ не улыбнуться, глядя на самодовольную фигуру А[лексѣева]. Пришелъ Н[иколинька], я еще читалъ. Ходилъ стучаться къ К[асаткѣ], но къ моему счастію мнѣ помѣшалъ прохожій. Я нездоровъ — гиморой и расширеніе жилъ, — должно быть отъ воздержанія. Думалъ о перемѣнахъ, которыя нужно сдѣлать въ повѣсти, и ежели тоска и апатія, которыя я чувствовалъ нынче, пройдутъ, завтра примусь за дѣло.[598] 10 часовъ, ужинаю и ложусь. —

12 Апрѣля. Всталъ въ 9-мъ часу, пришелъ Н[иколинька]. Я переводилъ, потомъ писалъ, обѣдалъ, еще писалъ, поѣхалъ на охоту, пошелъ въ баню, читалъ и ложусь спать въ 11-мъ часу. — Мнѣ кажется, что Н[иколинька] какъ будто жалѣетъ меня и раскаивается, что затянулъ меня на службу. — Не знаю: хорошо-ли или дурно, что мы между собой очень скрытны. — У меня становится дурная привычка навязываться съ чтеніемъ своей повѣсти. — Н[иколинька] уѣхалъ на охоту. — Я чувствовалъ себя нынче лучше, но морально слабъ и[599] похоть сильная. Завтра написать письма Т[атьянѣ] А[лександровнѣ], З[агоскиной?] и Б[ееръ?]. Ложусь 1/2 11. —

[13 Апреля. Бороздинская.] 13 Апрѣля. Всталъ въ 7-мъ, писалъ и переводилъ. — Оказалось что-то въ родѣ ш........ это меня заставило осмотрѣть горло, въ которомъ я давно чувствовалъ жаръ и замѣчалъ красноты. — Я рѣшился ѣхать въ К[изляръ], чтобы посовѣтоваться съ докторомъ или лечиться. — Взялъ повозку Д. А., двухъ верховыхъ лошадей и собакъ, и отправился во 2-мъ часу. — Являлся въ формѣ къ А[лексѣеву]: просить позволеніе на нѣсколько времени уѣхать, и его обращеніе со мною такъ было [110]нелѣпо, что описать его невозможно. — Однако, онъ отпустилъ меня — а это главное. Я охотился около Бороздинки, затравилъ однаго зайца, и приѣхалъ ночевать въ Б[ороздинку] нѣсколько спокойнѣе. Я сейчасъ, сидя у окна, наблюдалъ свободно и съ удовольствіемъ, также какъ прошлую весну въ Москвѣ и Пироговѣ. — Очень пріятное настроеніе духа — жалко, что оно не можетъ быть постоянно! Ложусь спать, 1/2 10-го. — Хозяйка хорошенькая, и несмотря на всю мою мнительность, даже теперь ея присутствіе тревожитъ меня —

[14 апреля. Кизляр.] 14 Апрѣля. Проснулся въ 7 часовъ, поѣхалъ охотиться, ничего не затравилъ, въ 12 часовъ приѣхалъ въ К[изляръ]. Читалъ, пилъ чай и задремалъ. Меня разбудилъ Докторъ. — По моимъ наблюденіямъ онъ оказался невѣжда, который старается выказать свое знаніе; поэтому смѣлый и опасной. — Проживу до Воскресенья, и ежели не будетъ лучше, стану лечиться въ С[тарогладковской] по рецептамъ. Завтра отправлю Дмитрія. Купилъ изюма и разбередилъ зубы. Очень страмилъ себя за это. Читалъ Стерна. Восхитительно.

If nature has so wove[n] his[600] web of Kindeness, that some threads of love and desire are entangled in[601] the piece — must the whole piece be rent in drawing them out.[602]

Я нѣсколько спокойнѣе насчетъ болѣзни. Читалъ Histoire d’Angleterre, и не безъ удовольствія. Я начинаю любить Исторію и понимать ее пользу. Это въ 24 года; вотъ что значитъ дурное воспитаніе! Боюсь, что это будетъ не на долго. Ложусь спать 9 часовъ.

15 Апрѣля. Всталъ въ 7. Напился чаю, сходилъ въ Аптеку, отослалъ Д[митрія], читалъ, гулялъ на Терекъ. Обѣдалъ, читалъ, спалъ до 6. Писалъ до 1. Ложусь спать. Здоровіе нехорошо. — Завтра пойду гулять......

16 Апрѣля. Всталъ въ 9. Читалъ Вѣч[наго] жида, Ермака, и преданіе о П[етрѣ] В[еликомъ].[603] Есть какое-то особенное удовольствіе читать глупыя книги; но удовольствіе апатическое. [111]

Былъ докторъ. Страшный болтунъ и рѣшительно ничего не знаетъ. — При счастіи, и, ежели болѣзнь моя не сложна, онъ можетъ помочь мнѣ. — Читалъ съ болышимъ удовольствіемъ и кончилъ 1-ю часть Histoire d’Angleterre.[604] — Пилъ чай и слушалъ брань Т. В. съ Нѣмцемъ. Вся эта исторія очень забавна и трогательна. Мнѣ очень захотѣлось написать ее, и я вспомнилъ о одномъ изъ лучшихъ дней моей жизни: поѣздкѣ изъ Россіи на Кавказъ. — Меня поразила ясность этихъ воспоминаній. — Должно быть оттого, что все это время я былъ въ хорошемъ расположеніи — наблюдать. — Писалъ, но кажется нехорошо. Однако, надо кончить. Ложусь спать 11 ч[асовъ]. Завтра надо рано встать, писать письма, писать и сходить посмотрѣть сумашедшую Нѣ[мку].

17 Апрѣля. Всталъ поздно — читалъ до обѣда и послѣ обѣда до 2 часовъ разныя глупости. Писалъ новую главу — Ивины; но вышло дурно. Гости у хозяина и ихъ разговоры мѣшали мнѣ заниматься и занимали меня. Исторія Нѣмца компликируется: говорятъ, онъ имѣлъ свою дочь, и это причина ея сумашествія. — Здоровье мое ни то, ни сё. — Отдалъ переписывать первый день. —

18 Апрѣля. Всталъ въ 9.[605] Былъ у меня писарь Алексѣевъ. — Толковалъ очень забавно о своей службѣ и разстрѣле. — Докторъ былъ. Здоровье нехорошо. Ходилъ. — Поймалъ Нагайца голоднаго; а можетъ быть плута. Паша и Т. В. заливались слезами, прощаясь съ дѣвочьками. — Я не полюбилъ слёзы и рѣшилъ, что хуже всего — не мочь плакать, — лучше плакать, еще лучше хотѣть плакать и удерживаться. — Лѣнь и апатія ужасныя. Я нездоровъ. — Алешку высѣчъ.

19 Апрѣля. Всталъ въ 9, читалъ какую-то глупость, немного писалъ, ходилъ стрѣлять воронъ, обѣдалъ, опять читалъ (больше для процесса чтенія). Написалъ большое письмо Митинькѣ въ отвѣтъ на его, которое получилъ нынче. Писалъ немного. — Зубъ болитъ. Здоровье нехорошо, не дурно. Есть особенный разрядъ скучныхъ людей, которые вѣчно находятся въ страхѣ, чтобы въ ихъ отношеніи не забылись. Человѣкъ, который всегда говоритъ правду, не можетъ быть болтуномъ. — [112]Получая письмо отъ человѣка, котораго любишь, меньше желаешь знать: что случилось, чѣмъ то, какъ смотритъ этотъ человѣкъ на то, чтò случилось. — Я вспомнилъ эпизоды Эсташевскаго сада и жалѣю, что не помѣстилъ ихъ въ повѣсти.

20 Апрѣля. Всталъ поздно, дурно себя чувствовалъ, докторъ никакой пользы не дѣлаетъ, только вретъ. Я пробовалъ новый способъ леченья — испаренью. — Вспотѣлъ ужасно; но ничего не лучше; зато послѣ пота мечталъ хорошо. Ѣду завтра на морѣ. — Ежели только не будетъ хуже. Писалъ много. Ложусь спать 12. —

[21 апреля. Орешинка] 21 Апрѣля. Собрался ѣхать рано; но не могъ выѣхать прежде 11. Притомъ-же задержалъ Перепелицынъ. Зазвалъ къ себѣ, чтобы показать свое щегольство, и поѣхалъ со мною, чтобы приобрѣсти сверхъ своихъ хорошихъ пріятелей еще пріятеля Графа. Дмитрій пропалъ, П[ерепелицынъ] обезпокоился, и мы разъѣхались — чему я очень радъ. Ничего не затравилъ. Ежели завтра будетъ тоже, то уничтожу борзыхъ. Убилъ зайца и, кажется, начинаю любить ружейную охоту. Писалъ; но писанье мнѣ кажется плохо. — Незнаю, хорошо ли я сдѣлалъ для здоровья, что поѣхалъ, но для удовольствія очень хорошо. Цѣлый[606] день я былъ на воздухѣ и въ движеньи. — Весна и время проходитъ; a болѣзни никогда не пройдутъ. — Будь у меня деньги, купилъ бы здѣсь имѣнье, и увѣренъ, что съумѣлъ бы — не такъ, какъ въ Россіи — хозяйничать выгодно. Орѣшинка. —

22 Апрѣля. Шандраковская пристань. Всталъ очень рано и ежели ничего не затравилъ, то наслаждался прелестнымъ утромъ. — Собаки и скачутъ и нѣтъ; поэтому не знаю, на что рѣшиться. — Въ большой Орѣшевкѣ говорилъ съ умнымъ мужикомъ. — Они довольны[607] своимъ житьемъ, но недовольны Армянскимъ владычествомъ. Послѣ обѣда и отдыха ходилъ стрѣлять и думалъ о рабствѣ. На свободѣ подумаю хорошенько — выйдетъ ли брошюрка изъ моихъ мыслей объ этомъ предметѣ. — Приѣхалъ[608] въ Шандра[ково] и пошелъ, хотя было темно, на море, принялъ болото за море и съ помощью [113]воображенія[609] черное болото составило для меня самую грозную величественную картину. —

Дошелъ до пристани, хлебнулъ морской воды и теперь, напившись чаю, ложусь спать. — Въ горлѣ очень не хорошо: какія-то шишки [[3]]. — Завтра рано утромъ, въ полдень и вечеромъ схожу на море.[610] — Было бы очень полезно, при каждомъ сильномъ ощущеніи, прежде чѣмъ на что-нибудь рѣшиться, привыкнуть — подумать: не буду ли я раскаиваться. — Я нынче пробовалъ при видѣ зайца[611] сказать: Благодарю, Г[оспо]ди, и не могъ. — 3/4 11. —

23 Апрѣля. Всталъ въ 7 часовъ. Здоровье очень нехорошо поэтому цѣлый день не выходилъ, перечитывалъ Histoire d’Angleterre, и любовался дѣтьми. — Пробовалъ писать, но вопервыхъ, отъ моральнаго безпокойства, и вовторыхъ, отъ того что предъидущая глава мнѣ кажется очень дурною, ничего не написалъ. — Послѣ обѣда и 3-хъ час[ов]аго отдыха пошелъ на море, ѣздилъ на Татарское судно, и не худо сдѣлалъ, что не выпускалъ ружья изъ рукъ. — Корсаки, банкъ, грузильныя, ватага, длинникъ, чалка, перетяга. Завтра ѣду въ одинъ день до Кизляра и, ежели здоровье не будетъ лучше, то остаюсь тамъ до выздоровленія и буду принимать пилюли Пилецкаго.

[24 апреля. Кизляр.] 24 Апрѣля. Всталъ рано, чувствовалъ себя очень слабымъ и поѣхалъ до Кизляра. Дорогой потерялъ Улачина, убѣдился, что собаки не скачутъ и выслушалъ въ Серебряковкѣ отъ крестьянина патетическую и натянутую исторію, отъ которой, однако, слезы навернулись мнѣ на глаза, о томъ, какъ онъ послѣ 40 лѣтъ хотѣлъ видѣться въ Россіи съ родными. «[612] Не чувствую. Вотъ просто какъ дерево, только сердце такъ и бьется какъ голубь. Тутъ всплеснула вотъ такъ руками и повалилась — «матушка родимая, встань да проснись, прилетѣла къ тебѣ граничная кукушечка»; а тутъ обморокъ меня и накрылъ». Доѣхалъ до Кизляра въ 11 часовъ, безъ приключеній. Досадовалъ, морально разстроенъ, здоровье въ томъ-же положеніи, ежели не лучше. Завтра ѣду домой. [[10]]. 11 часовъ. [114]

[25 апреля. Старогладковская.] 25 Апрѣля. Здоровье очень худо, зубы болятъ, приѣхалъ въ 2 ч[аса] въ Стар[огладковскую]. — Ложусь спать. 11.

26 Апрѣля. Всталъ поздно, читалъ всякую дребедень, цѣлый день чувствую себя нехорошо, [[3]]. Приѣхалъ Мак[алинскій] и съ другими офицерами. Они всѣ какъ-будто меня будируютъ, чему я очень радъ. 11.

27 Апрѣля. Всталъ въ десять и цѣлый день чувствовалъ страшную чесотку и слабость, — [[4]]. Утромъ были у меня Нагай — лекарь и Япишка. Ежели кто-нибудь дурно отблагодарить за труды Н[агая] л[екаря], то[613] къ нему прикинется болѣзнь, которую онъ вылечилъ. — Шайтанъ. Леченіе сведенныхъ членовъ растираньемъ. Наг[ай] подтверждаетъ мнѣніе, что большая часть странныхъ болѣзней и леченій простого народа объясняется магнетизмомъ. Ложусь. 12-ый.

28 Апрѣля. [[7]] жаръ и знобъ и кровавый поносъ съ рѣзью. — Читалъ Гума и валялся цѣлый день. Ложусь. 11 ч[асовъ].

29 Апрѣля. Ночь не спалъ, и теперь 4-й ч[асъ), еще не смыкалъ глазъ. — Былъ А[лексѣевъ]. Я рѣшилcя принять здѣсь нѣсколько ваннъ и при первой возможности ѣхать въ Пятиг[орскъ]. [[5]]. Хотя поносъ кончился, желудокъ сильно разстроенъ. —

30 Апрѣля. Проснулся въ 10, [[5]], принялъ ванну и былъ такъ малодушенъ — стоналъ, метался, сердился. — Теперь немного лучше; ложусь спать. 12-й. Денегъ только 13 р. Надо занимать. —

1 Мая. Здоровье не улучшается, физически и морально слабъ. — Ложусь. 11-й.

9 Мая. Здоровье мое нѣсколько лучше, не могу еще ѣсть, [[3]] и не такъ слабъ. Ѣду въ Пятиг[орскъ], подорожная есть, но денегъ нѣтъ, надо будетъ обратиться къ А[лексѣеву]. — Я обѣщалъ взять съ собой Богем[скаго], который приѣхалъ. Моральная перемѣна во время моей болѣзни произошла та, что я себя рѣшительно презираю. И ежели бы я могъ дожить до смерти безъ большихъ страданій и сомнѣнія и какъ честный человѣкъ, я бы больше ничего не желалъ. — Ложусь. 1 ч[асъ]. [115]

10 Мая. Здоровье поправляется, но еще не такъ, чтобы можно было ѣхать. Думалъ во вторникъ утромъ. Ежели А[лексѣевъ] дастъ денегъ. Хочу перестать читать. — Орлиные носы сводятъ меня съ ума; мнѣ кажется, что въ нихъ заключается вся сила характера и счастье жизни. Меня тоже мучаетъ мысль, что я совершенно и, кажется, навсегда потерялъ веселость. — Мнѣ скучно со всѣми, и всѣмъ со мной скучно, даже Н[иколинькѣ]. Завтра принимаюсь зa продолженіе Дѣтства, и можетъ быть зa новый романъ. — Ложусь, 2 ч[аса]. Съ завтрашняго дня встаю рано. —

11 Мая. Всталъ рано, но не могу отвыкнуть отъ привычки читать. Писалъ немного, безъ всякаго самолюбія и очень легко. — Мнѣ пришло на мысль, что я очень былъ похожъ въ своемъ литературномъ направленіи этотъ годъ на извѣстныхъ людей (вособенности барышень), которые во всемъ хотятъ видѣть какую-то особенную тонкость и замысловатость. Спалъ долго послѣ обѣда, читалъ, разсердился на В[анюшку] за тарантасъ. — Здоровье мое почти совсѣмъ хорошо. Завтра утромъ пойду къ А[лексѣеву], попрошу денегъ и буду сбираться къ отъѣзду. — Ложусь. — 1.

12 Мая. Собрался ѣхать, былъ у А[лексѣева). Онъ очень мило не отказалъ мнѣ въ деньгахъ. Обѣдалъ у него. Вообще цѣлый день старался только убить время. Послѣ ужина съ Оф[ицерами], зашелъ къ Сул[имовскому] и чуть чуть не сталъ играть. Сколько разъ нужно мнѣ повторять самому себѣ, что праздность къ добру не поведетъ, и чѣмъ нибудь непремѣнно должно быть заняты[мъ]. — Ложусь. 12. —

[13 мая. В дороге.]. 13 Мая. Въ 7-мъ ч[асу] выѣхалъ. Ѣхалъ хорошо,[614] но разгорячился на станціи и сверхъ того сильной изжогой плачусь за вчерашній каймакъ. Какъ ни смѣшонъ Б[уемскій], когда съ нимъ съ глазу на глазъ, невольно принимаешь его въ серьезное, и дѣлается досадно, и еще досаднѣе то, что досадно. — Ложусь. 11-й.

14 Мая. Всталъ рано. Чувствовалъ себя хорошо, у Моздока сломался тарантасъ, и я опять разсердился. — Пошелъ въ городъ и изюмничалъ (глупо). — Болталъ съ Б[уемскимъ] и довольно [116]хорошо. — Была одна дѣльная мысль, ко[торую] забылъ. Ложусь. 1/4 11-го. —

[16 мая, Пятигорск.] 15, 16 Мая. — Ѣхалъ ночью, поэтому не писалъ; впрочемъ и особеннаго ничего не случилось и не придумалось, исключая того, что Б[уемскій] также забавенъ, и я также скученъ, но менѣе раздражителенъ. — Въ Пятигорскѣ музыка, гуляющіе, и всѣ эти, бывало, безсмысленно-привлекательные предметы не произвели никакого впечатлѣнія. — Одно — юнкерство,[615] одежда и дѣланіе фру[нта] впродолженіи получаса нелѣпо, безпокоило меня. — Не надо забывать, что главная цѣль моего приѣзда сюда — леченіе; поэтому завтра посылаю за Докторомъ и нанимаю квартеру, одинъ, на слободкѣ. — Ложусь 1/4 10. — Былъ невоздержанъ эти два дня: пилъ вино и пиво, и даже хотѣлъ п......

17 Мая. Былъ у меня Докторъ, и я былъ у Коменданта, который принялъ меня невѣжливо; несмотря на то, я держалъ себя какъ съ тѣмъ, такъ и съ другимъ хорошо. Одно, въ чемъ я могу себя упрекнуть, такъ это въ томъ, что я принялъ отъ А[лексѣева] ложное порученіе. Оно-то и поставило меня въ непріятное положеніе. — Квартера, погода и здоровье мое хороши. Съ завтрашняго тройцинаго дня надѣюсь начать регулярный образъ жизни. — Сейчасъ началъ и изорвалъ письмо съ Кавказа, обдумаю его. — Ложусь. 11 ч[асовъ]. —

18 Мая. Всталъ рано, писалъ Дѣтство, оно мнѣ опротивѣло до крайности, но буду продолжать. Былъ Докторъ, со вторника начну ванны. Ходилъ въ Алекс[андровскую] галерею и сдѣлалъ покупки; обѣдалъ и послѣ обѣда проспалъ 21/2 чрезвычайно сладкимъ и пріятнымъ сномъ. — Пилъ воды. Дѣланіе фрунта непріятно, потому что есть случаи, въ которыхъ оно смѣшно. Писалъ п[исьмо] съ К[авказа], кажется, порядочно, но не хорошо. Буду продолжать: 1) занятіе, 2) привычки работать, 3) усовершенствованіе слога. — Ложусь спать. 11 часовъ.

19 Мая. Всталъ рано, пилъ воды Елисаветинскія, тогда какъ мнѣ нужно пить Александровскіе; пришелъ домой и написалъ главу Дѣтства — порядочно; ходилъ въ Станицу, обѣдалъ, спалъ, пилъ Александровскія воды. Пришелъ домой и ничего не [117]дѣлалъ. Какъ-то непишется п[исьмо] съ К[авказа], хотя мыслей много и, кажется, путныя. Не могу не сердиться на Б[уемскаго], онъ слишкомъ глупъ, самоувѣренъ и молодъ; и притомъ слишкомъ живо напоминаетъ мнѣ меня въ былыя времена. Ложусь. 12-й часъ. —

20 Мая. Вчера ночью пришла мнѣ прекрасная мысль о томъ, что непремѣнно нужно окончить мои дѣла съ Н[овиковымъ] и Г[ельке] такъ или иначе и дѣйствовать смѣло. Я могу навѣрно разсчитывать на успѣхъ. — Я даже тогда рѣшилъ, что при первой возможности нужно ѣхать отъискивать ихъ; но обдумавъ дѣло, я увидалъ, что вопервыхъ: дѣла эти не могутъ принести мнѣ никакого вреда, ни собственно для меня, ни въ отношеніи другихъ, и вовторыхъ: достаточно переговорить съ ними, когда сведетъ случай, а искать ихъ не стоитъ того. —

Всталъ въ 5, пилъ воды, чай, читалъ, написалъ главу Дѣтства. — Обѣдалъ, спалъ, пилъ воды, писалъ п[исьмо] съ К[авказа] — и хорошо и дурно. — Я убѣждаюсь, что невозможно (по крайней мѣрѣ для меня и теперь) писать безъ коректуръ. — Хочу не читать исторію А[нгліи], а учить, дѣлать выписки и переводить ихъ. — Записался и ложусь. 1 ч[асъ].

21 Мая. Всталъ въ 7. Пилъ воду, пришелъ домой, писалъ не лѣниво, но небрежно. Ходилъ получать билеты и имѣлъ глупость въ душѣ разсердиться на какого-то чиновника за то, что онъ спросилъ, какого я корпуса. Писалъ, обѣдалъ, объяснялся съ Б[уемскимъ] и пугнулъ его. Разойдусь съ нимъ, а то онъ слишкомъ надоѣлъ. — Спалъ въ саду, пилъ воды, чай; писалъ опять небрежно. Завтра переписываю эту же часть письма съ К[авказа] и продолжаю дальше. — Ложусь. 12-й часъ. —

22 Мая. Всталъ въ 1/4 5, пилъ воды, купался, разболѣлась голова и очень ослабѣлъ. Ничего не писалъ, а болталъ съ Б[уемскимъ] о математикѣ и разсказывалъ ему банкетъ Платона, который забылъ. — Очень бы я желалъ повторить математику; не знаю только, способенъ ли я теперь на это. — Б[уемскій] меньше сталъ пикироваться и начинаетъ[616] слушаться. Обѣдалъ, спалъ, пилъ воды, переписывалъ письмо, за второй частью котораго [118]придется подумать. Перечитывалъ Г[лаву] Горе и оть души заплакалъ. — Дѣйствительно есть мѣста прекрасныя; но есть и очень плохія. — Я становлюсь чрезвычайно небреженъ во всемъ. Надо себя принудить. Ложусь, 11 ч[асовъ]. —

23 Мая. Тотъ же образъ жизни, чувствую и веду себя довольно хорошо. Съ Б[уемскимъ] въ ладу. Былъ Пятк[инъ], которому я, неизвѣстно почему, очень обрадовался и изъявилъ ее. — Докончилъ письмо довольно хорошо; написалъ Анд[рею] о книгѣ и Проек[тѣ]. — Дѣтство кажется мнѣ не совсѣмъ сквернымъ. Ежели бы достало терпѣнья переписать его 4-й разъ, вышло бы даже хорошо. — Ложусь, безъ 1/4 12. —

24 Мая. Всталъ въ 1/2 5. Обыкновенный образъ жизни; велъ себя хорошо, какъ съ д[окторомъ], такъ съ незнакомыми. Б. и П[ротасовымъ] и Р..., которые зашли вечеромъ. Писалъ немного, но хорошо.[617] Что за прелесть весна, спокойствіе и здоровье! Я нынче вечеромъ вполнѣ наслаждался этими[618] благами. Ложусь, безъ 1/4 12. —

25 Мая. Всталъ въ 4-мъ и самъ проснулся, чувствую себя прекрасно, тотъ же образъ жизни, писалъ мало; потому что задумался на мистической, малосмысленной фразѣ, к[оторую] хотѣлъ написать краснорѣчиво. Потерялъ за[619] ней все утро и всетаки недоволенъ. — Былъ у П[ротасова]. Отчего не только людямъ, к[оторыхъ] я не люблю, не уважаю и другаго со мною направленія, но всѣмъ безъ исключенія замѣтно неловко со мною. Я долженъ быть несносный, тяжелый человѣкъ. — Ложусь. 1/2 12. Завтра письма П[елагеѣ] И[льинишнѣ] и Н[иколинькѣ].

26 Мая. Всталъ въ 6. Шелъ дождь. Купался и потомъ пилъ воду. Былъ Докт[оръ] и б[ылъ] въ Ал[ександровской галереѣ].[620] Кончаю послѣднюю главу. Чувствую себя довольно хорошо, но начинаютъ побаливать ноги и зубы. — Галерея очень забавна, вранье офиц[еровъ], щегольство франтовъ и знакомства, к[оторыя] тамъ дѣлаются. — Морально чувствую себя хорошо. Завтра кончаю Д[ѣтство], пишу письма и начинаю окончательно пересматривать. Ложусь. 11 ч[асовъ]. — [119]

Всталъ въ 1/2 5. 27 Мая, обыкновенный образъ жизни, утромъ окончилъ Дѣтство и цѣлый день ничего не могъ дѣлать. — Начало, к[оторое] я перечитываю, очень плохо; но все-таки велю переписать и тотчасъ-же пошлю. — Сажусь за ужинъ 1/4 11 и сейчасъ послѣ лягу. Написалъ холодное и небрежное письмо Николинькѣ.

28 Мая. Всталъ въ 5-мъ часу и велъ об[ыкновенный] об[разъ] жизни, исключая того, что ничего не могъ дѣлать цѣлый [день]. — Чуть было, не убили Бульки, и эта сцена сильно подѣйствовала на мои нервы. Шла кровь носомъ, чувствую себя хорошо. Сажусь за ужинъ. 20 [минутъ] 11[-го].

29 Мая. Всталъ въ 5-мъ часу. Обыкновенный образъ жизни, здоровье нехорошо, горло болитъ. — Ничего не писалъ. — Хлопочу о фортепіяно. — Мечталъ цѣлое утро о покореніи Кавказа. Хотя я знаю, что вредно для обычныхъ занятій заноситься, не могу отвыкнуть. — Мы цѣнимъ время только тогда, когда его мало осталось. И главное, разсчитываемъ на него тѣмъ больше, чѣмъ меньше его впереди. 20 [минутъ] 11[-го], сажусь ужинать. —

30 Мая. Обыкновенный образъ жизни; написалъ письмо Т[атьянѣ] А[лександровнѣ], кот[орое] не послалъ, и кот[орымъ] недоволенъ. — Ничего не дѣлаю и подумывая о хозяйкѣ. — Есть ли у меня талантъ сравнительно съ новыми Р[усскими] лит[ераторами]? — Положительно нѣту. Сажусь ужин[ать]. 1/2 11.

31 Мая. Всталъ рано, пилъ воды, купался, пилъ чай и до обѣда ничего не дѣлалъ. Не спалъ; а писалъ о храбрости. Мысли хороши; но отъ лѣни и дурной привычки слогъ не обработанъ. Пилъ воды, былъ въ веселомъ расположеніи духа. Былъ у меня писарь, отдалъ и прочелъ ему 1-ую главу. Она рѣшительно никуда не годится. Завтра передѣлываю вторую, и по мѣрѣ того какъ буду переписывать, буду передѣлывать. — Утромъ была сильная э......, и когда пришелъ одинъ домой, засталъ въ кухнѣ молод[ую] хоз[яйку] и сказалъ съ ней нѣсколько словъ. — Она рѣшительно со мной кокетничаетъ: перевязываетъ цвѣты подъ окошкомъ, караулить рой, поетъ песѣнки и всѣ эти любезности нарушаютъ покой моего сердца. Благодарю Бога за стыдливость, к[оторую] онъ далъ мнѣ, она спасаетъ меня отъ разврата. — [120]

1-е Іюня. Всталъ въ 1/2 5, пилъ воду, купался, пилъ чай, читалъ, и опять ничего не дѣлалъ до обѣда. Толковалъ про всякія глупости съ Б[уемскимъ] и имѣлъ глупость прочесть ему нѣсколько главъ изъ Д[ѣтства]. Я вижу, что ему не понравилось; и не говорю, чтобы это было потому, что онъ не понимаетъ — просто дурно. — Писецъ переписалъ 1-ую главу порядочно; а я былъ такъ лѣнивъ, что даже не приготовилъ въ цѣлый день слѣдующей. — Завтра переправляю съ утра столько главъ, сколько успѣю.. Не спалъ днемъ; поэтому ложусь сейчасъ, 10 м[инутъ] 10[-го]. —

2-е Іюня. [[3]] не былъ въ ваннѣ, хотя и всталъ рано, а въ 8 часовъ пилъ воду; прійдя домой читалъ, видѣлся съ Докторомъ, поправлялъ Д[ѣтство], задалъ работу писарю, а больше всего переливалъ изъ пустаго въ порожнее съ Б[уемскимъ]. Послѣ обѣда имѣлъ ту-же слабость и, сверхъ того, не могъ удержаться, чтобы не съѣсть 3 ст[акана] мороженнаго. Вечеромъ читалъ, думалъ, пилъ дома воду, но ничего не дѣлалъ. — Хотя въ Д[ѣтствѣ] будутъ орѳогр[афическія] ошибки — оно еще будетъ сносно. Все, что я про него думаю, это — то, что есть повѣсти хуже; однако, я еще не убѣжденъ, что у меня нѣтъ таланта. У меня, мнѣ кажется, нѣтъ терпѣнія, навыка и отчетливости, тоже нѣтъ ничего великаго ни въ слогѣ, ни въ чувствахъ, ни въ мысляхъ. — Въ послѣднемъ я еще сомнѣваюсь, однако. Ложусь. 10 м[инутъ] 10[-го]. —

3 Іюня. Всталъ рано, пилъ дома воду, велъ обыкновенный образъ жизни. За обѣдомъ слишкомъ много ѣлъ, ничего не дѣлаю, и ежели что дѣлаю, то дурно. — [[2]] маленькой жаръ, былъ Докторъ, болталъ съ[621] Б[уемскимъ]. Писарю далъ 50 к. и поэтому плоха, кажется, на него надежда. —

Замѣчаю въ себѣ признакъ старости. Я чувствую и сожалѣю о своемъ невѣжествѣ и отъ души говорю фразу, к[оторую][622] часто слыхалъ отъ пожилыхъ людей и к[оторая] всегда меня удивляла: «теперь и жалѣю, что не учился, но уже поздно!» — Грустно знать, что умъ мой[623] необразованъ, неточенъ и слабъ (хотя и гибокъ), что чувства мои не имѣютъ постоянства и силы, [121]что воля моя такъ шатка, что [отъ] малѣйшаго обстоятельства всѣ добрыя мои намѣренія разрушаются, — и знать и чувствовать, что зародыши всѣхъ этихъ качествъ[624] во мнѣ есть или были, и имъ недоставало только развитія. Сколько времени я стараюсь образовать себя! но много ли я улучшился? Пора бы отчаяться; но я еще надѣюсь и разсчитываю на случай, иногда на Провидѣніе. — Надѣюсь, что что нибудь возбудитъ во мнѣ еще энергію и не навсегда я погрязну съ[625] высокими и благородными мечтами о славѣ,[626] пользѣ, любви, въ безцвѣтномъ омутѣ мелочной, безцѣльной жизни. — Ложусь. 10 [минутъ] 10[-го]. —

4 Іюня. Обыкновенный образъ жизни, писалъ письмо съ Кавказа мало, но хорошо. Чувствую себя хорошо. — Я увлекался сначала въ генерализацію, потомъ въ мелочность, теперь, ежели не нашелъ середины, по крайней мѣрѣ понимаю ея необходимость и желаю найдти ее. Читалъ Часы Благоговѣнія, перев[одъ] съ Нѣме[цкаго] — — книга, которую бы я прочелъ безъ вниманія, или увлекся бы ей, или съ насмѣшкой; теперь-же она подѣйствовала на меня.[627] Она подтвердила мои мысли насчетъ средствъ къ поправленію моихъ дѣлъ и прекращенiю ссоръ. — И я твердо рѣшился при первой возможности ѣхать въ Росс[ію], и coûte qui coûte[628] продать часть имѣнія и платить долги и при первой встрѣчѣ окончить миролюбно — безъ тщеславія, всѣ начатыя непріязненности и впредь стараться добротой, скромностью и благосклоннымъ взглядомъ на людей подавлять тщеславіе. — Можетъ быть, это лучшее средство, чтобъ избавиться отъ моего неумѣнья имѣть отношенія съ людьми. Ложусь. 40 м[инутъ] 10[-го]. Писарь задержалъ. Одинъ пьянъ, другой не умѣетъ писать. Несчастіе. — —

5 Іюня. Горчаковъ говорилъ мнѣ: «вотъ мысль, которая мнѣ приходитъ по случаю Бар[ятинскаго] и разрушаешь всѣ мечты, к[оторыя] я могу дѣлать о семейномъ счастіи. Человѣкъ этот такъ блистателенъ почти во всѣхъ отношеніяхъ, такъ много имѣетъ[629] внѣшнихъ преимуществъ передо мной, что я не [122]могу не предположить, что моя жена можетъ или могла бы предпочесть его мнѣ, а довольно такого предположенія, чтобы лишиться спокойствія и счастія, и главное, самоувѣренности и гордости, к[оторыя] составляютъ необходимый атрибутъ любви, семейныхъ». Я тогда сказалъ[630] что-то неубѣдительное на это; но теперь мнѣ пришла слѣдующая мысль: ежели-бы Б[арятинскій] имѣлъ даже всѣ преимущества надъ нимъ, или могъ бы найдтись человѣкъ, к[оторый] до такой степени соединялъ всѣ[631] достоинства, чтобы[632] Г[орчаковъ] не имѣлъ ни въ чемъ преимущества передъ нимъ (что трудно предположить; потому что большей частью одно[633] достоинство развивается насчетъ другаго — внѣшнія насчетъ внутреннихъ), ежели бы даже и[634] допустить это предположеніе, то оно нисколько не отвергаетъ возможности предпочтенія и любви къ человѣку низшему по достоинствамъ. — Извѣстно, что[635] въ цѣломъ лѣсу [не] найдти 2-хъ листовъ, похожихъ одинъ на другаго. Мы узнаемъ несходство этихъ листовъ, не измѣряя ихъ, а по неуловимымъ чертамъ, к[оторыя] бросаются намъ въ глаза. — Несходство между людьми, какъ существами болѣе сложными, еще болѣе, и узнаемъ мы его точно также по какой-то способности соединять въ одно представленіе всѣ черты его, какъ моральныя, такъ и физическія. Эта способность составляетъ основаніе любви. Изъ собранія недостатковъ составляется иногда[636] такой неуловимый, но чарующій характеръ, что онъ внушаетъ любовь — тоже въ извѣстн[ыхъ] лиц[ахъ]..

Всталъ въ 6, пилъ воду, перечитывалъ и переправлялъ п[исьмо] съ К[авказа]. Написалъ немного дальше, но не хорошо, обѣдалъ, заснулъ послѣ обѣда, потомъ пилъ воду и болталъ съ Б[уемскимъ] о качествахъ, нужныхъ для семейнаго счастія, и о тщеславіи довольно дѣльно. Погода гадкая, здоровье хорошо. Ложусь спать. 1/2 11-го.

6 Іюня. — Всталъ въ 5 и тотчасъ принялся переписывать, пилъ дома воду и работалъ усердно до обѣда и послѣ до 1/2 6. [123]

Пилъ воду, былъ беззаботенъ, здоровъ, веселъ и не тщеславенъ, пришелъ домой, пѣлъ, прыгалъ и кончилъ тѣмъ, что проболталъ съ Б[уемекимъ] до 10 часовъ и даромъ потерялъ хорошее расположеніе и время. Сажусь ужинать. 10 часовъ.

7 Iюня. Всталъ въ 1/2 6, принялъ ванну, пилъ воду, былъ спокоенъ и здоровъ, переписывалъ и поправлялъ до 6 вечера, пилъ воду и читалъ Апр[ѣльскій] Совр[еменникъ], к[оторый] гадокъ до крайности. Чувствую себя гордымъ, не знаю чѣмъ? Однако доволенъ[637] собой морально. Сыпь не кончается и я увѣренъ, что это венер[а], меркур[ій], или золот[о], несмотря на то, что докторъ говоритъ, что крап[ивная] лихорадка. Ложусь спать. 10 часо[въ].

8-е Iюня. Обыкновенный образъ жизни, послѣ чаю ѣздилъ верхомъ. Охота къ переписыванію прошла — я очень мало писалъ нынче. Хотя ничего не дѣлалъ, кромѣ листа писанія и Апрѣля Совр[еменника], к[оторый] прочелъ. Я доволенъ своимъ днемъ, въ особенности потому, что я какъ будто бы перестаю страдать отъ моральной венерической. — Я глупъ нынче, ложусь. 10-й часъ. —

9 Iюня. Обыкн[овенный] обр[азъ] жизни, только спалъ послѣ обѣда и теперь больнешенекъ — зубы и жаръ. Ванюшка тоже. Не унывать! Ложусь. 1/2 11. —

10 Iюня. Ложусь. 12 ч[асовъ]. Цѣлый день былъ жаръ.

У Ванюшки и Бульки тоже. Ежели Ив[анъ] Мо[исеевичъ] пишетъ скверно, зато услужливъ. —

11 Iюня. Мнѣ лучше. Всталъ въ 8, несмотря на слабость и потъ, писалъ и поправлялъ. Обѣдалъ, читалъ Ист[орію] Гума Карла I. Лучшее выраженіе философіи есть Исторія.. — Ложусь 11-й часъ. Собою доволенъ. —

12 Іюня. Всталъ въ 7. Убиралъ комнату, хлопоталъ о кухнъ и Ван[юшкѣ] — онъ очень плохъ, бѣдный, — переписывалъ довольно мало. За обѣдомъ имѣлъ глупость разсердиться на Б[уемскаго]. Я такъ собою морально доволенъ, что не обвиняю за лѣность; а уже давно ничего не писалъ. — Получилъ письма отъ Андрея и Калошина. А[ндрей] боится и хочетъ задобрить меня копанями. К[алошинъ] не исправился, но письмо его было мнѣ пріятно, отвѣчу сейчасъ-же. — 10 часовъ. [124]

13 Іюня. Всталъ въ 1/2 8. Здоровье хорошо. Писалъ вчера письмо Кал[ошину] злое, но умное, нынче докончилъ глупой, но доброй припиской. Былъ Докторъ, и я назвался къ нему.[638] Пойду. Писалъ мало. Съ хозяйкой у меня даже слишкомъ большая дружба. Я во всемъ завлекаюсь и во всемъ тщеславенъ. Прежде я тщеславился богатствомъ, име[не]мъ; теперь добротой, простотой обращенія. Ив[анъ] М[оисеевичъ] воняетъ и, по разсказамъ хозяйки, пьяница. — Пересмотрю завтра не переписанныя имъ главы 1-й части. Писалъ довольно. Ложусь. 12-й часъ. —

14 Іюня. Всталъ въ 10-мъ часу и цѣлый день ничего не дѣлалъ, исключая чтенія. Отказалъ Ив[ану] Моис[еевичу]. Не безпачпортникъ ли онъ? Завтра узнаю. — Ложусь спать. 11-й часъ. Гулялъ и замѣтилъ, что очень ослабъ. Завтра встаю въ 5-мъ, принимаю ванны и пишу утромъ Д[ѣтство], а вечеромъ новое. —

15 Іюня. Несмотря на вѣтеръ, былъ въ ваннѣ. Писалъ. Кончилъ вторую часть, перечелъ ее и опять очень недоволенъ, однако, буду продолжать. Послѣ обѣда не писалъ. Купилъ фуражку, ракатъ лукуму и спичекъ. Все ненужное. О пачпортѣ не спросилъ. Спрошу завтра и поговорю съ хозяйкой о своемъ кормѣ. Ложусь, безъ пяти минутъ 11. —

16 Іюня.[639] Всталъ рано, былъ въ ваннахъ и что-то стало грустно смотрѣть на порядочныхъ людей. Мнѣ приходитъ въ голову, что я былъ имъ. Глупое тщеславіе! Я теперь порядочнѣе, чѣмъ когда нибудь. Былъ цѣлый день невоздерженъ: жралъ рак[атъ]-лук[умъ], мор[оженное] и всякую дрянь. Ван[юшка] очень плохъ. Возьму для него другаго Доктора. О паспортѣ и счетѣ съ хозяйкой ничего не говорилъ. — Гулялъ. Ложусь. 11 часовъ. Продолжалъ съ большими сокращеніями[640] 1-ую часть. Хоть какъ нибудь да кончить.

17 Іюня. Всталъ въ 8, пилъ воды, надулъ солдата. Встрѣтилъ Еремѣева. Слишкомъ обрадовался. Утро читалъ. Исторія Карла I какъ по формѣ, такъ и по содержанію много выше Тьера Ист[оріи] Луд[овика] XVI. — Переписалъ дурно и мало. Обѣдалъ, читалъ, пилъ воды, болталъ дребедень съ гусаромъ [125]и Р., разсердился на Б[уемскаго]. Онъ пишетъ мнѣ, но плоха на него надежда. Небрежно написалъ двѣ страницы п[исьма] съ К[авказа]. Переписывалъ. Ложусь. 1/2 12.

[19 июня.] 18 и 19 Іюня. Вставалъ оба дня поздно. Занимался В[анюшкой], но небрежно. Обѣщалъ хозяйкѣ за квартиру и, хотя глупо, отдалъ. Не спросилъ о пачпортѣ. Скучаю и подумываю о Е[ремѣевой?], глупо! До сихъ поръ я не дѣлалъ здѣсь глупостей. Это будетъ первый городъ, изъ кот[ораго] я не увезу раскаянія. Поэтому не обвиняю себя за мелкія слабости — неумѣренность. Переписывалъ мало, но зато Б[уемскій] серьезно принялся. Ложусь. 11. —

20 Іюня. Всталъ въ восемь, пилъ воды, потомъ писалъ. Прибавилъ описаніе уборки — порядочно. В[анюшка] плохъ. Д[окторъ] былъ, я его не засталъ, онъ привезъ Совр[еменникъ], въ кот[оромъ] пов[ѣсть] М. М[ихайлова] Кружевница, очень хороша, особенно по чистотѣ Р[усскаго] языка — слово распуколка. — Былъ на бульварѣ и держалъ себя хорошо, исключая того, что принялъ какого-то барина за Е[ремѣева?] и своротилъ. Вчера получилъ письмо отъ Н[иколиньки], очень милое, но извѣстіе о Садо очень непріятно поразило меня, какъ и всегда, все, что напоминаетъ мнѣ про мои глупости — и вытекшіе изъ нихъ долги. Отъ В[алеріана] — онъ дѣльно отказывается отъ управленія Ясной — и отъ милой удивительно Маши. Завтра отвѣчу. Б[уемскій] съ своими переписками мѣшаетъ мнѣ работать. Впрочемъ я и самъ лѣнюсь. — Ложусь. 10 часовъ.

21 Іюня. Всталъ рано, куп[ался], пилъ воды,[641] писалъ. Исключая того, что не могъ удержаться, чтобы не сказать Б[уемскому], что онъ глупъ, велъ себя хорошо. Послѣ обѣда работалъ мало и на водахъ разболтался со всѣми и безъ всякой причины солгалъ, будто я изъ Правов[ѣдовъ]. Это обстоятельство такъ разстроило, что я безъ всякой цѣли, какъ угорѣлый, пошелъ ходить по бульвару. Дома занялся приведеніемъ счетовъ и бѣлья въ порядокъ. 3 руб[ля] пропали; хозяйка обвиняетъ Ив[ана] М[оисеевича], но я его горячо отстаиваю. Маша разговари[ва]ла со мной и черезъ дѣвочку прислала мнѣ 2 розана. — Она не нравится мнѣ больше; но я безпокоюсь — [126]только потому, что я мужчина, а она женщина, и живемъ мы на одномъ дворѣ. Вычиталъ выраженіе: принестъ свою лепту. Вечеръ провелъ очень пріятно, много хорошаго, неяснаго было въ мысли и воображеніи. Ложусь. 1/2 11.

22 Іюня. Всталъ рано, пилъ воды, купался. — Я замѣчаю, что разговоръ начинаетъ имѣть для меня много прелести — даже глупый. — Болталъ съ гус[аромъ] — онъ Венев[скій], и съ штатскомъ, к[оторому] солгалъ вчера. Написалъ недурную главу игры, назвался къ Дроздову. Обѣдалъ, спалъ, пилъ воды, былъ у Ерем[ѣева] и Др[оздова]. Былъ застѣнчивъ, но приличенъ. Собой доволенъ. Начинаю чувствовать необходимость и желаніе въ третій разъ переписать Д[ѣтство]. Можетъ выдти хорошо. Г-жа Дроз[дова] должно б[ыть] зла, и забавно смотрѣть, какъ она боится, чтобы ее не приняли за провинціялку. Ер[емѣевъ] также глупъ и безалаберенъ, какъ былъ всегда. Забаве[нъ] тѣмъ, что знаетъ Моск[овскихъ] В[ысшихъ?] Ч[иновниковъ?] и т. д. и тѣмъ, что здѣшніе Г-да объигрываютъ его, и тѣмъ, что у него есть не свои деньги и глупая жена, а я могъ ему завидовать! Зинаида выходитъ за Тиле. Мнѣ досадно, и еще болѣе то, что это мало встревожило меня. — Записался. Ложусь. 12. —

23 Іюня. Всталъ въ шесть, пилъ воды, ничего не писалъ, былъ Докторъ. Ван[юшка] плохъ. Написалъ письмо къ Валер[ьяну]. Б[уемскій] писалъ. Послѣ обѣда спалъ, пилъ воды, мечталъ хорошо, читалъ Часы благоговѣнія и теперь ложусь спать. Встрѣтилъ Л. съ Ерем[ѣев]ой и замѣтилъ при этомъ случаѣ за собой еще много тщеславія. — Б[уемскій] мѣшаетъ, а много было хорошихъ мыслей. Ложусь. 111/2.

24 Іюня. Въ 1-мъ часу ночи меня разбудилъ меня Б[уемскій] и крики у сосѣдей. Старика ранили; я велъ себя необдуманно и слабо, но не неприлично. Ѣлъ ракатъ-лукумъ и не спалъ до утра. Пилъ воды, купался, пилъ чай, читалъ, былъ докторъ, бралъ билеты, сидѣлъ у Б[уемскаго], получилъ книги и началъ читать Confessions, которыя къ несчастію не могу не критиковать. Обѣдалъ, спалъ до 1/2 7. Пилъ воду, чай. Написалъ порядочное письмо Сережѣ и ложусь. 123/4. Прочелъ Б[уемскому] то, что писалъ о немъ, и онъ, взбѣшенный, убѣжалъ отъ меня.

25 Іюня. Всталъ въ 6, пилъ воды, и меня разсердило, что [127]какой-то гвард[ейскій] офиц[еръ] тронулъ Бульку. Старичекъ оф[ицеръ] вступилъ со мной въ разговоръ и спрашивалъ, не изъ несчастныхъ-ли я? Онъ далъ мнѣ мысль, что надо выписать Арт[иллерійскую] программу и книги. Писалъ до обѣда нехорошо, послѣ обѣда почувствовалъ зубную боль и писалъ еще хуже, пилъ воды, купался и страдалъ ужасно отъ зубъ, теперь легче. — Ложусь. 1/2 10. Ван[юшкѣ] лучше. Б[уемскій] совсѣмъ разстроенъ. — Я раскаиваюсь въ томъ, что напрасно и больно обидѣлъ его. Въ его лѣтахъ и съ его направленіемъ, нельзя было нанести ему удара тяжеле. —

26 Іюня. Не спалъ всю ночь отъ зубной боли. Утромъ весь разнемогся и немножко трухнулъ. Получилъ письмо отъ Т[атьяны] А[лександровны], к[оторое] огорчило меня. Приготовилъ 2 письма: ей и Сережѣ; надо написать Беершѣ, Николинькѣ и о программахъ. Мечталъ о своемъ возвращеніи въ Р[оссію]. Уже не такъ радостны эти мечты, какъ бывали прежде. —

27 Іюня. Всталъ въ 8. Здоровье лучше. Писалъ письма Алекс[ѣеву] и Иславину (порядочно), отправилъ тетенькѣ и С[ережѣ]. Завтра надо написать т[етушкѣ] Ю[шковой] и Б[еершѣ]. Читалъ Hume, писалъ Д[ѣтство], читалъ Rousseau. Были хорошія мысли, но всѣ улетѣли. Б[уемскій] былъ у меня. Выучился чинить перья. Petite partie d’un grand tout, dont les bornes nous échappent, et que son auteur livre à nos folles disputes, nous sommes assez vains pour vouloir décider ce qu’est ce tout en lui-même, et ce que nous sommes par rapport à lui.[642] — Ложусь 10 [минутъ] 12[-го]. —

28 Іюня. Всталъ въ осемь, переписалъ много и хорошо, пилъ воды, гулялъ, прострѣлялъ глупо 30 к. Былъ Цвиленьевъ разжалов[анный] просилъ денегъ. Не далъ, но обѣщалъ и дамъ. Написалъ т[етушкѣ] П[елагеѣ] И[льинишнѣ]. Ложусь, без 20 м[инутъ] 12.

29 Іюня. Всталъ въ 9. Былъ Докторъ. Онъ посылаетъ на Жел[ѣзноводскъ]. Переписалъ послѣднія главы. Обѣдалъ, писалъ, пилъ воды, купался и пришелъ домой очень слабый. Прочелъ [128]Profession de foi du Vicaire Savoyard.[643] — Она наполнена противорѣчіями, неясными — отвлеченными мѣстами и необыкновенными красотами. Все, что я почерпнулъ изъ нея, это убѣжденіе въ небезсмертіи души. — Ежели для понятія о безсмертіи необходимо понятіе[644] воспоминанія о предыдущей жизни, то[645] мы не были безсмертны. А умъ мой отказывается понять бесконечность съ одной стороны. Кто-то сказалъ, что признакъ правды есть ясность. — Хотя можно спорить противъ, этаго, все-таки ясность останется лучшимъ признакомъ, и всегда нужно повѣрять имъ свои сужденія. — Совѣсть есть лучшій и вѣрнѣйшій нашъ путеводитель, но гдѣ признаки, отличающія этотъ голосъ отъ другихъ голосовъ?......... Голосъ тщеславія говорить также сильно. Примѣръ — неотомщенная обида. Тотъ человѣкъ,[646] котораго[647] цѣль есть собственное счастіе, дуренъ; тотъ, котораго[648] цѣль есть мнѣніе другихъ, слабъ; тотъ, котораго цѣль есть счастіе др[угихъ],[649] добродѣтеленъ; тотъ, котораго[650] цѣль — Богъ — великъ. Но развѣ тотъ, к[отораго] цѣль Богъ, находить въ томъ счастіе? Какъ глупо! А казалось, какія были прекрасныя мысли.[651] Я вѣрю въ добро и люблю его, но что указываете мнѣ его, не знаю. — Не отсутствіе ли личной пользы есть признакъ добра. Но[652] я люблю добро; потому что оно пріятно, слѣдовательно, оно полезно. — То, что мнѣ полезно, полезно для чего нибудь и хорошо только потому что хорошо, сообразно со мной. — Вотъ и признакъ, отличающій голосъ совѣсти отъ другихъ голосовъ. — А развѣ это тонкое различіе — что хорошо и полезно (а куда я дѣну пріятное), имѣетъ признакъ правды — ясность? Нѣтъ. Лучше дѣлать добро, не зная, почемъ я его знаю, и не думать о немъ. Невольно скажешь, что величайшая мудрость есть знаніе того, что ея нѣтъ. — [129]

Дурно для меня то, что дурно для др[угихъ]. Хорошо для меня то, что хорошо для др[угихъ]. Вотъ что всегда говорить совѣсть. Желаніе или дѣйствіе? Совѣсть упрекаетъ меня въ поступкахъ, сдѣланныхъ съ добрымъ намѣреніемъ, но имѣвшихъ дурныя слѣдствія. Цѣль жизни есть добро. Это чувство присуще душѣ нашей. Средство къ доброй жизни есть знаніе добра и зла. Но достаточно ли для этаго цѣлой жизни? И ежели всю жизнь посвятить на это, развѣ мы не будемъ ошибаться и невольно дѣлать зло?[653]Мы[654] будемъ добры тогда, когда всѣ силы наши постоянно будутъ устремлены къ этой[655] цѣли. Можно дѣлать добро, не имѣя полнаго знанія того, что есть добро и зло. Но какая ближайшая цѣль: изученіе или дѣйствія? Отсутствіе зла есть-ли добро? Наклонности и судьба указываютъ на путь, который мы должны избрать, но мы должны всегда трудиться съ цѣлью доброю. Неужели всякое развлеченіе, удовольствие, неприносящее пользы другимъ, есть зло? Совѣсть меня не упрекаетъ въ нихъ; напротивъ, она одобряетъ. Это не голосъ совѣсти. Совѣсть рано или поздно упрекаетъ во всякой минутѣ, употребленной безъ пользы (хотя бы и безъ вреда). Разнообразіе труда есть удоволъствіе. — Ложусь, безъ 1/4 11. —

30[656] Іюня. Всталъ въ 8, купался, пилъ воды дома, размышлялъ, обѣдалъ. Буемскій проигрался, и я имѣю случай быть ему полезнымъ... Пилъ воды, былъ на почтѣ, но не получилъ. Сдержалъ глупое обѣщанье Цвиленьеву — далъ 2 р. — Переписывалъ мало и дурно. —

Всякое добро, исключая добра, состоящаго въ довольствѣ совѣсти, т. е. въ дѣланіи добра ближнему, условно, непостоянно и независимо отъ меня. Всѣ 3 условія эти соединяетъ добро въ добрѣ ближнему. Удовлетвореніе собственныхъ потребностей есть добро только въ той мѣрѣ, въ к[оторой] оно можетъ[657] способствовать къ добру ближняго. Оно есть средство. Въ чемъ состоитъ добро ближняго? Оно не безусловно[658] какъ личное [130]добро. Или[659] добро то, что я нахожу такимъ по моимъ понятіямъ и наклонностямъ. Поэтому наклонности и мѣра разума не имѣютъ вліянія на достоинство человѣка. Сребролюбецъ добръ, ежели онъ даетъ денегъ; мудрый добръ, ежели онъ поучаетъ; лѣнивый добръ, ежели онъ трудится для другихъ. — Но взглядъ этотъ подлежитъ сомнѣнію, потому что онъ объэктивенъ. — Облегчать страданія людей есть добро субъективное. Но гдѣ граница между страданіемъ и трудомъ? — Страданіе физическое ясно и то условно отъ привычекъ. Хочется мнѣ сказать, что дѣлать добро — давать возможность другимь дѣлать тоже, отстранять всѣ препятствія къ этому — лишенія, невѣжество и развратъ.[660] Но опять нѣтъ ясности. Вчера меня останавливалъ вопросъ, неужели удовольствія безъ пользы дурны; нынче я утверждаю это. Человѣкъ, который пойметъ истинное добро,[661] не будетъ желать другаго. Притомъ, не терять ни одной минуты власти для познанія дѣланія добра есть совершенство. Не искать пользы ближняго и жертвовать ею для себя есть зло. Между тѣмъ и другимъ — большей или меньшей мѣрой дѣятельности — есть огромное пространство, въ которомъ поставилъ Творецъ людей и далъ имъ власть избирать. — Ложусь. 11 час[овъ]. —

1 Іюля. Всталъ поздно, погода дурная, ѣздилъ на почту, получилъ деньги и письмо, въ кот[оромъ] пишетъ о поданныхъ векселяхъ Капылова. — Напишу письмо вавтра Анд[рею] и Сережен[ькѣ]. Я могу лишиться Ясной и, несмотря ни на какую философію, это будетъ для меня ужасный ударъ, обѣдалъ, писалъ мало и дурно, ничего не сдѣлалъ добраго. Завтра кончу Д[ѣтство] и рѣшу его судьбу. Ложусь. 1/2 12. —

2 Іюля. Всталъ въ 5. Ходилъ гулять, окончилъ Д[ѣтство] и поправлялъ его. Обѣдалъ, читалъ N[ouvelle] H[éloïse][662] и написалъ черновое п[исьмо] Р[едактору]. Справедливость есть крайняя мѣра добродѣтели, къ к[оторой] обязанъ всякій. Выше ея[663]ступени къ совершенству, нижепорокъ.

Необходима-ли и полезна-ли молитва? Въ этомъ можетъ убѣдить [131]только опытъ. Исполняетъ-ли Богъ наши молитвы, и[664] во всѣхъ-ли людяхъ замѣтно это стремленіе? Вотъ уже два доказательст[ва] ея пользы, a нѣтъ доказательствъ противъ. Она полезна потому, что[665] не вредна и есть моральное уединеніе. 11-й часъ, ужинаю и ложусь. Кажется, зубы не дадутъ спать. Я отъ души подумалъ и сказалъ, что зубная боль доставляетъ больше цѣны здоровью.

3 Іюля. Всталъ въ 7. Ходилъ гулять, поправлялъ Д[ѣтство], написалъ п[исьмо] Р[едактору], получилъ милыя п[исьма] отъ Т[атьяны] А[лександровны], Н[иколиньки] и Ф[едуркина], глупое отъ М[итиньки] и А[ндрея] и непріятное отъ В[алерьяна?]. Ходилъ на провалъ, получилъ 50 р. отъ А[лексѣева] и дома пилъ чай, болталъ съ Б[уемскимъ], поправлялъ и написалъ п[исьмо] В[алерьяну] о продажѣ Г[рецовки] и М[остовой]. Велѣлъ написать дов[ѣренность]. Ложусь. 11. Очень нервы разстроены.

4 Іюля. Ванюшка разбудилъ меня въ 5-мъ ч[асу]. Всталъ, окончилъ поправлять и написалъ письма: Федур[кину] (хорошо), Кап[ылову] (порядочно), Т[атъянѣ] А[лександровнѣ] (все хорошо), Беершѣ (умно, но небрежно). Написалъ довѣренность и прошеніе, и все отправилъ на почтѣ довольно аккуратно. Обѣдалъ и ничего не дѣлалъ, пилъ воды; съ слишкомъ большимъ удовольствіемъ смотрѣлъ на Крюк[ову] и злословилъ. Имѣлъ неостор[ожность] выпить бут[ылку] кисл[ыхъ] щей и вслѣдствіе этаго распрыгался и теперь потѣю. — Цѣль, найденная мною въ жизни, не такъ ужъ занимаетъ меня. Неужели это не истинное, твердое правило; а одна изъ тѣхъ мыслей, к[оторыя] подъ вліяніемъ самолюбія, тщеславія и гордости, также скоро рождаются, какъ изчезаютъ? Нѣтъ, это правило истинно. Моя совѣсть говорить мнѣ это. Я хочу, чтобы вслѣдствіи однаго этаго умозренія вся жизнь моя пошла-бы лучше и легче. Нѣтъ, правило это нужно подтверждать дѣйствіями, и тогда дѣйствія оправдаются правиломъ. Нужно трудиться. — Написать письмо Николинькѣ и Дьякову. Сначала писать пи[сьмо] съ К[авказа]. — Я очень слабъ, и бородавки все не сходятъ, ложусь. 10-й часъ. Доктору далъ 15 р. За даромъ. — [132]

5 Iюля. Всталъ въ 5. Ходилъ гулять, разсердился на барыню, к[оторая] заговорила со мной о Булькѣ. Былъ у И[льи] Т[олстого], не засталъ его дома. Приѣхалъ Хилк[овскій], я былъ очень радъ. Я люблю его. Обѣдалъ, писалъ п[исьмо] съ К[авказа], началъ хорошо, а кончилъ небрежно, пилъ воды, гулялъ, разочаровался насчетъ К[рюковой]. Ко мнѣ пришелъ Тол[стой?] съ какимъ-то Шишк[инымъ?] Я болталъ съ ними съ удовольствіемъ, но завтра не пойду, хотя и обѣщалъ. Незачѣмъ. Между нами слишкомъ мало общаго. Безалаберный день, но я[666] доволенъ собою. Завтра ѣду въ 10 ч[асовъ]. Ложусь. 10. —

6 Іюля. [Железноводск]. Всталъ въ 6. Зубы всѣ разболѣлись, однако, поѣхалъ въ Ж[елѣзно]в[од]скъ и, несмотря на ужасныя страданія, не стоналъ и не сердился. Спалъ, болталъ съ[667] и игралъ въ шахматы. Я говорилъ съ нимъ о цѣли, которую я нашелъ въ жизни. Жалѣю, что я это сдѣлалъ. Видно я уже не такъ дорожу этой мыслью, коли рѣшаюсь разсказывать и доказывать ее другимъ; а впрочемъ, это лучшее изъ всего, что я думалъ или читалъ. — Это — правда. Ложусь. 12-й часъ. —

7 Іюля. Всталъ въ 6, зубы болѣли и чувствовалъ большую слабость, пилъ воду. — Лѣсъ очень хорошъ. Написалъ письмо къ Т[атьянѣ] А[лександровнѣ], кот[орое] не пошлю, и письмо Н[иколинькѣ]. — Надо торопиться скорѣе окончить сатиру моего п[исьма] съ Кавк[аза], а то сатира не въ моемъ характерѣ. — Пилъ воду, купался, опять простудилъ зубы, и теперь болятъ. Лягу въ 11. —

8 Іюля. Всталъ въ 8. Пилъ воду и купался, писалъ п[исьмо] съ К[авказа] порядочно. Зубы болѣли, читалъ съ большимъ удовольствіемъ Confessions. Приѣхалъ Х[илковскій] и А[лиферъ]. Съ первымъ разсуждалъ о моихъ артилер[ійскихъ] планахъ, онъ сказалъ дѣльное опроверженіе — негоризонтальное положение колесъ. Подумаю объ этомъ. Б[уемскій] вступился въ разг[оворъ], и я оскорбилъ его. Ложусь съ страшной з[убной] б[олью]. 11-й часъ. —

9 Іюля. Всталъ въ 8. Страдалъ отъ зубъ, однако лучше, и цѣлый день читалъ Confessions. 2-ая часть для меня совершенно [133]нова. Былъ А[лиферъ] и говоритъ, что мнѣ надо служить 2 года. Ежели это такъ, то я выйду въ отставку. — Мои неудачи ведутъ меня къ презрѣнію людскаго мнѣнія. Благодарю за нихъ Бога. — Ложусь 11 часовъ.

10 Іюля. Всталъ поздно и въ самомъ дурномъ расположеніи духа. Гулялъ — слабость и зубная боль. — Услалъ Б[уемскаго] въ Пятигорскъ за свѣденіями и впередъ уже успокоился. Гулялъ съ Х[илковскимъ], онъ очень надоѣдаетъ мнѣ, принялъ ванну, зубы не болѣли. А[лиферъ] б[ылъ] у меня — онъ Нѣмецъ. 2 Мысли прелестныя и возможныя, но слишкомъ хорошiя, чтобы сбыться. Жить въ 3-емъ: Н[иколинька], М[аша] и я. В[алерьянъ] разумѣется будетъ мѣшать; но эти 3 лица такъ хороши, что они и его бы сдѣлали хорошимъ. — 2-я) Отдать Ясн[ую] Н[иколинькѣ] и получать ежегодно 600 р[ублей] сер[ебромъ]. Ежели я останусь служить здѣсь, то сдѣлаю это. — Ложусь. 11 ч[асовъ].

11 Іюля. Всталъ въ 7. Читалъ цѣлый день Confessions и больше ничего не дѣлалъ. — О 6-мѣсяч[номъ] правѣ Б[уемскій] ничего не нашелъ. — Я говорилъ А[лиферу] и завтра скажу еще. Я твердо рѣшился на одно изъ двухъ — или отставка или экзаменъ? Зубы болятъ, лѣнивъ, разстроенъ. — Ложусь. 12 ч[асовъ].

12 Іюля. Всталъ поздно, пилъ, купался и ровно цѣлый день ничего не дѣлалъ. Довольно болтаться. Съ завтрашняго дня кончаю дѣло съ Ал[иферомъ] и начинаю заниматься серьезно. Читалъ М[ихайловскаго-] Д[анилевскаго] — плоско. Ложусь. 11-й часъ.

13 Іюля. Всталъ рано, пилъ воду, купался. Началъ было писать, но не пишется. Обѣдалъ, слушалъ, какъ Б[уемскій] читалъ М[ихайловскаго-] Д[анилевскаго], и зубы разболѣлись. Былъ у Алифера и простудился. Еще съ утра сильно болитъ нога. Пилъ воду, видѣлъ Ал[ифера], но не поговорилъ о дѣлахъ. Все напишу завтра въ убѣдительномъ письмѣ Ник[олинькѣ]. Кончилъ М [ихайловскаго-] Д[анилевскаго]. Жалко, что Б[уемскій?] такъ смѣлъ и такъ дѣтски патріотеченъ, не говоря о томъ, что ограниченъ. — Зубы болѣли ужасно. Лечусь у Д[роздова?]. —

Стремленіе плотидобро личное. Стремленіе душидобро [134]Страница:L. N. Tolstoy. All in 90 volumes. Volume 46.pdf/158 [135]меня. — Лѣнь и дурное расположеніе одолѣваютъ меня. — Б[уемскій] такъ непріятенъ, что я разлучаюсь съ нимъ. Смотрѣлъ на захожденіе солнца. Разжалованный женатый Европеусъ очень интересуетъ меня. — Ложусь. 10 ч.

18 Іюля. — Вчера не могъ долго заснуть отъ[668] ревматизмовъ и луннаго свѣта, сидѣлъ у окна и[669] думалъ много хорошаго. Всталъ поздно. Пилъ воду, купался, знакомился, гулялъ, болталъ и ровно ничего не дѣлалъ. Обдумываю планъ Р[усскаго] помѣщичьяго романа[670] съ цѣлью. Я молюсь такъ: Боже, избави меня отъ зла, т. е. избави меня отъ искушенія творить зло, и даруй мнѣ добро, т. е. возможность творить добро. Буду ли я испытывать зло или добро?да будетъ воля твоя! — Неужели я никогда не выведу понятіе о Богѣ такъ-же ясно, какъ понятіе о добродѣтели? Это теперь мое сильнѣйшее желаніе. Наказаніе[671] есть несправедливость. Возмездіе не можетъ опредѣлять человѣкъ, онъ слишкомъ ограниченъ, — онъ самъ человѣкъ. Наказаніе, какъ угроза, несправедливо, потому что чел[овѣкъ] жертвуетъ вѣрнымъ зломъ сомнительному добру. — Устраненіе — даже смерть — справедливы. Смерть не есть зло, ибо это есть несомнѣнный законъ Бога. — Понятіе о Богѣ проистекаетъ изъ сознанія слабости человѣка. — Ложусь. 1/2 10. Мнѣ кажется, что все время моего пребыванія въ Желѣзноводскѣ въ головѣ моей перерабатывается и приготовляется много хорошаго (дѣльнаго, полезнаго), незнаю, что выйдетъ изъ этаго.—

19 Іюля. Всталъ въ 6, обыкнов[енный] обр[азъ] жиз[ни]. Здоровье было хорошо. Въ лѣсу простудился и опять почувствовалъ боль въ ногахъ и зубахъ. Ничего ровно не дѣлаю, но веду себя хорошо; ежели только можно вести себя хорошо праздно. — Скучаю. Нѣтъ ни мыслей, ни энергій, или нѣтъ энер[гій], потому что нѣтъ мыслей. Ложусь. 12 ч[асовъ]. Спалъ днемъ. Читалъ книгу Конради. —

20 Іюля. Ночь не спалъ, всталъ въ 6, пилъ воду дома, былъ у Рожера. — Перешелъ въ 8-й №. Здоровье какъ будто лучше; но все ничего не дѣлаю. Не курю[672] съ нын[ѣшняго] дня. Завтра [136]начинаю передѣлывать п[исьмо] съ К[авказа], и себя замѣню волонтеромъ. — Ложусь. 1/2 10. —

21 Іюля. Леченіе или лѣнь мѣшаютъ мнѣ заниматься, не могу ни за что приняться; даже ни о чемъ серьезномъ не думаю; однако, веду себя хорошо. Я довольно спокоенъ и почти совсѣмъ здоровъ. — Боюсь только, чтобы не открылась в ..... Кончу пять ваннъ и поѣду прямо домой. Ложусь. 10.

22 Іюля. Всталъ въ 6. Погода гадкая, пилъ дома воду и убѣдился, что у меня опять ш..... Воля Бога! все къ лучшему. Всѣ болѣзни мои приносили мнѣ явную моральную пользу; поэтому и за это благодарю Его. — Опять ничего не дѣлалъ. Написалъ письмо Н[иколинькѣ] съ О[голинымъ?], к[оторый] ѣдетъ завтра. Сажусь играть въ шахматы. 12-й часъ. Спалъ днемъ. —

23 Іюля. Рожеръ сказалъ, что у меня нѣтъ ш..... Ничего не дѣлаю, курю. Ложусь. 11. —

24 Іюля. Также разстроенъ, также празденъ. Сомнѣваюсь насчетъ здоровья. У меня былъ Сухотинъ, и я съ удовольствіемъ говорилъ съ нимъ о выборахъ. Несмотря на его добродѣтельныя рѣчи, онъ долженъ быть хитрый и самолюбивый, но добронамѣренный человѣкъ. Ложусь. 11-й часъ. —

25 Іюля. Шляндую, здоровье ни то, ни сё. Однако упрекать себя не въ чемъ. Ложусь. 10 м[инутъ] 11-го. —

26 Іюля. [[2]]. Зубы съ послѣ обѣда и теперь еще болятъ ужасно. Плохо. Ложусь, но не засну. 11-й часъ. —

27 Іюля. Всталъ невовремя, весь день б[ылъ] самъ не свой. Р[ожеръ] б[ылъ] у меня и не рѣшилъ еще ничего. Ложусь. 11-й. Б[уемскій] имянин[никъ.]

28. Во всѣхъ отношеніяхъ все то же. Получилъ письмо отъ А[ндрея?]. —

29. Р[ожеръ] былъ, не начинаетъ леченія. Остаюсь здѣсь до четверга. Все тоже самое. — Хорошо. —

30. Все тоже самое, однако праздность начинаетъ надоѣдать мнѣ. Ложусь. 12. —

31) Тоже самое. Кажется, я ужасно болѣнъ физически, — и навѣрно — въ ужасномъ моральномъ положеніи.

[1 августа. Пятигорск.] 1 Августа. Приѣхалъ въ Пятигорскъ. — Здоровье тоже. Морально лучше. Р[ожеръ] корыстенъ; [137]но я не поддамся. — Спрошу денегъ у Х[илковскаго]. — Ложусь 1/2 10. —

2 Августа. Неизвѣстность, праздность.[673] Взялъ денегъ у Х[илковскаго]. Читалъ утромъ Politique немного, но хорошо. —

3 А. Всталъ рано, [[3]]. Х[илковскій] уѣхалъ. Расположеніе духа прекрасное, провелъ цѣлый день въ саду. Читалъ Politique. — Въ романѣ своемъ я изложу зло Правленія Р[усскаго], и ежели найду его удовлетворит[ельнымъ], то посвящу остальную жизнь на составленіе[674] плана арист[ократическаго] избирательн[аго], соеди[неннаго] съ Монар[хическимъ], правленія, на основаніи существующ[ихъ] выборовъ. Вотъ цѣль для добродѣтельной жизни. Благодарю тебя, Г[оспо]ди, дай мнѣ силы.

4 А. Всталъ рано, былъ на базарѣ, гулялъ съ Б[уемскимъ], болталъ съ нимъ. О, какъ тяжела мнѣ праздность! Былъ у Ер[емѣева], сидѣлъ на бульварѣ. — Читалъ. У насъ походъ. Однако я хочу выйдти въ отставку. Должно б[ыть] завтра ѣду. —

[5 августа. Георгиевская.] 5 А. Всталъ рано, б[ылъ] у Р[ожера] и далъ ему даромъ 15 р. Убирался въ дорогу и выѣхалъ въ 2. Все хорошо. На дорогѣ молился вслухъ и присутствіе Б[уемскаго] дѣйствительно возбуждало меня въ истинной молитвѣ. Неужели и тутъ тщеславіе? Въ Георгіевс[кой] ночую. —

[6 августа. Галюгай.] 6 А. Дорога: мечты, мелкія досады, безалаберщина. Думаю и передумываю о походѣ, и все ни на что не рѣшился. Обдумаю съ братомъ и когда узнаю все хорошенько. — Будущность занимаетъ насъ больше дѣйствительности. Эта наклонность хороша, ежели мы думаемъ о будущности того міра. Жить въ настоящемъ, т. е. поступать наилучшимъ об[разомъ] въ настоя[щемъ] — вотъ мудрость. Въ Галюгаѣ. Познакомился съ Арм[ейскимъ] Кап[итаномъ] и поѣду къ нему въ К. —

[5 августа. Старогладковская.] 7, 8 Ав. Пріѣхалъ вчера. Мнѣ хорошо, рѣшился дожидаться спокойно офиц[ерскаго] чина. — Ученья, разговоры. — Ложусь. 11 ч[асовъ]. Получилъ отъ С[ережи] письмо, к[оторое] опечалило меня. [138]

9 А. Б[ылъ] на ученьи, объяснялся съ А[лексѣевымъ]. 6 часовъ болѣли зубы. Собой доволенъ. —

10 Августа. — Шлялся, болталъ, здоровъ. —

11 А. Всталъ рано, гулялъ, обѣдалъ дома, спалъ, — гулялъ. Нѣтъ ни воздержанія, ни дѣятельности, ни послѣдовательности. Даже и думать ни о чемъ не хочется. Упрекнуть, однако, себя не въ чемъ; и то хорошо. Можно поглупѣть съ здѣшнимъ обр[азомъ] жизни. Примѣръ — Н[иколинька]. —

Примусь за старую методу: впередъ опредѣлять занятія.— Охота, дома письмо С[ережѣ], читать Contrat Social. — Послѣ обѣда — обдумывать планъ п[омѣщичьяго] р[омана] и гулять верхомъ. —

[13 августа.] 12 провелъ по обыкновенію, много ходилъ и вечеромъ объѣлся дыней, поэтому 13 А. лихорадка и рѣзь. Нетерпѣливо переносилъ страданія.

14 А. Лихорадки не было, отдыхалъ, думалъ, читалъ, написалъ письмо Т[атьянѣ] А[лександровнѣ]. Ложусь поздно.

15 А. Былъ на ученьи, встрѣтился съ А[лексѣевымъ], к[оторый] продолжалъ дуться. Былъ на охотѣ съ Н[иколинькой], к[оторый] былъ очень милъ; на душѣ хорошо, но грустно — не знаю отъ чего. —

15 А. Дурное утро. Былъ на ученьи, ѣздилъ верхомъ. Болталъ съ А[лексѣевымъ?] — Х[илковскимъ]. Пак[унька] соблаз[няетъ] меня. Простота. Вотъ качество, к[оторое] я желаю пріобрѣсти больше всѣхъ другихъ. Завтра будетъ Бриг[адный], и я назн[аченъ] дежур[нымъ].

16. Былъ дежурнымъ. Провелъ весь день въ безалаберной дѣятельности. Очень усталъ и многое узналъ, хотя ненужное, но новое. —

17[675] А. — Былъ на смотру. Лучшее, что[676] я могу ожидать отъ службы, это то, чтобы выдти въ отставку. Прійдя съ смотра, спалъ до 9 часовъ. Голова очень свѣжа. Причины упадка литературы: — чтеніе легкихъ сочиненій сдѣлалось привычкой, а сочиненіе сдѣлалось занятіемъ. Написать въ жизни одну хорошую книгу, слишкомъ достаточно. — И прочесть тоже. Дисциплина [139]необходима только для[677] завоевателей. — Для каждаго человѣка существуетъ одинъ особенный путь, по кот[орому] каждое положеніе[678] дѣлается для него истиннымъ. Ничто не убѣдило меня въ существовании Бога и нашихъ отношеній къ Н[ему], какъ[679] мысль, что[680] способности всѣмъ животным даны сообразно съ потребностями, к[отор]ымъ онѣ должны удовлетворять. Ни больше, ни меньше. Для чего-же дана человѣку способность постигать: причину,[681] вѣчность, безконечность, всемогущество? Положеніе это (о с[уществованіи] Б[ога]) — гипотеза, подтвержденная признаками. — Вѣра, смотря по степени развитія человѣка, дополняетъ ея правдивость.

18 А. Вотъ 4 правила, к[оторы]ми руководствуются люди: 1) Жить для своего счастія. 2) Жить для своего счастія, дѣлая какъ можно меньше зла другимъ. 3) Дѣлать для другихъ то, что желалъ бы, чтобы др[угіе] дѣлали для меня. 4) Жить для счастія др[угихъ]. — Цѣлый день б[ылъ] на службѣ или съ бр[атомѣ] и офиц[ерами]. Планъ романа начинаетъ обозначаться. —

10) Жилъ, какъ живется, читалъ всякую дрянь и обдумывалъ планъ романа. Очень хорошо себя чувствую.

20) Охотился утромъ съ братомъ, вечеромъ съ Султановымъ убилъ 4 фазан[овъ], день провелъ славно. —

21) Охотился утромъ, вечеромъ болѣли зубы до утра.

22) Утро б[ылъ] слабъ. Пріѣхали кунаки и вмѣстѣ съ Сул[тановымъ] надѣл[али] безпорядокъ страшный, ходилъ на охоту, убилъ 2 фаз[ановъ]. Цѣлый день не въ духѣ.

23 А. Б[ылъ] Дежурнымъ. — Кунаки надоѣдаютъ. — Dans le doute abstiens-toi.[682]

24 Авг. Былъ на охотѣ и на ученьи. —

25. Убилъ бекаса. — 2 раза на ученьи. — Нельзя[683] требовать возможности совершенной невинности отъ самаго себя. Какъ часто весь родъ человѣческій[684] отступалъ отъ справедливости! [140]Надо работать умственно. Я знаю, что б[ылъ]-бы счастливѣе, не зная этой работы. Но Богъ поставилъ меня на этотъ путь: надо итти по немъ.

26 Ав. — Охота — 5 бек[асовъ]. Ученье. Звалъ къ себѣ Пак[уньку] — хорошо что она не пошла. — Не буду ходить по ея улицѣ. — Я какъ будто боюсь своихъ мыслей — стараюсь забыться.[685] Зачѣмъ принуждать. — Я счастливѣе такъ, чѣмъ когда я безплодно думаю. —

27. Ученье. — Охота съ бор[зыми], убилъ курочку. — Прошелъ по ул[ицѣ].

28 Ав. 1852[686]. Мнѣ 24 года; а я еще ничего не сдѣлалъ. — Я чувствую, что недаромъ вотъ ужѣ 8 лѣтъ, что я борюсь съ сомнѣніемъ и страстями. Но на что я назначенъ? Это откроетъ будущность. Убилъ 3 бек[асовъ]. —

29. Ходилъ съ Н[иколинькой] на охоту; убилъ фаз[ана] и зайца. Спалъ, получилъ письмо изъ Петер[бурга] отъ Ислав[ина] (гадкое письмо, на к[оторое] я отвѣчу вмѣсто колкостей, какъ я было хотѣлъ это сдѣлать, истиннымъ презрѣніемъ — молчаніемъ) и отъ Ред[актора], к[оторое] обрадовало меня до глупости. О деньгахъ ни слова. Завтра писать письма: Нек[расову], Буем[скому] — и сочинять.

30 А. Ходилъ съ Н[иколинькой] на охоту. Видѣлъ оленя, убилъ фазана. — Обѣдалъ, ходилъ въ сады и за бек[асами]. Ходилъ по ул[ицѣ], сухо обошелся съ П[акуленькой?] — Н[иколинька] совѣтуетъ ѣхать на К[уринскій?] П[остъ?]. Обдумаю. —

1-е Сентября. 2 раза на ученьи, охотился, убилъ бекаса, ничего не дѣлалъ, но думалъ хорошо. —

2 С. Конное уч[енье]. Вечер[омъ] убилъ 3 фаз[ановъ]. Какая прелесть Давидъ Коперфильдъ.

3 С. Видѣлъ мѣсяцъ съ л[ѣвой] ст[ороны]. — Влеченіе души есть: добро ближнимъ. Влеченіе плоти есть: добро личное. Въ таинственной связи души и тѣла заключается разгадка противорѣчащихъ стремленій. Я должно быть не доспалъ и, прійдя съ ученья, б[ылъ] очень не въ духѣ. — Употреблю все время, к[оторое] принужденъ буду остаться здѣсь, на то, чтобы [141]быть лучше и приготовить себя къ той жизни, к[оторую] я избралъ. —

3 Сент. Ученье и охота. Здоровъ и спокоенъ. Написалъ Буемскому.

4 С. Убилъ 3 фаз[ановъ], очень усталъ и простудился. Лежалъ и читалъ остальное время. —

5 С. Цѣлый день б[ылъ] дома. — Горло болитъ. Написалъ п[исьмо] къ Некр[асову]. Лѣнь писать, а хочется. —

6 С. Горло болитъ. Я подумываю и о чахоткѣ и о в...... — Читалъ цѣлый день.

7 С. Боленъ и разстроенъ.

8 С. Здоровье все хуже, но духомъ бодрѣе. —

9 С. Здоровье очень худо. —

[10 сентября. Кизляр]. 10 С. Поѣхалъ въ К[изляръ]. Здоровье б[ыло] еще хуже...

11 С. Еще хуже, пускалъ кровь.

12 С. Поправляюсь и морально очень свѣжъ. —

[16 сентября. Под Кизляром]. 13 С. Поѣхалъ къ С[ултанову] и пробылъ у него 14, 15, 16. Объѣдался, охотился и дулся на Пер[епелицына], к[оторый] для меня Докторъ Фель. Получилъ нынче письмо отъ Н[иколиньки]. Онъ выходитъ въ отставку.

[17 сентября. Старогладковская]. 17 С. Шелъ охотой изъ К[изляра] въ Стар[огладковскую]. Очень неосновательно. —

19 С. Охотился. Планъ м[оего] р[омана], кажется, достаточно созрѣлъ. Ежели теперь я не примусь за него, то значитъ, я неисправимо лѣнивъ. —

20 С. Охотился съ Н[иколинькой] убилъ ф[азана] и п[ѣтуха?]. Пріѣхалъ Ушаковъ, и этотъ прохвостъ своимъ апломбомъ смущаетъ меня. Съ 5 часовъ болятъ зубы ужасно. Сейчасъ пѣли пѣтухи.

21 С. Цѣлый день болѣли зубы, читалъ для пр[оцесса] чт[енія]. —

22 Сент. Зубы перестали болѣть, и я сѣлъ было писать, но пріѣхалъ Цезарханъ и помѣшалъ мнѣ. Ходилъ съ С[улимовскимъ] на охоту, убилъ 3 ф[азановъ]. Читалъ Истор[ію] войны 13 года. Только лѣнтяй или ни на что не способный человѣкъ можетъ говорить, что не нашелъ занятія. — Составить истинную [142]правдивую Исторію Европы нынѣш[няго] вѣка. Вотъ цѣль на всю жизнь. — Есть мало эпохъ въ исторіи столь поучительныхъ, какъ эта, и столь мало обсуженныхъ — обсуженныхъ безпристрастно и вѣрно, такъ, какъ мы обсуживаемъ теперь ист[орію] Египта и Рима. — Богатство, свѣжесть источниковъ и безпристрастіе историческое, невиданное — совершенство. Передъ тѣмъ, какъ я задумалъ писать, мнѣ пришло въ голову еще условіе красоты, о кот[оромъ] и не думалъ — рѣзкость, ясность характеровъ.

23 С. Ѣздилъ съ собаками. Скучалъ. Спалъ. Убилъ фазана. Обдумывалъ планъ романа и началъ писать его. Надо сдѣлать усиліе надъ лѣнью и завтра — дурно-ли, хорошо — писать.

24 С. Писалъ лѣниво, и хотя не слишкомъ скверно, но насколько хуже того, какъ я думалъ! Нѣтъ сходства. Надо писать и писать. Одно средство выработать манеру и слогъ. —

25 С. Горло болѣло, поэтому не могъ преодолѣть себя — заставить писать. Написалъ дѣловое и дѣльное письмо Валер[ьяну]. Читалъ всякую дребедень.

26 Сент. Горло болитъ, однако написалъ листа 11/2, и порядочно, но отступленіе. Кажется, что причина моей болѣзни невоздержаніе и разстройство желудка.

27 Сент. Я почти убѣдился, что представленіе мое не пойдетъ; напишу въ Питеръ, чтобы окончательно убѣдиться въ этомъ. Здоровье хорошо, писалъ немного, болталъ съ Ник[олинькой] и провелъ день хорошо. Въ числѣ вопросовъ, кот[орые] я стараюсь рѣшить въ моемъ романѣ, вопросъ объ оскорбленіяхъ занимаетъ и сильно затрудняетъ меня. Или я слишкомъ гордъ, или дѣйствительно я былъ слабъ въ тѣхъ случаяхъ, только когда я вспоминаю о нихъ, я чувствую что-то въ родѣ раскаянія. —

28 Сентября. Вчера не могъ заснуть до 2-хъ пѣтуховъ, и мечталъ и думалъ славно. Читалъ геометрію, анг[лійскую] Ист[орію], ход[илъ] въ сады, б[ылъ] у Н[иколиньки] и разгорячился въ спорѣ съ нимъ, чего давно со мной не было — дурно. Писалъ, порядочно.

29 С. Зубы болѣли. Ник[олинька], по случаю какого-то химическаго спора разсердился на меня, и я не сумѣлъ безъ досады отклониться отъ разговора. Написалъ 3 письма: Ислав[ину], [143]Талгрену и Валер[ьяну]. Читалъ новый Современ[никъ]. Одна хорошая повѣсть, похожая на мое Д[ѣтство], но[687] неосновательная.

30 Сент. Нездоровится, нога и скулы ломятъ. Писалъ немного, ѣздилъ на охоту. Получилъ письмо отъ Нек[расова] — похвалы, но не деньги.

1 Октября. Отпустилъ Шкалика, порядочно. Ежели я[688] каждый день буду писать по стольку, то въ годъ напишу хорошій романъ. — Скучно безъ Ник[олиньки], хотя устроилъ порядокъ.

2 Ок. Всталъ рано,[689] дома читалъ, пришелъ Ник[олинька]. Я пошелъ къ нему до обѣда. Послѣ обѣда спалъ, походилъ, написалъ п[исьмо] Т[атьянѣ] А[лександровнѣ], любовался на Яп[ишку. Яп[ишка], Сафа — гильды, казачьи хороводы съ пѣснями и стрѣльбой, шакалки и славная звѣздная ночь — славно. Особенный характеръ. Написалъ пол-листа хорошо. — Мнѣ съ Ник[олинькой] бываетъ иногда неловко. Лучшее средство нестѣсняться. Ежели непріятно съ нимъ быть — не быть съ нимъ.

3 Окт. Ходилъ на охоту. Ужасно все время болѣли зубы. Ничего не написалъ, а задумался надъ заключеніемъ романа. —

4 Окт. Разрѣшилъ вопросъ о заключеніи романа: послѣ описи имѣнья, неудачной службы въ столицѣ, полуувлеченія свѣтскостью, желанія найдти подругу и разочарованія въ выборахъ, сестра Сухонина[690] остановитъ его. Он пойметъ, что увлеченія его (нe дурны), но вредны, что можно дѣлатъ добро и быть счастливымъ, перенося зло. — Убилъ 4 ф[азановъ], б[ылъ] въ банѣ. У А[лексѣева], к[оторый] уволилъ меня отъ дежурствъ.

5 Окт. Ѣздилъ съ борзыми, ничего не нашелъ, спалъ, была п......... У меня были всѣ офицеры. Ничего не написалъ. Мнѣ кажется, что я здѣсь, — на Кав[казѣ], — не въ состояніи описать крестьянскій быть. Это смущаетъ меня. —

6 Окт. Былъ на ученьи по своей охотѣ, и Ник[олинька] [144]до обѣда. Послѣ обѣда читалъ, ходилъ за ф[азанами] и опять читалъ. Писать не принимаюсь серьезно. Нѣтъ увѣренности. —

7 Окт. Ходилъ на охоту съ гончими, стрѣлялъ по лани и свиньѣ, недостало хладнокровія. Получилъ письмо отъ новаго управл[яющаго]. Расходы огромные, пчелъ продали, запашка неудовлетворительная. — О главномъ мнѣ и не пишутъ, и я не знаю.[691] Ежели-бы я могъ быть тамъ! и спокоенъ. Дорого плачу я за свои увлеченія. Чувствую свою цѣль и не могу ее[692] достигать. Не могу дѣлать добро. Боже, помоги мнѣ.

8 Окт. Былъ весь день до вечера в странномъ положеніи непреодолимой апатіи: ни читать — ни писать. Читалъ какую-то дрянь, потомъ написалъ 11/2 листа. Надо навсегда отбросить мысль писать безъ поправокъ. 3, 4 раза — это еще мало. Вчера посылалъ В[анюшку] въ казармы за грубость. Я больше, чѣмъ когда нибудь рѣшился выдти въ отставку; на какихъ бы то ни было условіяхъ. Служба мѣшаетъ двумъ призваніямъ, к[оторыя] единственно я созналъ въ себѣ, особенно лучшему, благороднѣйшему, главному, и въ томъ, въ к[оторомъ] я болѣе увѣренъ найти успокоеніе и счастіе. Все рѣшится тѣмъ, представилъ или нѣтъ меня Бр[иммеръ]. Ежели представилъ, то я жду [писать въ] Петерб[ургъ и,] ежели нѣтъ, то я тотчасъ-же подаю въ отставку. —

9 Окт. Всталъ и писалъ довольно легко и хорошо 1/2 листа, немного лѣнился, ходилъ, убилъ 2 ф[азановъ]. Желудокъ мой совершенно разстроенъ. Это лучшее средство пріучить себя къ воздержанію. Написалъ письмо Вал[ерьяну] и Н[овому] Управляющему]. —

10 Окт. Цѣлый день лѣнился. Убилъ 2 куропатокъ. Весело болталъ съ Ник[олинькой].

11 Окт. Ѣздилъ съ собак[ами], ничего не затравилъ. Скучно, отдаю собакъ Ник[олинькѣ]. Усталъ, б[ылъ] въ банѣ, у Ник[олиньки] и гуляю с Яп[ишкой].

12[693] Октября. Ѣздилъ на охоту, ходилъ на охоту, [[5]]. Принимался писать, но нейдетъ. — Завтра буду писать хорошенько [145]и примусь за математику. Надо испытать магнит[ный] пасъ, о к[оторомъ] я прочелъ въ С[овременникѣ?]. Я долженъ имѣть силу.[694]

13 Окт. Почта мучаетъ меня ожидан[іемъ]. Ходилъ съ Н[иколинькой] и одинъ, убилъ 2 фаз[ановъ], много писалъ. [[5]] — Хочу писать К[авказскіе] О[черки] для образованія слога и денегъ.

14 Октября. Былъ на охотѣ съ Н[иколинькой], Х[илковскимъ] и С[улимовскимъ]. Усталъ, всѣ у меня обѣдали и болтали до ночи. Чувствую себя весьма хорошо, желудокъ поправился; [[5]].

15 Окт. Ходилъ съ Х[илковскимъ] на охоту, передъ этимъ немного написалъ. Остальной день отняли у меня Г-да Оф[ицеры].

16 Окт. Die goldene Mittelstrasse![695] То я слишкомъ принуждалъ себя, теперь-же я начинаю слишкомъ опускаться. — [[3]]. Былъ[696] до вечера на охотѣ, вечеръ читалъ и болталъ. —

17 Окт. Съ утра принялся было писать, но бросилъ [[5]]. Послѣ обѣда Янышкевичь мѣшалъ мнѣ до вечера. Б[ылъ,] у Н[иколиньки], ужиналъ, ложусь спать. — Помоги мнѣ, Господи: переломить свою лѣнь — привыкнуть къ труду и полюбить его. —

18 Окт. Писалъ[697] хорошо, послѣ обѣда б[ылъ] у Н[иколиньки] и въ банѣ. [[2]]. Я начинаю желать б[ыть] въ походѣ. Читалъ Племянницу. Очень хорошо. —

19 Окт. Простота есть[698] главное условіе красоты моральной. Чтобы чит[атели] сочувствовали герою, нужно, чтобы они узнавали въ немъ столъко-же свои слабости, сколько и добродѣтели, добродѣтели возможныя, слабостинеобходимыя. Мнѣ пришла мысль заниматься музыкой. Тѣмъ или другимъ, но надѣюсь, что съ завтрашняго дня начну работать неусыпно. — Мысль романа счастлива — онъ можетъ быть не совершенство, но онъ всегда будетъ полезной и доброй книгой. Поэтому надо за нимъ работать и работать, не переставая. Ежели п[исьмо] [146]отъ Р[едактора] побудитъ меня писать Оч[ерки] Кавк[аза], то вотъ программа ихъ: 1) Нравы народа: а) Исторія[699] Сал.,[700] b) Разсказъ Балты, с) Поѣздка въ Мамакай-Юртъ. 2) Поѣздка на море: а) Исторія Нѣмца, — b) Армянское управленіе, с) Странствованіе кормилицы. 3) Война: а) Переходъ, b) Движеніе, с) Что такое храбрость? —[701] Основанія романа Р[усскаго] Пом[ѣщика]: Герой ищетъ осуществленiя идеала[702] счастія и справедливости въ деревенскомъ быту. Не находя его, онъ, разочарованный, хочетъ искать его въ семейномъ.[703] Другъ его, она, наводитъ его на мысль, что счастіе состоитъ не въ идеалѣ, а постоянномъ, жизненномъ трудѣ, имѣющемъ цѣлью — счастіе — другихъ. — 2) Любви нѣтъ. Есть плотская потребность сообщенія и разумная потребность въ подругѣ жизни. — Доказательство безсмертія души есть ея существованіе. Все умираетъ, скажутъ мнѣ. Нѣтъ: все измѣняется, и это измѣненie мы называемъ смертью, но ничего не изчезаетъ. Сущность всякаго существаматерія, остается. Проведемъ паралель съ душою. Сущность души есть самосознаніе. Душа можетъ измениться со смертью, но самосознаніе, т. е. душа, не умретъ.

20 Окт. Много писалъ (3 ц[ѣлыхъ] л[иста]) довольно хорошо, до сумерекъ былъ у Ник[олиньки] и болталъ безъ застѣнчивости съ удовольствіемъ. Трудъ, трудъ. Великое дѣло! В[анюшка?] разсказывалъ средство отъ лихорадки: цѣловать кобылью голову, ссаки пить, с креста воду пускать, какъ волшебникъ дундукъ (онъ въ В[оздвиженской?] живетъ), яйцо кидать за вороты и, не отвѣчая ни на чьи вопросы, опрометью бѣжать и упасть ничкомъ, и т. д. Почта какъ на зло мучитъ меня. Получилъ п[исьмо] отъ Б[уемскаго]. Онъ пишетъ, что бумага о утвержденіи моемъ Юнк[еромъ] послана, а ея нѣтъ. —

21 Окт. Писалъ мало (3/4 л[иста]). Вообще б[ылъ] цѣлый день не въ духѣ; послѣ обѣда помѣшалъ Яп[ишка]. Но разсказы его удивительны. Оч[ерки] К[авказа]: 4) Разсказы Япишки а) объ охотѣ, b) о старомъ житьѣ казаковъ, с) о его похожденіяхъ въ горахъ. — [147]

22 Окт. Написалъ два листа нехорошо. [[3]] —

23 Окт. Ѣздилъ на охоту, ничего не видалъ и цѣлый день не писалъ. Читалъ глупости. Почта выв[одитъ] изъ терпѣнія. —

24 Окт. Съ Н[иколинькой] ходилъ на охотѣ, убилъ кабана; горло болитъ; написалъ поллиста. Чупрунъ — бабій зипунъ.

25. Болѣли зубы день и ночь. Сначала переносилъ терпѣливо, даже написалъ 1/4 л[иста], но потомъ не выдержалъ. — Читалъ H[istoire] des Crois[ades][704] съ удовольствіемъ.

26 Окт. Горло и зубы болѣли. Читалъ H[istoire] des С[roisades].

27. Еще не совсѣмъ поправился, а не берегся. Б[ылъ] у Н[иколиньки]. Прочелъ 2-й т[омъ] H[istoire] des Crois[ades]. Ничего не писалъ. —

28 Октября.[705]

Съ нынѣшняго дня нужно снова считать время своего изгнанія. Бумаги мои возвратили; стало быть, раньше половины, т. е. Іюля м[ѣсяца] 1854 года, я не могу надѣяться ѣхать въ Р[оссію], а выйдти въ отставку раньше 1855 года. Мнѣ будетъ 27 лѣтъ. — Охъ, много! Еще 3 года службы. Надо употребить ихъ съ пользой. Пріучить себя къ труду. Написать что-нибудь хорошее и приготовиться, т. е. составить правила для жизни въ деревнѣ. Боже, помоги мнѣ. Писалъ очень мало, ѣздилъ на охоту и болталъ у Н[иколиньки]. Онъ эгоистъ.

29 Окт. Послѣднее слово подтвердилось нынче. Впрочемъ, я самъ глупъ, что принялъ къ сердцу его замѣчаніе о томъ, что у него у самаго мало денегъ. Написалъ п[исьмо] Т[атьянѣ] А[лександровнѣ] — грустное письмо... Ѣздилъ съ собаками.... Ник[олинька] пришел ко мнѣ и читалъ мнѣ свои записки объ охотѣ. У него много таланта. Но форма нехороша. Пусть онъ броситъ разсказы объ охотѣ, а обратитъ больше вниманія на описанія природы и нравовъ; они разнообразнѣе и очень хороши у него. Ничего ни писалъ, ни читалъ. —

30 Окт. Читалъ H[istoire] des Crois[ades], ходилъ на охоту, спалъ послѣ саламаты, б[ылъ] у Ник[олиньки]. Теперь поздно, но хочу писать немного. — [148]

31 Окт. Вчера и нынче писалъ немного. Зубъ болитъ. Прочелъ свою повѣсть, изуродованную до крайности. —

1 Ноября. Ходилъ на охоту съ Н[иколинькой]. Ничего не писалъ. —

2 Н. Ходилъ на охоту съ Н[иколинькой], пришелъ темно, болталъ съ Еп[ишкой]. —

3 Н. Ѣздилъ и ходилъ на охоту, ничего не дѣлалъ, устал и много выпилъ чихиря.

4 Н. Ходилъ на охоту съ Н[иколинькой] и Х[илковскимъ], убилъ зайца, обѣдалъ, ѣздилъ съ соб[аками], видѣлъ лису. Сидѣлъ у Н[иколиньки]. Сул[имовскій] разсердилъ меня. Слушалъ Яп[ишку], ложусь спать.

5 Ноября. Получилъ письма. Огромные расходы разстроили меня. Утромъ б[ылъ] на охотѣ. Убили кабана и обидѣли Яп[ишку]. Сидѣли всѣ у меня, и сцена съ новымъ прап[орщикомъ] поразила меня (онъ мнѣ нравится). Письмо Б[еерши] заставило меня задуматься. Можетъ, напишу ей. —

6 Ноября. Отъ зари до зари ѣздилъ верхомъ. Былъ у Оголина и болталъ съ Епишк[ой]. Лѣнюсь. Вчера было очень грустно по случаю письма Беерши. Хотѣлъ писать ей. Лучше молчать, а грустно. —

7 Ноября. Былъ цѣлый день на охотѣ, ранилъ свинью, к[оторую] убилъ послѣ Яп[ишка]. Горло побаливаетъ. —

8 Н. Открылъ тетрадь, но ничего не написалъ. Написалъ п[исьмо] Р[едактору], к[оторое] успокоило меня, но к[оторое] не пошлю. Ходилъ на охоту, въ баню, къ брату и, кажется, простудился. —

9 Н. Ходилъ и ѣздилъ на охоту, убилъ фаз[ана]: Здоровье хорошо и хочется писать.

10 Н. Былъ на охотѣ съ Н[иколинькой], убилъ кота, обѣдалъ, сидѣлъ у Х[илковскаго]. Приѣхалъ Я[нушкевичь], не радъ ему.

11 Н. Былъ на охотѣ съ Н[иколинькой], убили оленя. Былъ на свадьбѣ. Etudes de moeurs[706] не удалась.

12 Н. Утро ходилъ къ Иляскѣ и Хилковскому. Ѣздилъ съ собаками, убилъ 4 фаз[ановъ] и утку. Вечеромъ было очень грустно. Написалъ письмо Дьякову, кот[орое] тоже не пошлю. [149]

13 Н. Выпилъ стаканъ и поѣхалъ съ собаками, ѣздилъ до ночи, еще выпилъ чихиря, зашелъ къ Х[илковскому] отдать деньги и просидѣлъ часа два. — Н[иколинька] очень огорчаетъ; онъ не любитъ и не понимаетъ меня. Въ немъ страннѣе всего то, что большой умъ[707] и доброе сердце не произвели ничего добраго. — Недостаетъ какой-то связи между этими двумя качествами. — Прекрасно сказалъ Яп[ишка], что я какой-то нелюбимой. Именно такъ я чувствую, что не могу ни[708] кому быть пріятенъ, и всѣ тяжелы для меня. Я невольно, говоря о чемъ бы то ни было, говорю глазами такія вещи, кот[орыя] никому не пріятно слышать, и мнѣ самому совѣстно, что я говорю ихъ. —

14 Н. Утромъ писалъ порядочно. Ѣздилъ верхомъ, вечеромъ былъ Янушк[евичь] и я, несмотря на то, что онъ глупъ и[709] низокъ, слишкомъ откровенно разболтался съ нимъ. Одиночество убиваетъ меня. — Путешествія научатъ распознавать въ себѣ и другихъ качества, всегда и вездѣ заслуживающія уваженія. Составилъ краткую формулу[710] своего вѣрованія: Вѣрую въ единаго, непостижимаго, добраго Бога, въ безсмертіе души и въ вѣчное возмездіе за дѣла наши; не понимаю тайны троицы и рожденія сына Божія, но уважаю и не отвергаю[711] веру отцовъ моихъ.

15 Н. Ходилъ на охоту, убилъ кабана.[712] Булька израненъ. Мнительность и досада на брата прошла.

16 Н[оября]. Ходилъ съ М[акалинскимъ?], убилъ фаз[ана] и куроп[атку]. У меня ноги горятъ. Сидѣлъ у брата. — Хочется писать. До завтра. —

17 Н. Цѣлый день былъ дома, писалъ немного. Все, что написано, слишкомъ небрежно подмалевано, много придется передѣлывать. Завтра ѣду въ Шелк[овую]. Еще разъ писалъ п[исьма] Д[ьякову] и Р[едактору], к[оторыя] опять не пошлю. Р[едактору] слишкомъ жестко, а Д[ьяковъ] не пойметъ меня. Надо привыкнуть, что никто никогда не пойметъ меня. Эта [150]участь, должно быть, общая всѣмъ людямъ, слишкомъ труднымъ.

[18 Ноября. Паробочъ.] 18 Н. Рано поѣхалъ въ Пароб[очъ] къ С[ултанову?]. Было весело.

19. Охотился дурно, ссорился съ братомъ. —

[25 ноября. Старогладковская.] 20, 21, 22, 23, 24, 25 охотился очень скверно, въ Пар[обочѣ] и Шелковой, но былъ хорошъ и не скучалъ. Какъ-то говорилъ съ Н[иколинькой], частью открылъ ему отчасти планъ своей жизни, и говорилъ о метафизикѣ Н. С. Метафизика — наука о мысляхъ, неподлежащих выраженію словъ. — Нынче пріѣхалъ домой и б[ылъ] глупый Сверидовъ; вчера писалъ немного, порядочно. Прочелъ критику о своей повѣсти съ необыкновенной радостью и разсказалъ Огол[ину].

26 Н. Былъ съ Ог[олинымъ] на охотѣ, сидѣлъ у брата. Послѣ обѣда началъ писать хорошо и получилъ письмо отъ Н[екрасова]. Мнѣ даютъ 50 р. сер. за листъ, и я хочу, не отлагая, писать разсказы о К[авказѣ]. Началъ сегодня. Я слишкомъ самолюбивъ, чтобы написать дурно, а написать еще хорошую вещь, едвали меня хватитъ. Чесотка по всему тѣлу [[10]].

27 Н. Всталъ поздно. У Н[иколиньки]. Пошелъ на ученье. Ог[олинъ] разсердилъ меня своей глупостью. Былъ у Х[илковскаго], на охотѣ, подстрѣлилъ зайца. Нейдетъ Кавкавскій разсказъ. Написалъ п[исьмо] Н[екрасову] и теперь успокоился на этотъ счетъ. Неторопясь примусь за что нибудь. —

28 Н. Видѣлъ ужасный [сонъ] про Т[атьяну] А[лександровну]. Ѣздилъ съ Епиш[кой], ничего не заморд[овалъ]. Былъ у брата, пробовалъ писать, нейдетъ. Видно прошло время для меня переливать изъ пустого въ порожнее. Писать безъ цѣли и надежды на пользу рѣшительно не могу. [[6]]. —

29 Н. Ѣздилъ за дудаками, былъ въ банѣ и у Н[иколиньки]. Получилъ письмо изъ Яс[ной] и 100 р. — Примусь за отдѣлку описанія войны и зa Отрочество. Книга пойдетъ своимъ чередомъ. —

30 Н. Много думалъ, но ничего не дѣлалъ. Завтра утромъ примусь за передѣлку оп[исанія] в[ойны], а вечеромъ за Отрочество, к[оторое] окончательно рѣшилъ продолжать. 4 Эп[охи] [151]жизни составятъ мой романъ до Тифлиса. Я могу писать про него, потому что онъ далекъ отъ меня. И какъ романъ человѣка умнаго, чувствительнаго и заблудившагося, онъ будетъ поучителенъ, хотя не догматическій. Романъ-же Р[усскаго] помѣщ[ика] будетъ догмат[ическій]. Я начинаю жалѣть, что отсталъ отъ одиночества: оно очень сладко. — Вліяніе брата было очень полезно для меня, теперь-же скорѣе вредно, отучая меня отъ дѣятельности и обдуманности. Все къ лучшему. Это такъ ясно въ моей жизни. Боже Великій, благодарю тебя. Не остави меня.

1 Дек. Писалъ цѣлый день оп[исаніе] в[ойны]. Все сатирическое не нравится мнѣ, а такъ [какъ] все было въ сат[ирическомъ] духѣ, то всe нужно передѣлывать. — Получилъ вѣдомости: опять 140 р. сер. расходу. Написалъ объ эт[омъ] п[исьмо] Вал[ерьяну].

2 Декабря. Былъ на охотѣ съ братомъ, болталъ съ нимъ и читалъ ему о[писаніе] в[ойны]. Писалъ немного, переписалъ письмо и послалъ съ Алешк[ой] и друг[ими] покупками. — Чтобы я былъ за счастливый человѣкъ, ежели-бы могъ быть всегда въ такомъ хорошемъ расположеніи духа, какъ нынче. Вотъ правило, к[оторому] для счастія жизни должно слѣдовать: избѣгать всего, что разстраиваетъ. —

3 Д. Писалъ много. Кажется, будетъ хорошо. И безъ сатиры. Какое-то внутреннее чувство сильно говоритъ противъ сатиры. Мнѣ даже непріятно описывать дурныя стороны цѣлаго класса людей, нетолько личности. — Кочкинъ и Буем[скій] будутъ въ походѣ. — Ранки заживаютъ. Я увѣренъ, что они были для того, чтобы я не искусился на Пак[уньку]. Благодарю тебя, Боже, не остави меня.

4 Д. Написалъ 1/2 листа. Я съ какимъ-то страхомъ пишу этотъ разсказъ. — Былъ на охотѣ, отослалъ собакъ. Былъ Абилезъ, и я поручилъ ему выучить ястреба. Не знаю зачѣмъ.

5 Д. Ѣздилъ съ оф[ицерами] на рыбальство.[713] Писалъ 1/2 листа. Разсказъ будетъ порядочный. Получилъ милое письмо отъ Сережи, — на кот[орое] отвѣчалъ.

6 Д. Былъ у обѣдни, разсчеты съ Н[иколинькой] посердили [152]меня, былъ дома, написалъ листа 2. Пилъ жженку, портеръ, шампанское, игралъ въ карты. Любовался уваженіемъ, которое имѣютъ къ Н[иколинькѣ] офицеры, и какъ берутъ его посредникомъ.

7 Д. Всталъ поздно. Ѣздилъ на дурацкую станичную охоту съ Сул[имовскимъ]. Онъ б[ылъ] у меня. Не могъ писать больше 1/4 л[иста]. Мнѣ кажется, что все написанное очень скверно. Ежели я еще буду передѣлывать, то выйдетъ лучше, но совсѣмъ не то, что я сначала задумалъ.

8 Д. Былъ на ох[отѣ], стрѣлялъ 3 раза по оленю. Писалъ немного, безъ всякой охоты. Рѣшительно такъ плохо, что я постараюсь завтра кончить, чтобы приняться за другое.

9 Д. Ходилъ на охоту. — Снѣгъ. Писалъ листа 2. Надѣюсь завтра кончить.

10 Декабря. Цѣлый день б[ылъ] дома, докончилъ разсказъ. Еще разъ придется передѣлывать его. Былъ у Н[иколиньки]. Тамъ Масловъ. Удивительно, какъ неудачны всѣ выборы его друзей. Однако Масловъ съ талантомъ разсказывать. Написалъ письмо Сережѣ и послалъ п[исьмо] Дьякову.

11 Декабря. Былъ на смотру у Левина. Ѣздилъ верхомъ. Рѣшительно совѣстно мнѣ заниматься такими глупостями, какъ мои разсказы, когда у меня начата такая чудная вещь, какъ романъ Помѣщика. Зачѣмъ деньги, дурацкая литературная извѣстность. Лучше съ убѣжденіемъ и увлеченіемъ писать хорошую и полезную вещь. За такой работой никогда не устанешь. А когда кончу — только была бы жизнь и добродѣтель — дѣло найдется.

13. Убилъ кабана, всталъ очень рано, перебудилъ всѣхъ. Былъ въ отличномъ расположеніи духа, несмотря ни на Сул[имовскаго], ни на Переп[елицына], ни на Лагоріо.

14 Дек. Ходилъ съ Пер[епелицынымъ] на охоту. Убилъ свинью, и 2-хъ козъ. День [?] прошелъ даромъ, за то завтра усердно буду продолжать романъ.

15 Дек. Ходилъ къ Ал[ексѣеву] говорить о походѣ, къ брату, гдѣ б[ыли] П[ерепелицынъ] и А[лиферъ?], и къ С[улимовскому], съ к[оторымъ] поѣхалъ за дудаками. Весь вечеръ мечталъ и думалъ. Мнѣ б[ыло] грустно, тяжело. Я б[ылъ] несчастливъ. Дѣйствительно, положеніе мое тяжело. Но какъ [153]мнѣ не благодарить Бога, что Онъ далъ мнѣ познать настоящее счастіе, к[оторое] состоишь въ одобреніи совѣсти; но нельзя надѣяться на это счастіе, какъ на счастіе плотское. Оно понятно только для того, кто пережилъ его, т. е. для того, кто постоянно дѣлаетъ добро и идетъ по пути къ нему. Неговоря о небольшихъ отклоненіяхъ съ пути добра, я дѣлаю дурно, что иду въ походъ — и это болѣе всего можетъ нарушить истинное счастіе, к[оторое] я долженъ-бы испытывать. Но всѣ обстоятельства такъ сложились, что мнѣ кажется, Пров[идѣніе] хочетъ этаго. Молю тебя, Господи, открой мнѣ свою волю. Чтобы быть счастливымъ, нужно постоянно стремиться къ этому счастію и понимать его. Оно зависитъ не отъ обстоятельствъ, а отъ себя. —

16 Декабря. Пропустилъ вчерашній день, ничѣмъ впрочемъ незамѣчательный, исключая того, что я вожусь все съ глупымъ разсказомъ, и охотился. Хилковскій, кажется, плохъ писать. Мнѣ нужно самому, по крайней [мѣрѣ], еще разъ переписать этотъ разсказъ для того, чтобы онъ былъ порядоченъ.

17 Декабря. Ѣздилъ съ Н[иколинькой] за дудак[ами]. Хилковскій не можетъ переписать, но мнѣ глупо совестно было сказать ему это. Лѣнюсь, а надо кончить и послать разсказъ до похода.

18 Дек. Началъ было писать, но пришли офиц[еры] и помешали мнѣ. До обеда ходилъ съ ними и былъ не въ духѣ. После обеда спалъ до темноты.[714] Переписывалъ, и все еще разъ надо будетъ переписать. Имѣлъ глупость дать Глушкову 5—15 и не отказать еще Хилковскому.

19[715] Декабря. Цѣлый день переписывалъ, отказалъ Хилковскому, Глушковъ сердитъ меня. Лихорадка, кажется.

20 Декабря. Писалъ, утромъ помѣшали Ник[олинька] и Сул[имовскій]. За обѣдомъ и послѣ обѣда Ладыжин[скій], баня и опять Ладыжинскій. Однако переписалъ всю 2-ю часть. Кажется, хорошо. Получены бумаги о долгѣ Копылову. Даю себѣ слово никому, исключая въ случаѣ крайней физической необходимости, взаймы денегъ не давать.

21. Цѣлый день былъ на охотѣ. Ничего не видалъ. Читалъ хорошую статью Сенк[овскаго]. — [154]

22 Д. Былъ цѣлый день на охотѣ. Все ссорюсь съ Н[иколинькой]. Переписалъ начало.

23 Декабря. Былъ на охотѣ, убили свинью, кота и зайца. Цѣлый вечеръ гуляли у меня.

24 Д. Сочельникъ. Окончилъ разсказъ. Онъ не дуренъ.

25 Д. Былъ у Офиц[еровъ], у А[лексѣева], у Х[илковскаго], к[оторый] произведенъ въ Подполк[овники]. Старался убить день. —

26 Дек. Читаю Лермонтова 3-й день. Былъ у Н[иколиньки]. Алек[сѣева] видѣлъ, и мы съ нимъ начинаемъ мириться; но я конфузился. Когда я буду всегда и во всѣхъ обстоятельствахъ совершенно свободенъ! Ничего не писалъ; но завтра начну непремѣнно. Встрѣтилъ поздно обнявшегося казака съ козачками и съ удовольствіемъ вспомнилъ о кутежахъ съ женщинами. Особенно утро, когда выходишь. Отослалъ съ Сулим[овскимъ] разсказъ и разсказалъ ему. —

27 Дек. Долго спалъ, сталъ было писать Р[оманъ]. Офицеры помѣшали мнѣ. Ѣздилъ верхомъ и, пріѣхавши, читалъ и писалъ стихи. — Идетъ довольно легко. Я думаю, что это мнѣ будетъ очень полезно, для образованія слога. Я не могу не работать. Слава Богу; но литература пустяки; и мнѣ хотѣлось бы писать здѣсь уставъ и планъ хозяйства.

28 Д. Ходилъ съ Н[иколинькой] на охоту. Слышалъ 2-хъ кабановъ. Удивительное несчастіе! Ничего не дѣлалъ. Пилъ съ Яп[ишкой]. Оголинъ мнѣ больше и больше не нравится. —

29 Д. Ходилъ на охоту, пилъ, но не пьянъ. Глупая жизнь!

30 Д. Утромъ оф[ицеры] сидѣли у меня. Магарычи за Султана запивали. Вечеромъ написалъ стишковъ 30 порядочно.

31 Декабря. Съ утра начался кутежъ у Хилковскаго и продолжался въ различныхъ мѣстахъ до 2-хъ часовъ ночи 1 Генваря.

[1853 г.]

[1 января. Червленная?] 1) Выступлъ съ дивизіономъ: веселъ и здоровъ. —

[4 января. Грозная] 2) 3) 4) Пилъ въ Червленной, дошелъ до Грозной, и нынче братъ страшно напился въ Грозной. Веселъ и здоровъ. —

5) Опять цѣлый день ничего не дѣлалъ и не думалъ. Непріятно, какъ всегда, въ Грозной. Хочется поскорѣе быть въ дѣлѣ.

6) Былъ дурацкій парадъ. — Всѣ — особенно братъ — пьютъ и мнѣ это очень непріятно. Война такое несправедливое и дурное дѣло, что тѣ, к[оторые] воюютъ, стараются заглушить въ себѣ голосъ совѣсти. Хорошо ли я дѣлаю? Боже, настави меня и прости, ежели я дѣлаю дурно. —

7) Утро безалаберное, вечеромъ пришелъ Кнорингъ пьяный съ Гескетомъ и принесъ портеръ, я напился, очутились какъ-то Тенгинскіе офицеры и б..... Я напился. Яновичь былъ пьянъ и сталъ ломать мнѣ палецъ и сказалъ, что я глуплю. Физическая боль и вино сдѣлали то, что я взбѣсился, назвалъ его дуракомъ и мальчишкой. Онъ съ слезами въ голосѣ и съ дѣтской[716] сталъ говорить мнѣ грубыя слова. Я сказалъ, что не хочу браниться какъ солдаты, и что это такъ кончиться не должно.

8) Нынче утромъ я сказалъ ему, что я былъ пьянъ и извиняюсь въ томъ, что сказалъ ему; но онъ такъ смѣшонъ, что отвѣчалъ: я васъ извиняю, вы сами виноваты. Завтра еще разъ, утромъ, какъ только помолюсь Богу, кто-бы тутъ ни былъ, попрошу его еще разъ извиниться, и ежели нѣтъ, то предложу ему стрѣляться. Его первый выстрѣлъ, а я стрѣлять не стану. [155]Страница:L. N. Tolstoy. All in 90 volumes. Volume 46.pdf/179 [156]

Я поступилъ глупо и дурно. Яновичь добрый мальчикъ, и я этой исторіей могу сдѣлать ему много вреда. Ник[олинька] уѣхалъ, но ему тяжело и грустно было видѣть эту исторію и не знать, какъ она кончится. Онъ эгоистъ; но все-таки я его люблю и меня мучаетъ, что я огорчилъ его. Нѣсколько разъ въ эти 2 дня мнѣ приходила мысль бросить службу; но, обдумавъ хорошенько, я вижу, что не должно оставлять разъ составленнаго плана. Сходить нынѣшній годъ [въ] послѣднюю экспедицiю, въ кот[орой], мнѣ кажется, я буду убитъ или раненъ. Да будет воля Бога. Господи, не остави меня. Научи меня. Дай мнѣ силы, рѣшимости и ума. —

9) Исполнилъ свое намѣреніе. Яновичь охотно извинился. Но ежели бы кто могъ знать, какого мнѣ стоило труда еще разъ обратиться къ нему. Спажка дуется, на что я обращаю очень мало вниманія. Я охотно писалъ бы, но безалаберная жизнь мѣшаетъ мнѣ взяться за что нибудь. —

10) Ѣздилъ за дровами. Погода гадкая, простудился. Вечеромъ писалъ порядочно, голова болитъ. Очень хотѣлось дѣла. —

11) Ничего не дѣлалъ. Болталъ съ Янушкевичемъ и сказалъ ему о своемъ намѣреніи уступить ему производство, ежели оно будетъ. Надо писать. Грустно!

12) Офицеры понемногу перестаютъ дуться, имѣлъ глупость проиграть 6 р. въ преферансъ и хотѣлось играть въ банкъ. Нѣтъ ни гроша. Задумалъ — очеркъ: Балъ и бордель. Горло болитъ, но въ духѣ. —

[16 января.] 13) 14) 15) 16) Болѣло горло, но 14 напился съ Ариневскимъ. Ни весело, ни скучно; нынче игралъ по малости, но игорная шишка развивается. Глупая жизнь! — Мнѣ гадалъ Янушкевичь и мнѣ вышло перемѣна жизни, и дѣйствительно, это одно [изъ] лучшихъ выраженій моего желанія. Дѣйствительно, мое счастіе состоишь въ томъ, чтобы жить хорошо.

17) Съ утра ходилъ, былъ Буем[скій], к[оторый] перестаетъ мнѣ нравиться. Кунаки надоѣдаютъ. Балту изгоняю. Писалъ немного. Странно, что, задумавъ вещь, я долго не могу писать. Или это такъ случается? Игралъ въ преферансъ и картежная страсть сильно шевелится.

[20 января]. 18) 19) 20) Безалаберная жизнь въ высшей степени, такъ что я не узнаю самъ себя, и мнѣ совѣстно такъ жить. [157]

Игралъ въ карты, проигралъ 40 р. и буду еще играть. Оголинъ начинаетъ мнѣ очень нравиться.

21) Писалъ немного, но такъ неакуратно, неосновательно и мало, что ни на что не похоже. Умственныя способности до того притупляются отъ этой безцѣльной и безпорядочной жизни и общества людей, к[оторые] не хотятъ и не могутъ понимать ничего немного серьезнаго, или благороднаго. Я безъ гроша денегъ, и это положеніе заставляетъ меня бояться, чтобы не подумали обо мнѣ дурно, что и доказываетъ, что я могъ-бы сдѣлать дурное. Въ карты не хочу больше играть, не знаю, какъ поможетъ Богъ. Какую-же хваленую пользу дѣлаетъ мнѣ Кавказъ, когда я веду здѣсь такую жизнъ? Пріѣхавъ в Тулу, я невольно вступлю опять въ колею Куликовскихъ, Гашъ и Лютиковыхъ. Нѣтъ, баста! —

————————————————————————————————————

[23 января.] 22) 23)[717] Немного порядочнѣе провелъ вчера, однако ходилъ съ Балтой къ Захару. Оголинъ проигрался и мнѣ теперь совѣстно передъ нимъ. Штегельманъ уѣзжаетъ и меня назначили командовать на его мѣсто. Я[новичь?] рѣшительно дрянной мальчикъ. — —

[10 февраля.] Съ 24 по 10. Самая безалаберная жизнь, однако ни въ чемъ весьма непріятномъ себя упрекнуть не могу. Хотя и не былъ въ опасности, но чувствую, что буду переносить лучше опасность, чѣмъ прошлаго года. Получилъ деньги, 200, отъ брата, изъ коихъ осталось 94 и 80 въ долгу, но и самъ долженъ. Проигривалъ больше, чѣмъ есть въ карманѣ. Проигралъ Балтѣ ружье и 10 р. Братъ пьетъ, что меня огорчаетъ. Играть послѣ завтрашняго дня кончаю. И послѣ похода — служить. —

[20 февраля. Лагеръ на Качкалыковском хребте.] 20 Февраля. Выступили изъ Грозной въ Куринское безъ дѣла. Стояли тамъ недѣли двѣ, потомъ стали лагеремъ на Кочкалыковскомъ хребтѣ. Было 16 числа артилерійское дѣло ночью и 17 днемъ. Я велъ себя хорошо. Былъ во все это время въ выигрышѣ, но теперь безъ гроша, хотя мнѣ и должны. Не выдержалъ въ этомъ отношеніи характера, однако велъ себя вообще хорошо. — Нынче Огол[инъ] сказалъ мнѣ, что я получу крестъ. Дай Богъ — и только для Тулы. — [158]

[10 марта. Лагерь у реки Гудермеса.] 10 Марта. Креста не получилъ, а на пикетѣ сидѣлъ по милости Олифера. Слѣдовательно Кавказская служба ничего не принесла мнѣ, кромѣ трудовъ, праздности, дурныхъ знакомствъ.. Надо скорѣй кончить. Проигралъ все, что было, и остался долженъ: 80 Оголину, 6 Яновичу, 50 Соковнину и 78 Константинову; итого 214 долженъ и 230 прожилъ. Плохо! То, что я не получилъ креста, очень огорчило меня. Видно нѣтъ мнѣ счастья. — А признаюсь, эта глупость очень утѣшила бы меня. Я даже жалѣю, что не отказался отъ офицерства.[718] Предстоитъ еще недели 3 стоять на канавѣ. Скука и праздность, от которой по привычкѣ, и потому что слишкомъ много знакомыхъ, отстать нѣтъ возможности. —

————————————————————————————————————

[16 апреля. Старогладковская.] 16 Апрѣля. Давно не писалъ. Прiѣхавъ около 1-го Апр[ѣля] въ Старогл[адковскухо], я продолжалъ жить также, какъ жилъ въ походѣ. Какъ игрокъ, который боится счесть то, что за нимъ записано. Проигралъ, шутя, Сулимов[скому] 100 р. сер. Ѣздилъ безуспѣшно въ Червленную для полученiя Свид[ѣтельства] о болѣзни. Хотѣлъ выходить въ отставку; но ложный стыдъ — вернуться Юнк[еромъ] въ P[occiю], рѣшительно удерживаетъ меня. Подожду производства, которое едва-ли будетъ — я ужъ привыкъ ко всевозможнымъ неудачамъ. Въ Новоглад[ковской], ежели не согрѣшилъ въ страстной Вторникъ, такъ только потому, что Б[огъ] спасъ меня. Хочется взойдти въ старую колею уединенія, порядка, добрыхъ и хорошихъ мыслей и занятій. Помоги мнѣ Боже. Я теперь испытываю въ первый разъ чувство чрезвычайно грустное и тяжелое — сожалѣніе о пропащей безъ пользы и наслажденія молодости. А чувствую, что молодость прошла. Пора съ нею проститься. —

17 Апрѣля. Всталъ рано, хотѣлъ писать; но полѣнился, да и начатый разсказъ не увлекаетъ меня. Въ немъ нѣтъ лица благороднаго, к[оторое] бы я любилъ; однако мыслей больше. Перечитывалъ свое Дѣтство, пришелъ С[улимовскій], былъ грубъ, а я слишкомъ снисходителенъ, обѣдалъ, игралъ въ пикетъ, гадалъ, читалъ, когда бы могъ заниматься. Написалъ [159]письма: Сережѣ и Бримм[еру]. Мой дурной почеркъ — бѣда. Не могъ написать прямо:

Его Превосходительству
Эдуарду Владиміровичу
Бриммеру.

Въ г. Тифлисъ.

18 Апрѣля. Всталъ рано, читалъ[719] вещь Авдѣева Летучій змѣй, писалъ не дурно. Планъ разсказа только теперь начинаетъ обозначаться съ ясностью. Кажется, что раз[сказъ] можетъ быть хорошъ, ежели съумѣю искусно обойдти грубую сторону его. Всетаки провелъ мно[го] празднаго времени отъ непривычки работать. Сейчасъ имѣлъ съ братомъ денежное — какъ и всегда, непрiятное — объясненіе. Послѣ обѣда былъ у Епишки и говорилъ съ Саламанидой,[720] груди у нея подурнѣли; однако мнѣ еще очень нравится. Впрочемъ все ю[ное] сильно дѣйствуетъ на меня: каждая женская голая нога, мнѣ кажется, принадлежитъ красавицѣ.

19[721] Апрѣля. (День Пасхи) Не былъ въ Церкви и ѣлъ освящоный куличь,[722] разговѣвшись. Ничего не дѣлалъ цѣлый день. Игралъ въ бары съ мальчишками и офицерами, посылалъ Ван[юшку] къ Пакунькѣ безъ успѣха. Не былъ пьянъ и братъ тоже, что мнѣ очень пріятно. — Ал[ексѣевъ] былъ особенно добренькій.

[25 апреля.] 20, 21, 22, 23, 24, 25) Провелъ всѣ эти дни почти такъ-же, какъ и первый: игралъ въ бары, любовался на дѣвокъ и одинъ разъ б[ылъ] пьянъ у Жукевича. Окончилъ начерно С[вяточную] н[очь]. Примусь за коректуру. Нынче б[ылъ] день весьма непріятный. Началось съ того, что у меня утромъ была п......, потомъ изъ К[изляра] ничего не привезли, пот[омъ] украли лошадь. Мои теперешнiя желанія: получить солдат[скій] крестъ, чинъ на мѣстѣ и чтобы оба разсказа мои удались. 3-го дня какъ-то съ Н[иколинькой] выпилъ довольно много [160]и болталъ вдвоемъ часа 2 очень хорошо Очень отвыкъ отъ работы.

(26 Апрѣля.) Почти цѣлый день, исключая игры въ бары, провелъ надъ бумагой; но ничего почти не написалъ и что написалъ, то дурно. [[3]] Послѣдній день праздниковъ. —

27 Апрѣля. Всталъ рано, писалъ мало и дурно спалъ послѣ е... Кунаки помѣшали писать послѣ обѣда. Вечеромъ писалъ немного. Разсказъ будетъ плохъ. —

28 Апрѣля. Всталъ рано, ничего не могъ написать, цѣлый день нездоровилось. Кунаки и команда моя надоѣдали, игралъ съ ними. Получилъ книгу съ своимъ разсказомъ, приведеннымъ въ самое жалкое положеніе. Это разстроило меня. Братъ, Ж[укевичь] и Я[новичь] уѣхали. Получилъ отпускъ, к[оторымъ] не намѣренъ воспользоваться. —

29 Апрѣля. Написалъ очень мало, а быль въ духѣ. Нѣтъ привычки работать. Ник[олинька] ѣдетъ завтра и б[ылъ] особенно милъ. —

30 Апрѣля. Ходилъ на охоту к[оторая] была не удачна. Ничего не писалъ. С[улимовскій] при мнѣ сказалъ Ок[санѣ?], что я ее люблю. Я убѣжалъ и совсѣмъ потерялся.. Надо подумать о моихъ долгахъ. Написать К[опылову?] Завтра напишу. — Меня сильно безпокоитъ то что Б[арятинскiй] узнаетъ себя въ р[азсказѣ] Набѣгъ.

1 Мая. Всталъ рано, писалъ немного. Пишу только съ тѣмъ, чтобы кончить начатое. День прошелъ въ бездѣльи. Громанъ дуракъ. Спалъ послѣ обѣда, писалъ вечеромъ. [[3]]

[3 мая.] 2. 3. Не писалъ, особенного ничего не случилось. Игралъ, купался. Былъ почти пьянъ. Ходилъ на охоту.

[7 мая.] 4, 5, 6, 7. Ничего особеннаго. Деньги 40 р. за разсказъ получены на почтѣ. Нынче писалъ довольно много, измѣнилъ, сократилъ кое что и придалъ окончательную форму разсказу. Мнѣ необходимо имѣть женщину. Сладостратіе не даетъ мнѣ минуты покоя.

[15 мая.] 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15 Мая. Въ эти 7 дней ничего не сдѣлалъ. Былъ у Касатки — пилъ, несмотря на то, что нѣсколько разъ хотѣлъ перестать. Братъ нынче уѣхалъ. Получилъ п[исьма] отъ Н[екрасова], С[ережи] и М[аши] — все о моемъ литераторствѣ, льстящее самолюбію. Р[азсказъ] Свят[очная] [161]Н[очь] совершенно обдумалъ. Хочу приняться и вступить опять въ колею порядочной жизни — чтеніе, писаніе, порядокъ и воздержаніе. Изъ за дѣвокъ, к[оторыхъ] не имѣю, и креста, к[отораго] не получу, живу здѣсь и убиваю лучшія года своей жизни. Глупо! Г[оспо]ди, дай мнѣ счастья.

[22 мая.] 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22 Мая. Два раза имѣлъ Кос[атку]. Дурно. Я очень опустился. Бросилъ разсказъ и пишу Отрочество съ такой-же охотой, какъ писалъ Дѣтство. Надѣюсь, что будетъ также хорошо. Долги мои всѣ заплочены. Литературное поприще открыто мнѣ блестящее; чинъ долженъ получить. Молодъ и уменъ. Чего, кажется, желать. — Надо трудиться и воздерживаться, и я могу быть еще очень счастливъ. —

[28 мая.] 22, 23, 24, 25, 26, 27. Ровно ничего особеннаго.[723] Писалъ мало, за то окончательно обдумалъ О[трочество], Ю[ность], М[олодость], к[оторыя] надѣюсь кончить. Нынче прислалъ мнѣ А[лексѣевъ] бумагу, по к[оторой] Бриммеръ обѣщаетъ уволить меня въ отставку съ штатскимъ чиномъ. Какъ вспомню о своей службѣ, то невольно выхожу изъ себя. Я еще не рѣшился, хотя по теперешнему моему взгляду на жизнь,[724] удержавшемуся отъ того, к[оторый] я составилъ себѣ въ Пятигорскѣ, мнѣ не слѣдуетъ задумываться. Подумаю хорошенько. Все не могу привыкнуть къ пунктуальности и порядку, хотя стараюсь.

[29 мая.] Я ошибся: вчера б[ыло] 28. Нынче 29. Писалъ и обдумывалъ свое сочиненіе, к[оторое] начинаетъ ясно и хорошо складываться въ моемъ воображеніи. Рѣшился, просмотрѣвъ 56 ст[атью], выходить въ отставку и просилъ объ этомъ Алек[сѣева]. Ходилъ къ К[асаткѣ], хорошо, что она не пустила. —

30. Писалъ довольно много и легко. Мнѣ пришла мысль о моихъ оставшихся долгахъ и сильно безпокоила меня. Надо будетъ копить деньги, чтобы всѣ заплатить ихъ. Это необходимо для моего моральнаго спокойствія.

31 Мая. Ничего не писалъ цѣлый день. Исторія К[арла] И[вановича] затрудняетъ меня, игралъ съ мальчишками, к[оторые] [162]становятся дерзки — я слишкомъ избаловалъ ихъ. Ужиналъ у Б. и въ этомъ ложномъ положеніи велъ себя хорошо.

23 Iюня. Почти мѣсяцъ не писалъ ничего. Въ это время ѣздилъ съ кунак[ами] въ Воздвиж[енскую]. Игралъ въ карты и проигралъ Султана. Едва не попался въ плѣнъ, но въ этомъ случаѣ велъ себя хорошо, хотя и слишкомъ чувствительно. Пріѣхавъ домой, рѣшился пробыть здѣсь мѣсяцъ, чтобы докончить Отр[очество], но велъ себя цѣлую неделю такъ безалаберно, что мнѣ стало очень тяжело и грустно, какъ всегда бываетъ, когда недоволенъ собою. Вчера Гришка разсказывалъ, что я б[ылъ] блѣденъ, послѣ того какъ меня ловили Чеч[енцы], и что я не смѣю бить казака, к[оторый] ударилъ бабу, что онъ мнѣ сдачи дастъ. Все это такъ меня разстроило, что я весьма живо видѣлъ очень тяжелой сонъ и, поздно проснувшись, читалъ о томъ, какъ Обри перенесъ свое несчастье, и какъ Шекспиръ говоритъ, ч[то] ч[еловѣкъ] познается въ несчастьѣ. Мнѣ вдругъ непонятно стало, какъ могъ я все это время такъ дурно вести себя. Ежели я буду ожидать обст[оятелъствъ], въ к[оторыхъ] я легко буду добродѣтеленъ и счастливъ, я никогда не дождусь: въ этомъ я убѣжденъ. Д[ѣвки] сбили меня съ толку. Постараюсь дѣлать добро, сколько могу, б[ыть] дѣятельнымъ и ужъ навѣрное не[725] поступать легкомысленно и не дѣлать зла. Благодарю Б[ога] за такое настроеніе и прошу Т[ебя] — поддержи его. — Я много дѣлалъ дурнаго за это время: подговаривалъ дѣвокъ, тратилъ деньги на пустяки и время, кот[орое] бы могъ употребить съ пользой, тщеславился, спорилъ, сердился. —

25 Iюня. Нынче получилъ отъ С[ережи] письмо, въ к[оторомъ] онъ пишетъ мнѣ, что К[нязь] Г[орчаковъ] хотелъ писать обо мнѣ В[оронцову], и бумагу о отставкѣ. Незнаю, чѣмъ все это кончится; но я намѣренъ надняхъ ѣхать въ Пятигорскъ. Ни въ чемъ у меня нѣтъ послѣдовательности и постоянства. Отъ этаго-то въ это послѣднее время, что я сталъ обращать вниманіе на самаго себя, я сталъ самъ себѣ невыносимо гадокъ. Будь у меня послѣдовательность въ тщеславномъ направлении, съ которымъ я прiѣхалъ сюда, я бы успѣлъ въ службѣ и имѣлъ поводъ быть довольнымъ собой; будь я послѣдователенъ [163]въ добродѣтельномъ направленіи, въ к[оторомъ] я находился въ Тифлисѣ, я бы могъ презирать свои неудачи и опять бы былъ доволенъ собою. — Съ малаго и до большаго этотъ недостатокъ[726] разрушаетъ счастье моей жизни. Будь я послѣдователенъ въ своей страстности къ женщинамъ, я бы имѣлъ успѣхъ и воспоминанія, будь я послѣд[ователенъ] въ своемъ воздержаніи, я бы б[ылъ] гордо-спокоенъ. — Этотъ проклятый отрядъ совершенно сбилъ меня съ настоящей колеи добра, въ к[оторую] я такъ хорошо вошелъ было, и въ к[оторую] опять желаю войдти, несмотря ни на что; потому что она лучшая. Г[оспо]ди, научи, настави меня. Не могу писать.[727] Я пишу слишкомъ вяло и дурно. А что мнѣ дѣлать кромѣ писанья? — Сейчасъ обдумывалъ свое положеніе. Въ головѣ вертѣлась такая куча разнородныхъ мыслей, что я долго не могъ понять ничего, кромѣ того, что я дуренъ и несчастенъ. Послѣ[728] этаго времени тяжелаго раздумья въ головѣ моей образовались слѣд[ующія] мысли: цѣль моей жизни известна — добро, к[отор]ымъ я обязанъ своимъ подданнымъ и своимъ соотечественникамъ; первымъ — я обязанъ тѣмъ, что владѣю ими, вторымъ — тѣмъ, что владѣю талантомъ и умомъ. Послѣднюю обязанность я въ состояніи исполнять теперь,[729] а чтобы исполнять первую, я долженъ употребить вcѣ зависѣщiя отъ меня средства. Первою мыслью моей было составить для себя правила въ жизни, и теперь я невольно возвращаюсь къ ней. Но сколько времени я потерялъ даромъ! — Можетъ быть, Богъ устроилъ жизнь мою такъ, съ цѣлью дать мнѣ больше опыта. Едва-ли бы я такъ хорошо понялъ свою цѣль, ежели бы я былъ счастливь въ удовлетвореніи своихъ страстей.[730] — Впередъ опредѣлять свои дѣйствія и[731] провѣрять исполненіе ихъ было благою мыслью, и я возвращаюсь къ ней. Съ нынѣшняго вечера,[732] въ какихъ бы я ни былъ обстоятельствахъ, я даю себѣ слово каждый вечеръ исполнять это. Часто препятствовалъ мнѣ въ этомъ ложный стыдъ. Даю себѣ слово [164]сколь возможно преодолѣвать его. Будь прямъ, хотя и рѣзокъ, но откровененъ со всѣми, но не дѣтски откровененъ безъ необходимости. Воздерживайся отъ вина и женщинъ. Наслажденіе такъ мало, не ясно, а раскаяніе такъ велико! — Каждому дѣлу, к[оторое] дѣлаешъ, предавайся вполнѣ. При каждомъ силъномъ ощущенiи воздерживайся отъ движеній а, обдумавъ разъ, хотя бы и ошибочно, дѣйствуй рѣшительно. Нынѣшнiй день я не кончилъ молитвы отъ совѣстливости передъ А[лешкой?]. Писалъ необдуманно и мало. Ѣлъ слишкомъ много, заснулъ отъ лѣности, бросилъ писать по случаю пріѣзда А[рсланъ]-Х[ана]. Тщеславился своей связью съ Горч[аковыми]. Безъ видимой причины оскорблялъ Яп[ишку]. Хотѣлъ имѣть жѣнщинъ. Тщеславился соч[иненіями] передъ Громаномъ, к[отором]у читалъ И[cтopію] К[арла] Ивановича]. —

Завтра. Встать рано, писать Отрочество до обѣда — послѣ обѣда пойдти къ Хох[ламъ] и поискать случая сдѣлать доброе дѣло, потомъ писать Дневникъ К[авказскаго] О[фицера] или Бѣглецъ — до чаю. Побѣгать. Писать Отрочество или П[равила] въ Ж[изни]. —

26[733] Iюня. Всталъ поздно, хотя и просыпался рано. А[рсланъ]-Х[анъ] мѣшалъ мнѣ. Началъ писать; но все выходить такъ жидко, безсвязно, — должно быть, оттого что необдуманно — что написалъ мало. Большую часть утра провелъ въ опытахъ надъ вѣртящимися вещами и при этомъ былъ ребенкомъ. — Послѣ обѣда ходилъ къ Хохламъ; но не нашелъ случай сдѣлать доброе дѣло (покривилъ совѣстью). Ходилъ нѣсколько разъ къ Яп[ишкѣ], насчетъ Салам[аниды] дѣло не подвигается впередъ, а Мих[айла] уже намѣр[евается], кажется, подкарауливать. Я рѣшился, во что бы то ни стало, имѣть ее. Это насильственное воздержаніе, мнѣ кажется, не даетъ мнѣ покоя и мѣшаетъ занятіямъ, а грѣха мало, ибо онъ извиняется неестественнымъ положеніемъ, въ к[оторое] меня поставила судьба. У Ал[ексѣева] не спросилъ денегъ. —

Послѣ обѣда лѣнился. Могъ бы ежели не писать, то обдумать. — Дѣвки мѣшаютъ. Завтра утромъ обдумаю[734] Отроч[ество] и буду писать его до обѣда. Ежели не будетъ мыслей, то [165]буду писать правила. Послѣ обѣда искать доброе дѣло и писать. Бѣглеца до чаю, послѣ чаю — Дневникъ К[авказскаго] О[фицера].[735] Просить у А[лексѣева] денегъ и получить рѣшит[ельный] отвѣтъ отъ Сал[аманиды]. —

27 Iюня. Всталъ поздно. Писалъ утромъ довольно хорошо Отрочество. У Алексѣева не спросилъ денегъ. Послѣ обѣда до самаго вечера читалъ и обдумывалъ Записки К[авказскаго] О[фицера]. Былъ легкомысленъ съ ребятишками. Не ходилъ отъ дождя искать д[обраго] д[ѣла], и непослѣдователенъ насчетъ Сал[аманиды]. Яп[ишка], кажется, надуетъ меня. Завтра. Встать рано и писать отрочество какъ можно тище старательнѣе. За обѣдомъ спросить денегъ; послѣ обѣда, что бы ни было, пойдти иск[ать] д[оброе] д[ѣло] и о Сал[аманидѣ]. Вечеромъ писать З[аписки] К[авказскаго] О[фицера] или, ежели будетъ мало мыслей, то продолжать От[рочество]. —

28. Утромъ писалъ хорошо. Мальчишки помѣшали передъ обѣдомъ, спросилъ денегъ, добрыхъ дѣлъ[736] не нашелъ. Яп[ишки] нѣтъ. Послѣ обѣда ничего не дѣлалъ. Утромъ неосновательно сказалъ Барашкину, что пойду на охоту, и вечеромъ изъ ложнаго стыда не отказался и потерялъ дорогое время и хорошее расположеніе; послѣ ужина у Ал[ексѣева]. Писалъ немного Д[невникъ] К[авказскаго] О[фицера] и Р[убку] Л[ѣca] и обдумалъ. Когда во время писанья придутъ такъ много неясныхъ мыслей, что захочется встать, не позволять этаго себѣ. Завтра съ утра писать Отр[очество] до обѣда. Послѣ обѣда до вечера писать Д[невник Кавказского Офицера].

29. Утро велъ себя хорошо, но послѣ обѣда ничего не дѣлалъ. Такъ хорошо обдуманный планъ[737] З[аписокъ] К[авказского] О[фицера] показался мнѣ нехорошимъ, и я провелъ все послѣобѣда съ мальчишками и Яп[ишкой]. Бросилъ Гриш[ку] и Ваську въ воду. Нехорошо. Хорошо-ли или дурно, всегда надо писать. Ежели пишешь, то привыкаешь къ труду и образовываешь слогъ, хотя и безъ прямой пользы. Ежели-же не пишешь, увлекаешься и дѣлаешь глупости. Натощакъ пишется лучше. Послѣ ужина ходилъ по всѣмъ дѣвкамъ и [166]вездѣ неудачно. Завтра писать отъ утра до вечера и употребить всѣ средства, чтобы иметь дѣвку.

30 Iюня. Всталъ рано, писалъ мало. Опять сомнѣнія и лѣнь. Голова болѣла, спалъ, игралъ въ бары. Стыдился передъ Ө и Ө, пилъ съ Б[арашкинымъ?] и Ө М. и немного пьянъ. Завтра рано утромъ объ дѣвкѣ: сходить къ Ө[едосьѣ] и къ С[аламанидѣ], писать какъ обыкновенно назначаю: до обѣда Отр[очество], послѣ обѣда К[авказскаго] О[фицера].

1 Iюля. Началъ было писать, помѣшалъ И. В. и сменилъ меня на сѣнокосы. Цѣлый день провелъ въ движ[еніи] раб[оты]. Это бы[ло] бы очень хорошо, ежели бы я не пилъ много, не лгалъ-бы вечеромъ и провелъ бы остальное время въ занятіяхъ. Нынче. Писать От[рочество] до обѣда и послѣ обѣда.

2 Iюля. Всталъ[738] поздно, писалъ утро хорошо. Послѣ обѣда ничего не могъ дѣлать; хотѣлъ было ѣхать въ Набѣгъ,[739] б[ылъ] у Авер[ьянова], спалъ и читалъ во снѣ удивительную книгу. Проснулся очень веселъ и употребилъ это хорошее расположеніе на разговоры съ И. В. и Гр[оманомъ]. С[аламанида] уѣхала совсѣмъ, а Ө[едосья], въ к[оторую] я к[акъ] б[удто] влюб[ленъ], не соглашается подъ предлогомъ, что я уѣзжаю. Написалъ п[исьмо] Н[иколинькѣ]. Завтра пересилить свой стыдъ и решительно действовать насчетъ Ө[едосьи]. Писать Отр[очество] утро и вечеръ.

3 Iюля. Всталъ поздно, писалъ хорошо, помѣшалъ Барашкинъ. Послѣ обѣда продолжалъ писать. Ходилъ на охоту, убилъ 6 фаз[ановъ]. Получилъ п[исьмо] отъ Н[иколиньки] и Упр[авляющаго]. Зовутъ въ Пят[игорскъ]. Кажется поѣду, однако это рѣшитъ Ө[едосья], которая уѣхала въ Кизляръ. Завтра писать, писать и писать Отр[очество], к[оторое] начинаетъ складываться хорошо.

4 Iюля. Вчера была лихорадка. Ал[ексѣевъ] пришелъ и заговорилъ о моей службѣ; это такъ взволновало меня, что я цѣлый день писалъ п[исьмо] къ Б[риммеру] и, кажется, написалъ хорошо. Завтра писать Отр[очество]. А[рсланъ] Х[анъ] пріѣхалъ и мы ѣдемъ, кажется, на дняхъ, — однако все рѣшитъ Ө[едосья]. — [167]

5 Iюля. Всталъ поздно, писалъ хорошо, но мало. Все послѣобѣда провелъ съ мальчишками. Слишкомъ я откровененъ, сейчасъ болталъ о религіи съ Гр[оманомъ]. Завтра писать Отрочество]. Ничего не говорилъ съ Өедос[ьей], несмотря на представлявшіяся случаи. У нея рожа разбита.

6 Iюля. Съ утра пошелъ охотой въ Курдюки; но изъ ложнаго стыда не сдѣлалъ того, что хотѣлъ. Пилъ и лгалъ, спалъ, ужиналъ много до самаго вечера. Пріѣхалъ Штегельманъ и безсознательно пріятно льстилъ мнѣ. Завтра: писать Отр[очество] и решить во что бы ни стало дѣло съ Ө[едосьей].

7 Iюля. Утромъ писалъ, но дурно, невнимательно, и мыслей б[ыло] много, но пустыя. Всетаки понемногу подвигался. Пос.тЬ обѣда ходилъ на охоту и пилъ очень много; но держалъ себя хорошо, хотя и бѣгалъ до 4-хъ пѣтуховъ съ мальчишками. Громанъ злитъ меня. Завтра писать и непременно рњшитъ дѣло съ Ө[едосьей]. Я не ѣду въ Пятиг[орскъ] съ А[рсланъ] Х[аномъ].

8 Iюля. Всталъ поздно. Началъ б[ыло] писать, но нейдетъ. Я слишкомъ недоволенъ своей безцѣльной, безпорядочной жизнью. Читалъ Profession de foi du Vicaire Savoyard и, какъ и всегда при этомъ чтети, во мнѣ родилось пропасть дѣльныхъ и благородныхъ мыслей. Да, главное мое несчасйе — большой умъ. Спалъ послѣ обѣда, игралъ немного съ мальчишками и сдѣлалъ очень дурно, что не только не остановилъ, но подалъ поводъ срамить Яп[ишку]. —

Не могу доказать себѣ существованія Бога, не нахожу ни однаго дѣльнаго доказательства и нахожу, что[740] понятіе не необходимо. Легче и проще понять вѣчное существованіе всего Mipa съ его[741] непостижимо прекраснымъ порядкомъ, чѣмъ существо, сотворившее его. — Влеченіе плоти и души человѣка къ счастію есть единственный путь къ понятію[742] тайнъ жизни. Когда влеченіе души приходитъ въ столкновеніе съ влеченіемъ плоти, то первое должно брать верхъ, ибо душа безсмертна, также какъ и счастіе, к[оторое] она пріобрѣтаетъ. — Достиженіе счастія есть ходъ развитія ея. — Пороки души суть иопорченныя благородныя стремленія. Тщеславіе — желание [168]б[ыть] довольнымъ собой. Корыстолюбіе — желаніе[743] делать болѣе добра. — Не понимаю необходимости существованія Бога, а вѣрю въ него и прошу помочь мнѣ понять его.— [15 июля. Пятигорск.] 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15 Iюля. Уѣхалъ изъ Старогладовской безъ малѣйшаго сожалѣнія. Дорогой Ар[сланъ] - Ханъ опротивѣлъ мнѣ до смерти. — Пріѣхавъ въ Пят[игорскъ], нашелъ Машу, пустившуюся въ здѣшній свѣтъ. Мнѣ было больно видѣть это — не думаю, чтобы отъ зависти, но непріятно было разстаться съ убежденіемъ, что она исключительно мать семейства. Впрочемъ она такъ наивно мила, что въ скверномъ здѣшнемъ обществѣ остается благородной. Послалъ письма: Бар[ятинскому] хорошее, Брим[меру]поряд[очное] и Мооро — скверное. Валер[ьянъ] благоразуменъ и честенъ, но нѣтъ въ немъ того тонкаго чувства благородства, которое для меня необходимо, чтобы сойдтись съ человѣкомъ.— Баронъ хорошій человѣкъ. Какъ не достаетъ у В[алерьяна] и Н[иколиньки] такта, чтобы не смѣяться надъ наружностью и манерами людей, когда сами они такъ плохи въ этихъ отношенiяхъ. Вообще мнѣ было тяжело и грустно. Этаго чувства я не испытаю, я увѣренъ, свидѣвшись съ С[ережей], а еще болѣе съ Т[атьяной] А[лександровной]. Вчера соблазнился на красавицу Цыганку; но Б[огъ] спасъ меня. Перешелъ на старую квартиру и решился жить здесь и дожидаться, пока мнѣ или придетъ отставка, или отпускъ, и[744] уѣхать только въ случаѣ, ежели меня прогонять, или уѣдутъ родные. —

До обѣда писать Отр[очество],[745] обѣдать у Маши, до бульвара продолжать О[трочество]. Остерегаться тщеславія. Отчего я холодно кланялся Бирю[кову]? Денегъ остается 28 р. 6 за сапоги, 4 за пальто, останется 18. Надо экономить. —

16. Вчера писалъ утромъ, обѣдалъ у М[аши]. Послѣ обеда пришелъ домой и проспалъ до 11/2. До утра 5 часовъ писалъ. Уже вижу конецъ Отр[очества], пріятно. Даже нынче могу кончить. Поэтому буду писать цѣлый день. —

17. Писалъ до обѣда и послѣ обѣда отъ 5 до 6. Конецъ близко. Пошелъ на бульваръ, къ М[ашѣ] и откуда въ трактиръ. [169]

Тамъ пилъ и издержалъ 62 к. Кромѣ того А[лешка] издержалъ 75 к. на сапоги и 12 за сѣрныя спички и 12 на свѣчи, 50 за щетку, остается 2 — 65 к. Долженъ Валерьяну] 90 к. и 5 р. за шампанское. Завтра постараться кончить Отр[очество] начерно. — Я хорошо отстаивалъ Теодорину, благородно. — Я пьянъ.—

18. Всталъ поздно, думалъ прекрасно, писалъ хорошо, но мало. Пришелъ Н[иколинька]. Я читала ему написан[ное]. И кажется, хорошо. Обѣдалъ у М[аши], спалъ тамъ, ходилъ гулять и ужинать къ Найтаки. Провелъ время безъ пользы и скучно. Холодность ко мнѣ моихъ родныхъ мучаетъ меня.[746] Проѣлъ 1 — 30 и долж[енъ] ихъ Н[иколинькѣ]. Баста роскошничать. Завтра встать рано и писать, писать до вечера, чтобы кончить Отр[очество]. —

18. Всталъ поздно. Н[иколинька] помѣшалъ. Только началъ писать, какъ пошелъ къ М[ашѣ] и пробылъ цѣлый день: б[ылъ] въ концертѣ Кристіани. Плохо. Отчего никто не любитъ меня? Я не дуракъ, не уродъ, не дурной человѣкъ, не невежда. Непостижимо. Или я не для этаго круга? М[аша] такъ мила, что невольно жалѣешь, что некому понять ея прелести. Дрянь, какъ Камп[іони], нравится ей. Жалко. Завтра обѣдать въ Бештау и писать, писать.

19. Ничего не писалъ утромъ, а вечеръ провелъ у М[аши] безалаберно. Только вечеромъ пріятно поболталъ съ Б[арономъ] о интересующемъ меня хозяйствѣ. —Теперь 11 час[овъ]. [Завтра] буду писать, только вечеркомъ пойду къ М[ашѣ].—

20. Провелъ[747] день хорошо, спалъ, читалъ глуп[ый] р[оманъ] Precaution [748] и х[орошій] р[оманъ] Pigault-Lebrun Les barons de Felsheim, не писалъ ничего, вечеромъ купался и былъ М[аши]. Завтра обедать дома, встать рано и писать. —

21. Всталъ въ 11 часовъ. Обѣдалъ дома, писалъ довольно много, такъ что кончилъ Отр[очество], но еще слишкомъ небрежно. Ночевалъ у М[аши]. Теперь 4, я всталъ и пришелъ домой. — Ѣду въ Есентуки, хотя вовсе не нужно. — —

22. Б[ылъ] въ Есент[укахъ]. М[аша] рѣшит [ельно] кокетнич[аетъ]. [170]

Ничего не делалъ. Болитъ голова, ложусь спать. —

23 Iюля.[749] Переписалъ[750] I главу порядочно. Былъ у М[аши] недолго. — Трудъ, трудъ![751] Какъ я чувствую себя счастливымъ, когда тружусь.

24 Iюля. Всталъ въ 8, переправилъ 1-ую Главу и ничего не писалъ цѣлый день, читалъ Claude Genoux. Ходилъ къ М[ашѣ], у к[оторой] очень скучно. Булька пропалъ. Получилъ п[исьмо] отъ Мооро: Бриммеръ задержалъ мою отставку. Встать рано и писать [752] неостанавливаясь на томъ, что кажется слабо, только чтобы б[ыло] дѣльно и гладко. Поправить можно, а потерянное безъ пользы время не воротишь.

25 Iюля. Исключая часовъ 3, проведенныхъ на бульварѣ, занимался цѣлый день; но переиизалъ только 11/2 главы. Н[овый] В[зглядъ] натянуто, но Гроза превосходн[о]. Болталъ съ Теодор[иной]. Улыбка у меня нетверда; это иногда смущаетъ меня. Завтра утро писать, взять съ собой тетради, обедать у М[аши] и опять писать.

26. Утромъ переписалъ мало, пришелъ къ Машѣ. Ея не б[ыло]. Обѣдалъ у Найтаки, гдѣ мнѣ вѣрятъ. Пришелъ домой и[753] докончилъ главу грозу. Могъ бы написать лучше. —[754]

27. Ничего не дѣлалъ. Хорош[енькія] женщины слишкомъ действуютъ на меня, и бульваръ, Найтаки, притягиваютъ и поддерживаютъ праздность. Вчера Т[еодорина] чудо какъ мило разсказывала про инстит[утскую] жизнь. Телескопъ не покупаютъ; а я начинаю дѣлать долги. Деньги же Богъ знаетъ, когда пришлютъ, и на Вал[ерьяна] надѣяться нечего. Надо принять мѣры. Читалъ 3[аписки] О[хотника] Тург[енева], и какъ-то трудно писать после него. — Цѣлый день писать. —

28 Iюля. Безъ мѣс[яца] 25 лѣтъ, а еще ничего! Ничего не писалъ. Утро читалъ глуп[ый] романъ. Послѣ обѣда болталъ ж все безъ удовольствія. Завтра въ галлерею. Познаком[иться] съ Иловайской, приідти домой и писать до бульвара. — [171]

29 Iюля. Ничего не дѣлаю, а читаю глуп[ый] романъ. Былъ утромъ на галлереѣ. 2 р[аза] купался, б[ылъ] у Мермета [?].

30 Iюля. Утромъ Валер[ьянъ] привезъ мнѣ 200 р. сер. Послалъ 50 Алексѣеву, 50 далъ взаймы Валерьяну], отдалъ 8 за квартеру, 1—50 проѣлъ, 2—50 Найтаки, 3—Ник[олинькѣ], 40—за пересылку; остается 85 р. Маша уѣхала, целый день ничего не дѣлалъ. Завтра утро писать, купить дешевую лошадь и ѣхать въ Жѣлѣзноводскъ.

31 Iюля. Ничего не дѣлалъ, б[ылъ] на ярмаркѣ, купилъ лошадь за 24 ц[ѣлковыхъ] съ садномъ, спалъ, опять б[ылъ] на ярмаркѣ, ходилъ пр бульвару и водилъ дѣвку въ Ермол[овскія] ванны. Похоже на то, что заболѣю. Завтра промѣнять лошадь и ѣхать въ Ж[елѣзноводскъ],

25 ц[ѣлковыхъ] за лошадь.

1—30 — дѣвка.

1 — извощики — 70 — мелочи.

———————————————————————————————————

ост[ается] 58.[755]

[4 августа. Железноводск.] 1. 2. 3. 4 Августа. Пріѣхалъ въ Ж[елѣзноводскъ], променялъ лошадь, 1-й день пилъ съ Фелк[ерзамомъ] и В[алерьяномъ]. Теодор[ина] влюбл[ена] въ меня. Мнѣ не скучно. Принимаю ванны. Валер[ьянъ] отдалъ 50 р. Но у меня осталось всего[756] 82 р. и долженъ рубля 3. — Отдалъ за перч[атки] I,[757] за стрѣльбу 2—50, остается 78—50. Вчера простудился, ездивши въ колонію. Не бралъ нынче ванны. Хочется писать. Читалъ и болталъ. Какъ много значатъ общество и книги. Съ хорошими — и дурными — я совсѣмъ другой человѣкъ. Завтра писать.

6 Августа. Цѣлый день ничего не делалъ; но завтра буду писать. Теодор[ина] оч[ень] вл[юблена] въ меня. Надо рѣшиться на что нибудь. Признаюсь, меня утѣшаетъ это. Завтра утр[омъ] пис[ать] Отр[очество], послѣ обѣда — 3[аписки] К[авкавского] О[фицера]. —

7 Августа. Утромъ писалъ немного Отрочество; но съ леченъемъ [172]рѣшительно некогда. Да и лѣнюсь. Т[еодорин]а все хуже и хуже, завтра хочу объясниться съ ней. —

8 Августа. Ничего не дѣлалъ, съ Теод[ориной] не объяснился. Вечеромъ пришли всѣ дурныя воспоминанiя моей жизни: Гел[ьке], Бар[ятинскiй], Лев[инъ], долги и все гадкое. Лѣность, апатія — вотъ моя бѣда. Завтра поѣду въ Кисловодскъ[758] и тамъ буду писать. —

[10 августа. Кисловодск.] 9 Августа. Поѣхалъ въ Кисловодскъ, выкупался въ Нардз[анѣ], обѣдалъ, спалъ и гулялъ до вечера. На др[угой] день, 10 купался 2 раза и вечеромъ игралъ въ преферансъ. Мнѣ слишкомъ большое удовольствіе доставило выиграть 8 р. сер. Это нехорошо.

[11 августа. Железноводск.] Сегодня. 11 Августа. Выѣхалъ въ 8, пріѣхалъ въ 11, принялъ ванну, обѣдалъ и спалъ до 7 часовъ. Я дотрогивался несколько разъ до Т[еодорины] вечеромъ, и она сильно возбуждаетъ меня. Горло болитъ. Но завтра буду писать. Касатк[а] наград[ила] меня ка[кимъ]-то М[еркуріемъ], чему я очень нерадъ. —

12. Цѣлый день подъ предлогомъ болѣзни ничего не дѣлалъ. У меня дѣйствительно горло хуже, и цѣлый день жаръ, такъ что и голова отказывается работать. —

13. Цѣлый день боленъ, читалъ Madeleine, пускалъ кровь.

[14 августа.] Нынче, 14 лучше. Я выхожу. Денегъ остается

70 р. 5. Болѣзнь стала рублей 8 —15.[759] Все нездоровится по вечерамъ. Ничего не дѣлаю. Ѣздилъ въ аулъ нынче. Нерѣшительность, лѣнь. —

[16 августа]. 16. Здоровье немного лучше. Ничего особенная. Тоже. Завтра рано встать, пить воду, после воды писать Отр[очество] до обѣда. После обѣда до бульвара К[авказскій] Р[азсказъ] и вечеромъ Р[оманъ].

[760]26. Ничего не дѣлалъ. — Рѣшился бросить Отрочеством а продолжать Романъ и писать разсказы К[авказскіе]. Причина моей лѣни та, что я не могу писать съ увлеченіемъ. Я ожидаю какого-то счастія въ этомъ мѣсяцѣ и вообще съ 26 года моего возраста. Хочу принудить себя б[ыть] такимъ, [какимъ] [173]по моимъ понятіямъ долженъ быть человѣкъ. Молодость прошла. Теперь время труда. Денегъ, исключая того, что мнѣ должны, около 20 р. Остается 21—50. — (Захару дань 1 сер.) До обѣда — Разсказъ. Послѣ обѣда — Романъ. — Жалко бросать Отроч[ество], но что делать? Лучше не докончить дѣло, чѣмъ продолжать делать дурно.

27.[761] Ничего не дѣлалъ. Хочу однако продолжать отрочество. Видѣлъ мѣсяцъ прямо. Захару данъ 1р. На булки—10 к. за арбузъ— 5 к. въ остаткѣ 20 р. 35 к. Въ тиръ долженъ 5—50.

27. Захару 1 — 50, овса 20, вина 50, итого 220. Остатокъ 18—15. Ничего не дѣлалъ, кромѣ пасьянса. [[5]] Надѣюсь съ завтрашняго дня начать новую жизнь.

[28 августа. Пятигорск.] 28. 3 р. извощику, 50 к. вино, 30 к. водка, 15 к. сѣно, 1—50 к. Никитѣ. Итого 5—45, остат[окъ] 12.70.—

Утромъ началъ казачью повѣсть, потомъ для пріѣзда Н[иколиньки] и отъѣзда Теод[орины] и своего рожденія ходилъ въ тиръ, ѣздилъ въ колонію и водилъ М[ашу] на бульваръ. Весело не было. Трудъ только можетъ доставить мнѣ удовольствie и пользу. Ложусь спать, буду читать. —

[29 августа. Железноводск.] 29. 50 к. за вино, Никита 20, сѣно 15, итого 85 к. Дано 3.50—1—35. Писалъ Бѣглецъ утромъ, послѣ обѣда проспалъ, буду писать вечеромъ. Денегъ остается 10 р.

30 А. Овса 20 к., сѣна 15 к., водки 30, арбузъ 31/2, хозяйкѣ 15, свѣчку 31/2 за дыню 2,[762] Захару 1 — итого 1.89 — остат[окъ] 8—41. Отъ В[алерьяна] получилъ 24—80, итого 33—21 к. Занимался цѣлый день. Но все не остается время для романа. По субботамъ буду поправлять писанное въ неделю. Н[иколинька] ѣдетъ завтра, а я все не знаю своей судьбы.—

[31 августа. Пятигорск.] 31 Августа. Поѣхалъ въ Пятигорскъ и не писалъ почти ничего. Встрѣча нейдетъ какъ-то, а на Отр[очество] не осталось времени.

1-ое Сентября. Проводилъ Н[иколиньку], Д[розд]ова и [174]оп[ять] ничего не дѣлалъ и хотѣлъ ѣхать къ дѣвкамъ и играть.

2-е Сентября. Ровно ничего не дѣлалъ и нездоровится. Завтра ѣду въ Кисловодскъ. —

Оголину 5. За телескопъ 3, прачкѣ 3, Зах[ару] 2, въ гостин[ницу] 1—50, на мелочи 4, и того Остается 14—60 к. Нынче писалъ домой, чтобы прислали денегъ. —

[4 сентября.] 3. 4 Сентября. Былъ въ Кисловодскѣ. Теодорина слишкомъ проста.[763] Мнѣ жалко ее. — Ничего не дѣлалъ оба дня и нынче все утро читалъ. Вчера получилъ извѣстіе о томъ, что хлѣбъ сталъ дурно; Федур[кину] нужно еще 300 р., а ни отставки, ни отпуска мнѣ нельзя дать. Рѣшилъ дожидаться здѣсь денегъ и ѣхать пустынникомъ жить въ Старогладовскую до тѣхъ поръ, пока все это разрешится чѣмъ нибудь.

[9 сентября.] 5, 6, 7, 8, 9.[764] Боролся съ лѣнью. Нынче пописалъ немного. Болтаю по вечерамъ съ Вал[ерьяномъ]. Денегъ руб[лей] 5. — Собой доволенъ за все, исключая за лѣнь.—

10 Сентября. Ничего не дѣлалъ, болталъ съ М[ашей], дѣлалъ планы о жизни всѣмъ вместе въ Москвѣ. Лень и сознаніе лѣни страшно мучаютъ меня. Завтра буду работать хоть гадость; но только чтобы быть довольнымъ собой, а то жизнь съ постояннымъ раскаяніемъ — мука!

11 Сентября. В[алерьянъ] и М[аша] уѣхали. Я писалъ утромъ и вечеромъ, но мало. Не могу одолѣть лѣнь. Придумалъ въ присесть писать по главѣ и не вставать, не окончивъ. Спалъ долго послѣ обѣда. Теперь часа 4.

12 Сентября. Всталъ поздно. Окончилъ Ист[орію] К[арла] И[вановича] до обѣда. Послѣ обѣда шлялся, б[ылъ] въ Ц[еркви?], гдѣ испыталъ весьма тяжелое чувство, потомъ на бульварѣ ходилъ съ Клунниковымъ и увелъ его съ собой. Целый вечеръ пропалъ. Завтра утромъ пойду въ паркъ, обдумаю главу Б[ѣглеца?]. Напишу ее до обѣда. Послѣ обѣда полежу и обдумаю главу Отр[очества] — непремѣнно.

13 Сент. Утромъ б[ыла] тоска страшная, послѣ обѣда ходилъ, б[ылъ] у Буковскаго, у Клунникова,[765] поймалъ отвратительную] дѣвку. Потомъ пришла мысль З[аписокъ] М[аркера], [175]удивительно хорошо. Писалъ, ходилъ смотрѣть Собр[аніе] и опять писалъ 3[аписки] М[аркера]. Mнѣ кажется, что теперь только я пишу по вдохновенію, отъ этаго хорошо.—

14 Сентября. Окончилъ на черно и вечеромъ написалъ[766] листъ на бѣло.[767] Пишу съ такимъ увлеченiемъ, что мнѣ тяжело даже: сердце замираетъ. Съ трепетомъ берусь за тетрадь. Завтра[768] пріѣдутъ В[алерьянъ] и М[аша]. Теод[орина] будируетъ меня, и я не пойду больше къ ней.

15 Сентября. Утро писалъ, не обедалъ, гулялъ.[769] М[аша] и В[алерьянъ] пріѣхали. Б[ылъ] Смышляевъ, до 8 часовъ ничего не дѣлалъ. Съ 8 писалъ до 11. Хорошо, но слишкомъ неправиленъ слогъ. Больше половины написано.

16 Сентября. Молодецъ я, работалъ славно. Кончилъ. Ѣздилъ верх[омъ] съ Дроздовыми]. Смыш[ляевъ] обѣщалъ денегъ.

17 Сентября. Ничего не дѣлалъ цѣлый день. Написалъ п[исьмо] Некр[асову], читалъ старье М[ашѣ], утромъ и вечеромъ б[ылъ] у См[ышляева]. —

[19 сентября.] 18, 19. Ничего не дѣлалъ, нынче началъ было писать, но лѣнь одолѣла, вечеромъ б[ылъ] у См[ышляева] и писалъ стихи. —

Юморъ можетъ быть только еъ томъ случать, когда человѣкъ убѣжденъ, что недосказанныя и странно сказанныя мысли его будутъ поняты. От зависишь отъ расположетя и еще болѣе отъ слушателей или о[тъ] инстинктивнаго мнѣнія слушателяхъ.

[23 сентября.] 20, 21, 22, 23.[770] Только два послѣдніе дня писалъ понемногу Отрочество. Коли приняться, то можно кончить его въ недѣлю. Вчера б[ылъ] у дѣвки Ак[синьи], которая] очень понравилась мнѣ, отдалъ ей послѣднія деньги и хочу взять ее въ станицу. Завтра поѣду къ ней и сделаю это предложеніе. [[6]].

[26 сентября.] 24, 25, 26. Ничего не дѣлалъ, нынче написалъ т[олько] маленькую главу, шлялся мимо д[ѣвокъ]. Глупо!!!! Вчера написалъ отвѣтъ Либериху и письмо Ферзену. —

[28 сентября.] 27, 28. Ничего не дѣлалъ. Не пишется. Перечитывалъ [176]свой романъ В[алерьяну]. — Решительно все надо измѣнить, но самая мысль всегда останется необыкновенною. Вечеромъ вздумалъ писать стихи и не пишу. — В[алерьянъ] притворялся, что у него зубы болятъ — или дурно переносилъ боль. — Начинаю подумывать о Турец[комъ] походѣ. Напрасно. Надо быть послѣдоват[ельнымъ], въ особенности въ томъ благородному прекрасномъ[771] намѣреніи, к[оторое] я принялъ — т. е. б[ыть] д[овольнымъ] н[астоящимъ].

29. Утромъ написалъ главу Отроч[ества] хорошо. — Послѣ обеда ездилъ верхомъ съ 6 до 8 ч[асовъ]. Былъ у Акс[иньи]. Она хороша, но не такъ нравится мнѣ, какъ прежде. Предлагала ей взят ее. Она, кажется, согласится. Въ Смерть баб[ушки] придумалъ характерную] черту религіозности и вместе не прощенія обидъ. —

[1 октября.] 30.1 Октября. Вчера и нынче написалъ по главѣ, но не тщательно. Вчера поссорился съ М[ашей] и намѣренъ напасать ей откровенное письмо. —

2 Ок. Писалъ главу Отр[очества], всталъ въ 5 часовъ. Все отрочество представляется мнѣ въ новомъ свѣтѣ и я хочу за ново передѣлать его. — В[алерьянъ] и М[аша] ѣдутъ. Хочу писать письмо К[нязю] А[ндрею] И[вановичу] и С[ергѣю] Д[митріевичу.]

[3 октября.] Нынче, 3, ничего не дѣлалъ; пріехалъ А[рсланъ]-Х[анъ]. —

[6 октября.] 4, 5, 6. Пришла мысль о переводѣ. Писалъ письма и докладную записку. Провожалъ В[алерьяна] и М[ашу] и вчера ночевалъ съ дѣвкой. Ужасно грустно! Постараюсь завтра прогнать эту грусть дѣятельностью. —

7. Утро, ходилъ къ Принцу, к[оторый] опять наговорилъ мне непріятностей, к[оторыя] часа на 4 разстроили меня. За обѣдомъ читалъ Profess[ion] defoi[772] и вспомнилъ единственное средство б[ыть] счастливымъ. Послѣ обѣда началъ было писать Дѣв[ичью], но такъ неаккура[тно], что бросилъ — нужно пересматривать сначала. — Былъ у Дрозд[овыхъ], ѣздилъ съ ними верхомъ и провелъ вечеръ. [177]

[8 октября. Георгиевская.] 8. Получилъ деньги, хлопоталъ для отъѣзда. Подарилъ лошадь казаченку. У Теодори[ны] не взялъ 3,90 по тому случаю, что она мнѣ показалась очень жалка. Выѣх[алъ] въ дес[ять], въ 6 пріѣх[алъ] въ Георг[iевскую] и здѣсь написалъ 3/4 листа Дѣв[ичъей].

9. Въ дорогѣ.

10.[773] Въ дорогѣ.

[11 октября. Старогладковская.] 11. Пріѣхалъ. Алексѣевъ хорошо принялъ. Зуевъ, кажется, простой и хорошій малый. Остановился у Япиш[ки].

12. Всталъ до зари, началъ было писать, но бросилъ. Игралъ въ карты по 1/2

13. Былъ на охотѣ, написалъ письма Маслову и Барашкину. Убилъ 2 ф[азановъ]. — Читалъ нынче литератур[ную] хар[актеристику] генія и это сочиненіе разбудило во мнѣ увѣренность въ томъ, ч[то] я замѣч[ательный] по способностямъ человѣкъ, и рвеніе къ труду. — Съ нынѣшняго дня примусь. Утро писать Отр[очество] и Бѣглецъ послѣ обѣда в вечеромъ.[774] Мысли о счастіи. —

[14 октября.] Ничего не дѣлалъ того, что предположилъ, a лѣнился, читалъ. Написалъ 1/4 л[иста] Дѣв[ичьей]. Хочу принять зa правило, начавъ одно дѣло, не позволять себѣ заниматься ничѣмъ другимъ, а для того, чтобы не пропадали мысли, к[оторыя] будутъ приходить, записывать ихъ аккуратно въ книгу[775] съ слѣд[ующимъ] подраздѣленіемъ: — 1) Правила, 2) Познанія,[776] Наблюденія. — Нынче напримѣръ: Наблюденія: надъ пѣніемъ, Япишкой, Познанія: О миссіяхъ въ О[сетіи] С[ѣверной] и Грузіи, и Правила: Не позволять себѣ ничѣмъ [отвлекаться] до окончанія начатаго труда. —

15. Утромъ писалъ мало, читалъ Головнина съ удовольствіемъ. Обѣдалъ, игралъ въ карты, чѣмъ потерялъ часа 3 времени. Докончилъ Дѣвичью, ужиналъ, написалъ длинное п[исьмо] Ник[олинькѣ] и нѣсколько набл[юденій],[777] правилъ и свѣдѣній.[778] — — [178]

16 Окт. Всталъ рано, читалъ Голов[нина], писалъ У[ниверситетъ] В[олоди], к[оторый] и кончилъ, обѣдалъ у А[лексѣева], читалъ Г[оловнина], писалъ. Ходилъ по станицѣ. Видѣлъ Пак[уньку] и 2 раза въ замѣшательствѣ сказалъ ей: табаку не держишь? Глупо и то, что сказалъ, и то, что мнѣ совѣстно было это. Постараюсь достать женщину. Игралъ въ преф[ерансъ] послѣ ужина: и слишкомъ торопливо написалъ н[аблюденія], с[вѣдѣнія], м[ысли] и п[равила].

17 Октября. Всталъ не рано. Читалъ, писалъ очень мало, обѣдалъ, игралъ въ карты (это надо бросить, а то много отнимаетъ времени) читалъ и опять игралъ въ карты и болталъ до поздняго вечера. Зуевъ любитъ выказать свои знанія и говоритъ не совсѣмъ вѣрно, a увѣренно. —

18 Октября. Всталъ поздно. Былъ Аибъ, Аверьяновъ и Яп[ишка]. Написалъ 1/2 листа, послѣ обѣда написалъ еще главу. Вечеръ весь игралъ въ карты. Это скверная привычка. — Какой то казакъ, въ то время какъ я проходилъ по улицѣ, сказалъ: «попъ! солдатъ!» и такая глупость, сказанная, можетъ, вовсе не мнѣ, мучила меня. —

19 Октября. Записалъ Н[аблюденія], С[вѣдѣнія], М[ысли] и П[равила]. Ходилъ съ Гром[аномъ] въ сады, убилъ зайца. Обѣдалъ[779] одинъ съ Гр[оманомъ]. Зуевъ, послѣ обѣда, въ то время какъ играли въ карты, вдругъ показался мнѣ чрезвычайно глупъ. Лобри,[780] пріѣхавшій къ Гр[оману], какъ кажется, жалкій человѣкъ. Онъ, окончивъ курсъ въ лицеѣ, хотѣлъ изъ[781] гражданской службы перейдти въ военную противъ воли отца и за это, по его разсказамъ, 4 года прослужилъ Юнкеромъ и теперь, наконецъ, уволившись отъ службы, Богъ знаетъ зачѣмъ, живетъ въ Каргалинкѣ. Я при Фетисовѣ слишкомъ зло говорилъ про казаковъ. Написалъ главу Отр[очества]. Ужиналъ, дописалъ нынѣшняго дня С[вѣдѣнія], Н[аблюденія], М[ысли] и П[равила] и ложусь. — Благодаря Бога, я доволенъ собой но странное я испытываю чувство[782] безпокойства, когда я бываю внѣшне и внутренне спокоенъ, какъ будто кто-то говоритъ [179]мнѣ: вотъ ты хорошъ теперь, а никто кромѣ тебя этаго не знаетъ. —

20 Октября. Арсла[н]ханъ, пріѣхавъ во время обѣда, остановился у меня и тѣмъ помѣшалъ мнѣ заниматься вчера. Послѣ обѣда я имѣлъ неосторожность сѣсть играть и проигралъ до 2 часа, a нынче всталъ поздно. До обѣда читалъ превосходный романъ Самуеля Варрена. Послѣ обѣда спалъ, а проснувшись, переправилъ, и то плохо, одну главу до ужина. — Послѣ ужина прочелъ Инвалида и часа 2 по атласу занимался географіей. Кажется, война будетъ. Ал[ексѣевъ] сказалъ мнѣ, что пѣх[отныхъ] юнк[еровъ] уже потребовали къ экзамену. — Говорятъ, что у Шамиля 40,000 въ сборѣ и онъ сбирается напасть на К[нязя] В[оронцова?]. —

22 Октября. Всталъ поздно, до обѣда писалъ немного, послѣ обѣда б[ылъ] у Гр[омана], къ которому пріѣхалъ Офицеръ Самурскаго полка и разсказывалъ много занимательнаго о дѣлѣ въ Закаталахъ. Писалъ потомъ, несмотря на присутствіе мальчишекъ, и послѣ ужина игралъ въ карты. Отрочество опротивѣло мнѣ до послѣдней степени. Завтра надѣюсь кончить. Идея писать по разнымъ книгамъ свои мысли, н[аблюденія] и пр[авила] весьма странная.[783] ⟨Гораздо лучше писать все въ дневникѣ, который стараться вести регулярно и чисто, такъ чтобы онъ составлялъ для меня литературный трудъ, а для другихъ могъ составить пріятное чтеніе. Въ концѣ каждаго мѣсяца, пересматривая ого, я могу выбирать и разносить изъ него все, что найдется замѣчательнаго, для легкости-же на отдѣльномъ листѣ буду[784] составлять краткое оглавленіе каждаго дня. —⟩

23 Октября. Проснулся я нынче очень поздно и съ тѣмъ недовольнымъ расположеніемъ духа [[22]]. Дурное расположеніе духа и безпокойство помѣшали мнѣ заниматься. Я[785] прочелъ Наденьку, повѣсть Жуковой. — Прежде мнѣ довольно было знать, что авторъ повѣсти женщина, чтобы не читать ее. Оттого что ничего не можетъ быть смѣшнѣе взгляда женщины на жизнь мущины, которую они часто берутся описывать; [180]напротивъже[786]въ сферѣ женской авторъ женщина имѣетъ огромное преимущество передъ нами. Наденька очень хорошо обстановлена; но лицо ея самой слишкомъ легко и неопредѣленно набросано, видно, что автора не руководила одна мысль. —

Я берусь за свою тетрадь отрочества съ какимъ-то безнадежнымъ отвращеніемъ, какъ работникъ, принужденный трудиться надъ вещью, которая, по его мнѣнію, безполезна и никуда не годна. Работа идетъ неакуратно, вяло и лѣниво. —

Докончивъ послѣднюю главу, нужно будетъ пересмотрѣть все сначала и сдѣлать отмѣтки и[787] начерно окончательныя перемѣны. Перемѣнять придется много: характеръ Я вялъ, дѣйствіе растянуто и слишкомъ послѣдовательно — во времени,[788] a непослѣдовательно въ мысли. — Напр[имѣръ], пріемъ въ серединѣ дѣйствія описывать[789] для ясности и выпуклости разсказа прошедшія событія, съ моимъ раздѣленіемъ главъ, совсѣмъ упущенъ. — Во все время обѣда и послѣ я не могъ, да и не находилъ надобности — преодолѣть апатическую тоску, которая овладѣла мною. —

Докончивъ Над[еньку], я снова сѣлъ за отвратительное От[рочество], но Иліясъ помѣшалъ мнѣ; такъ что я, не желая прогнать его и терять время даромъ, пошелъ на охоту. — Опять поработалъ надъ О[трочествомъ], кое какъ дописалъ одну главу и пошелъ ужинать, a послѣ игралъ въ карты. — Съ охоты, подходя къ[790] дому съ сѣверной стороны, я полюбовался видомъ сѣрыхъ горъ изъ зa камышевыхъ крышъ домовъ и черной, тесовой, увѣнчанной крестомъ крыши часовни. —

Два рекрута разговаривали на площади, и одинъ[791] изъ нихъ,[792] въ то время какъ хотѣлъ слегка засмѣяться шуткѣ своего товарища, издалъ звукъ въ родѣ кашля или перхоты, что часто бываетъ съ людьми, ведущими неправильный образъ жизни. —

«Довольствоваться настоящимъ!» Это[793] правило, прочитанное [181]мною нынче чрезвычайно поразило меня. Я живо припомнилъ всѣ случаи въ моей жизни, въ которой я не слѣдовалъ ему, и очень удивительно показалось, что я не слѣдовалъ ему. Н[а] п[римѣръ], въ ближайшемъ ко мнѣ по времени случаѣ въ моей службѣ, я хотѣлъ быть юнкеромъ-графомъ, богачемъ, съ связями, замѣчательнымъ человѣкомъ, тогда какъ самое полезное и удобное для меня было-бы быть юнкеромъ-солдатомъ. Какъ много интереснаго я тогда могь-бы узнать въ это время, и какъ много непріятнаго избѣжалъ. —

Но тогда положеніе мое было ближе ко мнѣ; поэтому-то я не такъ ясно видѣлъ его. Затронутыя страсти (гордость, тщеславіе, лѣнь) давали другой видъ[794] положенію и подсказывали уму другія размышленія.[795]

Вѣрь разсудку только тогда, когда убѣдишься, что никакая страсть не говоритъ въ тебѣ. —

Въ безстрастномъ состояніи разсудокъ руководитъ человѣкомъ, но когда страсти обладаютъ[796] имъ, они руководятъ и его разумомъ, придавая только больше пагубной смѣлости въ дурныхъ поступкахъ.

____________________________________________________________________

23 Ок. Нездоровье. Авторы женщины. Наденька. Отвращеніе къ Отрочеству. Недостатки его. Упущеніе однаго литературнаго пріема. Тоска. Илясъ. Охота. Писанье. Картина природы. Хрипящая улыбка. Довольствоваться настоящимъ. Примѣненіе къ службѣ. Вліяніе страстей на разсудокъ.

24 Октября. Всталъ раньше вчерашняго и сѣлъ писать послѣднюю главу. Мыслей набралось много; но какое-то непреодолимое отвращеніе помѣшало мнѣ окончить ее. Какъ во всей жизни, такъ и въ сочиненіи, прошедшее обусловливаетъ будущее — запущенное сочиненіе трудно продолжать[797] съ увлеченіемъ и, слѣдовательно — хорошо. Обдумывалъ перемѣны въ Отрочествѣ, но не сдѣлалъ никакихъ. Надо на легкую руку набросать замѣтки и просто начать переписывать снова.[798] До [182]обѣда читалъ Критику Опис[анія] Войны 1799[799] года Россіи съ Франціей, a послѣ обѣда безъ всякой охоты пошелъ стрѣлять въ цѣль съ Громаномъ. Прекрасная погода соблазнила меня и я пошелъ на охоту, на которой убилъ зайца и пробѣгалъ за чакалой до поздней ночи. Послѣ ужина игралъ въ карты до 12 часовъ. Какъ легко дѣлаются дурныя привычки! Я ужъ привыкъ играть послѣ ужина. —

Читая[800] сочиненіе, въ особенности чисто литературное — главный интересъ составляетъ характеръ автора, выражающійся въ[801] сочиненіи. — Но бываютъ и такія сочиненія, въ которыхъ авторъ афектируетъ свой взглядъ, или нѣсколько разъ измѣняетъ его. Самыя[802] пріятныя суть тѣ, въ которыхъ авторъ какъ будто старается скрыть свой личный взглядъ и вмѣстѣ съ тѣмъ остается постоянно вѣренъ ему вездѣ, гдѣ онъ обнаруживается. Самыя-же безцвѣтныя тѣ, въ которыхъ взглядъ изменяется такъ часто, что[803] совершенно[804] теряется. —

Книга Милютина очень хорошо составлена, какъ кажется;[805] несмотря на часто слышанную мною лесть и[806] пристрастное мнѣніе людей, робко преклоняющихся передъ всѣмъ Царскимъ, мнѣ кажется, что дѣйствительно характеръ, особенно политическій — Павла I былъ[807] благородный рыцарскій характеръ. — Охотнѣе принимаешь клевету за ложь, чѣмъ лесть за правду.

При отступленіи Суворова изъ[808] Мутенской долины въ 1799 году было знаменитое въ его аріергардѣ Муттенское сраженіе Розенберга и[809] Милорадовича противъ Массены.

Тугутъ, Австрійскій министръ при И[мператорѣ] Францѣ, былъ причиною измѣнъ и низостей Австріи противъ Россіи. —

Дессантомъ[810] 30[811] т[ысячъ] Англ[ичанъ] и 18 т[ысячъ] Русскихъ, [183]высаженныхъ въ Голландіи, командовалъ Герцогъ Іорскій, а Русск[ими] войсками Г[енералъ] Германъ; Франц[узскими]-же и Батав[скими] войсками — Брюнъ. —

Амбарго морской военный терминъ, означающій признаніе кораблей непріятельскими. — Павелъ I умеръ 1801 году. Казимулла появился въ 1832 во время Польской кампаніи; ему наслѣдовалъ Гамзатъ-бекъ. —

24 Октября. Прошедшее обусловливаетъ будущее. Занятiя дня. Взглядъ автора. Выписки изъ критики книги Милютина. О клеветѣ и лести. Выписки изъ Аварской экспедиціи.

25 Октября. Съ утра пересмотрѣлъ Отрочество и рѣшился переписывать его снова и насчетъ измѣненій, перемѣщеній и прибавленій, которыя нужно въ немъ сдѣлать. Часовъ въ 10 пошелъ на охоту и проходилъ до ночи. Читалъ новый, весьма плохой Совр[еменникъ]. Ужиналъ и теперь ложусь спать. Нынче цѣлый день былъ для меня моральнымъ отдыхомъ, необходимость котораго такъ часто безсознательно сознаешь въ себѣ. —

Алагирской заводъ (на военно-Грузинской дорогѣ въ 40 в. отъ ст[аницы] Ардона) открытъ въ 1853 г[оду] 18 Мая. Онъ можетъ давать 35 т[ысячъ] пудовъ свинцу, выписываемаго прежде изъ Англіи. —

Я начинаю жалѣть, что слишкомъ поспѣшно послалъ Зап[иски] Мар[кера]. По содержанію едва-ли я много-бы нашелъ измѣнить или прибавить въ нихъ. Но форма не совсѣмъ тщательно отдѣлана. —

25 Октября. Занятiя дня, моральный отдыхъ. Алагирскій заводъ. Записки Маркера.

26 Октября. Всталъ не рано и съ ломотой усталости во всѣхъ членахъ. Съ утра работалъ порядочно надъ перепиской и приведеніемъ въ порядокъ Отрочества, но скоро позвали обѣдать, a послѣ обѣда, почитавъ немного и посидѣвъ съ Ал[ексѣевымъ], который приходилъ ко мнѣ, сдѣлалъ очень мало. Когда и могъ-бы — до ужина, чтобы сдѣлать удовольствіе Гр[оману], вызвавшемуся переписывать[812] мнѣ, диктовалъ и читалъ ему. — Болѣзнь моя все усиливается и, какъ кажется, уже не такого рода какъ была прежде. [[13]]. [184]

Отсутствіе тѣла, страстей, чувствъ, воспоминаній и времени (т. е. вѣчность) не есть-ли отсутствіе всякой жизни? Въ чемъ-же отрада такой будущей жизни, когда невозможно себѣ представить ее. —

Описаніе борьбы[813] добра со зломъ въ человѣкѣ, покушающимся или только что сдѣлавшимъ дурной поступокъ, всегда казалось мнѣ неестественнымъ. Зло дѣлается легко и незамѣтно, и только гораздо послѣ человѣкъ ужасается и удивляется тому, что онъ сдѣлалъ. —

Простой народъ такъ много выше насъ стоитъ своей[814] исполненной трудовъ и лишеній жизнью,[815] что какъ-то нехорошо нашему брату искать и описывать въ немъ дурное. Оно есть въ немъ, но лучше-бы[816] говорить про него (какъ про мертваго) одно хорошее. Это достоинство Тургенева и недостатокъ Григоровича и его рыбаковъ. Кого могутъ занять пороки этаго жалкаго и достойнаго класа? Въ немъ больше добраго, чѣмъ дурного; поэтому естественнѣе и благороднѣе искать причины перваго, чѣмъ втораго. —

Встарину я думалъ, что взявъ себѣ за правило быть основательнымъ и аккуратнымъ въ своихъ занятіяхъ, я могу слѣдовать ему; потомъ часто повторяемыя и никогда въ точности неисполняемыя такія правила начинали убѣждать меня въ томъ, что онѣ безполезны; теперь-же я убѣждаюсь, что эти припадки, постоянно ослабѣвающіе и снова возобновляющiеся, составляютъ нормальное состояніе періодической къ самому себѣ внимательности.

Надо привыкать всегда и во всемъ писать четко и ясно, а то часто безсознательно неясность или невѣрность мысли скрадываешь отъ самаго себя неестественными оборотами, помарушками и размахами.

Нынче за обѣдомъ былъ разговоръ о Пущинѣ, и для меня рѣшительно непостижима эта жестокость. Какъ можетъ человѣкъ изъ за комедіи жертвовать основными человѣческими чувствами. [185]

Кипръ, лежащій на пути отъ Смирны къ Іерусалиму — родина Георгія Побѣдоносца. —

Въ кампаніи 1805 года, окончившейся Вѣнскимъ договоромъ, главными сраженіями были Ульмъ, Ваграмъ и Аустерлицъ. —

Разсчетливость отличается отъ скупости тѣмъ, что первая, ограничивъ какъ бы ни было тѣсно или просторно свои потребности, не стѣсняетъ ихъ болѣе, между тѣмъ какъ скупость, не опредѣляя своихъ потребностей, жертвуетъ ими всегда для пріобрѣтенія. —

Аввесаломъ былъ сынъ Давида, съ Филистимл[янами] вооружившійся противъ него и повисшій на своихъ волосахъ. — Сегодня видѣлъ поразительный сонъ о Сережѣ, какая-то дуэль и конфеты. —

26 Октября. Занятія дня. Болѣзнь. О будущей жизни. Бореніе при дурномъ поступкѣ. Рыбаки. Взглядъ автора на простой народъ. Періодическая внимательность. Чистота и ясность письма. О Пущинѣ. Кипръ. Кампанія 1805. Разсчетливость и скупость. Авессаломъ. Сонъ о Сережѣ.

27 Октября. Проснулся чрезвычайно поздно и цѣлый день ничего не дѣлалъ, потому что застрялъ на Н[овомъ] В[зглядѣ], для котораго ничего нейдетъ въ голову. [[6]], и я очень разстроенъ морально. Я убѣжденъ, что это настоящій s....... Послѣ обѣда у меня опять сдѣлалось дрожаніе въ глазахъ, такъ что я не могъ читать и заснулъ съ головною болью. —

Япишка разсказывалъ мнѣ, какъ Грековъ и Лесаневичь призвали въ Герзель-аулъ стариковъ изъ Стараго Аксая и Учаръ-Аджи,[817] который былъ подозрѣваемъ въ продажѣ товаровъ Немирнымъ. — Объяснивъ имъ, что поступки Учаръ-Аджи противузаконны и что его должно взять, они старались успокоить другихъ Татаръ, но какъ только У[чаръ]-А[джи],[818] который въ воротахъ, гдѣ отбирали у всѣхъ оружіе, успѣлъ скрыть въ рукавѣ кинжалъ, услыхалъ, въ чемъ дѣло, онъ бросился на Грекова, закололъ его, потомъ Лисеневича, хотѣлъ тоже срубить Муссу-Хасаева, но Бегичевъ ударомъ шашки успѣлъ повалить его. Всѣхъ Татаръ, которые были тутъ, убили. — Въ томъ [186]числѣ и Япишкинаго пріятеля, Парабочевскаго охотника, казака Данилу. —

⟨Въ сочиненіи случаются такія мѣста, передъ которыми[819] невольно останавливаешься. Нужно или принудить себя написать его, или обойдти, отложивъ до другаго раза,[820] не позволяя себѣ, подъ предлогомъ неохоты, не писать ничего⟩.[821]

Помни, что чѣмъ труднѣе и тяжеле обстоятельства, тѣмъ необходимѣе твердость, дѣятельность и рѣшимость и тѣмъ вреднѣе апатія. Слабыя души дѣлаютъ на оборотъ. —

27 октября. Занятія дня. Болѣзнъ. Убійство Грекова и Лисаневича.Остановка въ сочиненіи. Трудныя минуты.

[1 ноября. Хасав-Юрт.] 28, 29[822] 30 Окт.,[823] 31 Октября и 1-е Ноября. — 28 и 29. Провелъ въ томъ сознательномъ тяжеломъ[824] бездѣйствіи, которое происходитъ отъ постоянно занимающей непріятной мысли. [[8]] Ходилъ 29 цѣлый день на охотѣ, болталъ съ Епишкой, игралъ въ карты и читалъ біографію Шиллера, написанную его свояченицей.[825] Чрезвычайно замѣтенъ въ ней поверхностный взглядъ на великаго человѣка сантиментальной женщины и лица, слишкомъ близкаго поэту, поэтому находящагося подъ вліяніемъ мелочныхъ домашнихъ недостатковъ,[826] утратившаго должное уваженіе поэту. —

30. Послѣ обѣда выѣхалъ съ Зуевымъ и Громаномъ въ Хасавъ-Юртъ, съ тѣмъ чтобы лечиться отъ мнимаго ш...... Ночевалъ въ Шелковой, гдѣ Зуевъ своими сужденіями (не подлыми, но не благородными) и болтовней окончательно убѣдилъ меня въ своей пустотѣ и въ огромномъ разстояніи насъ морально раздѣляющимъ. —

31. Цѣлый день провелъ въ дорогѣ. Въ Таш-кичахъ, дожидаясь оказіи, я[827] слышалъ, какъ хозяйка солдатка, прійдя въ замѣшательство, потому что отказала повѣрить богатому жиду Табуну сѣмячекъ на пятакъ, начала доказывать [187]жиденку, что Табунъ по нашему, по русскому, ей дядя: «значитъ твой отецъ былъ Еврей, и его братъ,[828] выходитъ, Табунъ, такъ и значитъ, что онъ, т. е. Табунъ, его братъ» и т. д.[829] Нищій лѣтъ 70-ти Татаринъ, который шутя[830] толкалъ меня и которому я далъ хлѣба и водки, такъ былъ тронуть моей лаской, что все время, которое я тамъ пробылъ, онъ смотрѣлъ на меня съ выраженіемъ самой трогательной благодарности и какъ мальчишка старался угадывать мои желанія и прислуживать мнѣ. Онъ увѣрялъ, что ему только 40 лѣтъ. У Татаръ, какъ и у всѣхъ народовъ въ состояніи необразованія и постоянной нужды, старость не есть титулъ на уваженіе, а только титулъ на дешевую покупку ихъ услугъ. Велико было моральное развитіе Спартанскаго народа. —

Подъѣзжая къ Хасавъ-Юрту, показалось на два ружейныхъ выстрѣла человѣкъ 10 Татаръ, и храбрецы Кабардинцы, какъ и всегда водится, закопошились и перетрусились. Одинъ солдатъ въ авангардѣ сказалъ: Какъ бы откуда съ другой стороны не гикнули! Вотъ истинный трусъ![831] Онъ выразилъ свою боязнь такъ, что она могла сообщиться другимъ. — Вечеромъ въ Хасавъ-Юртѣ, какъ и всегда, ужъ говорили при мнѣ Офицеры, не зная того, что я былъ въ оказіи, что нынче было нападенiе на оказію. Вчера Зуевъ выказывалъ передъ Олиферомъ всю свою свѣтскость и утонченность; находилъ, что дрожички Алексѣева страмныя и т. д. Удивительно, какъ могутъ эти люди, выросшіе въ грязи и подъ палкой, не стыдясь передъ самими собой, смѣяться надъ чѣмъ нибудь! — Еще странно, что эти люди, какъ Зуевъ, любящіе цивилизацію, иностранныя слова, литературу, музыку, о которыхъ они имѣютъ самыя смѣшныя, офицерскія понятія, [могутъ] внушать своими разсказами довѣріе другимъ и больше, чѣмъ люди истинно образованные. — Впрочемъ эта странность происходитъ отъ того, что я живу между этими людьми съ ограниченными взглядами. Они понимаютъ одинъ другаго. — Нынче опять бѣгали на тревогу. Я читалъ Капитанскую дочку и увы! долженъ сознаться, что теперь уже [188]проза Пушкина стара — не слогомъ, — но манерой изложенія.[832] Теперь справедливо — въ новомъ направленіи интересъ[833] подробностей чувства замѣняетъ интересъ самыхъ событій. Повѣсти Пушкина голы какъ-то. Вотъ мысли, которыя приходили мнѣ въ эти 4 дня и которыя я успѣлъ[834] отмѣтить для памяти въ маленькой книжкѣ.

Невозможно слѣдовать опредѣленіямъ разумной воли только вслѣдствіе ея выраженія. Необходимо[835] употреблять хитрости противъ[836] своихъ страстей.[837] Добро пріятно дѣлать для каждаго; но страсти часто заставляютъ насъ видѣть его въ превратномъ свѣтѣ. А разсудокъ, дѣйствуя непосредственно, безсиленъ противъ страсти, онъ долженъ стараться дѣйствовать одной на другую. Въ этомъ заключается мудрость. —

⟨Нелѣпости сновидѣнія происходятъ отъ того, что разсудокъ теряетъ способность[838] критики надъ отношеніями: онъ не можетъ различать сравненія отъ тожества[839] и всякое. —⟩

Шиллеръ совершенно справедливо находилъ, что никакой геній не можетъ развиться въ одиночествѣ, что внѣшнія возбужденія — хорошая книга, разговоръ — подвигаютъ больше въ размышленіи, чѣмъ годы уединеннаго труда. — Мысль должна рожаться въ обществѣ, а обработка и выраженіе ея происходить въ уединеніи.

Япишка говоритъ, что ежели человѣкъ идетъ да смотритъ на свое платье, онъ швинья. На какой низкой степени развитія тщеславіе! Какъ наивны его уловки!

Въ 2 верстахъ отъ Шелковой во времена Ермолова, или даже прежде, находилась кр[ѣпость] Ивановская, которую, какъ говоритъ Епишка, раззорили за то, что будто было ложно показано, что въ ней 40 церквей. —

Гуйма ковровая кибитка, въ которой живутъ Ногайскія бабы и дѣвки. —

Одна изъ главныхъ причинъ ошибокъ нашего богатаго класса [189]состоитъ въ томъ, что мы не скоро привыкаемъ къ мысли, что мы большіе. Вся наша жизнь до 25 иногда и больше лѣтъ противорѣчитъ этой мысли; совершенно на оборотъ того, что бываетъ въ крестьянскомъ классѣ, гдѣ 15 лѣтъ малый женится и становится полнымъ хозяиномъ. Меня часто поражала эта самостоятельность и увѣренность крестьянскаго парня, который, будь онъ умнѣйшимъ мальчикомъ, въ нашемъ классѣ былъ бы нулемъ.

Странно, что всѣ[840] мы таимъ, что одной изъ главныхъ пружинъ нашей жизни деньги. Какъ будто это стыдно. — Возьмите романы, біографіи, повѣсти: вездѣ стараются обойдти денежныя вопросы, тогда какъ въ нихъ главный интересъ (ежели не главный, то самый постоянный) жизни и лучше всего выражается характеръ человѣка. —

Есть разрядъ милыхъ, благородныхъ (хотя большей частью несчастныхъ въ жизни и неуважаемыхъ), которые какъ будто живутъ только для того, чтобы выжидать случая пожертвовать собой для другого или для чести, и которые живутъ только съ той поры, съ которой начинается это пожертвованіе.

Часто случалось мнѣ удивляться и завидовать основательному и точному взгляду людей, читавшихъ мало.

Всякое оконченное на черно сочиненіе пересматривать, вымарывая все лишнее и не прибавляя ничего. Это первый процесъ.

Читая разсказъ какой-то Англійской барыни, меня поразила непринужденность ея пріемовъ, которой у меня нѣтъ, и для пріобрѣтенія которой мнѣ надо трудиться и замѣчать. —

Шамиль 1846 ходилъ въ Кабарду и имѣлъ славное для русскихъ дѣло съ Левковичемъ, который съ 6 ротами и 2 крѣпостными орудіями наткнулся на него уже по сю сторону Терека, около Змѣйки, и, выдержавъ его атаки, отступилъ, потерявъ 120 ч[еловѣкъ] и не оставивъ ни одного тѣла. —

Самонадѣянность и увѣренность (aplomb) зависятъ не отъ блестящаго положенія, а отъ[841] успѣха на избранномъ пути, какъ бы онъ ни былъ ничтоженъ. —

Сулейманъ-Эфенди въ 1846 году былъ посылаемъ[842] Шамилемъ [190]на Правый Флангъ для собранія всадниковъ; въ 1847 при постройкѣ Ахчоя онъ вышелъ къ Русскимъ. Изъ Воронежа куда[843] былъ посланъ на жительство, онъ ѣздилъ въ Мекку и на возвратномъ пути присталъ къ Немирнымъ берегамъ. —

Карачай нейтральный народъ, живущій у подошвы Эльборуса, отличается своей вѣрностью, красотою и храбростью. —

Въ 1848 году Карачаевскаго князя, мстившаго врагу своему Кабардинскому князю, приказано было арестовать въ Пятигорскѣ; но дикарь не сдался и былъ убитъ съ 4 нукерами цѣлой ротой солдатъ.[844]

Бываютъ лица, къ числу которыхъ принадлежитъ и мое, и какимъ я хочу выставить героя Р[омана] Р[усскаго] П[омѣщика], которыя чувствуютъ, что они должны казаться гордыми, и[845] чѣмъ болѣе стараются выказать на своемъ лицѣ выраженіе равнодушія, тѣмъ болѣ кажутся надмѣнными. —

Часто въ сочиненіи меня останавливаютъ рутинныя, не совсѣмъ правильныя, основательныя и поэтическія способы выраженія; но привычка встрѣчать ихъ часто заставляетъ писать ихъ. Эти-то необдуманные, обычные пріемы въ авторѣ [?], недостатокъ которыхъ чувствуешь, но прощаешь отъ частаго употребленія, для потомства будутъ служить доказательствомъ дурнаго вкуса. Мириться съ этими пріемами: значитъ идти за вѣкомъ, исправлять ихъ — значитъ идти впередъ его. —

[1 ноября.] 28, 29, 30, 31, 1 Ноября. Занятія. Біографія Шиллера. Отъѣздъ. Зуевъ, Табунъ. Старикъ Нищій. Неуваженіе къ старикамъ. Тревога. Трусъ. Пріѣздъ. Свѣтскость Зуева. Слогъ Пушкина. О управленіи своими страстями. Развитіе мысли. Наивность тщеславія. Ивановская. Гуйма. — Причина ошибокъ людей нашего класса. Денежные интересы. Люди любящіе самопожертвованіе. Люди мало читавшіе. — Правило для исправленія сочиненія. Непринужденность пріемовъ. Левковичъ. Причины applomb. Сулейманъ-Эфенди. Карачай. Убійство Карачаевскаго князя. Лица гордыя. Строгость къ выраженіямъ.

[3 ноября.] 2. 3 Ноября. Оба дня провелъ въ туманѣ. Безпрестанные посѣтители у Олифера и безпокойство о болѣзни (которая [191]какъ-то колеблется между лучшимъ и худшимъ)[846] отвлекали меня отъ наблюденій зa самимъ собой, за другими и отъ занятій. — Рѣшился лечиться, несмотря на то, что Докторъ внушаетъ мнѣ очень мало довѣрія. —

Вчера завязался между мной и нѣсколькими Офицерами споръ о[847] цѣнности жалованныхъ титуловъ; причемъ Зуевъ высказалъ безъ всякой послѣдовательности свою зависть къ моему титулу. Въ ту минуту[848] мысль, что онъ считаетъ меня тщеславнымъ своимъ титуломъ, кольнула мое самолюбіе; теперь-же я отъ души радуюсь, что онъ далъ подмѣтить въ себѣ эту слабость. Какъ опасно вѣрить мыслямъ, являющимся въ жару спора. —

[849] Всегда жить одному: дорогое правило, которое я постараюсь соблюдать. —

[850] Почти всякій разъ при встрѣчѣ съ новымъ человѣкомъ я испытываю тяжелое чувство разочарованія: Воображаю себѣ его такимъ, каковъ я, и изучаю его, прикидывая на эту мѣрку. Разъ навсегда надо привыкнуть къ мысли, что я исключеніе, что или я обогналъ свой вѣкъ, или — одна изъ тѣхъ несообразныхъ неуживчивыхъ натуръ, которыя никогда не бываютъ довольны.[851] Нужно взять другую мѣрку (ниже моей), и на нее мерять людей. Я рѣже буду ошибаться. — Долго я обманывалъ себя, воображая, что у меня есть друзья, люди, которые понимаютъ меня. Вздоръ! Ни однаго человѣка еще я не встрѣчалъ, который бы морально былъ такъ хорошъ, какъ я, который бы вѣрилъ тому, что не помню въ жизни случая, въ которомъ бы я не увлекся добромъ, не готовъ былъ пожертвовать для него всѣмъ.

Отъ этаго я не знаю общества, въ которомъ бы мнѣ было легко. Всегда я чувствую, что выраженіе моихъ задушевныхъ мыслей примутъ зa ложь, и что не могутъ сочувствовать интересамъ личнымъ. —

Вчера перешелъ на квартиру. — Ежели я буду[852] принужденъ [192]прожить здѣсь мѣсяцъ, я увѣренъ, что употреблю его съ пользой. Уже вчера вечеромъ я почувствовалъ то расположеніе къ истинной[853] пользѣ, подъ вліяніемъ котораго находился въ Тифлисѣ, въ Пятигорскѣ. Нѣтъ худа безъ добра. Вчера при мысли, что у меня можетъ провалиться носъ, я вообразилъ себе, какой огромный и благой толчокъ это дало бы мнѣ на[854] пути нравственнаго развитія. Я такъ живо представилъ себѣ, какъ бы я былъ благороденъ, преданъ благу общему и полезенъ ему, что мнѣ почти захотѣлось испытать то, что я называлъ несчастіемъ, извиняющимъ смертоубійство.

Впрочемъ эту подлую мысль, т. е. самоубiйства отъ стыда уродливости, которую я слышалъ отъ Иславина, сказанную хорошо и выразительно, я повторялъ безъ убѣжденія. Какъ часто это бываетъ, что повторяешь вещи,[855] не обдумавъ ихъ, потому только, что онѣ сказаны хорошо. —

Не повторяй ничего слышаннаго, какъ бы оно не поразило тебя, не обдумавъ его спокойно и не согласовавъ его въ спокойномъ состояніи съ собственнымъ направленіемъ. —

[3 ноября.] 2. 3 Ноября. Занятія. Споръ о титулахъ. Жить одному. Мѣрка для людей. Неуживчивость. Расположеніе духа. Мысль о уродливости. Повтореніе чужихъ мыслей.

4 Ноября. Вчера провелъ весь день, ничего не дѣлая. Болталъ съ посѣтителями и перечитывалъ какой то старый Современникъ. — [[12]]. —

Не дорожить мнѣніемъ,[856] котораго ты не уважаешь. Я хотѣлъ сказать: не дорожить мнѣніемъ людей, которыхъ не уважаешь; но это было бы неправильно; потому что даже тѣ люди, которыхъ ты презираешь, могутъ въ нѣкоторыхъ случаяхъ быть основательными судьями. Ошибка, которой я хочу избѣгнуть, состоитъ только въ томъ, чтобы не[857] стараться (какъ часто это случается съ людьми тщеславными)[858] выказывать себя такимъ, какимъ бы не уважалъ другаго. [193]

Вчера послѣ пульки Стасулевичь, который,[859] какъ кажется,[860] человѣкъ съ очень хорошими способностями, разсказывалъ мнѣ[861] исторію своего несчастія. —

Въ[862] Метехскомъ замкѣ содержались 3 линейнаго солдата за убійства и ограбленія почты, грузинскіе князья Амелехваровъ и Эристовъ съ нѣсколькими Имеретинами, причастными къ ихъ дѣлу. — Солдаты, имѣвшіе сообщеніе съ Амелехваровымъ, объявили ему, что у нихъ спрятаны въ городѣ 25.000 сер[ебромъ], которые они берутся достать, ежели-бы ихъ выпустили. Амелехваровъ обратился къ караульному Офицеру Загобелю, обѣщая съ солдатами послать своихъ Имеретинъ (извѣстныхъ вѣрностью своему слову), чтобы привести солдатъ обратно живыхъ или мертвыхъ. — Загобель согласился;[863] 6 преступниковъ были выпущены ночью, ограбили и убили прохожихъ и принесли 500 р., которые подѣлили между Амелехваровымъ и Загобелемъ, говоря, что не могли взять всѣхъ спрятанныхъ денегъ. Загобель отпускалъ ихъ и другой разъ, въ тотъ самый день, какъ въ караулъ заступилъ Стасулевичь. —

«Я только что женился, говоритъ онъ, и два мѣсяца уже не былъ въ караулѣ. Когда я пришелъ къ Загобелю и попросилъ его сдать мнѣ караулъ (такъ [какъ] я всегда былъ очень аккуратенъ по службѣ), то меня удивили разстройство и блѣдность, которыя я замѣтилъ въ немъ и которыя онъ объяснилъ мнѣ лихорадкой; тогда какъ я узналъ впослѣдствіи, что причина эта была другая. Въ 5 часовъ утра, когда я пріѣхалъ, выпущенные арестанты еще не возвращались и были впущены только въ то самое время, задними воротами, когда я сбирался идти осматривать ихъ. —

Обходя арестантовъ, я нашелъ 2 пьяными и велѣлъ осмотрѣть ихъ; оказались подпилки, штофы и т. д. Я принялъ караулъ. — Князь Амелехваровъ обратился къ унтеръ-офицеру Семенову, прося его выпустить опять на ночь арестантовъ и идти съ ними; но такъ [какъ] я не спалъ всю ночь и даже въ то самое время, когда онъ уже готовъ былъ выводить ихъ задними [194]воротами (отъ которыхъ ключь былъ у него), я потребовалъ его, — намѣреніе ихъ не могло быть исполнено въ 1-ую ночь. На другую ночь, во время моего сна, арестанты были выпущены одѣтые въ грузинское платье ([864] на одномъ изъ нихъ была[865] фуражка солдата и ротный мѣшокъ съ клеймомъ) и отправились къ Карганову съ тѣмъ, чтобы съ помощью подкупленнаго его деньщика ограбить жалованье, которое онъ для раздачи получилъ наканунѣ. Грабежъ ихъ не удался; они были откры[ты], и въ торопяхъ побѣга мѣшокъ и шапка были оставлены на мѣстѣ преступленія. —

Я ничего не зналъ, но только, сдавая караулъ, замѣтилъ, что замѣченные мной третьяго дня арестанты были снова пьяны. —

На другой день меня арестовали. По найденному мѣшку[866] навели справку въ ротѣ, и оказалось, что мѣшокъ принадлежалъ караульному взводу. Допрошенный Унтеръ-Офиц[еръ] Семеновъ показалъ, что арестанты были выпущены съ моего разрѣшенія. Я два мѣсяца содержался[867] подъ секретнымъ арестомъ въ квартирѣ Коменданта Рота. —

Меня отдали подъ судъ; но я просилъ назначить особую коммиссію, которая нашла меня виновнымъ въ неисполненіи караульныхъ обязанностей, но въ выпущеніи арестантовъ не могла ни оправдать, ни обвинить меня, такъ какъ арестанты запирались, солдаты показывали, что приказаніе выпуска они получали моимъ именемъ черезъ унтеръ-офицера, а не отъ меня, а Семеновъ продолжалъ обвинять меня. Я былъ приговоренъ къ[868] разжалованію въ солдаты, безъ лишенія дворянства, впредь до выслуги и изъявилъ свое согласіе на этотъ приговоръ. Намѣстникъ нашелъ, что виновнѣе всѣхъ Комендантъ и Ген[ералъ] Вольфъ, исправлявшiй за его отсутствіемъ его должность, за безпорядки, открывшiеся по случаю этаго дѣла (какъ-то[869] упущеніе обязанностей рунда и дежурнаго по карауламъ, за кот[орыхъ] мы обыкновенно расписывались сами) и, утвердивъ приговоръ коммисіи,[870] послалъ на рѣшеніе Государя. — [195]

Въ это время Священникъ, которому, какъ послѣднее средство, поручено было увѣщевать къ истинѣ преступниковъ, открылъ, что Загобель еще прежде выпускалъ ихъ. Загобель тотчасъ-же признался и былъ арестованъ; назначено новое слѣдствіе. Я просилъ отдѣлить мое дѣло отъ дѣла Загобеля и конфирмовать меня. — Намѣстникъ согласился и отправилъ меня».

Виновенъ ли онъ или нѣтъ? Богъ знаетъ, но когда онъ разсказывалъ мнѣ (онъ-то прекрасно говоритъ) свое горе и его жены, я едва сдержался отъ слезъ. Пріѣхалъ въ полкъ послѣ набѣга 11 Августа, за который Вольфъ отказалъ ему въ крестѣ, онъ узналъ, что въ приказѣ по корпусу онъ обвиненъ въ выпускѣ арестантовъ и конфирмованъ къ лишенію дворянства. Между тѣмъ какъ дѣло Загобиля потушено и онъ только переведенъ въ линейный батальонъ. —

Приказъ, по которому Намѣстникъ находилъ виновнымъ Ген[ерала] Вольфа,[871] исправлявшаго его должность, долженъ бы былъ и обвинить самаго Намѣстника по дѣлу Загобеля, такъ какъ первый выпускъ арестантовъ былъ сдѣланъ еще при самомъ князѣ. Вотъ[872] причина[873] потушенія дѣла Загобеля. —

«Я просилъ, говоритъ Стасулевичь, докладной запиской, чтобы дѣло переслѣдовали, такъ какъ я изъявилъ согласіе[874] и отказался отъ права подавать прошеніе на высочайшее имя не на это рѣшеніе. — Мнѣ сказали, что я не имѣю права подавать докладной Записки, а что мой ротный командиръ долженъ написать рапортъ съ моихъ словъ. Ротный-же командиръ мой, Горяниновъ, такъ боится всякаго столкновенія съ начальствомъ и такой ограниченный человѣкъ, что онъ ужъ 6 мѣс[яцевъ] ничего не пишетъ».

Бываютъ физіономіи, особенно тѣ, которыя надѣлены блестящими глазами и широкими потными чертами лица, которыя, когда одушевлены, безпрестанно мѣняютъ выраженіе до такой степени, что трудно узнать ихъ. —

Абхазія лежитъ по ту сторону горъ, почти на противъ Эльборуса. [196]

Имѣетъ до 30 000 ж[ителей]. Главныя укрѣпленныя мѣста Сухумъ-Кале, Бомборы. Резиденція-же Абхазскаго владѣтеля Суукъ-Су. Абхазцы христіяне. —

4[875] Ноября. Занятія. Исторія Стасулевича. Перемѣна физиономій. Абхазія.

5 Ноября. Зубы разболѣлись у меня утромъ такъ, что я не могъ заснуть и всталъ рано. Началъ пересматривать Отрочество; но кромѣ вымарокъ ничего не сдѣлалъ. — Написалъ письмо къ Мооро, болталъ съ разными посѣтителями, читалъ Араго и игралъ въ карты до тѣхъ поръ, пока всѣ не разбѣжались отъ меня по случаю набѣга. —

Вчера Акршевскій, котораго я пригласилъ къ себѣ съ тѣмъ, чтобы дать переписать ему свое Отрочество, принесъ мнѣ свою мелодраму, замѣчательно безсмысленную и подлую вещь. Онъ тоже мнѣ разсказывалъ свою исторію; но такъ неясно! Одно, что онъ слишкомъ кажется жалокъ, чтобы быть политическимъ преступникомъ. —

Въ минуты, когда чувствуешь безпричинную тоску, нужно вспоминать о людяхъ дѣйствительно несчастныхъ. —

Я совершенно убѣжденъ, что я долженъ пріобрѣсти славу;[876] даже отъ этаго я тружусь такъ мало: я убѣжденъ, что стоить мнѣ только захотѣть разработать матерьялы, которые я чувствую въ самомъ себѣ. Нѣсколько времени сряду я вижу во снѣ нападеніе Татаръ. Мнѣ кажется, что сонъ этотъ предзнаменовываетъ что нибудь.

Состояніе Русскихъ въ горахъ бываетъ 3-хъ родовъ. 1) Плѣнные въ рабствѣ у частныхъ владѣльцевъ. 2) Бѣглые, въ такъ называемой командѣ въ Веденяхъ, занятые мастерствами, и 3) ренегаты, живущіе отдѣльно. —

5 Ноября. Занятія. Акршевскій. Утѣшительная мысль. Убѣжденіе въ будущей славѣ. Сонъ о Татарахъ. Русскіе въ горахъ.

6 Ноября. Здоровье мое совершенно хорошо; но зато морально я очень опустился. Цѣлый день ни одной мысли, ни однаго наблюденія, несмотря на то, что читалъ Араго, поправлялъ Отрочество, которое переписываетъ Акршевскій, и пришли изъ пустого Набѣга. 6 Ноября. Занятія. — [197]

[15 ноября. Старогладковская.] 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15. Оставилъ Акршевскому почти половину Отрочества для переписки. — Проигралъ Соковнину 42 рубля и уѣхалъ изъ Хасавъ-Юрта, оставшись долженъ около 10 р. — Посѣтители не давали мнѣ тамъ минуты покоя, такъ что совершенно сбили съ толку. 14-ти лѣтняя дѣвчонка, работница хозяина, очень нравилась мнѣ.[877] — Почти ничего не дѣлалъ всѣ эти дни. Пріѣхавъ въ Старогладовскую, ходилъ 1 разъ на охоту, хлопоталъ безуспѣшно и робко о дѣвкахъ, болталъ съ Епишкой и съ Олиферомъ, который мнѣ крайне непріятенъ. — Занялъ у него 25 р. сер. Нынче утромъ сдѣлалъ такую гадость, которая заставила меня опомниться. —

Получилъ доброе письмо отъ К[нязя] Д[митрія] Горчакова и бумагу о томъ, что документы мои задержаны въ герольдіи.

Путешествіе Араго очень не понравилось мнѣ. Оно проникнуто французской самоувѣренностью какъ[878] въ ученомъ, такъ и въ моральномъ отношеніи. Кромѣ того, онъ слишкомъ много говорить о томъ, почему, зачѣмъ онъ пишетъ и какъ надо писать, вмѣсто того чтобы доказывать это на самомъ дѣлѣ. —

Tripes — кишки. —

«Тащить шинель за рукавъ» есть общепринятый между солдатами признакъ пьянства, часто и притворный, по[879] склонности русскаго человѣка, выпивши рюмку водки, казаться пьянымъ.

Гибралтаръ былъ взятъ Англичанами у Испанцевъ въ XVI вѣкѣ. — Тенерифъ — гора на островѣ, лежащемъ на Сѣверо-западномъ берегу Африки. Ріо-жанейро столица Испанской независимой колоніи Бразиліи. Мысъ Доброй Надежды небольшая англійская колонія на самомъ берегу, заселенномъ дикими свободными народами. Столовая гора въ небольшомъ разстояніи отъ колоніи. —

[880] Смѣхъ людей, разговаривающихъ съ глазу на глазъ, имѣетъ совершенно отличный, болѣе искренній и привлекательный характеръ отъ смѣха въ большомъ обществѣ. —

Во всемъ поставлять себѣ правилами прямыя опредѣленія [198]воли есть крайность; но въ нѣкоторыхъ случаяхъ необходимы таковыя опредѣленія. —

Не брать картъ въ руки, никогда не слѣдить за игрой. —

Есть мысли, которыхъ примѣненія безконечно разнообразны; поэтому чѣмъ общѣе выражены таковыя мысли, тѣмъ болѣе доставляютъ онѣ пищи уму и сердцу, тѣмъ глубже онѣ могутъ быть прочувствованы. — Всѣ молитвы, придуманныя мною, я замѣняю однимъ «Отче нашъ». Всѣ просьбы, которыя я могу дѣлать Богу, гораздо выше и достойнѣе Его выражаются словами: «Да будетъ воля твоя яко-же на Небеси, тако и на Земли».

Отвлеченныя мысли суть ничто иное, какъ способность человѣка въ извѣстномъ состояніи дѣятельности души, не прекращая этой дѣятельности, остановить на ней свое вниманіе и перенести это состояніе души въ воспоминанія. Есть мысли, которыя, проходя въ умѣ, остаются незамѣченными; есть другія, которыя какъ будто оставляютъ болѣе глубокій слѣдъ, такъ что[881] невольно стараешься уловить ихъ (это тѣ, которыя я записываю). Иногда я забываю самую мысль; но слѣдъ, проложенный ею, остается; я чувствую, что тутъ прошла замѣчательная мысль. —

Стараться дѣлать сколько возможно[882] пріятными отношенія, которыя люди[883] могутъ имѣть съ тобой, есть[884] просто правило учтивости. —

Бориславъ, уѣздный городъ Херсонской губ[ерніи], былъ столицею Запорожцевъ. —

Я никогда не открывался въ любви, но вспоминая ту страшную гиль, которую я вралъ съ особами, мнѣ нравившимися, съ тонкой замысловатой улыбочкой, я краснѣю отъ однаго воспоминанія. Разговоры, которые читаешь въ нашихъ великосвѣтскихъ романахъ pour tout de bon[885] — двѣ капли воды[886] похожи на нихъ. Нужно убѣдиться въ томъ, что праздность и безпорядочная жизнь (т. е. безъ порядка) не только вредна въ житейскомъ дѣлѣ, но можетъ быть причиной самыхъ ужасныхъ [199]пороковъ и поступковъ съ моей стороны, какъ я испыталъ это нынче. Я такъ слабъ! Нужно бояться праздности и безпорядочности также, какъ я боюсь картъ.

Въ разговорахъ съ Епишкой меня поразили слѣдующія вещи. —

Какъ Минька — кривой — колдунъ билъ звѣрей потныхъ, которыхъ черти ему съ горъ пригоняли; какъ онъ, встрѣтившись съ Чеченцами, превратилъ себя и Ивана Иваныча въ 2 лоховыхъ куста, и какъ потомъ его посадили въ передній уголъ, обсѣли кругомъ и стали увѣщевать, какъ Старики говорили ему:[887] Это скверно, Минька, брось это, и т. д. —

Еще восклицаніе въ родительномъ падежѣ: «Какого горя!»

И еще 2 разсказа о томъ, какъ Епишка ѣздилъ изъ Аксая съ кунакомъ гулять на сватьбу къ Чеченцамъ, и какъ онъ трусилъ, не смотря на покровительство зятя, и какъ удивлялся ему «Хехехе, казакишь! казакишь!» И о томъ, какъ онъ убилъ ночью на охотѣ холопа Ильина, какъ онъ побѣжалъ за своими товарищами и звалъ ихъ присутствовать при томъ, какъ онъ будетъ просить у него прощенья, какъ онъ умеръ[888] дорогой на одрѣ (брусья арбы), на который его съ трудомъ положили, какъ потомъ онъ, перевернувъ свое ружье снастью отъ себя, подалъ его Василій Гавриловичу и упалъ ему въ ноги, какъ потомъ прійдя домой, онъ засталъ у жены балъ, и какъ[889] только что онъ сказалъ про свое горе, всѣ бабы разбѣжались.

Съ 7. по 15. Занятія. Путешествіе Араго. Признакъ пьянства. Гибралтаръ. Тенерифъ. Ріо-Жанейро. Мысъ Доброй Надежды. Смѣхъ. Опредѣленія воли. Карты. Преимущество общности мыслей. Молитва. Опредѣленіе отвлеченныхъ мыслей. Признакъ важности мысли. Правило учтивости. Бориславъ. Дичь влюбленныхъ. Праздность и безпорядочность. Минъка-колдунъ. «Какого горя!» Разсказы о поѣзд[к]ѣ на сватьбу и о нечаянномъ убійствѣ.

[16 ноября] 15.[890] Всталъ рано, принялся писать; но несмотря на обиліе мыслей и аккуратность писанія, написалъ весьма мало. Послѣ обѣда игралъ съ несноснымъ Олиферомъ въ шахматы, [200]дома читалъ,[891] и посылалъ неудачно за д[ѣвкой] Алешку, Лукашку и Артуна. Вечеромъ пошелъ ужинать, чтобы видѣть Кноринга. Удивительно, какъ непріятенъ мнѣ этотъ человѣкъ, несмотря на то, что мы другъ друга обманываемъ, представляя другъ передъ другомъ, что мы хорошіе знакомые. Въ немъ вполнѣ отражаются всѣ низкія свойства[892] офицера — порожденія праздности и холостой жизни. —

Было время, что сознаніе развилось во мнѣ до такой степени, что заглушало разсудокъ, такъ что я не могъ ничего думать, кромѣ[893] о томъ: о чемъ я думаю? —

Меня часто поражало, какъ могутъ люди внутренно наслаждаться своими фразами безъ мыслей, — одними словами. — Можетъ быть, что[894] на извѣстной степени развитія умъ точно также сочувствуетъ словамъ, какъ на высшей степени — онъ сочувствуетъ мыслямъ. Епишка говоритъ, что чтобы умно сказать, надо сперва постоять у вѣника, т. е. отвернуться въ уголъ и подумать. —

16 Н. Занятія. Кнорингъ. Неестественное развитіе сознанія. Слова, имѣющія для нѣкоторыхъ значеніе мыслей. «Постоять у вѣника».

[18 ноября.] 17. 18 Ноября. Вчера всталъ рано; но писалъ мало. Двѣ главы Дѣвичья и Отрочество, которыя я такъ долго не могу окончательно обработать, задерживали меня. Обѣдалъ, игралъ въ шахматы дурно и еще хвастался. Послѣ обѣда Лукашка объявилъ, что въ сумерки будетъ дѣвка. Я имѣлъ глупость дать ей обѣщанный золотой и ему 2 р. сер., несмотря на то, что она оказалась отвратительная старуха.

Нынче всталъ поздно. Писалъ довольно усердно, такъ что докончилъ Д[ѣвичью] и О[трочество], но не на бѣло. Вечеромъ сидѣлъ Кочетовскій и жаловался на Сулимовскаго. Взялъ исторію Карамзина и читалъ ее отрывками. Слогъ очень хорошъ. Предисловіе вызвало во мнѣ пропасть хорошихъ мыслей. Нынче прибилъ Алешку. Хотя онъ и былъ виноватъ, я недоволенъ собой за то, что разгорячился. [201]

Колумбъ,[895] прийдя въ портъ Ореноко, воображалъ, что онъ пришелъ къ[896] Западному берегу Азіи. Отъ этаго и происходить названіе Остъ-Индіи и Вестъ-Индіи. —

Табакъ, открытый и привезенный 1498, теперь употребляется на всемъ земномъ шарѣ въ числѣ 374 м[иліоновъ] ф[унтовъ].

Городъ Терскъ основанъ Іоанномъ Грознымъ въ обезпеченіе своего тестя Черкасскаго князя.

Релье — столбъ висѣльный. —

Мунца — ярмо.

Казаки говорят: эта[897] ружье, и бѣдный употребляется въ смыслѣ ласкательномъ, — соболѣзно-ласкательномъ. — Екатерининскаго времени люди называли служащихъ матушкиными дѣтьми.

Есть собственныя имена, названія вещей, животныхъ и лицъ, которыя обрисовываютъ бытъ[898] извѣстнаго круга лучше, чѣмъ описанія. Нап[римѣръ]: быкъ — Алексѣичь, ящикъ — бабушкина шкатулка.

Япишка объяснилъ мнѣ, наконецъ, мнимое увеличеніе Терека; онъ былъ уже и глубже; теперь-же, — отклоняясь отъ горъ, — перемѣняя ложе[899] и находя дно болѣе упругую, онъ становится шире. —

Хороша тоже пѣсня, которую онъ сказалъ м[нѣ]:

Во славномъ во городѣ во Кіевѣ, У славнаго была у князя Владиміра, Жила была дѣвица, душа красная, Согрѣшила та дѣвица Богу тяжкій грѣхъ, Породила дѣвица млада юношу, Того была Александра Македонскаго. Со того стыда красна дѣвица Съ граду вонъ ушла; Она шла прошла не стёжкой, не дорожкой, А шла прошла тропиною звѣриною. На встрѣчу красной дѣвицѣ доброй молодецъ, Доброй молодецъ, Илья Муромецъ. Какъ и сталъ онъ красну дѣвицу крѣпко спрашивать, Чьего ты красна дѣвица, роду племени. Да я рода то дѣвица нe простаго красна дѣвица богатырскаго.

Не посылать за дѣвками и не ѣздить ни въ бордели, ни къ такимъ, которыхъ навѣрно имѣть можно. [202]

Случается, что[900] вдругъ чувствуешь, что на мнѣ осталась по забывчивости удивленная физіономія тамъ, гдѣ уже нѣтъ болѣе причины удивляться (Въ главу Концертъ).

Кто-то разсказывалъ Епишкѣ, что будто я отдалъ[901] человѣка въ солдаты за то, что онъ задушилъ мою собаку. Такая ужасная клевета всегда поддерживаетъ меня въ[902] благородныхъ мысляхъ, что дѣлать добро есть единственное средство быть счастливымъ. Ежели только смотрѣть съ другой точки зрѣнія на жизнь — съ какой бы то ни было — такая одна клевета разрушаетъ все счастье жизни.

Нѣкоторые люди какъ будто сами себя обманываютъ, стараясь о своемъ образѣ жизни говорить въ прошедшемъ или въ будущемъ, но не въ настоящемъ. —

Ничто столько не препятствуетъ истинному счастью (состоящему въ добродѣтельной жизни) какъ привычка ждать чего-то отъ будущаго. Между тѣмъ какъ для истиннаго счастья, состоящаго во внутренномъ самодовольствѣ, будущее ничего не можетъ дать, а все даетъ[903] прошедшее.

Чѣмъ моложе человѣкъ, тѣмъ меньше онъ вѣритъ въ добро, несмотря на то, что онъ легковѣрнѣе на зло. —

Удѣльный вѣсъ тѣла человѣка тяжеле удѣльнаго вѣса воды. Воздухъ наполняющій тѣло живаго человѣка уравниваетъ это различіе; такъ что почти (съ движеніемъ) уд[ѣльный] вѣсъ живаго человѣка и воды становятся равными. При лопаніи желудка утопленника воздухъ, наполнявшій пустоты въ тѣлѣ, уступаетъ мѣсто водѣ и тѣло вспливаетъ. Все это гиль и я все-таки не понимаю явленія всплыванія тѣла утопленника. —

17, 18. Занятія. Колумбъ. Табакъ. Терскъ. Релье. Мунца. Казачьи выраженія. Семейныя названія. Увеличеніе Терека. Пѣсня о Александрѣ Мак[едонскомъ]. Правила о дѣвкахъ. Несвоевременная физіономія. Клевета. Самообманываніе. Ложная привычка ожиданія. Противоположность вѣры въ молодости. Утопленники.

[22 ноября.] 19, 20, 21, 22. Я кажется обчелся числами, потому [203]что рѣшительно не могу припомнить, что я дѣлалъ эти 4 дня.[904] 19.[905] 20 я поѣхалъ въ Кизляръ съ тѣмъ, чтобы взять собаку у Барашкина, что и исполнилъ, обругавъ его притомъ очень крѣпко. Несмотря на то, что я былъ въ Кизлярѣ безъ денегъ, вещей и человѣка, я не впалъ въ дурное расположеніе духа,[906] какъ это со мной всегда бывало при такихъ обстоятельствахъ. 3-го дня былъ у меня Хастатовъ,[907] въ которомъ я никакъ не могъ найдти ничего очень страннаго, исключая того, что онъ не глупъ и свѣтскій человѣкъ. — Я болталъ съ нимъ до поздней ночи о Москвѣ, при чемъ не утерпѣлъ приврать. Отослалъ съ нимъ-же деньги Зуеву и 2 главы. Вчера вернулся къ банѣ и, несмотря на страшную усталость, пошелъ къ Олиферу и до поздней ночи болталъ съ нимъ о вызывающихъ на размышленіе предметахъ. Онъ кажется очень меня уважаетъ, что вовсе не взаимно. — Получилъ отъ Сережи коротенькое письмо, въ которомъ онъ пишетъ о присылкѣ какихъ[-то] 150 р. сер., к[оторыхъ] я однако не получилъ.

Въ землѣ Войска Донского 700 съ чѣмъ-то тысячь жителей на пространствѣ 2 400 кв[адратныхъ] м[иль]. Крѣпостные крестьяне[908] большей частью въ Міусскомъ и Донецкомъ Уѣздахъ.

Одинъ изъ главныхъ и болѣе всего непріятныхъ для меня — моихъ пороковъ есть ложь. — Побудительная причина большей частью — хвастовство, желаніе выказать себя съ выгодной точки. Поэтому, чтобы не допускать себя до той степени развитія тщеславія, въ которой ужъ нѣтъ времени одуматься и остановиться, даю себѣ правило:[909] какъ только почувствуешь щекотаніе самолюбія, предшествующее желанію разсказать что нибудь, о себѣ, одумайся. Молчи и помни, что никакая выдумка не дастъ тебѣ въ глазахъ другихъ больше вѣса, какъ истина, которая для всѣхъ имѣетъ осязательный и убѣдительный характеръ. — Всякій разъ, когда почувствуешь досаду и злобу, остерегайся всякаго отношенія съ людьми, особенно съ зависящими [204]отъ тебя. Избѣгать общества людей, любящихъ пьянство, и[910] не пить ни вина ни водки. —

Избѣгать общества женщинъ, кот[орыхъ] легко можно имѣть, и стараться изнурять себя физическимъ трудомъ, когда почувствуешь сильную похоть. — Каждый день отмѣчать съ нынѣшняго числа нарушеніе этихъ правилъ. —

Мода есть средство обращать на себя вниманіе; и каждый человѣкъ (исключая нешто[911] уродовъ и отталкивающихъ непріятныхъ физіогномій) выигрываетъ при этомъ. —

Въ русскомъ простомъ народѣ есть убѣжденіе, что черный (брюнетъ) не можетъ быть хорошъ собой, и даже черный есть почти синонимъ дурной: «какъ Цыганъ». —

Музыка — есть искуство посредствомъ троякаго сочетанія звуковъ — въ пространствѣ, времени и силѣ, воспроизводить въ воображеніи различныя состоянія души.

[912] Большая часть мущинъ требуютъ отъ своихъ женъ достоинствъ, которыхъ сами они не стоятъ.

Проповѣди есть одно изъ лучшихъ и простѣйшихъ средствъ религіознаго образованія нашего нисшаго класса, ежели бы проповѣдники жертвовали своимъ авторскимъ самолюбіемъ пользѣ, которое должно-бы принести послѣдовательное, простое и ясное изложеніе христіянскихъ началъ въ курсѣ проповѣдей, или ежели бы позаботились о составленіи ихъ.

При составленiи ихъ нужно избѣгать какъ напыщенности, (отъ кот[орой] происходитъ неудобопонимаемость), такъ и излишней простоты, внушающей сомнѣніе.

Въ простомъ народѣ существует убѣжденіе, что присутствiе зрителей при кончинѣ мучительно для умирающаго, что душѣ тяжеле выходить изъ тѣла (Тоже и при родахъ.).

На мнѣ всегда невольно отражается тонъ человѣка, съ которымъ я говорю: онъ говоритъ напыщенно и я тоже, онъ мямлит и я тоже, онъ глупъ и я тоже, онъ говоритъ дурно по-французски и я тоже. 19, 20, 21, 22. Занятiя. Земля Донская. Ложь. 4 правила. Мода. Понятіе о красотѣ брюнетовъ. Опредѣленіе музыки. Требованія мущинъ. О проповѣдяхъ. Примѣчанiе [205]о послѣднихъ минутахъ. Отрженіе на мнѣ общества.

Простой народъ привыкъ къ тому, что съ нимъ говорятъ не его языкомъ, особенно религія, говорящая ему языкомъ, который онъ уважаетъ тѣмъ болѣе, что не понимаетъ. — Есть мысли, (какъ эти н[а] п[римѣръ], имѣющія значеніе въ общей связи, но совершенно теряющія его отдѣльно. —

[1 декабря.] Съ 23 Октября[913] по 1 Декабря. Нѣсколько разъ былъ на охотѣ, билъ зайцевъ и фазановъ.[914] Почти ничего не читалъ и не писалъ всѣ эти дни. Ожиданіе перемѣны жизни безпокоитъ меня; a сѣрая шинель до того противна, что мнѣ больно (морально) надѣвать ее, чего не было прежде. Вчера заѣзжалъ Султановъ. — Получилъ 3-го дня отъ Арсланъ-Хана письмо и шашку. —[915] Даннымъ правиламъ, имянно не пить —, измѣнялъ каждый день. —

Несмотря на то, [что] Япишка человѣкъ не стараго вѣка и что онъ бывалъ въ прикосновеніи съ образованіемъ, отъ уединенной-ли его жизни, или отъ другихъ причинъ, трудно встрѣтить человѣка болѣе стариннаго характера, особенно рѣчь его. —

Чтобы было, ежели бы мужья и жены могли[916] видѣть картины, к[оторыя] рисуетъ молодымъ мальчикамъ ихъ воображение, при видѣ женщинъ? (въ г[лаву] Концертъ.)

Для существованія класса военныхъ необходима дисциплина, для существованія дисциплины необходимъ фронтъ. — Фронтъ есть средство посредствомъ малыхъ угрозъ доводить людей до[917] машинальнаго повиновенія. Отъ этаго жесточайшія казни не произведутъ той субординаціи, которую производить привычка къ фронту.

Часто скромность принимается[918] за слабость и нерѣшительность; но когда опытъ докажетъ людямъ, что они ошиблись, то скромность придаетъ новую прелесть, силу и уваженіе характеру. [206]

(Шиллеръ) Для нѣкоторыхъ людей огонь вдохновенія превращается въ рабочій свѣтильникъ. Литературный успѣхъ, удовлетворяющiй самому себѣ, пріобрѣтается только посредствомъ всесторонней обработки предмета. Но и предметъ долженъ быть высокій, для того чтобы трудъ всегда былъ пріятенъ. —

Чѣмъ больше человѣкъ привыкаетъ къ пріятному и изящному, тѣмъ болѣе онъ себѣ готовить лишеній въ жизни. Изъ всѣхъ этихъ привычекъ лишеніе привычки имѣть отношенія только съ изящными видами ума — самое тяжелое.

Владиміръ могъ обратить свой народъ въ принятую имъ вѣру потому только, что онъ стоялъ на одной степени образования съ нимъ хотя и выше его въ общественномъ значеніи. Народъ вѣрилъ ему. Ни одинъ[919] Владѣтель образованнаго государства не въ состояніи сдѣлать того же. —

[920] Нѣсколькими словами въ одномъ изъ своихъ разсказовъ Епишка превосходно выразилъ мнѣніе казаковъ о значеніи женщинъ. «Ты, жена, — холопка, — работай, говорить мужъ женѣ, а я загулялъ».

Хорошъ тоже подслушанный разговоръ о зимѣ: А. Нынче зима[921] съ моря идетъ. В. Да, крыломъ.

Казакъ — по татарски значить бобыль.

Въ 11 в[ѣкѣ] земля Черкесовъ называлась Кассахіею.

На русскомъ языкѣ нѣтъ слова croire,[922] казачье-же слово началъ совершенно соотвѣтствуетъ ему. —

Правила. Записывать приходъ и расходъ. Записывать мысли только тогда, когда останешься доволенъ ихъ выраженіемъ. —

Не могу найдти правила отъ лѣни. —

Съ 23 по 1 Декабря. Событія. Старинный характеръ. Дерзость взгляда на женщинъ. Фронтъ условіе Дисциплины. Скромность, принимаемая за слабость. Мысль Шиллера. Условія литературнаго успѣха. Умственное баловство. Обращеніе Владиміра въ христіянство народа. Значеніе казачьихъ женщинъ. Какъ идетъ зима? Казакъ. Кассахія. Слово «началъ». Правила: записывать[923] и ясно выражать мысли. [207]

2 Декабря. Всталъ охотно, хотѣлъ приняться за «Отрочество», но безъ предидущихъ тетрадей нашелъ неудобнымъ; на новое же ни на что еще не рѣшился. Привелъ въ порядокъ свои бумаги и письма, обѣдалъ дома, читалъ Отечеств[енныя] З[аписки]. Послѣ обѣда говорилъ и игралъ въ шахматы съ несноснымъ Олиферомъ, читалъ и съ такимъ-же сильнымъ насморкомъ ложусь спать. —

Правило отъ лѣни — порядокъ въ жизни, порядокъ въ умственныхъ и физическихъ занятіяхъ.

Есть два желанія, исполненіе которыхъ можетъ составить и истинное счастіе человѣка — быть полезнымъ и имѣть спокойную совѣсть. —

Тщеславіе происходить и усиливается отъ моральнаго безпорядка въ душѣ человѣка. Я прежде только инстинктивно понималъ, предчувствовалъ необходимость порядка во всемъ; теперь только я понимаю ее.

Виды луны происходятъ отъ угла, подъ которымь отражаются на ней солнечные лучи. —

Машадъ, или Мешхедъ мѣсто[924] религіознаго странствованія жителей Туркестана.

Шлецеръ раздѣляетъ Исторію Россіи на 3 періода: отъ 862 до 1116, отъ основанія до[925] Святополка, Россія рождающаяся; 2) отъ Святополка до Батыя Р[оссія] раздѣленная; 3) отъ Батыя до Іоанна III Россія угнетенная; 4) отъ Іоанна III до Петра I Россія побѣдоносная; [5)] отъ Петра и до новѣйшихъ временъ Россія процвѣтающая. — Это раздѣленіе нравится мнѣ. —

Малазію составляютъ острова, лежащіе между Борнео и Новой Голландіею. —

Новороссійскій край составляютъ Губерніи: Херсонская, Екатеринославская и Таврическая, Область Бессарабская, Округи: Одесскій, Таганрогскій и Керчь-Эникальскій. —

[926] Большая часть конфискованныхъ во 2-й половинѣ прошлаго столѣтія земель Запорожцевъ въ Екатерино[славской] губерніи отданы Менонистамъ. — На мѣсто Новоселицы — Іозефштатъ. — [208]

Я рѣшился, окончивъ Отрочество, писать теперь небольшіе разсказы,[927] на столько короткіе, чтобы я сразу могъ обдумать ихъ, и настолько высокаго и полезнаго содержанія, чтобы они не могли наскучить и опротивѣть мнѣ. Кромѣ того по вечерамъ буду письменно составлять планъ большаго романа и набрасывать нѣкоторыя сцены изъ него. —

2 Декабря. Событія. Правило отъ лѣни. 2 желанія. Тщеславіе моральный безпорядокъ. Виды луны. Машадъ. Раздѣленіе Русской Исторіи. Малазія. Новороссія. Менонисты. Будущія занятія.

3 Декабря. Всталъ рано, но ничего не могъ начать. Казачій разсказъ и нравится и ненравится мнѣ. — Читалъ. Исторія Госуд[арства] Р[оссійскаго] — до обѣда, a послѣ обѣда Олиферъ[928] сказалъ при писарѣ и лакеѣ, что я непремѣнно прокучу все свое имѣнье. Эта грубость или глупость раздосадовала меня. Я далъ себѣ слово до пріѣзда Алексѣева не ходить обѣдать и рѣшительно избѣгать сношеній съ этимъ въ высшей степени антипорядочнымъ человѣкомъ. —

Имѣлъ неосновательность послѣ обѣда торопливо собраться и пойдти на охоту[929] и промочилъ ноги, что вовсе нехорошо для моего еще не прошедшаго насморка. —

У меня есть большой недостатокъ — неумѣніе просто и легко разсказывать обстоятельства романа, связывающіе[930] поэтическія сцены. —

3 Декабря. Событія. Легкій разсказъ.

Я былъ въ нерѣшительности насчетъ выбора изъ 4-хъ мыслей разсказовъ. 1)[931] Дневникъ Кавказскаго Офицера, 2) Казачья поэма, 3) Венгерка, 4) Пропащій человѣкъ. Всѣ 4 мысли хороши. Начну съ самой повидимому несложной легкой и 1-ой по врем[ени] — Д[невникъ] К[авказскаго] О[фицера]. —

[10 декабря.] 4, 5, б, 7, 8, 9, 10 Д. Всѣ эти дни былъ въ сильномъ безпокойствѣ насчетъ моего насморка, до сихъ поръ еще не прошедшаго и несмотря на который я все таки 2 раза ходилъ на охоту (съ Штегельманомъ); поэтому ничего не писалъ [209]и, стараясь забыться, безъ обдумыванья и остановки читалъ Р[усскую] И[сторію]. Нынче написалъ письмо Осипу. Акршевскій все не присылаетъ тетрадей.

Недалеко отъ деревни Тарумовой — за Кизляромъ, есть бугоръ, называемый Чакка, въ которомъ Нагайцы находятъ оружіе и доспѣхи старинные. —

Фильчантъ — въ той же сторонѣ, развалины города. Тамъ, — какъ говорятъ — видна вросшая въ землю пушка. Для изученія исторіи мнѣ кажутся необходимыми подробныя географическія карты каждыхъ 50 или 25 лѣтъ. —

У Карла Бонапарте было 5 сыновей: 1) Іосифъ, бывшій король Неаполитанскій и Испанскій, 2) Наполеонъ, Императ[оръ] Франц[узскій], 3) Луціянъ,[932] республиканецъ,[933] членъ совѣта, и изгнанникъ, 4) Лудовикъ, король Голландскій, женатый на Гортензіи Богарне, отецъ Людовика Наполеона, Императ[ора] Франц[узскаго], 5) Іеронимъ, Король Вестфальскій, маршалъ, начальникъ Дома Инвалидовъ, отецъ Наполеона Іеронима, наслѣдника престола.

Окончивъ Исторію Россіи, я намѣренъ пересмотрѣть ее снова[934] и выписать замѣчательнѣйшія событія. —

4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, Событія, Чакка, Фильчантъ. Географическія карты. Фамилія Бонапарте; Выписки изъ Исторіи.

[16 декабря.] 11, 12, 13, 14, 15, 16. Насморкъ и горловая боль не прекращаются. Два раза имѣлъ неосновательность ходить на охоту (съ Сулимовскимъ). 3-го дня пріѣхалъ Алексѣевъ. Началъ вчера З[аписки] Ф[ейерверкера], но нынче ничего не писалъ, кончилъ И[сторію] К[арамзина]. —

Съ видомъ руки — особенно красивой — почему-то невольно соединяется понятіе власти. Иногда глядя на прекрасную руку, воображаешь: что, ежели бы я зависѣлъ отъ этаго человѣка. —

Взялъ у Алексѣева 28 р. — На покупки себѣ и Алешкѣ матерій 4, 80, 1—50 Епишкѣ, водка 20, долгъ за водку 1, —[935] 5, Епишкѣ 20, Сулимовскому долгу 40 — и того 8—15. [210]

[936] У человѣка, живущаго не физичеекимъ трудомъ, а мечтами, нѣтъ молодости; то считаешь себя еще молодымъ, чтобы наслаждаться, и[937] вдругъ, не успѣвъ насладиться, видишь себя уже устарѣлымъ.

[938] Борисомъ Годуновымъ основаны крѣпости[939] въ Дагестане — въ Таркахъ, на Тузлукѣ (озерѣ) и Буйнакѣ.

Родъ Романовыхъ происходить отъ Андрея Кобылы, Прусскаго выходца въ XIV вѣкѣ. Потомокъ его Романъ Юрьевъ былъ отцомъ Анастасіи, первой жены Іоанна Грознаго и дѣдомъ[940] Михаила.

Въ 1785 году выходецъ турецкій Шейхъ Мансуръ былъ первымъ возмутителемъ Кавказа. Въ 1791 онъ былъ взятъ при завоеваніи Анапы и отосланъ въ Соловецкій монастырь. —

Ногаецъ Аибъ лечилъ мое[941] горло порошкомъ чернильнаго орѣха. Онъ увѣряетъ, что гладкій орѣхъ полезенъ для мущинъ, а шишковатый для женщинъ. —

Читалъ разсказъ Писемскаго Лѣшій. Что за вычурный языкъ и неправдоподобная канва!

Жоржъ Сандъ: Si une femme d’esprit n’est pas originale, elle est méchante.[942]

Подъ предлогомъ болѣзни я отступаю отъ порядка и безпорядочность усиливаетъ ежели не физическую, то моральную болезнь (мнительность), тогда какъ, напротивъ, надо стараться порядкомъ обуздывать ее. Утро и пробужденіе располагаетъ къ планамъ, самоувѣренности и надеждѣ на успѣхъ.[943] Я пилъ водку и лгалъ. Надо привыкнуть къ мысли, что[944] нельзя жить для наслажденія, а должно жить для одной пользы. Наслажденіе представится само. —

Я живо представилъ себѣ нынче, въ то время какъ меня брили, какъ смертельная рана, данная уже израненному человѣку, [211]мгновенно должна изменить его расположеніе — изъ отчаяннаго сдѣлать кроткаго![945]

Алексѣевъ, слушая мои разсказы, вдругъ съ истиннымъ чувствомъ сказалъ: каково мое положеніе — дожить до 40 лѣтъ и не имѣть воспоминаний, и потомъ вдругъ началъ врать, выдумывать, — поддѣлывать воспоминанія. Сулимовскій съ обыкновенной своей грубостью разсказалъ мнѣ, какъ Пистолькорсъ ругаетъ меня зa Розенкранца; это сильно огорчило меня и охладило къ литературнымъ занятіямъ, но объявленіе Современника на 1854 годъ снова возбудило меня къ нимъ. —

Событія. Рукавыраженіе власти. Счеты. Молодость. Крѣпости Годунова на Кавказѣ. Родъ Романовыхъ. Шейхъ Мансуръ. Чернильный орѣхъ. Лѣшій. Мысль Ж. Занда. Вліянie болѣзни. Вліяніе утра. Отступленіе отъ правилъ. Наслажденіе въ жизни. Предсмертная перемѣна. Алексѣевъ. Вліяніе Пистолькорса и Современника.

17 Декабря.[946] Носъ все еще не чистъ и я не спокоенъ. Цѣлый день читалъ Исторію. —

Издержано 20 к. за прикупку матеріи, за молоко 5, за чих[ирь] 71/2, итого 321/2, остается 16—521/2.

Устряловъ свойствами русскаго народа называетъ: преданность къ вѣрѣ, храбрость, убѣжденіе въ своемъ превосходстве передъ другими народами, какъ будто это не общія свойства всѣхъ народовъ? — и будто нѣтъ у Р[усскаго] народа отличительныхъ свойствъ? —

Петру I наслѣдовала (незаконно) Екатерина I, 1725—1727, его жена. Е[катерин]ѣ — Петръ II, сынъ Алексѣя Царевича. А[лексѣ]ю,[947] 1727—1730 (незаконно) дочь Царя (именемъ) Іоанна Алексѣевича Анна, 1730—1740. А[нн]ѣ (незаконно) правнукъ Іоанна,[948] внукъ Екатерины, Іоаннъ, 1740—1741. — І[оанн]у, при к[оторомъ] правительницей была его мать Анна Леопольдовна, послѣ сверженія Анны Леопольдовны, (незаконно) Елизавета, 1741—1761, дочь Петра I, такъ [какъ] [212]престолъ принадлежалъ П[етру] III, 1761—1762, сыну Анны Петровны. Послѣ П[етр]а III. Екатерина II, 1762—1796, его жена (незаконно).

Каждый историческій фактъ необходимо объяснять человѣчески и избѣгать рутинныхъ историческихъ выраженій.

Эпиграфъ къ Исторіи я бы написалъ: «Ничего не утаю». Мало того, чтобы прямо не лгать, надо стараться не лгать отрицательно — умалчивая.

Пилъ чихирь. —

[949] Вставая, прежде всякаго другого дѣла, опредѣлять занятія на день. —

Событія. Счеты. Устряловское разсужденіе. Наслѣдники Петра I. О сочиненіи Исторіи. Отступленіе и новое правило.

18 Декабря. Все болѣнъ и боюсь. Цѣлый день читалъ Истоpiю и окончилъ ее.

За старое молоко 15 к., сапожнику 1, Окыреву 3. 30, Епишкѣ 2, за шамайки 30, уголю 25 к., итого 7, остается 9—52. —

Алешка, кажется, крадетъ, что очень огорчило меня. Я ему сказалъ про это. Тогда какъ надо было молчать, a увѣрившись, строго взыскать съ него. —

————————————————————————————————————

[18. Событія. Счеты. Алешка.

20 декабря.] 19, 20 Декабря. Вчера,[950] хотя и чувствовалъ себя лучше, не писалъ ничего. Нынче отъ вчерашней неосторожности мнѣ хуже, и я цѣлый день, подъ предлогомъ безпокойства, опять не писалъ. Читалъ журналы и думалъ. —

Одно, чѣмъ, какъ мнѣ кажется, вознаградилось мѣсячное бездѣйствіе, въ которомъ я нахожусь, это — тѣмъ, что планъ Р[омана] Р[усскаго] П[омѣщика] ясно обозначился. Прежде, предугадывая богатство содержанія и красоту мысли, я писалъ наудачу. Не зналъ, что выбирать изъ толпы мыслей и картинъ, относящихся къ этому предмету. —

Киркѣ — 3—10.

Прачкѣ — 2—10.

На Церковь — 20. Остатокъ 4—12.

И[того] 5—40.

[213]

Малороссія, т. е. Россія, отошедшая при Ольгердѣ въ 13 вѣкѣ къ Литовскому княжеству, при Алексѣѣ Михайловичѣ снова подчинилась Россіи. Самая Польша предлагала свою корону Іоанну V, его сыну, и при Петрѣ[951] до такой степени зависѣла отъ Россіи, что только по ея волѣ Августъ II 2 раза былъ признанъ королемъ, и при Аннѣ Іоанновнѣ — Августъ III. При Екатеринѣ II, чтобы успокоить Австрію насчетъ занятія нами Молдавіи и Валахіи, Прусскимъ Правительствомъ въ 1-й разъ былъ предложенъ вопросъ о раздѣленіи ея между 3 державами. — Во время Французской революціи, при Костюшкѣ, Польша хотѣла возвратить потерянныя земли и снова была раздѣлена. При Александрѣ, 1807, Польша была переименована Наполеономъ въ Герцогство. Но въ 14 году по вѣнскому договору отдана Россіи. Въ 1830 уничтожены послѣ бунта ея хлопицкія права, и она окончательно присоединена къ Имперіи.

Въ 1821 образовалось въ Германіи общество Гетерія, цѣлью котораго было возстановленіе Греціи. Ипсиланти, служившій въ Россіи, и надѣясь на содѣйствіе Графа Каподистріи, былъ причиною его. Побѣды наши въ Турціи, взятіе Адріанополя, дали поводъ требовать ея независимости, и въ 1830 Королемъ Греціи сдѣланъ принцъ Баварскій — Оттонъ I. —

Въ 1828 Египетскій Паша Мегметъ-Али возсталъ противъ Турціи, которая была спасена нашимъ посредничествомъ (войсками и флотомъ, присланнымъ въ Константинополь). —

Унія образовалась въ 15 вѣкѣ вслѣдствіе Флорентійскаго собора и состояла въ подчиненіи Папѣ, хотя безъ перемѣны Богослуженія. —

Различіе Грекороссійскаго отъ Каѳолическаго вѣроисповѣданія состоитъ 1) въ печеніи кислыхъ или прѣсныхъ хлѣбовъ для совершенія таинства. 2) Въ признаніи главою Церкви Патріарха или Папы и 3) въ признаніи происхожденія Святого Духа отъ одного Отца, или отъ Отца и Сына.

Читая Философское предисловіе Карамзина къ журналу Утренній Свѣтъ, который онъ издавалъ [въ] 1777 году, и въ которомъ онъ говоритъ, что цѣль журналу состоитъ въ[952] любомудріи, [214]въ развитіи человѣческаго ума, воли и чувства, направляя ихъ къ добродѣтели, я удивлялся тому, какъ могли мы до такой степени утратить понятіе о единственной цѣли литературы — нравственной, что заговорите теперь о необходимости нравоученія въ литературѣ, никто не пойметъ васъ. — А право не худо-бы, какъ въ басняхъ, при каждомъ литературномъ сочиненіи писать нравоученіе — цѣль его. — Въ Утреннемъ Свѣтѣ помѣщались разсужденія о безсмертіи души, о назначеніи человѣка, Федонъ, жизнь Сократа и т. д. Можетъ быть, въ этомъ была и крайность, но теперь впали въ худшую.

Вотъ цѣль благородная и для меня посильная — издавать журналъ, цѣлью котораго было-бы единственно распространеніе полезныхъ (морально) сочиненій. Въ которой принимались бы сочиненія только съ условіемъ, что[бы] при нихъ было нравоученіе, печатаніе или непечатаніе котораго зависѣло-бы отъ воли автора. Кромѣ того что безъ исключенія изъ журнала этаго была бы исключена полемика и насмѣшка надъ чѣмъ бы то ни было, по самому направленію своему онъ не сталкивался-бы съ другими журналами.

Первыя мои мысли и предметы всегда были самыми благородными и лучшими, но воспользоваться ими я всегда могъ только, послѣ того какъ бросалъ ихъ. Не общая ли это участь молодости — жизни?

Гудсонъ-Ло — Англійскій Генералъ, geôlier[953] Наполеона. —

Моральный обманъ, состоящій въ томъ, что вамъ кажется положеніе, въ которомъ вы вдругъ сознаете себя, повторявшимся нѣсколько разъ, не происходитъ-ли отъ того, что моментъ самосознанія[954] напоминаетъ вамъ такой же моментъ самосознанія,[955] хотя[956] предметы ихъ различны, но вы принимаете предметъ за форму.

Кто-то сказалъ, что знаніе живописи необходимо поэту. Читая нынче славную статью о выставкѣ, я понялъ это. —

Чтобъ сочиненіе было увлекательно, мало того, чтобы о[д]на [215]мысль руководила имъ; нужно, чтобы[957] все оно было проникнуто и однимъ чувствомъ. — Чего у меня не было въ Отрочествѣ. —

19, 20. Событія. Счеты. Литва и Польша. Греція. Мегметъ-Али. Унія. Исповѣданія. Журналъ Карамзина и планъ. Первыя мысли. Гудсонъ-Ло. Воспоминанье. Живопись и поэзія. Условія увлекательности.

21 Декабря. Здоровье нѣсколько лучше, но не могу еще успокоиться. Завтра поѣду въ Кизляръ, ежели только не пройдетъ совершенно. Получилъ письмо отъ Зуева и Акршевскаго, онъ не переписалъ и не прислалъ мнѣ Отр[очества]. Это меня бѣситъ. — Отрочество изъ рукъ вонъ слабо — мало единства и языкъ дуренъ. — Ничего даже не читалъ. Пріѣхалъ Султановъ и промѣнялъ собакъ. —

Свѣчи 6 к., за крупу 5, молоко 3, Епишкѣ 20, за яйца 5, хлѣбъ 81/2 — итого 47. Остатокъ 2—97. —

[958] Событія Счеты.

22 Декабря. Здоровье, какъ кажется, лучше; но тоска неодолимая. Утромъ писалъ предисловіе романа. Вечеромъ спалъ до ужина, потомъ писалъ письмо Николинькѣ и болталъ съ Епишкой. — Молоко 3, Епишкѣ 5, за медъ 9, итого 17. Остатокъ 3,90. —

⟨Чтобы избавиться отъ тоски, вотъ правило. Стараться дѣлать все наилучшимъ образомъ. —⟩[959]

Два выраженія въ Еп[ишкинѣ] разсказѣ понравились мнѣ. Баба воетъ: Гдѣ горе не ходило и на насъ бѣдныхъ. — ...и, уговаривая его уступить, другая говоритъ: Ужъ 5-то р[ублей] тебя не родили!

Событія, счеты, правило, 2 выраженія.

23 Декабря. Письмо не отослалъ. Ничего не дѣлалъ. За хлѣбъ 9, за свѣчи 3, итого 12. Остатокъ 3,78.

23 Декабря. Днемъ ошибся. Съ утра пошелъ на охоту и убилъ т2 зайцев и фазана. Здоровье лучше. —

Молоко 5, дробь 20, ЕпишкѢ 50, итого 75 — остатокъ 3—3.

Герцогъ Немурскій и Графъ Шамборъ — представители дома Бурбоновъ. — [216]

Въ 1798 году Генералъ Томара (русскій) получилъ предложеніе Наполеона вступить въ Русскую службу. Но не могли согласиться, потому что Н[аполеонъ] требовалъ чина майора.

Владимиръ Всеволодовичъ Мономахъ, 1123, былъ внукъ Ярослава (Князь Переяславльскій) и современникъ Алексія Комнена, сынъ греческой Царевны Анны, дочери Константина Мономаха. —

——————————————

Событія. Счеты. Домъ Бурбоновъ. Наполеонъ на Русской службѣ. Мономахъ.

24 Декабря. Всталъ поздно и до поздняго вечера провелъ день на охотѣ. Убилъ зайца и фазана. Здоровье моральное и физическое еще не совсѣмъ хороши. —

Цирюльнику 10 к., Темирову 20. Дроби — 20, свѣчь 3. Итого 53. Остатокъ 2—50. —

Мнѣ пришла мысль пересмотрѣть всѣ мои правила, привести ихъ въ порядокъ и[960] пріучать себя къ исполненію ихъ. По нѣскольку мѣсяцевъ каждаго. — До тѣхъ поръ не задавать себѣ новаго — пока мѣсяцъ ни разу не измѣню тому, которое задалъ.

Событія. Счеты. Примѣненіе правилъ.

[26 декабря.] 25, 26 Декабря. Вчера всталъ поздно, былъ съ визитомъ у А[лексѣева], к[оторый] тотчасъ-же отдалъ его мнѣ, и цѣлый день ничего не дѣлалъ. — Нынче все время, исключая того, въ к[оторое] меня отрывали разные гости, работалъ надъ приведеніемъ въ порядокъ правилъ. Послѣ ужина писалъ грустное письмо т[етинькѣ] Т[атьянѣ] А[лександровнѣ]. —

Взялъ себѣ 4 правила: по одному изъ каждаго разряда. Самъ еще не знаю, хороша ли, или нѣтъ, эта метода. —

Давалъ деньги за христованье[961] безъ счета. Хлѣба 31/2 ф. — 10, за ножикъ 20, свѣчь 3, чихирь 30. Итого 63. Слѣд[овательно] за христославеніе 1—67. Ост[атокъ] 20.

Занятія.[962] Новая метода. Счеты.

[28 декабря.] 27, 28 Декабря. Вчера б[ылъ] на охотѣ, убилъ зайца и 2 фаз[ановъ]. Алешка не уѣхалъ, чему я очень радъ, [217]потому что письмо къ тетинькѣ было несообразно съ первымъ правиломъ — оно огорчило бы ее. — Нынче писалъ утромъ Р[оманъ] Р[усскаго] П[омѣщика], хотя и мало, но хорошо, послѣ обѣда прочелъ инвалиды, и началъ было писать З[аписки] Ф[ейерверкера], но глупое требованіе Алексѣева послать Алешку въ С[тарый] Ю[ртъ] и ужинъ развлекли меня. Послѣ ужина болталъ съ Еп[ишкой] до пѣтуховъ. —

Занятія. — Счеты. Чихирю 211/2, хлѣба 5, свѣчь 3, Чихиря 71/2, дѣвочкамъ 2, водки 20. Итого 59. Занялъ у Жукевича 1—50. Остатокъ 1. —

[31 декабря.] 29, 30, 3 Декабря. 29 былъ на охотѣ цѣлый день и ничего не убилъ. — Вчера. Писалъ утромъ Р[оманъ] Р[усскаго] П[омѣщика], вечеромъ угорѣлъ и спалъ. Нынче писалъ утромъ Р[оманъ] Р[усскаго] П[омѣщика], вечеромъ на охотѣ и въ банѣ. Послѣ ужина написалъ письма Валерьяну и Т[атьянѣ] А[лександровнѣ]. — Встрѣтилъ новый годъ за письмами и потомъ помолился. — Алешка уѣхалъ. — Получилъ письмо отъ Вал[ерьяна] и Маши, к[оторое] измѣнило мои чувства къ ней.

Манера принятая мною съ самого начала, писать маленькими главами, самая удобная. —

Каждая глава должна выражать одну только мысль или одно только чувство. —

————

Занятія. Литературное правило.

————
[218]
1854 года.

[1854 г. 1 января. Старогладковская]. 1 Генваря. 3-го дня получено жалованья 45 коп. и всѣ издержаны на мелочи. Алешкой издержано въ дорогѣ 50 копеекъ, остается 50 копеекъ. — У Агабалова по счету забрано на 27—5 к. —

Всталъ нынче поздно и разные посѣтители заняли все время до обѣда. Воздвиженскій Чеченецъ — кунакъ Иполитова, котораго я принялъ слишкомъ хорошо, Азоновна, передъ которой я конфузился, Чекатовскій, котораго я стыдился, Васька, которому я обѣщалъ абазъ, и наконецъ Барашкинъ, котораго я имѣлъ слабость принять и который кончилъ тѣмъ, что обокралъ меня. Отъ Сулимовскаго получилъ письмо, которое остановило меня въ писаніи письма тет[ушкѣ] Полинѣ. Богь знаетъ, сбудется-ли моя надежда! — Послѣ обѣда пилъ кофей и пошелъ по гостямъ съ Жукевичемъ. Просилъ у Терентьевны и вообще дѣлалъ глупости, какъ и должно было быть вслѣдствіи безцѣльнаго гулянья. —

[963] Происшествія дня.

2 Генваря. Всталъ не рано, писалъ цѣлое утро 3-ью главу Его прошедшее, кажется хорошо, по крайней мѣрѣ, писалъ съ увлеченіемъ. Имѣлъ глупость послѣ обѣда позвать къ себѣ Жукевича, который часа 2 мѣшалъ мнѣ. Опять писалъ часовъ до 10. — Работа идетъ очень хорошо. —

[964] За уголь 40 к.

Вписывать[965] въ Дневникъ только мысли,[966] свѣденія или примѣчанія, относящіяся до предполагаемыхъ работъ. Начиная каждую работу, пересматривать дневникъ и выписывать изъ [219]него все къ ней относящееся на особую тетрадку. Правила[967] выписывать изъ дневника каждый мѣсяцъ. Запоминать и записывать карандашемъ каждый день всѣ преступленія правилъ и вписывать въ дневникъ. —

2[968] Г[енваря]. Его прошедшее 1) Правило Об[щее]. 2) Правило Об[щее].

3 Генваря. Предположено было писать утромъ Р[оманъ] Р[усскаго] П[омѣщика], что и исполнилъ, хотя мало. — Вечеромъ З[аписки] Ф[ейерверкера], что и исполнилъ, хотя принялся поздно, потому что послѣ обѣда валялся и перечитывалъ письма Татьяны Александровны. Спросить денегъ, чего не сдѣлалъ утромъ по нерѣшительности, а вечеромъ потому что разговоръ былъ слишкомъ серьезной. Ложный стыдъ.

Погода была дурная, поэтому не ходилъ на охоту. Измѣнилъ 1) правилу избѣгать пьяницъ, 2) вставать рано, 3) не думать о будущемъ, 4) не гадать, 5) порядка, 6) не приниматься за нѣсколько дѣлъ, 7, дѣйствовать рѣшительно.

Послѣ Бородина[969] Священники по одному убѣжденію долга сами принимали на себя обязанность хоронить тѣла, лежавшія безъ погребенія до отступленія Наполеона и распространявшими заразу. Такіе и военные подвиги оставались не только безъ награды, но и неизвѣстными, такъ [какъ] совершавшіе ихъ[970] избѣгали[971] говорить о нихъ, боясь наказанія за противузаконные поступки, въ которые они ихъ вовлекали. — Напримѣръ, Священникъ, дравшійся съ Французами, не думалъ о наградѣ, а только боялся наказанія.

Не назначать себѣ правила, не испытавъ его.

Добрая любящая женщина стараго вѣка, не понимая немного насмѣшливаго взгляда молодежи на чувства, боится потерять ихъ любовь и оскорбляется ихъ холодностью. —

Отдавать приказанія безъ сердца, отчетливо, и заставлять повторять ихъ.

Происшествія и занятія. 6 отступленій. Свѣденіе к Ист[оріи]. [220]Правило[972] общее. Правило деревенское. Замѣчаніе къ Рману] Р[усскаго] П[омѣщика].

10 к. Васькѣ. Въ долгъ взято у Агабалова 40 к.,[973] пара носковъ 2 пары 23, пыжовникъ 25 к., почтовой бумаги 14 коп., хины 50 к. итого деньгами 10. Остатокъ 0, въ долгъ 1,52. Итого долгу 28 р. 57 к. —

4 Генваря. Предположено было утромъ писать Р[оманъ] Р[усскаго] П[омѣщика], вечеромъ 3[аписки] Ф[ейерверкера], пойдти на охоту, ежели хороша погода, и спросить денегъ. — Все утро писалъ Р[оманъ] Р[усскаго] П[омѣщика], но такъ мало и неудовлетворительно, что продолжалъ[974] съ сумерокъ до ужина, но[975] только сдѣлалъ вымарки. Послѣ-же обѣда читалъ Инвалиды. Разговоръ съ Во[е]йковымъ не дается мнѣ. Погода была дурная, поэтому не выходилъ со двора. Денегъ не спросилъ. Вечеромъ мѣшалъ немного Чекатовскій.[976] Послѣ обѣда приходила старуха просить 2 р. денегъ, и я съ удовольствіемъ обѣщался помочь ей.

Кронштадтъ лежитъ на островѣ въ серединѣ Финскаго залива. Корабли[977] проходятъ къ Петербургу только черезъ проливъ между имъ и Ораньенбаумомъ.[978] Единственный этотъ проходъ укрѣпленъ батареями, на которыхъ находятся 36 3-пудовыхъ[979] бомбовыхъ пушекъ.

Избѣгать противорѣчія вообще и тѣмъ болѣе съ людьми, которыхъ любишь.

Всѣ правила можно раздѣлить на нравственныя постоянныя и нравственныя случайныя, и на практическія постоянныя и практиче[скія] случайныя. И всѣ на положительныя и отрицательныя.

[980] Отступленія 1) всталъ поздно, 2) полѣнился послѣ чтенія Инвалидовъ, 3) мечталъ, 4) солгалъ,[981] разсказывая о будто [221]написанной мною диссертаціи на наказъ Екатерины, и 5) тщеславился, 6) Былъ нерѣшителенъ, не спросивъ денегъ. —

Рѣшилъ уничтожить довѣренность Андрея, когда будутъ деньги.

Происшествія и занятія. Кронштатъ. Замѣч[анія] къ Р[усской] И[сторіи]. Правило об[щее]. Замѣч[анія] къ Об[щимъ] правиламъ. 6 отступленій. На память.

5 Генваря. Утромъ писать Р[оманъ] Р[усскаго] П[омѣщика]. Не только утро, но и[982] послѣ обѣда, усердно бился надъ 4 главой и только при огнѣ написалъ ее, хотя и не остался совершенно доволенъ.

Взять у Ал[ексѣева] денегъ. Утромъ ходилъ, но не засталъ дома; послѣ обѣда-же онъ почти самъ предложилъ мнѣ.

На охоту, ежели будетъ солнце. Солнца не было, — не ходилъ. Вечеромъ 3[аписки] Ф[ейерверкера]. Писалъ, и мыслей было много, но писалъ слишкомъ небрежно. Послѣ обѣда ходилъ къ старухѣ и Ларькѣ отдалъ 2 р., потомъ сидѣлъ почти до сумерекъ съ Жук[евичемъ]. Во время чая прочелъ приказы за 45 годъ. —

Первое дѣло въ 45 г. было взятіе горы Анчимееръ, 2. на Андійскихъ высотахъ, при отступленіи на Хубарскихъ высотахъ. —

Часто въ сочиненіи задерживаетъ желаніе вклеить хорошую, или хорошо выраженную мысль; поэтому,[983] какъ только мысль съ трудомъ вклеивается, вписывать ее въ дневникъ, не останавливаясь на желаніи помѣстить ее имянно тамъ-то. Мысль сама найдетъ себѣ мѣсто. —

Отступленія: 1) Всталъ поздно, 2) солгалъ, разсказывая, что я былъ въ Эрмитажѣ, 3) писалъ не четко. Пока я не составилъ системы правилъ, удобнѣйшее дѣленіе ихъ на постоянныя и случайныя. Какъ тѣ, такъ и другія, выписать въ отдѣльныя тетради. 1) Постоянныя перечитывать ежедневно. 2) Читать еженедѣльно и справляться по нимъ въ трудныхъ случаяхъ. — Изъ постоянныхъ выбрать необходимѣйшія, по номерамъ выписать ихъ въ дневникъ и только противъ нихъ выписывать отступленія.

Происшествія и занятія. Зам[ѣчаніе] къ Р[усской] И[сторіи] [222]и Р[азсказу] Ф[ейерверкера]. Зам[ѣчанія] къ Прав[иламъ]. 3 отступленія.[984] Занялъ у Ал[ексѣева] 25 р., 1—50 отдалъ Жук[евичу], 2 Ларкѣ.[985] Издержалъ 2. Денегъ 21—50. Долгу Ал[ексѣеву] 75, Агаб[алову] 28,57,[986] итого 103—57.

6 Генваря. Утромъ Р[оманъ] Р[усскаго] П[омѣщика]. Выписывалъ утромъ изъ старой тетради 5 главу Иванъ Чурисъ, но подъ предлогомъ холода лѣнился. Гулять до обѣда. Только что вышелъ, позвали обѣдать; послѣ обѣда гулялъ, пилъ кофе, и[987] игралъ съ мальчишками. Писать 3[аписки] Ф[ейерверкера]. Раскрылъ тетрадь, но ничего не написалъ, а до ужина болталъ съ Чекатовскимъ о солдатикахъ. За ужиномъ завязался метафизическій разговоръ. Послѣ ужина весело болталъ съ Епишкой. —

Безстрастіе, т. е. всегда одинаковый, хладнокровный взглядъ, составляетъ[988] мудрость стариковъ. —

Солдатъ Ждановъ даетъ бѣднымъ рекрутамъ деньги и рубашки.[989] — Теперешній Феерверкеръ Рубинъ, бывши рекрутомъ и получивъ отъ него помощь и наставленія, сказалъ ему: когда-же я вамъ отдамъ, дядинька? — Что жъ, коли не умру, отдашь, а умру, все равно останется, отвѣчалъ онъ ему.

Я встрѣтилъ безногаго угрюмаго солдата и спросилъ отчего у него нѣтъ Креста. Кресты даютъ тому, кто лошадей хорошо чиститъ, сказалъ онъ, отворачиваясь. И кто кашу сладко варитъ, подхватили, смѣясь, мальчишки, шедшіе за нимъ.

Спѣвакъ, строевой Ефрейторъ, получилъ отъ Рубина на сохраненіе 9 р. сер. Онъ пошелъ гулять и вынулъ ихъ съ своими деньгами. Ночью у него украли ихъ; и несмотря на то что Р[убинъ] не упрекалъ его, онъ не переставая плакалъ, убивался отъ своего несчастія. Рекрутикъ Захаровъ просилъ Рубина успокоить его, предлагая свой единственный цѣлковый.[990] Взводъ сдѣлалъ складчину и выплатилъ долгъ. —

Только бы фолейтору возжи держать, сказалъ Черныхъ передъ кабакомъ, продавая краденую шубу. — [223]

Блюди порядокъ въ одеждѣ,[991] онъ даетъ самоувѣренность и спокойствіе въ пріемахъ.

Ежедневно — какая бы не была погода — передъ обѣдомъ дѣлай движеніе на воздухѣ. —

Отступленія: 1) Необдуманно купилъ шапку, 2) поздно всталъ, 3) лѣнилсяутромъ,[992] 4) забылъ порядокъ, 5) былъ нерѣшителенъ, играя съ мальчишками, когда подошелъ Ал[ексѣевъ]. 6) Шлялся безъ цѣли — не трудился. —

Купить поясъ и выписать платки. —

Киркѣ за мелочи, пряники 40, за хлѣбъ 10, за шапку 60, Алексѣеву отдалъ 20. Итого издержалъ 1—30 Осталось денегъ 20—20. — Долгу 103—57.[993] Происшествія и занятія. Зам[ѣчаніе] къ Р[оману] Р[уссскаго] П[омѣщика]. Зам[ѣчаніе] къ З[апискамъ] Ф[ейерверкера]. Зам[ѣчаніе] къ Разск[азамъ] вообще. Зам[ѣчаніе] къ 3[апискамъ] Ф[ейерверкера]. Замѣ[чаніе] къ З[апискамъ] Ф[ейерверкера]. 2 Правила. 6 Отступленій. На память. Счеты.

7 Генваря. Предположилъ Утромъ быть на охотѣ. Всталъ довольно рано, но написалъ письмо, прежде чѣмъ пойдти на охоту. Пороша была дурная, поэтому не убилъ ничего и вернулся къ обѣду. Громанъ пріѣхалъ и ѣдетъ въ Тифлисъ. Онъ добрый и честный малый. Послѣ обѣда писать З[аписки] Ф[ейерверкера]. Послѣ ухода Офицеровъ заснулъ и спалъ до чаю. Пришелъ Чекатовскій и снова помѣшалъ мнѣ.[994] Послѣ ужина[995] сидѣлъ у Жук[евича] и теперь, ничего не сдѣлавъ въ цѣлый день, ложусь.

[996] Русскій — или вообще простой — человѣкъ въ минуту опасности любитъ показывать, что чувствуетъ, или дѣйствительно чувствуетъ больше страха потерять порученныя ему или собственныя вещи, чѣмъ жизнь.

[997] Вѣдьмы напускаютъ сонъ на дѣтей, таскают ихъ въ глухое мѣсто и высасывают изъ нихъ кровь. — [224]

Есть разрывъ-трава, отворяющая двери, кандалы, замки, которую черепаха принесла, чтобы отворить плетень, которымъ загородили ея гнѣздо.

Епишка съ Гичикомъ на вечерней зарѣ отправлялись въ буруны и ѣхали до[998] пѣтуховъ. Чтобы узнать, гдѣ есть аулы и табуны, Еп[ишка] вылъ по волчьи. Когда собаки откликались, они подъѣзжали къ аулу, ловили лошадей и гнали ихъ къ дому. Но часто блудили —[999] а до зари не вернуться домой, бѣда! — тогда Епишка слѣзалъ съ коня и пускалъ его впередъ, сказавъ, что онъ убьетъ его, ежели онъ обманетъ. Конь выводилъ къ станицамъ. — Тогда, привязавъ сначала коней въ тернахъ, Гичикъ переправлялъ Еп[ишку], и этотъ послѣдній гналъ коней въ горы, продавалъ за 1/10 цѣны, пряталъ бумажки въ[1000] заправы и возвращался.

Отступленія. 1) Увлекся — бранилъ Епишку. 2) Безпорядокъ — заснулъ послѣ обѣда. 3) Былъ нерѣшителенъ — не удалилъ Еп[ишку] и Чекатовскаго, мѣшавшихъ мнѣ.

За орѣхи и хлѣбъ 211/2, За пшено 5, за свинину 111/2, муки 3, чихирю 71/2. Итого издержалъ 481/2. Остается денегъ 19 р. 71 к. долгу 103—57.

Занятія и происшествія. 2 замѣчанія къ простонароднымъ разсказамъ. Зам[ѣчанія] къ Р[оману] Бѣглецъ. 3 Отступленія. Счеты.

8 Генваря. Утромъ Р[оманъ] Р[усскаго] П[омѣщика]. Писанье не шло какъ-то. — Нужно слѣдовать пр[авилу] исключать, не прибавляя. Обѣдали рано. Гулять. Гулялъ послѣ обѣда. —

[1001] Вечеромъ писать 3[аписки] Ф[ейерверкера]. Писалъ довольно много, но принялся поздно, отъ холоду. Часа 2 въ сумеркахъ лежалъ на печкѣ. Быть одному. Никто и не приходилъ. Страшный холодъ 2-й день много мѣшаетъ мнѣ.

Нужно писать на черно, не обдумывая мѣста и правильности выраженія мыслей. Второй разъ переписывать, исключая все лишнее и давая настоящее мѣсто каждой мысли. Третій разъ переписывать, обрабатывая правильность выраженія. [225]

Избѣгай осужденія и[1002] пересказовъ.

Солдаты носятъ суконные нагрудники.

[1003] Избѣгай каждаго движенія или выраженія, могущаго оскорбить другаго. —

Отступленія: 1) Всталъ поздно. 2) Безпорядочно писалъ Р[оманъ] Р[усскаго] П[омѣщика]. 3) Безпорядокъ въ жизни — валялся на печи. 4) Оскорбилъ Епишку. 5) Солгалъ объ Любашѣ. 6) Противорѣчилъ Громану.

[1004] Получилъ отъ Ал[ексѣева] 20. За водку 40, Епишкѣ за кварт[иру] 20, масла 9, молоко [3]. Итого издержалъ 72. Остатокъ 19—20. Долгу 103—[5]7. —

Происшествія и занятія. 3 Правила. Зам[ѣчанія] къ[1005] военн[ымъ] разсказамъ. 6 Отступленій. Счеты.

Съ 1 по 9 пересмотрѣлъ и выписалъ.

9 Генваря.[1006] Выписывать правила. Исполнилъ только вечеромъ, и то не въ книгу, а въ тетрадку. Вообще я не рѣшился насчетъ правилъ. Хотя знаю, что онѣ полезны, не знаю, какъ воспользоваться ими. Кажется, что я ихъ раздѣлю на испытанныя и неиспытанныя. Пересмотрѣть написанное. Тоже исполнилъ, только поздно вечеромъ и почти ничего не переправилъ. Гулять. Гулялъ до обѣда. Спросить у Алексѣева о представлепіи. Исполнилъ, когда онъ былъ у меня. —

[1007] Холодъ страшный, и притомъ у меня насморкъ, что вмѣстѣ побудило меня провести весь день безъ мыслей и безъ дѣла. Писать 3[аписки] Ф[ейерверкера], ежели успѣю. Не успѣлъ вечеромъ, хотя былъ въ духѣ.

Отступленія: 1) Всталъ поздно. 2) Разгорячился, прибилъ Алешку. 3) Лѣнился. 4) Былъ безпорядоченъ. 5) Былъ грустенъ.

За бешметъ 1. Остатокъ 18—20. Долгу 103—57. —

Зан[ятія] и Происш[ествія]. 5) Отступленій. Счеты.

[11 января.] 10 и 11 Генваря. 10) УтромъР[оманъ] Р[усскаго] П[омѣщика]. Всталъ очень поздно и отъ холода ничего не [226]могъ дѣлать. Притомъ же Жукевичъ, Епишка и Ногайцы мѣшали мнѣ. Гулять и переписать письмо П[елагеѣ] И[льинишнѣ]. Вышелъ гулять, но отъ холода тотчасъ же вернулся. Письмо кое-какъ переписалъ. Вписать мысли и правила. Не сдѣлалъ. Вечеромъ 3[аписки] Ф[ейерверкера]. Отъ холода послѣ обѣда ушелъ къ Жукевичу и безолаберно провелъ весь вечеръ и ночь. —

1) Валялся. 2) Падалъ духомъ. 3) Злился — ударилъ кошку и 4) вообще забылъ о правилахъ. 5) Гадалъ.

Зан[ятія] и Происш[ествія]. 5 Отступленій.

11) Утромъ пришелъ домой, но Жукевичъ и равные посѣтители не позволили ничѣмъ заняться. Послѣ обѣда пришли Оголинъ, Жук[евичъ], Кунаки изъ Стараго Юрта и до сумерекъ не давали мнѣ покою. Во время чая пришелъ Чекат[овскій]. Я жаловался ему на свои несчастія и только 1/4 стран[ицы] успѣлъ написать 3[аписокъ] Ф[ейерверкера] — Узналъ что Кнорингъ убитъ.

1) Осуждалъ, 2) лѣнился, 3) не имѣлъ рѣшител[ьности] и 4) вообще упалъ духомъ. 5) Гадалъ.

[1008] За дрова — 1 р. Чихирю 15 к., хлѣба 10 к., водки 45 к., за шитье Алешкин[ыхъ] рубашекъ 30 к., прачкѣ 20 к., за бурку 4—50. Итого 6—70. — Ост[атокъ] 11—50. — долгу 103—57 к. —

Зан[ятія] и Проис[шествія]. 5 Отст[упленій]. Счеты.

12 Генваря. Утромъ гулять и романъ Русскаго помѣщика. Всталъ очень поздно. Пригрѣлся — почти угорѣлъ противъ печки, а насморкъ увеличился. Притомъ-же пришелъ Оголинъ, и я ничего не писалъ. — Гулять. Исполнилъ. Послѣ обѣда. Мысли и правила. Придя домой, легъ на кровать и заснулъ. Проснувшись, открылъ тетрадь и обдумалъ, но не написалъ основную мысль. Вечеромъ З[аписки] Ф[ейерверкера]. Тоже раскрылъ тетрадь, но вмѣсто дѣла мечталъ о Турецкой войнѣ и Калафатѣ. За ужиномъ узналъ, что переведенъ въ 12 Бригаду и рѣшился заѣхать домой. —

[1009] Избѣгай всѣхъ расходовъ, которые дѣлаешь изъ тщеславія. —

Удовлетвореніе плотскихъ страстей возможно только въ настоящемъ. Удовлетвореніе душевныхъ страстей (честолюбіе, [227]сребролюбіе) въ будущемъ. — Удовлетвореніе совѣсти въ[1010] прошедшемъ. —

1) Мечталъ, 2) лѣнился, 3) забылъ порядокъ, 4) гадалъ.

За чихирь 7, за моло[ко] 3. Итого 10. Остато[къ] 11—40. Долгу 103—57.

Зан[ятія] и Происш[ествія].[1011] Мысли. 4 Отступл[енія]. Счеты.

13 Генваря. Утромъ п[исатъ] Отроч[ество]. Утромъ всталъ поздно, ходилъ въ канцелярію, къ Жукевичу и Киркѣ. Написалъ только п[исьмо] Сулим[овскому]. Веч[еромъ] З[аписки] Ф[ейерверкера]. Вечеръ провелъ то съ Офиц[ерами], то съ Юнкер[ами]. Только немного переписалъ[1012] Пѣсни Лебѣдя и пересмотрѣлъ старое. Узнать о шубѣ. Исполнилъ. Спросить денегъ. Не исполнілъ. Послѣ ужина написалъ дерзкое письмо Редактору. —

1) Лѣнился, 2) былъ нерѣшителенъ, 3) солгалъ, что б[ылъ] знак[омъ] съ Сухотинымъ.

За чихирь 20. Остатокъ 11—20. Долгу 103—57.

Проис[шествія] и зан[ятія]. Отс[тупленія]. Счеты.

14 Генваря. Утромъ и вечеромъ писать Отрочество. Хотя всталъ не рано и не слишкомъ усердно, но принялся за дѣло, когда пришли офицеры, и я имѣлъ слабость не только не удалить ихъ, но и выпить съ ними лишнее. Я сердитъ на себя еще за то, что я оказываю Макалинскому, котораго я не люблю, — вниманіе. Послѣ обѣда валялся на постели и только въ сумерки принялся писать. До ужина написалъ листа 2. Да послѣ ужина — одинъ. — [[7]] Но я не безпокоюсь. Спросить денегъ. Не сдѣлалъ этаго, потому что расчитываю сдѣлать это лучше, когда вернутся изъ Кизляра.

1) Лѣнился, 2) былъ невоздержанъ, 3) безпорядоченъ, 4) горячъ, когда примѣрялъ мундиръ. 5) Нерѣшителенъ въ отношеніи съ Макал[инскимъ], 6) смотрѣлъ на карты.

Водки 20 к., хлѣба 6 к. Чихирю 21 к., за сафьянъ 1—60 к., молоко 3. Итого 210. Остатокъ 9—10. Долгу 103—57 к.

Зан[ятія] и Происш[ествія], 6 Отступл[еній]. Счеты.

15 Генваря. Отрочество утро и вечеръ. Утромъ окончилъ [228]П[ѣснь] Л[ебедя]. Офицеры много мѣшали. Алексѣевъ предложилъ мнѣ денегъ. Штигельманъ пріѣхалъ и мѣшаетъ мнѣ. 1) Тщеславился. 2)[1013] Б[ылъ] нерѣшителенъ. Больше не помню, но было.

Чихирю 2 осьм[ушки] 15 к., хлѣба 2 фунта 6 к. Итого 21 к. Остат[окъ] 8—90. — Долгу 103—57 к.

Соб[ытія] и происш[ествія]. Отступленія]. Счеты.

16 Генваря. Цѣлый день Отрочество. Проснулся поздно, такъ какъ вчера писалъ до пѣтуховъ. Янушкевичь уже писалъ и Макалинскій пришелъ, только что я проснулся. Я не поѣхалъ съ нимъ въ Кизляръ, а приказалъ, что было нужно, съ солдатомъ. Пришелъ Оголинъ, такъ что, не успѣвъ и помолиться Богу, пошелъ съ нимъ гулять. Прійдя домой часовъ въ 10, переправилъ одну главу. За обѣдомъ б[ылъ] скученъ и не спросилъ о крестѣ, к[оторый] сильно тревожитъ меня. Послѣ обѣда написалъ порядочно главу Дружба, переправилъ Янушк[евичево] писанье, такъ что нынче Отроч[ество] должно быть кончено, — былъ въ банѣ, ужиналъ и ложусь спать. Я что-то скученъ и не рѣшилъ еще ѣхать-ли мнѣ въ Грозную, или нѣтъ. Получилъ письма отъ Никол[иньки] и Т[атьяны] А[лександровны]. —

Сочиненіе кажется обыкновенно въ совершенно другомъ и лучшемъ свѣтѣ, когда оно[1014] окончено. —

Помнить, что, приготовливая успѣхъ въ чемъ бы то ни было, нужно начинать съ низшихъ ступеней. — Въ судахъ — съ писарей. —

Меня поразила нынче поэтической красотой зимняя погода.[1015] На небѣ поднявшійся туманъ, сквозь который только бѣлѣется солнышко. На дорогѣ начинающій оттаивать навозъ и въ воздухѣ влажная сырость.

1) Необдуманность утромъ при посылкѣ въ Кизляръ и покупкѣ тулупа. 2) Нерѣшительность о крестѣ и поѣздкѣ в Грозную.

Фролъ Матвѣеву 40, молоко 3, чихирь 7, хлѣба 9, за 2 п[ары] чулокъ 50, за коленкоръ 50, за сафьянъ 20, — итого[1016] 1—79. Остатокъ 7—11.[1017] Долгу 103—57. [229]

Происш[ествія] и Зан[ятія]. Зам[ѣчаніе] къ литер[атурнымъ] пр[авиламъ]. Зам[ѣчанія] к прак[тическимъ] правиламъ. Зам[ѣчаніе] къ романуо зимней погодѣ. 2 Отступленія. Счеты.

[17 января.][1018] Событія. Смерть Кноринга и мой переводъ. Занятія. Пересмотрѣлъ Отрочество. —[1019] 4 мысли къ правиламъ и одна къ разсказамъ. Главныя отступленія: лѣнь, нерѣшительность, безпорядоч[ность] и тоска. Расходовъ 12—10. — Вообще не доволенъ итогами всей недѣли. —

Пересмотрѣлъ.

17 Число. Пересматривать Отрочество. Утромъ[1020] не успѣлъ я помолиться Богу, какъ пришли Офицеры. Съ ними пошелъ въ часовню. Оттуда прійдя домой, вспомнилъ, что я забылъ правило Суботы и перечелъ[1021] Дневникъ, подвелъ итоги и выписалъ кое-что. —[1022] Позвали обѣдать, потомъ пилъ кофе, ходилъ въ батарею прощаться, пилъ чай у Оголина.[1023] Пріѣхалъ Балта и помѣшалъ мнѣ писать 2 главы, кот[орыя] я рѣшился передѣлать.

Избѣгай[1024] ненужной откровенности.

Избѣгай короткости и одолженія людей, въ которыхъ ты не увѣренъ. —

Въ минуту нерѣшительности[1025] дѣйствуй быстро и старайся сдѣлать первый шагъ, хотя бы и лишній. —

Оголинъ 3-го дня[1026] возставалъ противъ родственности и приводилъ въ примѣръ своего брата. За что, говорилъ онъ, онъ хочетъ заложить мое имѣніе? «Я хорошо привыкъ жить». Что-жъ, и я хочу привыкнуть.

Епишка втроемъ убилъ кабана и смѣшно слушать, какъ они теперь, пьяные, лаютъ по собачьи и[1027] все говорятъ про охоту.

1) Изругалъ Алешку вчера за счеты. 2) Не помолился Богу [230]при Оголинѣ 3) Нерѣшительно подошелъ къ солдатамъ. 4) Лѣнился. 5) Изъ тщеславія подари[лъ] сам[оваръ].

Молоко 3, цирульнику 10, за шарфъ 1—30, Арслану за шашку 2—90, за чихирь солдатамъ 3—85, за носки 60, Евдошкѣ 20, по книжкѣ забрано въ 2 недѣли на 11—14, сапожнику 1, за чихирь 31/2. Итого 21—8. Въ остаткѣ[1028] 0. Долгу[1029] 103—57 и еще по книгѣ 11—14, Оголину 2—80, итого долгу 116—61.

Прои[сшествія] и Зан[ятія]. 3 Мысли къ пр[авиламъ]. 2 Мысли къ ром[ану]. 5 Отступл[еній]. Счеты. —

18 Числа. Переправлять Отрочество. — Написалъ двѣ главы. Утромъ писалъ, хотя и много мѣшали кунаки и Епишка. Послѣ обѣда опять писалъ и вечеромъ были Офицеры. Алексѣевъ далъ денегъ. —

Издержано. Оголину — долгъ 2—80, Епишкѣ 3. За шубу 7. Мелочи[1030] 1. Итого 13, 72. Отъ Алексѣева взялъ въ долгъ 125 и 10 за сѣдло. Итого въ остаткѣ 121—63. Долгу 240. — Происш[ествія] и счеты.

[19 января. Щедринская.] 19 Января.[1031] (Вторникъ) Докончить Отрочество и уѣхать. Исполнилъ. Всталъ рано и до самаго отъѣзда писалъ или хлопоталъ. Отслужилъ молебенъ — изъ тщеславія. — Алексѣевъ очень мило простился со мной. Онъ и Жукевичъ прослезились. Доѣхалъ до Щедринской. Перечелъ Отрочество и рѣшилъ не смотрѣть его до пріѣзда домой, а дорогой писать Кавк[азскіе] З[аписки] Ф[ейерверкера].

Вчера очень поразило меня то, что правила, которыя я съ такимъ трудомъ составляю, всѣ и гораздо лучше, чѣмъ у меня, написаны въ азбучкѣ. Такъ что мнѣ кажутся — не правила — а записыванье ихъ — пустяками. Франклиновскій Журналъ — другое дѣло. Выписывать главные пороки и стараться[1032] избѣгать их.[1033] И писать мысли. — Стало быть, въ моемъ образѣ занятій[1034] только та перемѣна, что замѣняется только тетрадка правилъ тетрадкой франклиновской. — [231]

Нынче, думая о томъ, что я полюбилъ людей, ко[торыхъ] не уважалъ прежде — товарищей — я вспомнилъ, какъ мнѣ странна казалась привязанность къ нимъ Николиньки. И перемѣну своего взгляда я объяснялъ тѣмъ, что въ Кавказской службѣ и во многихъ другихъ тѣсныхъ кружкахъ человѣкъ учится — не выбирать людей, а въ дурныхъ даже людяхъ видѣть хорошее.

Казачка сказала мнѣ, что, говорятъ, Турцію распустили. — Въ Отрочествѣ[1035] я рѣшилъ сдѣлать слѣдующія поправки. 1) Укоротить главу Поѣздка на долгихъ. 2) Грозу — упростить выраженія и исключить повторенія. 3) Машу сдѣлать приличнѣй. 4) Соединить Единицу с Дробью. 5) Ключикъ — прибавить то, что найдено въ портфелѣ. 6) Мечты о матери измѣнить. 7) Пріискать заглавіе «Перем[елется], мука будетъ». 8)[1036] Дубковъ и Нехл[юдовъ] — перемѣнить начало и добавить описанiе насъ самихъ и нашего положенія во время бесѣды.

1) Нерѣшителенъ во время молебна и при проща[ніи]. 2) Тщеславенъ — далъ бабѣ 1. 3) Безпорядоченъ сейчасъ. —

Издержалъ 12—85, рубль прочелъ. — Остатокъ 107—70. Долгу 240. —

Происш[ествія] и Зан[ятія]. Мысль о правилахъ, мысль о[1037] причинахъ снисходит[ельности] въ Кавка[зской] жизникъ Кавк[азскому] разск[азу]. Выраженіе казачькикъ Кавк[азскому] разск[азу]. Предпол[оженныя] исправленія въ Отр[очествѣ].[1038] Отступ[ленія]. Счеты.

[20 января. Старый-Юрт.] 20. Всталъ рано. Пріѣхалъ въ Ник[олаевскую] и Старый Юртъ. Извѣстіе о томъ, что мнѣ не вышло креста, очень огорчило меня; но странно — черезъ часъ я успокоился. Сулимовскій досталъ мнѣ оказію, и ѣду завтра, не останавливаясь. —

Я навелъ Сул[имовскаго] на откровенность и онъ сказалъ мнѣ много искренняго о своемъ равнодушіи къ отцу. —

1) Былъ слишкомъ горячъ, когда узналъ о неудачѣ, 2) и добръ, говоря съ Титою. 3) Тщеславенъ въ оказіи. — [232]

Сулим[овскій] навелъ меня на мысль о необходимости связей. —

[1039] Издержалъ 92,[1040] остатокъ 106—78. Долгу 240.[1041]Происш[ествія] иЗан[ятія]. Признан[іе] Сул[имовскаго]. 3 Отступленія. Мысли о связяхъ. Счеты.

[21 января. Галюгаевская.] 21 Генваря. Всталъ рано. Долго дожидался Балты. Необдуманно поѣхалъ было съ пьяными солдатами. Спасибо, казначей пріѣхалъ зa мной. Въ Николаев[ской] встрѣтилъ Чикина и съ нимъ написалъ записку Ал[ексѣеву]. Доѣхалъ до Галюгая. —

Вотъ фактъ, кот[орый] надо вспоминать почаще. Текерей 30 лѣтъ собирался написать свой 1-й романъ, а Алекс[андръ] Дюма пишетъ по 2 въ недѣлю.

Никому не нужно показывать, до напечатанія, своихъ сочиненій. — Больше[1042] услышишь сужденій вредныхъ, чѣмъ дѣльныхъ совѣтовъ.

Есть особенный типъ молодого солдата съ выгнутыми назадъ ногами. —

1) Гадалъ. 2) Изъ тщеславія далъ на водку солдатамъ, 3) лѣнился думать, 4) былъ нерѣшителенъ — въ оказіи и вечеромъ. — Издержалъ 3—15. — Остатокъ 103—63. Долгу 240. —

Происш[ествія] и Зан[ятія]. 2 Мысли къ пр[авиламъ]. Мысль къ З[апискамъ] Ф[ейерверкера]. 4 Отступ[ленія]. Счеты.

[27 января. Въ дороге.] 22, 23, 24, 25, 26, 27 Января. Былъ въ дорогѣ. 24 въ Бѣлогородцевск[ой], 100 [верстъ] отъ Черк[асска], плуталъ цѣлую ночь. И мнѣ пришла мысль написать разсказъ Мятель. — Велъ себя не совсѣмъ хорошо. Два дня почти не ѣду. 3-го дня болѣла голова, а 2 дня день и ночь о снѣжная — мятель [?]. Я слишкомъ общителенъ — люблю людей, и отъ этаго теряю время, ослабляю правила и иногда — уваженіе людей. —

[1043] Ничто такъ не порадовало меня и не напомнило мнѣ Россію дорогой, какъ обозная лошадь, которая, сложивъ уши, несмотря [233]на раскаты саней, галопомъ старалась обогнать мои сани[1044].

1) Былъ слабъ съ проѣзжающими, т. е. изъ деликатн[ости] забывалъ свое дѣло. 2) Лѣнивъ, не ѣхалъ, когда можно было. 3) Трусилъ нынче во время мятели. 4) Чуть чуть не у[........] на станціи. —

Для того чтобы успѣть въ жизни, нужно: 1) смѣлость, 2) обдуманную рѣшительность и 3) хладнокровіе. Вотъ главныя качества, противъ которыхъ, кромѣ отступленій отъ добродѣт[ели], я буду отмѣчать отступленія. —

Отъ 21 по 27. З[анятія] и П[роисшествія]. 2 Мысли къ прав[иламъ]. Мысль къ Р[оману] Р[усскаго] П[омѣщика]. 4 Отст[упленія]. Счеты сдѣлаю, пріѣхавъ домой. —

[2 февраля. Я. П.]. 28, 29, 30, 31 Января. 1, 2.[1045] Февраля. Ровно 2 недѣли былъ въ дорогѣ. Поразительнаго случилось со мной только мятель. Велъ-же я себя довольно хорошо.[1046] Ошибки мои были. 1) Слабость съ проѣзжающими. 2) Ложь. 3) Трусость. 4) Разсердился раза два. — Никол[иньки] и Сер[ежи] нѣтъ, a мнѣ столько хочется подумать, подѣлать и почувствовать, что писать буду мало въ дневникъ. —

Занят[ія] и Отступленія.

2 Февраля. Проснулся поздно, поговорилъ съ старостой и Осипомъ, нашелъ все въ лучшемъ порядкѣ, чѣмъ ожидалъ. Обошелъ хозяйство. Нездоровится. Пріѣхалъ Валерьянъ. —

1) Лгалъ. 2) Б[ылъ] нерѣшителенъ. —

Зан[ятія] и проис[шествія] и отступл[енія].

[3 февраля.] 3 Января.[1047] Проснулся рано, горло болитъ, несмотря на что поѣхалъ на мельницу и осмотрѣлъ мѣсто для коннаго двора. Болталъ все больше о хозяйствѣ, послалъ письмо Щелину. Говорятъ, я произведенъ. Хозяйство очень въ порядкѣ. Много умерло: Арсеньевъ; Черк[асскій] и Нер[атовъ] зарѣзались.

1) Нерѣшит[ельность] и слабость съ нѣмцомъ и старостой о мельницѣ.[1048] 2) Неакуратность. — [234]

Потерялъ записку, но вообще оказывается, что я дорогой издержалъ около 60 р. —

Нынче далъ Алешк[иной] матери 1. Сашкѣ 50, корм[илицѣ] 1. — Остатокъ 34 р. —

Зан[ятія] и Пр[оисшествія]. 2 Отступ[ленія]. Счеты.

4 Февраля. Всталъ рано, послѣ тяжелой, безпокойной и безсонной ночи. Написалъ письмо Готье, съѣздилъ въ Церковь, отобѣдалъ, написалъ приказанія и встрѣтилъ тетиньку.[1049] Очень нездоровится.

1) Необдуманно отпустилъ платежъ дворницѣ. 2) Нерѣшителенъ былъ съ Маврикіей, кот[орая] мѣшала мнѣ въ часовнѣ. 3) Лѣнился немного утромъ. 4) Солгалъ тетинькѣ о долгѣ Еремѣеву. 5) Былъ слишкомъ пылокъ и не совсѣмъ естественъ при встрѣчѣ съ нею.

Главной[1050] недостатокъ моего характера и особенность[1051] его состоитъ въ томъ, что я слишкомъ долго былъ морально молодъ и только теперь, 25 лѣтъ, начинаю пріобрѣтать тотъ самостоятельный взглядъ на вещи — мужа — который другіе пріобрѣтаютъ гораздо раньше 20 лѣтъ. —

Ванюшкѣ 3, Кондрат[у] 70, попу 1. Итого 4—70. Остатокъ 29—30. Долгу 240. —

Зан[ятія] и Пр[оисшествія]. 5[1052] ошибокъ. Мысль. Счеты.

[5 февраля.] 5 Января.[1053] Всталъ рано, написалъ письма Дроздову и Горчакову,[1054] но все безалаберенъ и лѣнивъ. Ѣздилъ послѣ обѣда на Грумантъ, кое-что прибавилъ къ распоряженіямъ и завтра ѣду въ Тулу. — Былъ[1055] лѣнивъ цѣлый день. Издержано 3 р. бѣдной женщинѣ. Итого остатокъ 26—30 к. Долгу 240 р. П[роисшествія] и З[анятія]. О[тступленія]. Счеты.

6 Февраля. Всталъ рано, распорядился кое-чѣмъ, взялъ съ собой деньги 600 р. въ Совѣтъ и поѣхалъ въ Тулу. Видѣлъ Гелке и кончилъ съ нимъ дѣло хотя, и не совсѣмъ хорошо, но удовлетворительно. — Узналъ о своемъ производствѣ. Былъ у Маши. [235]

Мнѣ все нездоровится, и я здѣсь больше, чѣмъ гдѣ нибудь чувствую свою старость. —

[1056] Хорошо велъ[1057] себя весь день. Въ Тулѣ издержалъ 3 p.[1058] Взялъ еще изъ конторы 10 р.[1059] Итого ост[атокъ] 33 р. Отослано Алексѣеву 100.[1060]. Долгу 140. —

Зан[ятія] и Пр[оисшествія]. Счеты.

Проис[шествія] съ 17 по 6. Выѣхалъ 19 въ Ст[арый] Ю[ртъ], узналъ неудачу о крестѣ. Ѣхалъ дурно и плуталъ одну памятную ночь. 2 Ф[евраля] пріѣхалъ въ Ясную, усталый и нездоровый, нашелъ дѣла въ порядкѣ, а себя отставшимъ, исправившимся и устарѣлымъ. Братья уѣхали въ Москву. Арсеньевъ умеръ, Черкасскій и Нератовъ зарѣзались. 6. былъ въ Тулѣ, кончилъ дѣло съ Гелке и узналъ о своемъ производствѣ.

Зан[ятія]. Докончилъ Отрочество. Рѣшился уничтожить записываніе и приведеиіе въ порядокъ правилъ.[1061] Придумалъ 3 правила[1062] необходимыхъ для успѣха въ жизни. Сдѣлалъ много распоряженій, написалъ нѣсколько писемъ, но вообще немного отсталъ отъ[1063] порядка и дѣятельности. —

Мысли. Къ пр[авиламъ] 7. Къ Кавк[азскому] Раз[сказу] 3. къ Русскому 2.

Отступленій въ продолженіи 20 дней — 32. —

Издержалъ впрод[олженіи] 20 дней 120 р. — Кроме покупокъ.

Пересмотрѣлъ. —

7 Февраля. Проснулся рано, написалъ письма — отслужилъ молебенъ, нарисовалъ планъ. Ѣздилъ къ Власу, къ Осипу. Ѣздилъ къ Арсеньевымъ, привезъ Вергани, отдалъ послѣднія приказанія.

Гашѣ 5. На водки крестн[ику] и Ван[юшкѣ] 1—50, Михаи[лѣ] Фок[анову] 1. Прочелъ много. Остатокъ 18 р.

Зан[ятія] и П[роисшествія] и счеты.

[8 февраля. Покровское.] 8 Февраля. Въ 12 часовъ мы выѣхали [236]и[1064] въ 9 пріѣхали. Я велъ себя дорогой не совсѣмъ хорошо. Маша и тетинька очень милы и я не видалъ, какъ прошелъ день. 1) Слишкомъ добръ. —

Дорогой издержано 15, 21 к. Остат[окъ] — 2.80. Долгу 140. З[анятія] и П[роисшествія]. 1) отст[упленіе]. Счеты.

9 февраля. Проснулся рано, пошелъ во флигель и цѣлый день опять не видалъ, какъ прошелъ, за фортепіанами, съ ней, съ тетинькой и съ дѣтьми. 1) Праздность. 2) Безпорядочность. З[анятія] и П[роисшествія] и 2 отступл[енія].

10 Февраля. Всталъ часовъ въ 9, пошелъ во флигель, тамъ написалъ письмо Алексѣеву, былъ у баронесы и хотя былъ неловокъ, но не стыдливъ. Послѣ обѣда написалъ завѣщаніе и болталъ. —

Отступленій не помню. За листъ 90, на водку 50, итого 1,40. Остат[окъ] 1—10. Долгу 140. —

З[анятія]. П[роисшествія]. Счеты.

13 Февраля. [Я. П.] 11[1065] кончилъ дѣло съ завѣщаніемъ и выѣхалъ въ 10, пріятно болталъ дорогой съ Вергани, дома засталъ всѣхъ братьевъ и Перфильевыхъ. Митинька огорчилъ, Сережа порадовалъ меня. Получилъ письмо от Некр[асова], онъ недоволенъ Р[азсказомъ] [Маркера]. Ничего не дѣлалъ оба дня.[1066] Но провелъ ихъ очень пріятно, несмотря на горловую боль.

Отъ Валер[ьяна] получилъ 33. За платья 4—20, Родивону 1, Киркѣ 50, за сапоки[1067] 16, за дорогу 18, — Остато[къ] 80. — Вар....[1068]

[14 февраля.] 14, 15 Февраля. Второй день прошелъ уже не такъ пріятно, но хорошо. —

Изъ конторы взялъ еще 246 р., отъ Сережи получилъ 235, отдалъ впередъ за ружье 10 и Максиму 1. Остатокъ 469. 45 к.[1069]

[18 февраля. Москва.] 16, 17, 18 Февраля. Ничего не помню, исключая того, что пріѣхалъ въ Москву. — Безпорядоченъ физич[ески] и мор[ально] и сдѣлалъ слишкомъ много расходовъ. —

Шинель 135, разная форма 35, — по мело[чамъ] — 10, за сапоги — 10. — Итого 190, остатокъ[1070] 442. — 60. — Долженъ Ник[олинькѣ] 200, Алексѣеву 140. — [237]

[ОТДЕЛЬНЫЕ ЛИСТЫ ИЗ ДНЕВНИКА.]

1851. 29 Ноября. Тифлисъ.

Я никогда не былъ влюбленъ въ женщинъ. — Одно сильное чувство, похожее на любовь, я испыталъ только, когда мнѣ было 13 или 14 лѣтъ; но мнѣ [не] хочется вѣрить, чтобы это была любовь; потому что предметъ была толстая горничная (правда очень хорошенькое личико), притомъ же отъ 13 до 15 лѣтъ — время самое безалаберное для мальчика (отрочество): не знаешь, на что кинуться, и сладострастіе, въ эту эпоху, дѣйствуетъ съ необыкновенною силою. — Въ мужчинъ я очень часто влюблялся, 1 люб[овью] были 2 Пушк[ина], потомъ 2-й — Саб[уровъ?], пот[омъ] 3-ей — Зыб[инъ] и Дьяк[овъ], 4 — Обол[енскій], Блосфельдъ, Ислав[инъ], еще Готье и мн[огіе] др[угіе]. — Изъ всѣхъ этихъ людей я продолжаю любить только Д[ьякова]. Для меня, главный признакъ любви есть страхъ оскорбить или [не] понравиться л[юбимому] п[редмету], просто страхъ. — Я влюблялся въ м[ужчинъ], прежде чѣмъ имѣлъ понятіе о возможности педрастiи; но и узнавши, никогда мысль о возможности соитія не входила мнѣ въ голову. — Странный примѣръ ничѣмъ необъяснимой симпатіи — это Г[отье]. — Неимѣя съ нимъ рѣшительно никакихъ отношеній, кромѣ по покупкѣ книгъ. Меня кидало въ жаръ, когда онъ входилъ въ комнату. — Любовь моя къ Ис[лавину] испортила для меня цѣлыя 8 м[ѣсяцевъ] жизни въ Петерб[ургѣ]. — Хотя и безсознательно, я ни о чемъ др[угомъ] не заботился, какъ о томъ, чтобы понравиться ему. — Всѣ люди, кот[орыхъ] я любилъ, чувствовали это, и я замѣчалъ, имъ тяжело было смотрѣть на меня. — Часто, не находя тѣхъ моральныхъ условій, кот[орыхъ][1071] разсудокъ [238]требовалъ въ любимомъ предметѣ, или послѣ какой нибудь съ нимъ непріятн[ости], я чувствовалъ къ нимъ[1072] непріязнь; но непріязнь эта б[ыл]а основана на любви. — Къ братьямъ я никогда не чувствовалъ такого рода любви. — Я ревновалъ очень часто къ женщинамъ. — Я понимаю идеалъ любви — совершенное жертвованіе,[1073] собою, любимому п[редмету]. И имянно это я испытывалъ.[1074] — Я всегда любилъ такихъ людей, кот[орые] ко мнѣ были хладнокровны, и только цѣнили меня. Чѣмъ я дѣлаюсь старше тѣмъ рѣже испытываю э[то] ч[увство]. — Ежели и испытываю, то[1075] не такъ страстно, и къ людямъ, кот[орые][1076] меня[1077] любятъ, т. е. наоборотъ того, что было прежде. Красота всегда имѣла много вліянія въ выборѣ; впрочемъ примѣръ Д[ьякова]; но я никогда не забуду ночи, когда мы съ нимъ ѣхали изъ П[ирогова?], и мнѣ хотѣлось, увернувшись подъ полостью, его цѣловать и плакать. — Было въ этомъ чувствѣ и сладостр[астіе], но зачѣмъ оно сюда попало, рѣшить невозможно; потому что, какъ я говорилъ, никогда воображеніе не рисовало мнѣ любрическія картины, напротивъ, я имѣю[1078] страшное отвращеніе. —

Я замѣчаю въ себѣ склонность къ истребленію, которая выражал[ась] въ дѣтствѣ разрушеніемъ всего, что подъ руку попадало, а теперь выражается разрушеніемъ покоя В[анюшки] и истребленіемъ денегъ безъ всякой причины и удовольствія. Н[а] п[римѣръ], я часто у В[анюшки] прошу трубку не потому, что хочу курить, a мнѣ нравится, что онъ шевелится, и деньги люблю истреблять. Нынче я поймалъ свое воображеніе на дѣлѣ; оно рисовало себѣ картину, что у меня много денегъ, и что я ихъ проигрываю и истребляю такъ, и это доставляло ему большое удовольствіе.[1079] Мнѣ не нравится то, что можно приобрѣcти за деньги, но нравится, что они были и потомъ не будутъ, процессъ истребленія. — Буду впередъ остороженъ — эта наклонность мнѣ сдѣлала уже много зла. — [239]

Странно, какъ П[равительство] не позаботится о перемѣнѣ присяги. Она наполнена вѣщами безсмысленными, а многое упущено. — Мнѣ кажется, что дѣльная присяга, которую бы читали передъ началомъ каждаго присутствія, удержала бы многихъ отъ взятокъ. Теперь-же есть въ сущ[ествующей] прис[ягѣ] пункты, такъ невозможные, н[а] п[римѣръ] фискальство. — Что никто, я увѣренъ, никогда не руков[одится] присягой, принимая это за невозможность. Клятвопреступникъ, — Parjure. Какое ужасное слово; a нѣтъ почти ни одного человѣка, к[оторый] бы ни былъ имъ. — Еще средство противъ взятокъ: награждать тѣхъ, к[оторые] поймаютъ взяточника, какъ за волчій хвостъ: отъ Т[айнаго] С[овѣтника] до С[татскаго] С[овѣтника] по 3; отъ С[татскаго] до Т[итулярнаго] — 1—50; отъ Т[итулярнаго] С[овѣтника] до Заштат[наго] — 25. —

Живопись дѣйствуетъ на способность воображать природу, и ее область — пространство. — Музыка дѣйствуетъ на способность воображать ваши чувства. — И ее область[1080] — гармонія и время. — Поэзія дѣйств[уетъ] на способ[ность] воображать какъ то, такъ другое, т. е. дѣйствительность или отношенія нашихъ чувствъ къ природѣ. — Переходъ отъ живоп[иси] къ музыкѣ есть танцы. Отъ музыки къ поэзіи — пѣсни. — Отчего м[узыку] древніе называли подражательною? Отчего къ каждому переходу не присоединить какое нибудь чувство? Отчего музыка дѣйствуетъ на насъ, какъ воспоминаніе? Отчего, смотря по возрасту и воспитанiю, вкусы къ музыкѣ различны? — Почему жив[опись] есть[1081] подражаніе природѣ, очень ясно (хотя оно не полно); но почему музыка есть подражаніе нашимъ чувствамъ, и какое сродство каждой[1082] перемѣны звука съ какимъ нибудь чувствомъ? Нельзя сказать. Природа подлежитъ нашимъ 5 чувствамъ, а чувства, какъ: отчаяніе, любовь, восторгъ и т. д. и ихъ оттѣнки, не только не подлежать нашимъ 5 ч[увствамъ], но даже не подлеж[атъ] и разсудку. Музыка имѣетъ даже передъ поэзіей то преимущество, что подражаніе чувствамъ музыки полнѣе подраж[анія] [240]поэзіи, но не имѣетъ той ясности, кот[орая] состав[ляетъ] принадлежность поэзіи.

Свобода состоитъ въ отсутствіи принужденія дѣлать зло; ежели такимъ образомъ понимать Св[ободу], то понятно, что она имѣетъ это качество. — Совершенной своб[оды] нѣтъ, но болѣе или менѣе происходитъ отъ б[ольшей] или м[еньшей] власти и искушенія въ обратномъ отношеніи.

Я допускаю власть рока[1083] только въ томъ, что не имѣетъ отношенія къ добру и злу (внутреннему). — Никакое положеніе человѣка не можетъ заставить быть добрымъ или злымъ.[1084]

— Властью рока я[1085] выра[жаю?] — чему быть, тому не миновать,[1086] и — «да будет Воля Твоя». —

Всѣ атомы имѣютъ сферическую форму и обращаются вокругъ своей оси. — Законъ тяготѣнія есть законъ — центробѣжной и центростремительной силы. — Чувство осязанія происходитъ отъ тренія обращающихся атомовъ. — Осязаніе было бы даже тогда, если бы не было давленія. — Чѣмъ меньше давленіе, тѣмъ яснѣе чувство осязанія. —

22 Декабря 1851. Видѣлъ странный сонъ о Митинькѣ. 21 Декабря того же года въ 12 часовъ ночи мнѣ было что то, въ родѣ откровенія. — Мнѣ ясно было[1087] существованіе души, безсмертіе ея — (вѣчность) — двойственность нашего существованія и сущность воли. — Свобода сравнительна, въ отношеніи матеріи человѣкъ свободенъ, въ отношеніи Бога нѣтъ. —

Нынче 22 Декабря меня разбудилъ страшный сонъ — трупъ Митиньки. Это былъ одинъ изъ тѣхъ сновъ, кот[ор]ые не забываются. — Неужели это что нибудь значитъ? Я много плакалъ послѣ. — Чувства вѣрнѣе воснѣ, чѣмъ на яву. — Ложное разсужденіе возбуждаетъ поэтическое чувство.

1852. Генваря 2. — Когда я искалъ счастія, я впадалъ въ пороки; когда я понялъ, что достаточно въ этой жизни быть только не несчастнымъ, то меньше стало порочныхъ [241]искушеній[1088] на моемъ пути — и я убѣжденъ, что можно быть добродѣтельнымъ и не несчастливымъ. —

Когда я искалъ удовольствія, оно бѣжало отъ меня, а я впадалъ въ тяжелое положеніе скуки — состояніе, изъ котораго можно перейдти ко всему — хорошему и дурному; и скорѣе къ послѣднему. — Теперь, когда я только стараюсь избѣгать скуки, я во всемъ нахожу удовольствіе.

Чтобы[1089] быть счастливу, нужно избѣгать несчастій, чтобы было весело, нужно избѣгать скуки.

Tout vient à point à celui qui sait attendre.[1090]

Платонъ говорить, что добродѣтель составляютъ 3 качества: справедливость, умѣренность и храбрость. — Справедливость есть, мнѣ кажется, моральная умѣренность. — Слѣдовать въ физическомъ мірѣ правилу — ничего лишняго — будетъ умѣренность, въ моральномъ — справедливость. — 3-ье качество Платона есть только средство сообразоваться съ правиломъ — ничего лишняго — Сила.

У всѣхъ молодыхъ людей есть время, въ к[отор]ое они не имѣютъ никакихъ твердыхъ понятій о вѣщахъ — правилъ, и составляютъ какъ то, такъ и другое. Въ это время обыкновенно они чуждаются интересовъ практическихъ и живутъ въ мірѣ моральномъ. — Эту переходную эпоху я называю — юность. — У иныхъ людей юность продолжается больше, у другихъ меньше. Даже есть люди, к[отор]ые всегда остаются юны, a другіе, к[отор]ые не были юными. Отчего зависитъ продолжительность этой эпохи? Казалось бы, такъ какъ, я сказалъ, въ это время м[олодые] л[юди] занимаются составленіемъ твердыхъ понятій о вѣщахъ и правилъ, то чѣмъ умнѣе м[олодой] ч[еловѣкъ], тѣмъ скорѣе должна пройдти эта эпоха: онъ составитъ себѣ правила и будетъ жить по нимъ. Но въ действительности, совершенно напротивъ. — Практическая сторона жизни, чѣмъ да[льше] мы подвигаемся въ ней, больше и больше[1091] требуетъ нашего вниманія; но чѣмъ больше имѣетъ человѣкъ наклонности къ размышленію (и поэтому находитъ въ [242]немъ[1092] наслажденіе моральное), тѣмъ больше старается онъ удалить отъ себя срокъ этого перехода; а чтобы составить вѣрныя понятія о вѣщахъ и вѣрныя правила для жизни, недостаточно цѣлаго вѣка размышленія; хотя онъ на пути этомъ и идетъ впередъ, но необходимость требуетъ перестать составлять правила, но дѣйствовать по какимъ бы то ни было уже составленнымъ. — Поэтому всѣ мы, входя въ практическую жизнь, начинаемъ дѣйствовать, основываясь на тѣхъ несовершенныхъ и недоконченныхъ правилахъ и понятіяхъ, на к[отор]ыхъ застала насъ необходимость. — Продолжительность этаго періода доказываетъ умъ, но не способствуетъ успѣхамъ въ практической жизни. — Легче дѣйствовать на основаніи простыхъ, несложныхъ и хотя и невѣрныхъ, но согласныхъ между собой правилъ, к[отор]ыя я принялъ, не разбирая ихъ, чѣмъ на основаніи правилъ, к[оторыя] можетъ быть и вѣрны, но недостаточно объяснены и приведены къ единству. Отъ этаго и успѣваютъ въ свѣтѣ дураки больше, чѣмъ люди умные. —

Два замѣчанія для писателя[1093] belles-lettres. — Тѣнь,[1094] ежели и ложится на водѣ, то очень рѣдко ее можно видѣть, и когда видишь, то она нисколько не поражаетъ.

Всякій писатель для своего сочиненія имѣетъ въ виду особенный разрядъ идеальныхъ читателей. — Нужно ясно опредѣлить себѣ требованія этихъ ид[еальныхъ] чит[ателей], и ежели въ дѣйств[ительности] есть хотя во всемъ мірѣ 2 такихъ читателя — писать только для нихъ. Описывая типы или пейзажи, необыкновенныя для большинства читателей — никогда не выпускать изъ виду типы и пейзажи — обыкновенныя — взять ихъ за основаніе и, сравнивая съ ними необ[ыкновенны]е, описывать ихъ. —

————


Примечания

  1. [Малые причины производят большие действия.]
  2. Зачеркнуто: ⟨Я совершенно согласенъ съ Руссо, что ну⟩ ⟨Какъ полезно бываетъ для человѣка уединеніе!⟩
  3. Зачеркнуто: равно морально но слово: равно потом восстановлено.
  4. Зачеркнуто: порочномъ
  5. Сноска Толстого в подлиннике, перечеркнутая крестом: По моему мнѣнію не существуетъ такихъ обществъ, въ которыхъ бы существовало болѣе добра, чѣмъ зла. —
  6. Зачеркнуто: физически полезна. Перед словом: как зачеркнуто: также
  7. Зачеркнуто: ему
  8. Зачеркнуто: же
  9. Зачеркнуто: я
  10. Зачеркнуто: какъ
  11. Зачеркнуто: будетъ частью всего цѣлаго
  12. Начиная со слов: съ первенствующею способностью человѣка — на полях фигурная скобка, и написано: фразы
  13. Зачеркнуто: первой главе
  14. [Религия христианская научает нас взаимно делать друг другу добро, сколько каждый в силах.]
  15. [Желание всякого честного человека в государстве состоит или будет состоять в том, чтобы видеть всё отечество свое на самой вышней степени благополучия, славы, блаженства и спокойствия.]
  16. Зачеркнуто: оправдывается только тѣмъ, что Екатерина
  17. Зачеркнуто: понятіе
  18. Переправлено из: славы
  19. Переправлено из: недостойный желанія
  20. Зачеркнуты и восстановлены последние три слова.
  21. Зачеркнуто: что
  22. Переправлено из: онъ
  23. [Другая причина та, что лучше повиноваться законам под одним господином, нежели угождать многим.] На полях против этого места написано: почему?
  24. [Намерение и цель самодержавных правлений есть слава граждан, государства и государя.]
  25. [о безопасности постановлений государственных]
  26. [О состоянии всех в государстве живущих]
  27. Зачеркнуто: то
  28. Зачеркнуто: сейча гово
  29. Зачеркнуто: Вообще я замѣчаю, что этотъ по
  30. Зачеркнуто: назва
  31. Зачеркнуто: этимъ
  32. Зачеркнуто: гдѣ
  33. Зачеркнуто: софизмъ совершенно ложный имянно
  34. Зачеркнуто: Развѣ, нарушивши законъ, я не имѣю права действовать по закону? Но вѣдь за этимъ она представляетъ понятіе свободы, которымъ оправдывается первое предложеніе
  35. Зачеркнуто: говоритъ она unum quemque eorum
  36. [Политическая свобода в гражданах есть спокойствие духа, происходящее из убеждения, что каждый из них пользуется своею безопасностью; и чтобы люди имели эту свободу, законы должны быть таковы, чтобы граждане не боялись друг друга, но чтобы все боялись силы законов]
  37. [Для нерушимого сохранения законов надлежит законам быть столь хорошими и в такой мере обладать всеми средствами для достижения возможного для людей величайшего блага, чтобы всякий, оказывая им повиновение, пребывал неизменно в убеждении, что ему для собственной его пользы изо всех сил следует добиваться того, чтобы этих законов никто не смел колебать и тем более нарушать.]
  38. Зачеркнуто: Особенно понравилось мнѣ ее опредѣленіе
  39. Переправлено из: обычаевъ.
  40. Зачеркнуто: однаго
  41. [Словом сказать: всякое наказание, которое не по необходимости налагается, есть тираническое.]
  42. Переправлено из: стремиться
  43. [О законах в частности.]
  44. [Законы, не сохраняющие меру в добре, бывают причиною, что отсюда рождается безмерное зло.]
  45. Переправлено из: не
  46. Зачеркнуто: они были волею
  47. Esprit des lois, livre II [О духе законов, книга II.] Сноска Толстого.
  48. Зачеркнуто: были
  49. Зачеркнуто: были
  50. Зачеркнуто: 4 класса
  51. Этотъ родъ преступленій не существуетъ. Сноска Толстого.
  52. Зачеркнуто: пр
  53. Зачеркнуто: Он
  54. Зачеркнуто: говоря
  55. Зачеркнуто: большею частью
  56. Зачеркнуто: удержать правительство
  57. Зачеркнуто: жизнь члена своего
  58. Зачеркнуто: преступленіяхъ
  59. Зачеркнуто: сдѣл
  60. Переправлено из: для того, чтобы
  61. Зачеркнуто: хочетъ
  62. Судьи могутъ рѣшать дѣла неправильно. — — — Сноска Толстого.
  63. Зачеркнуто: говоря о
  64. Против места со слов: иногда дурно до слов: что проходит на полях написано: Отъ чего дѣла иногда защищаются дурно, иногда хорошо.
  65. Зачеркнуто: томъ
  66. Переправлено из: трудности сопряженной
  67. Зачеркнуто: каждаго
  68. Зачеркнуто: или
  69. Зачеркнуто: свои
  70. Зачеркнуто: въ
  71. Зачеркнуто: семей
  72. Зачеркнуто: онъ
  73. Зачеркнуто: его искать
  74. Описка вместо: наказаніи
  75. В подлиннике и ошибочно написано дважды.
  76. Переправлено из: одному и зачеркнуто слово: Монарху
  77. Зачеркнуто: единодер
  78. Зачеркнуто: разсма
  79. Зачеркнуто: о
  80. Зачеркнуто: Монархомъ
  81. Зачеркнуто: гражданина, потом поверх написано и снова зачеркнуто: преступника
  82. Зачеркнуто: обвин
  83. Зачеркнуто: Она сама
  84. Зачеркнуто: имѣетъ какую нибудь
  85. Переправлено из: вину
  86. Зачеркнуто: ни
  87. Зачеркнуто: этого
  88. Переправлено из: виновныхъ
  89. Зачеркнуто: видѣли себя
  90. Слово: свою в подлиннике ошибочно написано дважды.
  91. Зачеркнуто: можетъ
  92. Зачеркнуто: т. е. употреб
  93. [Имоверность свидетеля бывает тем меньше, чем преступление более тяжко и обстоятельства менее вероятны]
  94. Зачеркнуто: Екатер въ
  95. Зачеркнуто: что
  96. [Хотя законы и не могут наказывать намерения или предположения, однако нельзя сказать, чтоб действие, которым начинается преступление и которое изъявляет волю, стремящуюся произвести самим делом это преступление, не заслуживало наказания, хотя меньшего, нежели какое установлено за преступление уже исполненное.]
  97. Переправлено из: къ
  98. Ежели мы возьмемъ во вниманіе степень преступности воли и подъ какими обстоятельствами она действовала. — Сноска Толстого.
  99. Зачеркнуто: высше несправедливо
  100. Зачеркнуто: Зам
  101. Зачеркнуто: о томъ
  102. Зачеркнуто: эжели
  103. Зачеркнуто: ибо
  104. Зачеркнуто: за вину
  105. Зачеркнуто: мнѣ кажется, что я
  106. Зачеркнуто: высше несправедливо
  107. Зачеркнуто: непремѣнно
  108. Зачеркнуто: когда чи
  109. Зачеркнуто: очень вѣрно
  110. Зачеркнуто: тогда
  111. Зачеркнуто: люди не будутъ совершать преступленій
  112. Зачеркнуто: нака преступленiй
  113. Зачеркнуто: она говоритъ
  114. Зачеркнуто: такого рода преступл
  115. Отъ этаго то законодательства всѣхъ Г[осударст]въ мы видимъ наполненными несправед[ливостями]. Сноска Толстого.
  116. Зачеркнуто: сдѣлать
  117. Переправлено из: могутъ
  118. Переправлено из: могъ бы дальше зачеркнуто: ска
  119. Зачеркнуто: какъ бы
  120. В подлиннике: произведенными
  121. Зачеркнуто: есть
  122. [Принцип монархического правления есть честь.]
  123. Зачеркнуто: ввозъ и вывозъ
  124. Зачеркнуто: про
  125. [Хотите ли предупредить преступления? Сделайте, чтоб законы благодетельствовали не столько различным разрядам граждан, как особо всякому гражданину.]
  126. Зачеркнуто: не
  127. Зачеркнуто: до ихъ
  128. Зачеркнуто: жителямъ
  129. Переправлено из: онымъ
  130. Зачеркнуто: который
  131. Переправлено из: это
  132. Зачеркнуто: по
  133. Зачеркнуто: и вслѣдствіе его
  134. Слова: 25 Марта написаны на полях. Абзац редактора.